Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
02 июня 2023

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Подруга-врач репост сделала с какого-то источника.
Не мог пройти мимо и сюда на память не закинуть, потому что тут такого не припомню...

Исповедь реаниматолога.

"Я реаниматолог. А если быть более точным, то peaниматолог­-анестезиолог. Вы спросите, что предпочтительней? Я вам отвечу: хрен редьки не слаще. Одно дежурство ты реаниматолог, другое ­ анестезиолог, но суть одна ­ борьба со смертью. Её, проклятую, мы научились чувствовать всем своим нутром. А если говорить научным языком, то биополем. Не верьте, что она седая и с косой в руках. Она бывает молодая и красивая, хитрая, льстивая и подлая. Расслабит, обнадёжит и обманет. Я два десятка лет отдал реанимации, и я устал...

Я устал от постоянного напряжения, от этого пограничного состояния между жизнью и смертью, от стонов больных и плача их родственников. Я устал, в конце концов, от самого себя. От собственной совести, которая отравляет моё существование и не даёт спокойно жить после каждого летального исхода. Каждая смерть чеканит в мозгу вопрос: а всё ли ты сделал? Ты был в этот момент, когда душа металась между небом и землёй, и ты её не задержал среди живых. Ты ошибся, врач.

Я ненавижу тебя, проклятый внутренний голос. Это ты не даёшь расслабиться ни днём, ни ночью. Это ты держишь меня в постоянном напряжении и мучаешь постоянными сомнениями. Это ты заставляешь меня после суточного дежурства выгребать дома на пол все медицинские учебники и искать, искать, искать... ту спасительную ниточку, за которую ухватится слабая надежда. Нашёл, можно попробовать вот эту методику. Звоню в отделение, ­ как там больной?

Каким оптимистом надо быть, чтобы не сойти с ума от всего этого. Оптимизм в реанимации ­ вам это нравится? Два абсолютно несовместимых понятия. От стрессов спасается кто как может, у каждого свой «сдвиг». Принимается любой вариант: бежать в тайгу в одиночестве, чеканить по металлу, рисовать картины маслом, горнолыжный спорт, рыбалка, охота, туризм... Мы спасаем людей, а увлечения спасают нас.

Спасать... Мы затёрли это слово почти до пустого звука. А ведь каждый раз за ним стоит чья­-то трагедия, чья­-то судьба. Спросите любого реаниматолога ­, сколько человек он спас? Ни за что не ответит. Невозможно сосчитать всех, кому ты помог в критический момент. Наркоз дал ­ и человек тебе обязан жизнью.

Почему-­то больные анестезиолога врачом вообще не считают. Обидно, ей богу. Звонят и спрашивают: а кто оперировал? И никогда не спросят, кто давал наркоз, кто отвечал за жизнь больного во время операции? Мы посчитали: пять тысяч наркозов в год даёт анестезиолог. Пять тысяч стрессов ­ только от наркозов! Ведь каждый раз ты берёшь на себя ответственность за чужую жизнь: ты, анестезиолог, отключаешь у больного сознание, и тем самым лишаешь его возможности самому дышать, а значит, жить.

Больше всего мы боимся осложнений. У нас говорят так: не бывает маленьких наркозов, бывают большие осложнения после них. Иногда риск анестезии превышает риск самой операции. Может быть всё, что угодно: рвота, аллергический шок, остановка дыхания. Сколько было случаев, когда пациенты умирали под наркозом прямо на операционном столе. Перед каждой операцией идёшь и молишь Бога, чтоб не было сюрпризов.

Сюрпризов мы особенно боимся. Суеверные все стали... насчёт больных. Идёшь и причитаешь: только не медработник, не рыжий, не блатной, не родственник и не работник НПО ПМ. От этих почему­то всегда неприятности. Чуть какие подозрения на «сюрприз» возникают, трижды сплевываем и стучим по дереву.

Нас в отделении 11 врачей, и у всех одни и те же болячки: ишемическая болезнь сердца, нарушение сердечного ритма и... радикулит. Да, да, профессиональная болезнь ­ радикулит. Тысяча тяжелобольных проходит через наше отделение за год, и каждого надо поднять, переложить, перевезти... Сердце барахлит у каждого второго из нас ­ как только эмоциональное напряжение, так чувствуешь, как оно в груди переворачивается.

Говорят, американцы подсчитали, что средняя продолжительность жизни реаниматолога ­ 46 лет. И в той же Америке этой специальности врачи посвящают не более 10 лет, считая её самым вредным производством. Слишком много стресс­факторов. Из нашего отделения мы потеряли уже двоих. Им было 46 и 48. Здоровые мужики, про таких говорят «обухом не перешибёшь», а сердце не выдержало...

Где тут выдержишь, когда на твоих глазах смерть уносит чью­-то жизнь. Полгода стоял перед глазами истекающий кровью молодой парень, раненый шашлычной шампурой в подключичную артерию. Всё повторял: «спасите меня, спасите меня». Он был в сознании и «ушёл» прямо у нас на глазах.

Никогда не забуду другой случай. Мужчина­-инфарктник пошёл на поправку, уже готовили к переводу в профильное отделение. Лежит, разговаривает со мной, и вдруг зрачки затуманились, судороги и мгновенная смерть. Прямо на глазах. Меня поймёт тот, кто такое испытал хоть раз. Это чувство трудно передать: жалость, отчаяние, обида и злость. Обида на него, что подвёл врача, обманул его надежды. Так и хочется закричать: неблагодарный! И злость на самого себя. На своё бессилие перед смертью, за то, что ей удалось тебя провести. Тогда я, помню, плакал. Пытался весь вечер дома заглушить водкой этот невыносимый душевный стон. Не помогло. Я понимаю, мы ­ не Боги, мы ­ просто врачи.

Сколько нам, реаниматологам, приходилось наблюдать клиническую смерть и возвращать людей к жизни? Уже с того света. Вы думаете, мы верим в параллельные миры и потусторонний мир? Ничего подобного. Мы практики, и нам преподавали атеизм. Для нас не существует ни ада, ни рая. Мы расспрашиваем об ощущениях у всех, кто пережил клиническую смерть: никто ТАМ не видел ничего. В глазах, говорят, потемнело, в ушах зазвенело, а дальше не помню.

Зато мы верим в судьбу. Иначе как объяснить, что выживает тот, кто по всем канонам не должен был выкарабкаться, и умирает другой, кому медицина пророчила жизнь? Голову, одному парню из Додоново, топором перерубили, чуть пониже глаз ­ зашили ­ и ничего. Женщину доставили с автодорожной травмой ­ перевернулся автобус, переломано у неё всё, что только можно, тяжелейшая черепно­мозговая травма, было ощущение, что у неё одна половина лица отделилась от другой. Все были уверены, что она не выживет. А она взяла и обманула смерть. Встречаю её в городе, узнаю: тональным кремом заретуширован шрам на лице, еле заметен ­ красивая, здоровая женщина. Был случай, ребёнка лошадь ударила копытом ­ пробила череп насквозь. По всем раскладам не должен был жить. Выжил. Одного молодого человека трижды (!) привозили с ранением в сердце, и трижды он выкарабкивался. Вот и не верьте в судьбу. Другой выдавил прыщ на лице (было и такое!) ­ сепсис и летальный исход. Подобная нелепая смерть ­ женщина поранила ногу, дело было в огороде, не то просто натерла, не то поцарапала ­ заражение крови, и не спасли.

Хотя, где-­то в глубине души, мы в Бога верим. И если всё­ таки существуют ад и рай, мы честно признаёмся: мы будем гореть. За наши ошибки и за людские смерти. Есть такая черная шутка у медиков: чем опытнее врач, тем больше за его спиной кладбище. Но за одну смерть, которую не удалось предотвратить, мы реабилитируемся перед собственной совестью и перед Богом десятками спасённых жизней. За каждого боремся до последнего. Никогда не забуду, как спасали от смерти молодую женщину с кровотечением после кесарева. Ей перелили 25 литров крови и три ведра плазмы!

Мы перестали бояться смерти, слишком часто стоим с ней рядом - в реанимации умирает каждый десятый. Страшит только длительная, мучительная болезнь. Не дай Бог, быть кому­-то в тягость. Таких больных мы видели сотни. Я знаю, что такое сломать позвоночник, когда работает только мозг, а всё остальное недвижимо. Такие больные живут от силы месяц-­два. Был парень, который неудачно нырнул в бассейн, другой ­ прыгнул в реку, третий выпил в бане и решил охладиться... Падают с кедров и ломают шеи. Переломанный позвоночник ­ вообще сезонная трагедия ­- лето и осень ­ самая пора.

Я видел, как умирали два работяги ­ хлебнули уксус (опохмелились не из той бутылки) и я врагу не пожелаю такой мучительной смерти.

С отравлениями в год к нам в отделение поступает человек 50, из них 8­-10 не выживают. Не то в этом, не то в прошлом году был 24­летний парень, с целью суицида выпил серную кислоту. Привезли ­ он был в сознании. Как он жалел, что сделал это! Через 10 часов его не стало. А 47­-летняя женщина, что решила свести счёты с жизнью и выпила хлорофос. Запах стоял в отделении недели две! Для меня теперь он всегда ассоциируется со смертью. '

Кто-­то правильно определил реаниматологию, как самую агрессивную специальность - манипуляции такие. Но плохо их сделать нельзя. Идёт борьба за жизнь: от непрямого массажа сердца ломаются рёбра, введение катетера в магистральный сосуд чревато повреждением лёгкого или трахеи, осложнённая интубация во время наркоза ­ и можно лишиться нескольких зубов. Мы боимся допустить малейшую неточность в действиях, боимся всего...

Боимся, когда привозят детей. Ожоги, травмы, отравления... Два года рёбенку было. Бутылёк бабушкиного «клофелина» и ­ не спасли. Другой ребёнок глотнул уксус. Мать в истерике ­ сама, говорит, бутылку еле могла открыть, а четырёхлетний малыш умудрился её распечатать... Самое страшное ­ глухой материнский вой у постели больного ребёнка. И полные надежды и отчаяния глаза: помогите! За каждую такую сцену мы получаем ещё по одному рубцу на сердце.

Мы, реаниматологи, относимся к группе повышенного риска для здоровья. Вы спросите, чего мы не боимся? Мы уже не боимся сифилиса ­ нас пролечили от него по несколько раз. Никогда не забуду, как привезли окровавленную молодую женщину после автомобильной аварии. Вокруг неё хлопотало человек 15 ­ все были в крови с головы до пят. Кто надел перчатки, кто не надел, у кого­-то порвались, кто-­то поранился, о мерах предосторожности не думал никто ­ какой там, на карту поставлена человеческая жизнь. Результаты анализов на следующий день показали четыре креста на сифилис. Пролечили весь персонал.

Уже не боимся туберкулёза, чесотки, вшей, гепатита. Как­-то привезли из Балчуга пожилого мужичка ­ с алкогольной интоксикацией и в бессознательном состоянии. Вызвали лор­врача и тот на наших глазах вытащил из уха больного с десяток опарышей. Чтобы в ушах жили черви ­ такого я ещё не видел!

В последние годы всё чаще больные поступают с психозами. От жизни, что ли, такой. Элементарная пневмония протекает с тяжелейшими психическими отклонениями. Пациенты соскакивают, систему, катетеры вытаскивают, из окна пытаются выброситься… Один такой пьяный, пнул в живот беременную медсестру ­ скажите, что наша работа не связана с риском для жизни.

Про нас говорят ­ терапия на бегу. Мы всё время спешим на помощь тем, кому она крайне необходима. Нас трудно представить спокойно сидящими. Народ не даёт нам расслабиться вообще. Молодёжь падает с высоты ­ веселятся на балконе, открывают окно в подъезде и садятся на подоконник ­ шутя толкаются... За последние три месяца у нас в отделении таких побывало несколько человек. Семнадцатилетняя девочка упала с восьмого этажа, хорошо на подъездный козырёк. Осталась жива.

Сколько мы изымаем инородных тел ­ можно из них открывать музей. Что только не глотают: была женщина, проглотила вместе с куском торта пластмассовый подсвечник от маленькой праздничной свечки. Он острый, как иголка ­ пробурил желудок. Столько было осложнений! Очень долго боролись за её жизнь и спасли. Из дыхательных путей достаём кости, орехи, кедровые, в том числе. Как-­то привезли женщину прямо из столовой ­ застрял в горле кусок непрожёванного мяса. Уже к тому времени наступила клиническая смерть, остановка дыхания. Сердце запустили, перевели на аппарат искусственного дыхания, но... спасти не смогли ­ слишком много времени прошло. И такие больные ­ один за другим. Покой наступает только после дежурства, и то для тела, а не для головы. Иду домой и у каждого встречного вглядываюсь в шею. И ловлю себя на мысли, что прикидываю: легко пойдёт интубация или с осложнениями? Приходишь домой, садишься в любимое кресло и тупо смотришь в телевизор. В тисках хронического напряжения ни расслабиться, ни заснуть. В ушах стоит гул от аппаратов искусственного дыхания, сейчас работают все пять ­ когда такое было? Приходишь на работу, как в цех, поговорить не с кем: целый день только механические вздохи-­выдохи.

Даже после смены в голове беспрерывно прокручиваются события минувших суток - а всё ли я сделал правильно? Нет, без бутылки не уснёшь. А денег не хватает катастрофически. Иной раз получишь эти «слезы» (2700 на две­-то ставки) и думаешь: на кой мне это всё надо? Жил бы спокойно. В какой­-то Чехословакии реаниматолог получает до 45 тысяч долларов в год. У нас в стране всё через... катетер. Врачи, как, впрочем и вся интеллигенция, в загоне. Одно утешает, что ты кому-­то нужен. Ты спас от смерти человека и возродился вместе."

с.Владимир Лаишевцев , анестезиолог-реаниматолог. 2000г.
На экзамен по физике к особо суровой преподавательнице один студент пришёл с букетом роз. Буквально растаяв от такого проявления внимания, физичка минут пять бегала по корпусу в поисках ёмкости под цветы, ещё минут пять наливала воду.
Тем лопухам, которые за 10 минут её отсутствия не сумели списать ответ на билет - не место в университете, однозначно!
- Надоело! Что ты меня постоянно учишь жизни?! Ты посмотри, наконец, на себя и меня. Я сделал себя сам! Я с отличием окончил гимназию, затем один из самых престижных университетов Германии. Совершил головокружительную карьеру. Сейчас живу в другом красивом городе. У меня есть всё. Свой дом в престижном районе, дорогая машина, любимая хорошо оплачиваемая работа.
А чего за все эти годы добилась ты?

От неожиданого поворота в настроении сына у матери подкосились ноги. Она присела на кухоную табуретку. Положила руки на столик. Тихо сказала.

- А я тебя родила. Растила. Оставила ради тебя научную карьеру. Делала всё возможное и невозможное, чтобы за все эти годы учебы ты ни в чем не нуждался. Чтобы ты стал таким, какой ты у меня сейчас.
Помолчала.
- Прости меня, сынок, за мою безмерную материнскую любовь.
Так как же нам договориться?
Однажды мы приехали на дачу, а возле крыльца лежит дохлая птица. Как человек истинно верующий, я чудовищно суеверна. Я испугалась. Попросила проверить провода вверху, не оголены ли. Долго смотрела в небо, прикидывая, не мог ли эту птицу сбить пролетающий самолет. Ну, со временем страх того, что вестница потустороннего мира лежала у меня на дорожке, улетучился, и я забыла про это все.

Через год история повторилась. А поскольку к тому времени я уже выяснила, что у моего дома тёмная история – я даже некоторое время думала, что он проклят, -- я пошла к соседу дяде Саше за утешением. Дядя Саша меня выслушал, похихикал, конечно, а потом сказал, что это местный кот ходит договариваться. Мол, есть тут один котяра, из-за которого местные своих домашних котиков боятся из домов выпускать – он их дерет страшно. Шастает везде, преград для него нет. Но зато ни у кого нет кротов: всех отлавливает. Перед наступлением зимы он приносит подношение, в надежде, что зимой его будут подкармливать.

Тут я действительно, вспомнила, как однажды у нас возле забора нарисовался этот кот. Здоровый, больше обычной домашней кошки, и наглый. Муж его шуганул – он даже ухом не повел, вибриссой не шевельнул. Черно-белый. Взгляд Хозяина. Мы с ним некоторое время смотрели друг другу в глаза, и надо признаться, у меня холодок пошел по шее: взгляд его был прозрачен и спокоен, и если бы эта тварь была размером со льва, он бы просто откусил мне голову, как мышке, и всего делов.

Вернувшись от дяди Саши, я пошла обсуждать с домашними предложенную сделку. Домашние мне сказали, что легитимность данной сделки – под большим вопросом. Да, равенство правоспособности сторон присутствует: мы хозяева дома, он хозяин всего остального пространства. Он предлагает крышевать участок, мы обеспечиваем питание зимой. Ну, по крайней мере, такого понимания предмета сделки нам удалось достичь. Но равенство в понимании валюты сделки было сурово нарушено: мы не питаемся птицами, и делать из нашей дорожки трупарню – ну, мы против. Да и равенство в получении выгоды от сделки тоже было под большим вопросом – кротов у нас не было, участок был ровный, зеленая травка росла бодро и весело, и перспектива оставлять корм непонятно зачем – ну нафиг, только мышей разведем. И была зима, и была весна, и было лето.

И наступила поздняя осень. Мы приехали на дачу, и встали молча перед нашим септиком. Честно, хотелось снять шапки. На септике в ряд лежали: птица. Крыса. Две мыши. Крот. – Кто будет их хоронить? – Я девочка! Я лучше пойду домой! Ты давай.
Когда мы приехали в следующий раз, на дорожке к дому лежали какашки.
А когда после зимы сошел снег, -- мы ахнули. Участок словно разбомбили. Огромные черные кучи изуродовали весь наш замечательный, ровный, зеленый газон. И с тех пор каждый год мы пытаемся, что-то засовываем туда, разравниваем кучи, засеиваем проплешины, забодались, чесслово.
Как же нам теперь найти тебя, о великий прозрачноглазый воин?
Однажды, задержавшись вечером в офисе, я нашла чьи-то витаминки возле чайника... Ну, читаю - витамин С. А время позднее, работы много, мозг уже вытек, глаза красные аки помидорки. И информацией о витамине С я ограничилась. В общем, со счастливой мордой начинаю рассасывать витаминку, а она, зараза, пенится. Я смотрю на упаковку: "Растворить в 1 стакане воды"! Чё делать? Выплюнуть жалко! И тут меня посещает гениальная мысль - запить. Я думала, у меня щёки лопнут.
Ностальгия по социализму – кто помнит.

Сага о любви, верности и настоящей мужской дружбе.

Позволю себе представить на суд общественности несколько событий, характеризующих в том числе и семейные ценности. Оно, хоть и личное в какой-то мере, но по прошествии стольких лет острота сгладилась, можно поделиться – тем более, что достаточно показательно.

После того, как мне не удалось поступить в военное училище, на горизонте опять замаячила перспектива отправиться тратить время в рядах Советской армии. Пришлось вернуться на своё место работы по распределению, я же числился «молодым специалистом», и обязан был отработать там три года.

Работа сменная, три дня в день, выходной, три дня в вечер, выходной, три дня в ночь – выходной. Привыкнуть к такому биоритму невозможно, но привыкаешь спать урывками, или не спать, когда хочется. Зато живёшь в несколько ином измерении, чем большинство окружающих.

Не участвуешь в общем графике движения человеческой массы – с работы, на работу, выходные… Вот из за этого графика мне и довелось познакомиться со своей первой женой. События развивались стремительно, и вскоре она уже прогуливала школу (десятиклассница была) у меня дома - по утрам.

В армию в тот осенний призыв меня отчего-то не взяли, я продолжал работать в котельной, и встречаться со своей, гм, избранницей. Обаятельная девочка из хорошей семьи, отец - кандидат наук, мать – дочь лауреата Сталинской премии, несколько лет прожили в Германии, она там и в школу пошла.

Тут имело бы смысл порассуждать о пользе и вреде ранних браков, но у меня были и другие проблемы – неизбежный весенний призыв, и острое желание получить высшее образование, не теряя времени на службу.

В Ленинграде было несколько оборонных предприятий, работа на которых давала бронь от призыва – но чтобы устроиться туда, надо было вначале уволиться со своего, и потерять статус «молодого специалиста» - это вроде ржавой цепи, которой приковывали гребцов на галерах.

Мы с друзьями разработали следующую полукриминальную схему - я получил повестку, уволился с работы – ура, полдела сделано, потом приятель прислонил меня затылком к чугунным радиаторам, сказал – бью сюда, дотронувшись пальцами до скулы под левым глазом.

Размахнулся, и рассадил мне обе губы – промазал сантиметров на пять.

Верхнюю при том порвал надвое – у меня там зуб маленько вперёд выдавался. Но так ещё и лучше – с конкретно раскровавленной мордой я производил лучшее впечатление жертвы, чем с начинающим наливаться синяком.

Скорая отвезла симулянта в больницу, не знаю, как сейчас, а тогда не было способа точно диагностировать сотрясение мозга – а это (внимание!) полгода отсрочки от армии.

Дальше – на постоянную работу меня не имел права взять никто, но на временную – можно. Устроился на временную, а она, если продолжается больше четырёх месяцев автоматически (по КЗоТ-у) превращается в постоянную.

Таким образом, появился некий оперативный резерв времени, чтобы решить три проблемы – институт, работа с бронью, и законный брак – необходимость в котором назрела к началу лета уже до полной неизбежности - на горизонте замаячила перспектива естественного увеличения будущей ячейки общества. Избранницу по утрам тошнило, а потом она бежала сдавать выпускные экзамены - прощание со школой называется. Попрощалась.

Проблемы решились к сентябрю. Я поступил в Ленинградский Политех - хоть и на вечерний, но всё же это один из лучших технических ВУЗов города, в военкомат было направлено предписание «…вот этот не подлежит, ибо относится к особо ценным, а посему не трогать…», ну и в завершение приключений, мы с сияющей, слегка уже округлившейся невестой, по очереди вслух произнесли известную формулу, позволяющую включить марш Мендельсона.

Который и провёл для меня границу между бестолковым и крайне размеренным образом жизни. Подъём в полседьмого, в восемь уже на работе, вечером - институт, до дома добирался в половину одиннадцатого, и надо было ещё выкроить время позаниматься.

Скоро выяснилось, что сбегать с работы пораньше, чтобы хоть пообедать вместе с женой - занятие бессмысленное и вредное. Жили мы у тестей – в комнате, в просторной трёхкомнатной кооперативной квартире, готовить жена не умела совершенно, и приезжать, чтобы пытаться съесть то, что ставилось на стол – надо было иметь силу воли - иногда супом у нас назывались непосоленные макароны, залитые горячей водой чуть не из под крана, с плавающей там луковицей. Я просто стал обедать в столовой. И это значило, что дома меня почти никогда не бывало.

В ноябре умер Брежнев, а в январе родилась наша дочь – Ленка, и мы стали счастливыми родителями. Теперь, приходя из института, я встречал здоровенный таз с подгузниками. Памперсов тогда не было, а подгузники надо было стирать и кипятить – чтобы высохли к утру и можно было пользоваться ими ещё сутки. Время живого общения с супругой ещё больше уменьшилось, времени на сон уже почти совсем не оставалось – я привык урывать час-полтора днём, в обеденный перерыв – иначе бы не вытянул этого режима.

Прошла весна, лето, начался мой второй курс, вроде бы все постепенно привыкали к этому образу жизни. Осенью отслужил и вернулся из армии мой друг – Игорёха. Разумеется я познакомил его с семьёй. Оказалось, что его часть стояла недалеко от того города в ГДР, где несколько лет прожила моя жена – им нашлось о чём поговорить.

А дальше всё пошло кувырком. Нет, КУВЫРКОМ, БЛ…ДЬ.

Не знаю, что там без меня происходило, но примерно, когда Ленке исполнился год – в конце января, мне, блин, было объявлено, что они вот, нашли друг друга, жить друг без друга не могут, в общем, «мужик, ты неловок, дай-ка я попробую»…

Официальный развод был оформлен где-то в марте. Мне понравилась реплика тёщи – «Ну, тебя же нет дома круглые сутки, Игорь из себя такой видный, а Инга не каменная…»

Тут пропущены все личные добрые слова, которыми я тогда описывал сложившуюся ситуацию. Я не запил, не бросил институт, но по опыту – никому не пожелаю так получить мордой об асфальт. Хотелось бы жизненный опыт зарабатывать менее болезненно.

Прошло несколько лет, я закончил институт, потом из разных источников стали доходить слухи, что моя бывшая жена пошла в совершенный разнос, постоянно пьяная, ни одного мужика не пропускает, с Игорёхой у неё конфликты до драк, родители выделили ему какую-то недвижимость, она заставила продать – чтоб было на что веселиться. Что Игорёха несколько раз всё бросал и уходил жить на дачу – ему и дачу недостроенную в садоводстве выделили, потом они мирились, но скоро всё начиналось сначала.

Ленке шёл уже вроде девятый год, когда они окончательно разошлись, и встречаться стали лишь урывками, ненадолго, для решения хозяйственных вопросов. Ну, и совместного употребления горячительных напитков – что неизменно заканчивалось скандалами.

Но тут они подарили ей младшую сестрёнку, и вроде, на время скандалы успокоились.
Как показало дальнейшее – действительно только на время. Скоро за меньшой ухаживала только Ленка – она человек ответственный, и сестрёнку любила. Не моё дело, это не моя жизнь, приведу только пару примеров, во что превратилась моя первая жена.

- Ты не можешь в этот раз побольше денег подкинуть, у Лены к школе ничего не куплено, а там такой список, что головой тронешься.
ОК, подкидываю.
Через неделю:
- Ты не можешь денег подкинуть, Лене к школе надо очень много купить…
- Ты что, забыла? Я же неделю назад давал?
- А мы уже всё проели. (читай - я уже всё пропила)

Ленке тринадцать, уже девушка, я не врач, не разбираюсь, но очень болезненные месячные – а это передаётся по наследству – и мама её, оказывается, тоже от этого страдала.
- Ты не можешь отвести Ленку к врачу, она одна боится.
Врач осмотрел, потом вызвал меня из коридора, спросил, кто я такой вообще? (вообще-то я её отец, просто мы с её мамой давно развелись)
- Ну, ничего особенно страшного, это лечится (напоминаю, на улице девяносто шестой год) но курс лекарств достаточно дорог, вы готовы заплатить ….000000…. не буду говорить, сколько, но тогда многие рады были бы, получая в месяц такую зарплату.

Заплатил.

- Лечись, говорю, будешь замуж выходить, это делать лучше здоровой.

Через два дня Ленка звонит, ревёт в голос –
- Что случилось?
- У меня мама все лекарства забрала, сама ест.
…………сука, бл……… у родной дочери……………………………………………

Заплатил ещё раз.

Таких эпизодов накопилось достаточно много - нет смысла повторять все.

Закончилось это вполне закономерно – от перепоев она несколько раз впадала в кому, Скорая отвозила в больницу, где откачивали, но предупреждали, что пить ей нельзя совершенно, она продолжала – и однажды откачать не удалось.
В свой день рождения – сорок пять лет, я помогал выносить гроб с тем, на чём когда-то недолго, но был женат.

Поводим итоги –

- Ленка замужем, со здоровьем нормально, у неё двое детей, моих внуков – старшему в этом году будет шестнадцать.

- Игорёха так и живёт в сарае в садоводстве, полубомж, подрабатывает чем придётся, пьёт.

- У меня нормальная семья, дети выросли, вполне успешные, даже по нынешним масштабам, ещё двое внуков.

А теперь обещанная сага –

О ЛЮБВИ

Не следует руководствоваться только одними чувствами, когда создаёшь семью - со временем любовь проходит, непостоянная она штука. И что прощается юной красавице, никогда не простится взрослой женщине, жене и матери.

О ВЕРНОСТИ

Мы с первой женой до конца остались себе верны – ей не удалось изменить моего отношения к жизни, а сама она так и ушла в небытие, оставшись верной своим пристрастиям.

О НАСТОЯЩЕЙ МУЖСКОЙ ДРУЖБЕ

Оборачиваясь назад, говорю совершенно искренно – у меня никогда не было большего друга, чем Игорёха. Если бы он тогда не принял всё на себя, это дерьмо досталось бы мне не эпизодами, а по полной программе. Кстати, мы потом несколько раз встречались, когда Ленка знакомила своих «отцов» с будущим мужем – вполне нормально пообщались, выпили. Надобно отдать должное мужику – ни на что не жалуется.

Разумеется, все имена изменены.
Как я стал девопсером 3

Сначала был просто программистом.
Могу смело назвать себя гуру в ФОТРАНе. Это на СМках (Система Малых СМ-3 и тп (3, 4, 14ХХ, и 16ХХ потом) машин. Обычно одна стойка (и не такая шумная как ЕС до них). Тогда там единственный нормальный язык был. В 1980-х. Ну PL/I там и другие модные в 1980-е, тоже знал. Algol, Аналитик и прочие. Это между делом. На старших СМках потом и просто C и Pascal (Oregon sowtware содрали тоже).
У нас в области был разок в 80-х конкурс по программированию.
Одна из задач была преобразование римских цифр в арабские.
А я тогда как раз копмилятор писал, на ФОРТРАНе естественно. Преобразование логических выражений в что-то что считать надо было.
Да пипец, прогу написал чтоб рассчитывалось арифметическое выражение римских цифр и в каком хошь результате, можно и арабские цифры. Получил третье место в конкурсе )
Там два дня давалось и все писали, кто на PL, кто на Pascal. Модно тогда было.
И ребята сидели там в ВЦ и писали целые два дня. меня начальство не отпустило надолго, получил задание и на работу побежал, всё так полулегально было. Между делом. И что прикольно, когда получил там призовое третье место, начальство прям еще и премию мне дало как призеру )
Вот на ФОРТРАНе на СМ-3 тогда системку написал.
И выбора тогда не было. Памяти оперативной мало. Компутер уже занимает не целый зал, а просто комнату, шумит не так сильно. Но оперативки только или на ФОРТРАН или Ассемблер. А ФОРТРАН, это ж мой родной язык.
Ну, написал систему обработки статистки. На конфах ребята узнали )
Привозили гостинцы, кто яблоки с Алма-Аты, кто красную рыбу с севера. )
Тогда ж не было никаких авторских прав и в те дикие 80-е кто-то что-то писал и все в одном ведомстве если успевали узнать то юзали. Просто приезжали ребята в командировку и брали мою прогу, с исходными кодами. Потом звонили иногда и просили помочь освоить.
Тогда большая и единая была страна.
В 80-е годы то.
После девятого класса родители нас отправили в Одессу. Достался нам удивительный экскурсовод. Это был человек измученный туристами. В первую очередь детьми. С острой ненавистью к вопросам. Сразу сообщил, что больше, чем на три не отвечает. Все можно найти в книгах самостоятельно. У него есть список. Даст переписать. К счастью, у него была иная горячо любимая работа, а экскурсии - дополнительным заработком.
На долгие годы он остался в нашей благодарной памяти:
- Да, это Потемкинская лестница. Не надо спускаться вниз и изображать из себя героев известного фильма. Никто о вас плакать не будет. И режиссера поблизости нет. Нет, ни быстро, ни медленно. У нас другой маршрут. Да, это оперный театр. Отойдите дальше от роз. Вас много, а розы сами не вырастут. Что значит расскажите о театре? Видите кассу? Покупайте билеты и будет театр. Вы будете сувениры покупать или только смотреть? Если смотреть, то 10 минут. А для купить 5 минут.

Наталья Иванова
Про спасение на водах 19.
Асфальт.
1. "Босоногое" детство. Образ здорового и самодостаточного ребёнка был типичен для всего СССР. Нас всех одевали и обували в то, что продавали в ближайшем универмаге. Пацан из Тулы был, как две капли воды похож на своего сверстника из Свердловска и любого другого города страны.
Пока не отмоешь вечно чумазое лицо, свой ребёнок ничем не отличался от соседского. Жилистые, постоянно чем - то занятые и куда - то спешащие "деловые" люди. В сделанных на века кедах или сандалиях.
Сделанного на века хватало примерно на месяц. У любителей или профессионалов игры в классики и того меньше. Потом тебе покупали новые "сандалики" и цикл "вечности" начинался снова. Пока опять не "сгорят" подмётки. В 10 - лето это примерно 3-4 вечности, которые пролетали за мгновение.
Общей чертой пацанов и девчонок, образца 60-70-80 годов, были измазанные зелёнкой локти и коленки. У подрастающего поколения к пяти годам уже были быстрые ноги. Наследники великой страны развивали немыслимые скорости. К двенадцати скорости уже приближались к сверхзвуковым. Правда с тормозами было ещё не очень. Также была существенная проблема с управляемостью и "подвеской".
Этими "детскими болезнями" ребятня почти не отличалась от изделий отечественного автопрома. Как следствие: "аварии" и непредумышленные "краш-тесты". Для лечения (вмятин и царапин), попросту "жестянных работ". Применяли старое и испытанное на предыдущих поколениях средство. Угадайте какое?
Насколько помню очередей за зелёнкой не было, но расходы на неё составляли значительную часть семейных бюджетов.
Шло время. Навыки совершенствовались и "аварийность" сошла на нет. О былых "катастрофах" напоминали только шрамы.
2. Беда подкралась откуда не ждали. Не секрет, что студенты любят прибухнуть. Повод никому не нужен. Важно только наличие чего выпить и с кем. От повального алкоголизма спасало только тотальное безденежье и необходимость сдавать сессии.
Но вот получены дипломы и мы стали "взрослыми". Появились постоянные доходы и "лишние" деньги. В стране пророс капитализм. Магазины и ларьки запестрели яркими этикетками и заманчивыми названиями. Я и мои друзья были обречены. Это был вопрос времени, как скоро мы сопьёмся и деградируем.
В тщетных потугах попробовать всё и сразу "фирма потерпела банкротство". Не хватало ни времени, ни здоровья. Сопутствующими явлениями были стабильно терявшиеся вещи и деньги.
А самым неприятным было то, что вернулся наш старый и беспощадный враг. И имя ему асфальт. "Взрослыми" мы стали "на днях" и прекрасно помнили, что враг этот не знает жалости и милосердия. Он никогда не дремлет и может "ударить в спину" в любой момент.
Пострадавшие не заставили себя ждать. За прошедшее время враг заматерел и озлобился. Когда появились его первые жертвы, мы не стали нарушать традиций и лечились проверенными средствами. Поэтому были измазаны зелёнкой, но уже в самых неожиданных местах. К традиционным разбитым коленкам и локтям, добавились лбы, щёки и носы. Ходить в таком виде на работу не рекомендуется. Хорошо, что мы были "кабинетными крысами" и пользовались сочувствствием коллектива.
Заживали разбитые морды очень долго и болезненно. В детстве было просто. Если получил "смертельное" ранение, то беги за подорожником или заливай "дыру" зелёнкой. Если рядом случалось быть маме, то проблема вообще снималась с повестки. Тебе просто дули на больное место и всё проходило в мгновенье ока. Спустя 2-3 дня шкура зарастала и ты был, как новая машина (не бит, не крашен).
3. Весь этот период закрепился в трезвой памяти, только как смутная эра "Нападения тротуаров-убийц". Подсев на неизвестные нам до сих пор напитки я и други внезапно узнали о тайном, недремлющем злом умысле обычно таких невинных общественных тротуаров. Дело происходило просто и незатейливо. Проведя очередную ночь в "дегустациях" мы выходили в рассвет. И начиналось. Не успеешь пройти десяти шагов и привет в лобешник от ближайшего тротуара. То есть прогуливаешься себе по тротуару, никого не трогаешь, и тут тротуар как бросится на тебя и: ХРЕНАК. И это, блять, тенденция. Дошли до того, что про нас можно было сказать: "Одной ногой в могиле, а другой на банановой кожуре".
4. Зрелище человеческих терзаний никогда не доставляет удовольствия. Не помню, что мы тогда пробовали, но под утро один из нас двинул речь. Смысл был примерно таков: "Пора проверить на прочность наши убеждения. Сколько можно бухать и страдать от подлости "тротуаров - убийц". Хватит смотреть на то, как нечистоплотные таксисты грабят нас. Кому приятно любоваться, как сгребают наши деньги грустноглазые бармены? Давайте признаем, что нам не победить всех тротуаров. Братья пришло время купить права".
Мы еще не понимали, что если взрослый человек вдруг с горечью обнаруживает, что у него нет никаких убеждений, то это первый шаг к тому, чтобы их приобрести…
Такое заявление поначалу мы посчитали неэтичным и вульгарным. Поразмыслив немного решили, что наш духовно-некротичный брат прав. Пусть на его голове осталось мало волос. Так это не от того, что он тупой, а от недостатка злорадства. "Нужны ли мы нам?...... Разумеется". Хотя с похмелья и не все так думали.
Сказано, что оптимист суть человек, полный оптимизма. Мы решили попробовать. Да и бармены с таксистами подзаебали.
Разумеется Владик (духовно-некротичный брат) немного лукавил. Дело было в том, что свои "дегустации" мы проводили у него в заведении. Владик был директором столовой : "У самовара". Ещё при заведении имелась пивнуха, что делало его исключительно притягательным.
Мы просто приходили в гости к закрытию и веселились до утра. Владик, увы, оставался на службе и благодаря нам не покидал своё рабочее место сутками. Как хлебосольному хозяину ему приходилось на всех готовить, что тоже не добавляло оптимизма. Поэтому его можно было понять и простить.
5. Не имея привычки бросать слова на ветер, спустя два месяца все получили права. ДНБ оказался прав. Садится за руль пьяными никто не пытался. С перегаром по утрам тоже распрощались. Владик совершил невозможное. Из конченных алкашей, он умудрился сделать просто пьяниц. Бухать мы стали втрое меньше, а наш друг стал ночевать дома.
Дальше был период свадеб. Друзья женились и начинали одомашниваться. Пьянки как таковые сошли на нет. В компании с жёнами уже не было того куража. А может мы наконец повзрослели. Не знаю. Но факты вещь упрямая.
На сегодня мы "не пьём". Разве можно назвать людей пьющими, если они собираются за столом раз в неделю, после бани. Ну ещё дни рождения и Новый год. На охоте и рыбалке. Иногда просто так, когда "накатит". Мелочи. Не считается.
6. Беспокоит одно. Пессимсты "пророчат", что наша встреча с "тротуарами - убийцами" была не последней. Нам ещё придётся вспомнить про зелёнку и подорожник. Вы когда - нибудь постареете, клевещут эти гады. У вас нарушится координация. Тогда асфальт отомстит за всё и вы снова будете ходить измазанными зелёнкой.
Мы им не верим. Какая нафиг старость. Её не бывает. Старость придумали трусы и паникёры. А если вдруг ушибёмся или поцарапаемся, то это ничего. Есть подорожник и любимые женщины, которые подуют на твою "смертельную" рану и все пройдёт.
Мы дважды победили асфальт. Выстоим и в следующий раз.
Как сказал кто - то умный: " Человек, не имеющий автомобиля и жены, практически беззащитен перед алкоголем".
Ма защищены на 100%. У нас есть и жёны и автомобили. Алкоголь нам не страшен, мы уже "в домике".
Владимир.
01.06.2023.
Начало сегодняшней статьи Анастасии Мироновой в Газете.ру:
"Когда мне был всего 21 год, я прилетела покорять Лондон. И почти сразу же влюбилась. В серба. Имя он имел традиционное – Иван. После двух или трех случайных встреч в ресторане, где я подрабатывала после учебы, Иван пригласил меня на свидание. Вечером мы встретились в баре на берегу Темзы. Много болтали, потом решили прогуляться. Потом он ушел заплатить за ужин. Потом пропал. Еще через несколько минут ко мне подсели двое мужчин, представились, показали заламинированные удостоверения и сообщили, что мой спутник якобы был племянником Радована Караджича и является разыскиваемым сербским полевым командиром. Ивана погрузили в машину и увезли."

Развел на ужин, "арестовавшись" в момент оплаты агентами Ми6 :)) Это круче Хазановского "трешку на подкуп президента"!

Потом блогерка толсто и длинно излагает теорию всемирного заговора и оказывается, что в том, что ее развели, как лохушку, виновата ООН, не позволившая "сербам, боснийцам, албанцам, хорватам разобраться самим". ;)
Лето, дети на каникулах.
Лучший заработок молодежи, тусоваться рядом с рюмочными и задирать на пьяниц.
Снимать на видео и шантажировать. Детская ОПГ держит в напряжении всех алкашей района.
Тимуровцы бл@ть.
Лев Толстой: «Люди наказываются не за грехи, а наказываются самими грехами. И это самое тяжелое и самое верное наказание.»

Мои замечательные подружки очень любят цветы. А поскольку они Женщины (с большой буквы), то цветы им дарят регулярно и огромными букетами. Я спросила – что подарить на день рождения? Мне сказали – вазу, большую-пребольшую, чтобы в нее поместился букет, большой-пребольшой. И руками так показали. Не то чтобы я совсем не любила эти гениталии растений, но мне жалко смотреть, как они умирают. Смотреть, как они умирают десятками, вообще кошмар. Но чего хочет Женщина, того хочет Бог, и я стала искать подходящую вазу.
А еще мои замечательные подружки очень любят себя. Они так любят себя, что иногда не замечают ничего вокруг, кроме себя. Одно время я на это обижалась, но потом бросила глупостями заниматься и стала просто любить то, что есть.

Однажды, возвращаясь из театра нашей маленькой, но дружной компанией, разговор зашел о моей предстоящей командировке заграницу. Она могла и не состояться, в наших-то условиях, но в принципе настоящих препятствий не было, что мы и обсудили. Подружка спросила, а не пропущу ли я ее день рождения, и я сказала, что раз у нее днюха в субботу, то да, пропущу, но на следующий день, в воскресенье, смогу. И та кивнула.

В командировке у меня было свободное время, я пошла погулять, и увидела магазин, в которых было столько ваз, и именно таких ваз, и разлюбых ваз, и таких клёвых ваз, что я позвонила будущей имениннице и мы начали обсуждать подарок: я присылала фотки этих прекрасных творений, а она говорила, нравится, не нравится, давай вот эту, и так далее. Заодно поболтали насчет шикарной заграничной жизни. Ну и конечно мне сказали, что такую огромную штуку зря я собралась тащить, и не надо, и зачем это, и все такое.

Ваза в чемодан влезла, и хотя коллеги меня предупредили, что скорее всего я ее не довезу, расколется – чемодан швыряют не по-детски – я накупила еще сувениров и постаралась упихать все максимально плотно. И тут приходит от возлюбленной моей подружки приглашение на день рождения – на субботу. На тот самый день, когда я в небе.
Ну конечно я расстроилась. Посиделки у них я очень люблю: обычно у них вкусно, уютно, гитара, анекдоты, смех, и хоть нас и мало осталось, но мы в тельняшках. Сказала любимому, что вот, позвали, я не смогу, он ответил, что не хочет без меня идти. Ну, смотри сам. Подружке я написала, что приглашение своему передала, поблагодарила, и в общем подумала, что раз она не смогла перенести на воскресенье – значит, компанию соберет большую, и в воскресенье другим просто неудобно. А друзей у такой красавицы и умницы много. И то, что я одна из них, -- меня утешило. Так что настроение быстро стало благостным, да и подарки друзьям покупать я очень люблю.

В воскресенье, проспавшись с дороги, стала звонить имениннице.
Именинница была в ярости.
Как я могла не прийти к ней на день рождения?
Где были мои анекдоты?
Где были мои песни под гитару?
Как я могла испортить им праздник?!
Какого дьявола не пришел мой?!?
Надо сказать, что дама она строгая, поэтому хорошо, что я сидела, а то бы у меня ноги подкосились бы. Другая подружка, которой я позвонила спросить, что за х…ня, сказала, что никакого большого сборища не было, что были только они и ждали нас, и по словам ее – а в выражениях она не стеснялась – я так поняла, что вечер они провели, перемывая нам косточки, вдоль и поперек, поперек и вдоль. Вспомнили все.

Когда страсти улеглись, выяснилось, что именинница моя легко могла перенести посиделки с подружками на воскресенье, но она забыла, забыла и то, что я улетаю, и то, что я уже там, и что в субботу меня быть не может. И я могла бы списать это на последствия ковида, да только ковидом она болела давно, и в легкой форме. А вот эгоцентризмом она страдает всерьез, и судя по тому, что днюха ее прошла в гневе, горечи, и обиде, и вообще, она без вазы осталась – наказала она саму себя жестко так.
Ну, вазу-то я ей все-таки привезла.) Ну и оборжала их без всякой излишней тактичности.)
"Эффект Манделы" — удар ниже пояса

Оторжались по теме все, кому не лень.
https://www.anekdot.ru/id/1392698/
Половина, конечно, мимо кассы, — нераздельное внимание, увы, не самая сильное качество большинства читателей.

Я уже рассказывал о своих отношениях с медициной. Весьма противоречивых, должен сказать.
Последний случай всех злей.

Примерно четыре года назад совсем недолгое время на нашем участке была терапевт, Ядвига Вячеславовна С..
Впечатления о ней как о докторе могли быть и хуже, если бы она, к примеру, работала хирургом. Но пронесло.
Молодая, чуть за 25, обалденной красоты девка.
Был бы я лет на 30 моложе, отбил бы её от мужа за неделю.
Наверно. В общем, пиздец какая красивая.
Потом она ушла в декрет, и мне доложились, что по выходе на работу она сразу переводится в кардиологию.
Якобы, невьебенного кардиологического таланта девочка.
Ну и хуй с ней, мне у неё не лечиться. Думал я.

Два месяца назад прокатился пару раз до больнички с ветерком и со спецсигналами.
Резко поставили на учёт. Наблюдался у завотделением.
А тут она неожиданно уехала на какую-то плановую учёбу, и я решил, — а... была не была, заодно полюбуюсь на нашу красавицу писаную.
Со сранья пораньше, строго по расписанию захожу в кабинет.
Сидит какая-то мышь серая в очках с толстенными линзами. Ну, думаю, не туда попал?
— Ядвига Вячеславовна?..
Посмотрела на меня.
— Разрешите просочиться?

Приём получился долгий, больше получаса, "больной ни в какую не соглашался на погост" (шутка, если что).
Короче, вышел просто охуевший. Не может человек так сильно измениться за четыре года. Не может!
Я, сидя напротив неё нос к носу, не узнал в ней ничего. И это с моей почти феноменальной памятью на лица.
А вот всё остальное совпало.

В этот раз я решил поступить вопреки здравому смыслу.
Начал наводить справки о ротации кадров за последние пять лет.
Если мне повезёт, и старый знакомый главврач не уволился, то в течение месяца, думаю, необходимые доки будут на руках.
А дальше... Либо я круглый идиот и выживший из ума старый маразматик.
Либо я иду в прокуратуру.
Совсем не смешное.
Более 50 лет назад ездил к дяде в деревню, точнее - в Дом инвалидов, где он работал. Подружился с местными ребятами. Через пару месяцев к нашей компании (15-16летних сорванцов) подошёл парень 25-30 лет и предложил пари, кто его обгонит до автобусной остановки (около 1 км), тому он даст 10 рублей. Все знали, что тот парень был неоднократным чемпионом республики по бегу, потому я, что-бы не оконфузиться, отказался, но самые младшие загорелись азартом соревнования. Вах, как я жалел, что не побежал со всеми! Когда я дал старт, все (человек 10-12) рванули до остановки. метров 150 чемпион бежал РЯДОМ со всеми, а потом он сильно отстал от всех и продул гонку вчистую. Оказалость, когда несколько лет назад он получил травму и забросил бег, с горя начал очень сильно пить (и курить) и "сгорел", здоровья совсем не осталось, только болезненные амбиции по былым победам.
Честно говоря, парня было очень жалко.
Кстати, ребятня поступила правильно, по-рыцарски, десятку от проигравшего взял только мальчишка, прибежавший на остановку первым, а не все обогнавшие несчастного. И НИКТО НЕ СМЕЯЛСЯ НАД ПОБЕЖДЁННЫМ! У нас, в Литве, не принято унижать другого человека...
Лучшая история за 11.05:
(рассказывает Шира)

"Это произошло не в сказке и не в рассказе из книжки, а в моей жизни…
Я была хорошей молодой девушкой из хорошей семьи. Пришло время выходить на шидухи. Некоторые семьи начали спрашивать обо мне и предложения были многочисленны и разнообразны. Конечно, и у меня были требования!
Однажды, подруга предложила моей матери парня, который, как она говорила, просто "человек с золотым сердцем"! Хороший человек, добрый, общительный, чувствительный и умный. Она сказала, что он похож на меня, у него также было много шидухов, но пока не нашел нужную девочку. Я согласилась встретиться с ним, уж очень стало любопытно.
Мы договорились встретиться в ресторане, все хорошо, но как только я увидела его, мне сразу стало понятно, почему он читать дальше
Рейтинг@Mail.ru