Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
30.06.2022

Самые смешные истории за день!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Объявился однокурсник, с которым не было связи лет 20, если не больше. Набрел в интернете на мои байки и догадался, что я – это я. Выбрали с ним время, чтобы поностальгировать, устроили видеоконференцию с бутылочкой по каждую сторону монитора.
– Как сам-то? – спрашиваю. – Как дети, как Оленька?

Оленька – это Володина жена, тоже с нами училась. У них была такая любовь на старших курсах – стены тряслись. В буквальном смысле тряслись, соседи по общежитию свидетели.

– Сам в порядке. Дети молодцы, внуков уже трое, четвертый запланирован. А Оленька умерла.
– Ой, извини пожалуйста, не знал.
– Ничего, это в целом позитивная история. Жили долго и счастливо и всё такое. Она когда заболела, сын еще в девятом классе учился, дочка в шестом. Они у нас поздние, мы сначала купили квартиру, а потом их завели. Проверялась всегда как по часам, маммограммы, анализы и всё, что положено. Оля вообще очень организованная. Вела дневник всю жизнь напролет, начиная класса с восьмого. От руки, в таких толстых тетрадях с пружинами. Закупила этих тетрадей штук 100 или 200 и каждый день что-то записывала. Ну, не каждый, но раз в неделю точно.

Ну вот, проверялась-проверялась и вдруг – опаньки, сразу третья стадия. Сделали МРТ – там еще и метастазы, то есть четвертая. Операцию делать бессмысленно, прощайтесь. Мы, конечно, туда-сюда, в этот диспансер, в тот, в Германию, в Израиль. В Израиле такой русский доктор, говорит: «Вылечить я ее не могу, поздно, но продлить жизнь попробую. Хотите?». Как в гостинице с почасовой оплатой: «Продлевать будете?» – «Будем» – «На сколько?» – «На все!».

Есть, говорит доктор, протокол химиотерапии, совершенно новый, только-только прошел испытания. Капельница адского яда раз в три недели. По цене, конечно, как Крымский мост. Сколько времени делать? А всю оставшуюся жизнь, сколько организм выдержит. Выдерживают кто год, кто два, больше четырех пока не получалось. Химия всё-таки, не витаминки.

Подписались мы на эту химию. Позже оказалось, что в Москве ее тоже делают, и даже бесплатно, по ОМС. Надо только найти правильного врача и уговорить. Но действительно совсем не витаминки. Понятно, почему люди долго не выдерживают. В сам день капельницы самочувствие нормальное. На второй день плохо. А с третьего по седьмой – только бы умереть поскорее. Тошнит аж наизнанку выворачивает, болят все органы и даже кости, вдохнуть невозможно, ломит все суставы, все слизистые воспалены и кровоточат, ни сесть, ни лечь, ни поесть, ни попить, ни наоборот. А потом две недели вроде ничего, до следующей капельницы.

И вот в таком режиме она прожила не год, не два, даже не четыре, а почти одиннадцать. На ней три диссертации написали, врачи приезжали посмотреть из других городов – уникальный случай. Плакала, что не увидит, как Юрка школу закончит, а он успел институт кончить, жениться и двух детей завести. И Юлька кончила институт и вышла замуж еще при маме. Мы с Оленькой полмира объездили, на всех театральных премьерах были и всех гастролях. Раньше-то всё откладывали, копили то на ремонт, то на будущие машины-квартиры детям, а тут мне стало плевать на деньги. Есть они, нет их – я мужик, заработаю. Хочешь в Париж – поехали в Париж. Надо только подгадать, чтобы улететь на восьмой-девятый день после капельницы, а вернуться к следующей. И маршрут выбирать без физической нагрузки. На Килиманджаро нам было уже не подняться, но на сафари в Кению съездили. Там нормально, машина везет, жирафы сами в окно лезут.

– Володя, – спрашиваю, – как ты думаешь, почему Оля так долго продержалась, а другие не могли? У других ведь тоже дети, всем хочется побыть с ними подольше. Просто повезло или что?
– Повезло, конечно. Плюс правильный образ жизни, был хороший задел здоровья до начала химии. Но главное – это ее дневник. Она же ответственная, любое мелкое дело надо довести до конца. Когда начались химии, в очередной тетради оставалась где-то четверть пустых страниц. И когда она плакалась, что больше не может, от следующей химии откажется, что лучше умереть, чем так мучиться, я уговаривал: «Вот допиши эту тетрадь до конца, и тогда я тебя отпущу, умирай на здоровье». А тетрадь всё не заканчивалась и не заканчивалась, так и оставалась исписанной на три четверти.
– Как это?
– Помнишь, был такой рассказ «Последний лист»? Там девушка решила, что умрет, когда упадет последний лист плюща за окном. А он всё не падал, и она тоже держалась и в конце концов выздоровела. А потом узнала, что этот последний лист не настоящий, его художник нарисовал на стене.
– Помню, мы этот рассказ проходили в школе по английскому.
– Мы тоже. Ну вот, я решил: чем я хуже того художника? Устрою ей тоже последний лист. Стал потихоньку вставлять чистые листы в конец тетради. А исписанные из середины вынимал, чтобы тетрадь не казалась слишком толстой и всегда было три четверти исписанного, четверть пустого. Она постепенно догадалась, что тут что-то нечисто, но не стала ничего выяснять. Восприняла это как маленькое чудо. Так и писала эту последнюю четверть тетради одиннадцать лет.

– Володь, слушай… Я ж типа писатель. Мне очень интересно, что люди чувствуют, когда смерть так близко. Что там было, в этой тетради?
– На эту тему ничего. Если читать, вообще не догадаешься, что она болела. Писала про Париж, про жирафов. Что у Юльки пятерка, а Юрка, кажется, поссорился с девушкой. И какой-нибудь рецепт супа из брокколи.
– Можно я эту историю выложу в интернете?
– Валяй.
– Только, понимаешь, люди сейчас не любят негатива. Хотят, чтобы все истории хорошо заканчивались. Давай я не буду писать, что она умерла? Как будто мы с тобой разговаривали не сейчас, а когда Оля была еще жива. Закончу на том, что ей исполнилось 57, а что 58 уже никогда не исполнится, умолчу.
– А какая разница? Что, если не писать, что она умерла, люди будут думать, что она бессмертна? Читатели не дураки, поймут, что это всё равно история со счастливым концом.
– Не понимаешь ты, Володь, принципов сетевой литературы. Но дело твое, напишу как есть.

Вот, написал. Посвящаю этот рассказ светлой памяти О.А.Ерёминой.
Ночь, занимаемся с мужем сексом. Семилетний сын проснулся, пришёл к нам. Увидел, побежал обратно, спать. Прошло время. Они с бабулей смотрели какой-то сериал, где главные герои стали целоваться. Бабушка подошла, закрыла ладонью ребёнку глаза. Он вздохнул: «Да я, бабуль, и не такое видел»…
У сестры был пёсель - небольшой дворянин с примесью чего-то кудрявого, пуделя наверно?
Весёлый и классный распиздяйчик. Так вот обожал он сучек намного больше себя, и вечно к ним лез играться - обниматься лизаться, чем они там ещё занимаются?
И вот бабушка берет его первый раз на дачу (домик в деревне, где большая часть жителей коренные деревенские и держат волкодавов разных мастей).
Во дворе одного из домов злющая псина, на цепи. Чудище неведомой породы размером с телёнка. Готова порвать любого, местные псы даже к забору не подходят, опасаются. Короче наш пиздрик гуляет по деревне, как и в городе привык, все вокруг друзья и кто его может обидеть?
Каким-то образом калитка во двор этого Чудища оказывается приоткрытой и он пулей влетает во двор, и начинается цирк!
Далее со слов хозяев: влетает ваш собик, и прямиком не останавливаясь к миске Чудовиша и начинает из неё жрать! Мы в ахуе, сейчас его растерзают на 1000 маленьких кусочков...
Однако и Чудовище в ахуе от такой несусветной наглости и молча тупо смотрит на наглеца, не понимая как он вообще осмелился на такое!
Мелкий тем временем поел, подлетает к Чудищу, подпрыгивая облизывает морду, разворачивается и убегает со двора....
Немая сцена. Чудище садится на жопу и начинает выть, соседи от непонятного происшествия думают что случилось с чудищем, мы уже мысленно похоронившие нашего раздолбая ловим его по деревне, и только раздолбай весело носится и знакомится с окрестностями!
Хозяева Чудища потом сказали, что не поверили бы этому невозможному происшествию, если бы сами не видели это представление! И после поставили на калитку мощную пружину чтобы не повторилось случайно....
Новости по ТВ на кухне:
- Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон заявил, что Россия не стала бы начинать спецоперацию на Украине, если бы Владимир Путин был женщиной.
Тёща сосредоточенно режет салат и попутно бубнит под нос:
- Сам-то был бы мужиком - чушь не порол бы. А ведь я говорила, я предупреждала: Завязывай, Вова, всяких уродов "партнёрами" называть - оборзеют. А залупаются - сразу в морду. Но никто не слушает тётю Свету, все умничают...
Когда жили в Алма-Ате, еженедельно ездили на Зелёный базар, где покупали гору всяких арбузов/дынь и прочих фруктов/овощей, которые за неделю съедали. Наш кот и пёс тоже очень любили хрумкать арбузы. Съев очередной арбуз, даю огромную кожуру собаке и: отнеси папе, он любит арбуз. Ветер послушно несёт "гостинец" папе. Папа (из другой комнаты): спасибо, Ветер, я уже съел много, неси маме. Ветер послушно несёт маме на кухню, но оттуда уже доносится хохот мамы и крик: я уже наелась, Ветер, неси арбуз детям, для них ничего не жалко. И верный Ветер тут же возвращается ко мне с кожурой. Добрый был пёс! Кстати, местные сторожа, охранявшие бахчи, все имели настоящие карабины. Мы, дети, сначала их боялись, пока не подружились и узнали, что ружья - охранять арбузы не от людей, а от лис, собак, волков и шакалов, которые лопали те арбузы в значительно бОльших колличествах, чем мы, дети... А по людям сторожа никогда не стреляли, это ж Люди!
Кремлёвская таблетка

В начале 1980-х годов для внедрения электронных устройств в советской медицине было выделено 1,5 миллиарда рублей. Больше 2 миллиардов долларов, если верить официальному курсу из газеты "Известия". Часть этих денег попала в Томск, где их "освоением" совместно занялись ученые медицинского института и Института автоматических систем управления и радиоэлектроники. Одному из них, профессору Агафонову, пришла в голову блестящая идея – сделать маленький, величиной с таблетку, девайс, который бы излучал электрические импульсы на низкой частоте. Благо, пару транзисторов, конденсаторов и маленькую батарейку уже вполне можно было запихнуть в небольшую гладкую капсулу. Может, из этого получится какой-нибудь медицинский эффект для желудка и кишечника?

Агафонов назвал свое изобретение "стимулятором ЖКТ" и запатентовал. Что именно должен был "стимулировать" такой стимулятор своими слабенькими токами, не мог толком объяснить никто, однако сам факт проглатывания электрического прибора поражал воображение. Сразу поползли слухи, что такое чудо техники доступно лишь "небожителям", что этой таблеткой лечат обитателей Кремля. Отсюда и народное название прибора – "Кремлевская таблетка". С началом перестройки таблетку показали на ВДНХ – и там она взяла сразу 7 наград, как уникальная советская разработка, а народ ходил вокруг и облизывался.

На самом деле никого в Кремле этим не лечили. До 1991 года "стимулятор" применяли лишь при клинических исследованиях – и не получили никакого результата. Разве что убедились в его относительной безвредности. У пациентов таблетка исправно "входила" и "выходила", поскольку была достаточно гладкой. Однако народ знал, что чудо-лекарство существует, и полагал, что именно им объясняется упорное нежелание пожилых кремлевских функционеров сходить в могилу. А простым смертным – кто ж ее даст?

Но после краха СССР справедливость была восстановлена: с 1993 по 1996 годы в Томске, Казахстане и подмосковном Зеленограде выпустили более 100 тысяч "Кремлевских таблеток". Это был великолепный бизнес: себестоимость простенького прибора оказалась в сотни, а то и в тысячи раз меньше рыночной цены. Правда, началась конкуренция: другие шарлатанские приборы "от всех болезней" появлялись в продаже чуть не каждый месяц, и вскоре "стимулятор ЖКТ" вышел из моды.

Конечно, "стимулятор ЖКТ" по своей задумке был вещью одноразовой. И прибыль он принес один раз, и принимали его, как правило, лишь однажды – до первого разочарования. Пройдя через желудок и кишечник, использованная таблетка плюхалась на дно унитаза – и, по идее, на этом ее путь должен был заканчиваться. Но не будем идеалистами: всегда есть те, кто "может повторить". Поэтому "Кремлевских таблеток" было продано больше, чем выпущено.
9
Помню, как-то в школе вызвали меня к доске рассказать про какого-то полководца.
Я, пока из-за парты вставала, только и успела про него запомнить: дату рождения и смерти.
Что и выдала.
После минутной паузы, достойной МХАТа, учительница риторически пояснила:
- Понятно. То есть он как бы ничего в жизни и не добился.
Сегодня звонок с неизвестного номера
- Иван Владимирович, у нас для Вас великолепное предложение. Вы готовы выделить мне несколько минут?
- Говорите. Не понравится, сброшу вызов.
- Поняла, не буду мешать. Извините....
Отправили письмо в гос. орган.
Пришла отписка: «Данная почта не предназначена для направления обращений, жалоб и предложений».
Хотелось добавить: «…т.к. будит чиновника звуком входящего сообщения».
7
Магия кафе

- Мам! Я проголодалась, давай где-нибудь перекусим, - шестнадцатилетняя Катя взяла маму за руку и потянула к кафе, рядом с которым они проходили.

Варвара Андреевна, мама Кати, лишь мельком посмотрела в ту сторону, куда показывала дочь. Милая вывеска, яркие, в бело-красную клетку, шторы на окнах, через которые на улицу проникал мягкий, желтый свет. Из кафе чувствовался аромат свежей выпечки и кофе. Но Варваре Андреевне было все равно. В голове крутились одни и те же мысли, нужно было принять решение, трудное, которое изменит всю жизнь их семьи.

Варя недавно узнала, что беременна. Сказала мужу, но он не обрадовался. Трудности на работе, маленькая квартира… Павлик, конечно, не сказал тех страшных слов, которые, как будто, были написаны на его лице. Он лишь взглянул в глаза жены. Она смотрела на него, как кошка, у которой хотели отобрать котенка. Павлик вздохнул. А Варя знала, что, какое бы решение они не приняли, их жизнь уже никогда не будет прежней. Нужно было все взвесить.

Она пошла с дочерью по магазинам. Катя все болтала и болтала, рассказывала смешные случаи из школьной жизни. Варя кивала, улыбалась, а самой хотелось забиться в угол, обнять себя руками за плечи и побыть в тишине. Только она и ее малыш.

- Мам! Ты что, уснула? Вот кафе, заходи.

- А.. Извини, да, давай зайдем.

Внутри было тепло и уютно. Деревянная мебель, красивые люстры, камин. Тихая музыка лилась откуда-то сверху. Пахло свежим хлебом, корицей и жженым сахаром. Варвара любила такие места, здесь ей становилось спокойно.

Катя сразу выбрала столик у окна.

- Добрый вечер! Что будете заказывать? – подошел к ним официант, худощавый, угловатый мужчина.

- Мне, пожалуй, два эклера и капучино, - быстро выбрала Катя и выжидательно посмотрела на мать.

Варя растерянно разглядывала меню.

- Я посоветую вам нашу фирменную выпечку, - официант изящно наклонился и показал Варе что-то в списке блюд.

Женщина кивнула.

Официант удалился. Катя занялась своим телефоном, а Варя вдыхала аромат свежих булочек и медленно успокаивалась.

Из окошка кухни на нее пристально смотрел шеф-повар. Пожилой мужчина низкого роста с длинными усами, поправив колпак и разгладив невидимые складки на фартуке, что-то сказал своим подчиненным, потом, когда блюдо было готово, повар довольно кивнул, прошептал какие-то одному ему ведомые слова и велел нести заказ посетителям.

Варя ела не спеша, наслаждаясь каждым кусочком заказанного пирожного. Горячий кофе приятно согревал руки. С каждой минутой, проведенной в этом уютном ресторанчике, тревога уходила все дальше, появлялась уверенность, спокойствие. Счастье на кошачьих лапах пробиралось в сердце. Варя вдруг поняла, что решение уже принято, незаметно улыбнулась, вздохнула глубоко и свободно. Впереди еще девять месяцев, нужно набраться терпения…

Катя, подняв глаза от телефона и тарелки с эклерами, увидела совсем другую маму – светящуюся счастьем изнутри, помолодевшую и безмятежную. Дочь лишь пожала плечами и отпила еще кофе.

Шторка на кухонной двери вновь приподнялась, повар довольно кивнул и что-то пометил в блокноте…

Через несколько дней Катя, проходя по той же улице с подругой, хотела отвести ее в новое кафе, где готовят замечательные эклеры, но к своему удивлению обнаружила, что на его месте была лишь стена, обтянутая строительной тканью.

- Странно! Так быстро закрылись, что ли… - удивилась она и повела подругу в другое место.

Тимофей быстро шел по проспекту, задевая прохожих. Он всегда начинал спешить, когда что-то не ладилось в жизни, что-то его беспокоило. Суетливо поправляя рюкзак, он то вынимал телефон, то клал его обратно в карман. То принимался что-то писать, то стирал сообщение. Три дня назад мужчине предложили работу в другом городе. Тимофей был бы рад хорошей зарплате, да и должность обещали интересную, но вот только как быть с учебой. Придется все бросить, а отец так хотел видеть сына в институте. Идти своей дорогой или угодить отцу, послушать того, кто всю жизнь подставлял тебе плечо, обнимал и жалел, учил и наставлял, или сделать шаг в сторону, рискнуть, пожертвовав многим? Тимофей не знал. И эта неопределенность гнала молодого человека на улицу, заставляла проходить километры по знакомым улицам, пока он не примет решение.

Тимофей почувствовал, что очень голоден. Сегодня он только завтракал, а уже вечерело. Впереди зажглись огни небольшого ресторанчика. Жалюзи на окнах были приподняты, позволяя увидеть зал. Тимофей любил такие места. Расставленный с интересными акцентами свет, модная, легкая, современная мебель, ничего лишнего, никаких тяжелых картин, только невесомые холсты с абстрактными рисунками, никаких колонн. Ресторанчик манил к себе. Тимофей еще острее ощутил голод и решил зайти.

Столик в углу, меню как будто уже давно ждали посетителя. Тимофей быстро пробежался глазами по строчкам и, выбрав, приподнял руку, чтобы позвать официанта. Тот не заставил себя ждать. Худой как щепка, в узких брюках по последнему веянию моды, он подошел к клиенту и, выставив в сторону острый локоть, записал заказ, улыбнулся и попросил подождать всего несколько минут.

Тимофей сидел спиной к кухонной двери. Он не видел, как тучный шеф-повар с длинными усами внимательно осмотрел нового посетителя, нахмурился, потом с сомнением что-то сказал помощникам, они что-то ответили. Лицо повара разгладилось, он что-то еще проговорил и ушел в дальний угол кухни… Когда блюдо было готово, шеф лично украсил его веточкой петрушки, сбрызнул оливковым маслом и что-то тихо прошептал.

Такого вкусного супа Тимофей не ел давно. Каждая ложка как будто заставляла тело ликовать, наполняя его силой и безграничной энергией.

Настроение мужчины стало улучшаться. Проблема из тяжелого, огромного камня стала превращаться в песчинку, которую легко растереть в пальцах. Тимофей увидел ее всю целиком, без тени, без бликов. Цена самостоятельной жизни, ценность работы с отцом, мечты и стремление двигаться дальше – все было теперь взвешено, расставлено, без лишних эмоций. Тимофей принял решение, его лицо просветлело, он легко вздохнул и набрал номер телефона отца. Сын знал, что тот все поймет, пусть не сразу, нужно дать ему немного времени.

Тимофей спокойно шел по оживленному проспекту обратно домой. Он оглянулся, чтобы запомнить этот ресторанчик. Из окна ему кто-то помахал. Белый поварской колпак мелькнул в свете прожектора и исчез. Тимофей прищурился, чтобы разглядеть человека в окне, но так и не смог. Пожав плечами, мужчина пошел дальше.

Скоро Тимофей предложил отцу зайти в тот самый ресторан, чтобы все обсудить. Но, сколько он не пытался его найти, так и не смог. Безликие офисные здания толпились вокруг, стерев все намеки на существовавший здесь когда-то ресторан.

Женщина брела по улице, уже не пытаясь остановить бежавшие по щекам слезы. На плечи как будто давила целая кирпичная стена, не давая выпрямиться, оглядеться, вздохнуть полной грудью. Все эти признаки болезни Рита замечала давно, но не хотела признаваться себе. Сегодня же все было сказано, написано мелким, бездушным печатным текстом на результатах анализа. «У тебя есть три дня, чтобы поплакать и сказать мужу, потом начнем лечение!» - строго сказал врач.

А как она скажет? Это страшно произносить вслух, даже самой себе, даже шепотом. Пока беда не озвучена, ее еще можно стереть, смыть, забыть, но потом, когда звуки сложились в слова, уже поздно…

Рита боялась, все внутри дрожало, приступы паники прокатывались по телу, сужая сознание до точки. У женщины закружилась голова.

- Нужно посидеть, отдохнуть, - решила Рита и зашла в первое попавшееся кафе по пути из больницы домой.

Дверь легко отворилась. Оказывается, ее открыл стоявший и как будто ждавший прихода Риты низенький, кругленький человек в поварском колпаке.

Рита немного удивилась тому, что повар открывает посетителем дверь, тихо поблагодарила его. Он предложил проводить посетительницу к столику. Рита не отказалась. Почему-то было такое чувство, что пока этот человек рядом, беда отступает, растворяется в светлой, немного французской, как показалось женщине, атмосфере кафе. Она такие места всегда любила. Во Франции Рита познакомилась со своим будущим мужем, там она танцевала с ним, забыв обо всем на свете, а потом он сделал ей предложение. Они стали семьей…

Рита тяжело опустилась на стул. Есть не хотелось, но ведь ей не разрешат просто так сидеть, нужно что-то заказать.

- Вы не спешите, посидите, сейчас я принесу вам воды! – вдруг сказал ей провожатый. – Мне кажется, вам стоит подождать мужа, а пока отдохните.

Рита хотела было возразить, что ее муж на работе, что он не придет сюда, но человек в поварском колпаке уже ушел, скрывшись за дверью кухни.

Потом официант принес стакан воды и молча удалился. Рита не понимала, что происходит, но решила не думать об этом. Нужно просто дышать, ровно и медленно, пока сердце не перестанет с бешеной скоростью биться в груди, пока дрожь не отпустит ослабевшие пальцы.

Повар грустно смотрел на Риту через окно. Пожалуй, сегодня это его самый трудный заказ. Он о чем-то побеседовал с помощниками, те стали лишь разводить руками, тогда повар нахмурился и сам принялся за работу. У него есть время. Рита должна дождаться мужа.

Адриан буквально вбежал в кафе и, быстро найдя столик, за которым сидела его жена, тут же направился туда. Рита растерянно, жалобно смотрела на него, ее губы задрожали.

- Мышка! Ты что, родная! Что с тобой? – Адриан взял руки жены в свои и поцеловал их. – Успокойся, что тебя так напугало?

- А как ты узнал, что я здесь? – вдруг спросила Рита.

- Не знаю, не важно! – отмахнулся мужчина. – Тебе плохо? Может быть, нам пойти домой?

Адриан уже тянул Риту к двери.

- Нет, дома я не смогу! Не хочу домой, здесь лучше…

Тут из динамиков полилась музыка. Такая знакомая, она значила для этих двоих гораздо больше, чем можно было подумать.

Рита обвила шею мужа, и они начали танцевать. Как тогда, на свадьбе, много лет назад.

В кафе больше никого не было. Только эта пара кружилась по небольшому залу, забыв обо всем.

Потом они вернулись за стол. Рита почувствовала, что сейчас она уже готова рассказать все, она больше не боялась. Атмосфера кафе придала ей сил, дав глотнуть свежего воздуха воспоминаний и ощутить близость любимого человека.

- Адриан, - начала она, - ты знаешь…

Женщина тихо что-то говорила, потом положила перед мужчиной лист бумаги. Адриан сжимал руку жены, нежно глядя в ее глаза. Он все знал, нет, скорее догадывался, и сам боялся сказать о своих догадках вслух. Но Рита все сделала за него.

И вдруг оба почувствовали, что им стало спокойнее, каждая клетка тела задышала вновь, когда эти страшные слова уже перестали быть запретными. Они растворились в воздухе, улетели куда-то под потолок и исчезли. Оставались лишь эти люди, сжимающие друг друга в объятиях, и эти глаза, которые смотрели в свое отражение.

Шеф-повар осторожно, стараясь не мешать своим посетителям, принес блюда и поставил их на стол.

Сегодня, пожалуй, он постарался как никогда.

Завтра его кафе исчезнет здесь и появится в другом месте. Там, где кто-то будет нуждаться в его помощи больше всего. Всегда лишь раз, как свет во тьме, оно появляется на пути отчаявшихся и помогает обрести надежду. Но вернуться туда невозможно.
Прожиточный минимум

Когда по телику говорят об инфляции в 7% - я смеюсь - по справнению с прошлым годом цены даже на самые дешовые макароны типа рожки в магазине "Магнит" - выросли с 14 до 21 рубля! (за 400 г) - у меня чек с прошлого года сохранился (завалялся в бумагах, просматривал на днях)

А вот лекарства ....

В прошлом году я не покупал, как и в позапрошлом.

А вот год 1918 - "Аскорутин 50 таблеток по 50 мг. аскорбинки" - цена за упаковку - 32 рубля (аптечная сеть "Фитофарм")

сегодня (29-06-2022) в той же самой Фитофарм - Аскорутин (50х50) - уже = 108 рублей

в 3 раза!!!

Это 300% !!!

За 4 года, - а минимальная зарплата за это время поднялась меньше чем на 10 % (2,5% в год)

Бу- Га -Га !!!
Чудеса какие-то: читаешь в США медицинско-популярную литературу - основной бич здоровья для населения - МакДональдс - полно нездорового жира, котлеты делают из так называемой «розовой слизи» (pink sludge), основной ингридиент которой - коровьи шкуры, рога и хвосты (а что?! Протеин - он протеин и есть! Не пропадать же добру. Экономика должна быть эфективной!)
Тоже самое америкосы говорят про Кока-Колу: и сахаром она напичкана по самые помидоры, так что и слону сахарный диабет на раз впердолит, и цвет ее коричневый и вкус достигается карамельным сиропом (читай «пережденым сахаром») который очень серьезно подозревают приводят к раку (но пока это официальным исследованием не доказано предупреждение на этикетке писать нельзя).
И тут - бац! И МакДональдс и Кока-Колу запретили в России! Вроде взошло солнце над Россией! Ан нет - дураки догадались сделать ребрэндинг МакДональдса. Ну, может быть в следующий раз..
Когда я был подростком, а моя сестра маленькой девочкой, мама с папой купили сестре огромный вольер и поместили туда волнистых попугайчиков. Их было штук двадцать.

И вот как-то раз зимой, рыжий и наглый кот Василий, открыл вольер и начал охоту.

Дома никого не было, но была приоткрыта форточка. Одного или двух Василий поймал, а остальные вылетели в форточку и расселись на дереве. На обледенелом тополе. Красивая картина представилась мне, когда я возвращался из школы. Красивая и трагическая.

Яркое оперение попугайчиков диссонировало с черно-белыми тонами окружающей зимы. Да еще мороз был. В результате мне удалось спасти только двоих. Они даже не улетали, когда я полез на дерево, а просто падали. Судьба основной части популяции была трагична. А двоих я оживил в подогретой на плите кастрюльке.

И они, как оказалось самец и самочка, начали нестись. Неслась самочка, а самец способствовал. И у них были дети. Одного я отдал в хорошие руки и там его научили говорить и стрекотать пишущей машинкой.

Потом этот вольер перекочевал в детский садик и дальнейшая судьба птиц мне неизвестна.

Василия я со злости выкинул в форточку со второго этажа и три дня не пускал домой. Хотел даже пристрелить. Но потом я его простил, а он меня. И снова спал на моей кровати, но птичек больше не трогал, хотя они и летали по всей квартире. Наверное ему не понравился вкус попугайчего мяса.
К концу монархического правления в России в большом титуле Всероссийских императоров было:

"Великій Князь ... Литовскій...; Князь... Самогитскій,.."

Великий Князь Литовский - это про Белорусию, а Князь Самогитский как раз про Литву.

Самый смешной анекдот за 03.08:
Команда российских школьников победила на Олимпиаде по физике. Растёт будущее поколение американских ученых.
Рейтинг@Mail.ru