Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Анекдоты про врачей и докторов

Анекдоты и истории про врачей, докторов, медиков, пациентов и другие медицинские анекдоты.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Упорядочить по: дате | сумме
Нетривиальная метóда

Моя давняя знакомая — очень красивая женщина, с великолепной осанкой, в народе называемой "царственной".
А приобрела она такую стать довольно необычно.
Далее от её имени.
***
"В детстве я была очень худая, быстро росла, начала сильно сутулиться, ходила вопросительным знаком.
Иду как-то утром в школу (лет 12 было), нос повесила, задумалась, под ноги смотрю. Перешла перекрёсток и вдруг рядом слышу резкий мужской окрик "Девочка, стой!"
Испугавшись, остановилась.
Подходит незнакомый мужчина и говорит приказным тоном:
— А ну, быстренько плечи вверх подняла, сколько сможешь!
Я от страха послушалась, аж голову в плечи по уши спрятала.
— Теперь плечи назад отведи, сколько можешь.
Отвела.
— Теперь вниз опусти!
Опустила. Спина у меня выпрямилась, грудная клетка вперёд.
Даже интересно стало.
— Вот так теперь ходить будешь всегда! — рассмеялся мужчина. — Да не бойся, я врач-травматолог. Поняла, как спинку выпрямлять?
Я кивнула.
И доктор пошел себе дальше.
Точно, в двух кварталах от этого перекрёстка 1-я горбольница с травмпунктом.
Я успокоилась и потопала в школу.
Но с тех пор так и хожу, ровненько, задравши нос, не сутулюсь, уже более тридцати лет.
Такой вот чудодейственный испуг."
- Доктор! Почему моя Софочка часто засыпает во время секса?
- Ну… Я думаю, что она вам просто доверяет.
Нарколог: - Вот смотрите, вы просыпаетесь ночью, жуткое похмелье, на табуретке стоит стакан с водкой, вы пытаетесь его взять, но он приклеен! Так пошутили друзья.
Мужик: - Ваши?
Нарколог: - Нет, ваши!
Мужик: - Мои не могут. Мои знают, что такое похмелье.
Эффект плацебо в медицине - это когда тебе озвучивают стоимость лечения, и твой мозг решает, что у тебя уже ничего не болит.
5
Путин не только пожелал здоровья Байдену, но и срочно вызвал в Москву посла, чтобы тот передал лекарства лично.
Если врач прописал дорогие таблетки, которые по инструкции не являются лекарством, знай: твоя болезнь – не болезнь, а врач – не врач.
Врача, допустившего ошибку,  надо не в тюрьму, а в мединститут – на пересдачу всех экзаменов, это хуже срока.
В больнице:
- Доктор, а мне операцию будет делать хороший хирург?
- Вам операцию будет делать академик!
- Ой как здорово, а почему мне такая честь?
- У Вас сложный случай, если Вы помрете нам придется отвечать, а ему ничего не будет.
В больнице.
- Пациент, как вы сломали обе ноги?
- Шёл по неосвещённой улице и провалился в яму.
- Могли бы фонариком себе присветить.
- Ага! Щас доктор! Лучше полгода в гипсе, чем пять лет за участие в массовых беспорядках.
14
Жизнь патологоанатомов с каждым годом всё ярче: разнообразие татуировок на трупах хоть как-то скрашивает трудовые будни.
Про роды в поезде любой проводник со стажем может рассказать не одну историю. Моя же сегодняшняя собеседница путешествовала пассажиркой.

Это случилось в середине девяностых. С шестилетним сыном села она на вечерний поезд из Москвы. Ехать им было 14 часов. В купе с ними оказалась бодрая старушка, направлявшаяся ещё дальше – к внуку и к своему новорожденному правнуку.

Когда поезд тронулся, они уже познакомились, и вкратце о себе все рассказали.
Зашел проводник, проверил билеты. Они попросили включить радио. Проводник дотянулся до ручки регулятора, повернул его, и вышел.

Они поужинали и убрали со стола, когда радиотрансляция прервалась на полуслове сообщением: «Уважаемые пассажиры, внимание! В шестом вагоне у пассажирки экстренные роды. Просим медработников пройти в шестой вагон для оказания медпомощи!»

Старушка говорит: «Лена! Беги! Ты же медсестра! За сыном твоим присмотрю, спать уложу – не сомневайся! Погоди только…» Она полезла в свой чемодан, вытащила пакет с пеленками: «Это все стерильное! Бери!»

Лена пошла из своего последнего вагона. Тамбур шестого вагона был забит нервно курящими мужиками. Как потом стало ей известно – практически все они ехали с северной вахты.
- Мужчины! Пропустите, пожалуйста!
- Идите назад, девушка! Там женщина рожает нечего зря по поезду бегать!
- Так я медсестра!

Мигом образовалось свободное пространство. «Медсестра! Медсестра!» – разнеслось по вагону.

Прошла она в купе, в проеме которого стоял взволнованный будущий папа.
Возле полулежавшей женщины хлопотал молодой мужчина. «Акушерка?» - спросил он у Лены?
- Медсестра Скорой. Лена, – представилась она.
- Я, увы, – ЛОР! Юрий Александрович.

Сразу скажу, что роды прошли без осложнений и вполне удачно.

Пригодились и стерильные пеленки, и бутылка «Спирт питьевой» для дезинфекции, и острый охотничий нож для перерезания пуповины. Спирт и нож «северяне» передавали по проходу над головами.

Детский крик – и в вагоне после мига полной тишины раздались аплодисменты.
- Мальчик! Мальчик!
- Как назовете?
Мама говорит мужу: «Врач же Юрий Александрович. Значит Юрой, - да, Серёж?»

На ближайшей крупной станции Лена и Юрий Александрович сдали родильницу с новорожденным и с мужем в заехавшую прямо на платформу «Скорую».

Утром Лена обнималась на своей станции с встречавшей их мамой-бабушкой.

Мимо проходили пассажиры. Многие обсуждали ночное происшествие. Некоторые обращали внимание на Лену. Говорили друг другу: «Вот она! Медсестра! Здравствуйте!»

Лена объяснила маме причину этого внимания.

Мама ответила: «Вечно у тебя приключения!»

Чувствовалось, что ей приятно.
- Почему на фармацевта нужно так долго учиться?
- Там три года уходит только на то, чтобы научиться читать рецепты, выписанные врачами.
История давнишняя, когда компьютеры занимали залы огромной площади и представляли собой множество железных шкафов, набитых железяками (прошу прощения у электронщиков).
Для проведения профилактики на этих монстрах выдавалось большое количество спирта, за расходом которого начальство бдительно следило. Но разве можно удержать от соблазна молодых здоровых мужиков! Правда, все знали меру и норму, кроме одного (имени его не помню, предположим, Гена). За ним была установлена персональная слежка, проверяли, не принес ли что-нибудь с собой. Но история развивалась каждый день одинаковым образом – он приходил на работу трезвым, а к концу рабочего дня уже плохо держался на ногах. По секрету нам его сотрудники рассказали, что улучив момент, он разливал спирт в маленькие стаканчики и прятал их внутри железных шкафов, составляющих компьютер. А потом в течение дня бодро ходил, «ремонтируя» чего-то там и заодно опрокидывал в глотку стаканчики. Наконец, начальство решило уволить его по статье и, подловив в датом состоянии, заперло его в кабинете и вызвало скорую помощь для освидетельствования опьянения. Наш Гена мигом протрезвел и выпросился в туалет, а сам птицей слетел с пятого этажа и в одном белом халата исчез вдали. Надо добавить, что мороз стоял около 30 градусов. Когда приехала скорая, пациента не оказалось в наличии. Но врач подробно расспросил, что пил больной. Ему объяснили про спирт. Тогда и прозвучала незабываемая реплика: "Не волнуйтесь вы так, жить он будет…". Надо было видеть лица начальников. А Гене удалось уйти по собственному желанию.
Доктор Жир

Пару лет назад я упал с велосипеда, на спуске. Описав в воздухе, как это не банально прозвучит, дугу, грохнулся на лесную дорогу. Не асфальт и то ладно. Основной удар пришёлся в плечо. На мне был шлем, ― носите шлемы! ― и головой я, за вычетом ссадин, не пострадал. Хотя вскоре начал засылать байки на анекдотру, но это ведь не связано? Слегка полежав, я вновь оседлал велосипед и направился к даче, пугая редких грибников своим грязно-кровавым видом. Приехав, каким-то образом стянул с себя футболку, принял душ и побрызгался антисептиком. За ночь плечо неимоверно распухло, поднять руку стало невозможно. Подождав еще денёк (авось, само пройдёт), потащился в город, в больничку.
― Представляете, доктор, ― жаловался я после рентгена, ― так всё быстро произошло, даже ру́ки выставить не успел.
― Представляю. Был тут давеча велосипедист, который успел. Обе руки выставил. Два локтевых перелома. Месяц в гипсе, без рук. Хорошо хоть женат.
― Ого. Стало быть, мне повезло?
― Повезло, что вы упитанный, ― доктор осмотрел мою фигуру, ― будь вы тощим, плечо бы оторвалось с концами. А так оно вышло, погуляло, и обратно. Жир ― лучший амортизатор. Даже лучше мышц.
― Знаете, вы первый врач в моей биографии, который увидел пользу в лишнем весе.
― Для профилактики травм нужен жир на плечах и жопе. На животе особо не нужен, разве что на случай огнестрела, но это как повезёт.
― Понял вас, доктор, спасибо. Можно идти? До свидания. На плечах и жопе. Я запомню.

©CергейОК,2021
К врачу приходит больной и жалуется на боли в ноге.
- Хм-м-м, у вас серьёзный вывих. И долго вы с ним ходите?
- Уже две недели.
- Две недели?! Как вы могли терпеть столько времени?! Почему вы не пришли сразу?
- Видите ли, доктор, как только у меня что-нибудь начинает болеть, жена говорит, чтобы я бросил курить.
Дороги в городе были настолько плохими, что когда врачи "скорой" говорили: "Мы его потеряли!" - водитель разворачивался и ехал искать пациента.
Дело было лет 20 назад, когда "Скорые помощи" ещё не обзавелись фирменными комбинезонами и куртками с надписью "Скорая помощь", а катались по вызовам в обычных белых халатах. В те годы на подстанциях откуда-то появились армейские бушлаты и шинели, в коих "скоряки" зимой и выезжали на вызовы, дабы не трепать по машинам и квартирам свою верхнюю одежду. Один доктор, весьма крупных размеров, рассказывал, что по его росту, ему досталась шинель аж даже ещё и с погонами майора авиации. Тяжёлых больных, с сомнительными прогнозами на жизнь, завсегда называют "дровами".

Второй вызов "скорой" за вечер к бабульке — декомпенсированной сердечнице, божьему одуванчику с выраженной недостаточностью. Диалог у постели:
- Бабушка, вы "скорую" за сегодня второй раз уже вызываете?
- Да, доченьки, второй раз.
-А почему? В первый раз врачи-то приезжали?
- Да нет, не приезжали...
- ??? (Вроде, выезд по адресу был. )
- Врачи - нет, не приезжали. Двое военных приехали, постояли, о дровах поговорили и уехали. :)
Встретились два психиатра, не виделись с универа. Первый говорит:
- А какой у тебя был самый странный пациент?
- У меня был больной, который жил в придуманном мире. Он считал, что у него есть дядя в Америке, который собирается оставить ему огромное наследство, и поэтому пациент постоянно ждал письма оттуда. Он никуда не ходил, сидел дома и ждал письма. Я его 7 лет лечил! И когда уже почти вылечил, пришло это долбаное письмо!..
Боюсь идти к психотерапевту: не хочется за свои 5000 услышать, что я просто ленивое чмо.
В 1987 году после 1 курса КВЛУГА нас призвали в ряды Советской армии.
После дембеля вернулся, и на первой ВЛЭК доктор задаёт вопрос: "Употребление алкоголя?".
Думаю, если скажу "не употребляю", подумает - врун, мол, после армии и не пьёт!
Если же скажу "употребляю", подумает - алкаш, что в лётном училище, мягко сказать, не приветствовалось.
Доктор, видя мои затруднения с выдачей правдивого ответа, в медкнижке сделала запись: "Пьёт мало, но часто".
Буквально на днях был вспомнен армейский случай.:)
Новоиспеченные старлеи обмывали свежие звездочки. По обычаю их опускают в рюмку с водкой, сей напиток выливают в рот, съедобное проглатывают, а остальное отныне считается освещенно-обмытым. Так вот после данной процедуры одним из счастливчиков было обнаружено несоответствие количества положенных в рюмку и оставшихся после процедуры звездочек. Видимо представив последствия, ему сразу стало плохо. Бедолагу сразу понесли в санчасть. Там матерый доктор назвал его симулянтом и отправил домой заканчивать мероприятие. На мольбы о госпитализации (на всякий случай) док сказал, что его уже достали, и он не намерен возиться со старлеями, потому что только вчера благополучно выписал новоиспеченного подполковника с аналогичной проблемой.
Диетолог рассказал о вреде селёдки под шубой: "Она там от жары потеет и быстро портится".
Доктор пришёл к шотландцу по ночному вызову и установил у то­го лишь лёгкое недомогание.
- Почему же вы вызвали ме­ня в три часа ночи? У вас же ни­чего страшного!
- Дело в том, доктор, что ночью дешевле звонить по теле­фону, а потом я подумал, что в это время вы наверняка свобод­ны.
Лучшим врачом года признан доктор, давший совет "Покупая хлеб на 5 дней, вы снижаете риск заражения коронавирусом на 80%".
Врач говорит жене своего пациен­та:
- Ваш супруг не должен пить очень крепкий кофе. Это его воз­буждает, и он нервничает.
- Но, доктор, если бы вы знали, как он нервничает, когда я наливаю ему слабый кофе!
У каждого хирурга есть своё маленькое кладбище.
У каждого проктолога есть свой маленький гей-клуб.
Мясники в России настолько крутые, что у них есть свой доктор!
Доктор:
- Хорошие новости! Вы снова сможете увидеть вашу жену.
Пациент:
- Но она мертва уже пять лет...
Доктор:
- Именно!
Психиатр сказал мне, что у меня биполярное расстройство. Не знаю, смеяться или плакать...
Доктор долго осматривал пациента и никак не мог определить, чем он болен. Наконец он глубокомысленно произнес:
- Идите домой, примите горячую ванную, а потом погуляйте часок-другой без пальто.
- И вы полагаете, это поможет?
- Нет, но вы почти наверняка получите воспаление лёгких, а его мы легко распознаём и успешно лечим.
Хороший студент станет хорошим врачом! А плохой студент - заведующим больницы!
12 самых идиотских просьб пациентов скорой помощи

Я с 2002 года работаю водителем скорой помощи. За это время каких кадров только не встречал. Какие вызовы только не делали пациенты. Вот самые яркие:

Женщина вызвала скорую, чтобы ей укрыли ноги. Обидно было то, что в тот день мы не успели на срочный вызов. Все машины были заняты. А нас дёрнули из-за вот такой вот ерунды. Иногда идиотский вызов может стоить кому-то жизни…

Вызвали алкаши. На месте предлагали продать им бочку этилового спирта. Кстати, я никогда не видел этиловый спирт, разлитый по бочкам. Алкоголики, наверное, думают, что врачи совсем того, да ещё и барыжат спиртом.

Женщина вызвала скорую, потому что ей "не было так скучно".

Мужчина тридцати лет вызвал скорую помощь, потому что у него всю ночь держалась ужасно высокая температура: 37,3.

Бабушка вызвала скорую помощь, чтобы врач залез в колодец и продиктовал ей показания счётчика.

Мужик вызвал скорую, чтобы мы спасли его от чёртиков. У него была белая горячка.

Вызвали скорую, чтобы мы помогли найти "пропавшую родинку".

Женщина вызвала скорую, чтобы врачи подтвердили факт непорочного зачатия. Подтвердить на месте не смог (не хватило квалификации).

Пару раз вызывали скорую, потому что у людей не было собутыльников.

Один раз вызвали, чтобы врачи показали, как правильно делать гимнастику. По-моему пациентка была не совсем адекватна.

Был вызов, когда пациентка нас вызвала, чтобы доказать, что уринотерапия работает.

Однажды вызвали нас, чтобы мы удалили вирусы из компьютера.

Это всё очень весело, если бы у нас было много свободного времени. Часто бывает, что на срочный вызов просто не успеваем доехать из-за тех, кому лень идти в поликлинику или сумасшедших с дурацкими просьбами. Пожалуйста, не надо так!
- Голубчик, в вашем случае наша медицина бессильна.
- Я теперь умру? Что со мной, доктор?
- У вас обычная простуда, но, к сожалению, даже против неё наша медицина бессильна.
Медицина в настоящее время достигла таких высот, что сейчас уже практически не встретишь здорового человека.
Сегодня у меня легкий день, основной работы не было, и начальник попросил поработать с гастроэнтерологом.

Пациент разговорчивый попался. Начал с вопроса типа "зачем Володька усы сбрил?". То есть, я вас помню, говорит, но у вас волосы были длинные и рыжеватые.
- Все так, но я вас не узнаю. Вы когда у нас в госпитале были?
- Три года назад, на таком же обследовании.
Лестно, конечно, думаю, что человек за три года меня не забыл. Процедура рутинная. А многие после наркоза вообще ничего не помнят...
А он уже на общие темы переключился:
- Они предложили нам выбрать между двумя негодяями - и называют это демократией?!
Помните Марту Стюарт посадили? Так каждый из них в десять раз больший преступник, чем она, но тем, кто у власти все сходит с рук. Воры и коррупционеры!
Я предпочитаю более молчаливых пациентов, но всегда приятно встретить разумного человека, и я вежливо соглашаюсь.
К разговору подключается Питер - техник по оборудованию.
- Я - канадец. Много лет здесь работаю и периодически должен продлевать грин-карту. Каждый раз это длительная и унизительная процедура. Мне кажется, что в государственных учреждениях работают одни садисты.
- Вся система прогнила, охотно признает пациент.

На этом он заканчивает дозволенные речи, поскольку я отправляю его, наконец, в объятия Морфея.

Те же и гастроэнтеролог.

- Какой пациент у тебя разговорчивый, говорю. Судя по манерам - отставной полицейский?
- Почти угадала, это Head of Homeland Security, и не отставной.

Переглянулись мы с Питером.
- Ну, что, доктор, сбежим пока он спит?
- А успеем добежать до канадской границы?
4
Не подпишу!
Гвозди б делать из этих людей:
Крепче б не было в мире гвоздей.
Н. Тихонов

СМИ: Взглядvz.ru › news › 2020/11:
«Глава Управления общих служб США Эмили Мерфи отказывается признать Джо Байдена победителем на президентских выборах, что не позволяет начать переходный период в стране, сообщили СМИ. «Утверждение еще не состоялось. Управление (GSA) и его глава будут продолжать соблюдать все требования закона», – говорится в сообщении ведомства».

Это сообщение напомнила древнюю историю: то ли быль, то ли легенду Военно-Медицинской академии, рассказанную Андреем Ломачинским в его страшновато-интересных «Записках судмедэксперта».

По словам автора советские медики в конце шестидесятых были готовы к тому, чтобы осуществить трансплантацию человеческого сердца. Проведены были сотни успешных операций на животных, светила медицины были уверены в успехе, у хирургов, можно сказать, «руки чесались».
Короче, с медицинской стороны проблем не наблюдалось, а вот юридические казались труднопреодолимыми: в качестве донора нужен «мертвый человек с работающим сердцем» - ну, как-то так. А как такого мертвым признать? Иначе – убийство! Нужна была поддержка «сверху».
Согласование в Минздраве с самого начала представлялось бесперспективным. Решили действовать через Министерство обороны – там люди более решительные. Однозначного «Добро!» и оттуда не поступило: получится – «победителей не судят!», а облажаетесь – не обессудьте… В качестве прикрытия был разработан некий Акт, подписание которого должно было означать, что донор «скорее мертв, чем жив». В утвержденном акте были закреплены фамилии 10-ти врачей ответственных за диагноз, свободная для заполнения графа для согласования с ближайшим родственником, и фамилия лаборанта, подпись которого подтверждала бы совместимость органов донора и реципиента, пункт скорее формальный. Этим лаборантом была выбрана молоденькая выпускница ВУЗа.
Дело оставалось за донором. Случай не заставил себя ждать: 17-ти летний угонщик на мотоцикле – элемент асоциальный во всех отношениях, но в рамках решаемой задачи, это роли не играет, главное, что голова вдребезги (энцефалограмма ноль), а сердце бьется. Время деньги – необходимо срочно подписать документ. С подписью единственного родственника – матери-алкоголики – никаких проблем (три бутылки водки – это же не взятка – просто помянуть). Срочный консилиум, светила медицины поставили свои подписи под «приговором», готовится операционная. Осталась формальность - одна подпись. НО…
Девчушка-лаборант заявляет: по документу перед подписанием должна осмотреть пациента, откуда-то достает стетоскоп, пощупала, послушала и тихо так говорит: «Он живой. Не подпишу я!». Не помогли ни убеждения (посмотри энцефалограмму), ни угрозы (уволим), ни упрёки в низкой компетентности: «Если я ноль – делайте без моей подписи». А документ с фамилиями специалистов уже утвержден в Москве!
Как выйти из положения решили не сразу. Но в конце концов новый документ с новым лаборантом согласовали в столице, но прошло время: донора в таком состоянии держали 8 дней – тоже искусство!
Назначили новый консилиум, но он не понадобился – накануне ночью на энцефалограмме появились какие-то ритмы – «пациент скорее жив!». Через некоторое время отключили от ИВЛ. Дальше – больше, пациент начал подавать видимые невооруженным взглядом признаки жизни, пытался говорить... Короче, медицина оказалась бессильна перед желанием человека жить!

На этом заявленная тема о «железных» людях, в принципе, завершена. Хотелось бы только отметить, что в обоих случаях, таковыми были женщины.

Финал истории, подозрительно оптимистичный, но, тем не менее, вполне вероятный, к теме уже не относится, но интригует.

«Асоциальный элемент» по словам автора, после длительного лечения, включая психиатрическую клинику, где у него и появились сверхспособности, умудрился за 2 года закончить МИФИ, что-то изобрел и «засекретился» на каком-то «почтовом ящике». Последствия аварии остались: судя по описанию автора, голова героя походила на портрет, выполненный последователем кубизма. Но, каждый год в день, когда лаборантка отказалась подписывать акт, он привозит ей, уже опытному врачу другого медицинского учреждения, «ведро цветов».

Интрига в том, что история с «покушением» на пересадку сердца была секретной: о характере операции и об акте, который был уничтожен, знал очень ограниченный круг лиц, и распространяться о таком «приговоре» было не в их интересах. «Лаборантка», до первого визита своего «крестника» была уверена, что он умер. Сам герой, по нашим представлениям, не мог помнить обстоятельства своего воскрешения, но откуда-то их знал… и категорически не общался с врачами в военной форме.
- Доктор, я заболел! Что делать?
- Выздоравливайте, скорее!
- Спасибо, доктор!
30
Утром в газете, вечером в куплете...

Три дня назад в Филаделфии у черного парня с давней историей психических расстройств случилось обострение. Родные позвонили 911. Приехали полицейские, он выскочил с ножом, на приказы полицейских не реагировал - его застрелили. Толпа в ответ уже привычно пошла грабить магазины.

Почти 20 лет назад.
Герой этой истории, Росс, был нашим соседом, а также коллегой и самым надежным товарищем моей жены. Коренной тексан - все известные ему предки родились и выросли в Техасе - он был меньше всего похож на голливудского ковбоя. Блондин, рост 165-170, вес не больше 60-ти. Жена тоже не типичная, испанка из Испании , но маленькая, тихая, светловолосая девушка. Дочка через пару лет у них родилась, так мы ее не почти разу и не слышали.
Росс говорил, что однажды пробежал марафон, уложившись в 4 часа и хотел бы повторить. Когда-нибудь потом, конечно. Тогда у них был другой супер-марафон - интернатура в хирургической программе одного из госпиталей НЙ-ка. Что это такое красочно описано в книжке "The House of God", вернее как это было в 70-е. Нравы бесусловно смягчились за 30 лет, трагедий в моей истории не будет. Но оставались и унижения и дедовщина и, главное, расписание. В один из месяцев я подсчитал, - получилось в среднем 96 рабочих часов в неделю. Объяснение простое: резидент это уже врач (на бейджике написано MD), а платят ему в 2-3 раза меньше, чем медсестре и в 5-10 раз меньше, чем настоящему доктору. У медсестер к тому же еще и профсоюз имеется.

Случилось это во время их практики в самом сердце Бронкса. Когда говорят, что в Бронксе два зоопарка, один внутри забора, а другой снаружи - это про те места. Я пару раз туда заходил - полицейских в больнице больше чем медперсонала. По ночам крутые ребята подвозят ко входу трупы и тяжелораненных. Нередко можно видеть молодых ребят в инвалидных колясках. Спросил у местных, что за эпидемия такая. Оказалось, что это провинившиеся члены банд. Им гуманно стреляют в позвоночник так, чтобы пуля не задела важные органы. Веселый район. Но не все так однозначно в городе контрастов Нью-Йорке - по ночам они иногда выходили перекусить в соседнюю круглосуточную забегаловку и даже не задумывались, что это может быть опасно. Наверное, их скрабы (униформа) защищали - надежнее любых охранников и бронежилетов.

У больных после операции, когда отходит наркоз, случаются психозы. Это не редкость, особенно для наркоманов, и персонал обычно к этому готов.
Но тут пациент был неординарный. Похож, говорят, на Тайсона, но размером с Шакила О"Нила. И очень буйный. Медсестра зашла в палату и сразу выскочила. Посовещалась с подругами и решила звать полицию. Пришла, тяжело дыша, полицейская дама, роста нормального, а веса примерно такого же как пациент. Заглянув в палату, вынесла мудрый вердикт: этот человек опасен, и его надо привязать к кровати. Она согласна сама надеть на него наручники и зачитать ему права, но...сначала он должен получить укол и успокоиться.
К тому времени у палаты собралась небольшая толпа, и все смотрели друг на друга. О!, вдруг озарило первую медсестру - у нас как раз молодой доктор сейчас дежурит. Позвонили доктору. У Росса шли последние часы его 36-часового рабочего дня.
-Доктор, больному нужно ввести седативное, но, видите ли, доктор...
-Шприц! , прервал рассказ доктор и протянул руку. Ему вложили шприц и расступились.
Громила поднялся навстречу, мыча и вращая глазами, навис над мальчишеской фигурой доктора. Подглядывающие сестры и мужественная полицейская дама зажмурились. Росс положил руку на плечо Кинг Конгу и слегка нажал. Пациент покорно сел на кровать и сидел неподвижно пока ему делали укол.
Потом доктор дал ему ватку и попросил прижать ее пальчиком, дотронулся до его лба, - пациент лег и быстро уснул.

И был день, и была ночь, и новый день, и новое дежурство. Росса встречали апплодисментами, хлопали по плечу, расспрашивали подробности. Росс не мог им ни чем помочь - весь эпизод полностью стерся из его памяти.

P.S. Пару лет назад проезжаем по этому району. На светофоре я отвлекаюсь и трогаюсь на зеленый не сразу. Пересекая наш путь, проносится белый Хаммер. Машина сверкает разноцветными огнями, из открытых окон - оглушительный рэп. Ничего не случилось, но о вечном задумались.
-Знаешь, если со мной что-то случится на дороге, и ты сможешь повлиять на то, куда меня отвезут, пусть везут сюда.
-Сюда?! Почему не в Коламбию? Ты была там счастлива, рассказывала какие замечательные у тебя коллеги и учителя, ты до сих пор им иногда звонишь по делу. Ну и, вообще, Коламбия - это мировое имя.
-Да, они, правда, очень умные, читают все статьи, сами пишут, на конференциях выступают. А здесь, в травме, хирурги просто каждый день собирают людей по частям. 24 часа в сутки.
Сегодня после гастроскопии меня позвал на свидание врач. Не знаю, что его больше привлекло: мои красивые голубые глаза или отсутствие рвотного рефлекса.
Меня напрягает, что в больницах на этажах висят плакаты про то, как нужно лечить болезни. Как будто врач будет меня осматривать и скажет: "Ща, ща, я что-то такое на третьем этаже видел!".
Нехватку врачей решили бесплатной раздачей белых халатов на улицах.
- Гражданин, вы одобряете действия президента и правительства?
- Да кому в России теперь интересно наше мнение?
- Институту им.Сербского. Ищем людей с манией величия.
- Доктор! Я всё время озабочен..
- Вы работаете в МИДе?
- Да... А Вы как догадались?
- Доктор! У меня это...
- У меня тоже... Следующий!
Синдром нашей фамилии

Осенью 2011-го года мой отец собрался умирать. Причина – надоело мучиться. За восемь месяцев до этого один врач невнимательно посмотрел рентгеновский снимок, второй также невнимательно поставил диагноз. В итоге…

В итоге после пары операций в Барановичах и Бресте стало только хуже.
- До ноября умру, земля мягкая, могилу вырыть не сложно, - успокаивал отец.
- Охренеть, - согласился я, - завтра копателей найму.

И поставил на уши всех, кого знал и кого не знал.
В конечном итоге меня принял Бог торакальной хирургии, доктор медицинских наук, профессор 1-й кафедры хирургических болезней Белорусского государственного медицинского университета, Заслуженный врач Республики Беларусь Леонович Сергей Иванович.

Очень приветливый, доброжелательный и абсолютно простой в общении:
- Не волнуйся, Андрей, вези отца, вылечим. Методики лечения этой болезни нет, но мы справимся. Даю слово.
***
Прошел год.
Год (!) с недельными перерывами батя провалялся в больнице. Пять операций, сотни осмотров и перевязок.

За это время я перезнакомился со всеми врачами, медсестрами и санитарками. Даже охрана пропускала, не спрашивая. Они и так знали, что иду в торакальное отделение.

А в ноябре 2012-го лично выбросил тапочки в урну:
- Всё, отец, поехали домой. Сюда ты больше не вернёшься. Врачи обещали.

Так и вышло. Батя живет и здравствует, часто вспоминая тех, кто спас ему жизнь. Жалеем только об одном – не успели еще раз сказать спасибо Сергею Ивановичу. Он умер вскоре после выписки отца. Сдержал слово и ушёл. Светлая память.

А вот его преемнику, не единожды оперировавшему отца, тоже доктору наук и профессору, звоню минимум раз в год:
- Анатолий Антонович, здравствуйте, с днем рождения Вас!
- Здравствуй, дорогой, спасибо. Как отец?
- Живет и здравствует, Вам огромный привет.

- Кстати, скажи, что он на кафедре знаменитость. У нас появился термин «синдром Авдея» для случаев, когда нет методики лечения.
- Не хотелось бы такой славы, но раз вы так решили…, - хмыкнул я.
- Решили, решили, - рассмеялся профессор, - заезжай в гости, давно тебя не видел.

Обязательно заеду. Чтобы еще раз сказать спасибо.
Всем сотрудникам 1-й кафедры хирургических болезней Белорусского государственного медицинского университета, врачам, медсёстрам и санитаркам торакального и гнойного торакального отделений 10-й городской клинической больницы города Минска.

Спасибо Вам и низкий поклон.
ПС, диагноз, если коротко и по простому - огромная опухоль в области легких. Само описание в выписке - два абзаца, не думаю, что кому-то это интересно

Автор: Андрей Авдей
Истории, за которые стыдно. Как я был логопедом.

В мае 2018-го мне здорово повезло – уже в полушаге от обширного инсульта попал в нейрохирургическое отделение. Его специалисты меня и спасли.

В палате нас было двое. Второй – тоже Андрей, тридцати трёх лет от роду, совсем не говорил и плохо двигался. В отличие от меня парню очень не повезло.

Смотрела за ним мать. Тамара взяла длительный отпуск, чтобы помочь сыну:
— Давай позанимаемся.
— М, — и машет рукой: нет.
— Надо поесть.
— М.

У парня просто опустились руки. И я его понимал на 100%, поэтому решил поддержать. По-своему.
Стоило Тамаре выйти из палаты, как начиналась «реабилитация»:
— Здоровый мужик, а ведешь себя, как ребенок.
— Ммм.
— Не стыдно? Без мамы никуда.
— Ыыыы!
— Что ыкаешь?
— Ммм, — и показывает: уйди.
— Фигушки, слушай дальше…

От моего бубнежа две залетевшие мухи покончили с собой, «разогнавшись и башкой в стекло».
Так продолжалось два дня. Тамара за дверь – «реабилитация», вернулась – и я образец заботы и сострадания.
— Николаевич, помоги усадить.
— Конечно-конечно.

В такие моменты лицо Андрюхи выражало страстное желание запечь меня в духовке. С красным перцем и гвоздями. На медленном огне.
Устав от постоянных наездов, Андрей решил пожаловаться маме, тыча в меня пальцем и мелодично ыкая.
— Он говорит спасибо, что поправил одеяло и подушку, — с невинным лицом перевел я.
— И от меня спасибо, — улыбнулась Тамара, — присмотри за ним, Николаевич, схожу за обедом.

Дверь не успела закрыться, как я фыркнул:
— Стукач.
— Ыыыы.
— Ыыыы, бе бе бе. Нормально скажи, послать хочешь?
— Ааа, — и машет головой.

Типа, давно мечтаю.
— Ну так пошли, слабо?? Куда? Ну? Ну? Куда? На… На…
— …! — рявкнул Андрей и замер.
Глядя на выпученные глаза, я не удержался и подмигнул:
— Молодец. За это скажи дяде…
— Спасибо, — выдал Андрюха, снова замерев от удивления.
— На здоровье, теперь отдыхай. Схожу поем.

В коридоре, увидев Тамару, я не преминул сообщить:
— Ваш сын только что сказал спасибо (о том, что вначале послал, решил не распространяться).
— Шутите, — не поверила женщина.
— Такими вещами не шутят.

Что потом было в палате, можете себе представить. И слёзы, и … да не важно. В общем, потихоньку, помаленьку Андрей начал оживать. А потом его перевели в неврологическое отделение.
В следующий раз мы встретились уже через полтора месяца, когда я приезжал за рецептом. Андрюха гулял с друзьями в больничном дворике. Кстати, узнал и помахал рукой.

А недавно он нашёл меня в соцсетях. Со здоровьем все хорошо, живет и здравствует. В этом, конечно, заслуга врачей и его мамы, дневавшей и ночевавшей в отделении.
Столько времени прошло, а как вспомню, что вытворял – до сих пор стыдно.

Автор: Андрей Авдей
Гастроэнтеролог:
- Исключите кофе, бобовые, сладкое, кислое, солёное, острое, мучное, молочное и мясное.
Аллерголог:
- А ещё рыбу и морепродукты.
Я:
- Ну хотя бы солнцем питаться можно?
Онколог:
- Не рекомендую!
Застудила нерв в шее. Боль несильная, но я таксистка, головой надо вертеть, а я не могу. Кое-как вышла на смену, и садится к обеду девушка. Заметив мои неуклюжие повороты, начала расспрашивать что да как. Неожиданно просит остановить машину. Желание клиента — закон. Выводит меня на улицу, слегка надавливает на какие-то точки на шее и затылке, и боль отступила! На мое изумление ответила, что она врач-ветеринар, и так лошадей спасают.
Из разговора двух хирургов:
- Ну, как прошла операция?
- Да как обычно. С анестезией вообще скучновато.
Случаи, когда пациент, которого сочли мертвым, приходит в сознание в морге, происходят не часто, и каждое такое происшествие производит яркое впечатление на участников и свидетелей.

Одна моя знакомая в девяностых годах работала медсестрой в Днепропетровске в отделении анестезиологии и хирургической реанимации городской больницы скорой медицинской помощи. Как она говорит: «Смертность у нас была хорошая… Город - большой, больница – большая, каждую смену отвозили кого-то на каталке в морг и это было для нас делом привычным».

И вот она закатили они с санитаром в лифт каталку с отмучившимся пациентом, спустились вниз, открыли дверь огромным ключом… Она нащупала выключатель, зажгла свет… - на полати перед ней сидит голый старичок с «зафиксированными» бинтом запястьями и щиколотками.

Она сохранила самообладание, но потеряла связность мыслей и речи. Поэтому задала глупый вопрос:
- Ой, диду! А шо вы тут робыте?

Дед резонно отвечает:
- Не знаю, доню! Проснувся, а тут тэмно и зябко…

Она посмотрела у него на запястье бирку – Бычков. 4-я хирургия. Укутали они деда простынями, развязали бинты на руках и ногах, уложили на каталку, повезли на лифте в 4-ю хирургию, которая была на 9-м этаже.

Деда с санитаром оставила в холле, бежит в ординаторскую. Распахивает дверь… А было 1 мая. В ординаторской накрыт стол… Все повернулись к ней:
- О! Ленка, заходи! Давай к столу!

Она зовет старшую медсестру отделения:
- Наташа! Выйди, что скажу…

Та в ответ:
- Да чего там секретного…
- Нет! Выйди.

Вышли в коридор. Эта Лена спрашивает:
- Бычков ваш пациент?

Наташа погрустнела:
- Он твой родственник?
- Знакомый. Недавно познакомились.
- Ой, Ленка. Не хочу тебя расстраивать, но он скончался. Родственникам мы сообщили.
- А давно скончался?
- Часов шесть, как…
- Бери каталку – беги в морг. Он живой там вас дожидается!

Наташа схватилась за сердце, у неё покосились ноги.

- Что, поверила? – улыбнулась Лена, помогая подруге подняться с пола, - Да пошутила я. Он уже не в морге, а в вашем холле на каталке. Не могла же я его там с трупами оставить! С вас причитается!

***
(Фамилия пациента изменена.)

Рейтинг@Mail.ru