Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Анекдоты про школу

Смешные анекдоты и истории про школу, учителей, школьников и родителей.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Упорядочить по: дате | сумме
Дочь в четверг сдавала ЕГЭ по русскому языку. Теперь же какие правила? Ровно в десять часов приходят в электронном виде индивидуальные номерные задания, которые сразу же распечатываются на принтере и раздаются испытуемым. Надзирали за молодежью две тётушки. И вот уже наступил срок. Выпускники давно уже заняли свои места в аудитории и ждут начала экзамена. Приходит первый билет, потом второй, затем третий. А принтер молчит! Кураторши побледнели как молоко и даже начали седеть. Одна из них побежала искать помощи. Через пару минут в класс быстрым шагом вошла молодая женщина, за ней семенила тётушка, пытаясь полушёпотом на ходу объяснить проблему. Женщина молча подошла к аппарату, печально посмотрела на тётушек, вздохнула и покачала головой. Затем включила принтер и так же молча вышла. Экзамен был спасён!
Сила привычки или как мы ходим в театр.

Будучи подростком, участвовал я в школьной театральной самодеятельности. Ну как самодеятельности... Сценарий пишет учитель истории, костюмы шьет учитель труда, а за тем, чтоб роли выучили, следит учитель литературы. А самодеятельности-то хочется.
Ставили мы к очередному 23 февраля некий "патриотический" спектакль об Отечественной войне 1812 года. Ну как спектакль... Берется фильм "Гусарская баллада", оттуда надергиваются куски, слегка разбавляются кусками "О бедном гусаре замолвите слово" и совсем немножко оригинального текста для связности.
Играл я там... Ну как играл... Так, строк пять текста. Играл я там графа Нурина. Кто не помнит - это такой картавенький из "Гусарской баллады", который Кутузову рассказывает, что главная героиня - таки действительно героиня, а совсем не герой.
Произношу я на репетиции свои пять строк текста. Четыре в рифму, а пятая - нет. Заканчивать я должен был свое выступление на словах "Она девица!" - а дальше выслушивать слова Кутузова и плавно исчезать со сцены. Но вот как-то коробило меня, что стихотворная форма внезапно строчкой без рифмы портится. И решил я свою роль немнооожко удлинить.

Получилось: "Она девица! Гусарам это очень пригодится."

Пошлятина? Пошлятина. А что вы хотели от подростка?
Произношу я эту пошлятину на репетиции и с интересом жду, что будет.
Сидит учитель истории, сидит учитель литературы, внимания на мое творчество не обращают. Партнер по сцене тоже внимания не обращает.
Ладно, я не гордый. Шутку не услышали - так я повторю. И повторил на следующей репетиции. И еще на одной. И на генеральной.
Эффект тот же.
Ладно же.
Произношу я добавленную строчку и на выступлении. Сидит директор, сидят завучи, сидит полный зал учеников классов этак с 8 по 11. Ни возмущения в первых рядах, ни ржача в последних. То ли так и надо, что со сцены пошлятина идет, то ли никто не слушает, что там на сцене творится, картинка красивая есть - и ок.

Если бы история на этом закончилась...
Но ведь был один человек, которому просто необходимо было слушать, что я говорю. Понимать не обязательно, а слушать - надо.
Прошло 23 февраля, прошел концерт, прошли две недели. Собирают нас в зал и говорят: "Завтра даем спектакль еще раз, к 8 марта, для мам. Роли все помнят? Репетировать не надо? Молодцы."
Не знаю уж, какая связь между 8 марта и 1812 годом, но как-то я постеснялся полному залу мам со сцены пошлятину нести. Произнес свои слова так, как они были задуманы в сценарии.

И мой партнер по сцене, фельдмаршал Кутузов, начал мне тихонько "недостающую фразу" подсказывать.
В догонку к историям об учителях.
------

На днях была встреча выпуска - обычное ВВВ - встретились, выпили, вспомнили. И оказалось, что 50 лет спустя ВСЕ помнят того урока литературы, когда за 40 минут нашему Тимофею Павловичу (земля ему пухом!) удалось передать нам всю СУТЬ романа "Мать" Горкого.

Это был второй урок сразу после каникул и начался он вопросом - читали ли мы роман? С полкласса ушло робкое "да", остальные промолчали, а Дима Щукин поднял руку и спросил напрямую:
- Я начал читать, но не мог осилить весь материал. Была бы у нас какая-то наводка, в пару слов, что именно НУЖНО читать...

Тимофей Павлович (молодой тогда человек - чуть ли не с института) задумался, а потом просиял:
- А вот именно ТАК и сделаем! Надя, подойди к доску, вот тебе книжку. А сейчас запиши на доске заглавия, самого первого и еще - двух последних предложений.

Получилось следующее:
---------------------------------
Мать
----
Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы.
— Несчастные...
Кто-то ответил ей громким рыданием.
----------------------------------

- Спасибо, Наденька! А сейчас, что мы видим в первом предложении романа? Прочитайте про себя. Медленно. Не ищите смысла - просто почувствуйте... что-то. Получилось? Ваня Санин?
- Вроде почувствовал... что-то нудное. В сон чуть не клюнул...
Все засмеялись.
- Отлично, Ваня! Вот именно - нудное. Взглянем еще раз - в данном предложении, запятые - целых девять! И они, деля предложение, убаюкивают читателя, а содержание самых слов наводит тоску и чувство безвыходности.

Мы были поражены! Изучать роман по ОДНОМУ предложению и притом осознать, что чуть ли не самое важное там "дело рук" запятых?!?

А потом оказалось, что еще больще можно найти и в последнем предложении, а если и связать все вместе, да проанализировать, и вообще - "наводка в пару слов" была что надо.

Еще раз - спасибо за урок __мышления__, Тимофей Павлович!
Моими учителями в средней школе были люди примерно моего нынешнего возраста. Пожилые. Пожившие. На их молодость пришлась война. Это я сейчас такая умная и считать года умею. А тогда, в семидесятые, даже и не задумывалась о том, что парторг школы Римма Михайловна с осиной талией, грустными глазами и в туфлях на шпильках и Олимпиада Андреевна, моя учительница литературы с выцветшим шиньоном, похожим на птичье гнездо на голове, могли участвовать в войне так же, как и фронтовик директор школы, историк. На него во время линейки портрет Ленина свалился. Он побагровел постепенно. Начиная с лысины. Но Ленину ничего не сказал. Собственно, больше я про директора ничего и не помню. Да и не про него речь.

Олимпиада Андреевна была моим классным руководителем и учителем русского языка и литературы. Время осветлило ее глаза до стальных, а волосы уложило в смешной реденький шиньон на затылке. Росточку Олимпиада Андреевна была махонького, чуть выше третьеклассника, но каждый ученик моей школы, завидев издалека ее силуэтик с беломором в зубах, притормаживал и маршировал как мимо фельдмаршала Жукова:
- Здравия желаю, Олимпиада Андреевна!

Олимпиада Андреевна создала в моей школе музей "Бухенвальд, о тебе говорят твои герои". На 9 мая он распахивал двери перед первоклассниками. Представьте затянутые черным сатином стены с фотографиями бухенвальдских ужасов, занавешенные окна, тусклый свет настенных ламп. Малышня замирала и прекращала щебетанье на входе. Олимпиада Андреевна включала магнитофон, а мы, девчонки-старшеклассницы, заученно водили указкою по фоткам и рассказывали малышам о Бухенвальде.

После такого вступления уместно будет заметить, что каждый будущий уголовник, прошедший подобную закалку, сызмальства считал Олимпиаду Андреевну авторитетом на нашем неблагополучном во всех отношениях районе и на ее уроках литературы сидел как шелковый, грыз ручку, покрывался испариной и мычал что-то нечленораздельное на вопрос о Чацком, за что (за присутствие!) и получал заслуженный трояк.

В выпускном классе у нас появилась новенькая. Рыжая как огонь Алька из Полтавы. Бесшабашная, острая на язык. И на первом же уроке по "Грозе" Островского протянула руку. - А я не согласна с Добролюбовым! - звонко, колокольчиком разнесся по Бухенвальду Алькин голос. Ну чё за лажа? Катерина сигает с обрыва в реку, и она же - "луч света в темном царстве"?!?

У меня рука потянулась к учебнику. Ринка, соседка по парте, подняла голову, пытаясь увидеть отношение О.А. к происходящему в ее глазах. А Олимпиада Андреевна, широким жестом пригласив Альку к доске, сама отошла к задним партам.

- Обоснуй! - только и сказала.

И больше мы ее в течение урока не слышали, поглощенные диспутом на тему, что важнее, нет, что правильнее - суметь остаться с любимым или утопиться от тоски и безысходности. Даже двоечники что-то говорили! Мы бурлили как весенние потоки. А Олимпиада Андреевна сидела на задней парте, положив голову на руки... и тихим счастьем светились ее поголубевшие глаза.

Когда прозвенел звонок, она сказала:

- Всем спасибо! Такой урок - мечта любого учителя литературы. Але - пять!

- Почему ей пять? Она неправильно думает! Не так как в учебнике! - заныли мы.

- Именно за это ей пять! Подрастете - поймете.

P.s.Спасибо, Олимпиада Андреевна. Я "подросла" и думаю теперь: боже, какие у нас были Учителя!
В конкурсе «Учитель года» в Саратовской области победила Мария Кузякина, учитель начальных классов гимназии №2. Она смогла собрать больше денег на ремонт класса, чем все остальные участники.
2
Однажды я сообщила своим друзьям на первое апреля, что, мол, американцы совсем спятили: каждого на входе в самолет будут заставлять дуть в трубочку, и у кого найдут пары алкоголя - не пустят. Поверили все! Некоторые злились, потому что собирались лететь в США...

Меня, к сожалению, на 1 апреля разыгрывают мало. Я же стараюсь как могу. Вредность и полет фантазии отличали меня еще в детстве. Был у меня одноклассник Игорь. Я им восхищалась и ценила его: он провожал меня, и даже как-то в первом классе отнял у меня капающий пакетик молока, который нам выдавали на продленке, и донес его мне до дома. После этого я решила выйти за него замуж, чем напугала семью. Но все эти планы расстроились, когда нам исполнилось восемь. Зашел как-то Игорь ко мне домой в гости. Как раз первого апреля. Я сначала просто хотела показать ему разные интересные вещи, которые прочитала в "Занимательной физике" Перельмана. Намазала иголку сливочным маслом и осторожно положила в стакан с водой. Иголка плавала.

Игорь удивился и спросил, как это так. Первым движением души было рассказать ему про поверхностное натяжение, пусть даже я сама еще не все хорошо там понимала. Но потом истинная моя суть взяла верх, и я начала вдохновенно врать.
- Знаешь, мой папа работает в секретной лаборатории, им там выдают специальное иголочное масло для испытаний. Им намазывают иголки, они не тонут. Они хотят состав немного поменять, чтоб железный корабль намазать, и он тоже не тонул!

Игорь поверил, рассказал в школе и дома о новейших разработках. Мои оправдания насчет первого апреля во внимание не принял. Обиделся очень. Пришлось потом других мужей искать. А вообще-то хорошая была бы партия!
- Пап, а ты в школу ходил?
- Ходил, сынок, ходил.
- Пап, а вы в школе с друзьями в туалете травку курили?
- Курили, сынок, курили, а где ж ещё.
- И винцо пили?
- Да так, шлифовали.
- А трудовик с физкультурником вас не гоняли?
- Та не, мы ж и их угощали.
- Пап, а пап, а можно тебя попросить в нашу школу больше с друзьями не ходить?
Не читайте в школе детям
О горе кровавых тел.
Очень трудно разглядеть им,
Что поэт сказать хотел.
Про совпадения

Ходил на концерт, на афтерпати познакомился с интересным человеком, разговорились о книгах. Сидим за столиком, общаемся, никого не трогаем. Вдруг вижу- взгляд собеседника куда то уперся и на лице возникло удивление.
- Миша! Мишка!
- Извините?
- Мишка, ты?
- Да, а Вы, простите... ой! Серега! Да не может быть!
- Сам в шоке! 20 лет не виделись! Ты поменялся...
- На себя посмотри- разъелся, не узнать!
Далее удивленный Михаил подсел за наш столик и выяснилось, что они с моим собеседником одноклассники, не видевшиеся с выпускного, и краем глаза знавшие о существовании друг друга из соцсетей.
Девушка Сергея была в сильном удивлении и старалась поддерживать общую беседу. Разговор постепенно снова вернулся к букинистике, тем более что Михаил, как выяснилось, любил и собирал старые плакаты. Так продолжалось где то полчаса, пока Сергей вдруг не уставился куда -то в точку и не замолчал.
- Серег, ты чего?
- Да не, показалось.
- Что показалось?
- Ну, Леху помнишь?
- Лошка что ли?
- Ну да.
- Вон, смотри как похож.
- Реально, похож! Не, ну такого не бывает.
....
- Может подойти?
- Да не, ну не он, не может быть такого!
- Ну, посмотри его соцсети - я к нему ни разу не заходил.
( Находят страничку, изучают)
- Блин... а ведь ПОХОЖ!
- Иди!
- Ладно!
( Подход, удивление, крики, объятия, шок сидящих за столиком)
- Знакомьтесь, это Леха! Наш одноклассник! 20 лет не видились!

P.S. Девушка моего собеседника ( Сергея) так и не поверила, что все это было случайно, судя по её улыбке весь вечер.
Ну а я в шоке подошел к организатору и навел справки - всех троих пригласили по рекомендации 3 РАЗНЫХ людей ( концерт камерный, чисто для своих, после музыканты остаются и все общаются).
Дочь спросила меня, почему она не может просто бросить школу, и я ответила, что это противозаконно и в этом случае меня посадят в тюрьму, а моя такая милая дочурка посмотрела мне пристально в глаза и сказала: «Я буду тебя навещать».
5
Со слов Серафимы Цукерберг (в девичестве), замечательной женщины, преподававшей практическую аэродинамику, имеющей заслуженные награды и огромное чувство юмора.
Думаю, где-то семидесятые… Урок астрономии в школе.
Учительница, потеряв всякое терпение, уже на полной истерике кричит
- Да что вы тупые такие????
Вот ты, Лазарев, ты Крупнов, ты, Русакова! ВЫ никогда в космос не полетите!!!
- Да мы и не хотим…. гы-гы
- А кто?? Кто за вас полетит?? Опять отличница Цукерберг?
- А я хочу полететь в космос!
- Ага! Щас!!! ЮРИЙ ГАГАРИН, ТЕРЕШКОВА и Сима Цукерберг?
Господи, всемогущий, услышь меня.....нет больше сил моих...уууу….....
Звонок на перемену. Сима ласково гладила учительницу по плечу
- Да услышал вас Господь, услышал. Не надо плакать.
Обещаю, что в космос я не полечу.. я буду учиться и делать, чтобы другие туда полетели!
Трудовик построил физруку дом, физрук помог трудовику родить сына. Но у обоих получилось как-то на троечку...
В Украине уже несколько лет в школе введена 12-ти бальная система оценок. История с маленькой девочкой, которая собирается в школу в первый класс. Девочка спрашивает папу:
- А какая самая лучшая оценка в школе?
- 12! — отвечает папа.
Девочка заинтересованно:
- А что нужно делать, чтобы получить такую оценку?
- Нужно стараться, делать все домашние задания, слушать учительницу на уроке...
Потом папа вдруг решил вспомнить прошлое и добавил:
- Да, так вот, а в наше время, когда я учился лучшей оценкой было — 5...
Ребенок, задумавшись и со вздохом:
- Да-а-а, как всё дорожает!
Моня Рабинович пишет на доске: "Нет сщастья в этом мире!".
- Моня, не "сщастья", а счастья.
- Вы таки и вправду думаете, Берта Давыдовна, что если я правильно напишу, оно тут же появится?
Когда устраивалась работать в школу и между делом задала вопрос о зарплате, в ответ услышала гениальную фразу: "Так вы из-за денег хотите работать?". Действительно, чего это я...
Шотландец говорит сыну-школь­нику:
- Скажи своему учителю, что де­нег на приобретение для тебя атла­са мира я не дам, пока междуна­родное положение такое неопреде­лённое...
Из школьных сочинений: "Умные люди, как правило, не замужние. Им нет никакого дела до обычных плотских утех. Шерлоку Холмсу, например, удовольствие доставляли трубка, скрипка и доктор Ватсон...".
Помню школьные уроки по музыке: учительница включала магнитофон и разрешала положить голову на парту, закрыть глаза и слушать классическую музыку. Это было прекрасно.
Таня из 11-го "Б" пропустила в школе тему «половое созревание», потому что лежала на сохранении.
Ночной кошмар. Учитель спрашивает, в каком году произошла Куликовская битва, а ты не можешь ответить, потому что банк строго-настрого запретил сообщать кому-либо это число.
Когда шестидесятилетняя учительница истории станцевала голой на подоконнике, на шторы сдали не только родители, но и жители близлежащих домов.
Учительница, проверяя Катино сочинение на тему "мой любимый предмет", обратила внимание, что предметом может называться не только школьная дисциплина.
Самый главный недостаток современной системы образования!
Все сейчас ругают школу - это модно и современно! Вставлю и я свои пять копеек, только со стороны работника образования. В школах, для классов которые не на дистанционном обучении, введена термометрия - всем входящим в школу измеряют температуру бесконтактным термометром. С этой практикой согласны не все! Многие родители возмущаются измерением температуры. Три самые распространенные причины возмущения (по моему опыту) среди родителей в порядке частоты встречаемости:
1. "Страшная/жуткая аллергия на бесконтактный термометр", "голова и/или руки болят от измерения температуры бесконтактным способом" - все люди такое заявляющие получили образование в СССР и замечены за регулярной критикой современного образования. Доблестные попытки объяснить таким родителям, как именно работает бесконтактный термометр ни к чему хорошему не приводят...
2. "Это нарушает мои конституционные права!" - Конституционное право на жизнь и здоровье других людей, адептов данной точки зрения не волнуют.
3. Всевозможные теории заговора: "Бесконтактные термометры стерилизуют детей", "Бесконтактные термометры не измеряют температуру, а портят ауру электромагнитными полями", самым креативным был возрастной папа около часа рассказывающий, что "с помощью бесконтактных термометров школа осуществляет тайное чипирование детей в пользу рептилоидов-масонов".
И самое страшное, что руководство, чтобы избежать жалоб, идет у таких альтернативно образованных личностей на поводу... и приказывает не мерить температуру таким детям... а то, родители жалобами закидают... Самый главный недостаток современной системы образования в том, что школа должна учитывать мнение людей, которые не знают, как работает бесконтактный термометр!
О музыкальной школе у меня самые тёплые воспоминания. Меня в неё не отдавали.
За 11 лет учебы в школе я не узнал ничего об ипотеке, уплате счетов и налогов. Зато я знаю строение инфузории туфельки.
- Итак, дети, внимание! Загадка! Палка, палка, огуречик, вот и вышел... Что вышло, дети?
- Фигня какая-то выходит, Мариванна! Огурец с двумя палками!
Наш учитель труда любил выпить. Поэтому пол-урока был труд, а пол-урока пение.
- Теперь ты видишь, что мои оценки подтверждают полную неэф­фективность школьной системы! - говорит Вовочка отцу, подавая днев­ник.
В третьем классе к нам пришёл новенький и гордо заявил, что уж на его-то фамилию мы не сможем придумать кличку.
Матузный, ага.
Целый день трудно думалось.
Потом русичка, глядя в журнал, прочла: "МАЗУТНЫЙ!"
Все заржали. Отлично, Валентина Михайловна!
Первоклассница:
- Мама, а 69 это что?
- Э-э... Видишь ли, это такая поза в сексе, при которой...
- Это я и сама знаю. Это чётное или нечётное число?
- Здравствуйте, дети! Сегодня 1 сентября и у вас праздник - вы первый раз в жизни подключились по удалённому доступу к моему компьютеру. И так мы проведём все 11 лет обучения в школе!
На уроке учитель спрашивает Вовочку:
- Вовочка, сколько лет тебе исполнилось в прошлый день рождения?
- Семь.
- А в следующий день рождения сколько исполнится?
- Девять.
- Садись, кол!
- Охереть, оценочка ко дню рождения...
Сын школьной поварихи подрос и стал ходить в первый класс, в котлетах появилось мясо.
Первые каникулы у сына-первоклассника. Спрашиваю:
- Саня, ну какой самый любимый урок в школе?
Со вздохом говорит:
- Третий, после него всегда домой.
Поднимаюсь к себе на этаж. Передо мной поднимается школьник лет десяти, звонит в дверь. Ему открывает женщина, и с порога:
- Оценка?
- Восемь.
- Ну, восемь - это нормально. Проходи.
Трудовик был изрядно удивлён, проснувшись в незнакомой школе.
Уроки на удалёнке напоминают спиритический сеанс:
- Маша, ты с нами?.. Маша, ответь, если ты нас слышишь.
Довелось не один год проработать в школе, среди воспоминаний остались и забавные…
Конец девяностых. Молодая учительница, принимаю первоклашек, слушаем вместе Первый звонок и, разобравшись, кто за какой партой будет сидеть, они успешно начинают осваиваться в сложной школьной жизни.
В один из сентябрьских дней на большой перемене к нам в класс неожиданно вошла пожилая учительница из старшей школы, заслуженная обладательница педагогических званий и наград.
- Здравствуйте, Анна Ивановна. Что Вас сюда привело?
- Здравствуй, вот пришла узнать – у тебя в классе Эпштейны учатся?
- Да, есть у меня тут близнецы с такой фамилией.
- Я их отца учила, Славика. Вот, кажется, только вчера его к доске вызывала – а он уже своих детей учиться привел! Как время летит… Славик хорошим учеником был, мне во всем помощником. Вот я и зашла поглядеть, какие у него близнецы растут.
- Конечно, познакомьтесь. Вот один из них, Лёня, как раз возле нас стоит.
Анна Ивановна с улыбкой повернулась к любопытному большеглазому Лёнечке.
- Так вот ты какой! Здравствуй, здравствуй. Я твоего папу учила. А брат твой где?
Лёня весело махнул рукой в дальний конец класса:
- А вон там он! Гаврик!
- Чтооо? – глаза Анны Ивановны округлились, а голос мгновенно поднялся почти до крика. – Ты своего брата гавриком назвал? Как тебе не стыдно! Ты знаешь, кто такие гаврики?! Это босяки из подворотни, это шпана! А ты родного брата так называешь! Извинись!
- Анна Ивановна! Анна Ивановна, пожалуйста, - пришлось осторожно взять заслуженную учительницу за локоток, чтобы она меня заметила. Заодно и слегка отстранить ее от ошарашенного мальчишки. – Не надо его ругать. Он никого не обижает, все в порядке. Просто его брата Гавриилом зовут. В честь дедушки…
Уроки рисования

Слава учился в сельской школе на "4" и "5". Отличником он стать не надеялся, потому что отличниками в их школе были только дети учителей, но учиться ему нравилось, и спускаться из хорошистов в троечники он не собирался. Но существенной проблемой для него было рисование.

Чертить - чего проще?! Линейка, циркуль, транспортир. А рисовать - ну как это, если не дано?

Их учителем рисования был друг детства Славиного отца.

Про учителя в деревне знали, что он страдал, а некоторые считали - наслаждался - известной слабостью к крепким напиткам. Он был неплохим художником, но именно научить детей рисовать практически не пытался. Чаще всего просто давал задания и ставил потом оценки.

Очередное задание на уроке - нарисовать что-то на тему Гражданской войны и героизма Красной Гвардии.

Слава давно для себя усвоил, что в его рисунке должно быть больше прямых линий. Их легче рисовать.Поэтому он изобразил железную дорогу, сосновый бор, бронепоезд, ведущий огонь из орудий. Человечков рисовать даже не пытался, чтобы не портить картину.

Смотрит учитель на этот рисунок. Слава говорит: "Красный бронепоезд ведёт бой с белогвардейцами!"
Учитель поднимает брови: "А где белогвардейцы?"
Слава готов к такому вопросу: "В лесу спрятались!"

На следующем уроке тема "Зимние виды спорта".
Слава рисует тот же лес. Теперь вместо рельсов - лыжня. И к сосне прислонены черные лыжи.

Учитель снова морщит лоб: "Это что?"
Слава уверенно отвечает: "Картина. Лыжник в лесу".
- А где лыжник?
- Вот же его лыжи, видите? А он в лес ушел!

Потом задание - нарисовать дома акварелью что-нибудь.
Слава пришел домой - старшая сестра приехала из техникума. Он ей: "Выручай!"

Она карандашом в тонких линиях нарисовала какую-то замечательную прерию, и леопарда, готового к прыжку. Слава все это разукрасил акварелью, принес в школу. В уголке листочка появилась законная пятерка.

Но сестра уехала в свой техникум, а учитель продолжал задавать рисование на дом.
Смышленый мальчик взял тот же рисунок, закрасил пятерку в уголке мясистым кактусом, и сдал. Прокатило!
Через неделю рядом с кактусом появился валун. А вскоре в правом нижнем углу листа накопился буквально небольшой курганчик из камней. И учитель начал что-то подозревать. В дневнике появились тройки.

И вот как-то вечером идут Слава и его бабушка по заснеженной тропинке, а навстречу учитель рисования.
Педагог делает шаг в сугроб, уступая им дорогу, и вежливо снимает шапку: "Здравствуйте, Прасковья Диамидовна!"
Славина бабушка строго смотрит на него, и говорит внуку: "Славик! Иди-ка. Подождешь меня в магазине!"
Слава пошел дальше, слыша за спиной начало разговора. Бабушкин голос вдруг сделался очень строгим:
- Ты, что это, милок, моему внуку тройки ставишь? А?!
- Ну, понимаете, Прасковья Диамидовна! Он старается, конечно, но у него не получается. Плохо рисует...
- А у тебя в детстве всё получалось? Я о твоих проделках матери твоей не всё рассказывала! Забыл уже, как тебя пьяного от неё прятала?!

...Дальнейшего разговора Слава не слышал.

Троек по рисованию у него больше не было.

***

Написал со слов Славы. Имена в рассказе реальны.
Этим летом мой старший сын закончил школу и стал студентом. Собрался съездить к нему в университет и вспомнилось, как много лет назад провожал его «первый раз в первый класс». Тогда, на мою неуклюжую попытку пошутить: «Сынок, имей ввиду - эта тягомотина на десять лет и потом, пожалуйста, не говори, что тебя не предупреждали», - он грустно ответил: «Одиннадцать лет, папа, уже одиннадцать».
В то утро, первого сентября, бабушки и дедушки с мамой и няней, окружив новоиспеченного первоклассника, оттерли меня в сторону. Я стоял один среди толпы и скучал.
Неожиданно ко мне подбежал незнакомый мужичок в затертом пиджаке, маленький и плюгавый, и, дергая рукав моей кожанки, стал подпрыгивать, стараясь заглянуть в лицо. При этом он орал в голос, обвиняя меня в том, что я стою на газоне и вытаптываю траву. И тут я сказочно охренел. Последний раз на меня так же орала химичка в девятом классе. Пришлось почесать свой небритый череп, слегка тормознуть прыгуна за ремень и спросить: «Дядя, я что здесь, самый безобидный что-ли? Почему ты именно ко мне докопался, а? Оглядись вокруг, тут более тысячи человек и все на газоне!» Мужик как-то очень удивленно посмотрел на меня, прошипел что-то невнятное, но перестал кричать и убежал.
Через минуту подошла супруга и сообщила, что это и был директор гимназии, кандидат наук, заслуженный учитель, лауреат и прочая, и прочая. Больше я в той школе не был.
В школе я был грозой качков. Серьёзно, они пугали мной друг друга. Так и говорили: "Не дай Бог быть таким дистрофиком!".
Вот до чего родителей доводит школа - они радуются каникулам больше, чем их дети.
С 87 по 92 год я работал в сельской школе инструктором производственного обучения. Преподавал старшеклассникам специальность «тракторист-машинист широкого профиля». Вел еще физкультуру в восьмом классе. И - любимый предмет - "История Древнего Мира".

В тот день история в пятом классе стояла в расписании последним уроком. Я выставил и объявил оценки, дал задание на дом, и после звонка отпустил класс.

А на последней парте лежал забытый кем-то учебник анатомии для 8 класса.
И смотрю - девочки эти пятиклассницы столпились возле него, озираясь на меня, что-то там рассматривают, краснеют, смущаются и перешептываются.

Я подошел, через их головы заглянул - они разглядывали картинку с обнаженными мужчиной и женщиной. Где строение тела и половых органов объяснялось. Но сами органы были там в разрезе показаны.

Ну, они от меня глаза прячут, готовы разбежаться врассыпную, а я невозмутимо сказал им, что смущаться и бояться тут нечего, что их этот интерес вполне естественен, и что ничего страшного и позорного они не увидели и не совершили.
Сам себе при этом я казался (а это еще довольно-таки пуританский 92 год) очень демократичным, смелым, раскованным и передовым.

Девочки слегка осмелели, и одна из них спросила:
- Виктор Николаевич, а что такое месячные?

Теперь уж, несмотря на всю свою раскованность, я слегка смутился. Но не подал виду, и, тыча пальцем в ту же картинку, рассказал им о созревании яйцеклетки в организме женщины.
Последовал вопрос – как образуется зародыш?
Тут я понял, что сейчас из меня выпытают вообще всё, и не знал, как выкрутиться.

Они ждали от меня информации. Знаний. Ведь именно в этом, как я считал тогда, и считаю сейчас, долг учителя – давать знания.
И они, как я только что здесь им сказал, вправе интересоваться и знать строение и физиологию тела человека, а как ни крути, зачатие, беременность и роды – физиология.

Но тему зачатия я боялся затрагивать. Не знал – насколько вправе делать это.
Школьная программа же не предусматривала изучение этого вопроса одиннадцатилетними девочками.

С деланной невозмутимостью рассказал, что когда здесь вот в яйцеклетку попадает сперматозоид, начинается деление клеток, рост и развитие плода.

Девочки усиленно размышляли, а я поглядывал в сторону двери, мечтал, чтобы зашел кто-нибудь из коллег, и прикидывал – может мне просто сбежать, пока девочки решаются на следующий вопрос.

Спросили, а я ответил – где созревают и находятся сперматозоиды. («Как? На соседней картинке? У мужчины?»)
И, наконец:
- Виктор Николаевич! А как же он – сперматозоид – в женщину-то попадает?

Как с обрыва в холодную воду все и рассказал.

Вообще-то, использование таких картинок – организм в разрезе – помогли мне остаться в рамках именно преподнесения естественнонаучных сведений.

Пошлость и цинизм были где-то в стороне. А мы рассматривали такое вот природное явление. Вот так есть. Иначе оно быть не может. Это придется знать. И это надо знать. Это не годится громко и принародно обсуждать, но не потому, что это постыдно, а только из соображений приличий.

Вот как-то так я это преподносил.

Но, та самая девочка, которая про месячные спросила, глаза нараспашку, воскликнула:
- Виктор Николаевич! А что, мои родители тоже этим занимаются?!

Я, как мог мягко, ответил:
- Ну, а как же, Наташа? Ты же вот есть!

Не знаю – может умнее было бы не заводить с ними этот разговор, а просто забрать «Анатомию» и отправить их по домам.
Но, что сделано, то сделано.

От родителей жалоб на меня не поступило.

А эта Наташа уже давно замужем и у них двое детишков.
Пригодились знания-то!
История педагогическая, с моралью

Впервые она вошла в класс к своим уже собственным ученикам 60 лет назад – 1 сентября 1960 года.

Это была «железнодорожная» школа в Щербинке– она там работала по распределению после окончания Московского областного пединститута имени Крупской.

Учились в этой школе почти сплошь дети железнодорожников.

Обязательным тогда было восьмилетнее образование.

Оставление двоечника на второй или на третий год не было чем-то неординарным. И в восьмом классе, насчитывающем до 40 человек, «на камчатке» сидели 18-летние парни, ожидающие призыва в армию.

Кабинетная система ещё не была придумана. Классные кабинеты и аудитории были закреплены за классами, а не за учителями-предметниками. Если учителю математики или русского языка для урока требовались только доска и мел, то физики, химики, географы, биологи несли из учительской на урок наглядные пособия.

Мама преподавала географию и биологию.

На перемене она бежала в учительскую, относила туда только что использованные карты и глобус, и бежала на следующий урок, держа в руках классный журнал и, например - чучело грача.

Был урок ботаники… Рассказывая о процессе размножения сосны обыкновенной, молоденькая учительница показала детям сосновую шишку. Рассказала, что в конце зимы шишки раскрываются, и семена разносятся ветром на большие расстояния.

При этом она высыпала на ладонь заранее нашелушенные семена, и дунула на них: «Видите – как легко они разлетаются?!»

С «камчатки» послышались недовольные голоса: «Нам не видно!»

Учительница встала на стул, и повторила опыт.

Надо, пожалуй, добавить, что юбка на учительнице была по тем временам предельно короткая – чуть ниже колена. И этому была чисто экономическая причина – какой отрез ткани был по карману, - такой и был куплен. Но «камчатка» притихла.

А в это время по школьному коридору прохаживалась завуч, опытным слухом контролируя дисциплину на уроках и ход учебного процесса в классах. Она была готова вмешаться, если у кого-то из молодых учителей не ладилось с дисциплиной. Проходя мимо этого класса, она встревожилась - из-за двери не слышалось даже «рабочего шума»!

Приоткрыла дверь… заглянула в щелку… Учительница стояла на стуле и смотрела в потолок… Ученики смотрели туда же...

Завуч также бесшумно закрыла дверь и вернулась к себе. В учительской у неё был отгороженный фанерой закуток.

На перемене, когда юная биолог-географ вбежала в учительскую за следующими наглядными пособиями, завуч поинтересовалась темой прошедшего урока и её такой оригинальной методикой.

Молодой специалист ответила, что сегодняшняя тема была «Размножение голосеменных», а забраться на стул ей пришлось, чтобы обеспечить наглядность.

Понятно, что во все времена хватало учителей, которые на уроках добросовестно, но бездушно только отрабатывали время. А тут – выпускница педвуза преподает увлеченно, нестандартно, и, в какой-то мере, даже безкомплексно. Да и объективные показатели результатов её работы впечатляли.

Директор школы был дружен с научным сотрудником Тимирязевской академии Василием Захаровичем Хоружим. Вскоре директор предложил увлеченной молодой преподавательнице биологии пройти практику в Тимирязевской академии. Следствием этого было сотрудничество школы с ВУЗом.

Первая благодарность в трудовой книжке - "За большую и старательную работу по планировке школьного учебно-опытного участка".

Дети охотно работали вместе со своей учительницей на пришкольном участке. А полученные знания и навыки результативно использовали на своих семейных огородах, восхищая родителей.

Отработав обязательный стаж по распределению, который составлял три года, мама решила вернуться в Воскресенск, где она выросла в детском доме, где жили многие детдомовцы, бывшие друг для друга братьями и сестрами. В Воскресенске был Воскресенский химкомбинат – шеф их детского дома. Директором завода был всё тот же Николай Иванович Докторов – который знал буквально каждого детдомовца, и интересовался каждым и после выпуска. Вернуться в Воскресенск для неё означало вернуться в родной дом.

Приехала. Чтобы устроить мелкого меня в ясли – договорилась о приеме на работу воспитательницей детского сада. Приехала в Щербинку за документами, – директор не хочет отдавать трудовую книжку. Потому что – очень ценный работник!..

Все хорошо у неё пошло потом и в Воскресенске – профессиональные успехи, титулы, награды, сотни и сотни благодарных учеников…

Мораль к этой истории подсказал дружище Ракетчик:

- Иногда, чтобы тебя заметили, достаточно встать на стул…
Вид - женщина необыкновенная, семейства гоминидов

Из поколения в поколение от первой динозаврихи и до тётки разумной, женщины передавали сакраментальные знания, способствующие их выживанию в и с суровым мужским миром.

Но видимо в эволюционной толкотне часть учения затерялась в пыли веков и до нас оно дошло в сильно потасканном виде. А именно: как выжить в суровом мужском мире Гальке, Светке, Элеоноре Михайловне и даже "девчонке, самой несимпатичной, которая уже и не надеется".

Говоря обывательским языком, все тётки на своих тёткинах посиделках в красках расскажут как тебе, дуре бестолковой, жить с этим козлом дальше, какие партизанские действия вести, что бы отвадить ту и привадить этого. Всё обмазгуют, разжуют и в трусы запихают, что бы впитывалось, если даже у самих в личной жизни полный швах. Тут даже всё обратно пропорционально - чем горше и крючинистей бабская судьба-судьбинушка, тем реактивней и уверенней вылетают советы, как этих мужиков завоевывать, удерживать, уводя в глубокий тыл и пресекать все диверсионные вылазки сучек крашенных.

В 9 классе моя учительница по географии, похоронив одного и с невосполнимыми боевыми потерями разведясь с 3 мужьями, поняла что уже готова передать свой выстраданный опыт прыщавым пятнадцатилетним дурочкам. Аккурат в это время ввели невиданный для советской школы предмет "Этика и психология семейной жизни". Сказали, что только для девочек.

Нас разбирало нестерпимое любопытство, и на всякий случай мы надели чистые трусы.

Географичка в самом начале урока до предела обострила межвидовую борьбу, сообщив, что мужиков на всех не хватит. /Дыщ-быщ гром-молния/. Под свой вывод она тут же подвела, беспощадную в своей безысходности, доказательную базу: "Посмотрите, сколько умных, чудесных женщин, - тут она поправила съехавший набок накладной пучок, - одиноки, в то время как даже самый плохонький мужик окучен, обстиран и накормлен".

"И похоронен", - шепотом добавила соседка Юлька.

А умная, чудесная географичка продолжала вбивать гвозди в крышку гроба и так невеликой нашей подростковой самооценки: "Не стоит морщить носик, отваживая женихов, пошлете первого, проигнорируете второго, а третьего может уже не быть, а тут и молодые да наглые на пятки наступают, а там уже тридцатник, а потом киста, миома и смерть от климакса."

Оказалось, что в женихи годится любой умеренно пьющий мужчина, без признаков шизофрении в стадии обострения с доброй мамой, живущей за полярным кругом. С началом семейной жизни отрабатываем команды "вбей гвоздь" и "вынеси мусор", за освоение которых кормим борщем и треплем писю. Всё! Основы заложены, буйки расставлены. Осталось построить нас в низком старте и нажать курок.

В конце урока нам раздали листки и попросили а-но-ним-но поставить плюс, если уже довелось потрахаться и минус, если еще не свезло. Ахааа!!! все буквально легли на парту, рисуя нужную закорючку где то под пупком. Потом смотрели как географичка поочерёдно разворачивает сложенные 72 раза листки с ответами: "Нус, мне отрадно видеть, что почти все из вас еще девственницы".

"Почти! Почти, бля почти! Кто, деффки кто? Как жить, как спать с такой информацией, какая в жопу контрольная по физике, когда кто то уже, уже!!! и молчком, и ни слова, и кому? лучшим подругам", - 16 лучших подруг с ненавистью сверлили друг друга глазами:

- Оль, ты целовалась с тем лопоухим из 10а...

- Да Наташка вон ходит последнее время как то странно...

- Дура, от этого походка не меняется, хуй там не остается...

- Ленка, точно, - ты летом в трудовом лагере была...

- Ну и что, а Ирка вообще на дискотеку в ПТУ таскается".

Уж столько лет прошло, а так и не узнали. Как жить. Как спать.
1
Уже столько лет прошло, а я опять радуюсь, что не нужно 1 сентября идти в школу!
В школе на уроке географии:
- Дети, далеко ли от нас находится Китай? - спрашивает учительница.
- Не далеко! - отвечает Вовочка.
- Почему ты так думаешь?
- А к нашей соседке частенько заходит китаец, так он к ней на велосипеде приезжает.
Томаса Эдисона, с детства отличавшегося любовью к точности, учитель однажды спросил:
- Где была подписана Декларация независимости?
Тот дал точный ответ, хоть и не выучил урок:
- Внизу, сэр. Документы всегда подписывают внизу.
Детям в 3-ем классе задали на лето читать Аркадия Гайдара. Племянница теперь пытается понять, что такое сельсовет, колхоз, талоны и зачем нужно убивать белых.

Рейтинг@Mail.ru