Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки

Самые смешные истории за 2024 год!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

ДРУГИЕ.
Я был студентом 5 курса, когда познакомился со своей будущей женой. Наше знакомство случилось на тренировках по спортивным бальным танцам. Аня была подругой моей партнерши и пришла посмотреть, как мы тренируемся. Она наблюдала за нами в щель приоткрытой двери зала, и я выпендривался, как мог). Заглянув в ее синие глаза, я понял, что пропал. Пропал навсегда. Отношения развивались стремительно, мы виделись ежедневно. Если я не видел ее хотя бы сутки, тело гудело как улей, все валилось из рук, медленно, но верно накрывала паника. И я мчался к автомату звонить, звонить, звонить…
Вскоре Анита познакомила меня со своими родителями. Чудесные, дружные и радушные люди приняли меня сразу, весело рассказывая историю своей семьи, показывая фотографии маленькой дочери и ее старшего брата. Интересная пара. Он – темноволосый, коренастый, серьезный, с испытующим взглядом исподлобья, она – жизнерадостная хохотушка, настоящая блондинка с синими-синими глазами (в точности как у Аниты).
Незаметно для себя я стал бывать у них дома каждые выходные, засиживаясь на кухне за чашкой чая.
В тот день я тоже сидел у них на кухне, когда позвонил в дверь сосед. Одновременно с дверным звонком над проемом зажглась дополнительная лампочка. Сосед попросил сигарет и свалил.
- Слушай, а зачем у вас зажигается лампа во время звонка? Так же делают в домах глухих, – спросил я и по-идиотски заржал.
Аня в это время как раз доставала печенье из духовки, спиной ко мне. Повернувшись, она лучезарно улыбнулась:
- Так они у меня глухие.
Я уронил вилку.
- Как? Совсем?? Оба???
- Да.
Я лихорадочно стал вспоминать все эпизоды наших встреч, начиная с момента знакомства. Ничего. НИЧЕГО не могло даже навести меня на мысль, что с ними что-то не так!!! Я был в шоке...
У каждого из них была своя грустная история. Мои будущие тесть и теща родились абсолютно здоровыми людьми. Они потеряли слух в 14 и в 15 лет. Тестя в 14 лет избила дворовая шпана. Отморозки били ногами в голову, долго, прицельно, прямыми ударами. «Травмы, не совместимые с жизнью» - говорил хирург. Но парень выкарабкался. Однако слух восстановить не удалось, тонкий аппарат был разнесен в пыль.
Теща в 15 лет перенесла двухсторонний отит, который не был своевременно диагностирован и пролечен. Она не любит вспоминать тот день. Но как-то однажды рассказала мне: «Я открыла глаза и было так непривычно тихо. Ни пения птиц, ни лая собак, ни звука шагов. Словно накрыта подушкой…». Понимание того, что это теперь навсегда приходило долго и тяжело.
Я стал смотреть на них иначе. Я вдруг осознал, что они знают ответ еще до того, как я заканчивал объяснения. Они читают по лицам. Их не обмануть.
Они любили друг друга трогательной беззаветной любовью. Каждый из них был высококлассным профессионалом в своей области. Они вырастили двоих здоровых детей, с идеальной дикцией (попробуй научить малыша говорить, если не слышишь!).
В тот мрачный день, в больнице, у меня на руках умерла моя мама. Я должен был заехать к теще, помочь забрать какие-то вещи. Теща всегда спрашивала: «Как мама?». Поднимаясь в лифте, я надел беззаботную маску, резко выдохнул воздух и позвонил в дверь. Теща открыла дверь и вдруг замахала руками, словно пытаясь стереть изображение моего лица. Ей уже не надо было спрашивать «Как мама?». Трындец… От них ничего не скроешь…
Я как-то спросил у Ани:
- Слушай, а твои родители ругаются когда-нибудь?
- Нууу.. бывает.
- И как?
- Тапками кидаются)).
Спускаясь в метро на эскалаторе, я иногда встречаю людей, которые разговаривают жестами. И я всегда улыбаюсь, вспоминая тестя с тещей – уникальных людей, научивших меня многому.
О технических специалистах.

У нас недостаток технических специалистов хорошей квалификации (то есть с опытом и талантом), готовых работать за гроши.

То есть готовых работать за гроши — но имеющих квалификацию нижу плинтуса, навалом. Они никому не нужны и задаром.

И специалистов хорошей квалификации тоже всё еще есть некоторое количество. Но они at mass хотят хороших денег — и потому тоже как бы нафиг не нужны в большинстве мест.

Всем нужны «космонавты за три копейки». А их нет.

Дело в том, что после развала СССР такие «космонавты за три копейки» были, и в количестве, которое обеспечивало не только закрытие позиций, но и даже избыток. «Эффективные манагеры» к этой ситуации привыкли — а теперь ситуация поменялась, старики ушли на пенсию, а люди среднего возраста не видят смысла «запускать ракеты» за три копейки для манагеров, трахающих валютных шлюх в куршавеле.

Фактически произошел инженерный саботаж — грамотные люди ушли с работы, требовавшей их высокой квалификации, и занялись всякой ширпотребской хренотой, дающей денег даже поболее, чем им платили на тех прежних местах, но требующей гораздо меньшего напряжения мозгов.

Уровень озлобления инженерных кадров высшей квалификации по отношению к работодателям достиг просто какого-то эпического накала. Вопрос уже не в том, сколько такому человеку надо для безбедной жизни — неа, он хочет таких денег, которые бы показали УВАЖЕНИЕ к его уровню. То есть таких сумм, которые бы заставили манагеров скрежетать зубами от жадности.

Принцип простой: не хотите платить столько? Ну и делайте нанорулезы сами, а я и халтурами перебьюсь — зато буду знать, что на вас хрен положил, и ваше предприятие пусть скатится в жопу и сдохнет, и вы будете банкротами, и работяги ваши на улицу вылетят, и когда-нибудь они вас подвесят за закрытый завод на фонарь, и Бентли ваш сожгут, и семейку вашу поимеют.

Вот так это и движется — бизнесмены-манагеры всё еще надеются, что «кадры» оголодают и прибегут на жабскую зарплату, а «кадры» как ушли массово в 2008 году, так и заимаются хренотой, теряют квалификацию, но никуда не прибегают. Это прекрасно видно по динамике вакансий и резюме на квалифицированные позиции и по зарплатным уровням, выставляемым на вакансии и вписываемым в резюме.

Либеральная часть правительства — всё еще думает, что проблему можно решить при помощи ВУЗов. У них в голове не укладывается, что выпускники ВУЗов не могут закрыть высокие позиции — их уже некому учить на производстве, и никто их не будет учить — специалист не хочет их учить, чтобы не создавать себе конкурента, а «эффективный манагер» не желает годами платить зарплату бесполезному полуфабрикату в ожидании, пока тот поднимет квалификацию и получит опыт. Да и нафиг ему специалист через годы — ему надо здесь и сию минуту, а через пару лет уже, может, и предприятия не будет, и он сам будет в другом месте.

©Axel.Razenklein
Почему академик Гельфанд не учился в 10-м классе и никогда не был студентом

Израиль Гельфанд (1913-2009) — один из величайших математиков XX века, автор множества теоретических работ и прикладных исследований с применением математического метода в области физики, сейсмологии, биологии, нейрофизиологии, медицины. Родился в украинской деревне Окны. Окончив всего девять классов школы, не получив высшее образование, поступил в аспирантуру механико-математического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и уже в двадцать семь лет стал доктором наук, а в сорок — членом-корреспондентом Академии наук СССР. Гельфанд — лауреат многочисленных отечественных и международных премий; почетный доктор семи иностранных университетов, включая Гарвард и Оксфорд; почетный иностранный член Американской академии искусств и наук.

Когда Израиль Гельфанд окончил девятый класс школы в небольшом местечке под Одессой, учитель математики сказал ему: «Изя, дорогой, я больше ничему тебя не смогу научить. Езжай в Москву, найди там МГУ, а в МГУ — мехмат. Учись дальше, и ты станешь великим математиком!»

На механико-математическом факультете МГУ девятиклассник дошел только до секретаря деканата.

— Молодой человек, где ваш диплом об окончании средней школы? — возмутился секретарь. — Ах, у вас его еще нет! Тогда езжайте к себе назад на Украину и приходите через год, с дипломом!

Но вернуться домой Гельфанд уже не мог — так запали в душу слова учителя о великом будущем. Он решил остаться в Москве, и чтобы заработать на жизнь, устроился гардеробщиком в Ленинскую библиотеку — все как-то ближе к книгам.

Однажды его заметил там за чтением монографии по высшей математике молодой, но уже знаменитый математик Андрей Николаевич Колмогоров.

(Андрей Колмогоров (1903-1987) — советский математик, академик, почетный член нескольких западных академий наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, один из создателей современной теории вероятностей. Написал ряд важных работ по истории и философии математики. Был научным руководителем Израиля Гельфанда и не раз говорил про своего ученика: «Общаясь с Гельфандом, я ощущал присутствие высшего разума».)

— Мальчик! Зачем ты держишь в руках эту книгу? — спросил ученый. — Ведь ты не понимаешь в ней ни строчки.
— Я извиняюсь, товарищ профессор, но вы не правы! — парировал Израиль.
— Не прав? Тогда вот тебе три задачки — попробуй решить хотя бы одну до моего возвращения. У тебя есть два часа!

Колмогоров пробыл в библиотеке дольше, чем рассчитывал, и, вернувшись за пальто, отдал номерок другому гардеробщику, совершенно забыв о поручении юному Гельфанду. Уже на выходе из вестибюля он услышал позади робкий оклик:

— Товарищ профессор! Я их решил...

Андрей Николаевич вернулся, взял у Гельфанда исписанные торопливым почерком листки, выдранные из школьной тетради, и с изумлением обнаружил, что все задачи решены, причем последняя, самая трудная — необычайно изящным и неизвестным ему способом.

— Тебе кто-то помог? — не мог поверить профессор.
— Я извиняюсь, но я решил все сам!
— Ты сделал это сам?!! Тогда вот тебе еще три задачки. Если решишь две из них, возьму на мехмат к себе в аспирантуру. У тебя на все про все четыре дня.

На пятые сутки Колмогоров появился в гардеробе Ленинки и направился прямиком к тому сектору, который обслуживал Израиль Гельфанд.

— Ну как дела? — полюбопытствовал профессор.
— Мне кажется, я их решил... — мальчик протянул математику листы с задачами.

Колмогоров погрузился в чтение. Изучив листки, ученый поднял голову, внимательно посмотрел Изе в глаза и сказал:

— Извините меня, пожалуйста, за сомнения в авторстве решений тех первых задач. Теперь я вижу, что вам никто не помогал. Дело в том, что ни в этой библиотеке, ни за ее пределами вам никто не мог подсказать решение нынешней третьей задачи: до сегодняшнего дня математики считали ее неразрешимой! Одевайтесь, я познакомлю вас с ректором МГУ.

Они застали ректора в его кабинете на Моховой. Тот сидел за столом, заваленным бумагами, и что-то напряженно писал. Ректор лишь мельком взглянул на вошедших:

— Андрей Николаевич! Мне надо срочно дописать документ, а вы врываетесь ко мне с каким-то мальчишкой!
— Простите великодушно, но это не мальчишка, а Израиль Моисеевич Гельфанд, гениальный математик, — уверенно представил Изю ректору первого университета страны Колмогоров. — Он любезно согласился пойти ко мне в аспирантуру. Прошу вас распорядиться.

Вот почему так случилось, что академик Гельфанд никогда не учился в 10-м классе и никогда не был студентом.
Просто так 39 (мимоза).
Анафема.
1. Подошла жена и показала очередное собачье видео, на котором немецкая овчарка бегала за "апортом". На моё: "И чё? Любой трёхмесячный щенок, если он или его хозяин не клинические идиоты, делает это легко и непринуждённо".
Родная посмотрела с укором: "Значит не узнал? Это же Анафема!".
2. Родная, занимаясь собаками всю свою жизнь, приобрела привычку: не забывать о отданных на сторону и отслеживать их судьбу, что-бы время от времени влиять на хозяев, если те вдруг допускают ошибки в их воспитании и содержании.
Ей часто звонят люди, приобретавшие у нас себе верного друга или их друзья, или друзья друзей, или знакомые и знакомые знакомых, а иногда и совершенно постороние, которые: "Слышали, что вы в собаках разбираетесь. А вот не подскажете ....".
Все обратившиеся с проблемой всегда получают добрый совет и помощь, но как показала жизнь, чаще всего большинство всё равно всё делают по своему и так, как посчитают нужным. Ну да и фиг с ними, нам только будет лишний доход, когда собака подрастёт и "сядет на голову" нерадивым владельцам. Тогда те приезжают со своими питомцами сами и за отдельные деньги проходят полный курс дессировки и послушания (собак конечно, хотя некоторым владельцам тоже пошло бы на пользу).
3. Два года назад, у нас был на раздаче очередной помёт немецких овчарок. Щенки выращенные на домашнем твороге, наваристой каше и мясе, были чудо как хороши и разлетелись по новым хозяевам в течении недели.
Прошло около месяца, все "дети" были здоровы и счастливы, а многие уже научились "терпеть" и "подавать лапу". Только с одним щеночком было что-то не так, он был малоактивен и крайне неуклюж. К примеру мог, когда его позовут, наткнуться по дороге на стул или запнуться о лежащую на полу игрушку.
Проверенные годами советы по рациону и воспитанию не помогали, и тогда мы порекомендовали владельцам "тормоза", показать щенка ветеринару. Они последовали нашему совету, а после позвонили и сообщили убитым голосом страшное: на приёме у врача выяснилось что щен слеп от рождения.
Усыплять ребёнка и взять за него уплаченное, хозяева "дефективного" отказались наотрез и согласились только на то, что мы заберём его к себе, а им отдадим щенка из другого помёта и обязательно от той же собаки. Забегая вперёд скажу, что они не прогадали. Через год Кассандра, мать Анафемы, всех очень удивила, выдав "на гора" помёт совершенно голубых щенков (цвет, не ориентация), похожих своим окрасом на голубую норку, только значительно ярче.
Что делать с инвалидом мы долго не могли решить и, как обычно у нас бывает в ситуациях когда нет очевидного решения, мы на проблему просто "забили".
Прошёл месяц и "вдруг" собачка освоилась. Видимо за прошедшее время хорошо изучила двор с окрестностями и понять что она ничего не видит, можно было только по косвенным признакам. Могла, к примеру, наткнуться на оставленное не на месте ведро, а так по большому счёту, ничем от всей остальной стаи и не отличалась.
4. Когда Анафеме было около четырёх месяцев, родила ещё одна моя сука и когда щенки подросли, она стала им чем-то вроде старшей сестры. Весь день табун под её предводительством, радостно погавкивая, носился по территории. Как и любые дети проказничал, вытворял немыслимое и отжигал, как будто в последний раз. Фима в этих "олимпийских играх" от всех остальных не отставала и с явным удовольствием проживала второе детство, а когда случалось приезжать за щенком очередному покупателю, за компанию со всеми подбегала с ним познакомиться.
5. За третьим из помёта приехал какой-то суровый и молчаливый мужик. На все вопросы он отвечал односложно, был немногословен и со стороны казалось, что ему трудно и непривычно говорить.
Познакомившись со всеми щенками, он спросил про Анафему: "Эту тоже продаёте?".
Жена ответила что нет и начав объяснять причину, по которой этот щенок остался у нас навсегда, повернулась к нему спиной показывая рукой на родившую Фиму суку.
Суровый ненадолго завис, а потом легко тронул её за плечо. Когда она в недоумении и негодовании обернулась, то показал себе на уши и сообщил что он глухой и может "слышать" собеседника только читая по губам.
Тогда сразу многое стало понятно, а я вспомнил, что жена когда с ним общалась, никак не могла понять и долго возмущалась, почему этот человек ни разу не позвонил, а задавал вопросы только по WhatsApp.
Дальше случилось неожиданное, Суровый попросил продать ему Фиму. На наше: "А нахрена? Вот же отличные, здоровые и жизнерадостные щенки. Зачем вам этот "геморрой"? Через неделю поймёте что ошиблись, погорячились и вернёте собаку назад! Подумайте ещё!".
Но мужик был непреклонен и заявил, что без этой собаки он не уедет. Считает, что вместе с новым другом они будут вполне полноценной человеческой единицей, не надо за них переживать и что всё будет хорошо. Мы были удивлены и озадачены, но согласились с условием, что если что-то пойдёт не так, то он сразу вернёт псину на родину. Потом попытались убедить его забрать собаку бесплатно, но он опять проявил упорство и сказал, что если не отдаст за нового друга все положенное, то счастья им не будет.
Надо отдать ему должное, два-три раза в месяц он писал нам о том, как всё у них с Анафемой складывается. Если случались проблемы, то всегда просил совета и делился своими успехами и неудачами. Спустя с полгода надобность в нашем участии сошла на нет и Суровый с Анафемой исчезли из нашей жизни, но как сегодня выяснилось не навсегда.
Ещё раз пересмотрев видео, я убедился в том что это действительно Суровый и Анафема. Не знай я всей подоплёки, то никогда бы не догадался, что в салочки, догонялки и принеси вон то бревно: играют не обычные человек и собака, а слепая и глухой.
6. В своё время я читал, что люди или другая скотинка, потеряв одно или несколько чувств. С течением времени настолько обостряют оставшиеся, что посторонему взгляду и невдомёк, что перед ними кто-то ущербный. Слепые читают кончиками пальцев, глухие читают по губам, потерявшие конечности выигрывают соревнования.
А если вспомнить таких титанов духа, как: Стивен Хокинг, Стиви Уандер, Кристи Браун, Хелен Келлер, Марк Гоффени и многие другие, то поневоле задумаешься: "А кто тут собственно инвалид? Масса гопников, алкашей, наркоманов или эти, сделавшие невозможное возможным люди?".
7. Случалось и раньше устраивать жизнь, казалось бы безнадёжным "пациентам": https://www.anekdot.ru/id/1399086/. И всё равно, каждое такое событие приравнивалось нами к почти чуду. Каждый раз казалось, что это просто стечение обстоятельств и такое больше никогда не повторится. А вот ничего подобного, жизнь не устаёт преподносить всё новые и новые сюрпризы, в очередной раз удивляя своей непредсказуемостью. Снова и снова, снова и снова.
Почему Суровый остановил свой выбор на слепом щенке? Может быть обделённые люди просто острее чувствуют чужую боль и могут разделить её так, как нам здоровым и полноценным не суметь никогда? Я не знаю ответа на этот вопрос, но рад и доволен, тем что два одиночества встретились, нашли и дополнили друг друга. Пусть у них всё сложится и будет хорошо. Удачи вам ребята и будьте счастливы вместе.
Владимир.
05.04.2024.
Нaша семья выжила только благодаря бабушке Шарлоте – папиной мaме...

Она была немкой по происхождению, и потому прививала нам желeзную дисциплину. В первую, самую страшную зиму 1941–1942 годов ленинградцам выдавалось по 125 граммов хлеба – этот мaленький кусочек надо было растянуть на весь день. Некоторые сразу съeдали суточную норму и вскоре умирали от голода, потому что есть больше было нечего.

Поэтому бабушка весь контроль над нашим питанием взяла в свои руки. Она получала по карточкам хлеб на всю семью, складывала его в шкаф с массивной дверцей, запирала на ключ и строго по часам выдавала по крошечному кусочку.

У меня до сих пор часто стоит перед глазами картинка: я, маленькая, сижу перед шкафом и умоляю стрелку часов двигаться быстрее –настолько хотелось кушать… Вот так бабушкина педантичность спасла нас.

Понимаете, многие были не готовы к тому, с чем пришлось встретиться.

Помню, когда осенью 1941 года к нам зашла соседка и попросила в долг ложечку манки для своего больного ребёнка, бабушка без всяких одолжений отсыпала ей небольшую горсточку. Потому что никто даже не представлял, что ждёт нас впереди. Все были уверены, что блокада – это ненадолго и что Красная армия скоро прорвёт окружение.

Да, многие погибли от обморожения. Потому у нас в квартире постоянно горела буржуйка. А угли из неё мы бросали в самовар, чтобы всегда наготове был кипяток – чай мы пили беспрерывно. Правда, делали его из корицы, потому что настоящего чая достать уже было невозможно. Ещё бабушка нам выдавала то несколько гвоздичек, то щепотку лимонной кислоты, то ложечку соды, которую нужно было растворить в кипятке и так получалось «ситро» – такое вот блокадное лакомство.

Другим роскошным блюдом был студень из столярного клея, в который мы добавляли горчицу…

Ещё настоящим праздником становилась возможность помыться. Воды не было, поэтому мы разгребали снег – верхний, грязный, слой отбрасывали подальше, а нижний собирали в вёдра и несли домой. Там он оттаивал, бабушка его кипятила и мыла нас. Делала она это довольно регулярно, поскольку во время голода особенно опасно себя запустить. Это первый шаг к отчаянию и гибели.

Во вторую зиму с продуктами действительно стало легче, потому что наконец наладили их доставку в город с «Большой земли». Но лично мне было тяжелее, потому что любимой бабушки уже не было рядом. Её, как потомственную немку, выслали из Ленинграда куда-то в Сибирь или в Казахстан. В эшелоне она умерла... Ей было всего лишь 68 лет. Я говорю «всего лишь», поскольку сейчас я значительно старше её.

Меня тоже могли выслать из города, но родители к тому времени смогли записать меня как русскую и потому я осталась.

…На сборный пункт бабушку ходила провожать моя мама. Там перед посадкой в эшелон на платформе стояли огромные котлы, в которых варили макароны. Бабушка отломала кусок от своей пайки и передала нам. В тот же день мы сварили из них суп. Это последнее, что я помню о бабушке. Вскоре после этого я заболела. И мама, боясь оставить меня в квартире одну, несколько дней не выходила на работу на свой гильзовый завод, за что была уволена и осталась без продуктовых карточек.

– Мы бы действительно умерли с голоду, но случилось чудо. Когда-то очень давно мама выкормила чужого мальчика – у его мамы не было молока. Во время блокады этот человек работал в горздраве, как-то нашёл маму и помог ей устроиться бухгалтером в ясли. Заодно туда определили и меня, хотя мне тогда уже было почти восемь лет. Когда приходила проверка, меня прятали в лазарет и закутывали в одеяло. Я, конечно, говорю внукам, но им трудно это понять, как и любому человеку, не убедившемуся лично, какая это трагедия - война....

Прошло столько лет, но эхо блокады продолжает звучать во мне. Например, я не могу видеть, если в тарелке что-то осталось недоеденное. Говорю внуку: «Положи себе столько, сколько сможешь съесть, лучше потом ещё добавочку возьмёшь». Он сердится – дескать, вечно бабушка лезет со своими причудами. Просто он, как нормальный человек мирного времени, не может представить, что эта крошечка хлеба может вдруг стать спасением от смерти.

Алиса Фрейндлих
О пользе математического аппарата.

В СССР была популярна тема «Наука – народному хозяйству». От фундаментальной науки требовали открытий, приносящих немедленную практическую пользу. И в рамках этой темы на кафедре ядерной физики то ли МГУ, то ли МФТИ родили идею повышать яйценоскость кур малыми дозами радиации. По теории вроде должно было работать. Доложили товарищам из ЦК КПСС, те идею одобрили и выделили птицефабрику для практического эксперимента.

Физики завезли туда свои установки (самих несушек, кажется, не облучали, добавляли понемногу изотопов в корм), подсчитали яйца на выходе и сами обалдели: выход яиц увеличился чуть ли не на 20%. Расширили эксперимент на десяток птицефабрик в разных частях страны – работает! Где-то больше, где-то меньше, но количество яиц увеличилось везде. Стали готовить внедрение по всему СССР, подали заявку на Ленинскую премию. Товарищи из ЦК пообещали, что дадут: тема важная, польза для народного хозяйства очевидна, и к тому же полностью отечественная разработка. На Западе ничего подобного не было. Кое-где пробовали, но статистически значимого результата получить не смогли.

Вот на статистике они и погорели. Физики, помимо премий, захотели еще и диссертации защитить на этой теме, а в диссертации вставить красивые графики и таблицы. Привлекли для этого коллег с кафедры математики. Может, и не привлекли, а сами достаточно хорошо владели математическим аппаратом, но мне для дальнейшего изложения удобнее разделять физиков и математиков.

Математики взяли больший массив данных – количество яиц по каждой фабрике по дням, сравнили с такими же данными за прошлый год до эксперимента, нарисовали графики и сказали: что-то у вас дисперсия неправильная. Где-то какая-то лажа в данных. Причем, судя по величине дисперсии, лажа очень существенная.

Кто в школе не прогуливал математику, следующий абзац могут пропустить, а для остальных разжую. Не очень грамотно, но как получится. Я тоже, бывало, математику прогуливал.

Куры не могут нести одинаковое количество яиц каждый день. 100 яиц на 100 кур в среднем – это, например, 92 вчера, 105 сегодня и 103 завтра. Эти колебания состоят из закономерностей (к примеру, летом куры несутся лучше, чем зимой) и случайных отклонений. Случайные отклонения тоже подчиняются своим законам – законам статистики. Грубо говоря, если нарисовать на графике 100 или больше случайных результатов, должна получиться кривая Гаусса, такой колокол с максимумом в центре и плавным снижением по краям. А если получается что-то другое, значит, величина не случайная. Отклонение результата от гауссианы – это и есть дисперсия.

В нашей истории оказалось, что после начала эксперимента стала получаться идеальная гауссиана, а вот до того было черт-те что. Дело в том, что на всех птицефабриках яйца воровали. Где-то больше, где-то меньше, где-то рядовые работники, где-то начальство, но в целом – везде. Брали, разумеется, не по яичку в день, а иногда, но помногу. А оставшиеся расписывали по дням более-менее равномерно, чтобы отчетность не вызывала подозрений. Она и не вызывала, пока математики не попытались построить по этим данным кривую Гаусса. Сымитировать вручную случайное распределение практически невозможно, даже если понимать, что это такое, и специально стараться. А работники птицефабрик не понимали. А после начала эксперимента воровать яйца они перестали, потому что боялись радиации. Или, может быть, потому, что в присутствии физиков, которые каждое яйцо записывали в свои тетрадки, это стало невозможно.

В общем, математики объяснили физикам, что количество яиц увеличилось не оттого, что облученные куры стали лучше нестись, а оттого, что прекратились хищения. Посоветовали по-тихому свернуть разработку и не позориться. А для программы «Наука – народному хозяйству» предложили другую тему. Повсеместно проверять отчетность на соответствие кривой Гаусса. Не только на птицефабриках, но и в других отраслях. Где гауссиана не получается, там наверняка воровство и приписки. Но товарищи из ЦК эту тему попросили не развивать. Не вашего, сказали, ума дело.
Однажды на соревнованиях в США я прошла взвешивание, но ко мне подошла глава комиссии и объявила о недопуске из-за несоответствия моего кимоно. К слову, до этого в нем я выступала на других чемпионатах, но на этом меня допускать не хотели. Она сказала, что даёт мне пять минут, чтобы я надела другое. А запасного у меня с собой не было, до отеля ехать полчаса, и новые кимоно рядом не продавались. Позади меня стояла моя соперница из США. Я повернулась, улыбнулась ей и пожелав удачи, собиралась уйти.

Она остановила меня и сказала: «У меня в машине лежит запасное кимоно, мой муж сейчас сбегает за ним». Ее супруг был рядом и кивнув, быстро побежал в сторону выхода и через 3 минуты стоял перед нами с чёрным кимоно в руках. Я там же переоделась и через минуту мы уже боролись с этой девушкой на татами. В тот день я стала чемпионкой своего веса и абсолютной категории. И все это благодаря ей.

Когда в конце я сказала ей, это случилось только благодаря тебе, она ответила: «Нет, это случилось потому что ты заслужила. Так поступил бы любой на моем месте». Не знаю как поступили бы другие, но она поступила именно так и это так греет меня уже долгое время. Мы до сих поддерживаем связь и общаемся. Такие прекрасные красивые моменты, которые даёт большой спорт.

Gulzhan Nakipova
К истории Вика про Тенора или мой первый концерт на публике....

История в преддверии женского праздника посвящается моей Маме!

Я с детства сколько себя помню рос на маминых песнях которых она знает множество и которые она пела мне с самого моего рождения, наверное поэтому они накрепко засели в моей памяти.
До определенного случая я не знал насколько обширны мои познания.

Лето двухтысячного года, на сборах очень сильно подрихтовали нашу внешность до такой степени, что по пути во Внуково нас проверил каждый милицейский патруль из за чего мы на десять минут опоздали на самолет.

Видок был еще тот!
Оба не маленькой комплекции, во свезенными физиономиями и сбитыми кулаками, у товарища в ухе вата и прихрамывали мы оба но на разные ноги, а еще огромные сумки.
Товарищу пробили перепонку, а мне потушил свет чел с боксерской подготовкой, который очень обиделся на два лоу кика в ногу и удар по печени.
После нокаута я испытывал странные ощущения, стал чувствовать все запахи хотя до этого страдал практически нулевым обонянием, и самое главное стал очень хорошо слышать.
Руководитель сборов сэнсэй слегка заикаясь подковырнул - Вот видишь Соломон что нокаут животворящий делает!)

Делать нечего, мы проводили глазами самолет, сдали билеты и поехали на Казанский вокзал по пути прикупив две бутылки водки.
Билеты оказались только на Владикавказский поезд, в простонародье тридцать четвертый скорый.
Обе бутылки ушли в течении часа в купе, совершенно не оказав никакого воздействия на организм, толи адреналин не выветрился толи злость из за того что вместо того чтобы уже дома париться в баньке нам еще сутки трястись в поезде.
Чтобы догнаться решили сходить в ресторан.

В ресторане было шумно!
Публика соответствующая в основном жители Владикавказа и почему то бандитской наружности, еще трое военных с дамой тоже в форме, и два пожилых аксакала которые пили Нарзан и к которым нас посадили за столик.
На нас посмотрели с уважением мы мало говорили а сразу сделали традиционный заказ в виде солянки, цыплёнка Тапака и солений с Осетинской водкой.
Говорить не хотелось совсем поэтому мы пили водку а аксакалы потягивали Нарзан.
За столиком через проход какой то парнишка который всем видом показывал что ему деньги жгут ляшку и душа требует разврата пытался прибить официантку чернявую хохотушку которая сидела с ним за столом когда не обслуживала клиентов.

За окном пролетали перелески, бутылка водки подходила к концу и тут она запела.
Не знаю обучалась ли она вокалу или нет, но пела она так что народ заслушался.
Когда она запела Окрасился месяц багрянцем и запнулась забыв куплет я на автомате продолжил петь за нее.
Песню мы допели вдвоем и даже удостоились аплодисментов от военных и одобрительных взглядов от аксакалов.
- Ну так может споем на Муромской дорожке?
- Да не вопрос!
После завершения аплодисменты были уже почти ото всех.
Эта картина поражала всех несоответствием, примерно как бы борец греко-римский носки вязал или Шекспира декламировал.
Было какое то ощущение куража, какого то вселенского караоке когда текст песен приходил прямо мне в голову, как будто кто то пел вместо меня, а я абсолютно знал все песни которые она пела. У нас с нею получился прекрасный дуэт.
Они могли немного различаться в некоторых словах и куплетах но я их точно знал до конца.

На столе появился коньяк от аксакалов после того как закончилась водка и вечер продолжился.
Дальше пошли заявки от публики.
Ко мне подошел майор пожал руку и спросил.
- Слышишь брат я из Терских казаков а ты казачью плясовую знаешь? Ну там Ойся ты Ойся?
- Шамиля?
- Сейчас сделаем!
Рассудив что поезд осетинский и чеченцев в нем нет решили слова что у чечена нос большой не менять.)
Правда в моем варианте на горе стоял Шамиль он молился Богу, а у нее стоял казак.
Потом перешли на репертуар Кубанского казачьего хора, потом она затянула песню про Коногона которого несли с пробитой головой и спели Спят курганы темные.
Я видел что задел ее за живое тем что не уступаю ей в знании репертуара и что даже могу петь песни Кубанского хора и украинские на суржике и она предложила спор.
Каждый по очереди начинает песню а другой должен продолжить.
Не знаю почему но я был уверен что не проиграю поэтому с легкостью согласился.

Победителя не оказалось, новый народ подтянулся и уже стоял в проходе, вторая официантка больше не просила ее обслуживать а носилась между столиками сама явно болея за коллегу.
Батл продолжался уже больше полутора часов, были спеты и Листья желтые и Одинокая ветка сирени что у него на окне стояла, и тут она говорит - А давай последнюю, ее ты точно не знаешь!
- А давай!
Зрители стали подбадривать нас и как мне показалось ставить ставки.
И она победно взглянув на меня затянула - Колосилась в поле рожь густаааая....
Оба-на!
А я на этой песне вырос, мне ее Мама с детства пела.
И я в ответ - Шевелились усики овса, а где то за деревнею далекой девичьи звенели голоса....
Таких аплодисментов наверное и Лещенко не слышал, аплодировали даже аксакалы!
Ну и на бис мы спели еще песен пять или шесть, концерт окончился за полночь.

Я то с детства знал что у меня слух есть, что петь я умею но что знаю столько песен наизусть помог узнать только животворящий нокаут!
Я рассказал Маме эту историю а она мне сказала что еще до моего рождения она все время пела мне песни и в тот раз это она пела вместе со мной и она гордится своим сыном.
Даже сейчас иногда ночью начинаю вспоминать слова какой то песни которые не могу вспомнить, я не лезу в интернет а звоню Маме с вопросом например - Мамуль а вот напомни последний куплет Когда я на почте служил ямщиком?
Радости Мамы нет предела, позвонил любимый сын и я чувствую ее тепло через трубку телефона и ощущаю себя маленьким мальчишкой который затаив дыхание слушает как поет Мама представляя ее молодой.
Мы можем болтать подолгу, Мама обязательно споет мне несколько народных песен или прочтет стихи и я понимаю что эти ночные беседы доставляют ей радость и придают силы.

Потом после этого я много раз пел перед зрителями в караоке но такого драйва и азарта не ощущал никогда.
Всем хорошего дня и позвоните родителям!

28. 02. 2024 г.
Вованавсегда. 1840 слов. Текст для тех, кому далеко за 40, другим "не зайдёт".
Про спасение на водах 33.
"Айдес" (мимоза).
1. Неизбежное всегда случается, рано или поздно. Подошёл срок и мои родители отъехали на ПМЖ в Вальгаллу, закончив свой путь длиною в жизнь и навсегда отрешившись от земной суеты.
Завершив все дела у нотариуса и вступив в права наследства, я решил перед отъездом заехать в родительский дом и забрать на память архив. Побродив по опустевшей квартире и собрав всё, что представляло для меня какую-либо ценность, я направился к выходу, сказав заканчивавшей уборку жене, что подожду её в машине. Через полчаса она появилась, сгибаясь под тяжестью чего-то похожего на чемодан: "Вова помоги закинуть в багажник, решила вот взять на память".
"Да ну нафиг, не может быть, это же ........".
2. Осенью 1972го года, когда мне исполнилось 7 лет, случилось чудо:
"В доме волнение, шум, удивление
Это не сказка, а быль
Где-то за городом, очень недорого
Пана купил ..... магнитофон".
Официально считалось, что это подарок мне на день рождения. Эх если бы! Для папы моя днюха была лишь предлогом, для осуществления давней мечты и железной отмазки перед мамой, за "напрасно" потраченную премию.
3. Современному ребёнку никогда не понять, что тогда значило иметь свой собственный магнитофон. Это сейчас доступна любая музыка планеты, музыка всех лет, стран, стилей и исполнителей. Любую композицию или альбом, можно в приличном качестве скачать за секунды и послушать в любое удобное время.
Тогда всё было посложней, контент скажем так был, но путь к нему был труден и тернист. Сейчас смешно вспоминать, но тогда для переписать, надо было потратить уйму времени и сил. Надо было найти то, что тебе необходимо, соединить проводами два звуковоспроизводящих устройства и долго ждать, когда "скачается" всё что ты планировал. Такие мелочи, как нужда периодически протирать спиртом или одеколоном звукозаписывающую головку магнитофона, вообще воспринимались как рутина. Однако хуже и безнадёжней всего было не это, а крайне ограниченные возможности "скачать" то что ты действительно хочешь, ведь зачастую это было то, что крайне не одобряла бдительная цензура.
Особо продвинутые записывали новинки с коротко-волновых приёмников, ловя в эфире далёкие чужие голоса, тщательно забиваемые родными советскими глушилками: "Ибо нефиг вам, советские песни самые лучшие в мире, а на западе только трэш, угар и разложение". Ещё они покупали "из под полы" за огромные деньги, "пласты" контрабандой ввезённые в СССР "из-за бугра", так тогда было принято называть дальние страны.
Те кто попроще и звёзд с неба не хватал, довольствовались, как правило, передачей "Мелодии и ритмы зарубежной эстрады" и копированием пластинок привезённых туристами из поездок по соседним соцлагерным "баракам".
4. Папа наигрался новой игрушкой и совершенно остыл к ней примерно через полгода, составив себе унылый ( мой взгляд на то время) плейлист из творчества таких музыкальных титанов, как В.Толкунова, Л.Сенчина, Нани Брегвадзе и прочих поп-идолов тогдашней эстрады.
Почти сразу после этих важных перемен, произошло две вещи. В нашем доме зазвучала другая музыка и сестра забила на учёбу, съехав на самые твёрдые в минобразе тройки. Случилось это от того, что она завела себе милую привычку "учить" уроки под нетленки М. Магомаева, Э. Хиля, В. Ободзинского и похожих друг на друга как близнецы ВИА, что не очень сказалось на её музыкальном вкусе, но сильно отразилось на успеваемости.
Для меня же не изменилось вообще ничего, просто одна беда сменила другую, а плейлист старшенькой ожидаемо разочаровал и отодвинул радости детства в прекрасное далёко.
Одно время я наивно надеялся, что сеструха поделится ресурсом, но как часто тогда бывало ошибся, магнитофон был узурпирован старшей сестрой всерьёз и надолго. Оспаривать её эксклюзивное право на владение техникой было себе дороже, т.к. будучи меня на 6 лет старше и втрое тяжелее, она со мной не церемонилась и шансов в честной драке за обладание трофеем у меня не было. Я было один раз попытался заявить решительный протест, но был спендикрючен сестрицей и её подружкой, связан и вывешен на бельевой верёвке с балкона. Мудрые, я вам скажу, приходят в голову мысли, когда висишь вниз головой на уровне четвёртого этажа. Сразу начинаешь переосмысливать своё недостойное младшего брата поведение и дерзость речей. Как мне думается это происходит по причине того, что в твою пустую и самонадеянную башку начинает поступать много крови, что побуждает к признанию ещё несовершённых ошибок и "искренним" обещаниям: что более "ни за что и никогда".
Папа боролся с негативным явлением, как не в себя. На кой ляд ему сдалась дочь- золотая медалистка, тайна покрытая мраком, но надо отдать ему должное, он делал для достижения этой безнадёжной цели почти всё. Наивно полагая, что она будет грызть "гранит", не жалея ни зубов, ни гранита, мою старшую сестру не отпускали гулять, на танцы, а в качестве превентивной меры выкручивали и забирали с собой на работу пробки от электрощитка, надеясь что отсутствие музыки и телевизора заставят её сесть за уроки.
Всех поставленных задач папа разумеется не решил, но и то уже хорошо, что его доча не присела по малолетке, а сумела наскрести минимальный бал и поступила в медицинский. Дальше для неё всё пошло как по писанному: сестра угодив в колею ведущую во взрослую жизнь, по наступлению первой своей студенческой осени, отвалила в поля копать картошку. А у меня наконец появилась долгожданная возможность воспользоваться своим подарком в полной мере.
5. Помахав вслед уносившей сестру в светлое будущее электричке и смахнув скупую мужскую слезу, я вернулся домой с намерением наконец заняться делом и создать лучшую музыкальную коллекцию во дворе. Однако всё оказалось сложно, сестра как оказалось, была крайне неуверенным пользователем и мне в наследство досталась почти что рухлядь: динамики были пробиты и издавали предсмертные хрипы, резиновый пассик был заменён резинкой от трусов и поэтому скорость воспроизведения делала звучание нетленок похожей на сумашедшую кадриль.
И тут случилось чудо, точнее сразу два. Во первых выяснилось, что мои руки растут не из жопы, а во вторых что я умею договариваться.
Второе качество позволило мне в кратчайшие сроки, путём сложных обменов выцыганить себе пару новых динамиков и пассик. Первое же помогло освоить паяльник, установить новые динамики на место и идеально отрегулировать лентопротяжный механизм. И совсем неважно, что в процессе регулировки меня едва не убило током, своего я добился и мой магнитофон стал почти идеальным.
Дело оставалось за малым-добыть достойный контент, что как выяснилось немного позже, оказалось для меня несложной задачей.
Путём разговоров и опроса друзей, на тему: "Что у тебя есть из музыки и может дашь переписать?", скоро выяснилось, что у одного из моих одноклассников есть замечательный родственник. Точнее старший брат, который работает массовиком-затейником и по этой причине (свежая музыка на мероприятиях) занимается обменом фирменных "пластов" на постоянной основе. Была только одна небольшая проблема, брат был жмотом и делиться по хорошему музыкой не захотел. Зря он конечно нам отказал (такой наивный человек оказался), остановить двух пацанов, которые твёрдо решили что-то сделать-это нереально.
Так у нас и повелось, старший брат моего друга уходил на работу, а мы пользуясь его отсутствием переписывали всё что он добывал на местной "Горбушке", беззастенчиво пользуя его шикарный стерео проигрыватель Арктур-001.
Спустя всего пару месяцев я уже обладал неплохой аудиотекой, состоящей из недоступных тогда большинству советских граждан записей: The Eagles, Queen, Kiss, Pink Floyd, Deep Purple, Slade, ABBA, Smokie и .............., попутно приобретя ещё один нехилый бонус в виде +100500 к силе и выносливости. А ты попробуй 3-4 раза в неделю, пройти 3 км. с утяжелением в виде катушечного магнитофона "Айдас-9М", производства Вильнюсского радиотехнического завода "Эльфа", когда тебе всего 11 лет и весит твоё сокровище около пуда. Может потому я и вырос сильным и выносливым, ведь если совершать почти ежедневный променад с неподъёмным сундуком туда и обратно, то не успеешь заметить, как ты уже заматерел.
Ещё одной небольшой помехой на пути к великой цели (создание плейлиста всех времён и народов) стало тотальное безденежье, плёнка для магнитофонов стоила дорого и скоро писать шедевры стало некуда.
Подмога пришла откуда не ждали, папа прявил инициативу и припёр с работы списанные бобины для ЭВМ. Дальше было только дело техники, надо было каким-то образом из широкой магнитной полосы нарезать полосы поуже. Мы с другом отступать перед такими дешёвыми вызовами не привыкли и соорудили из выточенных на уроке труда деревянных катушек лентопротяжный механизм на ручной тяге. Изделие получилось неказистое, но вполне рабочее. Мы в две руки тянули ленту от ЭВМ, а лезвия для бритья укреплённые в катушках, нарезали плёнку нужной нам ширины. Так вот и сбылась мечта идиотов, наша музыка стала вечной и мы славно пропиратствовали до самого окончания школы.
6. Вернувшись домой, я включил своего "друга детства" в сеть и ..... он заработал! Видимо помогла старая папина привычка к тому, что вся техника в доме должна быть исправна. Для него это никогда проблемой не было, человек закончил в своё время радиофак УПИ и починить мог практически всё.
Достав из мешка и установив на свой старенький "Айдес", одну из нескольких десятков бобин, я признаться с некоторым волнением нажал клавишу воспроизведения. Раздалось характерное потрескивание иглы звукоснимателя, видимо писали в своё время с уже пожившей пластинки, и из динамиков поплыл по комнате завораживающий баритон Элвиса Пресли.
Не люблю, когда по поводу и без, люди употребляют слово "ламповый". Но в этом случае оно было к месту, звук действительно был "ламповей" не бывает, а как могло быть иначе, ведь мой старенький "Айдес" таковым и был.
Спустя несколько часов я с удовлетворением смог константировать, что вся моя музыка была на месте и не пострадала от времени, что было удивительно, ведь по всем устоявшимся канонам лента давно уже была должна размагнититься или осыпаться, но по какой-то неведомой причине этого не произошло.
7. Одна коробка с записями оказалась неподписана, чем привлекла моё внимание и почти заинтриговала. Я установил таинственную бобину на магнитофон, совсем не ожидая услышать ничего особенного, но спустя всего минуту мои глаза стали влажными и я отгрёб свой самый жестокий сплин за последние 20 лет.
На неподписанной плёнке была запись дня рождения отца, сделанная на его сорокалетие. Обычная банальная пьянка с друзьями и сослуживцами. Ничего особенного, традиционные тосты и здравницы.
Вот кто-то дарит бутылку "Шартреза", привезённую из загранкомандировки, и собутыльники попробовав заморского пойла, в один голос утверждают, что перцовка лучше.
Вот папе презентовали "Рижский Бальзам", а мама сказала, что нефиг его сразу пить и что мы им потом лечиться будем, ведь бальзам это же для здоровья?
Вот пьяные голоса нестройно грянули: "Есть только миг между прошлым и будущим......".
Вот какое-то чмо писклявым голоском затянуло народную: "Чёрный ворон, чёрный ворон, что ты вьёшься надо мной?", завывая в припевах как тирольский пастух и не попадая в ноты. А его за это похвалили и сказали: "Какой ты молодец Вова!".
"Вова? Так этот писклявый мудак оказывается Я? Как стыдно-то и неудобно получилось. Других Вов там явно не было и не могло быть по определению, двух Вов этой вечеринке было бы не вывезти. Какие добрые и милые в те времена были люди. Я бы сегодня за такое глумление над народным творчеством, мальчика линчевал, как минимум".
Ничего особенного. Но почему так невыносимо грустно, тяжело на сердце и хочется рыдать в голос, а ты этому уже разучился, потому-что давно уже вырос и считаешь себя настоящим мужиком. Не быть сентиментальным-это признак слабости и твой девиз уже долгие годы.
Какие они молодые на этой плёнке, твои уже ушедшие родители. Отцу всего 40 и он младше тебя сегодняшнего почти на 20 лет, а маме всего 37 и она как оказалось, была та ещё "зажигалка", ну кто бы мог подумать.
Вот и закончилась плёнка и пока я её слушал, мне казалось что родные мои вроде как живы, здоровы и даже молоды. А жизнь тем не менее идёт своим чередом и бежит с каждым днём всё быстрей и быстрей. Когда нибудь придёт и наш черёд. Что нас ждёт за очередным поворотом? Вспомнят ли нас когда, так как вспомнил своих родных сейчас я? Что про нас скажут и каким словом помянут и помянут ли вообще. Поди знай.
Владимир.
29.01.2024.
Когда была маленькая, мы с родителями снимали дом в деревне. Узнали, что у соседки недавно окотилась кошка, а я как раз просила у мамы котёнка, и она наконец согласилась. Мы договорились с соседкой прийти посмотреть, это было как раз накануне отъезда. Я, счастливая, выбрала одного из четырёх, и тут соседка говорит: "Ему повезло, а остальных я завтра утоплю. Да и кошка надоела, постоянно приносит котят, я уже готова ей хребтину переломать, да она мышей ловит, придётся оставить". Я как услышала это, начала рыдать, не могла остановиться. Мама не могла меня успокоить, я плакала всю ночь. В итоге на следующий день мы пришли к соседке, и мама забрала всех четырёх котят! А кошка увязалась за нами, и мы посадили её в сумку и тоже увезли тайком. Папа знатно охренел, когда мы привезли это семейство домой, но сжалился, услышав эту историю. В итоге кошку мы стерилизовали и оставили у себя вместе с двумя котятами, одного отдали бабушке, а ещё одного моей соседке, по совместительству однокласснице и лучшей подруге. Наши коты потом ещё долго ходили друг к другу в гости. Все коты сейчас живы и здоровы, хоть и состарились. Кошке-маме вообще 19 лет! Я очень благодарна своей маме, которая пожалела животных и меня и показала пример доброты.
На работе появилась новая начальница нашего отдела. Ее нашёл и поставил на эту должность наш главный директор. Когда-то они вместе учились и работали, она, по его мнению, была хорошей сотрудницей. И сейчас она нассала ему в уши, как много она умеет, сколько у неё опыта и навыков. А на самом деле она — ноль. Не то чтобы не разбирается в тонкостях работы, а не знает азов вообще. Всю свою работу сваливает на других, называя это делегированием. Требует немыслимых результатов, которые не могут быть достигнуты чисто физически. Стучит на нас начальнику.

С предыдущей начальницей отдела всё было отлично, она была и профи настоящим, и как человек хорошая, хоть иногда и строгая. У нее всегда можно было отпроситься, например. А у этой нет, сразу начинает обвинять в лени и некомпетентности. У меня сын прилетал с соревнований, отпросилась встретить его, нужно было уйти на полтора часа раньше с работы, но она не отпустила, сказала, что мальчик в 12 лет сам в состоянии вызывать такси и доехать из аэропорта домой. В итоге просила свою сестру встретить его. И таких ситуаций полно.

Мы ходили по очереди жаловаться на неё директору, писали служебные записки, коллективные жалобы. Но эта сука сказала, что мы травим её за то, что она наконец-то заставляет нас работать, а мы хотим лениться, как при предыдущей начальнице. Выжила двух человек из нашего коллектива через два месяца работы, привела каких-то своих друзей. Директор доверял ей. Атмосфера в коллективе стала невыносимой, гнетущей.

В один прекрасный день наша бывшая коллега написала нам, сказала, что в фирме, где она работает, открывают новый отдел, которым она будет руководить. И пригласила нас туда. На столе у директора лежало 12 заявлений на увольнение. Кто-то взял отпуск с последующим увольнением, кто-то ушёл на больничный. Директор открыл глаза, умолял остаться, но увы. Мы ушли. Дружно. Сейчас дела в фирме плохи, потому что новые сотрудники, приведенные этой дурой, такие же глупые или наглые, не работают нормально. Горжусь нами, ушедшими, и благодарю коллегу, которая нас забрала.
4
ЭКЗАМЕН ПО ТОКСИКОЛОГИИ

Токсикология это почти что фармакология, только наоборот. Первая лечит, вторая калечит. А экзамены что по первой, что по воторой науке в одну сессию и ой какие сложные! Ну и кто в наше время не мечтал получить экзаменационную оценку "автоматом"? Ну во-первых "автомат" это всегда "отлично", а во-вторых ставился он в течении семестра, ну в крайнем случае сразу после предметного цикла за особо выдающиеся знания по изучаемой науке. Красота! К сессии подходишь с уже сданным экзаменом, на другие предметы времени на подготовку больше остается, а если имеешь "автомат" на последний экзамен, то и в отпуск можно было на недельку раньше уехать. Одна проблема, "автоматы" у нас единицы получали. В сессию на весь курс один-два "автомата" и это по всем сдаваемым предметам!

Курсант Сивохин за "автоматами" не гонялся. По любому предмету его вполне "государственная оценка" устраивала - "удовлетворительно" или 3 балла. Вообще принцип минимальной достаточности замечательная штука, много здоровья, сил и средств сберегает, хоть на личном, хоть на общегосударственном уровне. Этот подход позволял курсанту Сивохину массу полезного делать, например на лекциях можно было в морской бой играть или как-нибудь по-другому всесторонне самосовершенствоваться - хотя бы художественные книжки читать. У меня до сих пор стоит перед глазами здоровая общая тетрадь в красивой коленкоровой обложке. На этой обложке давным-давно, на самой первой лекции, курсант Сивохин написал: "1-й курс, Конспекты вводных лекций". Через год он зачеркнул еденицу и написал там двойку. Еще через год - тройку. Потом кроме слова "конспекты" всё замулевал и чёрным фломастером дописал "по всему". Так и осталось с первого по шестой курс "Конспекты по всему". На шестом курсе тетрадка без малого на треть заполненной оказалась, и насколько я помню, это была его единственная тетрадка...

В конце третьего курса была у нас лекция по Токсикологии. Как на зло сразу за этой же лекцией по расписанию было четырехчасовое занятие по той же Токсикологии. Лекцию нам читал сам Главный Токсиколог ВС (Вооруженных Сил) генерал Саватеев. Тема лекции была весьма интересной - армейские бытовые отравления суррогатами алкоголя. Из-за крайней актуальности материала, курсант Сивохин самосовершенствовался в полсилы - хоть и не конспектировал, но кое-чего слушал.

Генерал Саватеев был морским генералом - носил черную флотскую форму (тогда большие чины в медицинской службе флотов не всякими там ранговыми капитанами или там контра-вице всякими адмиралами назывались, а нормальные звания имели, по-нашему, по-сухопутному. Может и сейчас так, не знаю). Закончил генерал давным-давно Четвёртый Военно-морской Факультет нашей славной Академии и всю догенеральскую молодость по флотам скитался. Стал генерал рассказывать, как тяжело спирт от разворовывания беречь и вспомнил один случай. Служил он на Северном Флоте на противолодочном корабле. А на том корабле были тонны спирта для антиобледенительных систем противолодочных вертолетов. Конечно же этот спирт пили все кому не лень. Я лично на флоте не был, но думаю, что пьяный экипаж только для пиратских судов подходит. Наверное и командир корабля так думал. Позвал тот начальник молодого Саватеева и приказал ему что-нибудь такое придумать, чтобы эти многомесячные пьянки на его борту прекратились раз и на всегда. Вот будущий генерал и придумал до гениальности простое решение - спирт бензином разводить. Функциональные характеристики антиобледенителя не изменились, а вот пить его уже нельзя было - вонял, что хорошо - всех настораживало; ну а если какой уж совсем отчаянный мичман и решился бы выпить, то в миг бы у доктора в каюте оказался, чтоб там удобнее было ему ласты клеить. А главное достоинство метода - эту адскую смесь в рутинных условиях разделить ну никак невозможно было. Оба вещества с похожей плотностью, смешиваемы, смесь не вымораживается, выпарить нельзя из за высокой волатильности обоих компонентов. Короче вариант супер.

Вот ведь как по генеральским словам выходило - флот это самое крутое. Взять например старую советскую авиацию - там вообще подход к проблеме был бездарным. На каждый самолет приходилось куча спиртосодержащей дряни, например в амортизационно-тормозной системе. И что это было? Смесь спирта с глицерином! Полетал себе летчик, приземлился и сразу напару с механиком сливает чуть-чуть. Немного - каких-нибудь пару ведер. А дальнейший процесс до ужаса прост, точнее вообще никакого процесса. Надо просто те ведра в тенёк под кустик поставить на некоторое время, глицерин тяжелый - осядет, спирт легкий - всплывет. Подходите люди добрые с кружечкой, угощайтесь, чем Бог с неба послал! Из-за сладкого привкуса это ятство в Военно-Воздушных Силах уважительно "Ликер Шасси" именуют.

Или например взять погранвойска крайнего севера. Да на границу с Норвегией со времен Сталина ни одной бутылки водки не завезли, а народ пьян в стельку. Чем пьян? Правильно! Одеколонами "Капитанский" и "Шипр", лосьонами "Огуречный", "После Бритья" и прочими подобными вещами. Пить их в чистом виде интеллигентные люди не могут, да и примеси для печени не полезны. Так ведь без всякого образования по физической химии, в тяжелых полевых условиях суровой тундры, народной мудростью прапорщика-погранца был изобретен идеальный метод криофракционации. Патентное название - "Уголок на Трех Кирпичах". Берется три метра любого стального уголка, выносятся на мороз, под один конец подкладывается один кирпич, под другой - два. На тот конец, что повыше, льётся суррогатный напиток, а с того конца, что пониже, стекает очищенный питьевой вариант. Гадость же вся по пути на сталь намерзает.

А вот генеральский вариант идеальный! Народного подхода нет и не будет - против физики, химии и других законов природы не попрешь. НЕ-ВОЗ-МОЖ-НО! Ну как генерал дошел до способов народной очистки суррогатов, то даже курсант Сивохин свои дела отложил и стал подробненько эту часть лекции конспектировать. И так его эта тема увлекла, что он подсознательно, но громко так, вслух, на профессорскую ремарку свой курсантский ответ бросил: "Был бы спирт, а способ найдем!!!"

Главного Токсиколога такая наглая самоуверенность очень задела. Он и говорит, обращаясь персонально к курсанту Сивохину: "Товарищ курсант, предложенная мною спирт-бензиновая смесь используется на флоте уже много лет, и за это время никто, ни один человек ее разделить не смог!" Сив в ответ сжался в комочек и виноватыми глазами на генерала смотрит.

После первого лекционного часа вышли мы с Сивом на перерыв перекурить. Ну он до меня с этой навязчивой идеей опять полез. Вместо нормального перекура устроил "Что? Где? Когда?", была такая телепередача в СССР - куча умных дураков перед камерой ответы на трудные вопросы искали. Мы чуть подумали и пришли к выводу, что если нужен чистый спирт, то генерал прав, а если нужно просто хорошо и безопасно выпить, используя его хваленную хреновину - то слова генерала полная лажа, пургу нам гнал профессор половину своей лекции.

Возвращаемся на второй час. Генерал лекцию дочитал и по традиции в самом конце спрашивает, есть ли у кого какие вопросы. Курсанты всякие вопросы спросили, генерал ответил, вроде сейчас команда "встать и гав-гав-гав" будет - "до свидания товарищ генерал". Вдруг курсант Сивохин руку тянет. Я сразу насторожился, Сив никогда вопросами профессуру не донимал. А генерал ему кивает, мол что там у вас?

Сив: "Товарищ генерал, а вы про невозможность разделения спиртобензиновой смеси о чистом спирте говорили, или о том что с нее питьевого безопасного суррогата получить нельзя?"

Генерал аж передернулся, опять этот самоуверенный выскочка его святую память о молодых годах оскверняет: "О втором, товарищ курсант!"

Сив: "Ну так это не правда!"

Генерал: "Это что же? Значит, что вы ее можете разделить, разделить без всякого специального оборудования, незаметно, скажем в условиях большого противолодочного корабля?"

Сив: "Да хоть в условиях большого корабля, хоть в условиях маленькой подводной лодки. В любых условиях смогу!"

Генерал: "И что же вам, товарищ курсант, для этого нужно?"

Сив: "Ничего не нужно, смесь спирта с бензином нужна."

Генерал аж позеленел от такой наглости: "Товарищ курсант, как ваша фамилия?!"

Сив: "Курсант Сивохин."

Генерал достает из нагрудного кармана записную книжку и начинает что-то записывать, наверное фамилию Сива: "Товарищ курсант, если как вы мне тут сказали...! Если вы на моих глазах разделите эту смесь до степени, что ее можно будет пить без риска оказаться в реанимации, я вам поставлю автоматом "отлично" за экзамен по Военной Токсикологии. Если же ваша самоуверенность вас подведет, и у вас ничего не получится - то экзамен вам придется сдавать очно и лично мне. Старшина, проконтролируйте! Когда у него ближайшее лабораторное занятие на моей кафедре?"

А старшина наш, Сашка Захарьев, уже и рад стараться в расписание смотрит: "Через двадцать минут, товарищ генерал!"

Генерал: "Вот там и встретимся!"

Вышли мы с Сивом из аудитории и плетемся в лабораторный класс на Токсу. Я ему давай мозги мыть: "Сив, ну как так можно! Ты человек воздушно-десантный, флотских условий большого противолодочного корабля не знаешь, откуда такая наглость? То, о чем мы рассуждали, носит исключительно теоретический характер, и на практике никогда не проверялось. Ты хоть Пушкина вспомни - "и Опыт, сын ошибок трудных..."

Сив вспомнил и продолжил цитату: "И Гений, парадоксов друг! Надо не ошибки, а парадоксы искать. Ты же, гад такой, чего мне сам говорил, что Физическая Химия наука точная? Меня подставил, а сам в кусты? Я может с этой сессии из Академии за "банан" по Токсе вылечу!"

Приходим в класс. Преподу уже кто-то насвистеть успел, что по борзости курсанта Сивохина к нам сейчас сам Начальник Кафедры заявится. Все смотрят на Сива, как пролетариат на буржуазию. Начинается занятие. Через полчаса заваливает генерал: "Курсант Сивохин здесь?"

Все встают и замирают по стойке "смирно", препод отвечает: "Так точно, товарищ генерал - вот он!"

Генерал поворачивается к двери и уходит со словами: "Всем быть на месте!" Но уже через пару минут опять появляется с двумя стандартными градуированными бутылками на пятьсот миллилитров. В каждой грамм по сто жидкости. Все опять по стойке "смирно" вытянулись. Подход он к окаменевшему Сивохину и сует одну бутылку ему под нос: "Что это?"

Сив: "Спирт".

Генерал сует другую бутылку: "А это?"

Сив: "Бензин".

Генерал: "Ну так действуйте, товарищ курсант!"

Сив берет бутылку со спиртом и выливает содержимое в бутылку с бензином. Взболтал до полной однородности и показывает генералу, мол все нормально смешано. Затем подходит к обычному водопроводному крану в углу лаборатории и добирает в смесь воды, не доливая бутылку на одну четверть. А затем затыкает горлышко ладонью и начинает все это трясти, как припадочный. Протряс хорошенько и поставил на преподавательский стол отстояться. Пока отстой шел, залез Сив к себе в портфель и достает использованную капельницу. Оторвал кусок виниловой трубки от ловушки воздуха, а тот конец, где иголка, в банку со смесью запихал. Взял вторую бутылку, где изначально спирт был он около стола на пол поставил. Потом ртом чуть через трубочку подсосал и слил самотёком нижний слой в эту бутылку. Поднял её, понюхал, потом на язык попробовал и протягивает генералу: "Пить вполне безопасно, товарищ генерал!"

Генерал бутылку взял, тоже понюхал, но пробовать не стал и говорит: "Товарищи курсанты, мне надо это на анализ отнести. Приказываю быть на месте, занятие продолжать по плану. Я скоро вернусь".

Через часик снова приходит. В руках распечатка анализа, скорее всего хроматографию делали. Начинает зачитывать остаточные концентрации октана, бензола, циклических углеводов - ну всякой дряни, из чего обычный бензин сделан. Читает и сразу переводит в количества, которые бы в поллитре были бы. Потом суммарную оценку примесей сделал и говорит: "Это, конечно, не "Столичная", но и не отрава. Если человек с нормальной печенью и почками пол литра этого суррогата выпьет - то ничего ему не будет. Ну голова на утро будет страшно болеть, посильнее чем от водки, и всё! Товарищи курсанты, среди рядового и сержантского состава, прапорщиков, мичманов, да и офицеров не медицинской службы об этом способе сепарации прошу не распространяться. Курсант Сивохин был прав - спирт в воде растворим, а бензин - нет! За проявленные глубокие знания в области Военной Токсикологии зачитываю экзамен автоматически сданным на "отлично". Курсант Сивохин, вашу зачетку!"
8
Достраиваю дом.
Намедни встретил бывшую. Возле «леруа мерлена»
Экс супруга была в том самом виде , в котором все бывшие мечтают встретить своего отставного дролю.
Сияя и искрясь. На новом внедорожнике. Одетой от кутюр, гламур тужур и амур. В одном флаконе.
Я тоже соответствовал обстановке: перегрузив кирпич и цемент в фургон, шел к кассам оплатить забытое.
Портки мои сияли заслуженными пятнами. Еще бы! Всю стройку их протаскал. И как новые! Две заплаты всего, не суть. Ну и снизу бахрому подшить: им сносу не будет.
Кирпичная пыль вперемешку с цементом добавляла стилю и гармонировала с небритой харей.
Пообщались, конечно. Давно не видел супругу такой счастливой.
Добавил повода для радости: сказал, что работаю я тут. Грузчиком, да. Докручивая репризу, шмыгнул носом и застенчиво попросил 500₽ на опохмел.
Силясь не заржать.
Милая моя уходила, паря над бренной землею.
Не касаясь асфальту.
Никогда еще я не делал женщину счастливой за такие малые деньги. Да еще и в плюсе, а не в минусе.

Бабы все же такие доверчивые…

Подобное тут
https://t.me/vseoakpp
БРАТ.
Его забрали в армию, когда я учился в 10-м классе. Отгремели проводы, и Тимоха поехал служить под Курск в инженерных войсках. Он писал бодрые письма. Мы ждали его дома, считая дни. Кровать опустела, и мне не хватало его шуток…
Пригревало солнышко, впереди маячили каникулы, и я шел после школы домой в приподнятом настроении.
Открыв дверь, я понял сразу - «Что-то не так». Мама на кухне жарила котлеты, ее плечи беззвучно вздрагивали, на столе лежал вскрытый конверт. Мама никогда не плакала. Предчувствие катастрофы сжало сердце: «Мааам?». Она лишь, молча, указала на конверт.
Это было письмо от Тимохи. В письме он буднично сообщал, что его из курской части командируют в Термез (город в Таджикистане на границе с Афганистаном). Там – 3 месяца в учебке, затем - в Афганистан.
В Душанбе жила мамина подруга по университету – тетя Алина. Она частенько бывала у нас в гостях. Мы созвонились с ней, и она вызвалась съездить в Термез, повидаться с Тимохой. В часть ее не пустили. Но разрешили поговорить через забор. Тимоха глотал слезы и счастливо улыбался – впервые за много дней он видел родное лицо из другой, мирной, привычной жизни. Тетя Алина совала ему через прутья решетки изюм, курагу и грецкие орехи, приговаривая: «Тима, на трех изюминках можно прожить целый день!»
Распределительный пункт в Термезе был жутким местом. Очередь призывников сортировали по специализации и городам. В туалете за умеренную сумму какие-то личности предлагали выпить полстакана мочи желтушника. Переболевший гепатитом автоматически переставал быть годен к службе. Были и те, кто пытался наносить себе увечья прямо перед кабинетом военкома. Тимоха попал в саперную роту, и первой точкой его дальнейшей службы стал Кандагар.
Впоследствии один знакомый сотрудник военкомата рассказал о негласном правиле забирать призывников из многодетных семей. Мол, если что – не единственный ребенок , у матери есть «запасные дети». Циничная логика имела некое основание…
Брат неожиданно быстро освоился, привык к постоянной жаре, обезвреживал минные поля, распознавал типы мин и способы минирования, сам закладывал мины. Он наладил отношения с местными, выучил их диалект, обменивал и покупал вещи. За годы службы он постепенно потерял всех друзей, сам оставаясь неуязвимым для мин и пуль. Он стал считать себя проклятым и начал верить в Аллаха.
Тимоха вернулся через два года. Без единой царапины, ни одного ранения, потеряв 15 кг веса, загоревший как араб, в полевой форме – он появился на пороге дома, словно призрак с того света.
Он был жив снаружи. Но мертв внутри. И мы учились жить по-новому. Никогда не подходить сзади, всегда быть в зоне видимости, и никаких резких звуков. Оказывается, щелчок выключателя похож на звук взведения курка. Это было непросто, в доме бегали младшие дети…
Тимоха продолжать воевать по ночам. Во сне он пробирался по афганским горам с ножом в руках, чтоб убрать моджахеда без стрельбы. Я стал реально бояться, этим моджахедом мог стать я.
Он напивался каждый вечер и обязательно затевал драку. Друзья оттаскивали его, но Тимоха провоцировал, нарывался и приставал ко всем – к прохожим, соседям, посетителям бара. Из добродушного увальня он превратился в злобного хищника, жаждавшего крови. Однажды он вернулся домой с чьим-то ножом в бедре. Он плакал пьяными слезами, рассказывая, как однажды избитый старик в арбе привез к воротам части три обезглавленных трупа. Это были пацаны из их взвода. Бойцы, рассвирепев, прыгнули в БТРы и сравняли с песком кишлак с мирными жителями…
Союз Ветеранов Афганистана тогда предоставлял воинам-интернационалистам определенные льготы для трудоустройства, обучения и решения квартирного вопроса. Брат использовал возможность и поступил в МГИМО. За его плечами была спецшкола с английским уклоном и свободный арабский за два года в Афгане. Он поступил на факультет арабских языков и начал исписывать тетрадки арабской вязью справа налево, с конца тетради.
Чуть позже Тимоха устроился ночным администратором в Интурист. Свободное знание языков открывало многие двери. Гостиничный бизнес имел немало теневых возможностей заработка. Чаевые, комиссионные проституток, концертно-гастрольные… Брат получил возможность жить на широкую ногу. Но он все еще пробирался к духам с калашом по каменистым пустыням Афганистана. И глубоко презирал гостиничную публику. Тимоха снял квартиру, и к нему переехала жить одна из его девушек, пытаясь вернуть его к мирной жизни.
Я готовился к сессии, когда мне позвонил Колян, лучший друг детства Тимохи:
- Городская больница, 10 этаж, хирургия, палата 1023. Тимоха выстрелил себе в голову из травмата.

Врачи не любят самоубийц. Ежедневно вытаскивая людей с того света, они не хотят понимать тех, кто добровольно решил подвести черту.
Через неделю Тимоху выписали, живого, здорового и улыбающегося. Через пару дней он позвонил маме и рассказал, что теперь его жизнь кардинально изменится. Он будет счастлив , несмотря ни на что, и она может больше за него не волноваться. В тот же вечер мой брат повесился. Чувство вины – вещь смертельная. И мама ушла вслед за братом в том же году…

Войска из Афганистана вывели всего через два месяца после возвращения брата домой. Война шла 10 лет. «Афганский синдром» - 80% семей ветеранов распалось, половина погибла от последствий алкоголя и наркотиков (больше, чем на поле боя), треть сели в тюрьмы, погибших от суицида даже не считали – это происходило примерно через год после возвращения. Страна ничего не знала о реабилитации, психотерапии, посттравматическом синдроме.
К чему я это?
Что мы будем делать, когда люди начнут возвращаться с войны…
Мех и слезы.

- Папа, купи кота?
- Через два года.
- Почему?
- Ты подрастешь и сможешь сама его кормить и убирать за ним.
Два года пролетели незаметно. И ребенок ничего не забыл. «Опиши, каким должен быть кот?», - спросил я, рассчитывая на четкое ТЗ. «Серенький, полосатенький, маленький, усатенький». Нууу, таких пруд пруди, и мы поехали на Птичий рынок.
Миновав бесконечные ряды с попугаями, рыбками и хомяками, мы добрались наконец до прилавков с котейками. «Ох-ты ж!» - я и не знал, насколько разнообразен мир семейства кошачьих. Здесь были бенгальские, сиамские, британские, абиссинские, персидские, сибирские, бобтейлы, сфинксы, шотландские вислоухие, русские голубые. Были и бесплатные мурзики с табличкой «Отдам в хорошие руки». Продавцы наперебой расхваливали своих питомцев, рассказывая о бесспорных преимуществах своей породы и о волшебной жизни с котом вообще. Я залип возле клетки с американской короткошерстной. Недешевы, но хороши. Контрастные черные полосы с геометрическим крупным рисунком на плюшевом сером мехе, большие глаза, полосатые широкие лапки… Краем глаза я отслеживал перемещение дочери по рынку и заметил, что она перестала переходить от клетки к клетке. Она стояла возле вольера с тремя светло-дымчатыми 2-месячными котятами. «Вот этот!» - уверенным пальчиком ребенок показал на одного из трех. «Почему именно этот? Они ж одинаковые!». Нееет, разные. Один все время норовил прилечь и поспать. Второй бесконечно пищал. А третий постоянно приставал к своим собратьям, толкаясь, прыгая, кусая их за уши, валил их на спину и обхватывал лапами. «Британец. Окрас – шиншилла. Изумительные ребята. Мех тонкий шелковый, глаза зеленые. Вырастут необыкновенной красоты создания. Есть паспорт. Чем кормить, как ухаживать - все расскажу!» - нахваливал котопродавец. Я скосил глаза на ценник: «Ващще даром, полукровки, наверное))». Но дочь уже держалась обеими руками за клетку. «Ок. Берем. Вон того, который все время дерется».
Мы положили своего башибузука в домик-лежанку. И он вдруг тут же свернулся калачиком и мирно заснул. Словно все самое страшное осталось для него позади. Дочь зарылась лицом в этот меховой клубок, улыбалась сквозь слезы и шептала: «Мы едем домой, домой».
У него была масса прозвищ: Крошка Енот, Рики-Тики-Тави, Мастер Шифу, Киссинджер, Бэмби, Енот-потаскун, Сцука котовская… Он дважды выигрывал титул «Лучшая кошка города» на выставках. Он стал членом семьи, озорной , веселый, умный и заботливый. Он грыз телефонные зарядки и резинки для волос, тырил деньги, ныкал шурупы, воровал носки, таскал тапки, обожал розовые елочные игрушки и плавал в ванне. «Шо, опять???» - голосом волка спрашивал я, когда жена приносила обгрызанный провод). Бодрое утро, это когда, сонно спуская ногу с кровати, пяткой входишь в лужицу блевотины – «Ах ты ж….Где этот драный опоссум???» . И как я раньше жил без этого? Замшевый нос, усы из лески, зеленые глаза с вертикальным зрачком, черные подушечки на лапах, глухое мурчание, пятнистое пузо и полосатый хвост. Он встречает с работы, что-то бурно рассказывает, бодается меховым лбом, он рад мне. Всегда.
Через месяц ему стукнет 17 лет. Согласно паспорту, где стоит его дата рождения. А он все так же прыгает по стенам, дрифтует по ламинату и тырит носки. Живи долго, минилев!
Важный урок для многих⁠⁠.

Однaжды пеpед началом занятий я зaшла в магазин и купила 2 яблока. Они были прaктически одинаковые: тoт же цвет, приблизительно равный размеp... В самом начале клаcсного часа я спросила у детей: «Чем отличаютcя эти яблоки?» Они пpомолчали, потому что дейcтвительно особoй разницы мeжду плодами не было.

Тогдa я взяла одно из яблoк и, обращаясь к нему, сказала: «Ты мне не нравишься! Ты противноe яблоко!» После этогo я бросила фрукт оземь. Ученики смотрели на мeня, как на сумасшедшую. Потом я пpoтянула яблоко одному из них и сказала: «Найди в нём что-тo, что тебе не нравитcя и тоже брось на землю». Ученик поcлушно выполнил просьбу. Поcле этого я попpосила передать яблоко дaльше.

Надо сказать, что дети лeгко нахoдили в яблоке какиe-то недостатки: «Мне не нpавится твой хвостик! У тебя противная кoжица! Да в тебе одни чepви!» — говорили они и кaждый раз бросали яблокo на землю.

Когда фрукт веpнулся ко мнe, я еще раз спросила о том, видят ли дети какую-то paзницу между этим яблоком и дpугим, котoрое всё это время лежало у меня на cтоле. Дети снoва были в замешательстве, ведь, несмотря на тo что мы регулярно броcали яблоко на пол, каких-тo серьезных внешних повреждeний оно не получилo и выглядело пpaктически так же, как втoрое.

Тогда я разpeзала оба яблокa. То, которое лежaло на столе, было белоcнежным внутри, оно всем очень пoнравилось. Дети согласились, что с удовольствиeм съели бы его. А вот втоpое оказалось внутри коpичневым, покрытым «синяками», которые мы eму и поставили. Его никто не захoтел есть.

Я сказaла: «Ребята, но это ведь мы eго сделали таким! Это нaша вина!» В класcе наступила грoбовая тишина. Спуcтя минуту я продолжила: «Точнo так же происходит и с людьми, кoгда мы их оскорбляем или обзывaем. Внешнe на них это пpактически не сказывается, но мы наносим им огромное количеcтво внутренних ран!»

До моих детей еще никoгда ничего не дохoдило так быстро. Все начали делиться своим жизнeнным опытoм, насколько им неприятно, когда их обзывают. Все мы по очереди пoплакали, а потом вместе рассмеялись. Когда урок закончился, дети начaли обнимать меня и дpуг друга. Как же здорово, что мoи усилия не были потрaчены впустую!
16
День за днем бегут года —
Зори новых поколений.
Но никто и никогда
Не забудет имя: Ленин.

Этот тяжелый имперский хор иногда приходит во сне. Точь-в-точь, как монархисту Хворобьеву. И чем дальше уходит Союз, тем больше вопросов. Как такая страна вообще могла существовать? И как случилось, что она существовать перестала?

Вся моя школа прошла при Брежневе. Каждый старшеклассник полдюжины анекдотов про него. А как ржали над нашим бровеносцем разные "голоса"! Но вот сейчас вернулся из Флориды, где провел зиму. Над их теперешним верховным маразматиком хихикают только иммигранты. И то - осторожненько.

А как при Союзе презирали авоськи и возносили красивенные пакеты! Их аккуратно стирали, и брали только в гости. А теперь их запретили! И для походов в магазины Торонто я купил с Амазона ту самую авоську. Чтобы не таскать сумку с сумками. Правда, называется она "net string shopper bag".

Я это к тому, что жизнь непредсказуема. И то, что глупо сейчас, может вскоре стать противоположным... Впрочем, пора переходить к истории.

Наш переезд в Канаду начался со страшного и подлого удара под дых. Все обещания в московском посольстве о легком трудоустройстве по специальности оказались голимой пропагандой. То есть никто не встречал меня - микроэлектронщика с десятилетним стажем в аэропорту, чтобы моментально привезти в уютное бангало, а потом на рабочее место за сто тыщ в год. Напротив, потребовали отучиться пару лет в универе, и уж потом начинать с курьера. А деньги как-то сразу подошли к концу. И я пошел на завод.

После мухлевок с резюме получилось устроиться в ночную смену слесарем. И это мне, который видел фабрику только в кино. Буквально сразу задали сделать наклонный поддон, чтоб чего-то пересыпать. Поручили, и разошлись по домам, оставив одного. Из материалов нашел только листы из нержавейки. Вымерял, нарубил на гильотине, сварил кое-как (учился самотыком в стройотряде), но после зачистки швов вроде стало прилично. Оставалось еще часа три. Про отдых не могло быть и речи: мне сразу показали камеры слежения и напомнили про испытательный срок.

От нечего делать нарыл в инструментах насадку на дрель, и, меняя в ней мягкие шлифовальные круги, нанес на свое изделие "чешую". Успел как раз к приходу супера, пакистанца. Тот вначале остолбенел, увидев переливающийся образчик зэковского дизайна. Потом молча придвинулся и уткнулся носом. У меня все упало. И появилось ощущение, что первый день станет последним. Но супер вместо пинка внезапно потряс руку, пустил слезу, и объявил, что такого качества работы он никогда не видел...

Та первая работа вернула нас к жизни. Мы смогли позволить себе снять большую квартиру. Жена пошла в колледж, а дети - в школы. Потом я выправил лицензии, и ушел на лучшую зарплату. В конце концов, устроился по специальности. Жизнь потекла приятно и предсказуемо.

И все это - благодаря трудовику в моей школе, которого школяры считали полоумным. Который требовал нарукавники, орал, грозил киянкой, и брызгал слюной на уроках, а после них - тихо подбухивал в своих мастерских. Среди верстаков, стружек и заготовок.

Со стандартным Ильичом на одной стене, и баннером с дежурной мудростью - напротив.
Колоритный дядька без пальца, имя-отчество которого забылось.
Который вбивал в нас, семиклассников,знания, как отремонтировать кран, сбить табурет, и отполировать сталь....

И вот это я запомнил.
Из прочитанного:

1993 год на дворе. Осень. Мне 14 лет. Подхожу к бате.
— Бать, дай чего-нибудь интересное почитать!
Батя снимает с книжной полки Ремарка. «Чёрный обелиск».
— На, читай. Серьёзная книга. Расскажешь потом, что понял.
Прочитал. Взахлёб. Книга и правда интересная. Подхожу к бате, вернуть книгу.
— Ну как?
— Отлично! Очень понравилось. Глубокая.
— Понятно... Что-то ещё?
Вот говорю. И протягиваю ему 25 советских рублей. Фиолетовую, с Лениным. Меж страниц закладка твоя была. Отец берет, крутит в руках, рассматривая.
— Поздно...
— Что поздно?
— Поздно ты сынок, серьёзные книги читать начал...
К подъезду подбросили троих котят. Стала кормить, себе взять не могла, потому что после пятого подобрыша поняла, что после трёх дней дома отдать уже не сможешь, а шестого хвостатого я бы не потянула.
Одного котёнка взяла соседка, второго тоже пристроили через интернет. Одного никак не могли, уже и объявления расклеили, всё никак. А потом и холода наступили, маленький комочек мёрз в подъезде.
В общем, в одну прекрасную субботу я решила действовать. Животное в переноску, и тупо обходила все соседние дома и в каждую квартиру звонила. Кто открывал, тому предлагала котёнка. Весь день убила, нет результатов.
Уставшая, задолбанная (котёнок шустрый, не сидел на месте), темно уж было, решила последний подъезд обойти. Звоню в одну из дверей, говорю, что вот, мол, берите котёнка. И открывшая дверь женщина, вижу, чуть ли не в шоке. Говорит, 10 минут назад её муж с дочкой уговорили кота завести, на следующий день хотели ехать и покупать, а тут я. Как сама судьба в двери постучала. И котёнок так оживился, с рук спрыгнул, в квартиру пошёл. Девочка лет 8-ми его схватила и не выпускала. Ну, судьба котёнка тут и решилась. Я не особо плаксивая, а тут в момент разрыдалась, а они меня, постороннего человека, давай чаем поить.
Хорошая семья, до сих пор иногда фото присылают уже подросшего холёного кота. Самый лучший день был за весь прошедший год, до сих пор вспоминаю с улыбкой.
После развода сняла квартиру себе и детям. Убитая однушка, но удобно расположенная и с невысокой арендной платой. Предполагалось, что это наш дом минимум на три года, и я взялась за дело. Отмыла чёрную сантехнику и кафель, окна, плиту и мерзко липкий кухонный гарнитур. Покрасила потолки, поклеила обои в кухне, постелила хороший линолеум вместо полусгнившего паркета, друзья помогли перетянуть и обновить диван и кресло, а советская стенка приобрела винтажный вид (пара ведёрок краски и новая фурнитура). В санузле шторку, закрывающую вход, заменила-таки дверь, а лампочки Ильича - нормальные плафоны.
Хозяйка знала и одобряла. Пока не пришла за деньгами на следующий месяц. "О, так за такую квартиру вы мне теперь будете не 17 000, а 30 000 платить!". Не поверив ушам, я напоминаю, что арендная плата у нас зафиксирована договором. "Тогда я вас выселяю!". На мой отказ она разразилась бранью и уехала. А на следующей неделе мы последовательно обнаружили у двери собачье дерьмо, дохлую крысу, разбросанные булавки и изорванные фото моих детей… Но, если у тебя двое детей, с сумасшедшими шутки плохи. И я сдалась.
Хозяйка, как и положено по договору, вернула залог и оплату за полтора месяца (после скандала и подключения полиции), но это не покрыло ни затраты на ремонт, ни, главное, силы, которые я в эту квартиру вложила.
В общем, выгребаю последние вещи из ящика старенького комода и в расстроенных чувствах дёргаю так, что ящик с треском вылетает из пазов. А по задней стенке к трухлявой деревяшке приклеены несколько желтоватых газетных свёртков. 20 000$. Сотенными. Аккуратно вставила ящик на место. Деньги уложила в чемодан. Так у меня появился первый взнос на ипотеку, а ремонт я теперь делаю в новой, а главное своей двушке.
Вез я как-то из Японии пружины подвески и форсунки. Слезно попросили срочно доставить клиенту частным порядком, потому что партия в контейнере идет долго. Вес багажа позволял, почему и бы не помочь? Сложил пружины вместе витками, внутрь засунул форсунки.
Летел с пересадкой с внутреннего рейса на международный, чуть позже в тот день я осознал, что мой оптимизм по запасу времени на пересадку был преждевременным и в Токио пришлось буквально бегом нестись с одного рейса на другой.
Регистрация на внутренние рейсы заканчивается за 20 минут, подъехал в аэропорт практически впритык, чтобы не болтаться там. Сдаю багаж, сумку просвечивают, экран мне было видно, симбиоз пружин и форсунок отобразился чем-то явно милитаристским.
Меня тормозят и милая японка начинает допрашивать.
- А что это у вас там? Че-то подозрительно.
- Пружины, говорю, железные.
- А это?
- Форсунки на грузовик. Новые.
- Ах, вот как...Пружины и форсунки... Ну я не знаю... Щас позову старшую смены. (Чисто японский менталитет, решение самостоятельно принять не могут, нужно советоваться по всей вертикали).
Пришла старшая, нахмурила брови.
- Ну, не знаю, не знаю. Может отдадите провожающим?
- Уехали уже провожающие.
А уже объявляют, что посадка заканчивается. Чувствую, улетит самолет без меня и накроется этими пружинами и форсунками моя пересадка и рейс на родину. Интонации у меня непроизвольно стали рычащими, как у якудза в накаленных жизненных ситуациях. У японцев мало собственно ругательств, такое выражение эмоций всем интуитивно понятно, поэтому старшая метнулась куда-то, притащила мужика неизвестного мне ранга, тот опять расспросил все с начала и, о чудо, дал отмашку - принять багаж и пропустить на рейс.
Ну слава Богу, подумал я, сев в кресло в самом хвосте салона, столько приключений и даже не из-за своих вещей. Правда приключения в этой поездке еще только начинались, как стало мне понятно буквально сразу после взлета.
Как водится, каждый сам себе злобный Буратино. И чего бы мне не полететь ранним утренним рейсом? Ну подождал бы в Нарите пересадку около 7 часов? Нет же, ждать не захотел, посчитал, что с запасом успеваю получить багаж и просто подняться на лифте из зоны прибытия в зону международных отправлений. Но, почти каждый план начинает рушиться при столкновении с реальной жизнью.
Сел я в кресле в конце салона и призадумался. Я в конце, дверь в начале. Самолет в Токио набит битком. Японские командировочные распихали свои кейсы и рюкзаки в рундуки над головами. Причем, как водится, кто куда сумел, и не обязательно над своим местом. После посадки проходы будут забиты страждущими забрать свои пожитки и побыстрее покинуть самолет. Я рискую добраться до выхода последним. А это явный шанс сделать ручкой международному рейсу и остаться в Токио.
Обращаюсь к стюардессе, нет ли в начале салона свободного места? Так мол и так, хочу побыстрее выйти на следующий рейс, времени на пересадку немного, боюсь не успеть.
- О-кяку-сама, покажите ваш билет. Ага. Мне крайне неловко огорчать вас, но вы уже не успели. Мы еще только сядем, а посадка на ваш рейс уже завершится, двери закроют, самолет будет готовиться к влету. О-кяку-сама, что с вами? Все в порядке? Может воды? Не волнуйтесь, давайте сперва пересажу вас в начало салона.
Пересел, ладно думаю, что еще можно сделать в летящем самолете? Да, собственно, ничего. Но, оказался не прав. Минут через десять подходит опять.
- Я позвонила с борта в аэропорт Нариты, сообщила, что пассажир в пути, самолет прибудет по расписанию, просим подождать.
- Ничего себе, так можно? Не ожидал. Спасибо вам огромное!
- Ничего, ничего, вы только постарайтесь побыстрее там.
И вот самолет садится в Нарите. Далее события начали разворачиваться очень быстро. Двери открывают, я с низкого старта покидаю гостеприимный борт и несусь за багажом. О чудо! Моя сумка вылетает первой. Сумка – Лифт – Четвертый этаж. Выхожу из лифта, мне навстречу с другого конца зала несется японка. О-кяку-сама, вы такой-то? Да!
Она хватает мою сумку со всем моим железом и прочим барахлом и несется впереди. Почти на лету, как фокусница, извлекает откуда-то посадочный талон. На бегу сообщает, что стойка регистрации уже закрыта, прием багажа закончен, поэтому ныряем куда-то в служебные помещения, выскакиваем к рабочим, которые отправляют багаж на борт. Отдаем им мою сумку. Дальше она тащит меня на паспортный контроль, опять-таки по служебным коридорам. Выскакиваем прямо перед иммиграционным офицером. Паспорт – штамп – свободен! Бежим к гейту на посадку, и вот он гейт в поле зрения.
Ну, все, говорит, я довела, дальше сам, вон там – пассажиры вашего рейса сидят, ждут.
В пене, в мыле прохожу последние метры. Успел... Слышу разговор.
- А почему рейс задерживают?
- Да, какого-то муд..ка ждем, опаздывает.

Все, я уже практически на родине, можно выдохнуть.
Друг рассказал.

В свете происходящего в мире общественно политического цунами он сменил не только работу, но и сферу деятельности. Один из тех немногих, кому удалось «войти в ай-ти» после 35 лет, хотя до этого совсем никак не был связан с этой сферой. Трудился инженером-сметчиком, знал кнопки Ctrl-C и Ctrl-V, Excel и пару специфических сметных программ. Но смог одолеть несколько горных пиков и устроиться на работу в качестве ждуна джуна, быстро сменив лычку на мидла.

Жизнь распорядилась так, что пришлось переехать в Мексику, работать на международную компанию. Друг не понимал испанского от слова совсем, хотя сейчас с этим уже все более ли менее нормально. Приехал он не один, а с женой, которая, по счастливому стечению обстоятельств, так же работает в этой компании, но в другом департаменте. В офис они ездят вместе. На такси добираться вдвоем дешевле. И даже работают в одном кабинете. Все общение — на английском.

Начальником у них Карлос, один из местных головастиков. Настоящий «ацтека» и «майа» в одном флаконе, с доброй примесью испанской крови. По-английски шпарит лучше любого жителя Бруклина или Гарлема, а может быть и всего Нью-Йорка. При знакомстве мой друг и его жена представились руководителю как Иен и Джейн. Ну ок, ребята. Хоть кем назовитесь — работайте на здоровье, лишь бы бизнес был хороший и никаких незапланированных геморроев.

Просматривая как-то анкеты, Карлос обратил внимание на страну, откуда приехали ребята. Между прочим, во время кофе-брейка, он спросил:

— Иен, а ты жену дома как называешь?
— Яна, Янка.
— А она тебя?
— Ян, Янек. А тебе зачем?
— Да так, не бери в голову.

В современном мире редко кому удается уйти с работы домой вовремя. Как только наступило окончание рабочего дня Карлос зашел в кабинет к ребятам, посмотрел на часы и спросил:

— А что вы еще сидите-то? Домой не пора?
— Да нужно кое-что доделать, а что?
— Да ничего, я пол дня терпел, чтобы прийти к вам сюда и сказать — Янки! Гоу хоум!
1
Окончив школу я сразу пошла работать. Так надоели учебники, зубрёжка и семичасовая отсидка за партой, что только от мысли об учёбе бросало в дрожь. Мне повезло. Работа непыльная, зарплата хорошая. Сняла отдельное жильё от родителей, купила машину - свобода! И я познакомилась с ним.

Нет, ничего красивого и радужного не произошло. Банальная история: познакомились, забеременела, стали жить вместе. А когда родила, угас последний уголёк и наступил быт. Как это зачастую бывает, с ним пришли ругань, бесконечный разбор полётов, тоска и я осталась одна, безработная, с ребёнком на руках.

Я узнала все прелести бытия на пособии и катастрофической нехватки денег. Мои родители помогали, чем могли. Огромное им спасибо за ночные дежурства с няньканьем внучки, когда я валилась с ног от простуды, игрушки, поклейку обоев в квартире...
Своё финансовое положение я скрывала от всех. От тех же родителей, подруг и друзей. Часто было нечего есть и гуляя вечерами с коляской по парку, подбирала валяющиеся бутылки, чтобы сдать и купить молоко и фрукты дочке. Не подумайте, я не жалуюсь, пишу и даже самой не верится, что когда-то так жила.

И однажды зазвонил телефон. Мужчина глубоким голосом представился по имени и сообщил... что звонит по объявлению в газете. Ерунда какая-то, никакого объявления я не давала.
"Извините, вы видимо ошиблись номером."
В тот же вечер он позвонил снова. Просто так. Узнать, всё ли у меня в порядке, потому что ему показалось, что я грустная. Странный!

Мы часами могли говорить о чём угодно. Будучи не очень разговорчивой, из меня лился поток слов. Ни он, не я не знали, кто по ту сторону телефона. Это было как наваждение. В итоге конечно выяснилось, что он старше меня на пять лет, живёт очень далеко, так далеко, что нам не встретиться. А раз не встретиться, то и не надо строить из себя кого-то или что-то, живу одна с ребёнком, денег нет, перспектив нет, но я не унываю и спасибо на добром слове и милые беседы.

Он приехал ночью. С огромным букетом белых роз в ведре с водой! Широкоплечий, темноволосый, с улыбкой до ушей. Я растерянная, в пижаме и дурацких тапках и такой же глупой улыбкой на лице.
Говорили, молчали и снова говорили. Он забил мне продуктами холодильник, купил большущую электрическую розовую машину дочке и уехал на другой конец страны.
А через полгода забрал меня с ребёнком и мы женаты уже 16 лет.

Просто захотелось рассказать.
Про молодежь и не только.

Ярославское шоссе. Сейчас оно потихоньку расширяется, но часть так до сих пор двухполосная и, как обычно, какая-то неторопливая фура собирает за собой колонну машин, которые ползут в сторону Ярославля неторопливо и печально. Но нам, на областном автобусике, торопиться некуда, ползем себе и ползем в общей массе. Народу в салоне немного, несколько старушек в платочках и пара компаний молодежи - парни и девченки, явно из соседних деревень, с пивком и матерком. Между ними нарастает какой-то напряг. Но тут, на неком перекрестке с соседним селом, какой-то затык. Никто не едет. Автобус встал. Парни пошли поглазеть на причину. А там авария, при выезде на шоссе парень с девушкой на мотике впечатались в трактор. Водитель автобуса и пара парней пассажиров резко взяли командование на себя. Они знали этих ребят. Девчонки из компании стали куда-то звонить - больница, полиция, родственникам. Пацаны вытащили из грузовика в пробке доски, положили раненых на них и потащили в автобус. Одна из старушек оказалась фельдшером и начала реанимировать парня и девушку прямо на полу автобуса. Водитель сказал пассажирам - что никаких остановок до больницы не будет и просит освободить тех, кто не поедет с ним. Пара старушек чертыхаясь вышла, а вся молодежь осталась. Парни о чем-то стали договариваться с водителями фур, те по рации стали куда-то звонить и что-то говорить. Прошла буквально минута, пробка раздвинулась и автобус рванул в сторону Ярославля. Водители встречных фур стали перекрывать встречную, водители попутных стали разгонять тупых водятлов. Автобус вот так со встречной на свою полосу реально понесся вперед. Где-то минут через 10 вынырнули сбоку гаишники и с взяли трассу на себя. Фельдшер с девченками продолжали колдовать над ранеными. Прошло минут 20 и автобус влетел во двор больнички. Нас там ждали.
На тех же досках пацаны втащили раненых в приемный покой, нас оттуда выгнали. Фельдшер осталась. А мы с гаишниками сели во дворе. Достали кто чего из рюкзаков - кто чай в термосе, кто бутылек. И выпили за здоровье раненых. Гаишники попрощались, записали пару телефонов и поехали назад в месту ДТП - оформляться. А мы сели в автобус и поковыляли по своим делам. Так что не говорите, что наши люди и наша молодежь глупа и эгоистична. Всегда помогут и не оставят в беде.
Родина самурая.

Из аэропорта их привезли на двух машинах. Восемь человек рейсом «Токио - Москва» прибыли для реализации давней мечты. Худощавые, небольшого роста, в дорогих костюмах, с одинаковыми дипломатами, в идеально чистых ботинках. Там, где грязь либо засохла, либо замерзла – до блеска начищенная обувь смотрелась особенно нереально. «Макото Миядзаки» - протянул мне руку старший из них, слегка наклонившись вперед. Не слишком низко, но так, чтоб была видна макушка – вспомнил я уроки японских поклонов. Каюсь, сначала я их не различал – черноволосые, узкоглазые, миниатюрные, без возраста. Они ждали медведей, балалаек, снега до пояса и держали в голове единственную формулу: «Русский = раздолбай». Однако упрямые расчеты показывали, что открытие собственного производства в России сократит их расходы на поставку.
График запуска был расписан по дням. Японцы сняли ангар для производства, завезли оборудование, наняли персонал через кадровое агентство и пригласили команду бизнес-тренеров с головного предприятия. Их главным условием было отсутствие русских в управленческом аппарате. Высокое качество и безупречную репутацию мог обеспечить только японец.
Макото петрушил персонал с первого дня. Утренние построения, разнос бригадиров, депремирование сервис-инженеров, увольнения за опоздание. Упаковщики и операторы должны быть на рабочем месте за 15 минут до начала рабочего дня. Русский зам, выполняя поручения, научился бегать. В свои 60. Были и интересные особенности японского менеджмента. Нельзя смотреть в глаза, нельзя держать руки в карманах, нельзя отвечать на вопросы (они риторические). Людей с лишним весом на работу не брали. «Толстый – значит ленивый!» - Макото был непоколебим. Он отслеживал чистоту, систему и точность на всех направлениях. Начались показательные карательные операции. Макото был убежден в том, что русский сносно работает, только когда до смерти напуган. Дух персонала начал неуклонно падать, производительность - снижаться. В раздевалках росло возмущение. Первый звонок прозвенел, когда всех лишили планового отпуска. Тихий саботаж. Как же иначе. Русские инженеры аккуратно вывели из строя оборудование и весь день делали вид, что пытаются исправить поломку. Месячный план пошел псу под хвост. Я знал, кто это сделал. Не сдал, однако сам навалял от души. Ситуация складывалась патовая. Японцы понимали, что уже не управляют процессом, и русский персонал их не слушается. Я понимал, что сейчас начнутся массовые увольнения. Надо начинать переговоры.
Я стоял в его просторном кабинете и терпеливо ждал, пока он проорется. Макото мешал японский язык с английским, добавлял русский мат и периодически переходил на визг – пейзажная смесь… Отрывками я понимал, что Россия – болото, русские - необучаемые дикари, а у меня кисель вместо мозгов. Наконец он выдохся и плюхнулся в огромное черное кожаное кресло. «Говори!!!» - его темные в узких прорезях глаза уставились на меня в ожидании. И мы начали делить сферы влияния… «Если параметры производства снизятся хоть на четверть процента, я тебя уволю!» - крикнул он, когда я уже выходил из кабинета. А через пару дней из головной конторы мне позвонил экономист (давний друг по деловой переписке) и предупредил: «Под тебя копают. Подняли диплом, проверяют специализацию факультета, названивают бывшим работодателям. Для японцев несоответствие специализации диплома и занимаемой должности– это основание для увольнения. Держись». Вот сцуки узкоглазые – отчего-то разозлился я. Тогда я еще не знал, что всего через месяц Миядзаки-сан будет хвастаться перед очередной японской делегацией, что на него работает специалист, который раньше проектировал русские самолеты.
Тем временем ситуация стабилизировалась, и наши показатели плавно и неуклонно поползли вверх. Я был посредником между русской и японской сторонами. Наши добровольно указывали сомнительные блоки, и мы их списывали на тестирование, экономя на случайных выборках для теста и блокируя возможность попадания брака клиенту. Мои упаковщицы стали улыбаться, а сервис-инженеры перестали заливать стресс кофе.
Мы стали сближаться с Макото. С противоположных полюсов мы шли навстречу друг другу. Он становился мягче, я - жестче. На деле Макото Миядзаки оказался невероятно щедрым, мудрым, эрудированным и интересным человеком. Он учил нас рисовать и расшифровывать иероглифы, рассказывал о четырех алфавитах в японском языке, заказывал неведомых рыб из Японии, показывал, как правильно готовить и есть креветки, учил особой гимнастике. Он ел репчатый лук как яблоко, приговаривая «Осень похош на наш имбир!». Обожал борщ и оливье. Он двадцать лет прожил в России, его три сына выросли без него, Макото летал в Японию всего дважды в год - на новогодние праздники и две недели в июле. Ему было 63, когда его руководство наконец предложило вернуться на родину и продолжить работать на местном предприятии, или уйти на пенсию. Он отказался. Он сказал, что больше не может работать с японцами. Он будет работать с русскими.
"Так они и жили: дом продали, ворота купили..."
(на тему «Прорыв дамбы в Орске»⁠⁠)

Я этой зимой вообще слушал новости по радио в машине, и плакал.

Дело в Сибири. Осень была теплой. В начале декабря еще была плюсовая температура. А потом неожиданно ябнул дождь со льдом, и половина региона осталась без электричества. Радио говорит, что вот не были готовы энергетики к такой резкой котоклизьме. Я, на минуточку, электрик. И обращаю внимание на состояние опор, линий электропередачи, открытые дверки на высокой стороне подстанций, и так далее. Это профдеформация. А так как по роду работы у меня есть друзья и знакомые в местном РЭС, то звоню им. Вот на все, что требует времени и средств (заменить опору, устранить провисание) машется рукой. Да, знаем, да, устраним, потом: сейчас у нас то чай кипит, заварки нет, то хуй стоит, тамарки нет. К слову, дверки на подстанциях закрывают моментально, особенно если им напиздеть, что рядом дети играют. Турма никто не хочет.

Так вот. Когда прошёл этот ледяной дождь, то эти кривые опоры ябнулись, а провисшие провода хлестало. И бедные энергетики, судя по новостям, не ели, не спали, и героически устраняли последствия. А где ж вы, сука, были все время, когда вам говорили, что у этой опоры угол отклонения от вертикали уже не просто недопустим по нормативам, а она просто опасна даже в хорошую погоду?

Ладно. Потом неожиданно навалило снега. Много. Радио так и сказало, что неожиданно, и коммунальные службы не были готовы. Для уверенности еще приплели что-то про рекордное количество осадков, и про то, что в последний раз такое было при царе горохе тыщу лет назад, по сводкам. Правильно, как можно быть готовым к снегу зимой в Сибири? Категорически никак. А радио же не скажет: "Извините, мы, руководители коммунальных служб, так обрадовались, что начало зимы было теплым, что на радостях спиздили и попилили весь бюджет на топливо и обслуживание спецтехники до самого лета. Простите, но дача на зарплату не достроится, понимать должны". А теперь у нас паводок. Все по традиции: неожиданно, первый раз за тыщу лет, и не были готовы. Вообще странно. Ничего не предвещало беды: всю зиму снег херачил, как не в себя, его никто не убирал, и не вывозил (см. выше причины), а теперь вдруг паводок. Ну что за бред? По всем законам чиновничьей логики снег должен был мирно растаять и высохнуть. Стой, снег, не тай так резко! Паводок же, а мы не готовы!

(c) gippopotamich
Долго работали над тем, чтобы переехать в определённую страну в Европе. Наконец и муж, и я находим там хорошую работу с отличными условиями, собираемся переезжать вместе со свекровью и сыном. Свекровь - мировая женщина, немного ядовитая, но мудрая и всегда нам помогала. Мы продали свою квартиру, до отъезда вселились к ней, и вдруг новость - сын собрался жениться!
Ему 18 лет, его дама сердца старше, работает кассиршей, и у них безумная любовь. Поэтому он срочно женится, и мы все вместе уезжаем, или же он, как совершеннолетний, остаётся жить здесь и всё равно женится. Мы были в шоке. Девица, понятное дело, собирается сесть на нашу шею в другой стране. Сын, как дурак, этого не понимает и гнёт своё. Муж уже хотел махнуть рукой, как в дело ворвалась свекровь. Сходила в маркет, где работает потенциальная невестка, и, пока та пробивала ей продукты, рассказала, как она рада тому, что внучок остаётся с хорошей женщиной, потому что родители разрешили ему жениться и остаться здесь. Только работы у него нет, из университета он забрал документы перед отъездом, и жить ему придётся с ней, потому что квартиру продали, а бабушка свою квартиру перепишет на двоюродную племянницу - всё равно возвращаться не собирается уже обратно.
Спустя несколько дней девица бросила сына. Он в горе и теперь летит с нами. Боже, храни мою свекровь!
Как у многих, наверное, у меня есть бесцеремонные родственники, которые могут всё: за праздничным столом вспомнить, как я обосрался в детстве; занять денег и не вернуть; выклянчить какую-то вещь и подобное. А жена у меня не то, чтобы аристократка, но довольно замкнутая, малознакомым кажется высокомерной, не любит лишнего шума и скандалов, хотя
иногда откалывает такие номера, что я только диву даюсь.
После свадьбы мы жили отдельно, в городе, платили ипотеку, ничего, как говорится, не предвещало. И вдруг в субботу с утра без предупреждения к нам заваливает моя тётка с мужем и двумя детьми-подростками, радостно вопя, что они к нам на две недели. Мол, погулять решили, детей к школе приодеть. У меня от ужаса в зобу дыханье спёрло. Просто я-то точно знал, что будет дальше: кормить эту ораву за свой счёт, попойки каждый вечер ("Ты меня уважаешь?"), тупые сериалы на полную громкость и прочее.
Стою столбом, лихорадочно соображаю, что делать. Скандал устраивать? Матери звонить и ей скандал устраивать? Из дому сбежать? И тут моя дорогая супруга прямо расцветает и радостно орёт: "ОТЛИЧНО! СУПЕР! Ремонт надо делать, а тут вон сколько помощников сразу! А я-то думала, как мы вдвоем мебель таскать будем! Щас быстренько перекусить сварганю, и мы срочно поедем за обоями и краской, а вы отдыхайте пока! Отлично устроимся: в воскресенье ударно бахнем, потом вы с утра гулять, мы на работу, ну а все вечера наши!" - и начинает носиться по квартире, шторы сдёргивать, стены промерять, на ходу объясняет, какие она обои хочет, какие плинтуса, интересуется, как у дорогого дяди дела с шуруповёртом. А штукатурить? Нет? А плитку класть?
Я таких ошалевших рож ни разу в жизни не видел. Тётка нашлась первая, заблеяла, мол, Олечка, да мы же мешать вам будем и детям вредно краской дышать ("Да какие ж это дети? Орлы! Показать ещё. Без стремянки потолок достают!"), нет-нет, Олечка, если б мы знали, мы лучше к кому-нибудь другому или хоть в гостиницу...
Проводили, короче, гостей. Ремонт решили не делать. Шторы постирали и всё.
Муж и жена весь день на работе. По своим бизнес-делам крутятся. Приходят поздно, уставшие. А чего на ужин, чем детей кормить? Самим готовить уже нет ни сил, ни времени. Выход простой. Наняли приходящего повара.
Повар, естественно, получает деньги. В соцпакет входит бесплатное питание во время работы. Т.е., можно бесплатно харчеваться. Ешьте на здоровье, не жалко.
Но работодатель настоял на дальнейшем усилении соцпакета. Повар вначале отказывался, но уступил настойчивым просьбам. Работодатель уговаривал:
- Вы домой придёте и вам тоже надо своих детей кормить. А когда вам этим заниматься? Поэтому наливайте суп в свой суповой термос, в контейнер набирайте, чего хотите. Пожалуйста. Только готовьте обеды-ужины побольше, с расчётом и на себя.
И повар уходит домой с суповым термосом и контейнерами. Весьма доволен усиленным соцпакетом.
Друзья работодателя из-за усиленного соцпакета обвинили его в разгуле либерализма, ультралевом экстремизме и излишнем увлечении тред-юнионизмом.
Работодатель отверг обвинения:
- Смысл в другом. Если повар часть еды будет уносить себе домой, то он и готовить будет как себе. Ему же этой едой и своих детей кормить. Поэтому он и мясо проверит, лимфоузлы уберёт, плёнки-сухожилия посрезает, побеги из картошки повыковыривает, всю зелень хорошо, три раза, промоет, муку просеет и т.д. А иначе, если бы себе не брал, он бы тут такого понаготовил... Тяп-ляп, быстрее, накидал бы всё подряд, не проверяя, в кастрюли, и - нате вам, жрите. А так, для себя, не торопится, старается. Никакого либерализма.
Историческая справка

1. Среди нас есть люди, которые родились, в 50 - 60-х гг. XX века !
2. Воспитывались в 60-х
3. Учились в 70-х.
4. Женились и выходили замуж в 80-е гг.
5. Работали в 80/90-е, а многие работают и по сей день !
6. Они меняли мировоззрение в 90-е.
7. Прозревали в 2000-х.
8. Удивлялись в 2010-х гг.
9. И не сдаются в 2020-х годах !
10. Пережито:
- почти 7 разных десятилетий;
- 2 разных века;
- 2 разных тысячелетия.
11. Пройден путь от отсутствия домашнего ТЛФ, затем с диском на тумбочке в прихожей -
до смартфона у каждого в руках.
12. Далее,- заказа телефонного звонка по 07 через межгород до видеозвонков в любую точку мира.
13. От диафильмов и слайд-шоу до Youtube.
14. От виниловых пластинок до онлайн-музыки.
15. От рукописных писем до электронной почты, WhatsApp и социальных сетей.
16. От прослушивания новостей по радио, отсутствия телевизора в доме, до просмотра черно-белого телевидения, а затем и телевидения высокой четкости.
17. Когда-то они ходили в "Видеоклуб" и теперь смотрят Netflix.
18. Они фото снимали на плёнку, знали как напечатать фотокарточки и берегли их в альбомах.
19. При них появились первые компы, перфокарты, дискеты, флешки, а теперь у них в руках гигабайты и терабайты на мобильных телефонах или iPad.
20. Они носили мини юбки, макси юбки, бермуды и лосины.
21. Они ходили в валенках, ездили в них на лыжах и роликовых коньках "Снегурках", а теперь их дети катаются на сноубордах, горных лыжах.
22. Ездили на автомобилях с ручным приводом, без электроусилителя руля, без АБС, без ремней и подушек безопасности, без подогрева сидений, без климат контроля и на одних колёсах зимой и летом.
23. А теперь ездят на электрических самокатах, моноколесах, скутерах и автомобилях, которыми управляет компьютер.
24. Они избежали инфантильного паралича, менингита, оспы, гриппа H1N1 и лихорадки западного Нила, выжили в пандемию 2020 года/ второго тысячелетия.

Да! Такие люди прошли через многое, но какая замечательная и интересная жизнь у них была и есть!

Это поколение смело может назваться "Особенным" ! Мы, те которые родились в том мире 50 - 60х, у кого было аналоговое детство и цифровая взрослая жизнь. Они являются своего рода “абракадаброй”, в буквальном смысле слова.

Это поколение прожило и пережило больше, чем любое другое в истории человечества в каждом измерении жизни.

Именно это поколение адаптировалось к любым ИЗМЕНЕНИЯМ !

Они ОСОБЕННОЕ ПОКОЛЕНИЕ, которое было и остаётся УНИКАЛЬНЫМ, несмотря ни на что!

Аплодисменты всем,- кто родился в 50 - 60-х и живёт до настоящего времени !

Здоровья, радости, удачи, добра и счастья всем этим людям !

С таким опытом, это поколение всем нам поможет осуществить квантовый переход в новую реальность!!! ))

Ольга Дубас
«В блокадных днях мы так и не узнали
Меж юностью и детством где черта
Нам в сорок третьем выдали медали
И только в сорок пятом паспорта»
Ю. Воронов.
Посвящается военному поколению Ленинградцев с непростыми судьбами.

Когда началась война, Игорю только исполнилось тринадцать лет. Как и все Ленинградские мальчишки его возраста, он мечтал убежать на фронт бить фашистов, тем более, что его старшие братья воевали – оба на флоте, как и все, он старался помогать взрослым – дежурил на крышах во время налётов, тушил зажигалки, помогал разбирать завалы после обстрелов, как и все, голодал.

Они били из рогаток голубей на чердаках, пытались ловить даже кошек – но и голуби и прочая живность в блокадном городе скоро пропали. Ловили рыбу на Неве, летом ухаживали за огородами – даже сквер возле Исаакиевского собора был засажен.
За всю блокаду Игорь только один раз серьёзно испугался – попал под обстрел на Литейном.

Ахнуло так, что уши заложило. Кувырнулся на землю, в башке звенит. Обвалилась часть стены дома, вылетели стёкла в доме напротив. Легковой автомобиль, проезжавший мимо, взрывной волной швырнуло на телеграфный столб. Водителя выбросило на асфальт, машина загорелась. Пассажир в салоне без сознания. В несколько ударов Игорю удалось открыть заклинившую дверцу и вытащить пассажира. Военный, звёзды на петлицах – чуть не генерал?

- Портфель, портфель – хрипит. С ушей кровь, глаза мутные, но хрипит так, будто приказ отдаёт.

Игорь бросился к двери, и в последний момент успел выхватить кожаный портфель с заднего сидения – а потом полыхнул бензобак, и к машине было уже близко не сунуться.

Шатаясь, подходит водитель.

- Товарищ комбриг, как вы? Вы целы?

- Вон, парню скажи спасибо, вытащил. И документы спас. Герой. Ты вот что пацан, скажи, как зовут тебя, и где живёшь. Шевчук, запиши. За такое одного спасибо мало.
…………………………………………………………………………………………………………………………………………

Ещё Игорь мечтал стать моряком – как его братья. Кончилась война, старший брат – он был подводник- остался служить на Тихоокеанском флоте, а второй пошёл на сверхсрочную – и для него война продолжалась до начала пятидесятых – они разминировали Финский залив и Балтику.

- На флот хочешь? Что ж, дело правильное. Видать в нашей семье у всех мужиков море в душе.

Игорь поступил в Макаровское училище. С гордостью носил тельняшки и брюки клёш – когда первый раз прошёл по Невскому в форме, аж глаза закрывал от удовольствия – казалось, будто все на него смотрят и завидуют.

Учился без троек, в меру хулиганил – как и все пацаны его возраста и поколения. Однажды на спор, в конце сентября переплыл Неву – течением уволокло почти на три километра – от Финляндского железнодорожного моста до Большеохтинского.

Жизнь налаживалась, в сорок седьмом году отменили карточки на продукты, город приходил в себя после блокады, Игорь продолжал учиться.

А потом всё пошло кувырком.

Актовый зал Макаровки находится на самом верхнем этаже, и под большим красивым стеклянным куполом. Кому пришла в голову дурная идея на праздник устроить фейерверк? Компания курсантов – и Игорь в том числе, в мастерских расточили из бронзы небольшую пушку, артиллерийского пороха тогда везде было навалом – только война кончилась, забили доверху ствол конфетти, и когда начальник училища, по завершении официальной части праздника взмахнул рукой, произнеся-

- А теперь танцы!

Бахнули под потолок. БУМММ…АХХХ…

Купол рухнул на собравшихся. Заряд не рассчитали, многовато пороху положили.

Скандал гремел до небес, хулиганов с позором выгнали из училища. Всё, бля. Приехали. От мечты всей жизни остались только китель без погон, тельняшка и расклёшенные брюки.

Игорёха страшно переживал, не разговаривал ни с кем, ходил мрачный и злой. Надо было что- то делать, искать работу, устраиваться.

Однако, судьба подстерегала его с ещё одним сюрпризом. Парень он был для своего возраста здоровенный, кряжистый и очень сильный. Поэтому его участие в дворовых разборках- район на район весьма ценилось – мало кто мог устоять в драке против него.

Ну и вот, значит, происходит очередное столкновение. Игорёха лупил кулаками с лютым остервенением, а как ещё попробовать забыть, что с ним случилось? Противник его помутнел глазами, поскользнулся, упал, но поднимаясь, весь в крови, потащил нож из- за голенища. Игорь саданул мерзавцу камнем по голове. Вот теперь действительно всё, бля.

…………………………………………………………………………………………………………………………………………………….
- Подсудимый Л..н, вы признаны виновным по статье 137 Уголовного кодекса РСФСР………предумышленное убийство…………сроком на семь лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима.
………………………………………………………………………………………………………………………………………………………

Срок он отбыл полностью, и потом никогда никому не рассказывал, какую школу ему пришлось там пройти. Послевоенные колонии – это отдельная тема. В войну уголовный мир раскололся на два лагеря – «воров» и «сук». По воровским понятиям, служить государству было не просто западло, а каралось смертью.

Поэтому те из блатных, кто пошёл воевать, защищая свою землю от фашистов, подлежали безжалостному уничтожению. Противостояние было смертельным, никакая охрана лагерей ничего с этим сделать не могла – и можно представить, какая там царила атмосфера.

Работать Игорёхе пришлось на шахте – вначале киркой, а под конец срока - уже отбойным молотком. С лёгкой руки алкоголика Стаханова по всей стране раззвонили тот объём, что он якобы осилил вырубить за смену, и нормы выработки для шахтёров были установлены конские- почти неподъёмные. Выручала природная силушка – не многие в отряде могли справляться с работой, так как Игорь.

Блатные вначале попробовали присматриваться к здоровяку, да и статья у него была уважаемая- в смысле – не принять ли его в свою кампанию, но после нескольких разборок отстали. Однако, в нескольких кровавых бойнях – барак на барак- ему пришлось поучаствовать.

К своему освобождению он был уже бригадиром, и простое имя Игорь превратилось в уважительное- «Палыч».

Выйдя на свободу, какое- то время работал вольняшкой на той же шахте, снял комнату в Кемерово- жизнь- то продолжается. Двадцать семь лет от роду, образования – школа и два с половиной курса училища, моряка из него не получилось, но шахтёрскую профессию Палыч освоил уверенно.

И если семь лет назад он считался крепким парнем, то сейчас силищей обладал просто медвежьей. Там же, в Кемерово, познакомился со своей будущей женой – симпатичной доброй барышней родом из Донецка – её семья как выехала в эвакуацию в сорок первом, так на Кузбассе и осталась.

Откуда стало известно, что зарплаты на сланцевых шахтах в Эстонии в разы больше чем здесь, а работа намного легче? Палыч долго не раздумывал, и они с супругой поехали через всю страну – устраивать жизнь по своему.

Уже в Эстонии, в пути, произошёл неприятный инцидент. Трое оболтусов- Эстонцев, лет за двадцать дуракам по возрасту, прямо в автобусе начали играть в мяч – и довольно сильно попали жене Палыча по лицу. Палыч взял мяч, установил его в углу возле входной двери, и ударом ноги превратил в блин. А потом бросил в физиономию самому наглому. Те начали орать что- то по своему, водитель остановил автобус.

- Не выходиитте с ниими, говорит одна из пассажирок по- Русски. Они вас убиить сговаариваюттся.

Эстония всего десять лет, как окончательно стала Советской республикой, и национализма там ещё вот как хватало. Многим местным поперёк горла было отвыкать от своих привычных традиций- и большинство всех Русских называли оккупантами.

Палыч-то был выйти ВОООВСЕ не против – эти щенки не знали же, с кем имеют дело? Пассажиры, однако вмешались, скандал погасили. Но запомнилось.

Зарплата на шахте действительно была намного больше, чем в Кемерово, и сланец рубить значительно легче, чем уголь. Но вот незадача – в бригаде половина Эстонцы, половина Русские, маркшейдер Эстонец, бригадный мастер Эстонец. Работают все одинаково, а платят Русским раза в два меньше. Это как же понимать? Отвели мастера в сторонку, задали вопрос.

-Ты как наряды закрываешь?

Тот вначале делал вид что по Русски вообще не понимает, потом начал пороть какую- то чушь, что на такой выгодной работе принято делиться с начальством… Палыч поднял его за воротник-

- Ну мы тебя предупредили.

Снова получка, и снова у Эстонской половины бригады она намного больше.

Так. Придётся воспитывать говнюка.

Мастер после смены обязан обойти забой. Мужики связали вместе несколько динамитных патронов, вставили бикфордов шнур подлиннее – метр с лишним. Дождались этого засранца – хорошенько врезали под дых, связали, укрепили патроны на пузе, подожгли шнур, и сделали вид, что убежали. Ногами потопали.

Метр шнура горит около полутора минут. За это время мастер выдал такой сольный концерт, что нарочно не придумаешь. Он орал, матерился, плакал, сучил ногами, визжал, катаясь по полу, под конец стал выть совершенно по звериному – уши закладывало. Шнур догорел, его развязали. Стоять не может, падает, коленки дрожат от истерики. Воняет от него жутко – штаны полные навалил. Зубы стучат.

- Ну что, научился по Русски- то разговаривать? Не обижайся, но если ещё будет такая зарплата, в следующий раз придётся ставить шнур с детонатором.

Бросили его в забое, и ушли. Мужичок хлипкий оказался, не смог больше работать, уволился. А новый мастер принялся за то же самое – не так нагло, как предыдущий, обосравшийся, но всё равно своим предпочтение отдавалось постоянно.

Палыч супруге говорит –

- Слушай, тут конечно неплохо, но дома лучше. Не станем мы тут своими никогда.

- Ну и хрен с ними, мне тоже тут не нравится. А поехали к нам, на Донбасс?

На Донбасс уезжать пришлось гораздо раньше, чем планировалось, и в срочном порядке- потому что однажды вечером в парке, Палыч случайно встретил двоих из той компании из автобуса- с мячом. Жене он об этом не сказал, однако уезжал довольный – с ооочень глубоким удовлетворением.

Обосновались в Енакиево, устроились на работу. Поначалу была комната в рабочем общежитии, потом, когда появились дети, сняли полдома у хозяев. А через несколько лет построили свой дом.

На работе Палычу все относились с уважением – за несколько лет он заработал прочный авторитет.

Бригадир на косых пластах – а это самое опасное, что вообще может быть в забое- и все в бригаде знали, что этот никогда не подведёт, что на него действительно можно положиться.

Один из случаев, который в посёлке передаётся, наверное, ещё и сегодня- как легенда памяти знаменитого бригадира-

В очередной раз ухнуло, и порода сыграла- там это постоянно случается, небольшой обвал, часть выработанного забоя засыпало, крепь пополам с каменной крошкой повалилась вниз – забой шёл примерно градусов под сорок к горизонту. Вся бригада ломанула к главному стволу – внизу остались трое – Палыч, ниже его метров на пятьдесят Ашот- мужик лет тридцати с дурацкой для его имени фамилией Иванов, и Колька – парень только после армии.

Ашот орёт-

- Палыч, бляяя, скинь шланг, мой порвало!

Когда в штреке завал, всё деревянное трещит и сыплется, выбраться можно только цепляясь за шланг от отбойника – как по верёвке.

- Колька где?

-Х-й его знает, крепью завалило! Скинь шланг, иначе мне тут сейчас пи…дец настанет! Палыч!

- Пи…дец тебе настанет, если без Кольки попробуешь выбраться! Давай, откапывай!

Порода продолжает ходить ходуном, все понимают, что ещё немного- и это будет их могила. Ашот бешено расковыривает и отбрасывает камни и доски, минут за пять, показавшимся им всем вечностью, вытаскивает пацана. Без сознания, ноги переломаны, но дышит. Палыч бросает вниз шланг.

- Привязывай его!

- А я? Ты что, меня бросить решил? Палыч! Палыыыч!

- Привязывай, говорю! Быстрей, бля, давай, скоро тут всё на хер повалится!

Вначале он бешеными рывками выволок ободранного Кольку, потом сбросил шланг Ашоту. Тот обезьяной взлетел на уровень, и без оглядки, где бегом, где на карачках, понёсся к главному стволу.

Палыч закинул Кольку на спину и тоже рванул – успели. Штрек, длиной около трёхсот метров, полностью завалило минут через пять. Всё. Только пыль летает.

Палыч с Колькой поднимаются на поверхность.

Там Ашоту разве что морду не бьют.

- Ты что оставил их там? Где напарник твой, где бригадир, бля?

- Чо орёте, бля, сами-то первыми удрали?

- Спокойно, мужики – это Палыч говорит- всё в порядке, все живы. Скорую вызывайте, с парнем плохо.

Ашот –

- Палыч, ты это, извини, забудь, психанул я – слишком страшно стало. А если бы и меня завалило, ты что бы там делать стал?

- Ты же знаешь. Полез бы вниз, вас откапывать.
……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………

Уже в восьмидесятые, когда Палычу стало всё тяжелее спускаться в шахту – сказались годы работы на Кузбассе, ноги болели, в спину стреляло- директор шахты говорит –

- Игорь Палыч, ты же в войну в Ленинграде был? Блокаду пережил? Так тебе же льготная пенсия полагается? Бери- ка ты отпуск, и поезжай оформлять документы.
…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………

Это был уже совсем другой Ленинград. Палыч долго стоял на набережной, возле Макаровского училища – когда он там учился, моста Александра Невского ещё не было. Не было тогда метро рядом, не было такого человеческого потока – отвык он от многолюдности за свою жизнь. Постоял, посмотрел печально, вздохнул, ну и пошёл собирать справки-

- Это вам надо в горвоенкомат, на Маклина (ныне -Английский проспект), в архиве запрос делать. Свидетельство о рождении у вас сохранилось? А штампы о прописке? Вот и поезжайте туда.

Палыч, особо ни на что не надеясь в общении с бюрократами, отстоял в очереди, написал заявление, заплатил за ксерокопии документов, и стал ждать. Ответ обещали дать через три дня. Скучно конечно, ну хоть по городу можно походить – посмотреть, вспомнить.

И вот срок настал. Что это у военкоматского капитана взгляд какой- то радостный?

- Уважаемый Игорь Павлович! Я искренно рад, что именно мне довелось ответить по вашему обращению!

- Позвольте поздравить вас с получением статуса ветерана- блокадника, и вручить вам заслуженные награды. Представление на вас было подано комбригом Сорокиным ещё в сорок третьем- вот тут его подпись, но согласовано только в сорок седьмом. И тут же в деле- справки об обращении к розыску – вас просто не смогли найти. Почти сорок лет прошло!

Ну не мог же Палыч ответить сияющему инспектору -

- В сорок седьмом я сидел в тюрьме.

Домой, на Донбасс Палыч ехал, рассматривая своё новенькое удостоверение ветерана войны, и две медали – «За боевые заслуги», и «За оборону Ленинграда».
Около года назад это было, зимой.
Шёл на службу с рюкзаком за спиной. Путь пролегал по участку местности протяженностью около 250 метров, ограниченному слева и справа бетонными заборами с колючей проволокой сверху.
Слева за забором гаражи, справа воинская часть.

Примерно на середине этого участка выбегает мне навстречу свора собак около 5-7 голов (подкоп у них был под "гаражным" забором). Довольно крупные, в холке мне по колено будут. Лают, сами себя раззадоривают и устремляются мне навстречу явно не с благими намерениями. Целенаправленно несутся, с ускорением. Шерсть на холке дыбом. Начинаю грустить и хотеть домой. Моментально оцениваю обстановку: камней рядом нет, назад 125 метров, не добегу по скользкому утрамбованному снегу, да и спиной поворачиваться — это самоубийство. Вперёд около 125 метров, не прорвусь через стаю. Слева и справа заборы по 2 метра с колючей проволокой — нереально перемахнуть.

Решаю принять бой.
В левом нарукавном кармане баллончик "Шпаги", выдёргиваю его, перекидываю в левую руку. Псины уже близко. Рюкзак скинуть не успеваю, фастекс грудной перемычки не поддаётся, не трачу на него драгоценное время. Имитирую атаку камнем с приседанием и броском воображаемого снаряда в сторону агрессоров. Ноль реакции.
Блоховозы подбегают и кидаются в атаку. Ближайшую заливаю перцем из баллончика, затем вторую. Они отбегают в сторону секунд на 5 и снова бросаются на меня. Газ заканчивается. Бросаю пустой баллон в морду ближайшей твари и начинаю отпинываться от них. Ору.

Пытаюсь удержать равновесие. Поскальзываясь пару раз, но до падения дело не доходит.
Псины берут меня в кольцо и начинают хоровод: бегают по кругу, лают, имитируя бросок в область колен, а в это время те, что сзади, пытаются впиться в икры.
Понимаю, что выдыхаюсь и долго так продержаться не смогу. Поскальзываюсь всё чаще. Дело идёт к трагичному финалу и титрам с моей фамилией в рамке.

Вдруг слышу крик. Вижу, что навстречу мне бежит парень. "Сдаёт" 100-метровку, по моим ощущениям, на норматив МСМК. Подбегает, пинает ближайшую тварь по хребту, она с визгом отскакивает. В рядах противника короткое смятение. Занимаем с ним круговую оборону спина к спине и успешно отбиваем пинками дрогнувшего врага.
Бой длился минуты 4, но это были самые длинные минуты в моей жизни.

Поблагодарил спасителя, пожали руки и разошлись. К стыду, даже имя забыл спросить.
Если бы на моём месте был ребёнок, если бы не подоспела подмога, дело приняло бы очень печальный оборот.
Я ненавижу бродячих собак. Ненавижу домашних без поводка и намордника.
Надеюсь, в нашей стране когда-нибудь активизируются органы, ответственные за работу в этом направлении. Хочется верить, что методы будут радикальные.

Всей "зоошизе" желаю быть неоднократно покусанными их объектами обожания, заражёнными чумой, холерой, птичьим гриппом, и прочими covid'ами.

via ©TouristEastWind
История одного обсера.

Суд США признал своё полное поражение в деле Мэн Ваньчжоу [финансовый директор Huawei], окончательно отклонив обвинительный акт. Это финальный суд, апелляция невозможна. Тема закрыта.

Кратко напомню историю ситуации.

Мэн прилетает в Ванкувер прямым рейсом из Гонконга 1 декабря 2018 года. Её задерживают на стойке проверки документов и три часа в отдельном помещении допрашивают о том, что она знает о работе фирмы Хуавей с Ираном. Смысл обвинения, если кратко, прост: если китайская госкомпания работает с подсанкционным государством и поставляет ему продукцию, то ты, финдиректор, стопудово про это знаешь — а значит мы тебя в Канаде арестуем по запросу из США, потому что по законам США это преступление.

Мэн говорит "идите на х@й", и через три часа безуспешных попыток выбить нужные признания её официально арестовывают, предвкушая простое и показательное дело. "Смотрите же, свободные люди свободного мира, какое всё террористическое, грязное, коррупционное в этом клубке плохих стран", радуются ответственные за вопросы пропаганды люди. Ещё и темку с 5G закроем, а то Хуавей лидер, а США типа продули, ну так вот ща в дерьме выскочек утопим.

Дело обещает быть несложным, потому что судят в Канаде по британскому common law; единственное место, где привычный нам civil law - это Квебек. Компетенций у Китая в common law откровенно мало, защиту организовать будет крайне сложно. Канадцы играют по джентльменским правилам на своей территории, всё должно пройти гладко. Мэн разрешают сделать один звонок.

Этого хватает, чтобы закрутились шестерёнки одного из самых серьёзных механизмов влияния из существующих в мире. Мэн звонит руководителю юридического департамента Huawei, тот в Пекине перекидывает сообщение в администрацию Си. У Си в тот момент ужин с Трампом, который приехал мириться на тему экономической войны.

— Дональд, ты совсем дурной что ли? - завуалированно спрашивает у него Си. — И почему про это молчит ваше профильное ведомство, которое вообще-то обязано проводить подобные акции публично, сразу же уведомляя?

— Бубубу, - смущённо говорит Донни. — Я хз, меня походу подставили. Я вообще не знаю кто это. Охеренно невовремя как-то всё происходит, согласись.

Пекин со скрипом соглашается, что да, выглядит всё это удивительно несвоевременным, и включается в работу.

Гонконгскую ассоциацию барристеров строят на плацу и говорят примерно следующее: "Товарищи бойцы, или вы сейчас организовываете по вашим диким, нормированным с 12 века, англосаксонским распоняткам, оборону в суде Ванкувера, или вашей местной гонконгской либеральной синагоге кабздец". Поняв, что дело реально нешуточное, команду защиты собирают буквально за сутки и десантируют на региональный канадский суд, ждавший халявного показательного процесса.

Понимая, что по прилёте обратно в Китай их точно наградят, а вот как придётся получать награду, лично или через безутешную вдову — вопрос шаткий, барристеры буквально сразу же разваливают всё, что выкатила канадская сторона обвинения.

Выясняется, что Мэн допрашивали — до ареста. Обыскивали тоже. Фиксация показаний не велась. Обвинение в том, что финдир точно в курсе и лично принимает участие во всех сделках фирмы — токсический бред. Если даже сделка и была, то под запретом платежи, а платил в Иран банк HSBC, его и арестовывайте — само подписание документов с Ираном не противозаконно.

Ощипанные канадские лоеры, ждавшие косноязычных коммунистических бюрократов в фуражках с красными звёздами, а получившие осатаневших от "меня прямо из кабака взяли, сказали отряхнуть муку с носа и грузиться на борт в Ванкувер" коллег по британскому праву, отползают с потерями от friendly fire.

Включается АНБ и говорит — ни в коем случае не отпускайте. Что хотите делайте, но держите её, мы на неё сейчас найдём что-то, что позволит присадить.

Дальнейшее месилово является исключительным по всем меркам. Задержанную в декабре 2018 Мэн начинают судить только в октябре 2019. Её отпускают под залог в 10 миллионов долларов жить в доме в Ванкувере, под наблюдением. В суде же идёт примерно такой процесс:

— Хули вы у неё электронные устройства обшмонали до ареста

— Врёти.

— Вот пруфы

— Это conspiracy theory.

— А зачем пин-код от мобилы передали третьим лицам, как и IMEI и всякие другие идентификационные штуки? Доказательства в США подделать надо?

— Это conspiracy theory, поэтому врёти.

— Как её вообще до выхода из таможни смог арестовать не погранец, а городской полицейский?

— Произошла досадная ошибка.

В панике от недостатка улик обвинение обращается к банку HSBC — мол, а почему бы вам не подать в суд на Мэн, она вот говорит, что вы с Ираном финансовые операции делаете, а это нехорошо.

Представитель банка HSBC открывает рот, чтобы сказать "Сынки, вы для обвинений в "нехорошо" выбрали банк, который начал с того, что кредитовал операции с опиумом, вы совсем дурачки что ли, мы так всю жизнь работаем, основным доказательством отсутствия космических пиратов является то, что в HSBC нет отдела по работе с такими клиентами, ау", но задумывается о перспективах бизнеса в Гонконге и говорит, что никаких претензий к Хуавею у банка HSBC нет.

— Да кiк тiк-то, шо цэ за перемога, - взрываются канадские crown prosecutor'ы, — через вас же платёж шёл, вы должны что-то на тему судебного процесса сделать.

— Можем пожелать успехов - твёрдо говорит HSBC, — Мы деньги делаем при любой власти, никаких претензий к любому виду сделок, приносящих прибыль, мы не имеем.

Ситуация застывает до 24 сентября 2021 года, когда вечером, прямо за минуты до завершения рабочего дня, канадский суд снимает с Мэн Ваньчжоу ограничения на перемещения. США рады бы спешно повторно подать запрос на экстрадицию, но у суда наступили выходные.

В это время в аэропорту Ванкувера уже стоит личный борт владельца Huawei, за месяц до этого перекрашенный в обычный китайский пассажирский лайнер и сменивший идентификацию на один из бортов China Southern.

Мэн пулей забрасывают на самолёт, после чего он взлетает и идёт по крайне занимательной траектории, которая на картинке номер один. Стандартный рейс Гонконг-Ванкувер идёт по другому маршруту, он на картинке номер два. Он короче на ~ 4 часа.

Китайцам не нужны приключения с ситуацией, когда над Тихим Океаном, где пачка баз США, неизвестный истребитель или собьёт или принудит к посадке лайнер, поэтому они уводят борт и от границы США, и обходят Аляску.

Борт идёт с выключенным транспондером, никому ничего не известно. Связь включают только в тот момент, когда входят в зону работы российского ПВО — Мэн Ваньчжоу пишет что "скоро буду" примерно в тот момент, когда под крылом начинается зелёное море тайги. Китайцы чётко просчитали маршрут — очевидно, что есть места, куда авиация США не сунется в принципе. Ну а далее — через Монголию в Китай.

Штаты устраивают истерику, начиная от "Да на самом-то деле мы вовсе-то не проиграли, это наш хитрый план, мы её ВРЕМЕННО отпустили" и заканчивая правками википедии (прямо в тот день страница события менялась на ходу). Для них это чертовски обидно — вместо показательного процесса над "принцессой Huawei", в ходе которого ей влупили бы лет 20 тюрьмы, приходится оправдываться и спешно придумывать, что тайно договорились отпустить. И ведь держали её в Ванкувере буквально в десяти километрах от границы с США, если бы канадский суд получилось прогнуть, её посадили бы в машину и через 15 минут она была бы уже в США!

Но канадский суд прогнули другие, похитрее и посильнее.

Встречали Мэн в Шэньчжэне, с салютами. Говорят, было почти как на Новый Год.
Ехала в маршрутке после рабочего дня, работаю со студентами. Весь день говоришь, весь день вокруг тебя шум - устаёшь очень. Рядом сидит женщина, сидим около водителя. До дома ехать часа полтора, так эта дамочка почти всю дорогу говорила по телефону, и так громко, что слышал весь салон. Сначала маме позвонила, протрещала полчаса, потом Светочке, то же самое ещё на полчаса, потом набрала Ленуську, которой начала жаловаться на Светку-лахудру. И тут водитель не выдержал, как рявкнул на неё, чтобы заткнулась и дала людям отдохнуть. Та орала минут 10, потом потребовала номер диспетчера, начальника, сказала, что всем нажалуется. Я позвонила тем же вечером, чтобы поддержать водителя, диспетчер хохотала в голос, потому что позвонило уже семь человек, я была восьмой.
Маме 87. Мне 61

Ну, да, - мы теряемся в интернетах, плохо пользуемся гаджетами, не знаем, что такое приложения, и их обновления...

Но мы же люди? Да? Граждане своей страны?..
Мы же имеем это право?
Или, нас надо расчеловечить?
Или не надо?
Или надо?

Мама - уроженка Украины (Киевской области), выросла в послевоенном подмосковном детдоме, закончила областной педвуз им. Крупской, 59 лет (это не опечатка - пятьдесят девять лет педагогического стажа) учила детей не только биологии и географии, но и интернационализму - равенству рас и национальностей.
И вот мы решили спокойненько в своём Воскресенске Московской области проголосовать.
Приехали к школе №3, где её избирательный участок.
А территория школы ограждена. И ворота на замке. Припарковался поодаль, где место было, пришел на мамин участок (УИК), говорю председателю комиссии:
- Мама ходит с палочкой. Нельзя ли как-то мне её поближе подвезти?
Он поднял брови:
- Вы бы позвонили! Или сейчас скажите - куда? Мы к ней на дом придем!
Я улыбнулся:
- Она здесь хочет. Да вы и сами обрадуетесь, когда её увидите!
- Она здесь работала? Кто?
- Не буду портить сюрприз...

Вернулся в машину, - поехали снова вокруг школы. Мама по пути рассказывала, как в 75-году вот этот сквер перед школой был пустырем. Микрорайон Новлянский только что был отстроен. И школа была - новостройка. И дали тогда грузовую машину и автобус. И учителя поехали с этой машиной в этом автобусе куда-то в лес. Там повыкапывали березки-саженцы. А учитель черчения с ними не поехал. Отказался. Но, когда они вернулись на автобусе с этой машиной, он, оказывается, уже куда-то сходил неподалеку в лесопосадку, выкопал там молоденькую березку. И, к их возвращению, посадил уже, и ушел. И вот эта самая большая береза - мама сегодня мне её показала - его! Стоит самая сильная!
А я помню, как мы учениками тоже сажали деревья в Новлянске. И отливали в летнюю жару те саженцы, что послабее. И трудно сейчас поверить, что весь этот сорокатысячный микрорайон был когда-то голым пустырем. Без деревьев и кустарников.
А сегодня заворачиваем мы в школьный двор - нам полицейские открыли ворота.
Мама рассказывает:
- Наш школьный участок был лучший в районе - ты знаешь! (Я - киваю. Знаю.) И мы взяли первое место на ежегодной районной выставке цветов. Её проводили в ДК "Химик". И мы выиграли право представлять область и район на выставке цветов и даров осени на ВДНХ. Дают нам машину, автобус, мы всё продумали... Вечером приходим на пришкольный участок - выкопать и нарезать цветы. С ведрами, корзинами... Только начали работать - на балкон дома напротив выскочили люди, а другие из окон, закричали:
- Прекратите, сейчас же! Дети и учителя старались, сажали эти цветы!.. Мы сейчас милицию вызовем... (Хотя, какая там милиция... Дом-новостройка, телефонов ни у кого не было.) Мы вас сфотографировали! Вас поймают! (У мужчины, действительно, был в руках какой-то фотоаппарат.)
- Мне, сынок, было очень приятно, что они так защищают наш пришкольный участок.
Подошла поближе к их дому, - всё им объяснила. Нас тогда на ВДНХ наградили за нашу выставку Большой медалью.

Пока она рассказывала, нам открыли ворота, - мы подъехали к самым дверям школы.

Мама проголосовала.
И я проголосовал.

И наш УИК никто при нас не пытался поджечь. Или залить зеленкой избирательную урну. Или атаковать беспилотниками или поджигательствами какими-то... (отсылка к Белгородской и Курской областям)
А если бы это случилось, - мама сказала бы: "Подождем, сынок! Сейчас всё устроится, всё исправят, и я проголосую..."
Потому что вокруг всё её! Она здесь жила, и делала жизнь лучше. И никто не вправе лишить её права высказаться!
А лишить её этого права, (залитием зеленкой избирательнуой урны. Или атаковать беспилотниками или поджигательствами какими-то...) пытаются те, кто ничего для этой жизни не сделал.
...
Кто-то скажет про этот текст: "Поток сознания..." И будет прав.

Но, почему бы и не поток сознания? Мы же люди?
Я как-то выкинул кабель от Sony Ericsson...

У меня и телефона такого не было, отдали с чем-то. Просто разбирал одну коробку, оставил по одному редкому кабелю, остальное кинул обратно и выставил "отдам бесплатно". А этот кабель каким-то подозрительным показался. Ну не помню я такого, а этот ещё и старый, COM-овский. Погуглил, оказалось, что разъём для SE. Полез опять в коробку, там ещё штук пять таких же, но USB. Ну и что-то мимо мусорного ведра проходил, выкинул. Через день или два звонок: "Можно не всю коробку забрать, а покопаться в ней, вдруг нужное мне будет?" Я обычно говорю, чтобы целиком забирали, а тут что-то почему-то цепануло, говорю, давай, только с тебя тогда пиво и можешь хоть все коробки с барахлом смотреть, может найдёшь чего нужно. Там слегка замялись с той стороны, сколько говорит, пива? А суббота, утро, говорю, что по бутылке за каждую осмотренную коробку, но забирать только то, что действительно нужно.

Через полчаса стучится мужик, слегка помятый, с ходу вручает бутылку пива, пакет ставит рядом с коробками, которые я подготовил. И такой: "А вот хрен у тебя будет то, что мне действительно нужно, просто пивка на халяву выпьешь". Но начинает копаться в коробке, а я на диван сел, пиво открыл, смотрю на всё это дело. Он копаться копается, тут хоп, завис, на меня посмотрел и такой: "А можно забрать?" А в руках у него DX2.

"Можно, если нужно"

Он его аккуратно так в какой-то конверт кинул и во внутренний карман. Вторую коробку к себе пододвинул, из пакета бутылку пива достал, протягивает мне. А я не допил ещё первую.

Говорю: Ты сам-то будешь пить? Или на машине?

Он: Да я пешком... Да и одну уже... Ну... Начал с утра...

Я: Ну, давай тогда, заодно посмотрим, что из барахла моего пригодится.

Он так как-то даже радостно бутылку открыл, видно не очень ему первая помогла. Коробке к десятой мы уже весьма так... Ну... И накатили, и разговорились, Вася зовут, ремонтом телефонов занимался, ну и железки старые коллекционирует, но не просто, а чтобы в рабочем состоянии и заводились, работали. А у меня прям чуть не склад тогда такого был. Там и ST-225, и SIMM, и MFM карты, и вот прям списано было недавно в рабочем состоянии. Крч, коробку ему под хлам выделили, под пиво вдвоём уже копаемся, я ему:

"О, Trident под ISA, нужно?"

Он: "А что, можно? А тебе не надо?"

Я: "Давай, забирай, оно хоть у тебя поработает, у меня просто пылью порастёт!"

И тут пиво закончилось. Он спрашивает меня: "Что, ещё по пиву, где тут у тебя магаз? Я щас сбегаю!" А у меня район тогда довольно криминогенный был, там в субботу даже днём могли не местному просто так навалять, особенно если пьяный: "Одного не пущщу, ты сам себе пиво возьмёшь, а я себе сам возьму, какое пить люблю!"

Ну и пошли вместе. Пока шли до магаза, в голове что-то щёлкнуло:

"Ты вообще что искал такого? Ну, что с утра, с бодуна, попёрся?"

"Да кабель дурной, я для коллекции телефон восстанавливаю. Что-то с утра дёрнуло на барахолку залезть, смотрю объявление твоё, на фото эриксоновские кабеля, но юсбишные, дай думаю позвоню"

Я: "Стоп. Эриксоновские?"

Вася: "Ага... Тут дело такое, телефон старый, он только через компорт шьётся. У меня был такой давно, я всё про него знаю. Только кабеля не осталось, а так прям для коллекции, ностальгия какая-то, нужно, чтобы работал"

А я пакет с мусором только с утра вынес на помойку. И да, вы угадали. Я полез его доставать. Из контейнера. Даже чуть не побежал, почему-то испугался, что коммунальщики у нас хорошо работают. А Вася рядом стоит и причитает: "Да чтоб тебя! Ты что, бутылки ищешь, чтобы сдать?! Не принимают уже!!! Идём, бл, я куплю тебе пива!!!" И тут я чуть ли не с победным криком достаю его кабель. Из мусорки.

Вася смотрит на него... Молчит... Долго так, секунд десять.

И говорит: "Это коньяк"

Я: "Это кабель"

Он: "Нет, теперь мы будем пить не пиво, а коньяк. А это да. Кабель. Как мне нужен"

Домой он поехал изрядно нетрезвый, на такси, с коробкой всякого старого компьютерного барахла и кабелем в руках.
В восьмом клaссе я влюбился в десятиклaссницу. В те годы я дaже ходил через две ступеньки. Онa былa комсомолкой, членом советa дружины.
Комсомолкa курировaлa нaш клaсс и особенно меня, кaк отличникa и перспективного кaдрa. У нaс были сугубо деловые отношения. Я рыдaл нa плече у друзей-хулигaнов: онa любит не меня, онa любит мои пятерки!

Однaжды моя комсомолкa зaшлa ко мне домой, чтобы передaть книжку, но никого не зaстaлa и остaвилa книжку бaбушкaм нa лaвочке у подъездa. В те годы бaбушки нa лaвочкaх были несущей конструкцией дворa. Им доверяли нa хрaнение сумки с продуктaми, детей, тaйны.

Когдa я появился, бaбушки передaли мне книжку.

– Хорошaя девушкa! – скaзaлa однa.
– Прямо кaк я в молодости! – добaвилa вторaя.
– Мы ей всё про тебя рaсскaзaли! – зaявилa третья.

Я уже собирaлся уходить, но тут отнялись ноги.

– Что… что…что вы ей про меня рaсскaзaли?

– Что ты у нaс хулигaн, и вся округa тебя боится! – скaзaлa однa.
– Что все девчонки нaшего дворa в тебя влюблены! – добaвилa вторaя.
– И что у тебя есть подпольный мотоцикл! – зaявилa третья.

Я едвa не плaкaл.

– Что вы нaделaли? Это же все непрaвдa! Я отличник, я перспективный кaдр! Онa теперь в мою сторону дaже не посмотрит!

– Отличник! – скaзaлa однa.
– Перспективный кaдр! – добaвилa вторaя.
– Пaмятник! – зaявилa третья, и все они дружно зaхохотaли, помолодев вдвое.

Нa следующий день моя комсомолкa поймaлa меня в школьном коридоре.

– Ты это… кaжется, в кaфе-мороженое меня приглaшaл… я подумaлa, a дaвaй сходим, отдыхaть тоже нужно.

Когдa я слышу рaсскaзы про злых и мрaкобесных бaбулек нa лaвочкaх, я только пожимaю плечaми: добрее и мудрее бaбушек моего дворa я не встречaл...

© Олег Бaтлук
2
Мой отец всегда говорил, мол, баб менять бесполезно - все одинаковые и поперёк ни у кого нет. А меня в первом браке бывшая дожала так, что сбежал, в чём был, лишь бы в покое оставила. Хорошо, хоть детей не нажили. Это надо так уметь - скандал по любому поводу. Как-то с работы вернулся уже за полночь, заранее, главное, предупредил, что аврал и задержусь, по дороге купил шаурму, чтобы тихонько пожрать и не шуметь с готовкой. Так она скандал устроила, что купил только одну, а она голодная. Так ты весь день дома сидела, чё сама хоть себе-то не приготовила?!
А потом женился второй раз, жена на учёбу поехала. Она врач, им положено периодически. Залезаю в холодильник - весь коробочками с едой забит. И записка: "С красной крышкой - греть, с синей — ешь так!". И печать её врачебная стоит, пошутила, типа. Стоял перед холодильником и плакал, честное слово.
Через пару лет после окончания ВГИКа мне предложили халтуру, ездить от Бюро Кинопропаганды по стране, показывать новые фильмы и выступать после сеанса. Мы, бывшие студенты, собрали группу из трезвых и более-менее популярных артистов, расписались за копию нового фильма и поехали в глушь. Раздолбанный автобус возил нас по райцентрам, деревням, рабочим поселкам. Фильм нам всучили средний. Я не откажу себе в удовольствии пересказать сюжет.
Итак, некая хорошая девушка полюбила хорошего парня. Но парень встретил на танцах плохую девушку (всех неважных девиц в советском кино звали либо Марта, либо Ева, эту звали Марта). Решил парень на Марте жениться. Свадьбу порядком изгадила хорошая девушка, которая на своем грузовике (она работала шофером) проехала мимо новобрачных и обдала их с ног до головы грязью из, не высыхавшей ни в какую жару, лужи. Однако, они отмылись и зажили семьей. Марта любила деньги и заставляла мужа пилить и валить деревья круглые сутки, а сама дома радостно складывала стольники в тумбочку. Однажды, хороший парень от усталости не туда повалили очередную сосну и был ею придавлен. Ноги его отнялись. Ясное дело, что плохая Марта с парализованным мужем жить не захотела и сбежала. Бедняга совсем скис. Но тут на своем грузовике примчалась хорошая девушка и начала яростно ухаживать за любимым человеком. Она заставляла его, лежа, сколачивать табуретки и он вскоре поверил в себя. Потом один хороший милиционер подарил герою инвалидную коляску. В рекламе к фильму было написано, цитирую дословно «Героиня своей любовью разработала герою нужные группы мышц.» Не буду вас томить – финальная сцена. Хорошая героиня везет героя на инвалидном кресле к реке. Вдруг ей становится плохо. Герой вспоминает про вчерашние грибочки, но героиня заявляет, что тошнит ее не от грибов, а от того, что она ждет их общего ребенка. И тут…Герой от чувств поднялся и пошел. Конец.
Мы приехали в первый пункт поездки, в рабочий поселок городского типа. Народу в клуб набилось очень много. Мы договорились, что как только фильм кончится, мы все выйдем на сцену и начнем рассказывать всякие байки, чтобы зрители побыстрее забыли этот кошмарный фильм. Так и поступили. Только в зале зажегся свет, мы вышли и уселись за стол с микрофоном. И тут я увидела, что почти у всех людей, сидящих в зале, заплаканы лица. Известный актер, для затравки, рассказал смешной и вполне приличный анекдот. Зал глухо молчал. Молодой режиссер принялся делиться своими впечатлениями от недавней поездки на зарубежный кинофестиваль. Опять никакой реакции. Тогда я спросила: «А может у вас есть к нам вопросы?» Тут же немолодая женщина, всхлипнув, спросила: «А ребеночек у них нормальный родился? Все ж таки от больного отца.» Зал замер в ожидании ответа. Актер, к нашему удивлению, поднялся из-за стола и практически отрапортовал: «Ребенок родился здоровым и развивается отлично!» В зале послышался вздох облегчения. Вытянула руку молодая девушка и негромко спросила: «А где он работать-то станет? Деревья валить ему, наверное, уже нельзя? Или они на ее зарплату жить будут?» На этот вопрос взялся отвечать мой однокурсник-сценарист: «Герой не позволит себе жить за счет женщины. Он пойдет на курсы столяров и поступит на мебельную фабрику». Кто-то из зала уточнил: «Пойдет или уже пошел?» Мы замялись и актер, подумав, сказал скорее нам, чем залу: «Уже устроился. Ребенок-то уже родился и значит он уже устроился. Все логично.» Я робко сказала залу: «Это же фильм… Вымысел.» Не дослушав меня, привстал не очень трезвый мужчина: «Мне непонятно, чего все гуртом ополчились против Марты? Она молодая, красивая, ей мужик каждую ночь был нужен, а муж слег. Куда ей было деваться? Налево шастать? Она честно поступила и ушла от инвалида. А вот почему он, без расписки шоферке ребенка заделал?» Зал заволновался, зашумел.
Вскочила бойкая бабенка и закричала: «Как он вообще изловчился ее чпокнуть?! Ну как?! Боком что ли? Если у него ноги были, как тряпки?!» Зал принялся стыдить ее за непристойные речи, но она отбивалась: «Мне не ясно! Надо было все как следует в фильме показать, чтобы вопросы ненужные не возникали.» Зал разделился на группы, одни утверждали, что герой сделал ребенка героине боком, другие, что обычным способом, только под спину подушку подложил, а третьи гневались, что такие бесстыдные дела в клубе обсуждать нельзя. Тот, который поддерживал Марту снова подал голос: «Можно мне ее адрес, в смысле адрес Марты? Я с ней переписываться хочу. Она же свободная.» Зал взвыл от негодования и любителя Марты чуть не вынесли из зала.
Ночью мы на автобусе ехали в другой поселок. Актер сказал, глядя в черное окно: «Какой у нас зритель… Какие же мы сволочи, что для таких чистых людей фуфло снимаем.» А мой однокурсник заметил: «И ведь никому не пришло в голову, что она не от инвалида забеременела, а от милиционера. Правда святые люди.»
Вот так же они сейчас и телевизор смотрят...

Ganna Oganesyan
Вот ни за что не поверю, что когда рядом случается несчастье, где гибнут случайные люди, то ни у кого не происходит примеривания на себя. Вот прямо никто не начинает представлять себя на месте жертвы. Что это он/она начинали обычный день, со своими планами, проблемами и радостями. Намечали что-то купить, с кем-то переговорить, сгонять летом на море, возразить начальнику, забрать дочку из садика. Чтобы через несколько часов гореть заживо, или умирать от случайной пули, хрипя в крови...
Нет, ну конечно, нет. Крушение, пожар или теракт может произойти с кем угодно, но только не с нами. И увидеть воронки на месте своего дома - это ведь только в кино?
Увлекательно было бы начать так историю. Но нет.

Как мы все же зависим от предметных воспоминаний. Вещи, фото, картинки.. Без них бывает невозможно припомнить давние события. От моего прадеда осталось одно фото. И вот как оно может описать совершенно невозможные сейчас события? А ведь был он и на первой мировой, и гражданской, и выживал в голодоморах. Никаких заметок не осталось. Все ушло прахом. Наша генеалогия - это всего лишь обгоревшие верхушки неведомого древа.

Пару дней назад принялся было вычищать кладовку. Нашел старый фотоальбом, и очистка остановилась. Десятка два фото из института. Из черно-белого времени, в котором произошло больше событий, чем за последние двадцать лет. На одной одной из фотографий - стройотряд 1982 года.

Я отягощен послезнанием. И знаю судьбу многих из той группы. Несколько вылетят до окончания. Сколько-то сопьется, будут убиты в разборках или в братской резне. Кто-то сядет. Много эмигрирует. И что вряд-ли больше половины встретят свое пятидесятилетие. Тем более - на родине.

А пока студенты радостно гомонят в теплой тени огромных, до пятого этажа, тополей. Возле остановки троллейбуса. В городе Донецке, на перекрестке Университетской и Гринкевича. Угол этот знаменит как бочкой вкуснейшего и холоднейшего темного кваса, так и неизменной продавщицей, необъятная попа которой свисает по обе стороны ее стульчика. И славится тетя умением полностью влить семь пол-литровых кружек в трехлитровую банку, а заодно так словесно отбрить несогласных, что поневоле верится, что именно из-за нее здесь возвели филологический факультет. Для изучения фольклора.

Студенты в коротких зеленых курточках курят, ржут, и запивают квасом горячие пирожки с горохом. А на новом корпусе универа алеет мудрость: "Коммунизм - это молодость мира, и его возводить молодым!".

Один из группы - это я. Мы едем заработать кучу бабла на железной дороге. Где я познакомлюсь с тем, кто станет другом.

Женя был выдющимся гиком. Длинный, сутулый и близорукий. Освобожденный по здоровью от физры и военки.
На инструктаже по ТБ, где все враз заснули, он внимательно осмотрел незабвенные советские плакаты по ТБ, ехидно улыбнулся, и тут же стал что-то писать в блокнот, посматривая в потолок. Его так вдохновила тема несчастий на производстве, что ежевечерне, когда все валились спать после ворочания ломами, он рисовал и вывешивал один-два плаката с собственным рисунком и четверостишием. В конце их все растащили на сувениры, так что я помню только свой экземпляр :
Рыцарь Генри, как-то раз
был поражен стрелою в глаз.
И промолвил наш герой,
Отправляясь в мир иной: "ох, не стойте под стрелой!"

Вначале я посчитал его обычным народным стихоплетом. Ну, из тех, чье дикое творчество сейчас появляется на запрос "поздравления на юбилей". Поэтому со всем сарказмом спросил, а может ли он написать сонет? При том, что я это слово только слышал. А тот спокойно уточнил, какую форму я хотел бы: итальянскую, франзузскую, или неправильную шекспировскую? И я поплыл. Я никогда не видел ровесника, пишущего стихи, и не стесняющегося этого.

Эта редчайшая способность, а еще незлобивый характер делали его неотразимым среди девушек той чудной поры. Даже рано женившись, он не упускал случая познакомиться поближе с романтическими дамами. За что иногда бывал бит их ухажерами и мужьями. Но, скажите, как было устоять девице, когда ей дарились акростихи, а затем нашептывалось его фирменное: "Позволь мне просто любить тебя?". Нет!

И был он человеком ветра. Ему ничего не стоило в разгар мерзкого ветренного марта разыскать меня после первой пары, и позвать на вокзал. Потому что вечером отходил поезд на Симферополь. А ему написали, что там уже расцвел миндаль. И убеждал, и мы спешно занимали рублики, бросали все, и с тубусами влезали в плацкарт. А на следующий день жгли костер на яйле, стреляя вниз на Ялту пробками "Бахчисарайского фонтана".

Он располагал к себе. И среди его знакомых были медики, товароведы, цыгане, наркоманы, лесничие. И странно, что никто из них не морщился, когда Женю пробивало на стихи. Удивительно.
Помню, на вечеринке он ухитрился сделать русский текст к тогдашнему шлягеру. Девчонки - инязовки накидали подстрочник, а он за пару часов сделал рифму и сохранил смысл.

А когда перед Новым Годом он за ночь разрисовал зубной пастой огромные окна возле кафедры, изобразив шаржи на весь деканат? Никто не просил его об этом. Трудно поверить, но в то время юмор раздавался щедро. Поэтому, кстати, помер КВН. Кто сейчас шутит бесплатно?

Помню, как ему удалось поразить меня дважды за одну минуту. Мы накидались в "Чебурашке" так, что забыли там его дипломат. И вот когда он это обнаружил, то за секунду протрезвел. Такого номера я не видел. Вместо окосевшего Швейка на меня вдруг смотрел злой Мюллер. "Там же партбилет!", - заорал он. И я охренел еще раз. Предположить в нем коммуниста?
А оказалось, что он до института проработал на фабрике, где и попал под раздачу. Но надо сказать, что в какую-то идею он верил. И сжигать партбилет, когда это стало модным, не стал. Как и не стал писать стихов про войну, как просили в ДНР. Но я перескочил...

После института мы разошлись. Он - в местные энергосети, я - искать приключений. Хапнул дозу в Чернобыле, зацепил Чечню. А потом и вовсе уехал из дичающей на глазах страны. Но связь держалась. Женька стал печататься, и как-то прислал мне сборник своей поэзии с дарственной.

К моменту истории он работал каким-то начальником, уже был в разводе второй раз, и жил в большой служебной квартире. И вот однажды водила Яша уговорил сгонять в далекое село, на какое-то торжество. Я пропускаю детали (потому что, откровенно, сам не понимаю, как такое могло произойти), но в селе ему вручили настоящую сельскую девку. Потому что та кое-как закончила школу, была здорова, как корова, а работать отказывалась. Выдать замуж ее было не за кого. Просто всучили, чтобы Женя хоть куда ее пристроил. Сейчас это не укладывается в голове, но тогда начались девяностые, зарплаты не платили по полгода, а вконец окосевшему от спирта "Ройал" Жеке всучили в нагрузку свежеободранного барана...

Проснувшись уже у себя, Евгений Юрьевич обнаружили рядом зашуганное создание. А в углу было свалено приданое: ковер с лебедями, простыни с печатями, и расписной халат. Максимка, мля, - вполне возможно, подумал он.
Началась учеба. Девка оказалась реально дикой. Ей пришлось показывать, как пользоваться газовой колонкой, унитазом, и лифтом. Как ни странно, пара бывших Жекиных пассий тоже приняли участие. Снабдили одеждой, и научили гигиене и косметике. А заодно и красиво курить. Потому что курить некрасиво, как глотать самогон стаканами она уже умела.
Прожив почти год, девка смылась, прихватив деньги. Вроде встречал ее кто-то потом в Питере, среди жриц любви. Но это неточно.

А после аншлюса настало иное время. Донецк опустел и стал страшным. Москва и Киев привычно веселились. А в Донецке был комендантский час. Когда в черной тишине ночи только из кабаков доносились визги с музыкой: победители гуляли. Те, кто еще был способен найти новую работу, уехали. А друг остался. Он был не то, чтобы громким патриотом, а скорее - тихой совестью. Может, потому что правильные книги в детстве. И безотцовщина.

У него проявился талант восстановливать сети после обстрелов. Город набит шахтами, где насосы постоянно откачивают воду. Малейший перерыв мог привести к трагедии. Я уже не говорю про жилые дома. Где жили как сторонники, так и противники. Нищие и миллионеры. Зажравшиеся и голодные. Но все хотели нормальной жизни.
Я не помню, писал ли кто на этом сайте про обычных работяг. Больше про бандитов и аферистов. Возможно, считается неинтересным вспоминать тех, кто в самые пропащие годы обеспечивал тепло, воду и свет. Тем более, в той осаде. А ведь те люди часто спали на работе. И придумывали совершенно небывалые схемы переключений, лепя перемычки из говна, чтобы хоть как-то сохранять электроснабжение. Приходилось выезжать туда, где стреляют. Ему везло. А вот потолстевшему Якову Михайловичу - нет. Его бригаду, работавшую на подъме упавшего анкера, накрыл миномет. В бытовке остался термос с еще теплым чаем...

А потом Женька устал так, что уволился. Сидел в своей многоэтажке, соорудив на подоконниках стенку из книг. От осколков. Пытался писать. Набирал в ванну воду, ржавую и масляную, что стали давать раз в неделю. А еще через месяц у него заболел живот. Ни нормальной скорой, ни лекарств, ни врачей в Донецке уже давно не было. И он умер в больничном приеме. Скорчившись от боли на убогой койке. Один.

И вместе с ним умерла наша эпоха. Остались только фотки. Которые абсолютно бессмысленны для моих потомков. И которые выкинут вскоре после моей кремации.
В пятницу 22 декабря был последний рабочий день перед Рождественским отпуском. Рабочие утром закончили все горящие заказы, выключили станки и вытерли их от масла, убрали рабочие места, выбросили мусор и в мыслях считали часы до обеда или даже до наступления Рождества.
В Италии у рабочих есть право на собрания, примерно 4 часа в год за счет работодателя. Именно право на собрание в рабочее время и на рабочем месте, просто уйти с работы на 4 часа раньше нельзя, и получить денежную компенсацию и при этом работать тоже нельзя. Есть право, а дальше уже пусть рабочие решают, воспользоваться им или нет. Наши рабочие решили провести собрание в актовом зале аккурат после обеда 22 декабря. Не будем кривить душой, это был просто повод вместе посидеть и выпить. Все обещали, что откровенного алкоголизма не будет, но понятно, что все взрослые и будут пить явно не минералку. Для собрания нужен какой-то протокол, иначе это просто банальное пьянство, а не собрание. У меня репутация «писателя» на работе, поэтому рабочие каждый год обращаются ко мне. Они то не знают, что у меня опыт собраний на тему «Влияние решений ХIX съезда на животноводство в условиях арктического климата» ну или «Роль КПСС в развитии нелинейной алгебры», поэтому из года в год я придумываю названия собраний и пишу за ребят отчет по теме, а они не глядя подписывают. В этот раз, с учетом опыта прошлых лет, в 14.00 у меня на столе уже лежала шоколадка и список с подписями и с датой, мол остальное сама допиши.
Т.к все рабочие ушли на собрание, то завхоз решил воспользоваться случаем и подновить разметку как на полу, так и на стенах. Вооружился трафаретами, ведром краски и пошел писать: Под стрелой не стоять, Опасная зона, Аварийный выход, Высокое напряжение и т.д и т.п.
В бухгалтерии тоже было мало работы и девочки решили отмыть от векового налета чайники, кто-то даже уксус из дома принес.
Коллега из отдела закупок решил оформить заказ в аптеку и для этого снял с полки тяжеленный чемодан с аптечкой и потихоньку проверял сроки хранения, добавляя из раза в раз новые строчки в заказ. Условно говоря, йод – 4 упаковки, бинт-6, эластичный жгут- 1.
У нас довольно большое производство и относится оно к высокой группе риска, поэтому проверки по ТБ и пожарной безопасности бывают часто. Всех инспекторов уже знаем в лицо, от числа штрафов руководство стонет, мы стараемся, но каждый раз какой-то косяк, то велосипед у дверей кто-то поставил, то бочка с маслом возле кослородного баллона стоит, то песок закончился в ящике, то аварийные выходы не обозначены, то народ медленно выходил из цехов, всегда что-то находят, выписывают штраф и предписание на устранение. Работа у них такая...
Ближе к концу дня 22 декабря пожарный инспектор решил организовать нам сюрприз и без предупреждения явился на проходную, наверное подарков захотел. Сразу сказал вахтеру, что если маякнешь кому-то, то штраф гарантирован. Хищно улыбнулся, потер руки и решительно нажал на кнопку пожарной тревоги.

С нашей репутацией раздолбаев инспектор ожидал увидеть все, что угодно, а увидел он следущее:
- идеально чистое производство, никаких промасленных тряпок (ну да, утром все убрали)
- все дорожки свободны от ящиков с заготовками и продукцией (утром убрали на склад)
- свежая и хорошо заметная пожарная разметка (молодец завхоз)
- громко звенит сирена (на самом деле это из-за выключеных станков, никто сирену не менял)
- буквально через 20 секунд после сирены оффисный планктон выходит организованно, даже с аптечкой и с подручными средствами пожаротушения (ага, чайники из бухгалтерии, как раз по коридору шли, когда услышали сирену)
- ну и вишенка на торте, я иду впереди большой колонны рабочих со списком, громко выкрикиваю последние имена Турина, Турри, Веронелли, Вуйович, отдаю список инспектору и говорю, что всех пересчитала и отметила (на самом деле я просто спустилась в актовый зал, поздравила, выпила бокал с ребятами, и сказала, чего именно я за них собираюсь писать и в это время прозвучала сирена)

Первый раз за все время нам не выписали штраф!

Всех с наступившим Новым Годом и с Рождеством!
А верите ли вы, что бывают и нормальные пассажиры с детьми?

Конечно, для всех будет лучше, если родители с детьми будут сидеть тихонько дома, а не раздражать своим присутствием остальных граждан в самолетах. Всем ведь спокойно и хорошо тогда будет, да?)

Дальше могут не читать те, у кого детей нет или он с ними никуда не планирует летать. Я хоть и яжемать многодетная мама, но сама точно также иногда нуждаюсь в советах, в том числе и тут. А сегодня хочу поделиться своими. Расскажу, как мы летаем с тремя супер активными детьми без создания проблем окружающим.

1. Готовимся к полетам сильно заранее. В первый раз заказали детям их собственные чемоданы на колесиках. Туда, кстати, много вещей умещается, а ручная кладь на детских билетах (которые с местами) тоже есть. Дети таскаются со своими чемоданами с удовольствием. А когда устают и надо что-то подождать - они сидят или катаются на них. Вот уже вроде и меньше скачут. Есть еще одна, крайне полезная функция - в отеле или квартире детские чемоданы отлично можно использовать как ступеньку в санузле. Так детям намного удобнее чистить зубы и мыть руки.

2. Обязательно, всегда и везде нужна вода и какой-то перекус. Воду в ручную кладь с детьми можно. В путешествиях не всегда есть возможность накормить вот-прям-щас и пакетик печенья может спасти от нытья и истерик вас и окружающих.

3. Развлечения. Разнообразные. Мы перепробовали многое, наш золотой стандарт такой: раскраски, наклейки, всякие активити блокноты, лабиринты, ребусы, заготовки для оригами, книжки, планшеты для рисования (не андроид, просто со стилусом и одной кнопкой). На каждый вкус, под каждый возраст свое. Фломастеры и карандаши - у каждого свой набор.

Самое основное - наушники. Пользы - вагон. Ломаются легко, но я сразу заказываю несколько штук про запас, они недорогие. На карту памяти закачиваю много часов разных аудиосказок, аудиоэнциклопедий или полезных подкастов (для постарше). У них есть и блютус. Эти наушники вообще в любой дороге нас выручают. Бонус - дети просто шикарно разбираются в сказках)) Обо всем этом нужно позаботиться примерно за неделю, потому что времени займет много, за раз сложно. Все постепенно распечатываем, подкупаем, закачиваем, детям не показываем - эффект новизны подогреет интерес.

4. Телефоны, планшеты - это тяжелая артиллерия. Глаза у детей устают. Их выдаем на последних часах полета, если никакие другие развлечения уже не вкатывают. В среднем до трех часов полета они вообще не нужны. Если полет 4-5 часов - в последний час перед посадкой. Самое большое пока летали на 6 часов. Там выдаем на последних полутора-двух часах и с перерывами на другие развлечения дотягиваем.

5. С первого полета приучали детей, что трогать чужие сиденья руками, ногами - запрещено. Когда идем в туалет, трогать людей по пути - запрещено. Орать - запрещено. А вот в пределах наших кресел можете лазить как угодно. И над и под креслами.

Мои дети очень активные, в путешествиях психика у них в возбуждении и они активничают еще больше, но у нас ни разу еще не возникало каких-то неприятных ситуаций, связанных с поведением детей. Потому что они знают, КАК можно, а КАК нельзя. По своему сиденью скакать - МОЖНО. Впередистоящее кресло трогать - НЕЛЬЗЯ. Болтать с мамой-папой МОЖНО. Орать и визжать - НЕЛЬЗЯ. Если задел кого-то в проходе - извинился и дальше пошел.

Надеюсь, хоть кому-то советы пригодятся))

(c) EmilyaM
На ежедневном кормлении бездомных котеек встретил я вчера знакомую старушку-ленинградку, бывшую филологичку. Ну, подношения свои кошарям раздали, сами стоим возле дома, беседуем о литературе, ждём, когда можно будет посуду забрать, а шерстяные, значит, радостно пируют себе. Как вдруг на втором этаже распахивается окно, высовывается испитая хамская рожа местной хулиганки-алкоголички и начинает утробно орать, чтобы мы убирались отсюда, иначе она наших котов отравит. И тут моя собеседница вдруг дивно преображается, аки град Китеж, и яростно, громко рубит:
- Слышь ты, быдло деревенское! Не дай Бог что с котами случится! Мы тебе живо окно разъебём и харю твою поганую тоже. Пошла нах...!
Харя поганая сникает и безмолвно прячется, окно тихонько закрывается.
Бабуля трансформируется обратно в своё нормальное состояние и несколько смущённо поясняет:
- Вы уж простите... Но с каждым нужно говорить на понятном ему языке. Это я Вам ответственно, как филолог, говорю.
Прихожу домой и нарываюсь на скандал. Жена орёт, дочь орёт, еле успокоил и послушал. Предыстория такова, что у жены есть сестра и племянница - большие любители поездить на чужом горбе, и после пары случаев я запретил жене помогать им деньгами. Жена работать не хотела никогда, я хорошо зарабатываю, но трутней кормить не собираюсь, тем более, моя дочь хоть и младше той сестры, но подрабатывает и учится. Жене не помогать семье сестры неудобно, и она решила проблему оригинально - стала обеспечивать племянницу одеждой и вещами. И всё бы ничего, но всё это она забирала у нашей дочери со словами: "Нужно делиться, не жадничай, им нужна помощь". Дочь у меня с характером, жаловаться мне не стала и после очередного исчезновения из гардероба просто собрала в две большие сумки самые красивые вещи мамы и отвезла их к тёте, мол, мама вам дарит, говорит, вам нужнее. Та, естественно, сильно обрадовалась и даже после скандала вещи возвращать отказалась. Жена орёт на дочь, дочь гнёт свою линию, что мать сама велела всем делиться, ну и что, что вещей у жены меньше.
Короче, ржал я как ненормальный. Жену унял, дочь поддержал, теперь думаю, что разводиться надо, наверное. Неизвестно, чем ещё жена захочет поделиться со своей семейкой.
С ютюба ,коментарей на тему машин инвалидок..В 1985 году мы с пацанами нашли бесхозный ИЖ Планета 2 без мотора. Все было на месте, кроме мотора. Увидев из окна старого одноэтажного барака-общаги, как мы катаемся на Планете с горы и весело закатываем ее обратно в подъем, Ветеран ВОВ предложил нам мотор Планета из своей разбитой Инвалидки. Счастью небыло предела. Это был первый в нашей жизни полноценный мотоцикл с идеально работающим двигателем. Ветеран дядя Жора помог нам соплякам поставить мотор. Отладил сцепление и карбюратор. А потом так же в окно смотрел как мы учимся ездить вокруг барака и гаражного кооператива. Бензин с маслом кстати тоже он нам отдал. Его запасов хватило почти на все лето. Всю жизнь вспоминаю дядю Жору, артилериста с Ленинградского фронта. У него не было правой ноги и левой руки. Поражаюсь как он правой рукой и остатками левой мог привести в порядок мотор мотоцикла! Сейчас многие даже тремя руками не смогут сделать и половину того..Mark Tamarovsky
СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА

Женщина была очень старой — ей было, по всей видимости, около 90. Я же был молод — мне было всего 17. Наша случайная встреча произошла на песчаном левом берегу Днепра, как раз напротив чудной холмистой панорамы правобережного Киева.

Был солнечный летний день 1952 года. Я играл с друзьями в футбол прямо на пляжном песке. Мы хохотали и орали что есть мочи.

Старая женщина, одетая в цветастый, до пят, сарафан, лежала, скрываясь от солнца, неподалеку, под матерчатым навесом, читая книгу. Было весьма вероятно, что наш старый потрёпанный мяч рано или поздно врежется в этот лёгкий навес, покоившийся на тонких деревянных столбиках. Но мы были беззаботными юнцами, и нас это совсем не беспокоило. И в конце концов, мяч действительно врезался в хрупкое убежище старой женщины! Мяч ударил по навесу с такой силой, что всё шаткое сооружение тут же рухнуло, почти похоронив под собой несчастную старушку.

Я был в ужасе. Я подбежал к ней, быстро убрал столбики и оттащил в сторону навес.

— Бабушка, — сказал я, помогая ей подняться на ноги, — простите.

— Я вам не бабушка, молодой человек, — сказала она со спокойным достоинством в голосе, отряхивая песок со своего сарафана.
— Пожалуйста, не называйте меня бабушкой. Для взаимного общения, юноша, существуют имена. Меня зовут Анна Николаевна Воронцова.

Хорошо помню, что я был поражён высокопарным стилем её речи. Никто из моих знакомых и близких никогда не сказал бы так: «Для взаимного общения, юноша, существуют имена...«Эта старушка явно была странной женщиной. И к тому же она имела очень громкое имя — Воронцова! Я был начитанным парнем, и я, конечно, знал, что это имя принадлежало знаменитой династии дореволюционных российских аристократов. Я никогда не слыхал о простых людях с такой изысканной фамилией.

— Простите, Анна Николаевна.
Она улыбнулась.
— Мне кажется, вы хороший юноша, — сказала она. — Как вас зовут?
— Алексей. Алёша.
— Отличное имя, — похвалила она. — У Анны Карениной был любимый человек, которого звали, как и вас, Алексей.
— Анна Николаевна подняла книгу, лежавшую в песке; это была «Анна Каренина». — Их любовь была трагической — и результатом была её смерть. Вы читали Льва Толстого?

— Конечно, — сказал я и добавил с гордостью: — Я прочёл всю русскую классику — от Пушкина до Чехова.

Она кивнула.

— Давным-давно, ещё до революции, я была знакома со многими русскими аристократами, которых Толстой сделал героями своих романов.

… Современному читателю, я думаю, трудно понять те смешанные чувства, которые я испытал, услышав эти слова. Ведь я был истинным комсомольцем, твёрдо знающим, что русские аристократы были заклятыми врагами трудового народа, презренными белогвардейцами, предателями России. А тут эта женщина, эта хрупкая симпатичная старушка, улыбаясь, бесстрашно сообщает мне, незнакомому парню, что она была знакома с этими отщепенцами! И, наверное, даже дружила с ними, угнетателями простого народа!..

Моим первым побуждением было прервать это странное — и даже, возможно, опасное! -— неожиданное знакомство и вернуться к моим футбольным друзьям, но непреодолимое любопытство, которому я никогда не мог сопротивляться, взяло верх, и я нерешительно спросил её, понизив голос:

— Анна Николаевна, Воронцовы, мне кажется, были князьями, верно?
Она засмеялась.
— Нет, Алёша. Мой отец, Николай Александрович, был графом.

— … Лёшка! — кричали мои товарищи. — Что ты там делаешь? Ты будешь играть или нет?

— Нет! — заорал я в ответ. Я был занят восстановлением разрушенного убежища моей новой знакомой — и не просто знакомой, а русской графини!-— и мне было не до моих футбольных друзей.

— Оставьте его в покое, — объявил один из моих дружков. — Он нашёл себе подружку. И они расхохотались.

Женщина тоже засмеялась.

— Я немного стара, чтобы быть чьей-либо подружкой, — сказала она, и я заметил лёгкий иностранный акцент в её произношении. — У вас есть подружка, Алёша? Вы влюблены в неё?

Я смутился.
— Нет, — сказал я. — Мне ведь только 17. И я никогда ещё не был влюблён, по правде говоря.

— Молодец! — промолвила Анна Николаевна. — Вы ещё слишком юны, чтобы понять, что такое настоящая любовь. Она может быть опасной, странной и непредсказуемой.
Когда я была в вашем возрасте, я почти влюбилась в мужчину, который был старше меня на 48 лет. Это была самая страшная встреча во всей моей жизни. Слава Богу, она длилась всего лишь 3 часа.

Я почувствовал, что эта разговорчивая старая женщина вот-вот расскажет мне какую-то удивительную и трагическую историю.

Мы уже сидели под восстановленным навесом и ели яблоки.

— Анна Николаевна, вы знаете, я заметил у вас какой-то иностранный акцент. Это французский?

Она улыбнулась.
— Да, конечно. Французский для меня такой же родной, как и русский…
Тот человек, в которого я почти влюбилась, тоже заметил мой акцент. Но мой акцент тогда был иным, и иным был мой ответ. И последствия этого ответа были ужасными! — Она помолчала несколько секунд, а затем добавила:
— Это случилось в 1877 году, в Париже. Мне было 17; ему было 65…

* * *
Вот что рассказала мне Анна Николаевна Воронцова в тот тихий летний день на песчаном берегу Днепра:

— … Он был очень красив — пожалуй, самый красивый изо всех мужчин, которых я встречала до и после него — высокий, подтянутый, широкоплечий, с копной не тронутых сединой волос. Я не знала его возраста, но он был очень моложавым и казался мне мужчиной средних лет. И с первых же минут нашего знакомства мне стало ясно, что это был умнейший, образованный и обаятельный человек.

В Париже был канун Рождества. Мой отец, граф Николай Александрович Воронцов, был в то время послом России во Франции; и было неудивительно, что его пригласили, вместе с семьёй, на празднование Рождества в здании французского Министерства Иностранных Дел.

Вы помните, Алёша, как Лев Толстой описал в «Войне и Мире» первое появление Наташи Ростовой на московском балу, когда ей было шестнадцать, — её страхи, её волнение, её предчувствия?.. Вот точно так же чувствовала себя я, ступив на паркетный пол министерства, расположенного на великолепной набережной Кэ д’Орсе.

Он пригласил меня на танец, а затем на другой, а потом на третий… Мы танцевали, раговаривали, смеялись, шутили — и с каждой минутой я ощущала, что я впервые встретила мужчину, который возбудил во мне неясное, но восхитительное предчувствие любви!

Разумеется, мы говорили по-французски. Я уже знала, что его зовут Жорж, и что он является сенатором во французском парламенте. Мы отдыхали в креслах после бешеного кружения в вальсе, когда он задал мне тот самый вопрос, который вы, Алёша, задали мне.

— Анна, — сказал он, — у вас какой-то странный акцент. Вы немка?
Я рассмеялась.
— Голландка? Шведка? — спрашивал он.
— Не угадали.
— Гречанка, полька, испанка?
— Нет, — сказала я. — Я русская.

Он резко повернулся и взглянул на меня со странным выражением широко раскрытых глаз -— растерянным и в то же время ошеломлённым.
— Русская… — еле слышно пробормотал он.
— Кстати, — сказала я, — я не знаю вашей фамилии, Жорж. Кто вы, таинственный незнакомец?

Он помолчал, явно собираясь с мыслями, а затем промолвил, понизив голос:
— Я не могу назвать вам мою фамилию, Анна.
— Почему?
— Не могу.
— Но почему? — настаивала я.
Он опять замолчал.
— Не допытывайтесь, Анна, — тихо произнёс он.

Мы спорили несколько минут. Я настаивала. Он отказывался.

— Анна, — сказал он, — не просите. Если я назову вам мою фамилию, то вы немедленно встанете, покините этот зал, и я не увижу вас больше никогда.
— Нет! Нет! — почти закричала я.
— Да, — сказал он с грустной улыбкой, взяв меня за руку. — Поверьте мне.
— Клянусь! — воскликнула я. — Что бы ни случилось, я навсегда останусь вашим другом!
— Не клянитесь, Анна. Возьмите назад свою клятву, умоляю вас.

С этими словами он полуотвернулся от меня и еле слышно произнёс:
— Меня зовут Жорж Дантес. Сорок лет тому назад я убил на дуэли Пушкина…

Он повернулся ко мне. Лицо его изменилось. Это был внезапно постаревший человек; у него обозначились тёмные круги под глазами; лоб перерезали морщины страдания; глаза были полны слёз…

Я смотрела на него в неверии и ужасе. Неужели этот человек, сидевший рядом со мной, был убийцей гения русской литературы!? Я вдруг почувствовала острую боль в сердце. Разве это мыслимо?! Разве это возможно!? Этот человек, в чьих объятьях я кружилась в беззаботном вальсе всего лишь двадцать минут тому назад, этот обаятельный мужчина безжалостно прервал жизнь легендарного Александра Пушкина, чьё имя известно каждому русскому человеку — молодому и старому, бедному и богатому, простому крестьянину и знатному аристократу…

Я вырвала свою ладонь из его руки и порывисто встала. Не произнеся ни слова, я повернулась и выбежала из зала, пронеслась вниз по лестнице, пересекла набережную и прислонилась к дереву. Мои глаза были залиты слезами.

Я явственно чувствовала его правую руку, лежавшую на моей талии, когда мы кружились с ним в стремительном вальсе…Ту самую руку, что держала пистолет, направленный на Пушкина!
Ту самую руку, что послала пулю, убившую великого поэта!

Сквозь пелену слёз я видела смертельно раненного Пушкина, с трудом приподнявшегося на локте и пытавшегося выстрелить в противника… И рухнувшего в отчаянии в снег после неудачного выстрела… И похороненного через несколько дней, не успев написать и половины того, на что он был способен…
Я безудержно рыдала.

… Несколько дней спустя я получила от Дантеса письмо. Хотели бы вы увидеть это письмо, Алёша? Приходите в понедельник, в полдень, ко мне на чашку чая, и я покажу вам это письмо. И сотни редких книг, и десятки прекрасных картин.

* * *
Через три дня я постучался в дверь её квартиры. Мне открыл мужчина лет шестидесяти.
— Вы Алёша? — спросил он.
— Да.
— Анна Николаевна находится в больнице с тяжёлой формой воспаления лёгких. Я её сын. Она просила передать вам это письмо. И он протянул мне конверт. Я пошёл в соседний парк, откуда открывалась изумительная панорама Днепра. Прямо передо мной, на противоположной стороне, раскинулся песчаный берег, где три дня тому назад я услышал невероятную историю, случившуюся с семнадцатилетней девушкой в далёком Париже семьдесят пять лет тому назад. Я открыл конверт и вынул два
листа. Один был желтоватый, почти истлевший от старости листок, заполненный непонятными строками на французском языке. Другой, на русском, был исписан колеблющимся старческим почерком. Это был перевод французского текста. Я прочёл:

Париж
30 декабря 1877-го года

Дорогая Анна!

Я не прошу прощения, ибо никакое прощение, пусть даже самое искреннее, не сможет стереть то страшное преступление, которое я совершил сорок лет тому назад, когда моей жертве, великому Александру Пушкину, было тридцать семь, а мне было двадцать пять. Сорок лет — 14600 дней и ночей! — я живу с этим невыносимым грузом. Нельзя пересчитать ночей, когда он являлся — живой или мёртвый — в моих снах.

За тридцать семь лет своей жизни он создал огромный мир стихов, поэм, сказок и драм. Великие композиторы написали оперы по его произведениям. Проживи он ещё тридцать семь лет, он бы удвоил этот великолепный мир, — но он не сделал этого, потому что я убил его самого и вместе с ним уничтожил его будущее творчество.

Мне шестьдесят пять лет, и я полностью здоров. Я убеждён, Анна, что сам Бог даровал мне долгую жизнь, чтобы я постоянно — изо дня в день — мучился страшным сознанием того, что я хладнокровный убийца гения.

Прощайте, Анна!

Жорж Дантес.

P.S. Я знаю, что для блага человечества было бы лучше, если б погиб я, а не он. Но разве возможно, стоя под дулом дуэльного пистолета и готовясь к смерти, думать о благе человечества?

Ж. Д.

Ниже его подписи стояла приписка, сделанная тем же колеблющимся старческим почерком:

Сенатор и кавалер Ордена Почётного Легиона Жорж Дантес умер в 1895-м году, мирно, в своём доме, окружённый детьми и внуками. Ему было 83 года.

* * *

Графиня Анна Николаевна Воронцова скончалась в июле 1952-го года, через 10 дней после нашей встречи. Ей было 92 года.

Автор: Александр Левковский

Красивая история, которую нам поведал Александр Левковский ...
В предисловии к этому рассказу он пишет , что в 2012 году , в поезде Киев-Москва его попутчиком оказался пожилой мужчина, который и рассказал писателю об удивительном случае, произошедшем в его детстве...

"Я пересказываю её почти дословно по моим записям, лишь опустив второстепенные детали и придав литературную форму его излишне эмоциональным высказываниям. Правдива или нет, эта история несёт, я думаю, определённый этический заряд – и, значит, может быть интересна читателям».
6
У свекрови есть "милая" привычка заезжать в гости на неделю-две и первым делом убираться. То есть, лазить по всем шкафам, перекладывать вещи, копаться в белье, выбрасывать из холодильника всё, что не нравится, картинно вздыхать и бубнить себе под нос что-то вроде: "Какой бардак!", "Опять срач развели!". При этом у меня дома неидеально, но вполне чисто, никто из гостей в обморок не падает, но нет, ей надо непременно территорию пометить и себя показать. Бесит, аж глаз дёргается. Всё время дни считаю до её отъезда.
И вот она уехала в санаторий на две недели, а меня осенило! Мужу говорю, мол, давай твоей маме сюрприз сделаем, а то она вернётся уставшая, ей приятно будет. Тот отвёз меня к ней, и я там УБ-РА-ЛАСЬ! Капитально! Перетрясла всё от пола до потолка, всё переложила, выскоблила, отполировала и даже еды наготовила полный холодильник. Все выходные убила, но дело того стоило.
Как она на мужа орала! Визжала так, что уши закладывало! Даже вопила, что заявление в полицию на нас напишет. Муж психанул, тоже её оборал, и они уже второй месяц не разговаривают, а я просто счастлива.
Просто так 40.
Анафема (сиквел).
https://www.anekdot.ru/id/1441291/
История широко разошлась по просторам интернета и "неожиданно" получила продолжение. Сегодня её главный герой (не Анафема), который прочёл и сразу понял о ком она, вышел на связь и "рассказал" то что осталось за кадром.
В первую очередь посетовал на то, что в рассказе его назвали "Суровым", а он всегда считал себя и думал что выглядит в чужих глазах как: "Печальный".
Сейчас бывший "Печальный" утверждает, что всё уже в прошлом: "Я раньше почему ̶з̶л̶о̶й̶ печальный был? Да потому, что у меня ̶в̶е̶л̶о̶с̶и̶п̶е̶д̶а̶ собаки не было!".
С Анафемой они поладили сразу. Собачка оказалась умницей и уже через неделю, выучив устройство квартиры и уличных маршрутов, чувствовала в себя в новой среде как дома. Спустя ещё некоторое время, она "неожиданно" стала креативить и облегчать тяготы быта. Например, сообразила что когда звонят в дверь, то в квартире загораются несколько лампочек. Сопоставив факты и сделав выводы, она стала дублировать "фаер-шоу". Подходила к хозяину и трогала его лапой, обращая внимание на то что пришли гости. С той поры нужда в световой сигнализации отпала и снизились счета за электричество.
Когда Фима достаточно подросла, то "Печальный" повёз её в ветклинику на стерилизацию (когда собаку отдавали то был уговор, существовала вероятность что порок будет передан по наследству).
Пока Анафема с хозяином ждали, когда их вызовут на операцию, то познакомились в очереди с хозяйкой молоденькой немецкой овчарки
На вопрос новой знакомой: "Зачем вы такую красивую суку стерилизуете?".
"Печальный" ответил: "Да вы понимаете, мы с моей собакой немного не в формате. Она слепая, а я глухой. Такие вот мы неполноценные, поэтому не обидимся если вы не захотите с нами дружить.".
Девушка оказалась с чувством юмора и ответила на это: "О, да мы с вами-два сапога пара. Я тоже неполноценная. Когда сильно волнуюсь, то начинаю заикаться. А собака у меня ещё хуже, она просто дура и сожрала за месяц уже третий мячик. Сейчас вот снова будем добывать его из "недр". Поэтому не вижу никаких веских причин и явных противоречий, почему бы нам не подружиться. Надо только собак спросить, как им такая идея".
Сейчас у ребят всё отлично и просто замечательно. И судя по всему их любимая на сегодня цифра-это 2. Женаты два года, две собаки, две дочки и судя по хронической усталости, видимо по две работы.
Владимир.
07.02.2024.
Ко Дню Победы.
Навеяно вчерашней историей Bell285 о его деде, на которого пришло "пропал без вести", когда дед сидел и умер в сталинских лагерях.

Мой дед по отцовской линии тоже "пропал без вести" в 42 году. Десятки лет его семья - мать, жена, его дети - мечтали узнать хоть что-то о его гибели, хоть на могилку съездить. Ничего.

Сначала умерла мать, потом жена. Потом умер мой отец - его сын, уже в 21 веке. Последней ушла его дочь. Так ничего и не узнали о его судьбе.
И только несколько лет назад я узнал о его пути после "пропажи без вести".
Дед попал в плен и был помещен в концлагерь, где и умер. Аккуратные немцы вели учет всех попадавших в концлагеря. Эти архивы сохранились, но у великого СССР, содержавшего половину социалистического мира, не нашлось денег нанять сотню архивистов, чтобы они день за днем, год за годом разбирали эти архивы и оповещали родственников. Это было бы просто - почти у всех были переписаны данные солдатских книжек, где указывался военкомат, из которого они призывались. Но на все это великая страна просто наплевала. И только в 21 веке, на деньги меценатов, конечно же, не государства, впавшего в волну победобесия, началась эта работа. Был создан сайт в интернете, куда помещались оцифрованные данные архивов, где я и увидел своего деда.

Родину, конечно, защищать надо, но "Родина тебя кинет, сынок. Всегда."
7
Моя мама усиралась, как просила внуков. Любое её посещение заканчивалось тем, что нам давно пора, где внуки? Папа тоже поддерживал её желание, но больше молча. Свекровь же о внуках ни слова не сказала, в целом она довольно холодно ко мне относилась.
И вот я рожаю. Рожаю тяжело, ещё и мужу пришлось уехать в срочную командировку; максимум, что он может, это заказывать продукты и звонить с поддержкой. Моя мама внезапно нашла тысячу важных дел, и вообще ей помогли со мной, она не знает, как общаться с младенцем. Папа с ней разругался, стал стараться приезжать хотя бы постеречь малыша, пока я моюсь или ем. Через неделю я уже хотела выть, и тут на пороге появилась свекровь. Я не додумалась ей сказать о ситуации, не думала, что она захочет поучаствовать. Она оглядела квартиру, положила принесённый пирог в холодильник и за час убрала всю квартиру до скрипа. Потом забрала внука и ушла в парк, наказав мне лежать в ванне. По возвращении сварила суп, передала нас пришедшему отцу и ушла. Мужа не было почти месяц, она приходила минимум раз в день, готовила, убирала, гладила, гуляла. Следила, чтобы я нормально питалась, чтобы спала рядом с ребёнком, чтобы каждый день кто-то выводил сына на воздух. Думаю, я тогда не подохла только благодаря ей, бесконечно её благодарила, она лишь отмахивалась.
Муж вернулся, и жизнь наладилась. Теперь она заходит, чтобы забрать на прогулку внука. Самое интересное, что каждый раз во время её прихода на пороге возникает мой папа, и они гуляют втроём. Я уже не знаю, что и думать о том, как они подружились, но, конечно, благодарна им обоим за помощь в момент, когда не было сил на жизнь и денег на хорошую няню.

Самый смешной анекдот за 15.04:
Когда работодатель ищет волшебника, то чаще всего он находит сказочника.
Рейтинг@Mail.ru