Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Афоризмы о жизни

Показывать жанры: все | анекдоты | истории | фразы | стишки | карикатуры |
Упорядочить по: дате | сумме |
Пройдя через крутую жопу Судьбы, совсем не обязательно становиться плавающим дерьмом.
(продолжение истории https://www.anekdot.ru/id/917201 )

Всегда трудно принять решение, особенно, если понимаешь, что от него зависит твоя судьба. Да и как выбирать, если верность того или иного жизненного поворота станет очевидной лишь спустя много лет? Итак, я остался в Нью Йорке. Насовсем? До окончания визы? Я не знал. Ясно было одно - розоволепестковый период такой недавней пылкой романтики резко обернулся изнаночной стороной. Я был в заднице.

Люди, которые меня приютили, были хорошей, дружной семьёй. Но быть у них нахлебником не входило в мои планы. Переночевав одну ночь, на следующее же утро я поехал на Брайтон, купил русскую газету и стал искать жильё. Денег оставалось долларов триста, выбор был невелик. Так-с... что у нас тут самое дешёвое?

Без подписания долгосрочного контракта, нашлась лишь комната в подвале за $200 в месяц, без кондиционера, зато с кроватью и столом, плюс недалеко от метро... Нормально. Не сахарные, не растаем. При встрече с лэндлордом оказалось, что вообще-то, платить надо не $200, а $400. Про такую штуку, как security deposit мы и слыхом не слыхивали.

Лэндлорд был русским - договорились, что сделает мне исключение. Взял без депозита. Впрочем, немногие согласились бы жить в его подвале. Комната представляла из себя небольшую келью, в которую едва входила кровать и небольшой обшарпанный стол. В качестве бонуса мне был предоставлен вентилятор, ибо в июле месяце в Нью Йорке та ещё духовка, даже в подвале.

Облезлые стены, разномастные двери с лохмотьями краски, комнаты-кельи, какие-то тряпки, развешенные на верёвках по коридору, запахи, не внушающие доверия... Сам лэндлорд занимался ремонтно-строительными работами и, в общем, собрал эти комнаты из огрызков стройматериалов с разных своих объектов и всякого заботливо прибережённого старья. Одна электроплитка на всех и единственный санузел, в котором, скорее, можно было подцепить какую-то заразу, чем помыться. В России я таких мест просто не видел (хотя, много ли я там видел?..).

Мысли в голову лезли невесёлые. Всего пару месяцев назад я был близок к серьёзной науке, сидел на лекциях у известных во всём мире людей, учился баловаться с настоящим спутником, реально находящимся на орбите!.. После окончания, я за гроши, но работал бы в ЦУПе, или в «Энергии» и чувствовал бы себя человеком. ЧТО Я ДЕЛАЮ ЗДЕСЬ, В ЭТОЙ ДЫРЕ???! Эх, молодо-зелено!

В моменты, когда было совсем хреново, звонил в Москву одной девушке, которая пару лет подряд безответно тренировалась со мной в спортзале в общаге... Может быть не красавица, однако душевная и скромная, она очень надеялась, что я вернусь. Это согревало разорванную душу, там, по другую сторону океана... Наивная, она думала, что у меня там всё хорошо, раз я имею возможность позвонить из другой страны! Я же решил её не разочаровывать. Но... хватит смотреть назад. Вперёд и только вперёд! А впереди было сумрачно.

Помимо меня, в том же подвале жили ещё три человека. Все русские. Два пенсионера и молодой парень. К сожалению, прошло много лет и я уже не помню подробностей их историй. Пенсионеры были несчастными брошенными стариками. Один неудачно улетел из России, оставив там сына. От другого дети отказались уже в штатах. В их возрасте разбираться со сложностями социальных программ США уже очень непросто, а соответствующие инспекторы сюда просто не добрались. Да и что это было за место? Жильцы многоэтажки спускались в подвал лишь для того, чтобы оставить там мешки с бытовым мусором (представили июльское амбрэ?), которые вывозились два раза в неделю... Обитатели же подземелья, жившие там тихо и мирно, никого не интересовали.

Так что выживали те старики, как могли. Один, в 70 с лишним лет (!), шабашил по строительным работам. К другому приходила какая-то бабулька и подкармливала...

Молодой же жилец того подвала прилетел в штаты по жениховской визе, и, счастливчик, имел заветную грин-карту, хоть и временную. Теперь он работал охранником в баре. Странно, что он тут делает? Мне всегда казалось, что они хорошо зарабатывают... Но, с американской женой дела у него тоже не заладились. За некоторую ежемесячную мзду та не подавала на развод (дабы его не выкинули из страны), а на остатки он существовал, мечтая о свободе из зарешёченного подвального окошка, разместившегося где-то под потолком. Интересно, дотянул ли он до конца?..

- Студент, с деньгами поди проблема?
- Ну, не густо.
- Есть вариант...

Как-то раз, один из пенсионеров-подвальщиков предложил сходить «на дело». Хм... как низко могу я пасть? «Дело» было посещением помойки ближайшего продуктового магазина. Сотня баксов у меня ещё оставалась, так что с голоду не умирал, но всё же пошёл. Скорее, из интереса к новым впечатлениям, нежели ради добывания еды. К моему удивлению, кое-что из выкинутых фруктов-овощей было вполне съедобным. Так вот как выживают местные бомжи...

Потыркавшись по единичным и, к тому же, копеечным подработкам, предложенных пенсионером-шабашником за 20% от заработанного («А как ты хотел? Тут так принято!»), я, наконец, нашёл более или менее нормальную стройку.

- Что ты умеешь делать?
- Ну... отцу красить помогал, шпаклёвкой занимался... Да всё умею делать!
- Понятно. Как и все, кто из России - приезжают и сразу мастера на все руки. Вот тебе кувалда и лом, иди кроши вон ту бетонную дорожку, а дальше посмотрим.

Русский, у русских боссов, с русскими строителями, работающий на доме, принадлежащему русским. Но в Америке! Идеальная среда для погружения в английский язык, не правда ли? Но $7 в час! После 50-ти центов за гравировку одного золотого браслета, это ж были нереальные деньги! Плюс, ещё и китайской едой кормили на халяву. Курица с брокколи... Красота! Благодаря волшебству глютамата натрия и немного наметившейся, хотя и эфемерной финансовой стабильности – это был маленький кусочек счастья. Нет, на самом деле. В Москве я зарабатывал гораздо меньше. Тем не менее, поработав две недели и пообщавшись со строителями, понял – это дорога в никуда. Они уже были нелегалами, я ещё нет. Не всё так плохо! Всегда есть выход, надо только поискать. Ещё чуть-чуть.

Так... А что там говорила та украинка из Орегона, с которой общались пару лет назад, ещё из России? С работой поможем, устроиться поможем? И вообще поможем? Ну, попытка не пытка. Наберём – узнаем.

- Алла, привет! А я вот в Нью Йорке. Про тебя вспомнил... Ты говорила, что работа для меня может быть, если прилечу. Предложение ещё в силе?
- Ой, привет! Конечно! С твоими-то знаниями ты наверняка заработаешь больше, чем эти несчастные $7 на стройке. И почему ты сразу не сказал, что прилетел?

Она и правда обрадовалась. Было несколько неудобно от того факта, что я не общался с ней столько времени, даже не сказал, что в штаты лечу, а тут вдруг явился, не запылился... Но, как говорила одна моя знакомая, неудобно спать на потолке – одеяло падает. Ей было почти 18, мне на несколько лет больше. Чем чёрт не шутит? И что я теряю, в конце концов?

Портленд, где она жила – чуть ли не на Тихом Океане, Нью Йорк – на побережье Атлантического. Почти пять тысяч км. Так... какие у нас опции? Форест Гамп, в принципе, бегал на своих двоих от побережья до побережья... Но уж больно долго.

Перелёт самолётом отменяется – стройка хоть и добавила наличности, но немного. Гугла не было, про поезда разузнать особо не у кого. Алла же на вопрос о поезде просто «зависла», что неудивительно - пассажирские междугородние поезда в Америке распространены примерно также, как в России, скажем, гужевой транспорт. Да и не дешевле он самолёта, как потом выяснилось. Ладно, остаётся автобус.

- Ты в Бруклине? Я звонила в Грэйхаунд, у них там станция есть неподалёку... Приедешь в Портленд – я тебя встречу в любое время.
- А как туда добраться?
- Ну, говорят, надо доехать до Декалб Авеню, а там сразу увидишь.

Вроде всё просто. Так... начинаем думать... Бруклин, хоть и является частью Нью Йорка, но всё же почти самостоятельный город, причём совсем немаленький. Если в нём всего один Грейхаунд (всеамериканская контора автобусных перевозок), значит это автовокзал. Логично? А что в понятии русского человека автовокзал? Правильно - некоторое количество автобусов, шумная дымящаяся толчея, чумаданы с хламом, ларьки с нямкой и т.д. Ну хорошо, если не множество автобусов, то хотя бы один, правильно? Только не в США.

К тому времени я уже знал, что в Нью Йорке улицам вполне нормально быть проложенными «пунктиром» - чуть ли не произвольно прерываться, а потом продолжаться в паре километров. И если не знаешь, где она продолжается – начинаешь рыскать вокруг по этому радиусу... Иногда успешно. Короче, потеряться – на раз-два. А у меня автобус через два часа. И сумка вполне увесистая с вещами. И жара, близящаяся к 40...

- Эээ... Экскьюз ми... Биг бас стейшн?
- ???

Впрочем, с моими языковыми навыками понять я мог лишь их эмоции, а не ответ. Блин, ну как можно не знать, где автовокзал, если он находится где-то в километре отсюда? Ну тупыыые!.. Началась череда звонков в Орегон из окрестных таксофонов с сообщением моих координат (названий перекрёстков, насколько точно их может произнести «немец»). Затем моя «наводчица» звонила в бруклинский Грейхаунд и спрашивала – тепло или холодно?

Мучения, проклятия, почти отчаяние и, в какой-то момент, уже и желание вернуться в мой вонючий подвал... И в голове крутится незабвенное «А в тюрьме сейчас ужин... Макароны!»

На автобус я успел буквально за 15 минут до его отправления. Биг бас стейшном оказалась какая-то забегаловка в Бруклине, где не было даже намёка на автобусную остановку, не то, что автовокзал. Автобус просто останавливался у дверей этой забегаловки буквально на несколько минут и ехал дальше. Кто бы мог подумать?!

Намучавшись, я, наконец, сел в автобус и отключился. Что меня ждало впереди – было всё равно. Я просто устал. В Портленде меня ждала Алла, со светившимся от счастья лицом и букетом красных гвоздик (цветы??? парню??? но приятно!).

Задница, в которой я находился, начала подавать надежды на превращение в симпатичную попку. Или это мираж?
К светлому будущему идут не от хорошей жизни.
12
После пятидесяти прожитые годы надо не прибавлять, а вычитать.
И дай вам Бог дойти до нуля!
11
С упорной периодичностью чёрные полосы в моей жизни начинаются в понедельник утром и тянутся акурат до вечера пятницы.
Вся жизнь театр, а я упал со сцены.
6
Во времена глубокой юности вели мы дискотеку в клубе "Октябрь", ну как вели, официальными диджеями были два Серёги - моих дружбана. Ничего за это не имели, кроме геморроя в лице тёти Шуры.

Тётя Шура была дама преклонных лет, где-то за пятьдесят, худощавая и суровая, но молодёжной музыкой проникалась. Трудилась заведующей клубом и по совместительству, как принято сейчас говорить, «вышибалой» - без билета никого не пускала. Сама на входе стояла. И что характерно, все её слушались.

Мы с пацанами приходили задолго до дискотеки, часа за полтора, звук настроить, втроём оторваться под "Металлику" в пока ещё пустом зале, поскольку не всем такая музыка по нраву. Ну и выпить немного, какая дискотека без этого. Через некоторое время являлась тётя Шура, смотря на нас, как Ленин на буржуазию, подходила ко мне и спрашивала (орала) сквозь децибелы:
- Дай закурить!
Пацаны конечно смеялись.

Тётя Шура потом с этой шуткой от меня отстала. Почти. Но так как-то интересно посматривала и я это чувствовал. Декабрь, почти уже Новый год. Начало дискотеки.
В зале не люблю курить, хотя можно. Выхожу через тётю Шуру на улицу. Закуриваю. На улице красота, большими хлопьями тихо падает снег. Молодёжная суббота в самом разгаре.
Стою спиной ко входу, слышу, открылась дверь и ко мне кто-то подбирается, негромко похрустывая снегом.
- Дай закурить! - чей-то знакомый голос.
Поворачиваюсь…
- Тётя Шура, блин горелый!
Но закурить дал.

Стоим, курим.
- У нас на фабрике дед Мороз скончался, - как бы между делом говорит она.
- Соболезную, - отвечаю я.
- Ты меня не понял, - говорит она. И глубоко затягивается сигаретой.
- Тридцатого числа приходишь ко мне, я тебе даю костюм, бороду...в общем, нужно будет сходить поздравить начальство.

Ох нихрена себе, подумалось мне. Но вслух сказал:
- А кто Снегурочка?
- Я! - отвечает тётя Шура, не вынимая сигарету изо рта.
- Чоёёё!? - вырвалось у меня.
Тётя Шура невозмутимо:
- В общем так, пионер, тридцатого к девяти не придёшь - к клубу больше не подходи!
__________________

Я пришёл тридцатого, одел костюм, бороду, пошёл с тёть Шурой поздравлять начальство. Смеялись все. Так как такой Снегурочки, как у меня, больше ни у кого не было - эксклюзив, лимитед идишн.
На этом, внезапно свалившемся на меня мероприятии, я даже немного заработал.
Свою первую "Снегурку" не забуду никогда и вспоминаю с теплотой).
С высоты птичьего полета очень хорошо срать на головы людей.
Суть жизни в том, что от нее ни на шаг нельзя отставать.
Говорят, что самая приятная усталость - это когда ноги болят после тренировки в спортзале. Но нет, самая приятная усталость - это когда ноги болят от прогулок по новым городам.
13
Если б Кащенко, к примеру, лёг лечиться к Пирогову — Пирогов бы без причины резать Кащенку не стал?.. (с)

Ну, не могу удержаться. Цитатки так прямо в рассказ просятся. Ах, где был я вчера, не найду днём с огнём. Только помню что стены с обоями...(с). Тут вот такое дело. Говорят, что жизнь - это тяжёлая болезнь, которая передаётся половым путём и всегда оканчивается смертью. Да... вот можешь ты водку пить или йогой заниматься. Можешь веганом подзарабатывать, а можешь сырое мясо жрать. Ну и другие вариации. Только конец один. Правда некоторые обещают, что конец красивым будет и спокойным. Как у того дедушки. Во сне. А не такой как у 30 пассажиров его автобуса. С криками, молитвами и обосраными ногами.
Я уже рассказывал, что работаю здесь на должности нужника. И это не то, что вы могли подумать, а нужного человека. Решаю всякие сложные вопросы нетрадиционными путями.
Обратился мужик. Плохо себя чувствует. Хочет к врачам, но так чтобы две последние виллы в Испании не продавать, потому, что жить только на Карибах ему не нравится. Ни нормальных документов, ни страховки нету. Водка с перцем уже не помогает. Бугай здоровый. Килограммов на 120 и роста соответствующего. Последние лет 25-30 у врачей не был. А сейчас кашель, одышка и с утра ноги опухли. Без английского, канешно.
Была бы у меня радиопередача, я сейчас дал бы каждому рассказать, какая хорошая в Америке медицина. А в Германии ещё лучше. Израиль - так вообще пиздец. Только Алё, таварищи. Мы говорим об отсутствии сотен тысяч долларов и хотя бы сраной страховки. Можете начинать делать ставки через сколько дней нашего Витюшу на опыты сдадут. А то похоронить тысяч на 10 потянет, а спонсоров нету.
Начал я звонить по врачам. Свободных мест нету. Ближайшая перспектива на декабрь месяц. То есть и американцы и русские и поляки скромно отморозились. Повёз я его в County Hospital. Типа государственный, дешёвый. Некоторые называют бесплатным, но это не так. Официально бесплатной медицины здесь нету. Так вот. Отстояли мы очередь. Дали ему кучу бумаг до заполнения. Сказали что вызовут. Вызвали и сказали, что могут записать на приём через две недели. Если хотим раньше, так вот нам телефончик и можем звонить регулярно, вдруг какое окно и появится.
Ну вот вам первая серия. Такскаать американская хвалёная медицина в действии. Помните из Мишиного рассказа какими добрыми и честными приходят люди в медицину? Не знаю за сегодня, но ещё лет пять тому назад я в России такого представить бы не мог. Тем более, что мужик и хотел и мог заплатить. Кстати в одном из медцентров нам отказали, потому что кэш не принимают, а страховки нету.
Теперь вторая серия. Возвращаемся к машине, а Вите реально хреново. Облокотился на капот и отдышаться не может. Плюнул я на всякие хорошие манеры, на то что списывать нельзя, на то, что партия наш рулевой и пошёл, как настоящий герой. В обход, то есть. Через emergency room. В дорогом, хорошем госпитале.
Вот тут пошло все как в лучших домах. Дали переодеться. Положили на кровать. Анализы крови. ЭКГ. Подключили АйВи. Через полчаса он уже в палате в госпитале лежал. Сердечная недостаточность на фоне диабета и инфекции. Вставать нельзя. Кровать сигнализирует о любой попытке. На грудь прицепили датчики, если какая проблема сигнал идёт на пульт. Ну и разные процедуры. Красота! Прямо доктор... этот, ну вы знаете. А вот и хуй...
Теперь третья серия. Если первую можно было б назвать «Равнодушие», вторую «Везение», так третья на «Еб вашу мать» тянет.
Первое и самое главное. Никому не верьте. Проверяйте каждое назначение и его исполнение. Спрашивайте кто это назначил и почему. Если что-то вам кажется странным, не соглашайтесь на применение.
Начнём с того, что возле вас пройдут несколько десятков медсестёр и несколько врачей. Все они разных специализаций и не думают о других. К примеру инсулин Витюше кололи по протоколу для здоровых людей. То есть он делает себе утром 40 единиц, а здесь ему дают 4 перед едой. Мы пробовали вначале объяснить доктору откуда «есть пошла», но через 15 минут послали его нахер и стали делать уколы втайне. Приписали ему мочегонное Lasix, каждые 12 часов внутривенно. Ко второму уколу он потерял 10 кг. Объясняю медсестре, что это слишком много, при ограниченом потреблении воды. Упёрся. Она несколько часов выясняла. Сошлись на половине дозы и я ему воду, опять же втайне, в любом количестве приносил.
Прискакали с катетером. Зачем?
⁃ Надо!
⁃ Для чего надо?
⁃ Ну чтобы количество мочи контролировать.
⁃ Блядь! А он для чего в банку ходит? Не записали. Так я записал. А вы себе катетер поставьте. На мозги. Ускакали.
Забыли ночью манжету для измерения давления у него на руке. Не смертельно. Но неприятно.
Приписали thiner при том же диабете. Еле отбились.
Умудрились сделать укол через АйВи, а систему оставить без крышки. Мало того. Я к троим подходил, чтобы закрыли и лишь четвёртая студентка согласилась, что крышка должна быть.
За такие мелочи, как отказ сообщить температуру в Цельсиях или апельсиновый сок на обед даже говорить не охота.
И вы наверное думаете, что он там неделю провалялся. Хрен там. С утра одного дня до вечера следующего. А был бы сам?
Вот такая она самая передовая. Так что лучше умереть здоровым.
Да! И чуть не забыл. После того как тут некоторые придурки начали народ за содержание историй пугать, вынужден рассказать как она ко мне попала. Пошёл я значит в субботу в баню. Только голову намылил, а тут какая-то сука давай грязь на амерскую медицину лить. Но пока я глаза промыл, его и след простыл. А я вам от первого лица и рассказываю...
Удар в поддых
(продолжение приключений Проффессора)

Прилетев в Нью Йорк, я долго не мог избавиться от ощущения, что всё происходящее – это не со мной. Ведь вся предшествующая жизнь не сильно баловала яркими событиями. Всегда был ботаном – учёба, три огорода, музыкалка, резьба по дереву, спорт, да ещё две младших сестры... На веселье времени не было. Путешествовать даже по России было не на что, а в универе... в универе мы только немного чудили, только и всего. Это даже и приключениями не назовёшь.

А тут, в штатах, и раскрашивать ничего не надо. Первый раз в жизни на самолёте, и сразу же в заветную заграницу. Мне всего чуть-чуть за двадцать и я ещё не пропитался усталым цинизмом... Всё было ярко, остро и ново до такой степени, что немного кружило голову... Но, детство резко кончилось с щелчком штампа таможенника, как только я переступил границу в JFK.

- Сало, яблокэ ест?

Шучу, там этого не спрашивали. Прилетел я не один, а в группе. Так что... не всё так страшно. Многие летели уже не первый раз и была некоторая уверенность, что если что – помогут.

Мадам моя в аэропорту не встретила. Неожиданно! Ведь так всё пылко начиналось, да и воображение рисовало вожделенные картины романтической встречи все эти долгие месяцы ожидания... Сердце съёжилось от нехорошего предчувствия.

Делать нечего, сел в автобус вместе со всеми и поехал в общагу Колумбийского университета - стандартный перевалочный пункт перед тем, как разъехаться по стране – каждый к своему работодателю. Кинув вещи в баракоподобную каморку хостела (блин, наша общага-то лучше!), пошёл искать откуда можно позвонить. С обычных телефонов почему-то звонить не разрешили. Нашёл таксофон в лобби. В пакете ништяков от Work and Travel была телефонная карточка на несколько минут – её и использовал. Как я набирал номер, пытаясь понять то, что эта телефона мне отвечатала на басурманском языке – отдельная песня сама по себе... Короче, потратив несколько драгоценных минут карточного времени на десяток неудачных попыток, наконец, дозвонился.

- Ой, ты знаешь, я так устала после перелёта из Сан Антонио... А тут по жаре в аэропорт ехать так долго и трафик нереальный... Ты меня простишь ведь, правда?

- Ладно, ничего страшного. Я в хостеле Колумбийского университета, подъедешь?

- Ой, ты что! Там такой плохой район! Это же Гарлем! И почему ты там остановился? Нет, лучше уж подъезжай в Квинс, я тебя тут буду ждать с подругой. Записывай адрес...

- А как туда добраться на метро?
- Ой, ты что! Тут на метро одни негры ездят... Да и вообще ты там заблудишься. Давай на такси.

Вы пробовали на слух записывать американский адрес, когда диктующий не знает, как произносятся латинские буквы, а вы толком не знаете разницу меджу Y и I, G и J и т.д.? Уши новоприехавшего ещё не привыкли к алгоритму распознавания буржуинской мовы. Причём это даже не адрес был, а так, какой-то скверик в спальном районе. Какого хрена? Ну да ладно, будем искать. И джетлаг нам не помеха – дело молодое! Ловим такси.

- Мая твая не понимать, твою мать!
- Эээ... адрес, хир! Плиз!

Уехал не попрощавшись... Ах ты, гондурасина индийская! Ладно, идём в хостел за помощью.

- Света, тут такое дело... Помнишь я рассказывал о девушке? Так вот, мне нужно до неё доехать, а таксист не врубается, что я от него хочу. Вот адрес.
- Ха! Так ты адрес неправильно записал. Это слово по-другому пишется, и это тоже. Ладно, пошли.

Светлана летела уже третий раз, с английским у неё было всё в порядке, да и вообще девчонка была, что надо. Эх, надо было с ней ехать во Флориду!.. В общем, посадила она меня в такси – вперёд, студент... Морда моя деревенская! По привычке Нерезиновой, ломанулся я на первое сиденье, чем до смерти напугал водителя, упорно не открывающего дверь стокилограммовому дяде, жизнерадостно дёргающему заевшую, как ему казалось, ручку. Это уже потом я узнал, что в штатах пассажиры всегда сзади, иногда за приваренной к раме решёткой. Едешь так – ощущение, что ты макака и везут тебя в зоопарк... Или в тюрьму, что в штатах, в принципе, одно и то же. Короче, тот ещё антураж.

Таксист что-то спрашивал меня по дороге, пытаясь заработать на чаевые, а я лишь отвечал «йесс, йесс» и тупо улыбался. Куда меня везут? Как я оттуда буду дорогу искать, если не что? Да и куда потом? Но звёздам там, наверху, показалось, что пора бы уже пересечь наши пути... таки встретились. Правда, кэша после такси сильно поубавилось. Это ж как тут люди живут?!

Выяснять отношения и проводить разбор полётов уже не было сил, да и смысл? Плюс, срубало уже – почти двое суток не спал – на нервах, в ночь перед вылетом уснуть не удалось, в самолёте тоже. Её подруга довезла нас до ближайшего отеля и... начался отсчёт моих американских будней...

Не буду утомлять читателя перечислением подробностей романтики первой недели – ясен пень, она присутствовала, несмотря ни на что.

Тем не менее, надо было что-то делать. Маша из Техаса хоть и была блондинкой, но, всё же, не окончательной. Надо отдать ей должное – помогала по мере сил. Прозванивала англоязычные объявления о работе... Съездили с ней к мужу подруги – тот был автодилером. Потом к знакомому, бывшему советскому подводнику (хм... а его как выпустили?), который теперь перепродавал компы и всякую мелочь по электронике... Потом заехали к старинной подруге подводника - директору М-Видео на Брайтоне, сватать меня на должность «консультанта по российской видео продукции», откопированной в подвалах Боропарка или на складах в Нью Джерси... В общем, пробуксовка и никаких сдвигов. Да и какие сдвиги? Прав водительских нет, номера соцстрахования ещё пока тоже (да и на какой адрес его высылать?), авторизация на работу – только к работодателю в Огайо, шпрехен зи энглишь – нихьт ферштейн...

- Эй, мальчик, иди уже посуду мыть, как все.
- Нет уж, спасибо, я лучше билетики в Cedar Point поеду продавать.

Мой официальный работодатель был именно парк развлечений в Огайо - Cedar Point. Классное место, как я потом узнаю спустя несколько лет. По сути – идеальное, для того, чтобы поработать летом и вернуться обратно домой. Поработать, но не заработать. Платили там где-то в районе минималки – $6.50 в час или что-то вроде того. Место это было на острове, на ближайшей земле -только фермы на десятки миль. Да и зачем мне парк? Не поедет же туда моя Маша?

Главный вопрос – где жить. Отель, даже клоповник в гетто – удовольствие недешёвое. Денег с собой наскрёб только на минимум, требуемый программой – 500 тугриков. Особо не разгуляешься.

Тем временем, отпуск у моей Марии подходил к концу.

- Слушай, мне нужно домой слетать, с работы уволиться да и дела кое-какие закончить. А через несколько дней я к тебе вернусь. Хорошо?

Ясен красен, я прекрасно понимал, что вероятность этого возвращения минимальна, однако, надежда теплилась, да и что бы я изменил, сказав «нет»?

Проводив Марию в JFK, сел на метро, которое оказалось не таким уж и страшным, и поехал... Было ощущение какой-то оторванности. Все мои пожитки, умещающиеся в спортивную сумку, были со мной, никто меня не ждал... Куда ехать? Что вообще делать? Наверное, так чувствуют себя бомжи, впервые очутившись на улице. Жалости к себе не было. Скорее, новизна ощущений нахождения в иной социальной нише.

Начал перебирать в голове немногочисленные варианты - к подводнику, однозначно. Жена у него была искренняя и сердобольная, решил надавить на жалость. А куда деваться? Приехал – здравствуйте, я ваша тётя.

- Прошу прощения, что без предупреждения... Но телефона вашего у меня не было, только адрес. Ехать мне, по большому счёту, больше некуда. Можно я у вас переночую пару дней?

С одной стороны – наглость, с другой стороны – безысходность... Тем не менее, пустили без лишних слов. Накормили, поставили ракладушку посреди каких-то коробок... А мне большего и не надо. Вот только подумайте - пришёл хмырь какой-то непонятный да ещё и просит чего-то, рассказав невнятную историю, в которой было не сильно много логики или рациональности... Но, как я уже писал – мир не без добрых людей. Благодарен той семье до сих пор...

В тот же вечер, как только моя Маша долетела до Техаса, созвонились. Это была катастрофа. Вполне ожидаемая, так упорно оттягиваемая до последнего момента, питаемая несбыточными надеждами, но всё же катастрофа.

- Ты знаешь, я вообще-то не ожидала, что ты сможешь прилететь. Денег у тебя не было, да и вообще, визу получить не так легко. Но, раз уж прилетел, я решила с тобой встретиться - всё же не последняя сволочь. Да и приключение, как никак. Однако, ты же понимаешь, что между нами не может быть ничего серьёзного, правда? Ты – студент. Что ты мне можешь предложить? Мне 24 года, нянькаться с тобой некогда. Да и зачем? У меня и тут, в Техасе, обеспеченных ухажёров хватает. Просто не хотела говорить тебе это в глаза. По телефону проще. В общем, ты меня извини, если что... И... пока!

Смачный такой удар судьбы... блокирующий любое желание что-то делать. Мне не хотелось кричать в трубку, оскорблять её или что там ещё обычно делается... Мне проехали по ушам и кинули. Осознание сего факта приходило постепенно. Не хотелось дышать. Яркость первых впечатлений моментально улетучилась, реальность окрасилась в тона Fallout и подкатил предательский комок к горлу. Появилась ненависть к этой стране, опустошение и неумолимое желание вернуться домой. Подальше от этих моментально ставших ещё более чужими людей, от грязных улочек Бруклина, этих убогих кварталов с перекошенными столбами и висящими повсюду проводами, от этой летней вони из стоящих повсеместно мусорных контейнеров. И плевать на сверкающий, не взорванный ещё WTC и красивую жизнь, которую я хотя бы мельком успел увидеть на Пятой Авеню...

Но стоп! Чего нюни развесил? Родители продали свой старенький Гольф, чтобы я смог купить билет на самолёт. Соберись, тряпка! По крайней мере, нужно отработать им машину. И, закусив удила, я остался.
Что лучше?
Пожелать человеку море удачи и дачу у моря, или просто подарить немного денег?
Если у вас нуль шансов заработать на квартиру, не расстраивайтесь, играйте в лотерею, там хоть какой-то шанс есть.
Жизнь - это большой спорт с многочисленными травмами и сверхнагрузками.
- Низкий уровень жизни, как ничто другое, вызывающе оскорбляет чувства верующих.
- Каких?
- Верующих в руководство.
33
Если вам в жизни не везёт, не печальтесь - всё ещё впереди...
Если вам в жизни не везло, не печальтесь - всё уже позади...
19
Месть.

Сидели как-то семейным застольем тремя поколениями в родительском доме.
Батя, старший брат и я уже перешли к стадии «поговорить/обсудить/повспоминать». Женская часть семьи плавно переместилась в сторону кухни «мужикам закуски подрезать».

И вот что-то заговорили мы про мстительных людей, про месть вообще. Батя затих и в нашем с Братом споре участия не принимал, а молча смотрел в окно и улыбался каким-то своим мыслям.

Когда мы уже выдохлись, Батя посмотрел на нас, подслеповато щурясь, и рассказал нам историю. Далее немного литературно переработанный его рассказ:

- После войны было очень сложно. Наше поколение рождённых в 1945-1947 годах хлебнуло по самое нехочу. Шутка ли! Страна в разрухе была! Электричество у нас в посёлке было только по вечерам и появилось аж в пятидесятых годах. А так всё с лучиной, свечкой, керосинкой. Ложки были только деревянные. Одежёнку передавали от старших к младшим, перешивали старые военные гимнастёрки, галифе. Очень ценились матросские бушлаты! Обувь вообще ценилась на вес золота – весной, летом, осенью чуть ли не до декабря дети бегали только босиком.

Город-то от нас рядом — через перевал всего, но туда добраться только пешком или на попутке. А пешком через перевал то ещё удовольствие, но ходили! А куда деваться-то? Муки купить, крупы.
В огородах занимались в основном дети – родители-то на работе. Кто в колхозе, кто в лесопильной артели, кто в городе на заводах или в порту.

Помню, как в посёлке прошёл слух, о том, что будут путёвки в пионерлагерь где-то в Кабардинке. Как же мне хотелось туда поехать! Просто грезил! Но у моих родителей не было шести рублей на эту путёвку… Дааа, горевал я тогда очень сильно.

В этот момент Батя глянул на своего внука, который до этого игрался с планшетом, пытаясь подружить его со своими новыми смарт-часами. Мишка после этого Батиного взгляда как-то смутился и отложил планшет в сторону. В комнате повисла тишина – вся семья слушала Батин рассказ и он продолжил:
- Школу я заканчивал в городе. Конечно, негодяй был! По точным наукам с двоек на тройки перебивался. По гуманитарным ещё более или менее – легко давались. Увлёкся я тогда плаванием, даже КМС получил. Но учиться не хотел, хулиганил! Редкий педсовет в школе проходил без разбора моих шалостей. И вот с нашим директором как-то не сложились отношения. Не могу сказать, что он меня ненавидел или ещё чего. Но если в школе что-то случалось – виноватым он всегда делал меня. Обидно было. Сами понимаете, натворил один раз делов и всё! Дальше они как снежный ком растут! И за мной вечно косяк за косяком был.

Когда школу заканчивали, директор мне заявил «Аттестат получишь в августе!». Да мне всё равно тогда было!
Мои одноклассники уезжали на вступительные экзамены в ВУЗы и техникумы, а я лето после школы лентяйничал, мотался в город, шлялся по парку, завелась у нас компания дружков, некоторые с криминальными наклонностями. Выпивали. Однажды в июле в пивной возле порта мы подрались с греческими моряками, матросами сухогруза. В качестве трофеев нам достались рублей тридцать деньгами и пара наручных часов, которые мы загнали на толкучке. Вот тут-то и случилась история, которая повлияла на всю мою, да и на вашу жизнь.
В конце июля к нам домой в посёлок пришёл милиционер, который доставил меня в районное отделение милиции, где у меня состоялся разговор с начальником милиции. Здоровый такой мужик в синей форме, фронтовик, орденские планки на кителе. В кабинете кошмар как накурено было! И говорит мне начальник:
- Сынок! Есть у меня информация, что ты пошёл по кривой дорожке. Этак ты скоро до тюрьмы допрыгаешься! Посмотри какая у тебя семья: отец фронтовик, работает не покладая рук, мама ударница в колхозе, брат мастер уже на судоремонтном заводе, на очень хорошем счету, сестра в техникуме. А ты? Шалопай!

Я удивился, конечно, его осведомлённости, потому что с милицией никогда дел не имел. Он продолжил:

- Почему ты учиться никуда не идёшь? В чём дело?
— Так у меня это… Аттестата даже нет.
— Как нет? Ты же одиннадцатилетку закончил!
— Ну, я с директором школы не в ладах. Он мне сказал, что аттестат выдаст только в августе!
Начальник милиции задумчиво походил по кабинету и тихо сказал:
- Вот же гад! Специально аттестат не выдал, чтобы парень учиться никуда не пошёл. Вступительные все до конца июля. Одна дорога ему – или докером в порт, или в тюрьму.
И вот тогда я понял весь ужас ситуации с получением аттестата. Стала понятна мне гадская сущность нашего директора школы. И такая во мне злость закипела! Попался бы он мне в тот момент – разорвал бы на куски.
Начальник выгнал меня в коридор. В кабинет заходили и выходили милиционеры, начальник звонил кому-то по телефону, что-то доказывал, ругался. Ему приносили какие-то списки, таблицы. А я сидел на стуле и думал, какой же я дурак, что допустил такую ситуацию, какой козёл директор школы. Строил планы мести. Один страшней другого!
Через несколько часов, когда я уже окончательно одурел от сидения в коридоре, начальник позвал меня в кабинет и сразу без прелюдий сказал:
- У нас есть разнарядка в одно из военных училищ. Сейчас пойдёшь в военкомат. Там тебя ждут. Давай, иди!
На мои слабые возражения он никак не отреагировал, просто мягко вытолкал из кабинета, приговаривая:
- Иди-иди! Военком ждёт! Потом ко мне за характеристикой зайдёшь.

В военкомате мне сообщили, что выдают мне направление для поступления в военное училище Внутренних Войск МООП РСФСР и вступительные экзамены начнутся в конце августа.
- Это что? Милицейские войска???
Военком строго взглянул на меня:
- Это Внутренние войска. Это не милиция. Смотри парень, не подведи нас.
В течении двух недель я прошёл несколько медкомиссий, собрал необходимые документы, забрал свой злосчастный аттестат из школы и вот уже ехал в компании семи кандидатов на поступление в училище в город Орджоникидзе.
Всё время я мечтал о мести директору школы.

В училище из восьми кандидатов из нашего города поступил только я. Тяжело ли было учиться? Очень! Представьте, каждый день шесть часов лекций, три часа самоподготовки, учения, стрельбы, караульная служба. Мы получали две специальности – офицер мотострелковых войск, с особым изучением специфики службы внутренних войск, и юриспруденция. Учиться плохо не получалось – это ведь армия! Лекции по военным дисциплинам нам преподавали военные, в большинстве своём фронтовики.
Юридические дисциплины преподавались гражданскими специалистами – среди них было несколько молодых и красивых женщин. И вот как стоять неподготовленным перед ними всеми? Как мычать «Я не подготовился»? А ведь нас всё-таки учили воевать – это было очень интересно! Первое полугодие я закончил с несколькими четвёрками, а в отпуск домой отпускали только отличников. Второе полугодие было закончено на оценку «отлично» и за успехи в учёбе и службе меня наградили первой медалью «20 лет Победы». Всё время учёбы я строил планы мести директору! Даже на стрельбище представлял на месте мишени его лицо и бил туда без промаха! На занятиях по рукопашному бою, я представлял, как бросаю его через плечо, как бью в ненавистное мне лицо. Нередко мои учебные соперники высказывали мне за излишнюю силу ударов.
Батя замолчал, наверное, заново переживал то время.
- А дальше? – прервала тишину жена брата.
— А дальше как в кино! – улыбаясь, сказала наша Мама.
Батя продолжил:
- И вот мой первый отпуск летом 1965 года. Я еду домой! Вышел на перрон нашего приморского городка – мундир наглажен, сапоги с искрой, васильковая фуражка с малиновым околышком идеально сидит. И на выходе на привокзальную площадь, прямо на лестнице, я столкнулся с директором. Он спешил навстречу с двумя чемоданами. Я встал у него на пути. Он поднял голову и выронил один чемодан:
- Тыыы?!?!
— Курсант Орджоникидзевского краснознамённого военного училища Внутренних войск МООП РСФСР им. Кирова. За успехи в учёбе награждён отпуском. Здрасссьте, Николай Леонтьевич!
Директор осмотрел меня с ног до головы, остановив взгляд на фуражке цветов легендарного НКВД и на одинокой медали у меня на груди. Прошипел:
- Отличники вернулись, не поступили. А тыыы…
Он плюнул себе под ноги, прошёл мимо меня, что-то бубня под нос.

- Вот и случилась моя месть, — Батя улыбаясь, оглядел нас. – В тот миг я понял, что незачем его бить, строить ему козни. Просто нужно было показать, кем я стал!
За столом повисла тишина. Мама молча встала, подошла к шкафчику. Поправила на полочке фоторамку, где рядом было вставлено две фотографии – Батя-курсант и Батя-полковник. Достала бутылку коньяка, которую очень берегла:
- Ну что ж. За эту историю можно выпить ещё по граммульке.
3
В споре рождается истина, но в большинстве случаев- мордобой.
Гении дарят себя, бездарности - впаривают.
Доверие - как туалетная бумага. Задницу им можно вытереть только один раз.
4
Жизнь полна страданий. По возможности, избегайте рождения.
1
К истории про пожарную часть.
У меня падчерица работает офицером коммуникаций пожарной службы - диспетчер, ага. Если вы оказались в автомобиле, перевернувшись на шоссе, и не можете выбраться, это она принимает звонок и пытается выяснить, куда слать машину. (Самая большая проблема звонящих - они не знают, где находятся, или где пожар, который они увидели. Народ из аварий вырезать ездят именно пожарные, у них специальные инструменты.)
Получает больше тех, кто пожары тушит или людей из машин вытаскивает (ставка 64 тысячи долларов в год, со сверхурочными получается под 95 тысяч реально, Австралия).
На работе официально разрешено спать. Более того, рекомендуется отдохнуть в течение 12-часовой ночной смены. Есть кушетки, где спать. Можно читать журналы и смотреть телевизор, включая Netflix с сериалами. В общем, да, реально подушки, наверное, выходят из строя часто в пожарной службе.
Мир не без добрых людей.

В стародавние времена, только прилетев из России, попал я в страшный город Нью-Йорк. Почему страшный? Да потому, что друзей там не было, английский не знал, деньги стремительно кончались. Первый раз в жизни полетел на самолёте и сразу же в другую реальность, вооружённый лишь наивностью провинциала, зеленью молодости, да ещё и согнутый ударом в поддых от жёсткого кидалова (как-нибудь потом расскажу), но... скрежет зубов и желание доказать самому себе, что я не пацан-тряпка, заставили меня положить обратный билет с открытой датой куда-нибудь подальше...

Пара адресов, полученных заблаговременно ещё в России, повздыхали, посочувствовали и показали на дверь.

- У меня гёлфрэнд новая... Ты знаешь, здесь это не принято (Б2 копирайт).
- Моя руммэйтша не очень любит, когда ко мне приходят друзья. Пара ночей - это максимум, что я могу предложить.
- Мы скоро переезжаем, нам надо упаковывать вещи... Сегодня переночуй, а завтра мы тебя отвезём в отель.

Что делает свежий уезжант из России в таких случаях? Правильно, он едет на Брайтон Бич и, несмотря на проблемы, по-детски радуется, узнавая те самые вывески из "Брата 2" и встречая чужих таких русских, в норковой шубе да в сентябре, но с советской сеткой с продуктами. Такие ещё привычные насупленные лица, как бы говорящие: "Чево вылупился? Вот ужо я тебе сейчас батоном по сопатке!" То тут, то там - такие чуднЫе и в то же время безликие:

- Привет! Как дела?
- Привет... Как дела?

Пока этот свежий уезжант ещё не радуется чёрному хлебу, копчёному салу, халве и прочим маленьким радостям заморской уже экзотики... Пока ещё, съев самую дешёвую сосиску из туалетной бумаги с поролоновым хлебом за доллар, он вращает глазами, всему удивляется, настороженно вдыхает новые запахи непонятных улиц и ищет глазами те обещанные хорошие дороги и шик-блеск, так глубоко укоренившийся от красивых сказок. Но... хватит хлопать ушами, пора и делом заняться.

Денег оставалось максимум на неделю, поэтому работа нужна была любой ценой. Собрав несколько русских газет и каких-то распечаток (как мы жили без интернета?..), стал я прозванивать объявления.

- Бэбиситтер не требуется? Как, водительские права нужны? Эх, ну ладно...
- Охранная компания? Да, я в отличной физической форме и практика некоторая имеется... Виза какая? Ну... хорошо, когда сделаю, обязательно вам позвоню.
- Компьютерный сервис? Конечно, я хорошо знаю защиту сетей и даже сертификат имеется... Чем в Москве занимался? Да чем только не занимался... Ну нет, нет у меня права на работу.

Но стучите, и вам откроют... Наконец, со мной согласился встретиться какой-то мужик. Назначили место встречи. Нет, не в офисе, не по адресу, а около станции метро в Бруклине. И, по закону жанра, мужик на встречу не является. Как же так? Иду к телефону автомату, кладу барсетку сверху будки и начинаю набирать номер. Тут ко мне подходит этот мужик.

- Вы работу искали? Прошу прощения за опоздание. Других ребят забирал - немного задержались...

В минивене уже было несколько разношёрстных бедолаг, таких же как я. Так вот они какие, нелегалы...

Ехали мы долго - "точка" была в Нью-Джерси. Пара ортодоксальных евреев делали свой маленький гешефт в заброшенном здании какого-то заводика. А бизнес-модель была простая. Золотые браслеты, жутко разбавленной пробы, вручную гравировались русскими нелегалами за поштучную грошовую оплату. И, потом, отправлялись в какую-нибудь страну 4-го мира. Золотая пыль заботливо сметалась пейсатыми в специальные коробочки, ибо копейка рубль бережёт! Но, конечно, русские умельцы, работающие там чуть ли не годами, ухитрялись заметать золотишко себе в карман... Один потом даже золотую розочку отлил для своей дочки.

Но чу... что-то мой целлофановый пакет легковат. Пачка печеньев и два банана. Чёрт, где барсетка? Кинулся в минивэн - ничего. Блин, я оставил её на таксофоне. А там - всё! Паспорт, приписное, обратный билет, кошелёк с какими-то копейками, все адреса и телефоны... Короче, ушло очко на минус. Я реально никогда так не пугался. А ведь прошло уже почти полдня! Стал просить того мужика, что меня привёз, чтобы вернул меня обратно к тому злосчастному таксофону. Но нафига ему такой гемор? Терять оставшиеся полдня на то, чтобы катать меня туда-сюда? А кто платит за бензин? А может этого парня вообще на работу не возьмут! Первый день работает, а только сидит и страдает - как он будет теперь восстанавливать паспорт. Да нахер он нужен?

Короче, не повёз меня никто. Пешкарусом через Гудзон не вариант, такси бесплатно не возит. Пригорюнился я. Уже приготовился петь "саа-а-ми-и мы не ме-е-стные-е-е" и лечь костьми перед русским посольством.
И при этом, дрожащими руками ещё пытался нанести гравировку, на этот долбанный золотой браслет каким-то доисторическим пневмо-молоточком. Первый раз в жизни. Аж 10 штук сделал! По 50 центов каждый...

Всё проходит, прошёл и тот день. Повезли меня обратно в Бруклин, высадили у того самого таксофона и помахали ручкой. Конечно, барсетки там не было. Вляпался так вляпался.

Бруклин - достаточно большой район Нью-Йорка, далеко не весь говорящий по-русски. Так вот, таксофон тот был совсем не в русском районе. Итак, кто виноват и что делать? Кто виноват... сам виноват... растяпа... Что делать? А вот с этим непонятно. Языка на тот момент я не знал. Всю жизнь до этого учил немецкий, перед полётом проштудировал первый том Бонка, на этом всё.

Но, делать нечего, пошёл я вникуда. Начал обходить ближайшие магазины и говорить одну и ту же фразу: "Дид ю си сам пэйперс? Паспорт?" Те сначала смотрели на меня глазами по пять копеек, а потом расплывались в дежурной улыбке и что-то лопотали... Даже если бы они сказали "Да, мы нашли" - я вряд ли бы их понял. Но! Хотите верьте, хотите нет, через полчаса такого блуждания, в паре блоков от места потери, нашлась моя барсетка в одном из магазинов! Мне её сразу же вынесли. Слава паспорту с фотографией - опознание было легче понимания моего ломаного английского, состояшего всего из нескольких слов... И, что удивительно, всё было на месте! Даже крохи наличности, которые там были. Не совсем понятно, почему барсетка укочевала на несколько сотен метров, но, главное, что её отнесли в целости и сохранности.

Вы скажете, что, наверное, всё-таки есть у меня ангел-хранитель, к тому же прокаченный до 7-го уровня? А я вот думаю, что это просто мир не без добрых людей. Если Бог есть, дай здоровья и долгих лет тому человеку, что спас моё будущее. Ведь всё могло пойти совсем иначе...
Сидишь так в кафе на бизнес-ланче (среди бизнесменов, естественно), обедаешь. В голове как обычно суматоха, платежи, налоги, прочие хлопоты.
А рядом женщина предбальзаковского возраста по телефону разговаривает. С подругой, по всей видимости. И с такой обидой говорит:

— Подумаешь, баланс не сходится… У меня, вон, джинсы, что весной с Греции привезла, не сходятся!

И сразу легче на душе становится и даже как-то неловко. Чего, собственно говоря, вообще переживать? Ну, есть, конечно, какие-то рабочие моменты, но всё решится же...

А вот рядом настоящая древнегреческая трагедия...
Вся наша жизнь – это хаотичное движение туда-сюда в черной дыре неизвестности!
Я помню те времена, когда фраза: "не бери в голову" была не про секс.
В нашем мире настоящий верный друг протянет тебе скорее лапу, чем руку.
Несколько вещей, которым я никогда не научусь:
- Жить реальной жизнью
- Рано ложиться спать
- Не беспокоиться из-за пустяков
- Замечать разницу после обновления приложений
18
В любой непонятной ситуации веди себя неадекватно.
17
Записался на тренинг "Как не дать себя обмануть".
Дорого, конечно, а что делать?..
11
Лёгкий голод, это когда от голода становишься лёгким.
Как вообще уходить вечерами спать, если ты весь день работал, и у тебя ощущение, что ты совсем не жил, и вот надо на ночь немножечко пожить?
27
Никто не заслуживает плохого... Никто! Все заслуживают только хорошего. Кто-то - хорошего отношения. Кто-то - хороших п**дюлей!
25
Карикатура: Как изменить жизнь, Дубинин Валентин

Как изменить жизнь

Вы слишком много думаете о том, как найти нужного человека, и недостаточно о том, как стать нужным человеком.
11
К истории 911690 про 2,6 ребёнка.

В 2003 году мы переехали в Австралию по бизнес-визе 457. Это значит, нужно приехать и начать свой бизнес, который создаст рабочие места для местных. Давали тем, у кого уже было своё дело дома.
Там 3 условия было, чтобы из временной визы дали постоянную:
1. Вложить в бизнес 100 тысяч долларов.
2. Оборот в полмиллиона.
3. Нанять на постоянную работу 2,3 австралийца.
Так в документах и написано. Официально. Нанимать, естественно, приходится трех. Так и не добились ответа от иммиграционного адвоката, почему все-таки 2,3? Никто не обратил внимания при принятии закона, а клерк просто опечатку сделал?
P.S. Для умников и знатоков - нет, нельзя было кого-то взять на полставки. 3 человека на полную рабочую неделю 38 часов, а иначе никакой постоянки. Адвокаты к вопросам привыкли; вышестоящими органами были даны официальные разъяснения. А в законе так и остались 2,3 австралийца.
Не можешь найти в жизни счастье - ищи смысл!
Если женщина подозревает мужчину в желаниях, о которых он даже не думал - быть может, это просто способ направить его мысли в нужном направлении.
Засыпание будет происходить намного быстрее, если считать овец в двоичной системе.
Если часто идешь на поводу - скоро ржать начнешь.
11
Неосторожная шутка
Работал на одном серьёзном мероприятии. Хожу по залу, фотографирую... Подхожу к группе знакомых спортсменов. Здороваюсь. Кто-то из них спрашивает: "Чего такой грустный?" Ответил им известной шуткой: "Я не грустный, я трезвый". Они, видимо, услышали это впервые, потому что отреагировали очень живо.
На следующий день фотографирую детсике спортивные соревнования. Детишки-то, это же сплошной позитив! Среди судей - один из моих вчерашних собеседников. Поздоровался и с намёком говорит: "Сегодня, смотрю, ты весёлый..."
Заезжал вчера отец Николай с монастыря. По хозяйственным вопросам, монастырь же тоже своего рода предприятие, что-то закупают у меня время от времени.
А мы с ним каждый раз немножко беседуем. На самые разные темы - от пьянства до ИГИЛ. Больше я спрашиваю, конечно. Мне нравится, он всегда как-то интересно отвечает, свой взгляд у него на многое.
Вчера спросил у него, что он про "Матильду" думает.
— А кто это? — спрашивает.
— Так фильм же, — говорю, — про царя, про балерину, все сейчас обсуждают, по ТВ постоянно показывают, неужто не слышали?
Он только плечами пожал:
— Да, нет, мы же не смотрим...
Уехал, а я думаю, вот, интересное же дело. Уже с месяц все медиа как тараканы по кухне с этой Матильдой носятся, в два уха нам дуют - царь, балерина, жарил, не жарил, поклонская, святой, рпц, кирилл, скрепы, запреты, мединский, православные активисты, угрозы и т.д. т.п…
А тут живут себе божьи люди спокойно и не знать не знают.
Баба, которая ругается и кричит, не хочет уйти. Она хочет что-нибудь исправить.
Баба, которая хочет уйти, молча собирает чемодан и уходит.
23
Фестиваль молодежи и студентов 1957 года. Воспоминания участницы

Подготовка к Всемирному Фестивалю молодёжи и студентов 1957 года началась, как мне сейчас вспоминается, очень задолго. Чуть ли не за год.
В нашем пединституте имени Крупской тогда собрали студентов-комсомольцев-активистов, чтобы сообщить, что впервые в нашей стране пройдет Всемирный фестиваль молодежи и студентов, очень важное и масштабное событие, к которому требуется подготовка. Сказали, что предстоит большая работа, что мы должны научиться видеть в общественных местах жуликов, воришек. Чтобы гости фестиваля не были огорчены такой не характерной для социалистического общества случайностью, как кража. Мы должны наблюдать и пресекать такие случаи. Причем, к этой общественной работе мы должны были приступать немедленно, чтобы воспитать заранее этих жуликов, приучить их задолго до фестиваля к тому, что есть вот такой общественный контроль. Рассказали о программе фестиваля, в ходе которого нужно показать гостям фестиваля свои таланты, способности. Самое главное – быть дружелюбными, общительными, приветливыми. Но мы такими и были. Мы понимали, что мы великая держава. В основном, - потому что победили в войне. Мы были патриоты. Восприняли с гордостью, что нам доверяют участвовать в таком важном событии, дают такие ответственные поручения. Мы должны были обеспечить порядок, красоту, чистоту, честность.
В институте я была активной участницей художественной самодеятельности. Награждена грамотами не только институтскими, но и райкома комсомола. Пригодились уроки танца и пения, которые нам в детском доме преподавала Нина Владимировна Бабушкина. И теперь, для фестиваля, наш хор и танцевальный ансамбль готовили номера.
На репетиции танца к нам стал приходить хореограф Большого театра. Высокий, стройный, несмотря на уже почтенный возраст, и очень строгий, требовательный. Мы отрепетировали несколько танцев, с которыми заявились на конкурс отбора для фестивальной программы. Конкурс проходил в несколько этапов, в ходе которых мы выступали в школах, институтах, в клубах и Дворцах культуры, даже в колониях для малолетних преступников. Это тоже было формой подготовки к фестивалю, - мы должны были получить практику выступлений, набрать сценический опыт. У меня опыт вступлений был ещё с детского дома, но система подготовки к фестивалю была именно такая. Отбор был очень строгий.
В результате отобрали «Русский перепляс» и шуточный финский танец.
Костюмы для выступления брали напрокат. Прокат был один в Москве. Недалеко от нашего общежития. Обычно я там и занимала очередь с ночи, потому что спрос на сценические народные костюмы был огромный.
Финский шуточный танец исполняли дуэтом я и Валя Грибкова. У неё была короткая стрижка, поэтому она танцевала в мужском костюме – за кавалера. Очень важно было во время выступления сохранять серьёзность. Потому что хохотали члены жюри, артисты, ожидающие своего выступления за кулисами, все зрители в зале… Только не мы с Валей.
На всех сценических площадках обязательно объявлялось, что номер, который сейчас увидят зрители, подготовлен для Фестиваля молодёжи и студентов. Это было одной из форм пропаганды фестиваля, его анонсирования, как сейчас скажут – пиара.
Хор наш прошёл конкурсы с песнями «Улетай на крыльях ветра ты край родной», которую мы пели двухголосьем и «Попутная» Глинки. «Дым столбом кипит дымится пароход. Быстрота, разгул, волненье, ожиданье, нетерпенье. Веселится и ликует весь народ… И быстрее шибче воли поезд мчится в чистом поле…» Очень быстрый речитатив. Сейчас уже не спеть. Для этой песни много работали над правильной артикуляцией.
Естественно, что какие-то занятия мы пропускали. Но требования по учебе не снизились. Из-за возросшей общественной нагрузки я «съехала» с пятёрок на четвёрки. В институтской стенгазете тогда меня «протащили»: «Поручения выполняй, но лекций не пропускай!». Считаю, что несправедливо.
И вот начался фестиваль. Спали мы мало. Везде, по всей Москве, множество молодёжи в национальных костюмах. В магазинах и киосках продавались сувениры с символикой фестиваля. Мы – студенты – запасались больше открытками. Все гости восхищались нашим метро. Гуляли ночи напролёт. Все улыбаются, смеются, знакомятся, обмениваются открытками, адресами, поют хором «Катюшу» и «Подмосковные вечера», «Русский с китайцем братья навек! Сталин и Мао слушают нас». Открытки подписывали химическими карандашами. Шариковых ручек не было, а чернильная может потечь – испортить одежду. Химические карандаши у нас у каждого были. Сохранились автографы от гостей с Цейлона, из Польши, Англии, Финяндии, США… Я тогда уже решила, что сохраню эти открытки, и буду показывать ученикам на уроках географии.
Впечатления о фестивале? – было многолюдно и иностранцы восхищались Москвой и нашими людьми. Чувство осталось, что мы живём в прекрасной стране и они нам завидуют. Мы были счастливы, что стали участниками такого яркого и редкого события.
Участникам 19 фестиваля в Сочи желаю испытать те же чувства, которые были у нас – счастье, что выпало участвовать в таком событии, радость общения с искренними дружелюбными людьми, гордость за свою страну!
СКАЗКУ - БЫЛЬЮ? Мы это сделали!! ...И теперь она страшнее сказки.
Как бабушки выращивают кабачков.

Наблюдение 1. Офис «Евросети». Пришли пожилая женщина (лет семидесяти пяти), и при ней великовозрастный внук (лет тридцати): большой, упитанный мужчина. Особенно хороши туго обтянутые джинсами ляжки и лёгкая небритость на гладкой круглой роже. Внук привёл бабушку покупать для него айфон. Но размера бабушкиной пенсии не совсем достаточно, чтобы покрывать регулярные платежи по кредиту. Менеджеры, тем не менее, ищут различные варианты рассрочки. А бабушка сомневается: а как жить-то совсем без денег, ведь стоит-то он вон как дорого? Но внук настойчиво убеждает бабушку: «Да ладно тебе, заладила. Да хрен с ней, с пенсией! Как-нибудь выкрутишься».

Наблюдение 2. Десятый час вечера, магазин «Пятёрочка». На кассе образовался «затор». Причина – очень пожилая и очень испуганная старушка. Она никак не может совладать с пластиковой картой, чтобы расплатиться. Покупки такие: здоровенная бутыль кока-колы, две «полторашки» пива, пакет с сушеной рыбкой, чипсы, пачка сигарет. Странный набор для древней бабушки, покупки сделаны явно не для себя. Она пытается объяснить кассиру и людям в очереди: «Внуки вот меня послали, карту мне дали. А как пользоваться, я не знаю. Сказали: позвони, мы тебе пин-код скажем. Я им звоню (показывает древнюю нокию), а они не отвечают». После нескольких неудачных звонков всё-таки пин-код ей сообщают, и бабушка с пятой попытки набирает код правильно. В очереди вначале чувствовалось некоторое раздражение, но потом все начали бабушке сочувствовать и помогать.

Наблюдение 3. Сижу в гостях. Уже поздно, курим на кухне. При сорокалетнем мужчине открывают пакет молока – добавить в кофе. «Ух ты!», - изумляется тот, - «а можно я сам попробую, ещё раз?». Его спрашивают – а что, ты сам разве никогда пакет молока не открывал? «Да нет», - солидно объясняет, - «я же вначале у мамы жил, у нас бабушка готовила, а потом женился…».

Вывод: налицо нехорошая тенденция. И бабушки сами немного виноваты в этом: «я тут тебе мяска купила, маянезиком сейчас залью и сыриком сверху присыплю, поставлю в духовочку и ты с овощнячком скушаешь. Ням-ням».

Как переломить, я не знаю. Возможно, сгодится хорошая доза зоокумарина (aka крысиного яда) в паровые котлетки. Или как следует ё*нуть клюкой/костылём по башке.
Считается что здоровый образ жизни продлевает не только жизнь, но и помогает выглядеть молодо. Кто не в силах поддерживать ЗОЖ, тянутся во всякие там центры, процедуры, подтяжки, ещё там чего-то. Пессимисты почему-то считают, что против природы не попрёшь - что заложено, то в итоге и будет.Пример на эту тему.Знакомая молодо выглядит, без всяких ЗОЖ и процедур. Насколько молодо? Судите сами - работает в детсаду замзаведующей, проводит собрание с родителями: старшая группа, значит на тот год выпуск - первоклассниками станут. Соответственно рекомендации - как готовить к школе, то, сё. Народ на расслабоне - все умные, типа знаем, плавали, школьную лямку тянули. Особенно мамаши - скептически слушают эту соплюху. Наконец одна не выдерживает: Это всё теория. Вот например у меня старший уже в пятом классе, да-да не смотрите, что так молодо выгляжу, слежу за собой, не запускаю, а мне уже 31. Ну так если одного в школу отправила, так и младшего соображу как подготовить. Я же всё-таки мать. А вот будут у вас свои детки милочка, тогда поймёте что между теорией и практикой большая разница.
Ответ"милочки":
- Дети у меня есть - старший летом демобилизовался, младший в начальной школе учится, следить как вы за собой не слежу, так как-то всё само-собой идёт.Но так как разницу между теорией и практикой в свои тридцать восемь различаю, то и провожу эту беседу, что бы подготовить вас к реальности.
- Рабинович, надо, по-возможности, жить честно!
- Я бы рад, но у меня нет такой возможности...
22
Жизнь - сложная штука: немного дал слабину, и вот у тебя уже стоит браузер "Амиго" и Яндекс-бар.
21

Рейтинг@Mail.ru