Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Самые смешные истории за 2021 год!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Моя мама всю жизнь трудились учительницей в школе. После 50 стала болеть, но так как пенсия крошечная - продолжала работать. Но так как она была работающим пенсионером, то ей государство ничего не индексировало и продолжало кидать обьедки с барского стола, пардон трудовую пенсию по возрасту. Налоги на фонд её зарплаты забирало само собой тщательно. Но не платило с них работнику ничего. По-русски говоря - нагло тырило заработок. Типа, когда не будешь работать, тогда тебе и проиндексируем твою трудовую пенсию. Так и произошло. Онкодиспансер остановил трудовой процесс пенсионерки. Обещанные бесплатные лекарства для онкобольных - это откровенный госпиздеж. За все платили дети. Нет, конечно парацетамол выдавали даром, и химию 40 летней давности тоже даром. Чтобы побыстрее скопытилась. А современные лекарства растворялись где-то в районе Кунцева. Так и прошли обещанные государством 3 месяца, которое ему нужно для проверки, а не получает ли пенсионер лишние 3 рубля. Сидим мы на маминых поминках и тут звонок в дверь. Почтальон принёс проиндексированную пенсию мамы. В день её похорон. Но увидев помины, забрал назад. Не положено. Типа получите от самого доброго социального государства пособие на погребение. В размере цены веночка. А все что вы платили ему 50 лет из своей зарплаты, то оно вам прощает. Спасибо родное за заботу о согражданах. Спасибо господин президент за заботу о работающих с голодухи пенсионерах и за вранье, что в СССР работающим пенсии не платили. Платили, уважаемый ВВП, ещё как. Правда ограничивали, если суммарный доход их превышал 300 руб., 120 тыс сейчас. Я понимаю, что ваше окружение живёт по другим законам. Но у нас 120 тыс таких пенсий нет. И господину Орешкину бааальшой и толстый привет за слова, что пенсия это пособие для не пособных работать. Жаль что этот руководящие персонаж не в курсе, как на такое пособие можно жить в старости. Да откуда ему знать. Для него существуют другие законы. И депутатам, защитничкам народа, тоже большой привет. Про совесть, когда сами живут по одним законам, а для граждан пишут совсем иные, тоже напоминать бесполезно. Нет там её. В общем всем спасибо.
Когда мне было лет двенадцать... или тринадцать, но не суть важно. Я подошел к бате.
-Бать, ну что за хрень. У друзей у всех уже мотовелики, а я как лох, гоняю на «орленке». Ты не мог бы мне подогнать эту вещь? Там как раз в магазин «Ригу-11» завезли! Ты ведь зарабатываешь неплохо. - Упс! Это я так наверное подумал тогда. Пацан недавно спрашивал айфон, вот с его слов и навеяло. А на самом деле я сказал, - Бать, очень хочется мотовелик. - И батя посмотрел на меня очень внимательно.
-Да, пожалуй пора. Ты парень взрослый и рослый, да и девчат будет на чем катать. Я подумаю. - В ту ночь я почти не спал. Блестящий мотовелик, мерещился мне то в одном конце комнаты, то в другом. Даже запахло бензином, когда я его заправлял. - У вас когда зимние каникулы? А ну да, сразу после Нового года. Вот тогда и решим, - придя с работы, вспомнил наш разговор, батя.
И я не спал еще несколько ночей. Вернее спал, но сон путался из-за мотовелика, он то заводился, то нет. В общем всякая хрень с переживаниями. Не успел я сожрать новогодние подарки как наступили каникулы. Я внимательно смотрел на батю.
-Да-да, сынок, я помню. Все уже решено. Пошли. - Вообще я думал в магазин, но оказалось в детский сад. Откуда там мотовелики я не понимал, даже когда мы открыли калитку и проследовали к заведующей. - Ну показывайте! - поздоровавшись, обратился к ней батя. И она повела нас к котельной. Столько березовых чурок я еще не видел нигде, поэтому тщетно пытался рассмотреть за ними мотовелик.
-Вот эти, которые на шесть частей, которые на четыре, - несла заведующая какую то пургу. Да и на улице задувало нехило.
-Хорошо, я понял, - сказал батя и проводил заведующую долгим взглядом. Сейчас я понимаю, что там было, что провожать. Но тогда он отвлекся и поинтересовался у меня, - а ты все понял? - Я конечно нихрена не понял, но чтобы не получить подзатыльник, невнятно что-то промычал на всякий случай. - Ну ничего, сейчас я тебе все покажу и объясню. Жди здесь. - и батя пошел в котельную. Вернулся с железяками, но не от мотовелика. Трудно спутать железный клин, кувалду и колун со средством передвижения.
В общем хреначил я там две полных недели, можно сказать не разгибая спины. К концу второй, просто разносил чурки уже в щепки. Домой доползал сам. Батя похлопывал меня по плечу и успокаивал.
-Ну ничего, ничего. Не забудь завтра тебе к восьми на работу. - под эти слова я и засыпал.
Но в последний день каникул батя порылся в кармане и вытащил сто сорок пять рублей. Именно столько стоил тогда мотовелик. И не надо со мной спорить. Эта сумма отпечаталась у меня на руках в виде мозолей.
Хорошее забывается быстро, особенно летом и на мотовелике. На новом мотовелике. Поэтому однажды подкатив к дому, я увидел на крыльце батю.
-Ну как сынок, катаешься? - поинтересовался он. Я утвердительно кивнул головой, - и девчонок катаешь? - я невразумительно пожал плечами. Я уже тогда почувствовал здесь какой то подвох, но пока не понимал где и поэтому лишний раз рот не открывал. - Я тебя что хотел спросить, тут Николай, ну ты его знаешь, привез с Японии магнитофон «Сони», предлагает. А нужен ли он нам? - И тут я как та ворона с сыром, заорал ДА!
Это была ловушка или подвох, я так до конца и не разобрался. А когда? С утра и до поздней ночи я ездил на своем мотовелике к новым домам, которые тщательно оббивал изнутри дранкой под штукатурку. Пять двухквартирных трехкомнатных домов, вместе с прихожими и кухнями. Они выстаивались и осаживались, а я оббивал, не взирая ни на что. Все лето. Проклиная все японские фирмы и «Сони» в том числе. Пока она не заиграла в моей комнате. Трудно было не оценить чистоту звука. Я слушал то ли Битлов, то ли Криденс и был почти счастлив, если бы не сломавшаяся «Смена». Это фотоаппарат, если кто не знает.
-Конечно, - ковыряя пальцем лепестки затвора думал я, - это не ФЕД и тем более не Зенит, что на такой нафотографируешь. Мысли мои прервал батя.
-Желаешь серьезно заняться фотографией? - подойдя и приглушив магнитофон, поинтересовался он. Но я был уже опытный.
-Да, не! Ну его нафиг, с этим то намучился. Это не мое.
-Ну да, ну да, - хмыкнул он, - а мы хотели тебе к новому году «Зенит», подарить. А может даже и раньше. Но на нет и суда нет.
-Э, так это... Ну если Зенит, можно было бы конечно, - понимая, что я опять пролетел как фанера над Парижем, старался я исправить положение, - я в принципе не против.
-Ну вот и договорились, значит подарим тебе «Зенит», только это, осенние каникулы они короткие, но я тебе что нибудь подберу. На фотоувеличитель, ванночки, глянцеватель, сам то уж наверное заработаешь?
Я пацану тоже сказал, что я подумаю, насчет айфона. Интересно, рассказывать ли ему, что у меня к пятнадцати годам было все, о чем только мог в то время мечтать пацан.
Моя дочка с детства мечтала стать учительницей. Она с 12 лет бэбиситила детей, подрабатывала репетиторством, позже волонтёрила в школах.
Наконец её мечта сбылась и после окончания учительской програмы Торонтского Университета её взяли в школу, преподавать в 12 классе экономику. Через пару месяцев у неё был открытый урок, куда заявились директрисса, люди из борда (аналог Гороно), методисты, чтобы определить оставлять её или нет.
Она очень нервничала и попросила меня помочь составить план урока. Что мы и сделали.
Тема урока была производство, потребление и ценообразование.
Начали мы с инвестиции в 15 долларов. В классе было 30 человек и она купила 30 жвачек, по 50 центов каждая.
Прийдя в класс она сразу же заявила, что у неё есть жвачка. Сейчас будет аукцион, и тот кто выиграет, должен будет реально заплатить деньги. И так:
"Кто согласен взять жвачку бесплатно?"
Поднялось 30 рук и на графике на доске была поставлена первая точка: (30,0).
После каждого увеличения цены, количество желающих уменьшалось, график пополнялся новыми точками, пока один парень, Джонатан, скорее из принципа, купил её за 7 баксов, торжественно вручил их, забрал покупку и последняя точка (1,7) украсила график.
"Так вот, это называется кривая потребления (Demand)." - объяснила молодая училка.
"А теперь у меня есть хорошая новость для всех, кроме Джонатана. На самом деле я купила жвачки для всех!" - добавила она, раздала всем жвачки и тут же картинно об этом пожалела.
"Ой, а себе то я не оставила! Придётся устроить ещё один аукцион. Кто согласен продать мне жвачку за 10 долларов?". Опять поднялось 30 рук, и точка (30, 10) появилась на графике. Цена падала, количество желающих уменьшалось, пока точка (0,0) не закончила картину.
"Так вот, а это называется кривая производства (Supply)."- пояснила она.

"А теперь скажите, где они пересекаются?"
"В точке (10,0.5)" - хором сказали дети, директрисса и методисты борда, следящие за всем этим действом с полным вниманием.
"Правильно! Это означает, что за 50 центов, количество желающих купить жвачку равно количеству желающих её продать. Так образуется рыночная цена. Кстати, именно столько она и стоит!"

После урока к ней подошли расчувствующиеся директрисса и методисты и признались:
"Если честно, то мы сами только сейчас поняли, как образуется цена!"
Ж - жадность

Интересная история произошла в нашем магазинчике у дома. Небольшой магазин с интересным ассортиментом и цены устраивают. И хозяйка - она же продавец - очень обаятельная и порядочная женщина.

Включила она в ассортимент меренговые рулеты. Очень модный десерт, пользуется спросом. Некая дама в нашем городе начала печь сама, а потом дело пошло, организовала производство. И вроде не подводит, все нормально, привозит вовремя. А то что очень высокомерная, так бывает.

И вот прием заявок к праздничному столу на рулеты и торты поставщица прекращает за пять дней до Нового года. Наш магазин заранее собирает заявки, отправляет. Заявки приняты.

28 декабря продавец уточняет про рулеты. Ответ - будут, не переживайте. 29 ещё звонок поставщику: напоминаем, десятки семей ждут рулеты. Да-да, будут 30 декабря вечером.

И вот 30 декабря продавец с семи вечера пытается вызвонить поставщика. Молчание, трубку не берут. Хотя дама в сети. В 21.40 вечера привозят заказ, точнее одну пятую часть от заказа. На вопрос "Когда будут остальные рулеты?" ответ: "После 3 января".

У продавца паническое состояние. Она с трудом дозвонилась до поставщика. Та шлёт заказчицу лесом. Наш продавец в ужасе - что делать? Завтра Новый год. Клиенты рассчитывают.

Поставщик звонит через полчаса: мол, так и быть, делаем одолжение. Завтра сами приезжайте с утра раненько и забирайте часть заказа с наценкой 100% процентов от цены, по которой приняли заказ. Так и быть, явим вам божескую милость.

Продавец теперь шлет бизнес-вумен лесом. Обзванивает всех покупателей, что заказали рулеты эти злосчастные. НИКТО из покупателей не обиделся, напротив, еще и успокаивали продавца. Я тоже заказала рулет, который не привезли. С трудом, но успела испечь чизкейк.

Вот вопросы к производителю:
- Так и было задумано? Выкручивать руки продавцам с мыслью, что все равно выкупят в новогодней суматохе?
- Если вы не успеваете, зачем обещать? Скажите сразу честно, люди успеют найти замену.
- Такие предприниматели искренне уверены, что после "кидалова" с ними будут дальше сотрудничать?

Сегодня после обеда продавцу звонят с радостным известием - оставшуюся часть заказа привезут аж 2 января утром. Ответ магазина: ешьте их сами, дорогие товарищи. И больше нам ваши рулеты не предлагайте.
Как приучить детей к чтению

Когда-то давно пришлось моей семье некоторое время делить жилье с семьёй сестры, и ее двумя потомками.
И меня задолбали зависания юных отпрысков в сортире по часу, со смартфонами (это непозволительно, ибо ещё пять человек танцуют чечётку под дверью сортира/душа.

И тогда я авторитарно постановила - вход в сортир онли без смартфона. А чтоб не было скучно, и куража ради, распечатала лист А4 с 10 интересными фактами о человеческом теле, и скотчем приклеила его напротив унитаза. К вечеру все жильцы, включая моего пятилетнего ребенка, живо обсуждали длину кишечника, площадь кожи и скорость обновления клеток.
Потом пришлось обновить инфу. Распечатала лист с рекордами мира животных. К вечеру результат самообразования налицо. И понеслась.
А через неделю мне пришла в голову гениальная идея - повесить в сортире таблицу умножения. Нужно ли говорить, что племянники ее выучили ненароком.

Навеяно феноменом освежителя воздуха. Проверено, работает.
Журналист издания «Медуза» Светлана Рейтер поучаствовала в испытаниях вакцины «Спутник V», после чего вела дневник с подробным описанием очень неприятных и длительных побочных явлений - температура, насморк, ломота в позвоночнике, слабость. В итоге оказалось, что ей ввели плацебо.
Сразу предупреждаю: история не для любителей посмеяться. Просто зарисовка из жизни.
Петербургская классика – ночь, улица, фонарь… Из Коломны возвращаюсь в Купчино, по телефону заказываю такси. Подъезжает машина.
- На проспект Славы?
- Да, именно туда.
- Садитесь, поедем.
Водитель попался разговорчивый, я не возражал. Поговорили о погоде, о дорогах, а затем я упомянул флот рыбной промышленности. Оказалось, что водитель тоже из рыбаков.
- А где работали? – поинтересовался он.
- В основном Тихий океан, Перуанский и Чилийский районы.
- Я там тоже работал.
- Когда?
В восьмидесятых. Много было интересного. Вот помню летели мы как-то из Лимы домой в январе…
- Постойте, в январе 85-го? И прилетели в Ригу?
- Да, так и было. А что?
- Так в том самолете мы летели вместе!
Я хорошо помню это возвращение. Из жаркой январской Лимы летели в майках, припасенную теплую одежду сдали в багаж, рассчитывая переодеться в Шереметьево, где из самолета в аэропорт пассажиры переходили по трубе. Когда поздно вечером вместо Москвы приземлились в Риге, первое что увидели – косо летящий в лучах прожекторов снег, и пограничники в тулупах с поднятыми выше головы воротниками возле трапа. Незабываемое впечатление для легко одетых людей, которые полгода отработали в тропиках. Затем была на редкость придирчивая таможня, бессонная ночь в пустом аэропорту, и наутро долгая снежная дорога в автобусе с замерзшими стеклами. Домой попали через сутки после прилета.
Пока смеялись над совпадением, почти приехали. Я попытался подсказать дорогу без ухабов, но водитель меня прервал:
- Я знаю как проехать – вот в этом доме живет моя мать, а вот в эту школу я ходил…
ЧТО??? В ЭТУ??? НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! Я ТОЖЕ!!!
Поговорили про школу, даже нашли общих учителей, пожелали друг другу всего хорошего, и дружески расстались.
Если учесть, что я уже давно не живу в Петербурге, и лишь иногда приезжаю навестить родственников, то остается только удивляться тому, насколько тесен бывает мир…
Эту байку поведал мне ее непосредственный свидетель – несравненный Александр Ширвиндт. Где-то в конце 60-х крупной красноярской шахте вручали орден Ленина и какое-то Переходящее знамя. Шахтеры люди богатые – выписали по такому случаю актерскую бригаду из Москвы. Не мелочились: послали специальный самолет в столицу, чтобы артистов подвезти прямо к началу, чтобы все без задержки – вручение, концерт, банкет на полную катушку, затем артистам по сто рублей каждому (бешенные бабки были!) и спецрейсом тут же домой!

Однако погода подвела, самолет все же задержался немного, и прямой порядок был нарушен: после вручения сразу засели за столы. Уже и разгулялись было, да тут клич прошел: "Артистов привезли! Все на концерт давай!" А шахтерам что – не в гостях же, сами себе хозяева: что не допили, после концерта доберем! И прямо от столов повалили в зал. За пять минут битком набилось!

Концерт вел замечательный конферансье Олег Милявский. "Приезжайте к нам в Москву, – доверительно бурчал он в микрофон, – вы увидите прекрасные арбатские улочки и фонтаны ВДНХ, знаменитый Университет на Ленинских горах…" Вдруг посреди зала встает явно перебравший мужик и орет: "Эй! Расскажи про аборт!" "Га-га-га! – заржал зал, – во дает!"

Милявский переждал гогот и продолжил: "…Знаменитый Университет на Ленинских горах, проедете по Садовому кольцу…" Все тот же мужик из зала орет: "Про аборт! Расскажи про аборт!" Зал просто валится от хохота. Милявский: "…Проедете по Садовому кольцу, пройдете по прекрасным московским бульварам". Мужик: "Что, не знаешь про аборт?!" Милявский: "Дорогие друзья, товарищ просит рассказать про аборт… Конечно, я знаю про аборт. И вы знаете про аборт, и все знают про аборт… Очень жаль, что про аборт не знал только один человек…" И Милявский, ткнув обличающим перстом в сторону крикуна, сурово закончил: "Его мама!"

Зал не то, чтобы захохотал, а взвыл! Мужик, в один момент потерявший успех у публики да еще оскорбленный в лучших чувствах, с криком: "Убью!" полез на сцену бить Милявского. Ну, тут его, конечно, схватили, потащили к выходу…

Милявский, указывая вслед, произнес: "Дорогие друзья, если кто еще будет интересоваться: вот это называется "выкидыш"!" Концерт, говорят, прошел с невероятным успехом.
В Чили всегда умели делать хорошее вино, и экипаж СРТ «Галактика» (название изменено до неузнаваемости), отправленного помогать прогрессивному режиму президента-марксиста Сальвадора Альенде, убедился в этом сразу же по приходу в порт Вальпараисо. Там царил привычный социалистический бардак, не было ни топлива, ни провизии, поэтому вместо разведки рыбных запасов пароход стоял у стенки, а команда, пользуясь отсутствием комиссара (на этом классе судов их как правило не было) день за днем дегустировала в припортовых заведениях замечательные и, самое главное, сказочно дешевые вина.
Но всему хорошему приходит конец, и однажды топливо, пресная вода и снабжение все же были получены. Команду кое-как оторвали от дегустации, пароход отшвартовался, и двинулся в сторону моря. Третий помощник, стоя на крыле мостика, пытался взять пеленг на ближайший маяк. Пеленг он взял, но, по причине алкогольного тумана, зачем-то сообщил его рулевому. Рулевой тоже находился в алкогольном тумане. Решив, что это и есть курс на выход из порта, он все внимание уделил компасу, и мало интересовался окружающим. В итоге он точно вывел пароход на камни у подножья этого самого маяка.
Что называется, приплыли. Подошедшие буксиры ВМФ Чили сняли пароход с камней и отвели его обратно к причалу. В ожидании ремонта команда уныло снимала стресс усиленными дозами вина в тех же заведениях.
Однажды утром к трапу подошел военный патруль, и объявил, что в стране идет военный переворот, но это внутреннее дело, и экипажа он никак не касается. Всех вежливо попросили оставаться на борту, чтобы случайно не попасть под беспорядки, если таковые будут. На возмущенные крики «да у нас трубы горят, мы только до ближайшего бара и назад» патруль не реагировал, а когда самые возмущенные организмы пошли на прорыв, их немного побили, после чего весь экипаж был заперт на пароходе. Через пару дней всех посадили в самолет и отправили в Москву. Летели в мрачном настроении, готовясь ответить по всей строгости за все, что натворили: пароход сломали, программу работ сорвали, да еще и устроили дебош в иностранном порту. Будущее представлялось безрадостным – с работы выгонят, визу закроют, и это еще в лучшем случае. О худшем случае старались не думать.
А В МОСКВЕ ИХ ВСТРЕЧАЛИ КАК ГЕРОЕВ! КОТОРЫЕ ВЫРВАЛИСЬ ИЗ ЛАП ЧИЛИЙСКОЙ ХУНТЫ! Про их стойкость и сопротивление черным силам международной реакции восторженно писали газеты, девушки с визгом бросались на шею, пионеры дудели в горны, били в барабаны и дарили цветы. Про срыв задания и брошенный пароход никто не вспомнил.
Мне приходилось общаться с участниками тех событий. Их рассказы в деталях различались, но в одном они были едины – если бы не Эль Хенераль Аугусто Хосе Рамон Пиночет Угарте, их судьба была бы печальной. И, встречаясь друг с другом, они потихоньку, чтобы не слышали посторонние, обменивались приветствием «Да здравствует Аугусто Пиночет!»
Лох не мамонт или Без меня меня женили

Работал тогда в милиции. Год 2006-2007. Отписывают мне материал, присланный к нам в город из сельского района, с целью опроса фигуранта. Суть материала, насколько помню, почему фигурант уклоняется от уплаты алиментов. Телефон был, пригласил жулика к себе, тот пришёл и рассказал занятную историю.

Сам он родом из того самого сельского района. И была у него школьная любовь. Прям ЛЮБОВЬ. Но, как часто бывает, расстались они. По инициативе этой самой любви.

Прошло несколько лет, он уже давно живёт и работает в городе, когда ему звонит мать и просит срочно приехать. Ничего не объясняя. По приезду мать звонит кому-то и говорит, мол, приходите, он здесь. А сама молчит. Ему ничего не рассказывает.

Приходит эта его Любовь со своей мамой. У Любви явные признаки беременности. И объясняют (мама Любви рассказывает, а Любовь молча сидит, голову свесив), что встречалась она с парнем, забеременела, назначили свадьбу. А жених прям перед свадьбой свалил в закат, номер сменил и никто не знает, где он. Был ли жених из местных или нет, за давностью уже не помню.

Короче, просят они, чтоб не дал он позору покрыть семью Любви, умоляют (помня, что любил он её когда-то сильно-пресильно), сводить её под венец.

А расходы по свадебке они все на себя берут, естественно. А жить как дальше будут, сами потом уж решат. Любовь, вон, и не против уже вернуться в его объятия. А ребенка они помогут на ноги поставить, помогать финансово и прочее.
Подумал парнишка, и согласился на эту авантюру, хоть мать и просила хорошо всё взвесить. Уж взаправду любовь там была у него к ней. Костюм только прикупил. И букет свадебный.

Свадьба прошла как обычно проходит в деревнях и сёлах. Весело, с размахом! Все, конечно, всё знали, но, гулять - так гулять).

Только вот не получилось у него семейной жизни. Не захотела жена жить с ним. Выставила за дверь на следующий день после свадьбы. Уехал он обратно в город. Она на развод подала. Потом уже рассказывали ему, что перед выкупом ещё сидела и ревела, что всё равно не будет с ним жить, насилу мать её успокоила и в ЗАГС отправила.

А потом приходит ему весть, что алименты с него требует бывшая. Замуж она беременная выходила. Значит, он отец. Кто последний, тот и папа, как говорится. Тут он прям и ох...л. В суд тоже пошёл, заявил о не признании отцовства. И алименты, говорит, не буду платить). А Любовь не успокаивается, заявы на него строчит во все инстанции.

Опросил я его, значит, и отправил материал обратно. И, может, не всему бы поверил из его рассказа, но у нас с ним оказался общий знакомый, который мне всю эту историю потом и подтвердил. Он же потом и рассказал, что судебные тяжбы шли ещё долго, экспертизу ДНК делали, но справедливость восторжествовала в итоге, и парень от отцовства и, соответственно, алиментов на чужого дитя отбился.
Несколько лет назад мы путешествовали по Исландии. Голубой Лагуны нам оказалось недостатоточно, и мы направились в полудикие горячие источники в середине острова. Виды потрясающие: кругом горы со снежными вершинами, а в долине речка с горячими ключами.

Мы там познакомились с норвежцами, работниками пенитециарной системы. Они поведали нам:
"Наша система тюрем - это цирк. Брейвик там живёт, как на курорте. И несмотря на это, у нас сидит мужик из Мурманска, который постоянно пишет жалобы."
"На что?" - поинтересовались мы.
"Он требует, чтобы его жену тоже посадили. Они вместе приехали из России, специально совершили кражу в супермаркете, его посадили, а её, вместо того, чтобы тоже посадить, собираются депортировать!"
Соседка сдавала квартиру милой интеллигентной барышне, из тех что «чистоту и порядок гарантируем».
Когда спустя месяц, предварительно созвонившись, она пришла за арендной платой, вид квартиры её слегка шокировал.
Не то чтобы речь шла о чистоте и порядке, нет. О чистоте и порядке речь уже не шла. В квартире царил просто жуткий бардак.
Разбросанные тут и там вещи не висели разве что на люстре, мусор видимо не выносился со дня вселения, а гора грязной посуды с остатками еды уже не помещалась в мойку.
Но больше всего соседку поразило то, что прямо посредине этого свинарника, как айсберг среди помойки, стоял накрытый чистой скатертью стол, и на нём пара изящных тарелочек с какими-то аппетитными заморскими деликатесами.
А возле стола стоял штатив с фотокамерой, и ещё какие-то осветительные приборы.
Заметив в глазах хозяйки немой вопрос, барышня охотно пояснила.
- Видите ли, - с некоторой даже гордостью сообщила она. – Дело в том что я блогер. Веду канал в инстаграмме о том, как красиво и правильно сервировать стол.
Вскоре после приезда в Берлин знаменитый создатель квантовой гипотезы Планк забыл, в какой аудитории он должен читать лекцию, и зашел в канцелярию, чтобы узнать об этом.
«Скажите, пожалуйста, – обратился он к пожилому человеку, который ведал канцелярией, – в какой аудитории профессор Планк сегодня читает лекцию?»
Старик похлопал его по плечу. «Не ходите туда, юноша, – сказал он. – Вы еще слишком молоды, чтобы понимать лекции нашего мудрого профессора Планка».
8
Новогодний отдых

(Господа, не стоит угадывать автора- это история от Travel 1980)

Знаменитые дачи в Переделкино. Собрались с друзьями узким кругом 2 января - посидеть, поговорить, попеть, прогуляться.
Из новеньких должны приехать двое - какой то известный шоумен- телеведущий и банкир. Так как телевизор я не смотрю, по форумам не хожу- в лицо обоих не знаю. С небольшой разницей приехали двое - солидный мужчина в изящном костюме, и небритый чувак с вихрами на голове, в толстовке и трениках. Солидный мужчина в костюме чинно со всеми поздоровался, выпил шампанского и подключился к беседе. Чувак в трениках поиграл в догонялки с детьми, облил жену из водяного пистолета, исполнил арию, стоя на пуфике, подыграл хозяину дома на там-таме, показал стойку на голове, сыграл на гитаре несколько диссидентских частушек 70-х, и завершил всю феерию открытием бутылки шампанского саблей.
Наклоняюсь к подруге, спрашиваю:
- Маш, интересно, сколько он за корпоратив берет?
- Не знаю, но думаю что мы не потянем.
- Почему?
- Ну, понимаешь, зампред ...банка на корпоративе с сольной программой - это боюсь очень дорого....

P.S. Всех с наступившим Новым Годом!
Очень важно уметь отдыхать и расслабляться - история именно об этом. Ну а если развлекать других - ваша работа- то пусть друзья отнесутся с пониманием и не будут заставлять вас работать на выходных:))))
В обсуждалках, обители всяческих фриков и прочих критегов, иногда адекватных, мне задали вопрос: а что такое школьное лидерство? Чего мне там коптеть, отвечу в выпуске. Как я однажды пытался это лидерство захватить.

Март 1979, Седанка, это поселок под Владивостоком. Бараки сталинской эпохи, въевшиеся в землю, плюс три новых офицерских дома. Мой первый урок. Я - пришелец из коммунизма, из воинского городка элитной части г. Алма-Аты. Мне почти 14. У нас отродясь не бывало ни дедовщины, ни гопников, ни булли-боев. А тут смотрю - что за херня? Со мной, новичком, никто рядом не сел. Весь класс какой-то скукоженный. На перемене - три довольных дебила щипают девчонок и пытаются чего-нибудь у них обнажить, несмотря на энергичное сопротивление, никто из парней не вступается. Все пацаны как опущенные, стараются не замечать. Двое плюгавеньких начинают доябываться и до меня, весело посматривая на главаря, амбала средних статей - а не пора ли ему прийти к ним на помощь?

Развязка наступила быстро - на следующем уроке нас погнали грести листья в школьном дворе. Нахрена это надо было делать в марте, не понимаю и сейчас. Ко мне подошла эта троица и предложила выйти за угол. Выяснить отношения. И вот смотрю на них и думаю - да это отработанный сценарий. Главарь скорее всего побьет меня сам, в честном поединке за углом - действительно мощен и наверно насобачился на таких драках. Если что-то пойдет не так, двое плюгавых гаденышей помогут. Результат 100% - из-за угла вернется смирный, слегка побитый и полностью лояльный пацан. Как и все предыдущие.

Но мне-то нафига это надо? У меня был единственный шанс. Главарь зарапортовался со своими угрозами. Я выдал удар в челюсть, добавил коленом в яйца, потом несколько ударов ногами по местам болезненным. Наибольшим повреждением оказалось то, что он сильно прикусил язык от первого же удара. Средство коммуникации со стаей оказалось утраченным. Наблюдалось лишь жалобное мычание в извивающейся позе. Оставшуюся стаю я спросил - кто выйдет со мной за угол, один на один. Для продолжения, так сказать, диалога. Оба гаденыша как-то застеснялись, и принялись сбивчиво объяснять, что им мешает это сделать. В основном валили друг друга на друга - коллега, по их единодушному мнению, был более достоин представить боевые качества Стаи.

Девчонки рассмеялись - вот это был подлинный конец преступной группировки. Более они не выпендривались. По возвращении в класс за парту со мной сел крепкий парень, тоже из офицерской семьи. Его ошибка состояла в том, что он когда-то послушно сходил за угол, как бычок на заклание, и был основательно побит. А в драке с превосходящими силами реально, чем подлее, тем лучше.

Захватили ли мы лидерство? В смысле прекратить гоп-безобразия - да. В смысле использовать - нет. Девчонки в классе показались мне неказистыми поголовно - мое сердце было разбито оставшейся в Алма-Ате Оксанкой. А соседу по парте было вообще все пофиг, лишь бы ему не мешали учиться.

Любопытно, что в лучших университетах мира есть явление противоположное, но равноценное - засилье умников. Майк Кроу, ректор Аризонского университета, сам читающий лекции, сказал приблизительно следующее, пересказываю по памяти:
- До пандемии мне не нравилось в очном обучении то, что в любом классе всегда находились два-три (a few) наиболее бойких студента, которые первыми отвечали на вопросы и охотно ввязывались в дискуссии, на ходу соображая, а что они вообще хотели сказать, кроме абсолютной потребности высказаться первым. Остальной класс был вынужден вежливо молчать за нехваткой времени. В зуме же я сам выбираю, кому предоставить слово, исходя из поступивших реплик в чате.

Что кулаками, что языками, хоть тушкой, хоть чучелом, юность склонна агрессивно самоутверждаться. Но укротить особо оборзевших всегда легче, чем кажется перепуганному сверстнику.
МАРКИЗ

Пару лет назад Жора завел кота. Ну, как завел? Его на Новый год привез его младший сын Виктор, приехавший навестить родителей из Нижневартовска. Коту от роду тогда был примерно год и он не сошелся характерами с проживающей у Виктора собакой женского пола и преклонного возраста. Собаку было жалко отдавать, все-таки больше десяти лет вместе, а кот еще молодой и должен быстро привыкнуть к новому дому. И Виктор не ошибся, везя кота за три тысячи километров.

Жора и его жена баба Шура раньше видели кота на фотографиях, но то ли фотограф был просто гениальным и удачно выбирал ракурс съемки, то ли кот был очень фотогеничным, но то, что семья Первомайских - старших увидела воочию по приезду их сына Виктора, повергло их в шок. Кот был лысый, весь в пятнах и с огромными причиндалами, смешно трущимися друг о друга при ходьбе. Неведомая зверушка, вся в складках, с огромными ушами и голубыми глазами навыкате, смотрела на них уверенно и нагло, как бы спрашивая: «Ну что, рабы? Привыкайте помаленьку, теперь я ваш хозяин и ваша жизнь уже никогда не будет прежней».

Баба Шура потеряла дар речи, Жора сразу же пошел в чуланчик за самогоном и вернулся с литровой бутылкой. На пару с Виктором они выпили, чуть позже, придя в себя от увиденного, к ним присоединилась и баба Шура. Виктор рассказал, что зверушку зовут Маркиз или просто Марик. И что эта порода называется Сфинкс. Вместе со сфинксом из Нижневартовска прибыл его гардероб из пяти предметов на все случаи жизни - жилеточка, свитер, курточка, пальтишко и шапочка. Костюмчики надо было ему одевать в зависимости от температуры окружающей среды, потому что Марик все время мерз и дрожал как осиновый лист. Это было его единственным недостатком. Во всем остальном он был настоящий полноценный КОТ.

Через неделю Виктор уехал, Марик чувствовал себя прекрасно, он ел и спал, ел и спал, и довольно быстро привык к своим новым рабам, особенно полюбив Жору. А все потому, что Марик, видимо, был скрытым алкоголиком. Поскольку в доме никогда не переводился самогон и Жора иногда по доброте душевной давал Марику лизнуть чуть-чуть горячительного, Марик быстро пристрастился и темными длинными вечерами составлял Жоре компанию. Как только Жора наливал себе полстаканчика, Марик тут же нарисовывался прямо ниоткуда и терся о Жорину ногу, мурлыкая и требуя свою порцию. Жора такому повороту событий был несказанно рад, потому что пить в одиночку он не любил. Он обмакивал палец в самогоночку и давал Марику полизать. Тот лизал с наслаждением, после чего залезал Жоре на плечи, свисал с двух сторон облысевшей, но все равно великолепной, горжеткой, и мурчал как трактор. Жора Марика любил, и Марик отвечал ему взаимностью.

И вот однажды к ним в гости на неделю приехала какая-то дальняя родственница бабы Шуры из Ставрополя - Олимпиада Сигизмундовна (Липочка), женщина лет шестидесяти и весом центнера в полтора. Еще до ее приезда Жора с Мариком немного нализались для храбрости, потому что Олимпиада отличалась суровым нравом и ее побаивался даже Жорин пес Коломбо.

Липочка прибыла из аэропорта поздно вечером на такси, и Марик ее не встречал, так как в это время он по обыкновению спал где-то в укромном местечке у печки. Жора, баба Шура и Липочка на скорую руку отметили приезд, и Липочка, уставшая с дороги, попросила ей постелить. Как только она приняла горизонтальное положение, тут же отрубилась и стала изрыгать из себя звуки пашущего трактора Беларусь. От этих звуков проснулся Марик. Печка, рядом с которой он лежал, остыла, из гостиной раздавались странные звуки и Марик, выйдя на разведку, тут же набрел на спящую на диване в гостиной Олимпиаду. Поскольку диван стоял прямо рядом с радиатором отопления, это было излюбленным местом Марика для предания Морфею. И вдруг на его законном месте разлеглось что-то большое, похожее на кита.

Удивлению Марика не было предела. Как? Почему этого кита выбросило именно на его диван? Места что ли в доме мало? Непорядок! Сначала он этого кита гипнотизировал издали, но кит никак не реагировал, только ревел как самолет на старте. Марика аж передернуло. Ах, вот ты так! Ну, посмотрим кто кого! Он отошел подальше и, стартанув метров с пяти, в два прыжка преодолел расстояние до кита, и приземлился ему прямо на вздымающуюся грудь размером в две Джомолунгмы. Олимпиада Сигизмундовна, ничего не понимая, спросонья открыв глаза, увидела перед своим лицом какую-то ушасто-глазастую нечисть в вязаной жилеточке, и тут же смахнула эту нечисть с себя непроизвольным движением руки. Марик, кувыркаясь в воздухе в немыслимых кульбитах, с воплями "Бл@-@-ть", отлетел к месту старта и замер, буравя взглядом Липочку. Та села на диван, перекрестилась три раза, и бесконечное количество раз повторяла лишь одно слово "Свят, свят, свят!", с опаской поглядывая на чудище. Марик понял, что этой ночью она уже точно не ляжет и все могут спать спокойно. Торжествуя победу, элегантной походкой, Марик, целомудренно перетирая ляжками яйца, пошел в комнату к Жоре, залез к нему под одеяло, и уснул с чувством выполненного долга.

Утром после завтрака Олимпиада Сигизмундовна собрала свои вещички, вызвала такси и уехала в гостиницу. Жора стоял у калитки, держа на руках Марика, вдвоем они махали ей вслед, утирая подушечками лапок с трудом выдавливаемые слезы. Когда такси скрылось за поворотом, Жора с воодушевлением произнес: «Ну, что, по соточке?». Марик прижался к его лицу мордочкой и затарахтел...

© Татьяна Ферчева
ТАКОГО ЖЕНИХА ПРОСРАЛА!

Сразу после окончания школы Маша по инерции бегала на встречи одноклассников, проходящие на дискотеке в близлежащем к школе парке. Пробежит через парк мимо родной школы, поторчит пару часов на танцах, обменяется новостями и домой на трамвайчике отправляется.

И вот как-то летней ночью спрыгнула Маша с трамвайчика на остановке у дома. И упала. Очень неудачно упала — порвала связки на лодыжке. Боли Маша не почувствовала, просто встать не смогла. Лежит Маша на остановке вся в пыли и одна мысль в ее глупенькой голове вертится: как же домой доковылять? Ни души вокруг.

И тут, как по ее велению, из переулка появляется человеческая тень и прямиком к Маше направляется. Молодой человек в военной форме.

- Вы не знаете девушку Зину? Она по этому адресу проживает. И листок ей протягивает. Маша хлюпнула носом, прочла адрес и буркнула:

- Нету у нас никакой Зины. Точно знаю. Я тут всех знаю!

- Не может быть! - воскликнул военный. - А что это с вами?

- Упала я, - сказала упавшая Маша. - Нога болит. И военный, великодушно предложив ей свою помощь, довел Машу до дому.

- Стаканом воды угостите? - спросил он у калитки.

«Мама в ночной,» - лихорадочно неслось у Маши в голове. «Зато бабушка дома! Спит чутко! Но за стенкой! Но ведь помог… до дому довел… я ж не неблагодарная какая-нибудь?»

Последняя мысль победила и Маша провела гостя на кухню. Налила стакан воды. Поставила перед ним. Села напротив. Военный снял фуражку, выпил. И сказал тихо и просто:

- Выходи за меня замуж.

Маша опять хлюпнула носом. Она к таким предложениям не была готова. Да и в читанных Машей романах оно все как-то не так происходило… чего-то было не так…

- Я сейчас, - сказала Маша. И поковыляла в ванную. Боже мой! Из зеркала на Машу глядело чужое раскрашенное слезами лицо. Слезы как весенние протоки засохли промеж пылевых змеек. Платье тоже все в пыли. И порвалось на плече… «Невеста!» - хмыкнула Маша, умылась и привела себя в порядок.

На кухне военный также неподвижно сидел на прежнем месте. Она опять присела напротив. И он рассказал ей, что его переводят в новую военную часть, а там дадут квартиру с условием, если он женится.

Пока он ей все это рассказывал, Маша смотрела на упрямые его брови и думала. Он ведь даже не знает, как меня зовут! Он НИ-ЧЕ-ГО про меня не знает!

- А можно вопрос? - спросила Маша. Военный кивнул. Ну, скажем, вы привезете меня в вашу военную часть, уйдете служить… А я же вас не люблю! А там какой-нить солдатик молодой… и мы полюбим друг друга… Что вы станете делать?

- Убью, - по-военному отчеканил жених, не раздумывая.
- Кого?
- Обоих.
- Спасибо большое! Мне не надо! - радостно выдохнула Маша.
И проводила гостя за порог.

… Утром пришла с работы мама, поохала-поахала, глядя на распухшую дочкину ногу, отвела в больницу. А бабушка, которая все проспала за стенкой, услышав эту историю, протянула с жалостью:

- Эххх, дура! Такого жениха просрала!
Навеяло вчерашней историей про неиндексированную пенсию старушки-учительницы и нежелание государства выплатить задолженность по пенсии наследникам пенсионерки.
Тут в конце ноября 2020 года практически по всем средствам массовой информации прошла инфа, что всем российским пенсионерам со стажем свыше 30 лет единовременно к Новому году выплатят 7107 рубль.
Лично я прочитал об этом в "Московском комсомольце".
Заголовок звучит так: "Объявлены весомые надбавки пенсионерам к Новому году".
Газетенка так себе, но все ж таки не вот какая-то провинциальная малотиражка. Вроде бы дает ссылку на Пенсионный Фонд - я и поверил, тем более - сумма-то копеечная, по большому счету. Маму свою порадовал, пенсионерку.
Ждет-пождет она тех 7 тыс руб. - ничего не приходит.
Пожаловалась она мне уже в январе, мол, позвони, разберись. Я, прежде чем звонить (да и кому звонить в период длинных выходных?!), залез в интернет.
Ну что, по строке "выплата 7107 рублей" гуглом было найдено несколько десятков тысяч ссылок, в том числе сайты "Первого канала", Рамблера, и проч.
Правда, одновременно была найдена и вот эта незаметная ссылочка: https://novvedomosti.ru/news/society/67542/: "В отделении ПФР опровергли информацию о дополнительных выплатах пенсионерам".
Короче говоря, несколько недель ведущие СМИ интенсивно кормили российских пенсионеров заведомым фейком, а потом все плавненько сдулось...
"Прокукарекал - а там хоть и не рассветай"...
Помнится, в РФ вроде как ввели уголовную ответственность за публикацию явных фейков?
Или эта ответственность на федеральные СМИ, как обычно, не распространяется?
Конец июля 2020 г. Середина разгара борьбы с ковидом. Все уже привыкли к мысли о том, что он есть, но не все еще привыкли к методам борьбы с ним.
Аэропорт г. Магадан. Час до вылета рейса на Москву. Самолет большой, народу много, всех забили в маленький накопитель. Стоят человек 350-400. Но так как необходимо соблюдать социальную дистанцию, автобусы, которые возят пассажиров из накопителя к самолету, берут человек по 10-15. Да, в них народ соблюдает рекомендации Роспотребнадзора, но про зал накопителя никто не подумал...
Не успел я разгрузить на новой ферме партию поросят, как в дверях появилась супруга.
-Ой, какие хорошенькие, какие лапочки! Я себе тоже хочу! - осмотрев похрюкивающее и повизгивающее общество, активно осваивающее новый дом, произнесла она. Женщины бывают сентиментальны, поэтому таким словам я не был удивлен.
-Куда себе? - только не понял я.
-В поселок возьму, пусть там живет, - пресекая мои возражения заявила она, - вместе с коровами. Вон того розовенького хочу! Какой симпатюля!
-Розовенького? А остальные зеленые что ли? - не понял я как она так сделала выбор, - я ловить не буду. Хочешь бери, если коровы там его не затопчут.
Коровник еще не достроился, поэтому все дойные были еще в поселке. Жена, каким то своим неведомым мне взглядом не теряла из вида своего избранника, почти среди сотни таких же. Присела на корточки и позвала — Кеша, Кеша, протянув руку и причмокивая. Это было немыслимо, но из всего стада отделился именно тот, на ком она остановила свой выбор. Немножко настороженно он приблизился к ней, она почесала его за ушком и подхватила на руки. Поросенок даже не взвизгнул, что привело меня в некоторый шок. Судя по полу, это действительно был Кеша. А супруга, держа его на руках проследовала к своей машине.
-Нда... - тяжело вздохнул я, - походу этот поросенок стал членом нашей семьи. - Посмотрев как она усадила его на переднее сиденье, еще раз чертыхнулся, - походу сотни килограмм мяса мы в будущем лишились, он и нас переживет. Ну ладно, мужики, давайте разгоняйте оставшихся по клеткам.
Вечером я приехал как всегда к вечерней дойке. Поросенок весело бегал по импровизированному коровнику, видимо уже перезнакомившись со всеми. Деловито похрюкивал, шебуршал под их кормушками, внимательно осмотрел меня. Видимо поняв, что ничего плохого я против него не имею, продолжил свои дела. Все коровы уже перешли на аппаратную дойку, в привилегиях осталась только первая корова, Венера. Жена всегда доила ее сама и только вручную. Большая часть Венеркиного молока оставалась для семейных нужд. В тот день она пришла не только с ведром, но и с небольшой мисочкой. Отдоив, плеснула в нее из ведра немного молока.
-Кеша, иди я тебя угощу, - просто произнесла она и поросенок как котенок или щенок, подскочил к ней. Она затащила его к себе на колени и подсунула миску с парным молоком. Кеше оно видимо пришлось по вкусу. Ну так ясен перец, член семьи все таки.
Через пару месяцев коровник достроили и все дойные коровы потихоньку перебрались туда. Кеша тоже. На парном молочке, краюшках хлеба и что останется у коров в кормушках, он почти в два раза перегнал по росту своих сестер и братьев. Мы попробовали сначала его определить к ним, но он устроил там дебош и погром. В нервной истерии. Пришлось вновь отправить его к коровам, где он радостно и захрюкал, тыкаясь пятаком в их морды. А еще он сильно скучал по хозяйке. Не увидев ее около Венерки к вечерней дойке, заметался по ферме, начал повизгивать и проявлять активное беспокойство. Но все перекрылось радостью с ее приездом. Она уже не кормила его с мисочки, да и на коленки не затаскивала, вес уже у него был не тот. Но приноровилась остатки молока из вымени Венерки сдаивать ему прямо в рот. Он подходил, открывал его как можно шире, а она направляла туда струйки. Если у свиньи на роже может отражаться блаженство, оно у Кеши было. Он им прямо просто светился.
Пасся он тоже вместе с коровами, не обращая никакого внимания на своих сородичей. Те периодически менялись, а Кеша был неприкосновенен, как я и предполагал. На второй год он наверное уже достиг килограмм двухсот, издали был похож на небольшого теленка, но правда розовенького. Передние зубы превращались в клыки. Но он все так же ходил с коровьим стадом, занимая место предводителя. Все менялось только тогда, когда он слышал звук автомобиля моей супруги. А он его слышал, даже если стадо находилось от фермы за километр и больше. Вот тогда он бросал все и несся к ней. Как двухсоткилограммовая торпеда. И не дай бог кому то было преградить ему путь. Огромная махина подлетала к хозяйке и превращалась в ласкового послушного щенка, только не умеющего подпрыгивать выражая восторг и счастье. Она чесала его за ушком, он падал с ней рядом и его рыло было полно счастья и блаженства.
А однажды я поссорился с супругой. Она подъехала к ферме где я находился и наш разговор с ней по какой-то причине перешел на повышенные тона. В какой-то момент я увидел в ее глазах страх. Нет, она испугалась не меня, потому что смотрела куда то за мою спину. Я инстинктивно оглянулся и вовремя. За моей спиной стоял Кеша. И он был свиреп. Огромная пасть с торчащими клыками похожими на бивни, была открыта явно не в улыбке. Вставшая дыбом щетина на загривке, делала его похожим на льва. А передней ногой он рыл землю. Я понял все сразу и сменил интонацию, а жена чтобы отвлечь позвала его.
-Ну что вырастила защитничка? - как можно ласковей произнес я, когда он от почесывания рухнул у ее ног. - Ну-ну, приходи к трактиру, без Кеши, там и договорим. - И стараясь не нарушать их идиллию, бочком-бочком, а потом все быстрей и быстрей я постарался удалиться. Пока бежал и злость куда то прошла.
Из латиноамериканского ФБ:
"В связи с пандемией коронавируса и режимом самоизоляции гринго решили устроить традиционный госпереворот у себя дома. Какие же ответственные люди!"
Это - рассказ одного моего знакомого, человека очень пожилого и очень мудрого:
- "В самом начале войны в наше село и в соседние деревни стали привозить эвакуированных. Как правило, это были целые семьи со стариками и с детьми, но без отцов, которые были призваны на фронт, или даже уже погибли. Впрочем, и отцы большинства моих ровесников уже были на фронте. Однажды в первую военную зиму вместе с эвакуированными привезли большую немецкую семью, выселенную из Поволжья. Таких немецких семей переселенцев в наш район привезли довольно много, но расселяли их таким образом, чтобы в одном сельсовете (то есть на несколько деревень) было не более двух-трех семей. Вместе с матерями и стариками в нашей округе оказались десять-двенадцать мальчишек и девчонок от шести до четырнадцати лет. Они стали учиться в нашей школе, но по-русски они говорили плохо, да и открыто неприязненное отношение наших взрослых к немцам в эти военные годы сделали неизбежным огромную пропасть отчуждения между нами и этими "фрицами". Может быть это отчуждение так бы и продолжалось до конца войны, но.... у "фрицев" был настоящий кожаный футбольный мяч с камерой и шнуровкой!, с которым они, как только сошел последний снег, вышли на луг и поставили ворота из жердей. Нашего отчуждения (у нас собственная гордость!) хватило дня на три. На четвертый день уже было невозможно отличить в измазанных весенней грязью разгоряченных мальцах русского от немца, а немца от русского. Рухнула стена неприязни, и лишь изредка от самых обиженных во время драки (которые между подростками, конечно же, были нередки) можно было услышать : "Ты, фашистское отродье" ... Немцы быстро влились в наши ребячьи компании и постепенно стали в этих компаниях заводилами. Это повлекло за собой одно очень необычное следствие. Скоро общение в наших смешанных мальчишеских компаниях уже шло на причудливой смеси русских и немецких фраз, а те из нас, у кого были близкие друзья среди немцев, без труда освоили немецкий язык, значительно превосходя в этом нашу учительницу немецкого языка.
Через пару лет после войны немецкие семьи куда-то уехали, но, видимо, цепкая детская память настолько эффективна, что я до сих пор могу без ошибок проговорить пару десятков наиболее часто употреблявшихся тогда немецких фраз, хотя за всю мою жизнь немецкий язык мне так ни разу и не пригодился... ".
Эта потрясающая сцена не была прописана в сценарии фильма. Собака попала в кадр совершенно случайно. Когда он загнал свой «Мерседес-Бенц» во двор коттеджа, неожиданно появился этот дратхаар, которого хозяин упустил с поводка. Он просто подошёл и положил морду в руки Вячеслава Васильевича. Камера продолжала работать, а Тихонов продолжал играть, импровизируя, в то время как съёмочная группа "17 мгновений весны" вместе с хозяином пса с трудом сдерживала слёзы.

(из народного анекдота:
- Чей же ты, дурашка? - ласково спросил собаченьку Штирлиц.
- Сам дурак, - ответила собаченька, - Я из Центра.)
Перед Новым Годом были в гостях у друзей. На столе стоял красный Мартини, который рекомендовалось разбавлять вишневым соком. Т.к. ни мы, ни друзья особо не увлекаемся выпивкой, то примерно половина Мартини осталась "на будущее".
На новогодних каникулах опять встретились у них. Хозяин начал рассказывать, что "мартини, оказывается, забористая штука -- как он его не разбавляет, но от одного/двух небольших бокалов бьет в голову только так" и показывает бутылку с соком, которым разбавлял.
У его жены от вида этого "сока" сначала отвисает челюсть, потом она начинает хохотать и с трудом сквозь смех произносит: "Это не сок, а мамина настойка из терновника на спирту..."
Через пару месяцев после свадьбы, мы с женой решили прокатиться из Питера в Каунас. Я приехал на вокзал прямо с работы, и поэтому в вагон мы вошли не вместе.
После отправления ко мне подошёл проводник, заговорщическе подмигнул и предложил:
"Смотри какая классная девочка с тобой едет! Тоже до Каунаса. Давай червонец и я к вам в купе никого не подселю."
Я ему объяснил, что это моя жена и врядли она поймёт, что за секс с ней я буду платить наши общии деньги, тем более не ей самой, а кому-то другому.
Но когда я рассказал об этом жене, она почему-то назвала меня скрягой!
Впрочем, проводник оказался с пониманием, и к нам в купе итак никого не подселили!
Пошла на рынок за мёдом, говорю дядьке: дайте мне мёд.
Он спрашивает: какой?
Я посмотрела на него, как на дурака, и отвечаю: из пчелы.
Он тоже посмотрел на меня, как на дурочку, но мёд продал. Сказал, что это из лучшей пчелы на его пасеке.
Один молодой человек в молодости заинтересовался причудливостью формы спирали струи при мочеиспускании. С таким же хулиганом другом, построили модель. И досконально исследовал всю динамику процесса, на основании этого построил математическую модель.
Этим хулиганом был нобелевский лауреат Нильс Бор. Его дипломный проект, посвященный определению поверхностного натяжения воды по вибрациям водяной струи, был удостоен золотой медали Датской королевской академии наук.
На склоне лет знаменитый Эдисон увлекался вегетарианством.
Однажды, принимая у себя Рудольфа Дизеля, он затеял разговор на эту тему и с горячностью доказывал, что древние вели естественный образ жизни и не были знакомы с разрушительным действием алкоголя.
"Что вы, что вы, - возразил Дизель. - История и антропология утверждают, что человек начал употреблять алкоголь почти так же давно, как хлеб".
Не желая быстро сдаваться, Эдисон поинтересовался: "А почему вы сказали: почти так же давно?"
"О, только потому, что процесс брожения зерна требует некоторого времени", - ответил Дизель.
7
Генеральное консульство СССР в Сан-Франциско (Калифорния) приобрело в середине 1970-х японский копировальный аппарат «Тошиба», уже справедливо не доверяя американским моделям. По контракту с советской миссией местная фирма присылала своего техника для периодической чистки и ремонта капризной машины, которую нещадно эксплуатировали все советские сотрудники как в служебных, так и в личных целях. Специально выделенный офицер КГБ внимательно следил за работой американского техника, всегда подробно комментировавшего свои действия. Между ними даже возникли приятельские отношения — оба были профессионалами и с уважением относились друг к другу. Однажды в конце 1970-х вместо всеми любимого техника пришла нарядная девчушка. Она пыталась бойко говорить по-русски и неумело тыкала отверткой внутрь аппарата. После ее ухода служба безопасности генконсульства позвонила на сервисную фирму и вежливо поинтересовалась, почему же вместо профессионала прислали очаровательного дилетанта. На что секретарша, простодушно извинившись, ответила, что приходил не специалист фирмы, а сотрудник ЦРУ, временно работающий у них как стажер. А почему бы и нет?
5
Первого января пересматриваю фильм ABBA 1977 года.

Там на пресс-конференции Агнету Фельстог спросили:
- Правда ли, что у Вас самая шикарная задница в мире?
- Не знаю, я никогда её не видела, - ответила певица.
В некоторых комментариях к предыдущей истории высказывалось сожаление, что в ней не было алкоголя. Здесь его будет более чем достаточно.
Начало 60-х годов. СРТМ «Краб» (название, как всегда, условное) был отправлен спасать от голода молодую кубинскую революцию. Заполнив по дороге трюм рыбой, пароход пришел в Гавану, и тут начались сюрпризы. Кубинские товарищи объяснили, что голода у них нет, и вообще рыбу они почти не едят, традиционно предпочитая мясо. Да, в Гаване есть небольшая консервная фабрика, и рыбу можно сгрузить туда, но этого запаса фабрике хватит на несколько месяцев работы. А то, что по рейсовому заданию надо сдать сколько-то там сотен тонн рыбы, их не волнует, и вообще они не знают, какие идиоты это задание составляли. Вот если бы привезли омаров, был бы совсем другой разговор…
Казалось бы тупик. Но решение было найдено моментально.
Пароход, сдав груз на фабрику, вышел на промысел, и опять набил трюм рыбой. Затем вернулся на Кубу, но не в Гавану, а в неприметный поселок, рядом с которым стояла советская ракетная часть. Когда вечно голодным воякам предложили поменять рыбу на спирт, они согласились моментально – спирт у них имелся, и его количество измерялось цистернами.
После того, как на борт загрузили стандартные 40-литровые бидоны со спиртом, пароход побежал на север, где работала группа флота.
В то время не было 200-мильных экономических зон, а граница территориальных вод пролегала лишь в 12 милях от берега. Флот добывал треску на американском шельфе, наблюдая в бинокли статую Свободы. Омары в тех краях попадали в трал постоянно, их на всякий случай морозили.
И вот это случай наступил. Поменяв спирт на омаров, «Краб» триумфально вернулся в Гавану. Кубинские товарищи честно пересчитали стоимость омаров в стоимость рыбы и записали сдачу соответствующего количества тонн. Получилось солидно.
Затем пароход опять вышел на промысел, опять зашел к ракетчикам, и опять повез спирт флоту, который уже целенаправленно морозил омаров и с нетерпением ждал, когда же придут «кубинцы». Забрав омаров, «Краб» вернулся в Гавану, и т.д.
Схема работала долго, устойчиво, и продуктивно, но однажды какой-то дотошный чиновник, проверяя сводки с промысла, заметил, что пароход сдает рыбы в три раза больше, чем это вообще конструктивно возможно. Как развивались события дальше – история умалчивает, но, судя по всему, этот «Кубинский треугольник» просто прикрыли - тихо, без шума и огласки, чтобы не бросить тень на советско-кубинскую дружбу.
Вольный перевод старой австралийской байки, в которой есть, мягко говоря, натяжки.
Бизнесмен прибегает на станцию и в последний момент успевает заскочить в экспресс Брисбан-Рокхэмптон. Устроившись в купе, он спрашивает у кондуктора, когда поезд прибудет в Гладстоун.
“По средам в Гладстоуне нет остановки”, отвечает кондуктор.
“Как!” - восклицает бизнесмен.
“По средам в Гладстоуне нет остановки”.
“Но у меня там очень важная встреча!”
Кондуктор непреклонен. “Это экспресс. По средам он не останавливается в Гладстоуне”.
После длительного обсуждения ситуации был найден компромисс. Кондуктор согласился попросить машиниста замедлиться до 60 километров в час, когда поезд подъедет к Гладстоуну. Затем кондуктор поможет бизнесмену вылезти в окно и будет держать его в воздухе, а бизнесмен в это время будет дрыгать ногами, изображая бег на месте. Когда кондуктор решит, что бизнесмен “бежит” достаточно быстро, он опустит его на платформу.
Когда поезд подъехал к Гладстоуну, план был приведен в действие и бизнесмен c высунутым языком понесся по платформе, надеясь, что успеет остановиться до того, как платформа кончится. Когда мимо него проезжал последний вагон поезда, его схватила за шиворот сильная рука стригаля и втащила в вагон через окно. “Тебе повезло, приятель”, - сказал втащивший его стригаль. “По средам в Гладстоуне нет остановки”.
Слушая вчера фейерверк под окнами я лежал и думал.
-Ну чего хлопают, чего, ведь никакого эффекта! А фейерверк без эффекта, деньги на ветер. Я в своей жизни только один раз так хлопал, где-то в 92 году. А эффект до сих пор помню.
Когда мне дембеля подогнали за сотку ящик РГД-5, я вник в их положение, деньги ведь на дорогу нужны. Тем более часть все равно расформировывали. Сотка баксов конечно немного дороговато для развлечений, но не надо забывать курс рубля в то время. Так что все относительно. А вот куда этот ящик с двадцатью штуками применить, это был вопрос. Поэтому я сложил их в арсенал, вместе со всем, что я прикупил и до и после. Любовно я доставал оттуда только обрез из пятизарядки, при дальних поездках за товаром. Любовно, не за убойную мощь пяти патронов заряженных картечью и не уступающей в ближнем бою даже АК-47, а за воспоминания. Воспоминаниях о той хрупкой девушке, жене моего приятеля, которая при всей своей хрупкости и суперлегком весе, умудрилась загнуть ствол ударом об косяк. Хотя может и об Олегову шею. Возмущаясь, его частыми отлучками на охоту и неимением лис и соболей на своих плечах. Друган горько и долго переживал над своим загнутым увлечением, даже пробовал стрелять из-за угла, но в конечном итоге продал мне. Недорого. Написав в ментовку заявление о краже. Но на фоне тогдашнего беспредела и беззакония, никто особо ее и не искал. Я не охотник, поэтому пильнул ствол в районе повреждения, а заодно и приклад. Получилась сносная вполне компактная вещь. Со временем арсенал все пополнялся и пополнялся и я все чаще думал, не к добру все это. Тогда и появились чужаки, называвшие себя братками. Вероятнее всего в воспитательных целях, за столь долгое неимение крыши.
Начали с трактира, он стоял на трассе, в трех километрах от населенного пункта. На ночь там оставались только официант, сторож, да водители, которым было в ночь лень ехать или выпили лишку. Туда они и заявились. Продемонстрировав сторожу пару АК в багажнике, как бы между делом, они заказали поздний ужин, выпили-перекусили и послав всех нахрен, не заплатив, удалились. Потом был еще раз и еще. Разгрузили у трактира чью-то фуру. В общем надо было, что-то решать. Вариантов было два, идти на поклон к местным браткам и просить помощи или разводить разборки самому. И тот и другой вариант мне не очень нравились.
Я подъехал в ту ночь к трактиру довольно поздно. Возле него стоял «марковник». Войдя вовнутрь, отметил за столом четверых братков.
-Вот хозяин, - представил меня сторож.
-О, тебя то мы и ждем. Надо бы побазарить.
-Побазарим, - произнес я, - но чуть позже. Сейчас мне нужно решить некоторые вопросы с вашими коллегами. Но это недолго, подождете? - дожидаться ответа я не стал и вышел. Зашел в арсенал, взял десяток РГДешек и пятизарядку. Буквально накануне я притащил к трактиру крякнувшую тойоту, но кулибин сказал,что в ремонт она уже не пригодна, движок навернулся напрочь. А вот для моего плана подошла в самый раз. Стоявшая метрах в тридцати от трактира у слесарки, она просто сама напросилась. Первая граната влетела в открытое окошко дверей, как слива в... В целях безопасности, я заскочил за угол слесарки. Ухнуло добре. Я кидал и кидал туда пригодившиеся РГДешки, добавляя грохоту между разрывами выстрелами из обреза. За шумом и грохотом, я даже не услышал как от трактира рванул «марковник». При такой круговерти, разве такое слышится.
Когда шум стих, в ушах в том числе, направился к трактиру. Серега с Ленкой сидели с выпученными глазами. Увидев меня живого и невредимого заулыбались, но как-то нервно.
-Где братки? - на всякий случай поинтересовался я.
-Нас с Ленкой затоптали и свалили.
-Что значит затоптали? - не понял я.
-Натурально. Когда первый раз грохнуло, они к окну кинулись. Я Ленку за руку схватил, кричу надо дергать, ребята сами поедят, что найдут. А здесь как начало ухать и стрельба! Тут они нас у дверей и догнали. Ленку с ног сбили, меня отбросили. Ломились так, как мы за водкой, при Горбачеве.

Кто-то наверное спросит, почему к ментам не обратился? Так менты сами приехали, с утра в виде участкового. Аккуратно подъехал на уазике, вылез, внимательно смотря под ноги. Наверно боялся на трупы наступить.
-Что у вас тут ночью было? - дождавшись когда я спущусь со второго этажа гостевого домика, деловито поинтересовался он, - мне позвонили с утра, говорят тут ночью какие то взрывы были и стрельба, аж в поселке было слышно.
-Да к новогоднему фейерверку репетицию проводили, - тяжело вздохнул я, не выспавшись.
-Какой новогодний? - не понял он, - август на дворе.
-Вот и тренируемся, чтобы эффектней было.
А эффект действительно был, братки с полгода в трактире не появлялись. Наверное фейерверк не понравился, но главное ведь эффект.
Шампанское на Старый Новый год

Посвящается Ирине З.

После новогодних праздников на работе все были вялые, даже говорили с трудом. Вера подумывала в пятницу отгул взять, или хотя бы уйти пораньше, а тут оказалось ― Рамиль приехал! Из фирмы по обслуживанию оборудования. Весь день Вера с удовольствием наблюдала, как он работал ― уверенно и аккуратно. В конце дня подошёл документы подписывать.
― Завтра Старый Новый год, ― сказал Рамиль.
― Да, ― согласилась Вера, ― а ещё суббота, очень удачно.
― Как будешь праздновать?
― Ну как… Это у вас там, в Казани, разгуляево, а у нас городок тихий. Оливье нарежу и у телевизора посижу, а то что-то вымоталась я за эти праздники. Хочешь ― в гости приходи.
― Во сколько?
― Что во сколько?
― Во сколько приходить?
― Ко мне? ― Вера изумленно и растеряно уставилась на Рамиля, ― Тебе же сейчас в Казань ехать надо.
― Завтра снова сюда приеду. Бешеной собаке семь вёрст не крюк. Это поговорка такая, русская. Но если неудобно, ты скажи. Я не хочу, чтобы было неудобно.
― В пять, ― выдавила из себя Вера. ― Приходи в пять. Адрес записать?
― Я знаю где ты живешь, ― ответил Рамиль, тем самым добив Веру окончательно.

Личная жизнь у Веры не складывалась. Хотя мужики на неё посматривали, и она их не чуралась. Так что приключения были, раз в год в Геленджике уж непременно, но ничего путного не выходило. А ведь у каждой подруги по мужу, у кого и по второму. И дети у всех.
― Ничего, ― успокаивала себя Вера, ― сейчас и в сорок рожают, и в пятьдесят. Ой, в пятьдесят-то не хотелось бы.
Местные алкоголики все разобраны, надежда только на иногородних. На комбинат много кто приезжал, но чаще всего на сезон, или вообще в командировку, то есть, временно. И это снова приключение, а не жизнь. Большинство ещё и женатые, а с женатыми Вера зареклась ― больше ни-ни. Итак уж, восемь лет коту под хвост. Даром что в Москве, ну и за границу немножко поездили. В столице Вера осталась после института и возвращаться в родной Нево́лжск не планировала. Примчалась, когда мама заболела, тяжело заболела. И вскоре отошла, отмучилась. Вера и не знала сколько бы ей рыдать в пустой квартире, но стали приходить люди, с детства знакомые. Во всех скорбных заботах помогли. Поминки проходили тепло и без лишней тоски, маме бы понравилось. Даже начальство с комбината своим присутствием одарило. Прямо на поминках предложили Вере остаться, зря что ли учиться отправляли.
― Что там тебе, в этой Москве-то? А мы большие деньги на реконструкцию очистных получили. Оборудование берём по последнему слову, и финское берём, и немецкое по лицензии, казанского производства. Будешь лабораторией заведовать.
― Ух ты, очистные, как хорошо-то. Так что, не будет больше комбинат людей травить?
― Рыб. В смысле, воду будем очищать. А воздух-то нормальный, фильтры меняем регулярно, чего жаловаться-то...
― Да что вы говорите такое…
― Это ты сейчас с Москвы приехала, а поживёшь чуток, вспомнишь и обвыкнешься. Опять же, очистные будем и дальше развивать, ты этим и займёшься как раз, подумай, перспективы отличные. И зарплата сейчас не как раньше, а каждый месяц, верно говорю, земляки?
― Верно, раньше ещё хуже было, ― донеслось с разных концов поминального стола.
Решение Вера не сразу приняла, вначале с документами возилась, вещи разбирала, с подругами общалась, кто вернулся или не уезжал. Потом подумала ― действительно, что её в Москве ждёт? Съёмная квартира и давка в метро. А здесь остаться ― быть дальше от него, того самого. Чем дальше, тем лучше. Опять же, кто она в столице ― пылинка, что есть, что нет, никто не заметит. А здесь ― завлаб, со всех сторон уважение. Зарплата, правда, одинаковая, но до работы пешком, жилье своё, да ещё огород мамин, уедешь так пропадет. Про оборудование не соврали, в самом деле современное, удобное, не хуже московского. Благодаря оборудованию она и с Рамилем познакомилась, он был в бригаде наладчиков, на все вопросы отвечал кратко и точно. Со всеми бы так. Запуск лаборатории отмечали помпезно ― с шампанским, телевидением и начальством, местным и казанским.
― Хорошо бы именно вас, Рамиль, присылали на гарантийное обслуживание, ― сказала тогда Вера.
― Так шепните моему директору, а я с удовольствием, ― с улыбкой ответил Рамиль.
К начальству Вера тогда подойти постеснялась, но обслуживание поручили Рамилю, и он стал приезжать каждые три месяца. Случись чего ― можно было вызвать экстренно, но ничего не ломалось, а жаль, думала иногда Вера. Подруги, Ирка с Ямвикой, что-то учуяли и давай подначивать:
― Твой приехал!
― Так уж и мой, скажете тоже, ― отнекивался Вера. Может ей поначалу Рамиль не сильно-то и нравился, сейчас уже не вспомнить, ― он ведь женатый, небось.
― А ты спроси!
― Да не буду я спрашивать.
Подруги, однако, сами всё разузнали, доложили ― свободен!
― Тоже знаете ли… Мужику под сорок, из себя видный, руки золотые. И не женат. Странно как-то.
Ирка с Ямвикой только охали и дурой обзывали, ну а Вере-то что делать? Рамиль как-то всё о работе, легко с ним, это правда, но ведь проверит, наладит и в Казань укатит. А у Веры тем временем Геленджик, где о Рамиле можно и не думать. Всё равно ничего не дождёшься. Однако, дождала́сь. Неожиданно. И приятно.
С утра Вера побежала за продуктами. Продавщица, фамилия её была Пахомова, училась когда-то в параллельном классе. Нынче у неё центнер лишнего веса, трое детей и муж Борька.
― Шпрот сколько банок-то ― две?
― Две. А икра сильно солёная?
― Консерва же, где мне знать, чё там в ёй. Вроде, никто взад не приносил. Одну?
― Одну. И вот ещё… Шампанского бутылку.
― Во, классно-то, у нас всяко есть: и краснодарское со скидкой, и просекко, это из Италии, но без скидки.
― А настоящее, французское? Шампанское ведь только французское может быть.
― Да ты чё, бутылка-то больше пяти тыщ! Оно тебе надо? Да и нет у нас. Хотя…
― Есть?
― Блин, была бутылка, я её обратно-то отписала, раз не берёт никто. Щас найду, да где ж она… А вот, чё я говорила, пять четыреста! Обзывается ― Драппиер, чисто Франция. Одна бутылка и осталась, таких, кстати, нигде больше нет, не возят их больше-то.
― Правильно говорить: Драпье.
― И чё теперь? Пять четыреста! Другому всю зиму не просыхать на такие де́нюжки. Берёшь?!
― Да.
― Ох, у московских свои привычки! Или на комбинате вдруг премию дали?
― Ага. Как раз ― пять четыреста.
― Ежели так… Девки калякали, Рамилька-то в город зачастил… Профилактику делает, де потрогает, де подмажет.
― Заткнись, Пахомова.
― Молчу! Полный рот воды! Мандарины-то бу́дёшь брать? Жранья́ много не быва́т, я тебе новый ящик-то открою, ради такого дела…
С платьем и кружевным бельем Вера определилась ещё с вечера. А сейчас ― кухня. Вроде всё продумано и рассчитано, но время летит предательски быстро, уже почти четыре! Вдруг Вера охнула ― шампанское она мало того, что забыла в холодильник убрать, так ещё и возле батареи поставила. Что делать? Морозилка рыбой забита, разморозишь ― пропадёт. Хорошо хоть зима и мороз подходящий, и снега за ночь намело. Вера жила на первом этаже, балкона у неё не было. Набросив пуховик, она выбежала на улицу, поглядела вокруг, особо пристально ― на балкон Петра Семеновича, и быстрым движение сунула бутылку в сугроб. И бегом домой, в душ и к зеркалу, к зеркалу.
Звонок прозвенел минут на пять раньше назначенного времени. Да ничего, Вера уже была в полном боевом облачении. Пальто Рамиля показалось ей мокрым.
― Споткнулся тут. И в сугроб. ― смущенно объяснил Рамиль, ― Салям! Со Старым Новым!
― И тебя, ― улыбнулась Вера. ― Раздевайся, проходи, здесь вот ванная, я жду тебя в гостиной.
Рамиль вошёл в комнату, снова смущенно улыбнулся и перед тем, как сесть, поставил на стол бутылку французского шампанского «Драпье».
― Ой, а про шампанское-то я забыла! ― всплеснула руками Вера.
― Так вот, как раз. Французское, настоящее. Друг посоветовал именно такое, он с французами работает. Я и купил.
― В каком смысле «купил»? ― настороженно спросила Вера. Не узнать эту бутылку было невозможно.
― Ну как… В магазине. Но в хорошем, там палёнку не держат, ― сказал Рамиль, глядя на Веру честными глазами. Это был не розыгрыш. Это была ложь. У Веры похолодело внутри.
― А этикетка мокренькая чего-то.
― Так мы же с ней в сугробе лежали, ― рассмеялся Рамиль.
― Ах да, я помню, в сугробе, ― Вера попыталась взять себя в руки. ― Извини, я забыла спросить, что ты ешь, а что не ешь.
― Я всё ем, ― радостно отозвался Рамиль.
― По тебе не скажешь, ― заметила Вера, вспомнив, как летом он приезжал в обтягивающей футболке, с кубиками пресса. ― А я чуть зазеваюсь и сразу вес набирается.
― Ты очень красивая, ― сказал Рамиль.
― Вот как… Ладно, оливье с говядиной, яйца со шпротами, помидоры вот, сама закатывала, тут, как видишь, бутерброды с икрой, рыбка красная. Угощайся. И будет ещё пирог с капустой. Как бы, на горячее.
― Восторг! С чего начать?
― С чего хочешь. Начни с оливье.
― Отлично. Но сначала шампанское открою. Тебе же нравится такое?
― Нравится, ― кивнула Вера, закусив губу.
Какое-то время сидели молча. Рамиль ел, а Вера держала в руках бокал и не знала, что сказать. Потом зачем-то спросила:
― А почему ты не с семьей в праздник? ― прозвучало как-то зло. Но Рамиль не заметил.
― К родителям я на Новый год заезжал. Жены у меня нет, давно уже, развелись.
― А дети?
― Сын. Ему тринадцать. По воскресеньям общаемся.
― А зачем с женой развёлся? ― Вере не нравился тон, которым она задавала вопросы.
― Лучше спросить: зачем женился? ― не сразу ответил Рамиль, ― Она меня с армии дождалась. Мы гуляли-то перед призывом недели две. А она два года ждала. Я гордый ходил, у всех пацанов по-другому было. Потому и женился. Стали жить. Потом сын родился. А работа у меня всегда была в разъездах. С годами как-то стал понимать, что домой не хочется. Пока сын маленький был, конечно, к нему тянуло. А как подрос ― в компьютер уткнулся, отцу рад или не рад ― не понять. А жена только про деньги, других тем как будто нет. Ну да, согласен, денег всегда не хватает, но не воровать же идти. Я сколько мог зарабатывал, побольше других. И на себя не тратил. За лето на рыбалку если два разу схожу, то уже хорошо. Ремонт делал, по выходным ещё подрабатывал. А жена мне ― вот, я же тебя дождалась, а ты спиннинг купил. Я… один раз спиннинг купил, хороший и недорого. Как будто, ждать парня с армии это подвиг. Если любишь, то ждёшь. А если не любишь так и…
Рамиль замолчал, наполнил бокалы шампанским. Он был сильно взволнован.
― Нашла себе бизнесмена, сейчас с ним живет. Но меня заранее предупредила, чтобы без обид, по-честному. Я не возражал. Как живет ― не знаю, сын приходит― я не спрашиваю. Да и не спросишь, он как зайдет, сразу в компьютер и сидит там часами.
― Хочешь ещё салата? ― спросила Вера.
― Да. Вообще я оливье не очень… Моя… Ну, раньше в оливье всегда колбаса и морковка, а у тебя ничего такого нет и вкусно, очень.
― Я всё же химик, умею смешивать, ― Вера хотела улыбнуться, но получилось как-то вымучено.
― А я инженер-механик. И автоматику тоже знаю. Мне вообще-то не положено на гарантийное обслуживание ездить, это я директора упросил, чтобы тебя видеть.
― Меня? ― удивилась Вера. ― Что же ты раньше ничего не говорил? Ведь без малого два года знакомы.
― Сказали, что у тебя был кто-то.
― Кто сказал?
― Женщины.
― Хм… Странно. Но допустим. А что эти женщины сейчас говорят? Что у меня нет никого?
― Я не знаю, что сказать, ― взгляд Рамиля на мгновение стал по детски несчастным. ― Хотя нет, знаю, извини. Для меня каждый приезд в Нево́лжск, как праздник. Тебя увижу, и всё сразу иначе.
Как-то правильно и хорошо. Наверно, это неожиданно прозвучит. Точнее, наоборот. Или… Но не важно уже. Выходи за меня замуж, пожалуйста.

Веру била мелкая дрожь. Она пыталась глубоко вздохнуть, вздох получался прерывистым.
Вера смотрела на Рамиля и видела золотую фольгу стоящего между ними шампанского.
Зачем же он так, ну зачем. Лучше бы наелся и в койку потащил, да она бы только за. Утром встал и уехал, и ни о чем думать не надо, увидимся ещё ― хорошо, не увидимся и ладно. А он вон чего, на улице нашёл и к женщине пришёл, предложение делать. На всю жизнь, на всю жизнь с этой вот бутылкой. И что же мне теперь, что же, что...
― Ты… ― слова давались с трудом, ― ты не мог бы сейчас… уйти.
― Я что-то не так сделал? ― глухо спросил Рамиль.
― Нет, нет. Дело не в тебе… Как в таких случаях говорят, ты хороший, добрый, умный, замечательный. Но я прошу тебя уйти. Дело во мне, конечно, во мне, я не знаю, может в маме немножко, хотя причём тут мама, уходи, очень тебя прошу, пожалуйста. И забери с собой эту бутылку.
― Там уже нет ничего, ― сказал Рамиль, вставая.
― Тем более.

Вера вышла в прихожую, смотреть, как он одевается.
― Хочешь, я тебе в дорогу пирог заверну.
― Я не люблю капусту, ― ответил Рамиль и ушёл.

Закрыв за ним дверь, Вера вернулась в комнату, выключила свет. Стала видна улица, там снова была метель. Вера включила телевизор, ― давали новогоднюю программу, ― и, взяв мамин плед, свернулась под ним калачиком на диване.

Январь тянулся ещё долго. Февраль был побыстрее. Первого марта в небесной канцелярии как будто посмотрели календарь: ярко засветило солнце и всё стремительно стало таять. Никто не помнил такого тёплого первого дня весны. На работу Вера шла в зимних сапогах, обратно было впору надевать резиновые. У подъезда образовывалась огромная лужа, Вера пыталась её обойти по ещё нерастаявшим островкам снега, с острыми краями в чёрных крапинках. Отовсюду вылезал наружу мусор, накиданный за зиму с балконов ― окурки, презервативы, фантики, блеснула на солнце золотая фольга.
Стоп! Фольга?! Наступив в лужу, Вера нагнулась и вытащила из-под снега бутылку французского шампанского «Драпье». Этикетка тут же отвалилась, но не узнать эту бутылку было невозможно.
― Ой, ― сказала Вера.
Войдя в квартиру, она первым делом скинула промокшие насквозь сапоги, надела сухие носочки. Потом долго сидела на диване, пытаясь собраться с мыслями. Собравшись, взяла телефон и набрала номер.
― Что-то сломалось? ― спокойным голосом спросил Рамиль.
― Нет, оборудование в порядке. Я не по этому звоню. Дело в том, что… Ты не мог бы повторить вопрос?
― Так сломалось или нет?
― Ой, не про то. Знаешь, КВН когда показывают, там у них есть «разминка». Команде надо на вопрос ответить, а они, чтобы время-то потянуть, просят вопрос повторить.
― Я не смотрел.
― Если ты повторишь, что спрашивал у меня на Старый Новый год, то я отвечу: да, согласна.
Молчание было долгим, а потом очень долгим. Вера понимала, что ей лучше ничего не говорить и прошептала: «Слышишь?»
― По телефону неправильно, ― наконец отозвался Рамиль, ― Я возвращаюсь в Казань к длинным выходным, и восьмого марта приеду к тебе.
― Прекрасный подарок, ― тихо сказала Вера.
― Что? Не расслышал.
― Я буду ждать. Про капусту помню, а какой пирог твой любимый?
― Хм… Балиш с курагой.
― Вот такой и спеку.
― Ты умеешь?
― Я научусь.

©2021
Лето, жарища страшная уже не первый день, суббота. Накануне накосячил на работе - "вынес" вилочным погрузчиком створку склада, да так удачно, что ни открыть ни закрыть. А там оборудование разное, как людям работать? Потому и пришел в выходной, лужу-паяю ломом, сваркой и кувалдой. На территории никого, сторож подошел - покурили, потрепались и ушел он в свою будку у ворот. Стучу кувалдой, варю. Оборачиваюсь - метрах в пятидесяти от меня за ячейками (шкафы такие здоровенные, высоковольтные ячейки в упаковке, на улице хранятся) дымок вьется. Мать твою за ногу, пожар! Схватил ведро, бегом туда - там куча черной упаковочной бумаги разгорается. Она гадостью какой-то пропитана, что-то вроде гудрона. От жары и затлела. Залил, снова лужу-паяю. Заканчиваю ремонт - опять дым. Ну твою же маму !!!. Снова сбегал, залил. Работу окончил, пошел домой. У сторожки остановился со сторожем покурить. Он мне: "Хотел я мусор подсобрать, сжечь, да не горит эта бумага ни черта. Два раза поджигал, гаснет". Я скромно промолчал.
Теплый летний денек. Сижу на скамейке в парке. Мимо проходит парень лет 17, его вприпрыжку догоняет пацаненок лет 12, по виду младший братишка. Навстречу идет симпатичная девушка. Парень:
- Девушка, не подскажете, который час?
Девушка притормаживает, начинает доставать мобильник, но тут подбегает малой и радостно:
- На моих полвторого!
Девушка проходит мимо, раздосадованный парень отвешивает малому подзатыльник.
2021-й год.
Аятолла Хаменеи пока еще может писать в Твиттер.
А президент США уже нет.
Забираю я вчера сына из садика. Пришёл маленько пораньше, сижу жду. А воспитательница им в процессе игры задает вопрос:
- Дети! Кто мне скажет, что такое стопка?
У меня - вихрь мыслей. Младшая группа, водку вроде не пьют. Да как можно спрашивать-то такое. Только рот открыл для протеста, как вдруг тонкий голос:
- Елена Ивановна, стопка — это когда много друг на друга сложено!
- Правильно, дети!
Мне стыдно.
В 2011 году рядовой немецкий программист Штефан Томас, проживающий в Сан-Франциско, получил небольшой заказ сделать обзорный видеоматериал о криптовалютах. За этот заказ ему перевели 7002 биткоина, причём цена одного биткоина составляла примерно $ 2-6 на тот момент. Штефан сделал электронный кошелёк, создал пароль, сохранил кошелёк на жёстком диске и... больше никогда к нему не возвращался.
В декабре 2020 года цена биткоина перевалила за $ 30 000 и суммарное содержимое кошелька стало равняться $ 220 миллионам. И вот тут выяснилось, что Штефан за прошедшии почти 10 лет совершенно забыл свой пароль к кошельку. От слова "совсем".
Кошелёк разрешает сделать максимум 10 запросов по паролю. Если ни одна из попыток не завершится успешно, то кошелёк никогда не будет открыт. На данный момент (январь 2021 года) Штефан сделал уже 8 безуспешных попуток. У него осталось только две.
2
У меня рыжий кот - сказочный раздолбай. За 3 с половиной года жизни он умудрился побывать в стиральной машине, в посудомоечной, в духовке, в холодильнике. Ронял кипящий чайник, горячий утюг. Сказочный, потому что как в сказке он всегда оставался жив и здоров, глядя на меня, хватающегося за сердце, добрыми лучистыми глазами. Раздолбай, потому что даже я, отслуживший в армии и знающий, что пределы глупости безграничны как вселенная, не догоняю логики его поступков. Сказочный!
Отец — военный, подводник времён "холодной войны". Суровый мужик, никогда особо с нами, детьми, не общался. Но одному научил твёрдо: если у тебя есть время и силы страдать и думать о том, как всё плохо, значит, твои проблемы не так уж и велики.
В этот новый год, в ночь с 31-го на 1-е, сразу после курантов уложил детей спать, дождался, пока они по моим представлениям, уснут, спустился в машину, притащил пакеты с подарками на кухню, аккуратно, чтобы не шелестеть пакетами, вытащил, сложил пирамидой, беру их, тихооооооонечко прокрадываюсь в комнату… а вверху у кого-то, в полвторого ночи, натуральный шабаш творится. Бум-бум-бум, унц-унц-унц… Замер в дверях, прислушался. Дети признаков бодрствования не подают. Ладно, похоже спят, даже под шабаш. Бесшумно переместился к ёлке, подарки положил, испарился на кухню. Фух, миссия выполнена.
Утром младший подходит и говорит: "Папа, а я видел, как ты ночью подарки под ёлочку клал…". У меня аж челюсти свело. Как это объяснять-то? А он продолжает: "Это значит… значит… значит, Дедушка Мороз подарки тебе на кухню принес!". Спасибо, тебе, малыш! Сам того не зная, выручил меня.
– Обычно следствие следует за причиной. Не можете ли вы назвать мне хотя бы один пример обратного? – обратился знаменитый врач Рудольф Вирхов на экзамене к студенту.
– Если вы, уважаемый профессор, будете идти за гробом одного из ваших пациентов, – ответил студент.
5
Пушкинские Горы. Музей-заповедник Михайловское. Толпы туристов глазеют на родовое гнездо великого поэта, ожидая своей очереди посетить сам дом. Мы уже дождались своего гида, и переходя из комнаты в комнату внимаем: тут встречали гостей, тут был бильярд, вот тот самый кий и несколько шаров, вот кабинет… а теперь пройдем в кухонный флигель. Перед флигелем заминку – идущая перед нами группа еще не вышла, и надо подождать на улице. Буквально через секунду к нам присоединяется еще одна группа, и их молодой гид решает развлечь туристов незапланированным рассказом.
--- Это не первый дом построенный на фундаменте дома Ганнибала.
«Баммм», я прямо-таки слышу перебои в работе сердца у туристов.
--- Тот дом, в котором жил Пушкин, пришел в негодность в шестидесятых годах девятнадцатого века, и его полностью перестроил его сын. – продолжает жестокий экскурсовод.
«Баммм» - так забивают гвозди в крышку гроба иллюзий.
--- В конце века дом выкупила казна, и тут был устроен дом для пожилых литераторов, но он полностью сгорел в начале двадцатого века.
«Баммм» - пожилая дама с томиком стихов оседает на скамеечку.
--- Дом заново отстроили, но во время революции он был полностью разграблен. – не унимается палач мечты. – Ну а во время войны он опять был полностью разрушен, и восстановлен уже в конце сороковых.
--- Это тот самый дом? – с надеждой спрашивает школьница.
--- Ну что вы, тот дом пришел в негодность, то, что вы видите это реконструкция двух последних десятилетий. – делает «контрольный выстрел» милый юноша гид. – А теперь пройдем во флигель, он построен по сохранившемся…
4
Сидим с сыном в комнате за закрытой дверью, секретничаем. Вдруг небольшой ба-бах в дверь и недовольный "мяв" (кот пытался зайти - не смог). Мы похихикали и дальше общаемся. Через минуту дверь с громким БА-БАХ распахивается, в комнату с виноватым видом забегает собака, явно ища спасения от кота, с деловым видом бегущего следом... Теперь не покидает мысль о том, что кот специально тогда пригнал собаку, чтобы использовать ее как таран...
С наступление нового учебного года к нам в пятый класс пришел новый одноклассник — «Бычок». Уж не знаю отчего у него было такое погоняло. Возможно за выпуклый лоб и такие же выпуклые глаза, а может просто за привычку подбирать бычки, от сигарет и папирос. Да в общем это и неважно, куда важней причина по которой он оказался в нашем классе. А она была в том, что в своем классе он умудрился остаться на второй год. По комплекцию и росту он мало отличался от нас, но был старше на целый год и это, с его точки зрения, давало ему некие привилегии. Ну по крайней мере он так думал. И претендовал на роль лидера. Как вы наверно уже поняли, за счет ума стать лидером ему было проблематично, оставалась только сила и возраст. Вот здесь он и допустил глобальную ошибку. Он начал гнобить не оттуда. А именно с Толяна. Самого маленького и худенького из наших одноклассников. Не учел он только одного, что Толян из семьи многодетной и давно прошел эту жизненную школу. Гораздо раньше, чем ту в которой мы все учились. Их там пацанов шесть или семь было, не считая девчонок. В общем с чего все началось, я сейчас уже и не упомню, но видимо Бычок все же нашел какой то повод.
-На большой пойдем за угол, - объявил он Толяну во всеуслышание, тот молча кивнул головой. «Углом» назывался реальный угол малой школы, за которым все на переменах собирались покурить, выяснить отношения и прочее. Не успел прозвенеть звонок и Толян с Бычком пошли выяснять кто прав, в сопровождении всей пацанской части класса. Правила тогда были очень строги. Драка могла продолжаться либо до первой крови, либо до сбитого с ног противника, если он уже не мог подняться. Или не хотел. Вот здесь и выяснилось, почему Бычок стал Бычком. На первой же минуте он поймал Толяна «на головку». Боданул так, что вдрысь расквасил ему нос и соответственно одержал победу вчистую. Толян задрал нос кверху, кто-то из одноклассников сунул ему тряпку, намоченную дождевой водой из стоящей там же бочки. А Бычок, осмотрев всех гордо, пошел в школу.
Я же уже написал, что Толян был из многодетной? Но не надо думать, что он побежал братьям жаловаться и те наваляли Бычку по полной. Нет, среди пацанов такие шаги были «западло». Толян просморкался, утерся и пошел на урок. Но как только прозвенел звонок последнего урока, он подрулил к Бычку.
-Пойдем за угол! - смотря немного снизу вверх, произнес он.
-Тебе мало расквашенной носапатки? - осклабился тот.
-Мало! Пошли!
-Ну пойдем я тебе еще наваляю, - и опять весь класс пошел лицезреть поединок. Который кстати закончился так же быстро как первый, но к Толянову носу еще добавилась распухшая и кровоточащая губа. Бычок хмыкнул, взял портфель и пошел домой, а Толяну опять кто-то подал тряпку.
На следующий день, с утра, все пошло по накатанной. Бычок с Толяном ходили за угол и на большой перемене и после уроков. У Толяна добавился под глазом небольшой но довольно синий «фофан», разбиты губы. Но все повторилось и еще через день и еще. Как день сурка, если кто знает, что это такое.
За углом курили и старшеклассники и там было два брата Толяна, один с седьмого класса, другой с восьмого. Они тоже наблюдали за этими поединками. Один из взросляка к ним и обратился, мол чего за братана не заступитесь, каждый день ведь люлей получает?
-Да мы его сами боимся! - притушив ногой окурок, вдруг произнес восьмиклассник.
-Кого? Бычка? - опешил спрашивающий.
-Да какого бычка. Толяна, братишку, - тяжело вздохнул брат.
В общем драки между Бычком и Толяном уже вошли у всех в привычку. Кроме Бычка. Он начал нервничать, ведь ему тоже перепадало. Может не так сильно, но перепадало точно. Как говорится — лицо медленно, но упорно покрывалось шрамами.
На очередной вызов Толяна он реагировал уже нервно.
-Ты чо, мало получил что ли? - искал он ответы на непонятные ему вопросы.
-Ты ссышь что ли? - интересовался тот.
-Я ссу?! Да я тебя сейчас отметелю мама не горюй!
-Ну тогда пошли!
И все повторялось снова и опять. Бычок стал искать легальные отмазки, даже оставался на большой перемене дежурить по классу, а после уроков у него вдруг появлялись неотложные дела по дому. Или вообще сбегал, прогуливая последний урок. Но тогда уже стало понятно, почему Толяна бояться даже старшие братья. Он просто преследовал Бычка, что бы опять огрести люлей.
Последняя их драка закончилась очень интересно. Я могу конечно ошибаться, но мне виделось, что Бычок сам клюнул носом в Толянову голову. Так, чтобы из ноздрей хлынула кровь и счет стал 1: наверное к 150. После чего Толян потерял к Бычку интерес. А тот, вообще обходил его стороной, задумываясь как бы не задеть ненароком. Да и про свое желанное лидерство, походу забыл напрочь.
Зимним погожим деньком надышавшись свежим, морозным воздухом , слепив снеговика-гиганта и полили его водой, дабы соседской детворе не удалось его сломать, мы укладывали вещи в машину и Лиза сказала:
-Твентин, мы во сколько будем в городе?
Я так примерно оценил- час на дорогу с дачи, к Алексеевым не буду заходить – обойдутся. И полный радужных иллюзий, радуясь, что мы еще куда-то успеем выбраться, я бодро ответил:
-Около семи!
-Это гуд, - мурлыкнула она, что-то прикидывая. – Тогда ты успеешь навесить Лене карниз, а то у них в доме шуметь после 9 вечера нельзя.
-Хм, а что Палыч переломится, если сам просверлит 8 дырок и повесит?
-Ты такой ненаблюдательный - снег около гаража не чищен: не вернулся он с двухдневной конференции в Питере, перед его отъездом они сильно разругались, уже третью неделю его нет.
Находу восторгаясь наблюдательностью Лизы, я решил все же помочь, взял ящик с интрументом, и ровно в семь я уже проклял все на свете треклятые двухдневные конференции в Питере, потому что бетон попался какой-то твердючий. Но сверлил я его упорно и победил. Когда карниз с новыми гардинами аккуратно занял свое место, и в гостиной стала по особому уютно, Лена с Лизой позвали меня на кухню – пить чай с яблоками. Только мы сели, как входная дверь открылась, и Палыч собственной персоной явился нам в дверном проеме. Вскоре мы ушли, а назавтра дорожка у гаража была почищена, а еще через 2 дня Лена сообщила нам, что они с Палычем помирились и едут отдыхать.
В канун же Нового года, выходя из квартиры, я столкнулся с нашей относительно новой соседкой.
-Нельзя ли вас попросить об одолжении?- обратилась она. «Соли сейчас попросит,» -подумал я, вспомнив незамысловатый сюжет некоторых фильмов.
-Сейчас принесу,- произнес я, как бы продолжая ход своих мыслей.
На ее лице отразилось удивление, но она продолжила:
-Вообще-то, я хотела попросить вас привесить сушилку на лоджии.
-А давайте, я одолжу вам дрель, а ваш муж как повесит – вернет. - Это я вспомнил мускулистого паренька, с которым они радостно перетаскивали вещи буквально год тому назад. Мне хорошо запомнился их заезд, потому что грузовой лифт был постоянно занят в течение 4 дней, а после и вовсе сломался, и ушло несколько недель на его починку.
-Кто, “Пушкин”, что ли? - промолвила она. – Наталья Николаевна, - быстро представилась она, тем самым предугадав мой следующий вопрос.
Она сказала, что весь набор, включая крепёжные винты, у нее готов.
-“Пушкин” купил, да повесить ему уже не довелось, - пояснила она.
-На дуэли хлопнули?
- Не, он с каким-то «Дантесом» в Минске теперь живет.
Ладно, мне нетрудно, взял инструменты, натянул шапку и перчатки, так как она сказала, что у нее на лоджии ощутимо прохладно.
6 отверстий в стене не заняли много времени, и вот сушилка висит.
Когда я зашел в комнату, Наталья Николаевна с кем-то бурно говорила по телефону. Я собрал удлинитель для дрели.
-“Пушкин” вернулся, - вдруг растерянно сказала она, опустив телефон.
Пожав плечами и поздравив ее с наступающим НГ, я покинул квартиру.
И вот, третьего дня, глядя на меня своими лучистыми глазами, Лиза спросила:
-Твентин, а ты не мог бы помочь одной моей подруге?
-Лене опять, что ли?- флегматично спросил я, жуя багет с маслом и облепиховым вареньем.
-Да не, Оле. Понимаешь, -сказала Лиза, поставив кофе на сервировочный столик и пристраиваясь рядом со мной на софу, - её, э-э, бойфренд Олег неожиданно исчез пару месяцев назад, а она хотела люстру повесить. У тебя ж есть инструменты.
Обрадовавшись тому, что надо всего-навсего подвесить люстру, а не искать Олега, я согласился. И на следующий день я уже стоял на раскладной лестнице посреди Олиной гостиной с дрелью в руках. Только я закончил сверлить, как в прихожей раздался звонок в дверь. Оля пошла открывать, и через секунду стояла в дверях комнаты с Олегом. Он мельком взглянул на меня и увлек Олю на кухню, откуда стали доноситься разнообразные звуки, а я быстро ввернул крюк, подсоединил провода и, подвесив люстру, проверил свет. Лампы осветили гостиную и, вероятно, новый поворот в Олиной жизни.
А сегодня утром за чаем, глядя на заснеженный парк, краем глаза я заметил “Пушкина” на лоджии Натальи Николаевны. Я начал рассказывать Лизе эту странную историю и тут меня осенило: все дело в дрели, а точнее в особой частоте вибраций во время сверления. Таким образом мне пришла в голову замечательная идея- открыть агенство по возвращению мужей «Новый виток».
В эпоху глубоко dial-up, когда сайты имели еще не все провайдеры, наш поставщик строительных материалов открыл свой собственный сайт, чем все время хвастался. Звонил и: а мы еще вот такую штуку прикрутили, мы раздел открыли, у нас муха по страницам ползает. Муха действительно куда-то тихо ползла, при этом сайт вешался.

Когда муха добралась до края экрана они поиск сделали. Ну поиск и поиск, ввел что-то типа обрезной доски и получил подборку по имеющимся размерам. Так вот к поиску прикрутили фенечку, насколько красивую, настолько бесполезную.

Если набрать "всякая хуйня", сайт отвечал "хуйни не держим". То ли сами придумали, то ли подсмотрели у кого.

Весело, но бестолково, потому что искать всякую хуйню среди стройматериалов, люди ищут. Но называют совершенно по-другому: "водостойкий клей для склеивания электричества" или "оксид цемента", например. А вот так по-честному написать в поиске "всякая хуйня" никто не пишет, если не намекнуть на необходимость.

Так и осталась бы эта мулька внутренней шуткой, но у поставщика полетел сервер, отчего в свою очередь произошел сбой кода, что-то программное сломалось, и целую неделю посетители сайта развлекались. Потому чего не спроси, ответ был почти одинаков:

- У вас уголок двадцать пять на двадцать пять есть?

А тебе так автоматом:

- Хуйни не держим, возьмите пятидесятый двутавр!

Двутавр за неделю кончился.
"...А это - след от фуражки."

Ехал как-то на поезде из Украины в Россию. Пограничники и таможенники лениво ходили по вагонам и смотрели документы. А со мной в купе ехала бабулька. Кто-то из людей в погонах спросил у неё:
- Что в пакете, бабушка?
- Да травки разные насобирала, везу родственникам лечиться.
Он попросил показать и бабуля вытряхнула из пакета кучу аккуратно упакованных кульков с измельченной травой.
Глаза таможенника загорелись огнём. Он тут же по рации вызвал подкрепление, попросил задержать отправление поезда и стал расспрашивать бабулю, что за трава.
- Липа вот, шалфей, чистотел...
И хренову гору других названий.
Минут через 20 в купе набилась толпа пограничников и таможенников. А потом привели пса. Тот лениво понюхал кульки и принялся лизать яйца.
- Ищи! - одернул его пограничник.
Пёс ещё раз для виду нюхнул пакет, засунул морду во все щели в купе и с нескрываемым презрением посмотрел на людей в погонах. Типа че вы от меня хотите.
Вся толпа с грустными лицами потянулась на выход. Даже никто не извинился.
Когда в Чикаго пришел коронавирус, мои знакомые разделились на четыре категории: 1) те, кто на требования карантина наплевал; 2) те, кто соблюдал их по минимуму; 3) те, кто выполнял их целиком; 4) Куперы.

Гоша Купер по прозвищу, натурально, Шелдон – это человек, который ни разу в жизни не перешел дорогу на красный и не съел фрукт, не помыв его предварительно с мылом. Мир без регламентов и правил его нервирует, рекомендации ВОЗ успокаивают, а пользовательское соглашение Микрософт доставляет практически оргазм. Вы, небось, футболки не гладите никогда, а Купер гладит их после каждой стирки. Четыре раза: спину и живот с изнанки, потом их же с лицевой. Рукава отдельно. В точном соответствии с температурным режимом на этикетке. Жена у него почти такая же правильная, а в чем-то и круче: если Гоша всю жизнь учился на отлично, то Дина – не меньше чем на А+. Вот подсчитайте вероятность случайной встречи двух таких экземпляров и потом скажите, что провидения не существует.

С началом карантина дом Куперов превратился в форпост землян на враждебной планете, благо работа у обоих за компьютером и позволяет перейти на удаленку. Выходы на поверхность – только в магазин в полной экипировке: маска поверх респиратора, очки для плавания, двое перчаток, зараженная верхняя одежда снимается в гараже и отправляется в стирку, все покупки дезинфицируются. Разумеется, никаких походов в гости и никаких гостей, за единственным исключением Дининой мамы. Тещу, которая в нашем развратном и непредсказуемом мире сумела воспитать столь замечательную Диночку, Гоша бесконечно уважает и доверяет ей больше, чем себе. Хотя и не устает напоминать о правилах предохранения от заразы.

Конечно, любящим сердцам вдвоем никогда не скучно, да и виртуальное общение никто не отменял. Но через три месяца такой жизни Дина начала тихонько подвывать, а через полгода завыла в голос. Основной поток жалоб достался (по телефону) подруге Маше, сокурснице по университету Perdue.

Маша на приведенной выше шкале ближе к полюсу пофигистов. Совсем не антипрививочница, но живет по принципам «Всё в жизни надо попробовать» и «Если ребенок ест из собачьей миски, это проблемы собаки». Детей у нее, кстати, четверо. Маша мгновенно поставила диагноз:
– Всё ясно, мать. Тебе надо напиться. Посмотришь на мир другими глазами.
– Но я не могу. Меня от алкоголя тошнит.
– А что, ты когда-нибудь его пробовала?
– Конечно. На твоей свадьбе. Не помнишь?
– Ах, ну да. Ладно, алкоголь отменяется. Раз не можешь напиться, попробуй накуриться. И не хмыкай так, в Иллинойсе это уже почти год как легально. Там в пяти милях от вас есть магазинчик. Купи косячок, забей, и тоска пройдет.
– Но я не умею. Понятия не имею, чем его забивать... и куда.
– Ты что, четыре года проучилась в Пердю и ни разу не видела, как это делается? Там же в каждой второй комнате смолили. Ладно, специально для тебя аттракцион неслыханной щедрости. У меня есть шоколадка с каннабисом. Там шесть долек, на первый раз тебе хватит двух. Приезжай, забери.

После долгих уговоров Гоша дал санкцию на эту авантюру (дело было еще в октябре, до второй волны ковида) с двумя условиями:
1) С Машей не контачить. Шоколадку в пакет, пакет повесить снаружи на ручку двери, Дина заберет, не заходя в дом.
2) За первым потреблением будет надзирать Динина мама. Мало ли что, вдруг скорую вызывать придется.

Подъехав к Машиному дому, Дина обнаружила, что пакет на двери висит, а содержимое в нем отсутствует. Вернулась в машину и позвонила Маше.
– Ясно, – сказала та. – Подогрели мы с тобой каких-то местных бомжей.
– В твоем районе водятся бомжи?
– Ну, если не бомжей, значит, белок или енотов. Но другой шоколадки нет, не судьба тебе приобщиться к пороку.

Приехала мама. С некоторым разочарованием сели пить чай с простым шоколадом, без каннабиса. Тут позвонила Маша:
– Нашлась наша пропажа. Смотрю, а у них все морды в шоколаде. И лапы тоже. Допросила с пристрастием – сами признались, что вытащили из пакета и съели.
– Кто, еноты?
– Какие еноты? Данька с Мишелькой (это Машины средние, 3 года и 5). Сперли, когда во дворе играли.
– О боже мой, Маша! Как дети сейчас? Скорая приехала уже? Промывание желудка сделали? Что они сказали? Жить будут?
– Будут жить, если хулиганить перестанут. Не вызывала я никого. Спать их уложила пораньше на всякий случай. Вон, дрыхнут, повизгивают во сне. Утром в угол поставлю. Если проснутся.
– Маша, ну как же так? Это же дети, это же наркотик. Мама, ну скажи хоть ты ей! – Дина включила громкую связь в телефоне. – У Машки дети наелись марихуаны, а она даже скорую не вызвала.
– Машенька, что там у вас стряслось? - спросила мама в трубку. – Не переживай, с мелкими всегда так, всё в рот тянут. Помню, Диночка в два года напилась молоканки, я тоже переживала. Но ничего, видишь какая умница выросла.

Мама нажала отбой и увидела квадратные глаза дочки и зятя.
– Чего-чего я напилась? – переспросила Диночка.
– Молоканки. Конопли на молоке.
– Мама, но как? Как в нашем доме очутилась конопля и откуда ты вообще знаешь такие термины?
– А я тебе не рассказывала, как мы познакомились с твоим папой? И правильно не рассказывала. Деточка, у нас тоже была молодость. И прошла она не в каком-то, прости господи, Пердю, а в Томском политехническом!

P.S. Если кого-то волнует, сказалась ли съеденная шоколадка на здоровье Машиных детей, могу заверить, что сказалась. Два дня жестоко страдали от диатеза.

Самый смешной анекдот за 14.01:
В Древней Персии важные мужи обсуждали свои стратегические идеи дважды. Один раз - пьяными, второй раз - на трезвую голову. Если идеи казались хорошими в обоих случаях, то их реализовывали. Нашему правительству тоже стоило бы обсуждать свои идеи ещё и на трезвую голову.
Рейтинг@Mail.ru