Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
23 октября 2019

Общий выпуск

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Самый эффективный совет всем и на все времена: чтобы не мучиться, не переживать и не страдать - сразу застрелитесь!

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Батя всегда так переживал, что я посажу своей игровой приставкой кинескоп, что не заметил, как посадил печень.

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Муж поварихи из солдатской столовой постоянно подлавливает жену на воровстве из семейного холодильника.

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

- Вот так живешь, живешь, а потом тебя раз и на колбасу!
- Мясокомбинат на сегодня нарядов не прислал. Пойдешь, Петрович, улицы мести…

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Директор фирмы ритуальных услуг очень рад тому факту, что человек, слава богу, смертен.

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Если вам на голову упала огромная куча говна, значит, коровы научились летать… ну, или вы стоите под зданием, где работают промышленные альпинисты.

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Мужчина весел, если у него есть согласная женщина, а печален, если она у него гласная.

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Апполинарий Ксенофонтович Геворкян- Анждапаридзе никак не может найти своего полного тезку.

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Когда я лежу себе на диване и вдруг слышу голос жены,вернувшейся с работы, "а ну подика сюда",почему-то сразу так очкую...

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

"А не устроить ли мне в отделе новогодний корпоратив?" - подумал Штирлиц.
И не устроил...

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Военнослужащие спиртоносной авиации даже не знают, где находится алкомаркет.

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Те люди, которые всегда голосуют за действующего мэра, губернатора, депутата, президента, оттягиваются в соцсетях , всегда голосуя «Не нравится»

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

У меня толстая задница, маленькая грудь, скверный характер, кривые ноги, плохой вкус, противный голос, отвратительный смех, маленькие, косящие глаза… Господи, что не так, почему я не нравлюсь мужчинам?

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Считается,что человек умирает не от того,что разваливается весь организм,а от того,что отказывают отдельные его части.Но у многих мужчин первыми отказывают яйца,но они от этого не умирают.

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Если бы у бабушки был член, то она бы была Александром Ревва… или Вячеславом Мясниковым… или Андреем Рожковым…

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Интересный факт: Константин Меладзе всё меньше верит в виа гру
©

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

ООН пора выделить территорию для локального проживания всех миллиардеров на Земле. Думаю, Иордания будет согласна. Для начала нужно будет переименовать страну в МиллИОРДАНИЮ.

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Истинные патриоты Незалежной посылают не «на ...», а «в ...»
©

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Наша жизнь - это короткий период от уточки до " уткки"...

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

Без труда вытащишь рыбку из пруда -ведь там её прудом пруди.

23.10.2019, Карикатуры

Карикатура: Матрос со спасательным кругом, Богорад Виктор

Матрос со спасательным кругом

23.10.2019, Карикатуры

Карикатура: Шаман из Москвы-Лондона, AZART

Шаман из Москвы-Лондона

23.10.2019, Остальные новые анекдоты

ПРОГРАММА ВИЗИТА ПРЕЗИДЕНТА УКРАИНЫ ЗЕЛЕНСКОГО В ЯПОНИЮ ДЛЯ УЧАСТИЯ В ИНТРОНИЗАЦИИ ИМПЕРАТОРА НАРУХИТО

1. Вручение императору Японии вышиванки с надписью «Ще не вмерла Україна при Зеленському».
2. Вручение президенту Зеленскому императором Японии черного пояса по черному юмору.
3. Торжественный обмен с императором Японии шаурмы на суши.
4. Участие в акции «Курiли – це Японiя!»
5. Участие в театрализованном братании Говерлы с Фудзиямой.
6. Встреча с украинской диаспорой Японии – вовремя прищурившимися украинцами.
7. Торжественная покупка запчастей к своей «Тойоте».
8. Посадка в саду камней нескольких камней.
9. Торжественное посвящение в самураи с вручением меча для харакири.
10. Вручение президенту Зеленскому в школе экибаны букета цветов с пояснительной запиской, что бы это значило.
11. Торжественный обед президента Зеленского, он же полдник для борцов сумо.
12. Посещение на посошок завода по производству сэке.

23.10.2019, Новые истории - основной выпуск

Кино

Лето 1977 года. Сессия сдана. Подыскиваю заработок в виде репетиторства. Вечер, перебираю материалы и готовлю занятия. Заходит мама.

- Я достала билеты в Симферополь. Ты тоже едешь. Тетя Бела отдыхала в Черноморском, ей понравилось. Она говорит, что приехала совсем другим человеком. Ещё раз бы с удовольствием опять съездила.
- Вот пусть тетя Бела, приехавшая другим человеком едет с тобой опять. А мне зачем быть другим человеком? Я же не тётя Бела.
- Я хочу, чтобы ты отдохнул.
- Я, собственно, не устал.
- Всё, я сказала, поезд послезавтра.

Спорить с еврейской мамой – во-первых бесполезно, во-вторых себе дороже. Всё, чего мне удалось выторговать, так это экскурсию в массандровские винные погреба с дегустацией вин.

Крым.

Ранним утром я выехал в Массандру, побывал на экскурсии на винзаводе, продегустировал знаменитые вина (делал умную морду лица, с видом знатока кивая головой).

Ялта.

Мой школьный товарищ учился в кулинарном училище и проходил практику в одном из центральных кафе Ялты. Хотелось бы его навестить, да и пообедать не мешало.

Середина дня. Очередь желающих посетить пункт общественного питания длиннее, чем за женскими сапогами в Москве. Крики, ругань.

- Вас тут не стояло.
- Да я час назад занимал.
- Вы врете, вы только подошли и не толкайте моего ребёнка.
- Женщина, шо вы пихаетесь, идите мужа своего попихайте.
- Я тебе влезу, я сейчас тебе так влезу...
- Ой, иди свою жену попугай...

Стоять часовую очередь ради поесть – это не для меня. Прогулка по тенистой аллее вдоль речки, успокаивает нервы и улучшает настроение, а очередь как-нибудь сама рассосется.

На мосту снимали кино. Скорее всего это был какой-то учебный фильм о правилах ПДД, хотя точно сказать не могу. Сам эпизод выглядел так. Две машины заезжают с двух сторон на мост и не могут поделить дорогу. Резко тормозят, едва не сталкиваясь, водители выходят, начинают спорить, потом к ним подходит милиционер и т.д. Место ограждено, каскадеры в машинах, милиция, камеры, прожектора освещения, народ облепил – не подойти, а как же, такое событие - кино снимают.

Команда режиссёра – тетя хлопнула хлопушкой, машины поехали. Заезд на мост, остановились, водители не торопясь выходят и начинают изображать беседу, спокойно так, как будто собрались в баре футбол обсудить за кружечкой пива.

- Стоп, это что, авария, это что, так ругаются? Так, все по местам. Всё сначала.
- Тишина на площадке! Мотор! – тетка опять хлопнула хлопушкой, машины поехали, остановились на мосту, водители вышли и…

- Стоп! Вы что, никогда в аварии не попадали, вы что, ругаться совсем не умеете? Интеллигенты со стажем? Или вы сейчас устраиваете аварию и ругаетесь, как положено или я вас выгоню к чертовой матери!!! Все по местам!
- Мотор!!!

Машины резко, с пробуксовкой срываются с места, набирают скорость, поворот с заносом, бешеный визг тормозов (я был уверен, что они столкнутся) и машины стали, едва не касаясь капотами друг друга. Из кабин, как чертики из табакерки выскочили водители и… смачный, густой, отборный русский мат покрыл, как клубы дыма, площадку.

- Ты трах тибидох, твою мать тибидох, твою машину тибидох.
- Да ты сам тибидох и твою машину трах тибидох и это кино тибидох и режисера тибидох и всех трах и опять трах и тибидох.
Мамаши хватают детей и зажимая им уши разбегаются.
Какая-то мадам пред бальзаковского возраста и полуинтеллигентного вида, размахивая сумкой, подбегает к водителям.

- Как вам не стыдно ругаться, здесь же дети. Я милицию позову.

Ассистентка режиссера пытается выскочить, чтобы оттащить пылающую праведным гневом женщину, но её удерживает режиссер.

- Не лезь, пусть сами разбираются, очень правдоподобно выходит, потом все равно переозвучим.

Мадам не унимается.

- Да я на вас напишу, где милиция, пусть их немедленно арестуют, пусть их посадят.

Не торопясь подходит милиционер.

- Гражданка, в чем дело, почему вы кричите?
- Товарищ милиционер, немедленно арестуйте их, они ругаются в общественном месте.

Артист в милицейском кителе, форменных штанах и фуражке едва сдерживает смех.

- Гражданка, они на работе, а вы что здесь делаете, почему нарушаете?
- А! Так ты с ними заодно. Я на тебя напишу, я тебе устрою, а ещё форму надел.
- Гражданка, я буду вынужден вас задержать и отправить в отделение.
- Я тебе сейчас так задержу…
Разбушевавшаяся мадам в гневе орудует сумочкой в стиле Джеки Чана, стараясь достать водителей и милиционера.

- Стоп, Сняли. Всем спасибо. Перерыв.

Всё, режиссёр, его помощники, оператор, весь рабочий персонал и оставшиеся зрители хохочут, вытирая слезы. Водители и «милиционер» подхватывают разбушевавшуюся гражданку под руки и буквально выносят с площадки.

Видя, что продолжения не будет, толпа начала расходиться. Я тоже пошел в сторону кафешки на встречу с товарищем и очень вкусными блинчиками со сметаной и вареньем.

23.10.2019, Карикатуры

Карикатура: Звездочёт ., Юрий Косарев

Звездочёт .

- Вот и ещё пять новых звёздочек открыл .

23.10.2019, Новые истории - основной выпуск

То что, если не большинство, то многие сотрудники уголовно-исполнительной системы любят алкоголь, думаю ни для кого секретом не является. Естественно, не только в нерабочее время – а как быть, если работа нервная, ненормированная, зачастую – непредсказуемая? А еще приходится постоянно выполнять дополнительно неоплачиваемую работу, не включенную в должностные инструкции, но, тем не менее, вроде как по профилю. Так было и в тот раз. Осень 2010 года. На страну свалилась очередная перепись населения. В нашей колонии строгого режима эту обязаловку спихнули целиком и полностью на воспитательный отдел. Старшим был назначен начальник отдела – Иваныч и еще двое самых ответственных начальников отряда Саныч и я. Сразу поясню, почему по отчеству. Не знаю, как в других учреждениях подобного типа, но в нашей колонии, еще со времен СССР установилось правило между сотрудниками обращаться друг к другу по отчеству, а к особо большому начальству – по имени отчеству. В общем, был назначен день, когда мы втроем должны были выехать в райцентр для прослушивания вводного курса о порядке проведения переписи спецконтингента и получения специальных чемоданчиков с бланками, карточками и особыми гелевыми ручками для заполнения этих бланков. День с самого начала не особо задался. УАЗ, который был выделен для нашей поездки задержали по причине того, что на вахтовом участке осужденному-поселенцу на голову неудачно свалилась небольшая ель. Начальство решило совместить приятное с полезным, а именно отправить в город пострадавшего с нами (зачем лишнюю машину гонять?). Вот мы и ждали, когда из леса привезут контуженного, хотя понимали, что слегка опоздаем. Несколько отягчало ожидание то, что двое из нас слегка страдали после вчерашнего. Что интересно – пили втроем, но болели двое. Дело в том, что у меня уже лет 10-15 похмелья не бывает. Своего рода иммунитет, что-ли, выработался, чему я нисколько не огорчаюсь, однако окружающих это слегка раздражает. Наконец к штабу доставили страдальца, пересадили в нашу машину и мы отправились в командировку. Дорога была достаточно долгой, хотя расстояние всего километров 80 – а что бы Вы хотели – российская глубинка. Проехав ориентировочно 2/3 расстояния наш старшой предложил взять лекарства в виде пива. Саныч возражал, ибо у него на подходе было первое офицерское звание, однако я поддержал начальника, водителю, дяде Саше было фиолетово – он не пил за рулем по пути туда, где есть гаишники, а мнение поселенца вообще не учитывалось. В итоге кворум состоялся, консенсус был достигнут. Пива взяли на троих и поехали дальше. Так как Саныч упорно отказывался рисковать офицерскими погонами, мы не без удовольствия выпили за его здоровье. Приехав в город отправили единственного трезвого сотрудника, то есть Саныча сдавать травмированного в МСЧ, с чем он отлично справился, после чего отправились в нашу верховную контору, где Иваныч благополучно спалился не очень свежим дыханием начальнику отдела кадров, естественно отбросив тень подозрения на остальной экипаж. Отсидев лекцию пошли получать чемоданчики в отдел по воспитательной работе с осужденными (ОВРО), где узнали о себе порядочно информации, не всегда позитивной. Начальство даже усомнилось: а стоит ли доверять таким «трезвенникам» вообще такое ответственное дело, однако мы тоже не пальцем деланы: Не доверяете нам – ищите других идиотов, либо езжайте и переписывайте сами. Этот козырь управленцам бить было нечем. Саныч, правда пытался доказать начальству, что он трезв как стеклышко, однако был подвергнут еще большей обструкции: Самый нахальный. Так не бывает – в одном отделе служат, вместе в одной машине едут – двое бухают, а третий нет? Не поверили в общем. Естественно, получив чемоданчики, заехали за горючим. Взяли, естественно водку. Нормально взяли, с расчетом на дядю Сашу. На обратной дороге пили уже по человечески – вчетвером. Настолько по человечески, что утром следующего дня ко мне в квартиру постучался Иваныч. Пришел он в расстроенных чувствах, ибо был с похмелья и в состоянии легкой тревоги:
– По ходу мы вчера чемоданчики проебали!
– Да ну нах!
– Реально! Ты не помнишь, где мы вчера останавливались? Дядя Саша тоже ничего не помнит и Саныч тоже.
Пока мы решали проблему вселенского масштаба, вышла моя жена и успокоила нас, сказав что вчера, увидев в каком мы вернулись состоянии, она забрала наши чемоданчики и поставила в кладовку. Убедившись, что проблемы больше нет, мы с чистой совестью отправились лечить Саныча.
P.S. Перепись более чем тысячи осужденных провели за три дня, успешно сдали в управление заполненные бланки, однако, медали и поощрения зато, как обычно, получили сотрудники управления. Это Россия!

23.10.2019, Новые истории - основной выпуск

Поход на Москву

Жил-был один мужичок, собою неказист, да и немолод уже. Посещал он однажды Москву по какой-то ерунде и возвращался домой на поезде. И соседка сразу ему знакомой показалась, заговорили — бог ты мой! — лет двадцать назад играли они вместе в оркестре при ДК связи, как тогда шутили — «половой». Мужичок тромбонистом служил, а дама эта на флейте играла и считалась первая красавица. Многие оркестранты в её сторону неровно дышало и сам дирижёр подмигивал. Мужичок тогда лишь поглядывал сквозь смычки, любовался, ну и фантазировал малость. У него на тот момент дома всякие семейные обстоятельства были, да и шансов за собой не видел. Сейчас даже удивился, что соседка его признала.
А разговор замечательно пошёл. И оркестр вспомнили, и про жизнь поговорили, и про то, как она выглядит замечательно. Время и станции летели незаметно, под конец устали, молчали вместе — уютно было, хорошо.
На вокзале её сестра встречала, за город ехать, на семейный юбилей. Обменялись на прощанье телефонами. Решился в щёку поцеловать, наклонился. Вдруг то ли мяукнул кто, то ли специально — но обернулась она, и поцелуй прямо в губы пришёлся и продлился некоторое время, даже, быть может, секунды три. Забилось у мужичка сердце, как давно уже не билось, пульс не сосчитать. Дошёл он до своего дома на дрожащих коленях, выпил водки и послал эсэмэску такого содержания: «Встретимся в Москве как-нибудь?». Положил телефон на столик, к окну подошел, под занавеску пролез и сильно-сильно лбом к холодному стеклу прижался. Слышит — пимс! — ответ пришёл. Кинулся обратно, чуть занавеску не сорвал. Читает: «Будешь в Москве — заходи». И адрес. Мужичок крякнул и присел на диван. Самая красивая женщина в его жизни хотела видеть его в Москве, хотела видеть его, хотела его, хотела!
Всю ночь мужичок не спал, составлял планы, бегал на себя в зеркало смотреть. Решил так — поспешишь, людей насмешишь. Поутру первым делом пошёл в банк и снял досрочно деньги с депозита, потерял проценты. Потом записался к зубному — вставлять коронки и лечить кариес. Книжку купил про здоровое питание и две огромные гантели. Твердо решил мужичок к Москве подготовиться. Чтобы женщину не разочаровать и самому не опростоволоситься.
Лифт не вызвал, гантели наверх по лестнице тащил. К шестому своему этажу приполз со звёздочками в глазах и сердцем во рту. Понял, что тяжело будет. Но не огорчился ни капли.
Началась у мужичка новая жизнь. По телевизору сериалы про любовь смотрит, на которые раньше только плевался. Забыл про хлеб и картошку, жирное и солёное, а на ночь и вовсе не ест. Утром и вечером гантели тягает да приседания делает. Лифтом нигде не пользуется, через день зубного посещает. На работу пешком ходит, в обед кефир пьет. Первые дни самые тяжелые были. Связки болели, и есть по ночам хотелось жутко, как уснёшь — завтрак снится, проснёшься, а всё ещё ночь.
Ко второй неделе заметно полегчало. На шестой этаж вбежал — и ничего, нормально. В помощь гантелям тренажер купил, собрал, посередине единственной комнаты поставил — другого места не было. Да и не надо. Стал мужичок привыкать к новой жизни. А ещё журнал читать про мужское здоровье и пару раз в неделю на шлюхах тренироваться. Поскольку по части интимных дел были у мужичка сомнения на свой счет. Шлюхи поначалу удивлялись, но соглашались помочь и вели себя как порядочные женщины. По окончанию мужичок разбор полётов проводил — что правильно сделал, что неправильно, и первое время даже записывал ответы.
И мечтал мужичок, сильно мечтал. На тренажере, на шлюхе и даже у зубного. Думал он о той женщине постоянно. Воображал себя с нею. На работе бурчать начали, что от него толку никакого не стало, опять же линолеум пропал, десять рулонов. После голодных лет мужичок себе подобного не позволял, разве что по мелочи, а тут как-то все сошлось. В результате поругался с директрисой, пришлось на отпуск написать. Отгуляю, думает мужичок, а потом и вовсе уволюсь, пусть поищет себе завхоза. Может, вскоре вообще в Москву перееду, работу там найду с зарплатой поболее. А квартиру сдам — отличная прибавка! Хотя на такую женщину денег еще больше надо. Ну так вспомню молодость, залабаю на костыле, Москва город большой, каждый день похороны. И погрузился мужичок в воспоминания о дважды краснознаменном оркестре округа, заулыбался, а закончив, поднял верх палец и сказал вслух: «Ни чета нынешним!»
К концу месяца живот заметно убавился, а плечи стали шире на размер, чему мужичок сам изрядно удивился. И самочувствие было как никогда. Потренировавшись, напрягал мускулы и чувствовал себя как артист из одного кино, просто вылитый, особенно если в зеркало не смотреть.
Пора в столицу ехать. С новыми зубами. Тем более что ждать уже никакой мочи нет. И вот составляет мужичок эсэмэску на заветный номер. В таком ключе, что как бы собираюсь в столицу по важным делам, но не прочь и посетить хорошую знакомую, поужинать вместе. Ответ пришел быстро: «Если речь только про ужин, то можешь и не приезжать».
Мужичок подпрыгнул и затряс сжатыми от радости кулаками, перечитал ещё раз и ещё — как от этих слов веяло ароматом жаждущий его женщины, такой далекой и близкой одновременно!
В Москву, в Москву, скорее! Забрал брюки из химчистки, сложил рубашки в чемоданчик и тут же решил чемодан не брать, ну куда же это в гости с чемоданом, сбегал в аптеку, купил презервативов и всяких подсказанных шлюхами полезных гелей. Размышлял, куда их положить, чтобы как-то поизящнее достать в нужный момент, придумал из подарочной бумаги сделать кулечек и бантиком обвязать. Сюрприз! Положил на стол, любовался, считал минуты до поезда.
Выйдя из дома, не мог вспомнить, закрыл квартиру или нет, пошёл уже было обратно, вспомнил, что точно закрыл, а паспорт взял? Да вот же он. Всё на месте: и паспорт, и билет; скорее в поезд, в самый медленный поезд на свете.
Под стук колес неожиданно уснул, тоже от волнения, видимо. Проснулся, купил кофе у разносчицы, выпил без сахара, вот уже и приехали.
Москва, всегда такая холодная и неприветливая, нынче стала будто праздничная, ни мокрой грязи, ни мрачных рож. Такси мужичок взял, чуть отойдя от вокзала, — сэкономил слегка. Пригодятся еще деньги-то. Назвал адрес, но перед этим попросил к ближайшему в том районе приличному магазину подвезти, где деликатесы и водка непаленая.
Таксист кивнул, не прекращая с кем-то говорить на незнакомом языке. Ехали не так уж и долго, на удивление, хотя смеркалось, город замедлялся и гудел в пробках.
— Магазин, — сказал таксист, на секунду прервавшись.
— Подождёте меня? — спросил мужичок, протягивая деньги.
Таксист кивнул.
В магазине и вправду было много деликатесов, таких дорогих, что цену указывали за пятьдесят грамм. Мужичок взял колбасы трёх видов, сыра и рыбки соленой. Замахнулся было на черную икру, но в последний момент смалодушничал (да и не до икры будет!), взял красной. Зато водку выбрал самую лучшую, а также вина французского две бутылки и шампанское «Князь Голицин». Походив еще, добавил в корзинку сок, ликер и свежий ананас.
Расплатился, вышел. Таксист уехал, не дождался, гад нерусский. Куда идти, где это? Подсказали, что рядом. Через полчаса ходьбы устал от московского «рядом», поставил пакеты, отдышался. Отправил эсэмэску: «Уже иду!» Получив ответ: «Ко мне?» — обрадовался и поцеловал «самсунг» в экранчик. С новыми силами тронулся в путь, вышел вскоре на нужную улицу, начал дома отсчитывать.
«Чёрт!!! Забыл! — скривился вдруг мужичок. — Сюрприз-то, кулёчек с бантиком, так и остался на столе! Вот напасть…»
— А где тут презервативы? — начал спрашивать у прохожих. — То есть… это… аптека?
— Рядом, — ответили.
Мужичок вздохнул, написал эсэмэску: «Буду через полчаса». Пимс! Пришёл ответ: «Других планов у меня на сегодня не было».
Мужичку стало ой как неудобно, на него надеются, а он тут… И ни одной машины не видно. Улицы узкие, дома невысокие, как будто и не Москва совсем. Где же аптека, где крестик? Может, сумки с едой оставить пока? Да кому ж их тут оставишь.
Аптека нашлась в длинном дворе, к счастью, ещё работала. Купив всего и побольше, мужичок тронулся в обратный пусть. Пакеты с продуктами оттягивали руки, перекладывал как-то, старался не останавливаться и не сбиться с пути.
Уфф! Пришел наконец-то. В домофон тыкает — палец дрожит. Пипикнуло, открыли. Поднялся на второй этаж, потянул приоткрытую дверь. Вошел.
Всё как в мечтах. Уютно, тепло, коврик круглый, пальто на вешалке, зеркало. И она. Так близко! Несусветно красивая, домашняя. Стоит, чуть наклонив голову, смотрит на него, как будто с вопросом каким.
Мужичок плечи расправил.
— Здравствуй!
— Ну, здравствуй. Какими судьбами?
— Я… это… — начал было мужичок, а сам поставил сумки на коврик, шагнул к ней, обнял изо всех сил и целовать, целовать!
— Да что же это! Прекратите! Стоп! Стоп! — вдруг закричала она, вырываясь, уперлась руками ему в грудь. — Отпустите меня, отпустите, что происходит?! Пусти!
— Да как же?! — опешил мужичок, отступив. — Я же к тебе приехал, вот, ждал…
— Что за наглость такая, что вы себя позволяете!
— Мне уйти, что ли? — глухо спросил мужичок, не веря происходящему.
— Оставьте меня в покое! — прокричала она, отвернулась к зеркалу и заплакала.
Пришибленный, растерянный мужичок чуть было не бросился к ней снова, зашатался, замычал, схватив себя за голову. Наклонился, выдернул водку из пакета, толкнул дверь и бросился вниз по лестнице. Выйдя из подъезда, сорвал пробку и залпом впустил в себя полбутылки. Пошёл, шатаясь, по холодной улице, остановился, вытер слезы рукавом, ещё выпил, снова побрёл, у фонаря присел, допил, что осталось, закрыл глаза руками. Сидел долго.
— Мужик, тебе куда? — жёлтое такси подъехало почти вплотную.
Мужичок очнулся. Поднялся с трудом, но в машину сел уже уверенно.
— К девкам! — сказал громко.
— На точку, что ли? — переспросил таксист.
— Не знаю, чтоб покрасивее и чтоб выпить!
— Тогда в клуб?
— Валяй в клуб.
Машинка понеслась по ночным московским улицам, таксист что-то рассказывал, мужичок не слушал, шептал всё — как же так, как же? А может, из-за икры? Черную надо было брать. С ананасом.
— Черную с ананасом! — повторил он громко.
— Сейчас уже всё будет. Уже подъезжаем, — отозвался водитель. — А я им объясняю, претензии ко мне может предъявлять только погибший, а остальные вообще никто и ни при чём! С вас косарь.
Вывеска над большой железной дверью нервно светилась красным. Мужичок слова иностранного не разобрал, нажал кнопку.
В клубе мигало и громыхало, ходили полуголые девицы со строгими лицами. Пройдя контроль, мужичок заплатил за отдельную кабинку, заказал сухариков и водки, которую тут же выпил и заказал еще. Посидел, согрелся, стало чуть легче. Глаза привыкли к мельканию, стало видно, что девицы по очереди поднимались на сцену с шестом и танцевали там, снимая последнее. А потом обходили по очереди кабинки. Заходили и к мужичку. Каждую он спрашивал, как зовут, предлагал деньги за секс и получал отказ. Согласилась только самая страшная, которую и на сцену-то не пускали. Себя оценила в пятнадцать тысяч с НДС. Мужичок засомневался. Видя его колебания, находчиво предложила другое — за пять тысяч рассказать, как можно весь стриптиз-клуб поиметь. Получив сумму, объяснила: если ещё пять тысяч дать охраннику, то получишь ключи от квартиры в доме напротив, откуда по телефону звонишь в клуб и вызываешь кого хочешь, хоть танцовщицу, хоть официантку. Мужичок страшную поблагодарил, допил залпом водку и оплатил счет, морщась от дороговизны.
С охранником говорить было трудно, язык заплетался. Но справился. И на улицу сам вышел, и квартиру нужную нашел. Поискал водки — нету, нашёл телефон, снял трубку, попал сразу в клуб.
Из трубки громко играла музыка.
— Мне бы Свету, Свету бы, — прошамкал мужичок в музыку. Света, пухловатая блондинка, ему больше других понравилась. Но вместо «Светы» выходило какое-то «све-све-све».
— Вы что, всех хотите? Всех? — спрашивали из трубки.
— Да не всех, а Свету! — сердился мужичок, но выходило всё равно «све» да «све».
На том конце убедились в том, что сразу всех хочет, всех и повели. Дверь открылась, и в квартирку начали заходить официантки и танцовщицы, включая страшную. Мужичок перепугался, зашипел: «Да вы издеваетесь? Издеваетесь?» Выходило невнятно. Входящие подобрали знакомое слово, близкое по звучанию, получилось — «раздевайтесь». Первые стали раздеваться, спрашивать друг у друга, куда вещи складывать, не на кровать же. Раздетых одетые подпирают, те мужичка теснят. Он давай их руками отталкивать, вещи выкидывать, кричит: «Администратора сюда, министра-то-ра-ра» — слово длинное и для трезвой головы. Пришедшие поняли, что клиент в отказке и требует министра. Осудили, уходя. Совсем, сказали, с ума сошёл, но министра, даже двух, обещали тут же прислать.
Дверь за девушками и захлопнуться не успела, как вошли двое охранников в чёрных костюмах, схватили мужичка за подмышки, прижали к стенке и предложили оплатить всё беспокойство. Сумму назвали дикую.
Мужичок перепугался. Объяснить ничего не может, бумажник показывает, где всего двадцать тысяч осталось. Охранники ему — а вон у тебя карточка есть, в долларах, сейчас к банкомату ночному поедем! Мужичок головой крутит, дескать, нельзя, курс высокий, высокий курс, охранникам слышится: «Выкуси». Ах выкуси, да мы сейчас тебя по стенке размажем! И давай мужичка возить по обоям верх-вниз.
То ли согревшись от этих фрикций, то ли от всего выпитого и пережитого мужичок отключился, обмяк и, будучи отпущен на пол, захрапел...
Охранники выругались, взяли все деньги из кошелька и стали дальше по карманам шарить. Нашли пять пачек презервативов, паспорт, ключи и визитку начальника департамента контрразведки полковника Кожемякина А. М. Покрутив визитку, парни переглянулись, вернули в кошелек пять тысяч — чтоб не серчал, затем вытащили мужичка на лестницу, приложили к тёплой батарее и ушли.
Часов через шесть мужичок наполовину проснулся, выполз на утреннюю московскую улицу, поморщился на свет, остановил частника и поехал на вокзал.
Первым делом купил билет, затем пошёл пиво пить. Нашёл где подешевле, к пиву взял сосиску, огурец и большой кусок черного хлеба. Ел с удовольствием. Месяц так вкусно не ел. Потом взял еще кружку и, похлопывая себя по животу, уселся поудобнее на замызганном диванчике. Продавщица за стойкой ему улыбнулась, он — ей. Зевнул и подумал, что в целом неплохо съездил в Москву. А то ведь дома всё провинциально, обыденно, а тут, как ни крути, столица, интересно можно отдохнуть. Поиздержался сильно, конечно. Но будет чего вспомнить. Да и здоровье в целом подтянул. Когда б еще за зубы взялся — никогда бы.
И тут — пимс! — эсэмэска приходит. Удивился, читает: «Почему ты ушёл так быстро?» Хлопнул тут мужичок ладонью по коленке, вытянул губы и сказал: «Пфффффффф…»

(С)СергейОК

23.10.2019, Новые истории - основной выпуск

Навеяло недавними историями о похоронах.
Февраль 1995. Умер кто-то из бывших больших военных. Нас, два десятка младших лейтенантов, привлекли в качестве скорбящих для массовости.
Мы впервые слышали об умершем. О войне в Чечне тоже минимум информации, не представляли насколько серьезно.
Зато у всех на слуху раздутый самой популярной тогда газетой "Московский комсомолец" скандал с подаренными Грачеву командующим ЗГВ двумя бронированными мерседесами.
И вот мерзнем около часа рядом с Центральным домом Советской Армии. Не так уж и холодно, около 0. Но сыро и промозгло. Настроение вообще не траурное. До выпуска несколько месяцев, интенсивной учебы уже нет. Греемся анекдотами. А надо сказать, среди нас был не совсем адекват по прозвищу Мессер. Коллекционировал эмблемы автомобилей. Но не покупал, а воровал. Причем у мерседесов отломать было просто - эмблема на ножке.
И вот наконец началось движение. Для нас неожиданно, сами не верили. Когда почти должны были зайти в здание, подъезжает тот самый грязно-светло-фиолетовый 500-й. Выходит министр обороны. Вытянулись, не знаем как правильно. С одной стороны, мы не в строю. А значит, надо приложить руку к фуражке. С другой - стоим довольно плотно и это делать неудобно. Так что просто по стойке смирно.
У передних, у меня в том числе, каменные лица. И тут какая-то зараза из задних возьми да ляпни негромко "Мессер, а слабо у этого мерина значок сп...ть".
Сдержаться было тяжело. Лица искривились. На кону выпуск и распределение, но физиология.
Благо, для министра мы всего-лишь декорации. Даже взглядом не скользнул, хотя были на расстоянии вытянутой руки. А на обратном пути и сам Паша-мерседес не выказывал печали, весло общался с каким-то сопровождающим.
К слову, тот автомобиль даже для 90-х выглядел довольно убого. Уже хватало дорогих машин в Москве. А этот какой-то нелепый, грязноватый, неудачного цвета.
51...100 • 101...150 •

Вчера<< 23 октября >>Завтра
Самый смешной анекдот за 08.11:
У меня яркое воображение, поэтому когда встречаю в интернете вопрос "какую ты книгу взял бы на необитаемый остров?", то представляю тонущий океанский лайнер, панику, все бегут к спасательным шлюпкам, а я продираюсь навстречу людскому потоку, хватаю кого-то за рукав и ору в ухо: напомните, пожалуйста, на какой палубе библиотека?
Рейтинг@Mail.ru