Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
21 декабря 2006

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Дочке 4,5 года, купили ей мультик "Красавица и чудовище". Вечером жена
приходит с работы, спрашивает:
– Ну как мультик, понравился?
– Да, там такой страшный: "У-у-у! ", а красавица ему: "А-а-а! "
– Нет, ну ты расскажи подробнее...
Наш ребенок садится на диван, расправляет юбку на коленках, тяжко
вздыхает и рассказывает подробнее:
– Компания "Уолт Дисней" представляет...
Дело было в Магнитогорске года два назад.
Зима. Ожидая последний трамвай, стоим на остановке. Мерзнем, допиваем
холодное пиво. И, вот он, едет, сверкает фарами и греет даже светом из
вагонов. Останавливатеся возле нас, дружественно открывает двери, и из
дверей вываливается абсолютно нетрезвый человек и орет: "Б*Я! УЖЕ ЧАС
НОЧИ!!!"
Такого мы не ожидали и совершенно опешившие не двигаемся с места.
Мужичка тем временем хватают за воротник и втягивают обратно в вагон.
Трамвай уходит.
И откуда-то, словно из далека, слышится голос одного из наших:
- Ни фига себе часы с кукушкой!
Произошла эта история в пору моего бурного юношества, когда я увлекся
КВН-ом.
Была у нас в команде девушка красоты неписанной, Машей звали –
невысокая, обаятельная и жутко сексуальная. Строила из себя скромницу,
но было видно, что за показной скромностью кроется хищница, каких мало...

Теперь собственно история: Должна была у нас проходить игра в самом
крупном театре нашего захолустного городка, знающие даже поговаривали,
что приедет снимать игру местное телевидение. Ну мы все ессно
готовились, не покладая рук, ног, голов и прочего имущества. У меня была
роль всеми известного индейца Чингачгука. Должен был я стоять, аки
далбич, в набедренной повязке и орать страшные слова всех индейцев. Роль
маленькая, секунд на двадцать, но мне этого хватило. И вот время игры...
Надеваю я импровизированную повязку из листьев на бедра, и наш
реквизитор не в тему замечает: "Ты знаешь, у тебя по бокам трусы видать,
вест эффект пропадает, сними-ка ты их" - и буквально стягивает с меня
мои трусы. Возмущаться некогда, пора бежать за ширму, наш выход. А надо
сказать, что повязка состояла из ленты, на которой крепились листья,
тряпки и прочая дрянь, и застегивалась эта лента МАЛЮСЕНЬКОЙ ПУГОВКОЙ
ВПЕРЕДИ! В общем стою я за ширмой, впереди ширмы стоит наш чувак Коля и
рассказывает предисторию моего номера. И в это время мой взгляд попадает
за открытую шторку кулис – мои Бог, что я вижу... Машенька – абсолютно
ГОЛАЯ (из одежды только стринги), прыгая на одной ноге пытается одеть
платье 19-го века. Ессно, даже не подозревает, что мне ее видно. Надо ли
говорить, что от обзора этой картины мой член встал ТАК, что на хер
выбил пуговичку на ленте! Лента падает, ШИРМА РАЗДВИГАЕТСЯ, а за ней –
оба на – ГОЛЫЙ Я С НЕХИЛЫМ ВСТАВШИМ ЧЛЕНОМ! Сказать, что зал опупел –
значит ничего не сказать. Наступила такая тишина, что слышно было, как в
8-м ряду какая-то девушка сказала: "Нихрена себе, я бы такой отсосала!".
Вот так вот состоялся мой дебют (Хорошо, что телевидение так и не
приехало).
Машка Заранина – привет!
У моего дога есть один дефект воспитания - любит пошарить по кустам в
поискам чего-нибудь вкусненького. Отследить не всегда успеваешь. Вот
гуляем мы с ним парке, вокруг никого, зверь разбегался... Вдруг замер,
принюхался - и в кусты, там какая-то недолгая возня и вот - характерное
чааввк. Я влетаю за ним, дабы немедленно пресечь, и вижу картину: пенек,
вокруг культурно присели трое мужичков, разлили уже, и так со своими
стаканчиками и замерли, бедные. На пеньке стоит большой кремовый торт, а
в нем - по уши моя зверюга - амммм-урррр-ччаавк. И я машинально, в
крайнем удивлении говорю мужикам: "А чо вы тортом-то закусываете?!". Они
даже бояться перестали: "Счас, ****, узнаешь, чего!".
В этом году я заканчиваю ГУУ - кто не знает, это Государственный
Университет Управления. ВУЗ весьма престижный, судя по тому, как растет
количество групп на всех специальностях и конкурс на место.
Кадры у нас в уни попадаются очень и очень разные - и вот одна девушка
останется в моей памяти, наверное, навсегда.
Дело было на перавом курсе. Сдавали мы тогда экзамен по высшей
математике - пишется всем потоком. Потому сидели мы в аудитории так
называемого поточного корпуса - это такие большие помещения, устроеные
по принципу амфитеатра.
Математика у нас в ВУЗе - "нежно любимый" всеми студентами предмет,
потому сдается он, как правило, с кучей шпор. Но для некоторых студентов
написание шпор - ненужный и бесполезный труд, потому что (не надо
забывать о прогрессе) есть же хэндс-фри! Вставил в ухо, продиктовал
примерчик какому-нибудь умнику, записал ответ, сдал - и готово. Девушка,
о которой идет речь, на это и рассчитывала. Потому я с момента начала
экзамена слышала непрекращающееся бормотание - сидела она сразу за мной.
Вначале я не разбирала слов, но когда прислушалась...
"... так... смотри... тут, значит, надо решить... Вначале такой значок
идет странный... как будто большую букву М положили на бок... Ну как не
понимаешь, ну ты представь, нарисуй, что ли, если ты не понимаешь, я то
как должна... Вот, и над ней сверху лежит восьмерка..."
Не знаю, как собеседник милой девушки, но я далеко не сразу поняла, что
надо посчитать сумму от Х до бесконечности...
В этом году она станет дипломированным специалистом...))
Два мира - два ШапирА

В приснопамятную студенческую бытность сподобило нас сколотить
институтскую рок-группу (не к ночи упоминать имя ее).
Качество институтской аппаратуры было в меру неважным;
посвистывающие и подхрипывающие колонки,
малохольная, выламывающаяся, что расхлябаный циркуль стойка для
микрофона,
мигающая на один глаз в нервическом тике светомузыка,
да потрескивающий потенциометрами микшерный пульт с расшатанными
разъемами.

Репетиции проходили по субботам с трех дня до поздней ночи.
Мы были предоставлены сами себе, играли что хотели и расходились
по домам усталые, счастливые, неся в оглушенном сердце ритмы и переливы
фальшевато отыгранных мелодий.

На нашу беду, в институте с, вообще-то, ярко выраженным
машиностроительным уклоном, образовалась группа не по делу инициативных,
жаждущих духовного, студентов.
Замаявшись от сильно и не очень легированных сталей, а также от
перспективы связать себя на всю жизнь с холодной обработкой металлов
резанием, их потянуло в творчество; им приспичило создать театр.
Идея эта не имела к нам прямого отношения лишь на первый взгляд.

Начинаясь с вешалки и далее в буфет, всякий театр заканчивается
подмостками.
В нашем случае именно теми подмостками, коими мы нераздельно владели до
сей поры по субботам.
Театр взгромоздился на сцене всей тяжестью картонных реквизитов,
замаячил тенями суетливых, мечущихся актеров, и уполовинил время наших
репетиций.

Театр нам не нравился:
По сцене носилась Дульсинея в глубоковатом декольте.
В его распахнутостях выдавалась огромных размеров накладная
резиново-параллоновая грудь, сильно смахивающая из-за отсутствия на ней
сосков на выросшую в неправильном месте задницу.
Нервный Дон-Кихот с деревянным копьем дружил и колобродил с прыщавым
Санчо-Пансой и неизвестного происхождения грустным рабочим в танкистком
шлеме.
Этот рабочий, по замыслу, должен был быть безнадежно влюбленным в некую
Зинку-студентку на высокой подошве и с косичками.
Странную эту компанию колоритно дополняли юноша,
превращающийся с помощью ваты в Старика-Черномора, развеселый и,
похоже, действительно пьяный десантник с патриотично-красными ушами,
моложавая плоская буфетчица, а также несколько артистов вторых ролей,
лишенных театральных костюмов и права голоса.

Театралы всегда приходили в семь, на пол-часа ранее условленного
времени.
Они выволакивали картонное барахло из нашей общей подсобки, шлялись,
задевая провода по сцене, демонстративно игнорировали наши возмущенные
возгласы, отсвечивали туловищами и мешали жить.

Начало военным действиям положил наш ударник, умело разрисовавший с
помощью шариковой ручки бутаффорскую грудь Дульсинеи волосами. Кроме
того он дополнил ее бюст зорко глазеющим в складке ягодичных грудей
анусом. Нательное сооружение Дульсинеи окончательно и бесповоротно
приобрело вид увесистой и бесстыжей жопы.
Мы слышали, как вскрикнула Дульсинея, увидев поруганную грудь в первый
раз, как загудели возмущенно театральные гласы, как заливисто хохотнул и
тут же заткнулся под неободрительными шиками поддатый красноухий
десантник.

Началась война:
Проколотый басовый динамик, надрезанная мембрана на бас-бочке ударной
установки, вконец раскуроченная, лишенная некоторых винтов микрофонная
стойка, безнадежно заваливающаяся теперь
при попытке ее установки...
Зияющий, неправдободобно широкий анус на груди, точнее теперь уже на
заднице у Дульсинеи, неприличное слово, написанное на бутаффорской
кирпичной стене (закрашенное артистами при помощи
акварельных красок), прибитые к полу гвоздями сапоги-скороходы
Дон-Кихота...
Что и говорить: Мы искренне ненавидели театр, а театр искренне ненавидел
нас, вкупе со всей прочей рок-музыкой.

Но репетиции продолжались..
Когда у нас не клеилось с новой вещью, мы отвлекались и пародировали
наспех какую-нибудь из общеизвестных песен.
В день генеральной репитиции, прогнав репертуар несколько раз, мы, решив
под конец расслабиться, исполнили песенку из Бременских Музыкантов.
Песенка предварилась коротким вступительным словом в честь нашего
идеологического руководителя и цензора; худой, как смерть от впитаных по
самые кости продуктов идеологического распада, женщине.

Бывшие тут же театралы, изменив привычке, собрались у сцены и внимали
взглядами верных фанатов.
Это было странно, но мы приободрились.
Нас попросили исполнить на бис. Мы исполнили. Зашлепали жидкие
апплодисменты.
Нас попросили повторить вступительное слово и спеть еще раз.
Вдохновленные успехом, мы опять согласились.

План следующего вечера был расписан и утвержден загодя:
Театральная премьера, наше выступление и, в заключение, дискотека,
проводимая одним из театралов.

Ухищрения Дульсинеи по перекройке и технике ношения платья не смогли все
же скрыть от публики ни сверлящего, пронизительного анусова взгляда, ни
потертого и оттого еще более натурально
выглядещего волосяного покрова на груди.
Всякое ее нервозное движение способствовало раскрытию новых перспектив.

В зале с самого начала воцарилась нездоровая атмосфера; в первом же
действии раздался неестестванный, истерический смешок задающего тон
неизвестного заводилы, вызвавший тут же всплеск смехов, посмешек и
хихиканий.
Дульсинея побледнела, растерялась, оробела и стрельнув двусмысленным
взглядом из грудей, оправила платье.

Мы сидели в первом ряду и мстительно ухмылялись.
У конкурентов все шло наперекосяк.
Потеющий от конфуза Дон-Кихот в какой-то момент зацепился копьем за
платье Дульсинеи и оттянул его настолько, что целиком выставил накладные
прелести на всеобщее обозрение.
Зал зааплодировал, взвыл и заулюлюкал. Кто-то корчился, кто-то тихо
подвывал, поколачивая себя кулаком по коленям, кто-то тихо трясся в
беззвучном смехе.

С этого момента артисты, как бы решив разделится на партии стыдливых
здоровяков и полумертвой нежити, окрасились лицами в багрово-красный и
бледно-зеленый.
Я поймал на себе лучистый взгляд нашего ударника и мы кивнули друг
другу; нас переполняло чувство гордости; спектакль словно бы стал нашим
творением.

В разгар нескладного действа, вконец потерявшийся, багровый Дон Кихот
неподвижно и молча встал, опустив копье, перед Дульсинеей.
Забыв роль, он упирался мутным взором в грудь возлюбленной; он словно
решал - овладевать ею сейчас, или все же вообще оставить это дело,
принимая во внимание наличие у возлюбленной столь серъезного физического
уродства.
Дульсинея не двигалась, прикрывалась рукой и запахивала вырез платья.
Она не сводила полного отчаяния взгляда с умолкнувшего партнера.
Губы ее шевелились, подсказывали ему нужные слова. Но он не смотрел на
губы.
Зал замер. Театральная труппа медленно, как стадо баранов сбилась к
рыцарю печального образа.

- Дульсинея! - Пустив на первом слоге петуха, гаркнул вдруг Дон-Кихот.
Зал отозвался сдавленным смехом.
- Толик, все хорошо! - Пискнула Дульсинея и зажала ладонью рот.
- Как твои дела? - Дон Кихот, загипнотизированно таращился на
дульсинееву грудь. Он покачивался, словно в трансе.
- Кончай! - Встрял десантник. - Заканчивай! Там не так!
- Уйдите от меня! - Дульсинея брызнула слезами и бросилась бегом со
сцены.

Группа артистов, сбившись в кучу, потолпилась на сцене в молчании, пока
грустный рабочий в танкистком шлеме, решив осмелеть, не объявил:
- Пока все.. - И тут же поправившись, спешно добавил, - Мы не успели
дальше..

Зал взорвался апплодисментами и хохотом.. премьера с грохотом
состоялась, пусть только и в масштабах студенческой столовой.

Мы были счастливы; нам казалось, что после случившегося театру не бывать
и мы снова станем безраздельными хозяевами сцены.
Настала наша очередь. Отгрохотав репертуар, мы замерли в свете одинокого
красного прожектора почившей от руки театралов светомузыки.
Затихали последние ноты, зашипели на холостом ходу колонки, мы
чувствовали себя победителями.
Попрощавшись, мы сходили со сцены.

- А сейчас предлагаем Вашему вниманию песню, посвященную нашей любимой,
всеми нами недо.. недолюбимой.. Пацаны, ее любил кто-нибудь, вообще?
Нет? Я тоже нет. А может надо было? Точно, давай ее вы.. полюбим. Юра,
ты будешь? Или давай ты спереди, я сзади.. Короче эта песня
посвящается...

Это было посвящение музыкальной руководительнице, той, от которой
зависело наше все, идиотская пародия на песню из Бременских музыкантов,
исполненная на генеральной репетиции. Голос Лени, нашего вокала,
разливался из колонок. А потом грянула песня:

Ты неправильно ширяешься, дурочка
Посмотри, как исхудала фигурочка
Хочешь я с тобой вдвоем заторчу?
Ни-че-го я не хо-чу.

Нам не сразу удалось собраться с мыслями. То, что нас записали было
ясно. Зал нехорошо затих;
в нем находилось и несколько преподавателей, не было по счастью той,
которой было адресовано
посвящение. Я был словно оглушен и никак не мог взять в толк, где
спрятан магнитофон.

Состояние у тебя истерическое
Скушай, детка, колесо наркотическое
Выбирай любое - все оплачу
Ни-че-го я не хо-чу

Магнотофон находился в подсобке. Дверь в нее закрыта изнутри. Из под
двери тянулся провод к
пульту. Я бросился на пустующую сцену.
Третий куплет был много хуже.
...
...
Хочешь я тебе рукой подро

Я выдернул шнур. Наступила тишина. А потом зал вновь взорвался свистом,
ревом и улюлюканием..
Позже, все присутствующие, за исключением преподавателей,
как один называли этот вечер лучшим за все годы....

В этой войне победил театр. И остался. А проиграли мы. И ушли.
Но ведь говорят "что ни делается - все к лучшему".
На новой точке нас уже не тревожили ни жутковатые бюсты Дульсинеи, ни
блудливые,
выдирающие провода, артистические ноги, ни прочая торопливая суета
нарождающихся дарований.
И правильно; каждому есть место под солнцем.
Всем под одним солнцем. Но не всем на одном месте..
Во всяком случае, если этим местом является сцена. Да и не только сцена.

Михаил Левин
Был у О. Генри рассказ "Формальная ошибка". Краткий смысл. Один ковбой
преследовал с другом-писателем другого ковбоя который пристрелил его
брата и увел невесту. Догнали. Тут выясняется, что мститель пристрелить
обидчика не может, так как был обычай запрещающий стреляться мужчинам
при женщинах. Мститель вывернулся. Со словами, мол, обычай не запрещает
стрелять в женщин, выстрелил. Но так как убегавший был переодет в
женское платье, пуля досталось ему, и это позволило формально обойти
обычай.
Рассказывал один знакомый.
Дело было в 1992 году в городе Новосибирске. Приняло наше государство
тогда новый Арбитражно-процессуальный кодекс. Долго ли коротко, но
приходит в арбитражный суд по одному делу один известный юрист. Дело
было проигрышное на все 100%, но толи в силу склочности характера
нанимателя юриста, толи в силу желанию юриста подзаработать, затягивали
процесс как могли.
Оглядел юрист зал суда и заявил, что судебное заседание состояться не
может! Когда его спросили, а в чем собственно дело, то пояснил, что-то
типа следующего: "В соответствии с кодексом правосудие осуществляться в
комнате оборудованной символами государственной власти, а именной Гербом
РФ и Флагом РФ, коих в судебно зале не наблюдается! ".
Суд скрепя зубами перенес заседание. Но фишка не в этом. После этого на
столах у судей появились такие маленькие российские флажки. А герб? И
герб был! Интересующихся тыкали в обложку Арбитражно-процессуального
кодекса, где был изображен герб!
Когда я был еще мелкий сцыкун, отдыхал как-то в концпионерлагере
"Орленок", возле реки Ворскла. И случилась там такая история.

Один раз за всю смену, а я знал это, поскольку был там уже не первый
раз, так вот, один-единственный раз за всю смену в столовке давали
апельсиновый сок. Фреш, полагаю, хотя точно и не помню. Ну то есть
можете представить, что такое апельсиновый сок для пацана почти из
сельской местности, в 1983 году. И вот, когда этот день таки наступил,
а наступал он всегда неожиданно, я пришел к своему столу и обнаружил у
себя в стакане большущую, противнющую золотисто-зеленую муху. "Ипать
сцука бля ебанарот :-(((", - сказал бы я сейчас, а тогда, в 8 лет, о
сущестовании таких слов я только догадывался.

Разумеется, любой мало-мальски сообразительный ребенок тут же заменил бы
свой стакан на соседский, пока никто не видит, но я был с детства
тормоз, за что меня многие и чморили. А может, просто был не гандон.
Этого слова, кстати, тогда тоже не знал. Неважно, суть в том, что я
поступил по другому.

В течении 10 дней я добровольно вызывался дежурить на кухне. Обычно эта
малоприятная обязанность распределялась вожатыми между детьми по
очереди, но если нашелся уже такой дурак, то ему давали подежурить с
радостью. Дежурные по кухне мыли посуду в посудомоечной машине, мыли
полы, разносили еду, и была еще такая обязанность - перед обедом,
завтраком и ужином поубивать мух, коих, ввиду близости животноводческих
хозяйств, таки было. Пока другие дети занималсь всякой херней, я творил
вендетту. Брал мухобойку и убивал мух. По 1000 штук каждый день. Подряд
10 дней. В итоге 10 000 мушиных жизней. На 11 день меня попустило.

Нет, лапки я им не отрывал.
С целью повышения культурного уровня ходили с женой на в театр. Гастроли
балета Латвийской национальной оперы. Естественно труппа: Жигис,
Жердиньшь и прочие Жейгурсы. Но тут жена радостно толкает меня в бок:
"Смотри, русские тоже есть! " и дает посмотреть программку. Смотрю и
правда – Алексей Овечкин.
Но надежды на равноправие не оправдались. Партия Алексея в балете -
"РАБ".
Навеяло фейерверком "Прощай школа". Недавно в "Галерее Водолей" на
Домодедовской видела ценник "Нож разделочный "АРМАГЕДДОН""... Ну
да... кому-то точно армагеддец настал... Kitten
13
Рассказала коллега

Вчера моя тетя в ВТБ заняла огромную очередь к операторам, постояв
немного и поняв, что все это минимум на час, решила подойти в комнату
менеджеров, ей нужна была какая-то выписка, и спросить - туда ли она
вообще стоит. Выяснилось, что для этой выписки операторы действительно
не нужны, и принесли ее через какие-то 2 минуты. Однако знать об этом,
как водится, никто не знал, спросить догадалась только тетя. Народ,
стоящий в очереди, как минимум, стал перешушукиваться, как максимум
выражать эмоции более бурно. До суда линча не дошло, однако тетя сочла
за благо поскорее ретироваться. Все несмотря на то, что она никому не
помешала, только место в очереди освободила.

Уже перед выходом приличный мужик в дорогом пальто, с дипломатом, очень
вежливо спросил: Простите, а что всех блядей без очереди пускают?
На что тетя не менее вежливо ответила: нет, и мудаков тоже.

Занавес.
В новосибирском зоопарке стало модно вешать на клетки со зверями рекламу
спонсоров или благодарность им от зоопарка. Так вот на заборе вольера
для страусов все лето красовалась благодарность зоопарка изготовителю
пельменей ручной лепки за помощь в приобретении страусов. Так что всем
приятного аппетита!
В воскресенье, когда в Москве еще не выпал снег, столица изнывала от
непривычной жары и, судя по чистосердечному признанию НТВ, ожидала в
связи с этим глобальной катострофы. Очень порадовало это признание: в
начале программы они сообщили, что некоторые уже называют точную дату
глобального катаклизма - 19 декабря. В конце программы самый любимый
метеоролог пояснил: 19 декабря пойдет снег. Еще один специалист,
старательно запугивавший население, сказал буквально следующее: "Это
чревато НЕСАНКЦИОНИРОВАННЫМИ взрывами АЭС". Видимо, бывают и
санкционированные. Страшно подумать... Ну а интересней всего они сказали
про смену магнитных полюсов: "Компасы сойдут с ума, навигационные
приборы перестанут работать, птицы и животные погибнут, не сумев найти
дорогу домой, и даже певица Надежда Бабкина..." Надеюсь, Бабкина дорогу
домой найдет:)
В продолжение темы... ведра не будет, но яйца фигурируют...
В середине 70-х довелось в рядах одного из МГУ-шных стройотрядов
потрудиться под Смоленском на объекте с эротичным названием СУЯЧЛЗ
(Строительное управление Ярцевского чугунолитейного завода). Наша
бригада занималась разгрузкой грузовиков с кирпичами, в промежутках
культурно отдыхали, обсуждая особо жгучие проблемы современности.
Очередной перерыв ознаменовался животрепещущим вопросом: - Уместится ли
сумма, равная стоимости автомобиля, в кармане брюк, ежели она будет
рублевыми купюрами? Черту под дискуссией подвел компромиссным заявлением
веселый поляк по имени Мачей: - Уместится, но яйца прищемятся.
Вообще-то мы кошатники.
Но как-то раз мама поехала на "птичку" продавать котят, а вернулась с
собачкой - якобы щенком немецкой овчарки. В собаках мы ни бум-бум -
щенок этот так и не вырос, оказалась довольно мелкая беспородная
собачонка. Но когда мы еще были полны надежд, встал вопрос, как нам эту
псину дрессировать. Ну, про "сидеть-лежать" мы прочли в книжке, и с
переменным успехом собака эти команды выполняла. А вот как бы ее научить
команде "фас"?..
Тут моя мама выдала гениальную идею:
- А ты когда будешь с ней гулять, на кого-нибудь покажи и скажи "фас!"
В свое оправдание скажу, что было мне тогда лет десять.
Пошли мы, значит, с собачкой гулять. Мимо идет какой-то парень. Я, не
обращая внимания на нехорошее предчувствие, довольно громко командую:
- Альма, фас!
Хорошо, парень попался спокойный. Топнул просто ногой на мою псину и
дальше пошел. Когда я осознала, как это выглядело со стороны, мне стало
довольно стыдно.
Но вообще-то гениальный способ дрессировки, не находите? :)

Вчера<< 21 декабря >>Завтра
Лучшая история за 25.11:
Дорогие друзья, ещё раз про законопроект, подразумевающий запрет на упоминание национальности, вероисповедания и принадлежности к народам РФ лиц, совершивших преступления - пишут, инициативная группа без определённой национальности уже внесла его в Госдуму.

Обычно существует всего одно условие, по которому к совершаемым преступлениям приписывается национальность. И это условие не имеет никакого отношения к великорусскому шовинизму, которого в принципе не существует, потому что русские исторически по расовой и этнической розни не прикалываются. Мы уже очень давно упарываемся по классовой розни в первую очередь - вот это наша фишка, мы это умеем, мы это всем уже доказали.

Что касается национальностей, они выходят на первый план читать дальше
Рейтинг@Mail.ru