Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Анекдоты про животных

Анекдоты про диких и домашних животных

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Показывать жанры: все | анекдоты | истории | фразы | стишки | карикатуры |
Упорядочить по: дате | сумме |
- А не поменять ли нам Медведа на Мишустика?
- Да все они из одной берлоги!..
Теперь я знаю всё! А точнее - полоски зебрам нужны для того, что бы на них не садились мухи! У мух (слепней и других насекомых) при заходе на посадку на такой полосатый аэродром начинает глючить система пространственной ориентации и они врезавшись со всей дури в эту милую лошадку, охреневшие сваливаются на землю с легкой формой сотрясения. Профит! Теперь я знаю зачем нужна тельняшка и как одеваться на рыбалку!
©Яо-Хуа Ло/BBC Future
Синицы за окном как-то очень злорадно посвистывают. Видимо, перемывают косточки птиц улетевших зачем-то на юг.
Чего мы боимся?
Немного философская зарисовка

В предолимпийский 1979-й родители решили показать нам с братом места, откуда родом бабушка (по маме), где жили несколько поколений предков по одной из линий. Верховья Волги, Ржев, Калинин, Осташков, Торжок, Селижарово.
Старинные русские городки и немолодые родственники нам, недоросткам, были любопытны, но недолго — приехали, походили, погуляли, посмотрели, погостили.
А потом недели на три обосновались мы в чудесной деревеньке Кручье, которую бабушка называла "Крючья".
Стоит эта деревня на десяток бревенчатых домов, с трёх сторон зажатая лесами, на очень крутом, высоком берегу неширокой ещё Волги, в сотне километров от истока. Почему-то осталось ощущение стальной реки - может, цвет отраженных облаков да не по летнему холодна была волжская вода.
Берег на той стороне - низкий и пологий, берёзовая роща и море душистой, манящей, божественной земляники...
Это было вкусно, а собирать в кружку скучновато, честно говоря.
[Чтоб не считали лентяями - ведро варенья мама наварила]
Но больше земляники нам с братом нравилось исследовать леса вокруг, тем более что где-то в глубине чащи вверх по реке должны находиться развалины хуторского дома, в котором жили наши прапрапра...
Но туда кто-то из местных обещал провести, если не найдём.
Когда мы ещё добирались по лесной дороге до деревни (я, очарованная, впервые в жизни ехала на настоящей телеге с лошадью!), огромные веера папоротников совершили финт в моём мозгу, прогулявшись в прошлое к динозаврам, и обычный вроде бы лес превратился в сказочный.
В свободное от сбора земляники время мы рыскали по лесу...а что мы там искали? Мы искали приключения и диких зверей, которых достаточно много в тех краях. Говорили, что встречаются волки, дикие кабаны, медведи, лоси, косули, зайцы, барсуки... Вот мы и выдвигались на поиски с лёгким замиранием сердца.
Правда, когда начинало немного смеркаться, сразу спешили домой — становилось жутко, сломя голову мчались мы по ямам и колдобинам, по огромным лужам после недавнего ливня, рискуя покалечиться.
Страх в спину толкал, дикие звери — ночные охотники, проголодались небось...
Этот волнительный, холодящий спину страшок сопровождал нас несколько дней, до неожиданно оказавшейся роковой фразы, оброненной деревенским конюхом в разговоре с родителями "Да тут человека на много километров вокруг не встретишь".
Почему-то мои страхи от этих слов мгновенно и безвозвратно испарились.
Впоследствии мы уже затемно приходили, так и не встретив ни кабана, ни медведя, ни волка и ничего не дрожало ни в душе, ни под коленками.
Увидали, правда, лося и нескольких зайцев, да паре рыжих косуль издали помахали "привет".
Развалин дома на хуторе сами не нашли, нас провел тот самый конюх, шли километров десять от деревни, продираясь по глухой чаще...
Воспоминания тех исследовательских путешествий стёрлись, но печальное открытие, которое я сделала для себя в тринадцать лет — оказывается, боимся-то мы не опасного, дикого зверя, а своего соплеменника, человека, заставило меня задуматься.
И повзрослеть.
У товарища внуки из серии – гиперактивных, и если старшая, уже пошла в первый класс, хоть как-то контролирует степень «разрушений» на своем пути, то со вторым – полная беда, 2 года это вам не хухры-мухры. Чтобы понимать степень гиперактивности внучки, представьте себе милую, миниатюрную девочку, самая низкая в классе, но которая способна «забегать» двух собак за час прогулки. Именно забегать, то есть она будет за ними гоняться, до тех пор, пока они не устанут, и тогда она переключится на что-то другое. Чтобы вы понимали полноту картины, когда собаке бросается мячик, и пес мчится за ним, внучка бежит чуть сзади рядом, и может даже кричать от восторга, что она тоже гонится за мячиком, и не думайте, что придя домой, она тут же ляжет спать…
Рыжий, пес товарища, поначалу очень радуется, когда приходят внуки, во-первых весело, во-вторых, внуков, всегда заботливая бабушка, подкармливает, то котлеткой, то еще какой вкусняшкой, а внуки с радостью делятся с ним. А если и не делятся, то пока никто не видит, можно и самому отобрать еду, особенно если последняя как раз на уровне пасти Рыжего, причем все делается все очень нежно, чтобы никто, не дай Бог, не пискнул, иначе… Одним словом Рыжий не любит это «иначе» в виде Хозяина. Но через какой-то час, после прихода внуков, он просто падает в любом месте квартиры, и по нему уже беспрепятственно ползают, сидят и залазят на кровать. А внуки чего, особенно мелкий, наверно думает: какая странная собака, только разыгрался, а тот уже спать мостится.
Мелкий, из всех слов мира произносит пока только три, ну кроме «ма» и «па»: у-у-у, а-а-а, и в последнее время - «бля».
Когда товарищ услышал последнее, он решил так серьёзно поговорить с сыном, чтобы тот не выражался при детях, и уже даже начал выговаривать ему за это, как с соседней комнаты раздался звук чего-то там падающего и рассыпающегося, и синхронно с сыном он произнес это же самое слово.
Вечером, на прогулке с собаками, когда он рассказывал эту историю, он сокрушался: ну как тут не материться, когда каждые десять минут в квартире что-то падает, рассыпается? Хорошо хоть краски и фломастеры, как и карандаши, надежно спрятаны – опыт со старшей внучкой многому научил. В том числе и как смывать фломастер с телевизора, и как легко, оказывается, у него царапается экран. Да и Рыжий всегда оставался рыжим, а не каким-нибудь, частично, зеленым (почему дети любят именно этот цвет)?
В ветклиниках нового образца при оформлении спрашивают фамилию владельца и кличку животного. А потом в холле вызывают Изабеллу Пуговкину, Ричарда Саймойлова или Саманту Пузикову. И все ржут. Кто только глазами, а кто и вслух.
- Мне одну мертвую курицу, пожалуйста.
- Странные у вас формулировки.
- Я веган в развязке.
Чистые Пруды, бульвар, по траве носится енот, совсем малыш.
Все в восторге, в том числе и животинка, вокруг которой носится брутальный кавказец, приговаривая: «Да что ж ты снова там лопаешь, кабанюга?!» Но больше всего впечатлил его ответ на вопрос прохожей:
— Вы хозяин зверька?
— Хозяева у рабов, а это мой самый лучший и преданный друг.
ЛОШАДИНОЕ КЛАДБИЩЕ

Произошла эта история ровно два года назад, в такой же мокрый, октябрьский день, как и сегодня.
Жил-был фермер, да он и сейчас неплохо живёт. Живёт и с утра до вечера пашет на своей ферме в трёх часах езды от Перми. Немного лошадей, чуть-чуть коров и очень много беспородных собак, чтобы было кому болтаться под ногами и гавкать.
По трассе ехали весело разукрашенные фургоны, но их игривая раскраска совсем не добавляла в осенний пейзаж ни капли радости. Да оно и понятно, ведь это был передвижной цирк. Цирк свернул с дороги и стал пробираться в сторону фермы.
Собаки посовещавшись, решили позвать хозяина и его трактор.
Хозяин приехал.

- Добрый день, извините, вы не продадите нам немного сена, морковки, там, капусты, в общем, что у вас есть. Всё бы пригодилось. А то у нас животные голодные, боимся, что не все доедут.
Фермер ответил, мол, отчего же не продать, уточнил объёмы и назвал вполне божескую цену.
Циркачи помялись, переглянулись и ответили, что денег у них раз в десять меньше. Так получилось.

Фермер наморщил лоб, попрощался с людьми искусства и полез обратно на свой трактор.
Но испуганные циркачи взяли трактор в плен, упали на колени и стали умолять, продать хоть сколько-нибудь кормёжки.
Когда дядька опять слез с трактора и заглянул в весёлые цирковые фургоны, он онемел от ужаса и злости.
Звери были настолько худые и немощные, что сразу не было понятно – кто лошади, кто верблюды, кто ослик, а кто коза? Ведь по скелетам обтянутым кожей - это определить довольно трудно.
Мужик от души обругал матом безответственных животных и просто так, без денег отдал им целую кучу корма.
Чтоб накормили своих несчастных зверей, а на оставшиеся деньги купили чего-нибудь потом, когда опять кончится еда.
- Это ж какими нужно быть животными, мать - перемать, чтобы довести зверей до такого состояния?!!
И всё в таком же духе.
Циркачи долго благодарили, кто-то даже прослезился, а потом один спросил:

- Простите, за наглость, вы и так нам безмерно помогли, а нельзя ли у вас на полчасика лопату попросить?
- Это ещё зачем?
- Да, беда у нас, суточный жеребёнок концы отдал. Только вчера родился. Так и не встал. Больной весь был, не дышал почти, даже пить не смог. Да там и мама его на грани, ну, вы сами видели. Хорошо, что хоть жива пока.
- Артисты, бляха-муха! Вот там, у сарайки возьмите, только верните.
- Конечно, конечно. А, скажите, где бы нам тут можно его похоронить?
- Сука! Вы меня радуете всё больше и больше! Ну, вон там, через дорогу перейдёте, отступите к лесу хоть десять метров и там закопайте, только не лишь бы кое-как, а поглубже, на два штыка.
- Большое спасибо! Мы быстро и скоро уедем.

Прошло часа полтора и фермер издалека увидел, что циркачи яму вроде выкопали, но что-то там не поделили и стали ругаться.
Наконец один из них принёс лопату и отводя глаза в сторону, сказал:

- Простите, ради бога, но, тут такое дело. Мы заметили, что оно ещё дишит. Лопатой его добивать не будешь ведь, да и живьём закапывать, как-то тоже не выход. Можно вас попросить? Простите за наглость. А вы не могли бы его потом прикопать, а то ведь неизвестно сколько он будет концы отдавать? Может час, а может и до вечера подышит. А нам ехать нужно, у нас график. А?
- Афигеть! Цирк уехал, а клоуны остались! Ну откуда вы на мою голову? Ладно, езжайте чтобы я вас больше тут не видел. Похороню вашего.
Циркачи рассыпались в благодарностях, дали по газам и исчезли.
Фермер пришёл к вырытой могиле, посмотрел на несчастного жеребёночка и сам не понял – дышит он, или уже… а, нет, вроде глаз дёрнулся.
Пошёл мерзкий дождь, у могилы под таким долго торчать не весело.
Хотел пойти домой, но жалко стало бедолагу, ведь умирать одному в яме, да ещё и под дождём, где-то под Пермью...
Пришлось идти в сарай за тачкой.
Сходил, вернулся, вытащил несчастного из могилы, загрузил и отвёз умирать под навес.

Прошло два года и я со своей съёмочной группой случайно заехал на эту ферму, чтобы попросить снять лошадь с телегой, если есть в хозяйстве.
Фермер с удовольствием помог. Он запряг для нас своего любимца, которого, обычно никогда не запрягал в повозку. Любимец вообще не работает конём, скорее он выполняет декоративную роль игривого котика. Пятисоткилограммового такого котика по кличке Клоун. Ну, ещё бы, если вы ночей не спали, выкормили его из соски, потратили на ветеринаров и лекарства столько, сколько стоят два коня, то пахать вы на таком котике точно не станете. Выглядит Клоун, как плюшевый пони, но пони размером с огромного Владимирского тяжеловоза, только ножки покороче.
Как же мне хотелось его затискать. Хотя, чего греха таить, я его и затискал слегка.
Но больше всех, Клоун поразил нашего звукооператора. Никогда раньше он не встречал коня, который бы абсолютно не боялся мохнатого микрофона на длинной палке…
За городом помогал знакомой убирать опавшие листья. Её кошка-трехцветка, которая меня обычно избегает, деликатно и незаметно принесла к ногам дохлую крысу. Долго потом рассматривал своё отражение в зеркале: неужели такой изнемождённый вид, что нуждаюсь в срочной подкормке?
Мой коллега, юрист, часто работает с клиентами из Юго-Восточной Азии. Раз он принимал двух солидных менеджеров-японцев. После переговоров сидели в ресторане на Гоголевском бульваре. Те завели разговор о том, что в России они пока что ни разу не видели на улицах живых медведей. Коллега удивился и разъяснил им, что Москва – это огромный мегаполис немногим меньше Токио, современный город, и медведей в нем нет, потому что медведи на улицах – это грубый пропагандистский штамп времен ещё войны 1905 года. Японцы с ним, в принципе, соглашались.

Когда же они пообедали и вышли на улицу, то сразу же за углом наткнулись на двух цыган в шёлковых рубашках - один был в бирюзовой, а второй – в малиновой. На цепи они вели небольшого медведя, направляясь в сторону Старого Арбата. "А это вот – что?" - торжествующе спросил один из японцев. "Это – собака. Просто – большая собака". "Но уж я-то знаю, как выглядят собаки,- торжествовал японец, - а вот это – самый настоящий медведь, который, по Вашим словам, в Москве по улицам не ходит!". "А, этот-то… ну да, мишка. Но вы же спрашивали про настоящих, диких медведей, а этот – самый обычный домашний медведь, domestic bear, и они "не считаются", хотя их и довольно много. Я на него сразу и внимания-то даже не обратил".

И японцы были довольны разрешением своего недоуменного вопроса: да, оказывается, медведи на улицах русских городов встречаются, но это – не настоящие дикие звери, а всего-навсего самые обычные домашние медведи.
На гастролях советского цирка в Японии представители мотокомпании спросили дрессировщика Валентина Филатова, могут ли его медведи кататься на мотоциклах.
Филатов доказал, что могут. И на улицах Токио запестрели плакаты с русскими медведями на японских мотоциклах. Однако это не было дополнительной рекламой цирка. На плакатах было написано: "Покупайте наши мотоциклы, они столь просты в обращении, что на них катаются даже медведи".
1
Сидим с мамой на даче. Столик и лавочки почти в центре участка. Поработали и решили по кружечке пива.
Дачи эти раньше были глиняным карьером кирпичного завода, и окромя воробьёв и трясогузок там птиц других не наблюдалось. Но прошло время, и вокруг вырос лес, да и на самом участке не только картошка.
Вот вдоль забора раскидистые кусты рябины, барбариса, черноплодки. И птиц прибавилось.
Сидим значит. До кустов этих метров 12. Птички там какие-то шуруют. Начали спорить, что за птицы. Вроде не воробьи, не синицы. Похожи на трясогузок, но у тех хвост длинный, а у этих покороче будет.
Рядом сидела кошка Верка. Допили пиво, пошли дальше работу работать.
Смотрю Верка несёт что-то. Увидела меня - положила: смотрите, хозяева что за птичка, и не спорьте.
Взял в руку ещё тёплую тушку, а это синица, только grayscale. Вместо жёлтого - светлосерый, вместо синего - тёмносерый. Белый и чёрный без изменений.
После этого случая, когда я указывал на какую-нибудь птичку, мама (а она ветврач и птичек любит) всегда меня на полуслове обрывала: "Тише, Верка услышит!" или "Ты только Верке не показывай!"
из чата с соседями:
- Да, мух в этом году прям зверски. Эти гады мне освещение сенсорное на кухне включают;). Пролетают мимо, оно реагирует и врубается. Как их теперь научить его обратно выключать???
Ранней пташке толстая кошка.
"Коровьи глаза"

В Древней Греции выражение «у тебя коровьи глаза» было комплиментом. Восхищаясь красотой богини Геры, эллины называли ее волоокой. То есть, - глаза, как у вола.
Большие, наивные, задумчивые, широко раскрытые глаза считались красивыми.

А я один раз видел удивленный взгляд коровы.
Через деревню Маришкино проходит оживленное шоссе.
По правой обочине этой дороги не спеша брела корова, помахивая хвостиком и пощипывая травку.
Вечером коровы могут торопиться домой, а по утрам, на выпас, они идут не спеша.

Неожиданно она приняла влево. Правила дорожного движения она не учила, «поворотника» и зеркала заднего вида у нее нет. Увидела, наверное, какой-нибудь цветочек интересный на противоположной обочине и сделала пару шагов влево. Задумчиво при этом глядя перед собой огромными, флегматично-печальными глазами.

А водитель восьмерки, который ехал в попутном направлении, никак такой засады от нее не ожидал. Он не мог не видеть это корову. Но он, наверное, думал, что если она идет прямо по обочине, то так и будет идти. А, прежде, чем изменить направление движения, она знак какой-нибудь подаст. Ну, рогом помашет, или подмигнет. А она, молча, не предупреждая, сманеврировала влево.

И, главное, - встречная машина как раз шла. Не объехать было корову.
Он и затормозить-то толком не успел. Тормозную педаль - в пол, но бампером сзади по ногам её ударил. Хруст послышался, какой бывает, когда пустую пивную жестянку сминаешь резко. Пластмасски и стеклышки брызнули на дорогу.
Подбил он ее бампером под коленки-то, и она села ему на капот всей жопой. Передними ногами на асфальте стоит, задние вперед вытянуты, а гузном на капоте.
Капот еще так обмялся вокруг ее фигуры. Горячо, наверное, и непривычно.
Коровы обычно не сидят на заднице. Поэтому взгляд у неё и потерял обычную задумчивость, а приобрел живость, осмысленность и удивленность.

Небольшую паузу она выдержала.
Ведь, каким бы ты задумчивым не был, а если тебе сзади по ногам врезали и впервые в жизни на жопу посадили, некоторое время нужно для осмысления происходящего.
А потом она с капота соскочила и потрусила к пойме, где ее обычно на день привязывали.

Водитель вышел на дорогу и разглядывал помятую машину.
Видимо, смятие капота коровьей жопой не было предусмотрено договором со страховой компанией, поэтому глаза его были большими и печальными. А взгляд «волооким».
Чаек традиционно не люблю за их наглость и крикливость. Ещё за избыток ума. Поставил мясо размораживать на подоконник: с таким старанием эти милые птицы стали пытаться пробить стеклопакет, что пришлось лишить их удовольствия. А то защитники животных по судам затаскают за предоставление возможности для самоубийства.
Но эволюция своё берёт. Наиболее прогрессивные особи чаек уже не караулят еду на деревьях около дома. А патрулируют пешком под окнами. Мне не жалко выкидывать пищевые отходы, но специально кормить оголотелых пернатых рука не поднимается.
Кроме недавнего случая. Во время непродолжительной грозы просыпался довольно крупный град, сопровождаемый очень сильным ливнем. Случайно выглянул в окно: на крышке люка дренажного водостока сидит мокрая чайка и с ожиданием глядит на окна. В глазах её светится тёплая надежда. И это мечту даже градом не прибьёшь. Принёс хлеба и накормил. Нельзя обламывать чаяния и упования. Просто нельзя.
Коты вдруг разорались под окнами. Воют, воют, потом ПШШШШШ - и только ляп-ляп-ляп лапами по мордам!

Это как у рыцарей звон мечей на поединке.
А прекрасная серая в полосочку Инезилья спит себе у хозяйки под боком: стерилизовали, слава Богу.

Когда орут коты, вспоминаются многочисленные ветеринарные истории, которые мне рассказывает один мой ростовский знакомый.

Удивительный человек. Флегматик полнейший, философ. Любитель всех попугаев и кинолог в придачу.

У него с женой постоянно какие-то происходят чудесные истории. Как-то летом приходит он домой, а жена лежит на диване, смотрит телевизор и говорит:
- Возьми себе поесть сам, я себя ужасно чувствую, вернулась только что с эпиляции.
А он как раз волнистиков своих кормил. И говорит ей на своей волне этой:
- А ты знаешь, что у попугаев самоощипывание свидетельствует о глубоком стрессе и заболеваниях?..

Другой раз с младшей дочерью казус вышел. Пришёл он как-то в школу, говорит, классная и другие учительницы-бабы странно как-то на меня смотрят, но не без интереса...
А потом дома поинтересовался успехами младшей, она говорит:
- Я пятёрку по рисованию получила за рисунок нашего дома!

Ну, ему интересно стало. Попросил показать.

Дочка приносит альбом для рисования. Там картина: "Спальня моих родителей".
Большая кровать. На тумбочке рядом лежит плётка, на стене над кроватью висит поводок с ошейником.

А это просто он уставший с площадки пришёл и кинул на тумбочку стек-плётку тренировочную. А вот поводок с ошейником - это память о любимой собаке.

Но учительницам в школе он рассказывать этого не стал.
Да и не поверили бы.
Все персонажи и события, описанные в истории - чистый вымысел автора. Не нужно искать аналогий и оригиналов. Даже если они живут по соседству. Жил был парень. Звали его Андрей. Однажды, где-то в 2000-х, отправился он отдать долг стране, в которой проживал. Долг в виде военной службы, который, по прошествии 2 лет был им успешно выплачен. Вернувшись, он, в отличии от других лихих воинов, мало распространялся о том, где и как служил, отделываясь фразами вроде "да обычный стройбат" или "да так же, как и все". Проживал Андрей в ПГТ вместе с мамой, которая имела одну, но пламенную страсть - выращивание редких видов растений. Климат Брянщины не особо этому способствовал, но упорство и любовь способны на многое. Цвели лимоны, алели тюльпаны, даже пара арбузов начала расти (пусть и маленьких). Андрей устроился работать на предприятие неподалеку от дома, не рядовым рабочим, немного повыше. Тишь, гладь да благодать. Но в один не очень прекрасный день в доме, где умерла старушка-соседка, поселился Николай - приехал из облцентра с целью подышать чистым воздухом и, возможно, наладить личное дело по производству вкусной и здоровой пищи, а конкретно - куриного мяса. Случилось это в период, когда наш герой Андрей уговаривал не очень молодую и не слишком здоровую маму переехать в город покрупнее - зарабатывал он прилично, и мог позволить маме качественное здравоохранение. Увы, она прикипела сердцем к своим артишокам, лимонам и цветущему в теплице алое, и отказывалась. Представьте себе ее горе, когда она увидела разрытые грядки и общипанные цветы результатов ее деятельности. Куры соседа-Коли умудрились прорыть проход под сеткой-рабицей и загубили ее многодневные усилия. Андрей любил маму, и на следующий день у них с Николаем состоялся разговор, в ходе которого Андрей был далеко послан. Мол, сделай нормальный забор, проблема твоя. Мама Андрея, видя, как ее растения загибаются от нашествий пернатых вредителей день ото дня, вняла просьбам сына и уехала в облцентр. А бывший стройбатовец начал мстить. У одного из знакомых он взял в дом, в огороде которого теперь царили глупые куры и бурьян, котенка 4-х месяцев от роду. Почему-то одноглазого. Новоприбывший носил гордое имя ветерана Вьетнама Джон Рембо, и практически все свободное время Андрей уделял тренировкам своего питомца. Прошел год. Огорода не стало, а под забором-рабицей через каждые 2 метра были куриные тоннели, через которые наглые захватчики проникали на суверенные территории. За неделю до часа икс, Андрей соорудил клетку размером метр на метр. Он впустил туда двух здоровенных петухов, на которых ушла половина зарплаты и рыжего одноглазого Рембо. Перед этим он погладил ставшего просто огромным кота, и сказал ему что-то. 10 секунд летели перья, и раздавалось суматошное кукареканье, потом Андрей выпустил из клетки зверя, который потерся об его ногу и добродушно мявкнул. Тушки двух неудачников были съедены Андреем и Рембо за 2 дня. Время пришло, и одним прекрасным вечером, видя привычных куриц на территоррии, бывшей когда-то огородом, мститель вынес из дома своего рыжего друга и сказал одно слово - убей. Большинство кур не успело даже кудахтнуть - Рембо не знал жалости и пощады. С утра, первым автобусом Андрей и хвостатый воин поехали к маме, где оба были накормлены и напоены, а рыжий стал отныне Барсиком, и обрел новый дом. Андрей вернулся. На следующий день к нему приходила милиция вместе с соседом, пышущим яростью, и брызжущем слюной. Он обвинял нашего героя в геноциде, извращениях, предательстве Родины и остальных смертных грехах. Наверно, лиса откуда-то забрела - сказал Андрей, кивнув на тушки куриц на участке. Дела не было. Последствий не было. Николай съехал через 5 месяцев. Но где-то далеко от вас живет огромный рыжий одноглазый кот, любимец окрестных бабушек и кошечек. И, возможно, иногда он, набив морду чересчур наглым соплеменникам, рассказывает им о своей великой войне и великой мести...
Подруга проводит индивидуальные тренинги по знакомствам. Клиенты - мальчики, которые пикаперами быть не хотят, но знакомиться с интересующим их типажом девушек либо не умеют, либо не понимают как их выбирать из толпы.
Приходит парень. Все при нем - машина, хатка бобра, дорогие шмотки. И говорит - хочу себе любящую и заботливую девушку без понтов. Понятное дело, что в тех местах где он тусуется и с его подходами к общению найти такую по сути невозможно. Глобально менять имидж он тоже не готов. Подруга долго думала - и тут ... эврика!
Кольцевая станция метро. Открываются двери. Перед вами сидит парень. Прилично, но не слишком пафосно одет, в руках красивая коробка без верхней крышки. Вы встаете перед ним и смотрите вниз. А там... в красивом мху и опилках спят маленькие ёжики. И парень смотрит на Вас с глазами полными любви и заботы.
Итоги - за неделю нашел прекрасную девушку ( кстати с квартирой в центре, о чем узнал через месяц после знакомства), и сейчас уже сделал ей предложение. А одного ёжика оставили жить на кухне как символ их встречи. Остальных разместили на даче.
-Купи собаку, мама! Купи, купи, купи!
-Продай её другому и больше не вопи!
А поговорить?!

Наш котёныш, девятимесячный Ромбик, оказался неглупым лохматиком благородной дворово-полосатой породы.
Только днём он позволяет себе речи во весь голос, в сумерках - изредка, в четверть тона, а ночью вообще нем, как рыба.
Бесшумный, комфортный кот.
И просится на улицу - в туалет или погулять, кто его знает - весна!
Вот и вчера - сел возле двери и намекает, мол, откройте, ну пожалуйста.
Все заняты глупостями какими-то - вечер воскресенья. Я мимо проходила, ещё кто-то - ноль внимания. Бессовестные, да.
Сидел скромно Ромбель с полчаса, а потом как гаркнет незнакомым полубасом: "Нннаа ууу..."
Мне показалось, подожди я пару секунд, то фразу "Нннаа уууллицу" он договорил бы.
Но я с "переляку" рванула к дверям, выпустить животное. Психика пока не готова к говорящим котам.
Кормить птиц птицами - это как-то даже извращённо. Выкидываю куриные останки. Но коты и собаки по весне под окнами просто не успевают ухватить кусок. Чайки тут же налетают и все косточки растаскивают. С дикими криками, замечу. Всё было как всегда, но в этом году в поле зрения появилось гнездо ворон. И обитатели-строители гнезда - само собой. Сначала отметилась баба, нет, некрасиво, женщина-ворона, которая собирала веточки, решая жилищный вопрос. А потом и мужик-ворон стал промышлять. Причём, довольно решительно. Садится на дерево напротив окна и каркает, кивая головой. Дескать, подайте, люди добрые, сами мы пролётом, а детишки скоро вылупятся.
А что поделаешь? Киваю головой в ответ и если нет чаек рядом - хлеб кидаю. Семья, однако. Может, его жена заклюёт, если еды не притащит.
А божьи коровки в Индии - это священные животные?
22
Муж рассказал. Один товарищ сильно озаботился нашествием кротов на участке. Решено было радикальничать. ОК. По периметру всего участка (более 10 соток), вкопали листы шифера на глубину сантиметров 80, не меньше. Дескать, в изоляциии кроты подохнут, а новые не проберутся. Как же ржали кроты. Их ведь не стало меньше! Один раз друг с товарищем со своим наблюдал такую превосходную картину: лезет крот под землей, дорывает свой ход до шивера и роет аккурат вверх. ПОтом по земле переходит это небольшое препятствие и тут же углубляется снова. Вы понимаете? Повеселили насекомодяных, не более того)))) Если серьезно, то хотя бы см 20 вверх оставили бы лист шифера и все, популяция на даче была бы обречена. Во только на что? Может, на безбедное существование?
БИЗНЕС ПЛАН И СЕРЫЙ ВОЛК

Бабушка Тамара однажды сильно заболела и её внучка, тоже Тамара - восемнадцатилетняя питерская студентка, отодвинула все дела и примчалась спасать бабушку.
Доживала бабушка в тридцати километрах от Москвы, в выцветшем деревянном домике, ещё довоенной постройки. Огородик, колодец, навес, под которым дед хранил битые кирпичи и ржавые колёса от Москвича. Все это выглядело довольно грустно и безнадёжно. А ведь когда-то, когда Тома приезжала сюда в детстве и дедушка был ещё жив, по двору бегали куры, гуси и даже козочка. А в этот приезд дом смотрелся пусто и тоскливо, как неизлечимо больной пациент. Из живых, в доме была только сама бабушка Тамара и Тимур. Куда ж без него?
Тимур был огромным серым волком, но по счастью, волком он был не слишком породистым, поэтому считался собакой.
Бабушка Тамара, пыталась бодриться, встречая дорогую гостью, но получалось плохо.
Даже Тимур не выглядел орлом, чего с ним раньше никогда не бывало. Обычный затравленный серый волк. Вот в былые времена, Тимур производил неизгладимое впечатление, он вёл себя так, как будто весь дом был переписан на него и бабушка с дедушкой тут нужны были, только чтобы подливать воду в миску, да накидывать сахарные косточки.
Тамара сходила в ближайший магазин в километре от дома, накупила лекарств и всяких вкусностей, напоила бабушку чаем с малиной, уложила в постель и начала хозяйничать по дому. Ну, точнее, выбрасывать мусор и испорченные продукты.
Бабушка только ойкала:

- Тамарка, а хлеб, хлеб куда понесла?
- Бабуля, он же позеленел.
- Батюшки, беда какая, позеленел. Ну, дык срезать немного и все. Нормальный ведь хлеб.
- Бабушка, а как часто ты ходишь в магазин?
- Летом, раз в две недели, а если погода хорошая и нормально себя чувствую, то и каждую неделю иду. Вот у меня тележка есть, взяла и покатила. По дороге на ней посижу, отдохну и дальше пошла. А этот раз, думала, что весна уже наступила. Солнышко пригрело, я обрадовалась и в одной кофте в магазин побежала, пропотела и застудилась вот. А зимой вообще боюсь так далеко ходить, ну, может раз в месяц и схожу. Да и пенсия у меня не та, чтобы каждый день по магазинам шиковать.

- Бабуля, а к тебе вообще, кто-нибудь в гости заходит?
- Ну, заходят, иногда.
- Кто, тётя Лена?
- Да ты что, Лена уж года два, как померла. Царство небесное.
- Ну, тогда кто?
- Кто? Кто. А, ну, получается, что и никто. А кто ко мне должен ходить? Кому нужна старая бабка с волчищем?
- Вот, что, бабуля, тебе нужно не киснуть, а придумать себе какой-нибудь хороший бизнес план.
- Что?
- Ну, бизнес план. Я в универе такое изучаю. Представь - каждый человек может для себя придумать и организовать, какой-нибудь посильный бизнес. Главное придумать бизнес план.
- Томочка, ты видишь в каком я состоянии? Какой мне бизнес? Мне восемьдесят лет. Со дня на день ноги протяну. Ты хоть Тимурку не бросишь, если что?
- Перестань. Слушай, а может тебе торговать чем-нибудь простеньким? У тебя же трасса за забором, да и автобусная остановка под домом.
- Чем торговать? Собой?

Шли дни, больная потихоньку вставала на ноги, а внучка с утра и до вечера ходила по двору и размышляла над бизнес планом для бабушки. Однажды, часов в шесть утра Тамару разбудил вой волка. Лаять он не умеет, а выть и рычать – это с полуоборота.
Глянула Тамара в окошко и увидела Тимура стоящего на крыше будки, так ему удобней через забор заглядывать. Бабушка уже не спала, она, как всегда вязала, слушая радиоприёмник.

- Бабушка, а на кого он там ругается?
- Так люди же на работу идут.
- На какую работу?
- Да, откуда ж я знаю на какую? На любую. У каждого своя. Идут на нашу остановку, садятся на маршрутку, или автобус и едут в Москву на работу, а вечером обратно.

Тамара призадумалась:

- Бабушка, а что это за люди, в смысле, откуда они все идут?
- Как, откуда? Наши – это, деревенские. За озером знаешь дома? Даже и оттуда некоторые идут. Час, наверное целый оттуда пешкодралом добираются . А что делать? Семью кормить надо, вот и приходится. Это мне хорошо, я на пенсии всё-таки, а люди каждый божий день вынуждены в Москву ездить. Голод не тётка, тут ведь нигде работы нет.

До самого вечера внучка ни с кем не разговаривала, ни с бабушкой ни даже с Тимуром, а поздно вечером вдруг закричала, испугав бабушку:

- Бабушка, бабуля, проснись! Помнишь, я в детстве рисовала раскраски? Цветные карандаши ещё остались?

Бабушка удивилась, но выдала кучу карандашей и давно засохших фломастеров.
Всю ночь Тамара трудилась и к утру создала стопку трогательных, разноцветных объявлений с узорчиками.
А утром, даже не позавтракав, прихватила тюбик клея и ушла. Дошла, аж до деревушки за озером и начиная оттуда и почти до самого дома, она расклеивала на столбах и заборах своё нехитрое объявление:

« Уважаемые соседи!
Вы можете оставлять свои велосипеды в доме N2 по нашей улице. (дом у остановки, с зелёным забором) Спросить Тамару Павловну.
За сохранность отвечает серый волк.
Оплата чисто символическая, вам понравится»

С тех пор прошло три года, Тамара Павловна расцвела и передумала умирать.
Каждый день, с утра и до позднего вечера, во дворе дома, под навесом, ждут своих хозяев тридцать, а может быть и все сорок велосипедов и даже пара мопедов. Более точными цифрами располагает только серый волк Тимур. Тимур тоже похорошел и стал выглядеть, довольным и важным, как будто бы только что сожрал и Красную шапочку и Тамару Павловну.
Тимур всегда стоит на приёмке и на выдаче. Обслуживает людей быстро, вежливо и корректно. Он никогда не выпустит из двора, клиента с чужим велосипедом. Даже эксперименты специально проводились. Просто волк сличает запах клиента с запахом велосипеда. Надёжней, чем штрих-код.

Вся деревня полюбила Бабушку Тамару, ведь она сохраняет людям самое дорогое что у них есть – время сна. Кому сорок минут, а кому и два часа в день. На велосипеде мчаться – это ведь совсем не то же что грязь ногами месить.
Студенты и те, кто помоложе, платят бабушке Тамаре рублей по триста в месяц, таджики почистили колодец, отремонтировали крышу и настроили антенну, кто-то домашние яички приносит и хлеб, кто-то банку молочка из-под своей коровы на велике привезёт, кто-то просто спасибо скажет, а при случае, всегда в магазин для бабушки сгоняет.
И так, с ранней весны и аж до первого снега, даже зимой пару снегоходов и мотоколяску оставляют.
Бизнес работает как часы.
Хотя, если честно, был однажды небольшой сбой. Как-то один таджик забирая свой велосипед, попытался погладить Тимура. Волк, разумеется, прокомпостировал руку.
Очень странный случай. Я, например, даже не представляю себе, как это можно додуматься, чтобы в банковском хранилище, получая золотые слитки из своей ячейки, погладить по голове вооружённого охранника при исполнении…
В ночь с прошлой пятницы на субботу кот чихал. Чтобы любимый котик поправился, жена сняла все ограничения на диету.

В воскресение котик чихнул пару раз, - и опять получил кормежку по полной.

В понедельник с утра кот весело пошаромыжился на улице, получил завтрак от меня. Но как только жена появилась на кухне, взгляд потускнел, и раздался звук, издали напоминающий чих.

«Меня терзают смутные сомнения»
Если представлять, что зоопарк - это тюрьма для зверей, совершивших преступление, экскурсия становится намного интересней.
23
Из зверей, самый большой патриот (во всех смыслах) - это российский медведь. Зиму на дух не переносит, но в тёплые края не спешит уходить. Родину любит.
Введение в иппологию

Впервые управлять лошадью мне довелось в военном училище (ГВВСКУ).
По фильмам «Неуловимые мстители», «Буян», «Три мушкетера» и т.д. и т.п., каждому было понятно, что в этом деле нет ничего хитрого. И однажды в наряде по столовой нам надо было освободить крыльцо большой мойки от наполненных фляг с пищевыми отходами. Эти фляги гражданский возчик отвозил на телеге в свинарник. Лошадь, запряженная в телегу, стояла тут же – неподалеку от крыльца. А возчик куда-то отошел.
Ожидая его возвращения, мы устроили короткую фото-сессию, а потом я взялся за вожжи.
Телегу надо было продвинуть вперед и влево. Я прищёлкнул языком, и послал вожжи «волной» вперед, чтобы они коснулись крупа кобылы. Она поставила уши торчком и недоуменно оглянулась. Я таким же движением вожжей повторил свою команду. Она тронулась с места, а я вожжами пытался управлять ею, чтобы с хирургической точностью припарковать телегу точненько к крыльцу. Сначала она остановила телегу напротив крыльца, но в метре от него. Я пытался заставить её двигаться то вперед, то назад, чтобы переместить телегу влево. Лошадь явно меня не понимала и нервничала.
За четверть часа наших с ней обоюдных мучений, я осознал, что вовсе не обладаю врожденными способностями кучера. Лошадь оказалась загнана в угол, образованный стеной здания и крыльцом. Мои попытки заставить её двигаться задним ходом ни к чему не привели. Я выпустил вожжи, и стал прикидывать – как буду оправдываться перед возчиком, когда он вернется.
Кобыла оглянулась назад. Убедилась, что я бросил управление, попятилась, выводя телегу из тупика, описала широкий круг по двору, подкатила телегу впритирку к крыльцу, остановилась и снова оглянулась на меня, ехидно усмехнувшись. У неё были большие желтые зубы.
Уже лет в сорок мне вздумалось взять несколько уроков верховой езды. Это уже другая история, но тот первый опыт молодости был нелишним. Лошадь – вишь ты – не машина. У неё своя голова есть.
Знакомый как-то дарил 10-летней дочке енота на день. Есть такая услуга, вам приносят енота, он разрушает всё ваше жилище, полоскает сотовый телефон, прогрызает лаз в кроссовках и разбирает ноутбук. Попутно всех царапает. Вообще, енот думает, что это его праздник, и его привели играть к новым людям. Детям нравится. Детям вообще нравится, когда кто-то безумнее их. Вечером довольного енота увозят, вы выдыхаете и понимаете, что такое настоящее счастье.
3
На масленичном гулянье мужик запрягал кобылу в нарядную тележку, чтобы катать детишек.
Он долго не мог завести лошадь в оглобли. Она переступала то правой задней через оглоблю, то левой, и никак не хотела вставать посредине. Я и другие мужики предложили руками выкатить тележку на более просторное место. Но он ответил: «Места тут достаточно. Она просто дуркует». Потом оглянулся по сторонам, и добавил: «Народу больно много. А то дал бы ей по морде – сразу бы как надо встала».
Жили-были в доме люди. Батареи просят огня.

После того, как алконавты покинули наш подъезд, оставался только один нерешённый момент – вода. Согласен, тоже не поверил вначале. Все-таки, Минск, столица центра Европы. А по утрам вместо горячей воды шла еле теплая, по вечерам – тоже, по ночам … По ночам вообще-то надо спать, а не мыться.

Причина этой беды скрывалась в подвале, где стоял ответственный за подогрев бойлер. По слухам, он был стар. Очень стар.

Легенда гласила, что водонагревающий агрегат захватили казаки атамана Платова. У французов, под Лейпцигом, в 1813-м. Наверное, этим и объяснялись странные звуки, доносившиеся по утрам из подвала: вздохи, чихание, приглушённое «же не манж па си жур» и «ми есть стафаться, только не бейте».

В общем, удивительный раритет, конечно, пытался работать, но… Ресурсы донельзя изношенных механизмов радовали по-настоящему горячей водой лишь пять-семь минут, раз в неделю, четную.

Все звонки в ЖЭС заканчивались одинаково – уставшая диспетчер обещала «прислать слесаря». Кстати, приходил толковый мужик, Алексей. Он реально творил чудеса, каким-то невероятным способом умудряясь заводить бойлер. Но этого хватало всего на несколько часов, а потом заслуженный ветеран подогрева опять задумчиво вздыхал и кому-то сдавался.

Я терпел, долго терпел. Пока не начался отопительный сезон. Точнее, вначале был период межсезонья, помните такой? Власти уверяют, что на улице тепло, а жильцы в телогрейках с нетерпением ждут, когда эта «среднедневная температура» понизится до кем-то установленного идиотского норматива «плюс восьми по Цельсию».

В тот год зима вообще пришла неожиданно, в октябре. На улице минус три, в квартире… Утром, поёживаясь от холода и покрытый тысячами пупырышек, я отправился в ванную, как вдруг…
- Дзинь.
Не понял, что за звуки?
- Дзинь.
Опять.
- Дзинь – дзинь – дзинь, дзинь – дзинь – дзинь, колокоооольчик звенит.
- Хи-хи, - высунулась из-под одеяла кошка, - это, хозяин, у тебя бубенчики…
- Сгинь, морда, - беззлобно ругнувшись, я собрал волю в кулак и прыгнул в душ.
Ледянооооооооооооооооооооооой!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Именно тогда был рождён, не побоюсь этого слова, настоящий крик души в стихах! Под шелест холодной воды и мелодичное позвякивание мои посиневшие губы декламировали:

- Быстро сопли в ноздрях застывали,
- К унитазам примёрзли ж*пы,
- Отопление, с*ки, не дали,
- Вот тебе, б**дь, и центр Европы.

В общем, получив невероятный заряд бодрости, я отпросился с работы пораньше. Причина была уважительной: серьёзный разговор в местном ЖЭСе с начальником, которого подчиненные звали просто – Василич.
- А что я могу сделать, - он обреченно закурил, - ваш бойлер у меня скоро здесь висеть будет, рядышком.

Мозолистая ладонь показала на стену, где, хитро прищурившись, скрывал под усами знаменитую улыбку наш президент.
- В день по три десятка жалоб, - продолжал исповедь начальник ЖЭСа, - слесарь из подвала не выходит, но пойми, тут целиком систему менять надо.

При этих словах президент нахмурился.
- Я имел в виду жилой дом, - быстро исправился Василич.
Когда на портрете вновь засияла улыбка, начальник перекрестился и достал пачку бумаг:
- Смотри, это копии обращений в районное ЖРЭУ. «Нужен бойлер, бойлер нужен, нужен бойлер, бойлер нужен». А что в ответ! «Денег нету, нету денег, денег нету, нету денег. Сами интенсифицируйте, рационализируйте, организуйте. Внедряйте инновации и оптимизации. Иначе накажем». Ты вроде нормальный мужик, вот скажи, что делать? Начальству сверху ничего не докажешь, все шишки на меня. Каждое утро на ковре в исполкоме, сколько можно! Уволюсь я к чертовой матери. Надоело все. Да закуривай.

Щелкнув зажигалкой, я, уже не надеясь на чудо, спросил:
- Пару часов заставите поработать, чтобы хоть немного потеплело?
- Нет, - всхлипнул Василич, - помер бойлер, окончательно, а его бренная душа, взмахнув дырявыми прокладками, улетела в рай для механизмов и крупной бытовой техники.
Под скорбным взглядом президента мы почтили память усопшего минутой курения.
- Пойдём нетрадиционным путём, - затушив сигарету, я решительно поднялся, - поможешь?
- Что делать? - впервые за разговор улыбнулся начальник.
- Будем брать на испуг.
***
Кстати, Василич заставил меня кардинально пересмотреть отношение к работе коммунальной службы. Судите сами. Кто принимает все заявки, жалобы, кто выслушивает возмущения и проклятия в свой адрес? Работники ЖЭС. Их, как штрафные батальоны, бросают в атаку без должной артиллерийской подготовки, т.е. без финансирования. Приказ – взять высоту! Как? Молча, скрипя зубами! Не важно, что нет денег! Выполнять!

А наверху, в штабах, тишина и спокойствие. Издалека доносится грохот фронта, где-то там стреляют, убивают, ранят и калечат, но здесь хорошо, уютно и тепло. Утренняя газета, чаёк-кофеек, ковровые дорожки, чистые улыбающиеся лица вокруг. Лепота.

Разве деловито шныряющих пузатых бонстиков (чиновников) волнует, что мерзнут люди? Полноте, господа, чай, не минус двадцать на улице, можно потерпеть. И вообще, военнослужащий должен стойко переносить тяготы и лишения воинской службы, понятно? Кто сказал, что мы не в армии? Что? А ну-ка повтори!

- Повторяю, когда появится отопление в доме номер Икс по улице Игрек?
- Молодой человек, обратитесь в ЖЭС по месту проживания, - хорошо поставленный голос чиновника районного ЖРЭУ был высокомерен и полон презрения.

Кто ты еси, червь смердящий? И как посмел своими холопскими жалобами беспокоить САМОГО меня! Аз есьмь…

- … жилец, которому надоело мёрзнуть, - я пропустил мимо ушей возмущенную трель самовлюблённого бонстика, - кстати, намедни родил в муках стихотворение, посвященное вам. Приглашаю на публичную декламацию, которая состоится завтра, в 14-00, в подвале дома, прямо у почившего бойлера. Будут присутствовать телевидение и другие неофициальные лица.
- Ап, - поперхнулся от неожиданности чиновник, - какое телевидение, в смысле?
- Республиканское, в здравом. А после торжественной части съёмочную группу проведут по квартирам и покажут термометры. Они ждут своего часа в холодильниках жильцов. Надеюсь, вы простите эту маленькую подтасовку, но таковы современные реалии - телезритель обожает неприкрытый трагизм.
- Да что вы себе позволяете?
- Все, что разрешено законом и немного оригинальности, - тут я улыбнулся, - на этом откланяюсь, меня ждёт генеральная репетиция, а затем парикмахер и маникюр. Перед камерами надо сиять, как новый бойлер. До завтра.

Через два часа ехидно хихикавший Василич сообщил, что бонстики заволновались.
***
Немного отвлекусь. В чем счастье мелкого чиновника? В тихом и спокойном посиживании. Конечно, хотелось бы взлететь до уровня области или выше. Но для этого нужно что? Правильно! Незаметность.

В своих узких кругах бонстики проводят семинары, презентации, совещания и пленумы, где степенно меряются животами, демонстрируют верность начальству и озабоченность текущими проблемами. И чем озабоченнее потрясти щёчками, тем лучше. Глядишь, и обратит внимание какой-нибудь верховный бонст или даже бонстище.

Но если о тебе узнают СМИ! Смело забудь о карьере навсегда. Статью или репортаж будут передавать из кабинета в кабинет, из папки в папку. Это клеймо на всю оставшуюся жизнь: меченый, проклят! Забыл, как тебя полоскали …надцать лет назад? То-то же. Сидишь в своем Запузыринске старшим заместителем младшего помощника, вот и сиди. Нечего было выскакивать, как прыщ в ермолке.

К слову, многие чиновники по своей сути – те же прыщики, только на спине. Вроде и беспокоит, и не дотянуться. Со временем уже привыкаешь и не паришься. Гармония отношений налицо. Ты живёшь с терпимым неудобством, а неудобство – тихо ждет своего часа, чтобы исчезнуть, т.е. с почетом уйти на заслуженный отдых.

Но если ситуацию предать огласке:
- Дорогая, посмотри. Зудит, не выдержать.
Все, хана, с этого момента прыщику обеспечено самое пристальное внимание, и при первом же удобном случае….
***
На следующий день, когда я возвращался с работы, меня встречала делегация благодарных жильцов. Оказывается, уже в 8-00 к дому подъехали автобус с рабочими, трактор, кран и легковушка с бонстиком.

Последний искренне рыдал, провожая останки бойлера в кузов. А когда устанавливали новый – вообще хлебал из горла валерьянку. Дом был капитально вычищен от крыши до подвалов. Вымели все – мусор, пыль, трех бомжей и крысу Настю. Заодно покрасили скамейки, заменили лампочки в подъездах и (даже) восстановили освещение во дворе, которое не работало со времен коллективизации.

Заранее прошедшие инструктаж старушки рассказали чиновнику о соседе, «за которым приезжает черная машина, а сам он всегда с портфелем и в галстуке». Наслушавшись, бедняга понял, что нужно быть внимательнее к чаяниям народа. А то мало ли, опять этот…
***
- … из дома Икс приходил, - хихикал Василич, - спрашивает, когда починят…
- Завтра, напиши заявку, средства выделим, - истерично взвизгнул бонстик, крестясь на икону Казанской Божьей матери.

А ведь до моего звонка он в Бога не верил.

Эпилог.

Вы спросите, так что телевидение? Да не было его. Я же говорил – взяли на испуг. Кому придёт в голову звонить на республиканский канал и уточнять? Как сказал один товарищ: «Наглость – второе счастье, набраться этой наглости - первое». А ваш покорный слуга счастлив дважды.

Автор: Андрей Авдей
«Автомобиль никогда не заменит коня»
/Кобыла/
Колыбельная.

В далёком 2000-м году мне вручили ключи от собственной квартиры (привет родным Барановичам). И сейчас вздрагиваю, вспоминая о кредитах, подработках и желании поспать более четырёх часов. Хотя бы пять. Но речь не об этом.

Заселившись в отдельные апартаменты, я, понятное дело, рассчитывал насладиться всеми прелестями отдельного проживания. Однако судьба внесла свои коррективы, подарив неординарную соседку сверху. Подчеркну, я на третьем этаже, она на четвертом, это важно. Назовем её Алевтина. Лет 55-ти, одета аккуратно, всегда подчёркнуто вежлива и предупредительна. В общем, повезло. Казалось бы, ан нет.
— Расцвелииииииииии, уж давнооооооооооо, хризантемы в садуууууууууу.
— Ууууууууууууууууууууууууууууу!

Я с тоской посмотрел на часы: 23-00. Концерт начался точно по расписанию. А дом хороший, панельный, чтоб его. Слышимость просто невероятная. Для вечерних песнопений самое то. Обладая громким и звонким голосом, Алевтина знакомила слушателей то со шлягерами 70-х, то с народными песнями, а ровно в 23-58…
— Бухгалтер, милый мой бухгалтер…

Не поверите, даже сейчас икаю, когда слышу этот хит. И так каждый вечер, изо дня в день, из месяца в месяц. Согласитесь, засыпать под такую колыбельную, во-первых, немного проблематично, а во-вторых… Стыдно признаться, но я видел сны в зависимости от репертуара Алевтины. Например, если она пела «У солдата выходной» — меня повторно призывали в армию. На возражения, что «отслужил я, товарищ полковник», военком с улыбкой отвечал «не плачь, девчонка, Родина-мать зовет».

Была у соседки и еще одна странность.
— Ооох, бах, хорошо пошла.
Это, простите, доносилось из туалета. Также громко и звонко. Вероятно, как бывший бухгалтер, Алевтина привыкла радоваться в голос даже маленьких прелестям жизни: сведённому балансу, отсутствию дебиторки и беспроблемному выходу биологических жидкостей и твердостей из организма.

Оно бы все и ничего, конечно. Но, повторюсь, засыпать под истерические завывания получалось с большим трудом. А еще было очень жаль кота. Да, да, вы не ослышались. Именно из-за кота я и решился на активные действия. Тоша был прекрасен: огромный, ласковый и дружелюбный увалень. Мохнатый друг жил у соседей по площадке, (Михайловна и Степаныч, привет), а ко мне изредка забегал в гости на предмет «что нового, чем угощать будешь, пузико почеши».

Но если Тоша задерживался до 23-00, то…
— Расцвелииииииииии, уж давнооооооооооо, хризантемы в садуууууууууу.
— Ррр, мяуууууууууу.
Зримо увеличившись в объёмах, кот во всю силу легких выл так, что индевели пятки, а мурашки, сбегая по спине, совершали массовое самоубийство в районе копчика.
— Бухгалтер, милый мой бухгалтер…
Под гимн дебета и кредита Тоша начинал рычать, яростно вцепившись когтями в диван. Выхода не было – или придется вскоре покупать новую мебель или… война до победного конца.

Но пушки начинают говорить, когда замолкают дипломаты. Поэтому сначала я по-пробовал решить вопрос мирно:
— Извините, а не могли бы не петь после 23-00, невозможно уснуть.
— Хорошо.

Вечером:
— Ты ж мене пидманула…
— Простите, вы обещали не петь после 23-00.

Вечером:
— Бывайте здаровы, живите богата…
— Пожалуйста, давайте без концертов после 23-00.
— Хорошо.

Вечером:
— Синий туман похож на…
«Но вот настал конец терпенью».
— Хорошо, мы пойдём другим путём, — я скрипнул зубами, решив применить нетрадиционный метод.
«Я стал готовиться к сраженью».
Из двух палок (одна полтора метра, вторая – два), сколотил орудие возмездия — соединённую буквой «Г» деревянную конструкцию, которую вдобавок покрасил в черный цвет. Принцип действия несложный – длинная палка достаёт до окна соседки, короткая …
В общем, дело было так.

***
22-50. Свет выключен. Я, дрожа от нетерпения, крепко сжимал Г-образную деревяшку. 22-55. Тихо открыл форточку. 22 часа, 59 минут. Осталось 58 секунд, 40 секунд, 35, 28, 20, 10, 9…8…7…6…5…4…3…2…1. Пуск!
— Ой, цветет калина!
— Пора!
Я сильно постучал орудием возмездия в окно певицы и быстро закрыл форточку.
— … парня молодо...

Пение резко оборвалось.
— Топ, топ, топ, топ, — подбежала к окну.
— Шшыыррр, — раздвинула шторы.

Тишина. Зависла. Думает. Что тут думать! Живешь на четвертом этаже. А еще ночь, темень, буря мглою небо кроет, буря яростно летит, то, как зверь она завоет, то в окошко постучит.
— Шшыыррр, — задвинула шторы.
— Топ, топ, топ, топ, бух, скрип, скрип, бу-бу-бу, — явно укрылась с головой и шепчет молитвы.

Г-образная терапия продолжалась еще три дня, точнее вечера. Протокол лечения был стандартным: песня, тук-тук, замолчала, топ-топ, шшыырр, тишина, шшыырр, топ-топ-топ, бух, скрип—скрип, бу-бу-бу. Не поверите, помогло! Вечерние концерты прекратились навсегда. Тоша больше не нервничал, забегая в гости, а мне удавалось выспаться без кошмаров. И да, Алевтина пела уже вполголоса и только днем. Даже ватерклозет посещала молча. На всякий случай, наверное.

Эпилог.
Поговаривают, в нашем доме завелось привидение. Врут, конечно, хотя…

Автор - Андрей авдей
Злопамятные твари или как я с жизнью попрощался

Продолжение к истории №999480 («Отвали!» или три змеелова и ужиха)

С момента первого опыта змееловства прошло двадцать лет. Время пролетело, как уборочная для нерадивого председателя – не успел моргнуть, а урожай осыпался.

Как-то совсем незаметно мне стукнул тридцатник, а когда-то ушастый охламон превратился в серьезного (сам в шоке) и солидного (иногда) дядьку. Правда, пионерский огонь, против ожидания, не угас. Наоборот, с каждым прожитым годом разгорался все сильнее.

Чего стоила только операция по спасению выпивших студентов от прогулки в местный РОВД. А драка на институтской дискотеке с «районными королями», читай, кучкой пьяных идиотов? С гордостью отмечу, что фигурировал в каждом протоколе опроса. Если с «нашей» стороны, то как «Андрей Николаевич», если с «вражеской», то как «отмороженный на голову хмырь в костюме и галстуке, своего вытащил из месилова, а меня…» (дальше как-то неудобно).
Правда, после боя еще месяц сильно хромал: один из «королей» зацепил «скипетром», то бишь куском арматуры. Но это присказка, сказка впереди.

В конце июля 2012-го захотелось мне прогуляться за грибами. Поэтому ранним утром я сунул в карман бутерброд с колбасой и, обув кирзачи, отправился на тихую охоту в твердой уверенности, что вернусь с полным ведром и с полным рюкзаком. А что, дожди шли регулярно, погода летняя, места знаю.

Но спустя пары часов блужданий по лесу я уже грустно закурил, сидя на придорожном пеньке. Ничего! Только несколько сыроежек, сотня мухоморов и лисица. Рыжая красавица, ни капли не боясь, сопровождала на удалении метров пяти, не больше.

Маленькое отступление. Лесная живность меня не боится. Может, пахну особенно, может, в прошлой жизни был утконосом. Но факт остается фактом: были случаи, когда и косулю хлебом кормил, и ежик тусовался под ногами, и какой-то птенец (вроде, совенок) выпрашивал вкусного, устроившись на коленях. А однажды, переползая под рухнувшей елью в позе расслабленной устрицы, столкнулся пятак в пятак с диким кабаном. От неожиданности или я хрюкнул, а он пукнул, или наоборот, уже не вспомню.

К чему это все. А к тому, что, наслаждаясь моим грибным фиаско, лиса злорадно хихикала. Скотина.
- Ой, ой, ой, какие мы обидчивые.
Блин, опять она.
- Зайцев лови!
- Не указывай, что мне делать, и я не скажу, куда тебе пойти, - возмутилась лиса, - у нас свободная страна, понятно? Хочу – хихикаю, не хочу – охочусь. Кстати, всегда успешно, в отличие от некоторых.
- Если нет грибов, - наставительно хмыкнул я, - значит, не выросли.
- Угу, - фыркнула рыжая, - лучше признайся, что собирать не умеешь.
- Ты глухая? Повторяю – если грибы не выросли, как я их наберу. Рожу, что ли?
- А это идея, только подожди немного, подружек свистну, им тоже интересно посмотреть.
- Иди ты в болото. Кстати!

И, затушив сигарету, я двинулся в нужную сторону.
- Рехнулся? - путаясь под ногами, бормотала лиса, - там же змеи!
- Отстань.
- Хвостом клянусь, их немеряно расплодилось, не ходи.
- Отстань, говорю.
- Ладно, ладно, извиняюсь за хиханьки, если ты об этом. Хочешь, попрошу белочек наполнить и рюкзак, и ведро. Они столько грибов насобирали!
- Нет.
- Что нет?
- Отстань.
- Совсем тупой? Лисьим языком говорю – там гадюки. Понимаешь? Га-дю-ки! Толстые ядовитые шнурки по полметра. И много!
- Чего ты привязалась, лесная чувырла, - рассвирепел я, - на кой мне болото? Перед ним пару лет назад высадили ёлки с соснами, ферштейн?
- Сам дурак, фуфло плюгавое, - в свою очередь взбеленилась рыжая, - включи мозг! Хвойник молодой, низина, до болота сотня метров. Сто пудов, у гадюк там коттеджный поселок.
- Напугала ёжика голым задом, - фыркнул я, - еще скажи, что жилой квартал построили. Ладно, дай пройти, мы на месте.
- То есть, без вариантов? - вздохнула лиса.
- Однозначно.
- Тогда иди с Лешим. И не волнуйся, если что - отпоем. Кстати, маленькое уточнение – ты какой формы гроб предпочитаешь?
- Круглый, - подмигнул я и под невнятные завывания лисицы углубился в хвойник.

Трехметровые елочки стояли ровными рядами, между которыми… Мама дорогая! Вот это да! Лисички! Крепенькие, чистые, а главное – много. Уже через час спину приятно оттягивал полный рюкзак, а до ведра с горкой оставалось буквально чуть-чуть.

И это чуть-чуть торчало впереди: семейка огромных, сантиметров пятнадцать, лисичек. Я неторопливо двинулся к грибам, краем глаза отметив, что рядом с ними валяется какая-то чудно выгнутая палка. В природе вообще много всего необычной формы: двойные шишки, трутовики, похожие на ящерицу, камни с человеческим лицом, причудливо сросшиеся деревья.

- Тюк! – что-то несильно ударило в сапог.
Мда, а вот под ноги надо смотреть повнимательнее. Палка-то оказалась гадюкой. Хорошо, что советскую кирзу даже пули не берут, а уж змея – тем более. Глядя на сверкнувший впереди хвост, я невозмутимо срезал грибы и задумался. Чтобы выйти из лесу, надо шагать вперед, а там взбешенная неудачей гадюка. Возможно, с подружками. Лучше поверну и сделаю крюк через лес. Будет дольше, но безопаснее.

Вскоре, пройдя несколько рядов елей, я вышел на участок, где тихо грустили полузасохшие сосенки. Может, земля им здесь не подошла, может, еще что-то, кто знает. Под ногами еле слышно хрустели иголки, где-то заливалась какая-то птичка, злобно шипели змеи, потрескивали стволы деревьев. Стоп! Змеи?
Глянув вниз, я только пискнул:
- Б… (гейша без японских понтов и твердого прейскуранта).

Вы пробовали зайти в бухгалтерию и демонстративно плюнуть на пол? Думаю, реакция будет вполне ожидаема: крики, возмущение, все бегают, толкаются, стараясь огреть наглеца и хама тяжелым. Примерно что-то подобное творилось у подножия сосны, на верхушке которой я восседал уже через доли секунды (крепко сжимая ведро в руках!).

Положа руку на сердце, признаюсь – такого никогда раньше не видел. Около десятка взбешенных гадюк ползали туда-сюда, явно разыскивая обидчика. Может, случайно наступил на их ресторан, может, разогнал митинг оппозиции, не знаю. Я вообще не специалист по змеиным обычаям и традициям, да и раздумывать было некогда: ветка предательски хрустнула.

Говорят, что в критических ситуациях у человека просыпаются удивительные способности. В тот день кроме мгновенного вознесения удалось познать и левитацию. Вопреки законам физики, я (всё также крепко сжимая ведро в руках!) воспарил над веткой, словно птица над гнездом. А вот на гнезде,кстати, было бы неплохо и посидеть. Особенно на белом, фаянсовом.

В этот момент одна слишком умная гадюка подняла голову вверх.
- Вот же б… (блудница – волонтер), - сверкнула мысль, - интересно, они по стволам лазят?
Змея, вероятно, думала о том же. И пока я тихо молился, к ней подползла вторая, потом третья.
- Помогите, - тонко пискнул нижний мозг.

Когда у дерева было уже четыре гадюки, перед моими глазами явственно засиял круглый гроб и вокруг него сотня лис, поющих отходную молитву:

Недолго мучился Андрюшка,
Прощально вякнув «мать» и «ах».
Его покусанную тушку
Нашли два грибника в кустах.

Горестно размышляя о скорой кончине, я как-то упустил из виду тот момент, когда змеи просто исчезли. И, что дальше? Можно спускаться или подождать? Озарение пришло неожиданно:
- Они же за лестницей метнулись! Нельзя терять ни минуты!

И спрыгнув (с ведром!) на землю, я огромными скачками полетел вперед. О, это был самый быстрый и невероятный спринт по пересеченной местности. В ушах свистел ветер, в груди бешено колотилось сердце, а внизу громко молился нижний мозг, переходя на визг, когда что-то тюкало по сапогам.

Буквально через несколько секунд, облегченно икая (вместе с ведром!), я уже выпрыгнул на дорогу. И заорал так, что спряталось солнце:
- Какого х… (языческий символ плодородия) разлеглась тут? Не нашла другого места, леса мало? Да что сегодня за х… (бесполезная фаллообразная вещь) творится! Су… (собаки-девочки) е…. (после соития), как вы за… (сильная усталость после группового секса).

- Тихо, тихо, - по лицу несколько раз ударил пушистый рыжий хвост, - все хорошо.
С трудом уняв дрожь, я выдохнул:
- Где змея?
Но лиса только сочувственно покачала головой:
- Явная амнезия на почве стресса. Ничего, это пройдет. А гадюки больше нет. Ты, пока матерился, её так затоптал, что и мокрого места не осталось. Успокойся, все позади.
Облегченно улыбнувшись, я в изнеможении сел прямо на землю:
- Есть бутерброд с колбасой. Будешь?

Эпилог.

С лисой мы встречались еще несколько раз. Кстати, всегда оставлял ей какое-нибудь угощение. А вот хвойник теперь обхожу за сотню метров. Мало ли, вдруг эти твари засаду устроят.

Автор: Андрей Авдей
«Отвали!» или три змеелова и ужиха

В уже далекие времена, когда я был очень любознательным и очень ушастым пацаном, мои летние каникулы иногда начинались с поездки в пионерский лагерь от строительного треста.

Эх, детство золотое. Массовки (на современном языке – дискотеки), ночные походы к соседям, чтобы измазать их пастой (предварительно нагретой в трусах), ловля раков в позе рака, и побеги в военный госпиталь, где можно было отхватить то эмблему, то шеврон, то грандиозные люли (если нарывался на офицера).

Классно было, но иногда скучно. Пионерский огонь в филейной части у меня тогда полыхал, как мартеновская печь. Всегда хотелось чего-то эдакого. Вот и летом 1983 года с мечтами о героическом времяпрепровождении я, насвистывая, вошел в свою десятиместную комнату, где уже неспешно распаковывались еще двое парней.

Только глянув друг на друга, мы сразу поняли – нашлись. Единомышленники, мгновенно ставшие друзьями: ваш покорный слуга, Игорь и Виталя. Всем по одиннадцать лет, примерно одинакового роста, телосложения и с таким задором в глазах, что вожатый по кличке ВС (от Валерий Сергеевич) лишь прошептал сквозь зубы:
- С этими мушкетерами покой нам будет только сниться.
- Не волнуйтесь, - хором вякнули мы, - обещаем вести себя хорошо в пределах разумного.
- Разве что, пробегая через мосточек, - добавил Игорь.
- Ухватим кленовый листочек, - продолжил Виталя.
- Или два, - несмело предположил я.
- Вот этого и боюсь, - всхлипнул вожатый, - и сдался мне этот пед, лучше бы в армию пошёл. Ой, дурак, ой дурак!

Но, против ожидания, за четыре дня мы только измазали пастой девчонок, нарисовали кукиш на двери корпуса и ночью привязали к кровати командира отряда из активистов. То есть вели себя практически идеально. Поэтому на пятый день ВС, бдевший за нами, аки прапорщик за мылом, расслабился.

А зря. Как раз к этому моменту наша компания затосковала. Точнее, загоревала, ибо утром проснулась, густо измазанная пастой. Девчонки из отряда все-таки сумели взять реванш. И теперь, сидя за клубом, мы с самым мрачным настроением жевали чернику, собранную, естественно, за территорией лагеря.

- Надо отомстить, - выплюнув кислую ягоду, хмыкнул Игорь.
- Как? С пастой не получится, будут готовы, - возразил Виталя.
- А еще воспиталка хочет засунуть нас в спектакль, чтобы дурью не маялись, - грустно сообщил я и добавил, - вот змея.
- Где? – встрепенулись Игорь с Виталей.
- Кто? - не понял я.
- Змея!
- А кстати, - и мы, переглянувшись, улыбнулись.

Родившаяся идея была, как минимум, безумной, а как максимум…
- Лучше доедайте чернику, она полезна для зрения и, теоретически, для мозгов, слышите? – громко верещал на сосне поползень.

Но, проигнорировав мудрую птицу, мы бросились в корпус за необходимым реквизитом. Звезды сложились так, что в тумбочке Игоря стояла пустая трехлитровая банка от сока, капроновую крышку подогнал Виталя, карманный ножик был у меня.
- Куда собрались, мушкетеры? – подозрительно воззрился Валерий Сергеевич.
- За шишками и желудями, - преданно глядя вожатому в глаза, ответил я.
- А банка?
- Складывать.
- А крышка?
- Чтобы не высыпались.
- Зачем они вам? – сощурился ВС.
- Для поделок, скоро конкурс, забыли? – с лицом праведника ответил Игорь.
- И правда, - улыбнулся вожатый, - только не долго, и за территорию не выходить, ясно?

- Ничего им не ясно! Остановите, пока не поздно! – это вездесущий поползень чуть ли не в ухо орал беспечному вожатому.
Но тот, улыбнувшись проходившей мимо воспитательнице, не обратил внимания на вещую птицу, созерцая пышные девичьи формы. Да и что могут сотворить трое мелких за час до обеда? Ничего! Забегая вперед, скажу, что вскоре ВС кардинально изменил мнение по поводу наших способностей. Ну, когда отдышался.

- И где их искать? – Виталя задумчиво рассматривал три невысокие елочки и старый пенек.
- Точно не здесь, - согласился я.
- Айда за клуб, там солнца много, можжевельник растет, - предложил Игорь.
- Да ты гений, - восхитились мы с Виталей.
- Вы придурки! – уже шептал осипший от крика и заранее поседевший поползень.
Но кто будет слушать птицу, тем более что за клубом нас сразу постигла удача.
- Тсс! – Игорь приложил палец к губам, - смотрите.

Впереди, прямо на разогретой хвое одинокий уж, зажмурившись от наслаждения, принимал солнечные ванны.
- Решено, вечером ползу свататься, в конце концов, сколько можно, - не замечая нас, размышляла рептилия, - подумаешь, маме её не нравлюсь. Гадюка старая, никак не угодить. То цветы не те, то слишком поздно в гости пришел, то…
- Есть, - взвизгнул Игорь, - крепко схватив ужа за шею, давай банку.
- Мляшшш, отпустите меняшшш, - возмущался уж.
- Отпустите его, - сипел поползень.
- Отпустил? - спросил я.
- Отпустил, - кивнул Игорь.
- Закрываю, - с этими словами Виталя плотно насадил крышку.

Несколько минут мы любовались бесновавшимся ужом, заодно пополнив словарный запас десятком интересных выражений, самым мягким из которых было «ерканутые рододендроны». Первый успех так раззадорил, что дальше началась самая настоящая зачистка всех близлежащих кустов.
- Уходит!
- Палкой, палкой прижми!
- Шшшшотвалите!
- Заталкивай, что значит, не хочет!
- Не хочушшшшшшшш!
- Тебя не спрашивают!
- Ух.

Вскоре мы с гордостью рассматривали банку, в которой нас материли целых три ужа. Поэтому к рододендронам добавились «ерпыль ушастый» (это персонально мне, кстати, было обидно), «устрица в шортах» (Игорю), «выпороток дятла» (Витале) и «растатуй вас свербигузом по самые пионерские галстуки» (безлично всей компании).
- Класс, - хлопнув по крышке, потянулся Виталя, - я вон того, самого большого поймал.
- Я остальных, - гордо хмыкнул Игорь.

И друзья посмотрели на меня:
- А ты?
- Помогал, загонял, держал банку, вот, - промямлил я.
- Трус, - авторитетно заявил Виталя, - боялся, сознайся.
- Нет, не боялся, да я, да мне, да…
- Если не поймаешь, - Игорь решительно щелкнул пальцами, - девчонкам отомстим без тебя. Понял? Ждем десять минут.

В тот момент я побил не один рекорд по спортивному ориентированию и бегу с препятствиями. Но под кустами можжевельников не было даже самого завалящего ужика. В радиусе десяти метров – тоже. Оставались только елочки внизу, там тепло, влажно.
- Хе-хе-хе, - злорадствовал поползень, - вот тебе, бабушка, и Юрьев… Мля! Стой!

Зачем так орать? Я и сам замер, любуясь открывшейся картиной: на крохотной полянке блаженствовал огромный, полуметровый уж.
- Вот это красавец, - а перед глазами стояли удивленные лица друзей, которые, увидев это чудо, захлебнутся от зависти.

- Жених недоделанный, сколько раз ему говорила, ты – не пара. Ни хвоста не понимает, все ползает, - не обращая внимания на сопящего пионера, предавалась мыслям рептилия, - еще цветы надумал таскать. А у меня аллергия и вообще…
- Попался! От меня не убежишь!
- Утекай, тебе скоро придет писец! – заверещал перепуганный поползень.
- И не один, - пыталась вывернуться змея, но детская ладошка держала крепко.
- Врешь, не уйдёшь!

- Мужики! Позырьте, кого поймал, - с этими словами я выбежал к заждавшимся друзьям.
- Ого, - удивился Виталя, - а этот точно уж?
- На голове желтых пятен нет, - поддержал Игорь.
- Это ужиха, - авторитетно заявил я.
- Отвали, ненормальный! - яростно извивалась змея, - я вообще-то гадюка, слышишь? Га-дю-ка. Отпусти шею, мне больно. И повторяю: я змея, причем ядовитая, слышишь, апостроф ушастый? Я-до-ви-та-я. Открой учебник зоологии, на семнадцатой странице все написаноооооооооооо!

Последний возглас заглушила плотно севшая капроновая крышка: вот и четвертая рептилия заключена под стражу.
- Горгона Злорадовна? – удивился первый пойманный уж.
- И он здесь, - фыркнула та, - повторяю, вы не пара, ясно?

Но мы, не обращая внимания на внутрисемейные разборки, быстро продвигались к корпусу. Задача была сложной: доставить ценный груз и при этом не спалиться. Наверное, наши ангелы-хранители в тот момент или отвлеклись, или вышли покурить, или, наоборот, не вмешивались, ожидая дальнейшего развития событий. В общем, банка с ужами незаметно передислоцировалась в комнату, в тумбочку Витали. Диверсию было решено провести после обеда, перед тихим часом.

- Стойте, они же задохнутся! – неожиданно вспомнил Игорь.
Вот и ножик пригодился. Мы быстро вырезали в крышке дыру и, захлопнув тумбочку, выбежали строиться на обед.

А через двадцать минут наша сытая и довольная компания возвращалась в корпус, представляя себе в лицах, как будут визжать девчонки. На всякий случай, чтобы раньше времени заговор не был раскрыт, мы ускорились и первыми забежали в комнату…
- Мужики, - прошептал Виталя, - банка пустая. Ой, мамочка!
- Ой, мамочка, - согласился Игорь.
- Коловпатий Еврат, - резко охрипшим голосом соригинальничал я.

И было от чего перепугаться: на кроватях уютно разместились взбешенные ужи, безумно ждавшие реванша. Теоретически, конечно, мы знали, что они не ядовиты, но практически....
- Раз, два, три, - не шевелясь, пискнул Виталя, - а где четвертый?
- Андрюха, обернись, - выдохнул Игорь.

Прямо у двери, заблокировав пути отхода, дружелюбно улыбалась «ужиха»:
- Добрый день, скотина, шшшшшшшшшш.
- Пук, - тихо ответил я.
- Молился ли ты на ночь, Дездемоний? - продолжала изгаляться змея.
- Куп.
- Чего? - не поняла рептилия.
- Простите, - извинился я, - пук.
- Горгона Злорадовна, разрешите мне, да я за будущую тещу…- вмешался «Виталин» уж.
- Сколько раз тебе говорить, вы не пара, - змея буквально на секунду отвлеклась в сторону неугомонного жениха, но мы успели.

Громкий треск сразу из трех пусковых установок ознаменовал групповой старт космических аппаратов. Озадаченная рептилия не успела даже ничего сообразить, как над ней, благоухая всеми ароматами испуга, пролетели три белых, как смерть тела.
Дальше был громкий хлопок дверью и невероятный прыжок на улицу. Где-то позади взбешенная змея обещала самые страшные кары, но мы уже были вне досягаемости: окна и дверь закрыты, все подходы густо запуканы так, что и мышь не проскочит, помрет на вдохе.

- Что будем делать? - отстрелив последний заряд, шепнул Игорь.
- Сдаваться, - предложил я, - а вот, кстати, и ВС идёт с воспиталкой.
- Эй, мушкетеры, почему такие бледные? - весело спросил вожатый.
- Все хорошо, - через силу улыбнулся Виталя, - только в комнату не надо заходить.
- Там змеи, - понуро опустил голову Игорь.
- Какие? – сразу похудела воспиталка.
- Три ужа, - вздохнул я, - и ужиха.
- Откуда знаешь? – удивился ВС.
- Она без желтых пятен.

Глядя на побелевшее лицо вожатого, мы поняли, что…
- А я предупреждала, - донеслось из-за двери, - но вам, долбодятлам, все пофигу! Особенно тому ушастому ерпылю! Двоечник, кто тебя только в пионеры принял! И вообще, то, что меня, приличную женщину, засунули к троим неженатым мужикам, я еще прощу. Но то, что будущий зять увидел не накрашенной…
- Горгона Злорадовна, так вы змеешипляете наш брак?
- Не придирайся к словам!

Дальше мы не слышали, потому что минутный ступор вожатых сменила бурная активность. ВС за секунду успел подпереть дверь комнаты и вывести всех из корпуса. А стремительно худеющая воспиталка метнулась в санчасть, дирекцию лагеря и еще куда-то.

Через час гадюка и ужи были пойманы и выброшены за забор в самом дальнем углу лагеря. А мы…
- … изгоняетесь из обители сей на веки вечные, - громыхал директор, глотая успокоительное и запивая горячительным, - завтра приедут родители, собирайтесь.

Но спасло заступничество директора стройтреста. Наверное, он просто пожалел троих охламонов, как и родителей, оплативших путевку. А, может, и сам в пору лихого дества чудил так, что вороны крестились. Кто знает.

Так что в лагере мы остались, но в разных отрядах, в разных корпусах и под неусыпным надзором. Любая, даже случайная встреча всех троих была сродни пожару: тут же, как из-под земли, появлялись вожатые, воспитатели, а иногда и сам директор с успокоительным наготове. В общем, больше даже черники не поели. И до конца смены нас величали не иначе, как «змееловы».

Эпилог.

Я часто думал о том, почему гадюка не укусила никого, особенно меня. Наверное, Бог на самом деле бережет дураков и пьяниц. А умными нас обозвать, согласитесь, было очень, очень сложно.

Но гадюки все же отомстили, двадцать лет спустя. Но это совсем другая история.

Автор: Андрей Авдей
Чуть помедленнее, Фрося

НЕБОЛЬШОЕ ВСТУПЛЕНИЕ.

Сколько себя помню – каждое лето проводил в деревне, по мере сил помогая бабуле управляться с хозяйством. Интернета в те далёкие времена еще не придумали, поэтому свободное время проводил или на рыбалке, или в лесу, или в компании сверстников.

Наша диверсионно – разведывательная группа занималась… Проще сказать, чем мы только не занимались, за что периодически отгребали свежей березовой каши. Но даже наказания не могли затушить пионерские огни, полыхавшие в детских задницах.Классное было время. Весёлое и беззаботное.

В 1983 году, после окончания четвертого класса, когда я стоял на пороге одиннадцатилетия, друзья предложили немного подзаработать в совхозе на полевых работах. Называлось это «выходить на наряд».

С утра бригадир (Виктор) занимался распределением фронта работ среди взрослых, а затем подходил к нам. Если что-то было, то в сопровождении старшего наша команда отправлялась выполнять посильные задания.Первые два дня прорывали горох, выдергивая кормовой, выделявшийся среди белого ковра пищевого фиолетовыми лепестками, затем заготавливали черенки для лопат и вил.

ВОДИТЕЛЬ КОБЫЛЫ

На пятый день, убедившись, что ваш покорный слуга к делу относится серьёзно, бригадир торжественно объявил о повышении: мне было доверено перевозить мешки с комбикормом от склада до фермы.
- Ты с конём умеешь обращаться? – уточнил Виктор.
- Конечно, - преданно глядя в глаза, соврал я.

О том, что мой опыт ограничивался детской лошадью-каталкой, решил особо не распространяться. Да ладно, все будет хорошо, справлюсь.
С этими мыслями я и дотопал до фермы. Там уже томилась в ожидании задумчивая рыжая кобыла Фрося, которая со вселенским пофигизмом наблюдала за парой мух, совокуплявшихся на оглобле в позе растерянного астронавта.
- Она спокойная, не бойся, - подбодрил зоотехник (Сергей), - только не гони.

Спасибо за напутствие, а я-то думал сразу с места в карьер, чтобы пролететь до склада с гиканьем и свистом. Наверное, об этом очень красноречиво свидетельствовали мои выпученные от страха глаза и трясущиеся руки.
- Понятно, - вздохнул Сергей, - ладно, малой, смотри.

Следующие двадцать минут были посвящены основам: как управлять лошадью, как надеть узду и замечаниям по поводу того, что «если облажаешься, расскажу бригадиру».
- А теперь езжай, - добродушно кивнул зоотехник и закурил.
- Но, - пискнул я.

Вот это да, кобыла оторвалась от медитации и неторопливо двинулась в сторону склада! Чтобы понять обуревавшие меня в тот момент чувства, надо быть пацанёнком, который впервые в жизни управлял настоящей живой лошадью.
Километр до склада и обратно мы осилили примерно за полчаса.

- Да не бойся, - подбодрил Сергей, - ускорь её немного, а то бабы уже плешь проели, где комбикорм.
- Если чуть побыстрее, не устанешь? – обратился я к кобыле.
- Пофигу, - задумчиво фыркнула Фрося, глядя, как те же мухи спариваются уже в позе богомола – затейника.
- Тогда но.

Кобыла флегматично перешла на некоторое подобие медленной рыси.
- Но, - уже весело крикнул я после пятого рейса
- Но так но, - Фрося согласно припустила еще быстрее.
- Молодец, - через четыре часа улыбался зоотехник, - на обед домой пойдешь?
- Ага, - кивнул я.
- Пока доберешься, возвращаться придется, езжай, напоить только не забудь, - и, подмигнув, Сергей ушёл по своим делам.

Вот это да! Проехать через всю деревню! Для все-таки городского пацана это был не просто повод для гордости, это был миг наивысшего блаженства. Мне разрешили! Еще не веря своему счастью, я быстро прикинул маршрут следования. Их было два.

Первый – по так называемой Старой улице, второй – по Новой, появившейся уже в послевоенные годы. Она была хороша тем, что заканчивалась горкой метров шестьдесят высотой. Также вдоль неё располагались сельсовет, школа, место выдачи нарядов на работы, баня и магазин. То есть число зрителей будет максимальным.

Решено, едем по Новой. Маршрут был таким – километра два по улице, доезжаем до горки, далее, приняв левее, спускаемся, проезжаем перекресток деревенских улиц. Затем, через двести метров, выехав на довольно оживленную дорогу Барановичи – Молчадь, поворачиваем направо, и мы дома.

- Но пошла, - зычно крикнув, я шлепнул вожжами.
Тот день запомнился на всю жизнь. Меня просто распирало от гордости, ещё бы! Сам! Один! Казалось, что каждый встречный, думал:
- Вот этот да, молодец, такой маленький, а уже управляет лошадью.
- Кстати, Фрося, не быстро едем?
- Пофигу, - фыркнула кобыла, не прекращая медитации.
- Интересно, - подумалось мне, - её вообще что-нибудь может вывести из этого состояния?

Бойтесь мыслей своих, ибо они материальны! Не помню, кто из древних это ляпнул, да и времени на воспоминания не было, потому что лошадь неожиданно собралась взлетать.
Как? Просто. Метров за тридцать до горки нас с громким треском обогнал мотоцикл. И случилось чудо: Фрося вздрогнув, задрала хвост...
- Хана, - яркой молнией сверкнула мысль.
- Поехали! - громко отстрелив первую ступень, кобыла рванула в галоп.

Оказавшись в облаке едкого газового выхлопа, я на несколько секунд ослабил вожжи, пытаясь вытереть слезившиеся глаза. Этого было достаточно, чтобы Фрося, закусив удила, понеслась навстречу светлому будущему, которое заканчивалось обрывом, если вовремя не повернуть.
- Тпруууууу!
- Их-ха. Пофигу.
И как назло, вокруг ни человека! Обед же, куда все подевались? Свидетелями были только три собаки, смотревшие на меня с явным уважением.
- Тпруууууу!

Мы неслись так, что теплый воздух выдул некстати появившиеся сопли из носа . В другой ситуации мне было бы стыдно, но только не сейчас: до обрыва оставалось чуть больше двадцати метров.
- Тпруууууу!
Поняв, что остановить, кобылу не удастся, я из всех сил потянул на себя левую вожжу:
- Поворачивай!
- Их-ха! Пофигу!
- Отстреливай вторую ступень, разобьемся!
- Есть. И третью заодно!

Как я не задохнулся, не понимаю. Чем кормили Фросю, навсегда осталось тайной, но по силе и мощности выхлопа можно было предположить.…
- Ой, мама!
Знаете, что такое деревенское родео? Это когда газовавшая, как ракета-носитель, лошадь сделала резкий поворот. Телега в соответствии с законами физики стала заваливаться набок, я же изо всех сил держался за борта и ждал, когда ё.., простите, грохнусь уже чистым (спасибо галопу) носом об асфальт. Но пронесло.

Еще как пронесло! Выстрелив с таким звуком, что на секунду заглушил даже громыхавшую телегу, я сумел, не отпуская вожжи, перекреститься ресницами.
Кстати, описанную процедуру можно смело рекомендовать в качестве дополнительного стимулятора больным с ЖКТ. Гарантирую, продует насквозь!
- Повернули, чуть помедленнее, Фрося, чуть помедленнеее!
- Их-ха. Пофигу!

С какой скоростью несся с горы наш экипаж в составе двух отчаянно газовавших субъектов, не берусь судить. И если честно, было не до того.
- Тпруууууу!
Не знаю, что себе навоображала эта скотина, но она понеслась так, что в ушах засвистел ветер. Первого перекрестка мы даже не заметили. Зато удивили ехавшего на велике соседа. Его отвисшую челюсть я помню до сих пор.
- Тпруууууу!
До следующего перекрестка оставалось метров сто. Если эта сволочь не остановится, быть нам сбитыми, как сливки.
Семьдесят метров. Вожжи натянуты до предела, но Фросе, традиционно, пофигу.
- Тпруууууу!
Пятьдесят метров.
- Тпруууууу!

В критические моменты у человека просыпаются такие способности, о которых в обычной жизни он даже не догадывается. Вот и я никогда не думал, что смогу крикнуть:
- Тпруууууу, бл….!!!!!!
Да так, что где-то в деревне испуганно взлетела стая ворон, с окрестных яблонь посыпались груши, а у самого перекрестка остановились сразу два грузовика. Но самое главное: Фрося резко ударила по тормозам. Еще бы метров десять…
Просипев:
- Падла, - я в изнеможении рухнул на спину.
- Пофигу, - невозмутимо фыркнула кобыла и с интересом стала рассматривать мух, которые на оглобле (опять!) слились в позе скачущего давления.

Руки, натертые вожжами, горели, в ушах звенело, в носу щекотало, а в животе, простите, громко бурлили многообещающие процессы.
- Малой, ты в порядке? – водители обеих машин уже были рядом.
Один что-то поправлял в сбруе, другой встревожено смотрел мне в лицо:
- Что случилось?
- Понесла, - с трудом выдохнул я, - мотоцикл напугал.

В общем, к дому я привёл Фросю под уздцы и в сопровождении двух грузовиков.
- Смотри, малой, больше так не летай, - выйдя из кабин, водители осторожно пожали мою опухшую руку и, посигналив на прощание, быстро скрылись за перекрестком.
Спасибо вам, мужики, за помощь.

Навеселившейся и остывшей кобыле нужно было напиться, а мне - срочно уединиться в будке для медитаций. Поэтому следующие полчаса лошадь мелкими глотками утоляла жажду , а я познавал высший дзен и просветление.
О скачках решил никому не рассказывать, зачем будоражить народ. Ведь все хорошо, что хорошо заканчивается, правда?

Как оказалось, Фрося очень боялась машин и резких звуков. Но теперь, обладая бесценным опытом, я был спокоен. Главное – не пропустить подготовку к запуску.
Поэтому стоило только задраться хвосту, как через секунду перед лошадиной мордой красовался кусок хлеба:
- Угощайся, спокойно, спокойно. О, смотри, опять мухи, в новой позе закалённого сверла.

Так что и на второй день мы с Фросей неспешной рысью ехали на обед домой. Правда, уже по Старой улице, от греха подальше. А потом началась компания по заготовке сена, и стало не до совхоза.

За эти шесть дней я заработал десять рублей сорок копеек. Моя первая зарплата, по тем временам – вообще неслыханное богатство для одиннадцатилетнего пацана. Жалею только об одном – не сохранил тот расчётный листок, малой был, глупый.

Автор: Андрей Авдей
***
В свое оправдание - про котика я ещё не писала.

В начале декабря, в субботу мужа срочно вызвали на работу - в литейке произошёл пожар.
А я решила потратить хмурый день на бесцельное, бездельное спанье-валянье на диване.
Женька ушла на хореографию и вернулась с котенком, пятнистым дворнягой залихватского вида: одно ухо торчащее, а другое - с признаками британской вислоухости - в папашку.
Мы его искупали, посушили и я опять завалилась спать. Наше новое обретение устроилось у меня на голове и мы сладко задрыхли на пару.
Разбудил звонок мужа, но сонная лень парализовала, я махнула Женьке - ответь.
- Чем там маманька занимается? - слышу из трубки.
- Спит со своим новым другом! - ответила простодушно внучка.
В воздухе зависла дурацкая, двусмысленная пауза. Пришлось орать, что "с котом я сплю, с котом!"
Назвали Ромбиком.
А недавно этот чудик сказал мне: "Маама"...
Призна-ал!!!
Кто то любит собачек, кто то кошечек. А я люблю волков, они никогда не срут в доме!
Север

Север, воля, надежда,- страна без границ,
Снег без грязи, как долгая жизнь без вранья.
Воронье нам не выклюет глаз из глазниц,
Потому что не водится здесь воронья.

- Это четверостишие увидел в альбоме кого-то из дембелей, и был поражен его точностью. Тогда ещё не знал, что автор - Высоцкий.

Вместо воронья там были бакланы. С поселковой помойки далеко разносились их противные крики. Это нечто среднее между плачем младенца и кошачьим мяуканьем.

Из диких животных поначалу видел там только песцов и леммингов.
Офицеры ездили куда-то на ГТСке охотиться на оленей. С автоматами. Водитель сказал - километров за сорок. Привезли туш тридцать. Потом один из солдат - якут - выделывал головы, чтобы они могли повесить их на стены.
И полярная ночь, и полярный день, и северное сияние - все, как положено.

Первый мой вечер на Севере.
Роту вывели на вечернюю прогулку. Полярная ночь. Вечер - понятие условное.
Я иду в конце строя, среди низкорослых якутов, потому что еще не распределен в отделение. Замечаю на небе светло-серую полосу. Спрашиваю идущего рядом якута:
- Что это?
Он невнятно отвечает:
- Сьяне.
Я догадываюсь, что это означает "сияние" и жадно разглядываю. Трудно идти в ногу, задрав голову вверх. Я запинаюсь, забитые якуты с удовольствием тычут мне острые кулачки в спину:
- Иди в ногу, кадет!

Опять ночь. Полярная закончилась, потому что уже апрель. Но день длится совсем недолго. После двух месяцев сплошных нарядов по роте, впервые заступил на пост. В двадцать часов по местному времени уже стемнело.
Брожу по территории поста между складами. Мне это очень нравится. Два месяца не оставался один. Все время был в казарме. Но скоро начал мерзнуть. Мороз был обычный - не больше сорока пяти, но, почему-то никогда потом так не замерзал, как в эту первую смену на посту в Тикси.

Сияние уже не в диковинку.
Обычное, в виде светло-серой полосы можно видеть почти всегда.
А иногда бывает цветное!
Почти над головой висит что-то вроде друзы горного хрусталя. Цветные кристаллы расходятся в стороны из одной точки. Один-два обычно длиннее других. Ближе к горизонту они теряют правильную геометрическую форму и переходят в занавес. Разноцветный занавес слегка, еле заметно колышется и немножко мерцает.
Много позже видел по телевизору рекламу, в которой пингвин засовывал голову в снег. Вот в этом ролике сияние было изображено очень похоже…

Начало лета. Днем температура поднимается выше нуля. "Ночью" солнце у горизонта и заметно холодает. Тундра там каменистая, растительности очень мало. Иногда можно увидеть мелкий невзрачный цветочек. Редкие деревья вьются по камням. Стволы не толще пальца. Листочки с ноготь.
Иногда по камням пробегает ласка. Услышав мое движение, останавливается, Поднимает голову. Голова, шея, тело - всё вместе одинаковый ровный цилиндрик. Кажется, что шея длиной в половину тела. Нервно шевелит ноздрями в мою сторону и мгновенно исчезает в камнях.
Неподалеку пасется стайка полярных куропаток. Зимой их не встречал. При моём приближении перепархивают чуть дальше. Не могу понять - что они здесь находят, растительность донельзя скудная.
Лемминг заметил меня, когда я подошел почти вплотную. Принял угрожающую позу - встал на задние лапки, передние развел в стороны, раздулся и зафыркал. Наш ротный кот Базиль, однажды увидев такое, отпрянул и пошел в казарму жрать свою сгущенку, которая не умеет принимать угрожающую позу.

Первого июня 84 года было минус тринадцать. Мы разомлели от этого неожиданного тепла, не стали отворачивать уши шапок и на построении перед нарядом я обморозил левое ухо.

В ночь с пятого на шестое июня восемьдесят четвертого года с распухшим левым ухом в Домодедово выхожу из самолета и вдруг - тепло!
Организм перед выходом из помещения был настроен на мороз.
На уровне подсознания.
Кожные поры и капилляры заранее сжались. А тут вышел и погрузился в духоту летней ночи. Нет, я прогноз погоды смотрел, знал, что в Москве плюс двадцать восемь ночью, но все равно испытал потрясение какое-то.

Это было самое сильное впечатление от дембеля.
Живу в частном доме, 2 этажа (это важно).
У меня День рождения, постоянно звонки с поздравлениями. Поднималась на 2-й этаж и там оставила телефон. На кухне вся в процессе готовки, варки, жарки. Кошка сидит на лестнице, наблюдает за мной. Вдруг слышу её вой, не просто мяуканье, а настоящий вой. Смотрю, она сидит спокойно и просто орёт, подхожу к ней и слышу звонок мобильного. Вот так она меня предупредила о звонке, который я не слышала.
Всё они понимают, просто мы их иногда понять не можем.
Дрессировщица.
У меня есть теща. Наша добрая бабушка. Живет она от нас почти в 100 км в бывшем военном городке… Что само по себе уже не плохо и хорошая история… ;)
Но как-то ей стало совсем скучно и она решила надавить нам на совесть… Мол «совсем не приезжаете», «мне скучно», «лень иногда даже лишний раз встать с кровати» и все такое… «Мне бы хотя бы собачку или кошечку»…
Ну… У нас есть красивейший курбобик (курильский бобтейл), потрясающего кирпичного цвета… И ей захотелось чего-нибудь подобного…
Мы конечно с некоторым расчётом решили что дружественная кошка-подружка-курбобик нам бы не помешала и на Новый год подарили бабушке такую кошку…
Котенку почти 3 месяца. Весь такой ласковый и положительный. Бабушка довольна. Прочитала «весь интернет» и заявила, что «курбобики ну почтишта собакевичи и легко дрессируются». И до этого она «воспитала двух котов, которые были приучены ходить по своим нуждам исключительно на унитаз»… И она приступила к дрессировке!
Кошка после того как сходит в лоток – тыкалась мордом в лоточек, лоточек высыпался в унитаз, потом туда тыкалась кошка и все смывалось легким нажатием кнопочки бачка…
Через некоторое время звонит нам бабушка вся в растрепанных чувствах. Кошка поддалась дрессировке. Теперь она, когда сходит в лоток, запрыгивает на бачок унитаза и нажимает кнопку смыва… Всё… Бить не за что… Но косяк еще в том, что унитаз к сожалению не сделан в европе и ее кошачьего веса не хватает чтобы нормально давить на смыв и клапан подвисает… Теперь вода в унитазе льется пока бабушка ее не перекроет…
Пробовала залепить кнопочку подручными средствами. Не помогает. Кошка фанатично все отрывает и давит на кнопку…
Беда в том, что у бабушки стоит ради экономии счетчик воды. И с этой самой экономией теперь не все в порядке…
Не знаю - как она теперь будет раздрессировывать ее обратно…
Будьте аккуратнее с курбобиками… Ставьте им правильные цели…
Это только собственная собака - друг тебя, как человека. Остальные собаки подобные обязательства на себя не брали.
Дело было на даче. Колупался с чем-то, не помню сейчас. Подходит соседка. Уже не молодая. И ко мне:
-Сергей, Вы мне антенну не сделаете? А то у моего мужа руки из жопы растут.
И комплимент мне что-бы не отказал:
-А у вас судя по всему правильно.
Как тут откажешь? Собрал инструмент, Пошёл сделал. И крутится у меня под ногами кошка-сиамская. Я у хозяйки спрашиваю:
-Кастрированная?
-Боже упаси! Удовольствия животное лишать.
-А как котам. даёт?
-Нифига! Стерва ещё та. Хвостом крутит, а что-бы дать ни-ни.
Ладно, проверил телек. Всё в ажуре. Получил денежку и в магазин. Взял пивка, вернулся, сел на крылечко. Тут и кот мой Вася-Буслай нарисовался. Почесал, погладил, пью пиво. Курю, а кот чего-то к штанине моей принюхивается(видать сиамка потёрлась.)И наблюдаю как сиамочка бежит на мой участок. А я Василию говорю шутейно:
-Вот видишь красотку. Стерва. Никому не даёт .Ты всех в округе кошек отымел. Слабо тебе её? Вроде пошутил, а Вася мне в глаза так глянул, как сказал:
-Да запросто.
И побежал к ней короткими перебежками. Не доходя до неё метра два он улёгся на боковую-мол, я тут мимо проходил .Здрассьте! И лежит хвостом как веером обмахивается ,мол-душно, как Вы, не находите ?А эта дурочка узрев сибирского здоровенного котяру-просто прихуела! А тот хвостом обмахивается, А я с интересом наблюдаю-выйдет у Васи или облом ?Короче сиамка переключила внимание на хвостище. Перед носом Вася ей уже машет. Она за ним. А кот из положения лёжа на боку, взлетел на метр вверх, и приземлился прямо на сиамкуИ вперёд покуда прёт! Отпахал он на ней 3-4метра квадратных вдоль и поперёк, и ещё по диагонали раза два. Вот это зрелище было! Порнофильм про котов! Да под пивасик и сигарету!Я вам доложу!
Кота уже не было, а та всё приходила, звала.
Про ежей

Приятель живет за городом.
У него были кот и две кошки.
Пара мисок для их кормления стояли в тенечке за домом.
В июле 10 года, во время жуткой засухи, к мискам начал приходить еж. Потом другой.
Однажды Филипп видел, как четыре ежа одновременно ели из одной миски.
Кошки на ежей никак не реагировали. А что они могут ежам сделать?
Бывало, что из одной миски питаются ежи, а из другой кошки. А бывало, что кошка и еж из одной миски едят.
Когда дожди пошли, ежи перестали приходить.
Я понимаю, что птицы зимой улетают на юг. Я не понимаю, зачем они возвращаются.
ОЧЕРЕДЬ В РАЙ
"Любовь должна быть в поступках. А на словах можно и Францию захватить!"

Моя сестра Нина, весьма циничный человек с неженским чувством юмора. И как у всех заядлых циников, у неё очень доброе сердце.
Живёт Нина с мамой в Стамбуле.
Звоню им сегодня:

- Привет Нина, как там у вас?
- Всё хорошо, только дождь с ветром каждый день, хоть на улицу не суйся. А вчера я вышла в магазин и увидела организованную очередь в кошачий рай.
Помнишь лестницу старинную, от нас к морю спускаться?
- Ну.
- Там такой каменный столб в полметра шириной и с меня ростом. Перила держит. А над столбом маленькая крыша как у домика. Для красоты просто. И вот, какой-то добрый турок насыпал под эту крышу, кучу кошачьего корма. Специально под крышу, чтобы дождём не размыло. Настоящий кошачий рай. И представь себе, со всей улицы собралась толпа голодных котов – штук десять, может больше и устроили живую очередь в этот рай.
Да, а посередине столба торчит маленькая ступенька, как будто специально для котиков.
И вот они организованно, друг за другом, по одному запрыгивали сначала на эту ступеньку, там хорошенько готовились, прицеливались и взлетали уже на самый верх столба, под крышу, к жратве. Потом, когда в райской столовой набивалось их штуки четыре и становилось тесно, то один спрыгивал на землю и снова занимал очередь.
Представляешь какие мудрые? И всё без скандалов и драк. Просто нижние мяукают верхним, типа – Хорош уже там, ваше время вышло, дайте и другим погрызть!
Я даже остановилась понаблюдать.
Смотрю, а в очереди стоит какой-то тупой кот с дурными глазами.
- Почему тупой?
- Потому что не умеет дорогу переходить, придурок. Задняя нога вывернута и еле шевелится, явно под машину попадал, идиота кусок. Хоть старый на вид, а дурак-дураком.
Подошла его очередь, на полочку он ещё кое-как запрыгнул, прицелился, а нога-то толчковая одна, естественно, он и близко не допрыгнул до столовой и упал, как жаба. Встал, отряхнулся и опять очередь занял. Вторая попытка ещё хуже, спикировал башкой на камни и снова в очередь, попытка не пытка, времени много у придурка, дел больше никаких. После третьей попытки мог бы уже понять что не допрыгнет. Зачем зря мучиться? Он ведь ещё трагически взвизгивал при прыжке, толкаться-то больно поломанной ногой. В общем, туповат.
- Бедный котик.
- Ничего в нём бедного нет, он сам кузнец своего счастья, нужно было вовремя правила дорожного движения учить.
- Вот ты жестокая.
- Я, да, жестокая, а зато угадай - кто сейчас напротив меня на кресле сидит, пригрелся и смотрит добрыми глазами?
- Хромой котик!?
- Нет, наша мама.
- Да ну тебя.
- А угадай, кто сидит у неё на коленях, вытаращил дурные глаза на кошачий корм, мяукает и нагло требует глажки…?
В 80-е годы этологи университета в Шотландии собирали истории о "врущих" животных, и героями большинства из них были обезьяны.
Например, один шимпанзе, которому накостылял сородич, каждый раз, когда встречал своего обидчика, начинал сильно хромать, как грубо сыгравший футболист, чтобы показать судье и зрителям, насколько сильно всё ещё болит его нога. Стоило же агрессору исчезнуть из виду, как "раненая" обезьяна начинала весело скакать.
2
Она прошла ведя на поводке собачку вместе с мужем.

Рейтинг@Mail.ru