Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
06 апреля 2004

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
В первую свою командировку я поехал в Донецк. Было это в далеком 1983-ем
году. Командировка затянулась дольше, чем ожидалось, так что выходные
мне пришлось провести среди терриконов и заводских дымов. В воскресенье
утром, чтобы скоротать время, отправился я на книжный рынок. Рынок этот,
разумеется, был властями запрещен, но тем не менее найти его не
составило ни малейшего труда. Мне подсказали остановку троллейбуса, а
оттуда я просто пошел в лесопосадку вслед за группой людей с тяжелыми
сумками и портфелями. На полянке среди чахлых деревьев прямо на земле
были разложены книги, никогда не виданные на магазинных прилавках.
Озабоченные книголюбы покупали и продавали их по ценам, сравнимым с моей
недельной зарплатой. Людьми они оказались доброжелательными и приятными,
большими любителями поговорить о книгах и обо всем. Атмосферу
расслабленности и отдыха омрачало только ожидание милиции, которая, как
говорили, давно не появлялась и могла нагрянуть с облавой в любую
секунду.

Мое внимание привлек один из продавцов. Вид этого молодого человека
являл печальное зрелище, как сказал бы автор девятнадцатого века. Он
тянул ногу, туловище его было слегка перекошено, как впрочем, и лицо.
Все его тело сотрясала непрерывная дрожь, препятствующая нормальной
координации движений. Когда говорил, слегка заикался, гнусавил и сильно
растягивал гласные. Тем не менее глаза его были умными и живыми, книгами
он торговал хорошими, и книг этих было, ну, очень много. Среди местной
публики пользовался несомненным авторитетом. Все называли его Колей.
Цены у Коли были такими же непрямыми, как он сам. Например, на вопрос,
сколько стоит «Жизнь двенадцати цезарей», отвечал:
- П-по д-два-а с п-полти-и-иной за-а це-еза-аря...
А «Двадцать три ступеньки вниз» отдавал:
- П-по ру-ублю за-а с-сту-упеньку-у. П-по-осле-едняя б-бе-еспла-атно...
Колоритная личность, одним словом.

Никакие покупки в этом месте в мои планы не входили: не по карману.
Однако сделав несколько кругов, стал задумываться не купить ли мне «Три
мушкетера» для младшего брата моей девушки, пятиклассника. Брат должен
был оценить книгу, девушка - меня. Приценился у одного, другого,
третьего. Все просят одни и те же двадцать пять рублей и не уступают.
Дошел до Коли. Спрашиваю:
- Сколько «Три мушкетера»?
- П-по ш-ше-есть за-а к-ка-аждого-о-о....
Ну, думаю, повезло. Быстро лезу в карман, достаю две розовые десятки,
протягиваю Коле. Коля с нескрываемым пренебрежением отводит мою руку:
- Ты Д-дА-а-артаньяна-а за-абыл. Д-дА-а-артаньян идет за-а с-се-емь.
Д-дА-а-артаньяна-а д-де-еше-евле не-е отда-ам: г-га-аско-оне-ец.

Я задумался. Кто-то тронул меня за плечо. Я обернулся - это был один из
продавцов «Трех мушкетеров».
- Забирай за двадцать четыре, - сказал он.
Я задумался снова. А в это время на противоположной стороне поляны
появились Дон Кихот и Санчо Панса, одетые в милицейскую форму. Санчо
Панса зычным голосом крикнул:
- Всем оставаться на местах!
Дон Кихот оглушительно засвистел в свисток... Никогда в жизни я не
видел, чтобы выполнение приказа было этому приказу строго
противоположно. В течении двух секунд на поляне остались только
брошенные книги, человек пять таких же как я, незнакомых с правилами
игры, и разумеется, Коля. Остальные разбежались во все стороны.
Милиционеры подобрали пустую сумку и двинулись с ней по кругу, выбирая
из кучек брошенных книг по одной или две и бросая их в сумку. Как мне
показалось, брали они книги совершенно наугад. Дошли до нас с Колей. Мой
иногородний паспорт и отсутствие книг вроде убедили их оставить меня в
покое. Коля дал им какой-то листок бумаги. Я заглянул через плечо Санчо
Панса и прочитал примерно следующее:

На бланке городского психо-неврологического диспансера.
С П Р А В К А
Настоящая справка выдана больному Фамилия, Николаю Отчество. Больной
является инвалидом с детства. Помимо основного корпуса заболеваний
страдает маниакально-депрессивным психозом с шизофренической
компонентой. Больной воображает себя крупным книжным спекулянтом и
пытается продавать книги в неустановленных местах. Книги, находящиеся в
распоряжении больного, доступны в розничной продаже и никакой ценности
не имеют. Больной социально безвреден.
Справка выдана для предъявления представителям компетентных органов.

ЗаместительГлавного врача
Подпись
Печать

Милиционеры посмотрели на Колю с некоторым испугом, вернули ему справку,
завершили круг и с полной сумкой ушли в посадку, по-видимому, к
поджидавшей машине.

- Коля, -спросил я, - где ты взял эту справку? Я тоже хочу такую.
Коля хитро посмотрел на меня:
- Е-есть ту-ут оди-ин м-му-ужи-ик, п-пси-ихиа-атр. Я ему-у в-все-е за-а
п-по-ол це-ены отдаю-ю... Л-ла-адно, д-да-авай т-твою-ю д-два-адца-атку.
Все р-ра-авно с-се-его-одня б-ба-аза-ара не-е б-бу-удет. Т-то-олько-о
м-мо-олчок.

Я взял «Мушкетеров» и двинулся к остановке. Среди деревьев мелькали
осторожные фигуры книголюбов. Самые решительные уже приближались к
поляне.

Abrp722
Нейтральный Туркменистан страна удивительнейшая, столица -Ашгабат
поражает контрастом между великолепием дворцов и монументов Сапармурату
Туркменбаши и ужасающей нищетой населения. Но я не политик и не
социолог, а так, простой командировочный, поэтому будем восхищаться
беспартийной архитектурой.
С самом центре столицы, по краям площади Независимости, возвышаются два
огромных и красивых дворца, один Дворец Президента, а другой Дворец
Сапармурата Туркменбаши. Эти здания можно видеть на туркменских купюрах,
на тех, что годом выпуска постарше- Дворец Президента и Президента же
портрет, а на тех, что поновее, Дворец Сапармурата Туркменбаши и то же
его, Сапармурата, портрет.
Когда-то, очень давно, когда страна была порабощена Советским Союзом,
и простые туркмены страдали под русским гнетом, а первым секретарем ЦК
Местной Компартии был Сапармурат Атаевич Ниязов, на месте этих дворцов
находилось несколько десятков кварталов частных домов, причем домов не
очень бедных и очень уважаемых в республике людей. Один из домов
принадлежал известной туркменской актрисе Майе Аламедовой, единственной
туркменской драматической актрисе имевшей звание Народной Артистки СССР,
за фильм «Дерево Джамал».
Когда началось строительство Президентского дворца, Майя очень
радовалась, тому факту, что ее дом оказался строго напротив центрального
входа во дворец:
- Я буду каждое утро выходить на свой балкон и приветствовать нашего
любимого Президента, я буду ему махать рукой- с плохо скрываемой
радостью говорила, в газетных интервью, Майя.
Интересно, где теперь сама Майя? Кому и чем теперь машет?
Ашгабат очень зеленый город, великий Туркменбаши делает все, чтобы
простые жители города, в летнее пекло, могли насладиться прохладой в
тени раскидистых деревьев. Иностранных дипломатов Туркменбаши тоже
любит, не много их в Туркменистане. В самом центре города, за некогда
Центральным Универмагом, в тенистом парке, жители столицы всем
немногочисленным гостям страны, любят показывать высокий бетонный забор,
из тех, что огораживают элитные стройки. В заборе имеются ворота, они
днем всегда открыты, за воротами, под сенью деревьев стоят лавки и
столики, здесь же колоритнейший усатый мужик жарит умопомрачительно
вкусный шашлык, а запить его предлагает отличным армянским коньяком.
Заходи, пей и кушай, все очень, очень не дорого. Эта харчевня занимает
не больше четверти территории, той, что внутри забора, все остальное
просто парк.
Внимание, а теперь вопрос Знатокам: «Что это такое? » Минута на
раздумье, ну, кто отвечает? Нет, все ответы не верны, кроме одного - это
посольство Республики Армения. А усатый мужик за мангалом то ли второй
секретарь, то ли вице-консул.
По пересекающему весь город Проспекту Сапармурата Туркменбаши, в
девичестве Ленина, расположено несколько ультрасовременных зданий из
стекла. Красота, да и только! В таких зданиях расположены не только
госучреждения, но и общежития столичных вузов. Вот это пример наглядной
заботы о людях! Сопровождающие меня лица предложили заглянуть во внутрь
этой красоты………………………….
Внутри, я вижу облупленное здание образца 40-50 годов, прошлого века
облицованное стеклянными панелями с трех(!) сторон, аккурат таким
манером, что бы обшарпанное убожество не резало глаз Великому
Президенту, имеющему обыкновение проезжать по проспекту имени себя по
дороге с работы и на работу.
Но самым поразительным зданием в столице стоит признать Музей
Туркменистана, огромный дворец, расположенный у самых гор, на окраине
города, именуемой в народе Лас-Вегасом. Вход в музей предваряют
скульптурные изваяния ахалтекинских скакунов, предмета реальной
гордости, как простых туркмен, так и самого Сапармурата Туркменбаши. За
вход в музей, с меня как иностранца, взяли 10 долларов, причем именно
долларами, напрочь отказавшись принять местную валюту. Ее принимали
только у граждан своей страны, в количестве 800 манат с носа, я же отдал,
в пересчете, 200 тысяч(!). Еще столько же мне обошлись услуги экскурсовода
- переводчика, пожилой туркменки одетой в яркое национальное платье. То,
что мне удалось увидеть и услышать в этом заставило забыть о деньгах.
Во-первых, я узнал о том, что все туркмены произошли от Аллаха,
напрямую, минуя всяких посредников в лице Дарвина и его обезьян!
Во-вторых, все люди на земле, в свою очередь, произошли от древних
туркмен. Ну, тем, кому это нравится, могут считать, что они произошли от
обезьяны, но это величайшее заблуждение! Вот турки уже признали научный
факт своего происхождения от туркмен! Все серьезные строительные подряды
во всей стране отданы на откуп туркам, музей тоже они строили.
Разумеется, что при таком раскладе согласишься признать себя потомком
кого угодно, хоть чукчей или саамов.
В-третьих, сам Сапармурат Туркменбаши является самым, что ни на есть
прямым потомком того первого туркмена, что получился от Аллаха,
разумеется по мужской линии.
И это не шутки, эти абсолютно научные факты были доказаны молодыми
туркменскими учеными, каковые сразу из аспирантов были произведены в
национальные академики. Попутно, эти гениальные ученые доказали еще
несколько важных, для всего мира гипотез, например стало доподлинно
известно, что колесо и способ добычи огня с помощью кремня так же
придумали туркмены. Правда пока разные там Германии и Японии не спешат
признать эти абсолютно бесспорные факты, но ничего, время все расставит
по своим местам! И неверующие будут посрамлены. Ведь подверг же
Президент жестокой критике тех профессоров-ретроградов из Национальной
Академии Наук, что не желали признавать и публиковать столь великие
открытия своих молодых коллег. Эти ретрограды потом публично покаялись
перед Президентом и всем туркменским народом, а потом, абсолютно
добровольно, попросились на работу учителями в кишлачные школы, в разные
уголки страны. Великий Сапармурат человек очень справедливый и добрый,
он, конечно же, разрешил.
А еще Туркменбаши победил преступность в стране, ну пока не во всей и не
всю, но победил. В первую очередь повезло столице, Президент так и
сказал:
- Мы полностью искоренили преступность в столице, поэтому нам нет
необходимости держать в Ашгабате следственный изолятор.
Раз сказал, значит так и есть! Сизо в Ашгабаде закрыли, но, несмотря на
распоряжение Президента, преступники пока остались. Это те несчастные
люди, которые не смотрят телевизор, с его двумя госпрограммами, и не
читают газет, а поэтому не знают, что преступности в Ашгабаде больше
нет. Поймает полиция преступника и везет его за 300 км в Мары, там еще
не всех преступников поймали и сизо пока еще есть. А вот на допросы
возят в столицу, на чем возят? Да на обычных жестяных автозаках. А летом
в Туркмении, да на солнышке, 50 это не редкость, поэтому преступников
бывает и не довозят, живыми, а те, кто доезжает до следователя, за
триста километров пути так осознают, что они не правы, что сразу, как
придут в сознание от теплового удара, так сразу пишут чистосердечное
признание.
Еще одно бесспорное достижение Туркменбаши в области правоохранной
деятельности это ликвидация полная ГАИ как класса. Он справедливо
рассудил, что там сплошные взяточники и ворюги, поэтому теперь на
дорогах стоят солдаты срочной службы, ну и ничего, что солдат не
грамотный и читать - писать не умеет, зато честный! А протоколы ныне
писать и не надо, запишет солдат № нарушителя и передает в комиссию по
разбору, а там представители общественности, представители администрации
и судьи - генгеши, это те, что судят не по бумажке бесчеловечной, а по
совести и жизненному опыту. И решает комиссия как наказать нерадивого
водителя. Штраф с него взять или на сельские поля отправить, помогать
крестьянам в сборе урожая.
Вот так и живут люди в нейтральном Туркменистане.
Начальник от дела
Слово не воробей …

Мой сосед и хороший знакомый, литовец по национальности, при Советском
Союзе ходил на дальнем востоке, боцманом в море. Судно рыбацкое, но,
тем не менее, промысел вело в нейтральных водах. Отсюда и контроль на
лояльность.
В один прекрасный день, по какому-то поводу, несколько членов
экипажа собралось в кают-компании, где употребили спиртное. Старпом, по
пьяной лавочке, задал всего один, шутливый и в общем-то невинный вопрос,
мол, был ли ты Андрес, «лесным братом». Тот без всякой задней мысли, так
же шутливо, подтвердил это, хотя в войну, ему было не более полутора лет.
Да еще и добавил, что мол, даже «шмайсер» у меня остался, и я его в
Литве, на чердаке родного дома спрятал. Как он по пьяни вспомнил, что
немецкий автомат, «шмайсером» называется, объяснить он потом так и не
смог. Через неделю пришли в порт, и команду распустили в краткосрочный
отпуск.
Через две недели, прибыв на судно, Андрес, удивленно рассматривал
список команды выходящей в море, где его фамилия была подчеркнута
красным карандашом. Это могло означать только одно: его сняло с рейса
КГБ. С подрагивающими коленями и взмокшей спиной, он бросился в местный
отдел, где суровый майор, хлопнув ладонью по столу, сразу взял быка за
рога.
- Где «шмайсер,» Андрес? - прожигая тяжелым взглядом, спросил он.
Андрес тщетно пытался вспомнить, что такое «шмайсер», и почему он должен
знать, где тот находится. Через полчаса, промычав что-то невразумительное,
он покинул кабинет, с твердым наказом, что пока он не сдаст этот самый
«шмайсер», моря, да и вообще работы, ему не видать как собственных ушей.
Через две недели вынужденного прогула он получил от мамы с родины
слезное письмо. Мама писала:
- Сынок, скажи ты им, где ты спрятал этот чертов «шмайсер», они ведь уже
у всей нашей родни крыши поразбирали!
Тем не менее, дело потихоньку замялось, и через полгода, Андрес, с
трудом, но нашел себе работу на берегу.
На свадьбе нашего общего знакомого, где гулял и я и Андрес, и которая
была лет через пять, после означенного события, народ так и не понял,
почему инфантильного Андреса, с трудом удалось оторвать от тела
удушаемого им малознакомого человека, который задал ему
один-единственный и в общем-то невинный вопрос:
- А в Литве были лесные братья?
Немного о том, откуда берутся сатирики-юмористы. Кто-то идет к этому
постепенно, медленно превращаясь в шутника-профи из нормального
человека. Кто-то становится им в один день. Как я. Надо только суметь
оказаться в нужном месте в нужное время. Предпочтительней всего - в
армии.
1984 год, поздняя осень, Приволжский военный округ, мотострелецкая
дивизия, я сержант, мое подразделение - взвод регулировщиков
комендантской роты. Задача взвода на случай войны - шустро забегать на
мотоциклах вперед и полосатыми палочками показывать нашей грозной
дивизии, где противник. Дивизия тыловая и сильно пьющая. Комдив
приезжает утром в штаб искореженный бодуном, его скоренько поправляют,
и через полчаса из окон штаба уже доносится любимая его песня -
<Черемшина>. Любимый его племянник служит в нашей роте водилой
грузовика. Он тоже нездоров с утра, так как позавчера прямо в гараже
насмерть запорол двигатель своего <Урала>, и бурные поминки еще не
кончились. Наш взводный, предпенсионный сорокачетырехлетний прапорщик,
обычно выглядящий на семьдесят, сегодня выглядит на все сто, ибо в
утреннем бреду похмелился не из бутылки, а из какой-то колбы с
неизвестной науке жидкостью. Водитель санитарной машины нашей роты
только что получил богатый посыльняк от своей украинской мамы, и мы
кушаем с ним горилку, наливая оную из резиновой грелки в кружки и
закусывая сваренными в ведре голубями, которых по моей личной просьбе
наловил на чердаке казармы выдрессированный мной кот Борман. Водитель
пьет просто так, исходя из наличия, а я конкретно заливаю пожар души.
От меня только что уехала прибывшая навестить подруга, я весь в
раздерганных чувствах и, как сейчас говорят по ящику, имею право. В
общем, готовность дивизии хоть и не боевая, зато полная. Если враг
нападет, мы стрелять не будем. Мы просто хором дыхнем.
Но все тихо. Соседи-китайцы не беспокоят, американцы на той стороне
глобуса крепко спят, поэтому вставшая перед нами проблема носит сугубо
мирный характер. Из полковой столовой дежурный прапор приводит в
санчасть солдата-повара и сообщает, что у того вроде дизентерия.
Страшное дело. Если не принять меры - обдрищется целый полк. Прецеденты
были. Дежурный оставляет солдатика и уходит. Мы с водителем санитарной
машины в ступоре. Воскресенье, ни сестер-качалок, ни врачей-офицеров в
санчасти нет. Терапевт старший лейтенант Ж., по слухам, сидит на
офицерской губе. Во время последнего запоя он, будучи остановлен на
улице военного городка патрулем, сообщил начальнику патруля, что
является резидентом ЦРУ в нашей дивизии. И очень громко утверждал то же
самое, сидя в камере. Вообще довольно эксцентричный был офицер. В
среднем раз в неделю хватал меня за пуговицу и читал в лицо одни и те же
стихи.

Ты Евгений, я Евгений.
Ты не гений, я не гений.
Ты говно, и я говно.
Я недавно, ты давно.

Далее. Есть еще старший лейтенант Юрий Федотыч Долгорукий, тоже
терапевт, но его тоже нет. Имя громкое, сам тихий и невоенный какой-то,
мучался в армии, хотел уволиться, но тогда было невозможно, поэтому пил
тихо и одиноко. В данный момент где-то за пределами части. Полная его
противоположность, бравый капитан С., начальник санчасти, тоже
отсутствует. Он-то молодец, в любом состоянии людей лечить может.
Однажды в новогоднюю ночь видел, как они с супругой возвращались домой
с праздничной елки в Доме офицеров. Супруга, колеблемая ветром, шла
сзади, держась за полу его пальто, а он передвигался на четвереньках.
И предупреждал ее о препятствиях.
В общем, никого из медперсонала нет. Кроме меня. А я - очень странный
воин. У меня единственного в роте автомат АК-74Н с новейшим ночным
прицелом НСПУ. У меня зрение минус три с половиной, а в сумерках я вижу
совсем хреново. Отцы-командиры долго думали, кому бы вручить такое
крутое оружие. Чтобы вручить его именно мне, им перед этим надо было
очень крепко напиться. За мной также закреплен армейский мотоцикл
МВ-650
с двигателем в 38 лошадиных сил. По паспорту. А по жизни двигатель
кто-то давно пропил, и поэтому я если и водитель, то не мотоцикла, а
сверхтяжелого зеленого велосипеда с коляской. Но! В военном билете у
меня написано <санинструктор>. Хотя в учебке, помнится, мы больше мыли
полы и бегали по жаре в противогазах, а потом судьба вообще напялила мне
на бошку белую каску регулировщика. Так что медицинского опыта у меня
меньше, чем у матери Терезы сексуального. Сидим с водителем санитарной
машины, в недоумении чешем репы. А повар, дождавшись, когда ушел прапор,
вдруг стал клясться, что никакого поноса у него нет, это гад-прапор
хочет кинуть на его честную жопу тень, дабы выпереть его из столовой,
а туда поставить своего земляка. Мы с водителем в это время допиваем
остатки и из состояния недоумения приходим в легкое изумление. И
водитель мне говорит:
- Ну, не знаю:. Ну, отведи его в госпиталь. У тебя ж пропуск
круглосуточный в городок.
А я веселый, но память не потерял. Одиннадцать раз уже в комендатуре на
бетонном полу куковал трезвый и с пропуском. А веселого патруль поймает
- так вообще не доведут, за первым же углом на фрикадельки покоцают. И я
говорю:
- Не: Лучше я Шнурка попрошу. Может, отвезет.
Шнурок - водитель начальника штаба. У него <уазик> всегда под парами.
Опять же в медицинском смысле он человек опытный. Только за время службы
в армии только триппером четыре раза болел. В общем, накренил я тело
вперед и пошел огородами до Шнурка. Не нашел. Долго искал. И поэтому,
вернувшись, застал лишь финал трагедии. А в кульминации было вот что.
Водитель санитарной машины сидел-сидел, смотрел-смотрел на повара и
вдруг говорит ему:
- Ты это: Раздевайся давай.
Повар говорит:
- Зачем?
Водитель говорит:
- Ну, это.... Потому что врач. Я. И щас это: Сделаю из тебя анализ.
Повар говорит:
- Не надо.
Водитель говорит:
- А по тыкве?
Повар говорит:
- Не надо!
Водитель говорит:
- Лады. Сперва по тыкве, потом анализ.
Короче, убедил его. У него аргументы здоровые такие были, в рукавицы
едва влезали. Повар штаны снял, на кушетку лег. Водитель из алюминиевой
проволоки нужную загогулинку легко скрутил, ватку на нее намотал. Все
чин чинарем, как в лучших клиниках Лондона. Засовывается в попу,
вынимается из оной с материалами для анализа. Он ведь санитарную машину
же водит, насмотрелся, опыт-то перенял. Халат с вешалки даже снял, на
себя напялил. Перчатки натянул, фонендоскоп на грудь повесил - ну чистый
доктор. И чисто так по-докторски эту загогулину горизонтальному повару -
раз! - и всунул. А потом - раз! - а она обратно не лезет. Потому что
слегка ошибся. Проволочную загогулину не круглым концом ему впихнул, а
раздвоенным. Она туда почему-то нормально, а обратно совсем никак. А я,
пока шел, про Шнурка забыл, а про подругу вспомнил. С темы сбился. И с
курса тоже. Вдоль дивизионного забора иду и стихи бормочу, сочиняю. Весь
такой в поэзии, в рифмах. Кровь-любовь: Жди-дожди: Иду-бреду себе, тоска
по подруге такая светлая, осень такая желтая, болдинская: Сирена
дивизионная такая громкая: Чего-то вдруг заорала. Нет, не сирена. О,
опять. Блин!!!
Прибежал, когда у одра человек пять уже собралось. Регулировщиков. У
каждого своя идея насчет выхода из ситуации, и они по очереди эти идеи
осуществляют. Повар орет. Водитель санитарной машины сбрасывает халат,
снимает перчатки и моментально растворяется в воздухе. Повар вопит. Я
сую себе в пасть полпачки сигарет, быстро жую и кричу, чтобы кто-то
сбегал в штаб, чтобы позвонили в госпиталь, чтобы прислали <скорую>.
Повар встает и с заводным ключиком в жопном месте пытается покинуть
пыточное помещение. Брюки почему-то держит высоко над головой. Бежит
очень медленно, широко расставляя ноги. В коридоре санчасти сталкивается
лицом к лицу с приведшим его прапором. В ужасе разворачивается. Прапор
видит торчащий из жопы подчиненного посторонний предмет и падает ничком
на пол. Ноги его конвульсивно дрыгаются. Тут же на арене откуда ни
возьмись появляется начальник санчасти капитан С. и, кинувшись к
прапору, начинает оказывать ему помощь. Глядя на это, падают регулировщики.
В это время я давлюсь табаком и принимаюсь кашлять. Рукой показываю, чтобы
стукнули по спине. Они не могут поднять руки. Начинаю задыхаться. Ко мне
медленно подходит анальный страдалец и со всей силы ударяет. В живот. Я
в ответ плююсь табаком. Его хватают. Мне стучат по спине. Я
прокашливаюсь. А у него выпадает из жопы чертова загогулина. Занавес.
Через два дня я написал свой первый рассказ. И послал его в <Юность>.
А <Юность> послала меня в: Но я уже точно знал, чем займусь. И на что
буду равняться. На жизнь. Кому интересно, посередке главной страницы
сайта есть две моих новых записи. Про Путина с Пугачевой. Про мои с ними
также не совсем обычные отношения.
Недавно зашел в один магазинчик. Стою, листаю прайс. За прилавком
скучают продавцы - 2 девчонки и пацан. Подходит мужик, спрашивает:
- А у кого можно спросить...?
- А кто больше нравится! - отвечают хором девчонки.
- А... Ясно... - сказал мужик и повернулся к пацану. (!)
Когда мужик выяснил, что нужный ему товар продается в другом отделе и
ушел, пацан, повернувшись к девчонкам, почесал в затылке и сказал:
- Блин, когда он так сказал и ко мне повернулся, мне аж как-то не по
себе стало...
Все нижесказанное произошло лет 15 назад, т.е. еще в те времена, когда
даже добротный телевизор и, уж тем более, видеомагнитофон считались
роскошью, доступной весьма немногим. Моя семья, по крайней мере, к тем
немногим не относилась даже на пол-ногтя. Мне тогда было лет 13-14,
т.е. находился я где-то в начале становления самого себя в качестве
полновесного половозрелого самца. Что и говорить, в условиях тогдашней
"sexual revolution по-советски" становление сие происходило в
чрезвычайно неблагоприятных для означенного процесса условиях,
усугубляемой практически полным отсутствием необходимой аудиовизуальной
продукции. По-крайней мере, легальных ее разновидностей. И вот в нашем
квартале (убогий трущобный пролетарский совдеповский квартал, каких
сотни тысяч) появилась такое новшество, как кабельное телевидение. Т.е.,
короче говоря, появилась возможность "корпоративного" использования
одного "видака", принадлежащего кому-то очень доброму и чрезвычайно
предприимчивому, всем нашим "гетто". К великой радости нас, подростков,
к имеющимся 2-м телеканалам, показывающим изо дня в день опостылевшие
рыла бойцов партноменклатуры, добавились более близкие и желанные
мужественные профили Ван Дамыча, Шварца и даже пусть не столь
эстетически привлекательная, но все же куда более родная рожица милашки
Фредди Крюгера.
После 23.00 на новом канале показывались фильмы, просмотр которых с
поистине кагебешной бдительностью контролировался нашими по-советски
консервативными родителями-пролетариями. И вот однажды в отношении меня
означенная бдительность была на какое-то время утрачена, и где-то в
пол-первого ночи я умудрился-таки включить заветный канал. А там
показывали тако-о-о-е! Это была даже не "Эмманюэль" и не "Смоковница", а
то самое динамичное действо потомков участников блицкрига, не требующее
перевода в виду его полнейшей ненадобности. Напомню, это было еще в те
времена, когда мы носили пионерские галстуки (вернее, как показала
череда дальнейших событий на политической сцене, донашивали). У меня был
не просто шок, а некое метафизическое состояние, типа как у Нео,
перепутавшего цвет таблетки из тех, что предложил Мофеус. А надо
сказать, что все это я созерцал по допотопному "телику" с тумблером
(по-моему это был "Рекорд" или "Рубин" - я уж и не помню), громко
"хлюпающим" при переключении каналов, не менее громко щелкавшему
вкл./выкл. и, дабы мои ночные бдения не были замечены почивающими в
соседней комнате предками, приходилось стоять вплотную к экрану,
изготовив правую руку в боевую позицию. Это совсем не то, что вы
подумали - просто правую руку я вынужден был держать на кнопке
вкл./выкл. , чтобы в нужный момент выйти из программы и обеспечить себе
алиби. При этом звук был полностью выключен (честно говоря, в
"Батальонах просят огня" немецкая речь куда более была важна для
реализма ситуации, а здесь она мне на хрена?), а слух мой был целиком
сосредоточен на шорохах и шумах прилегающих территорий. В общем,
неплохая практика - что в квартирные воры, что в разведчики. Так
продолжалось несколько месяцев. И вот однажды к нам приехали
родственники откуда-то издалека, и были они размещены на постой как раз
в том самом помещении, куда и происходили мои ночные вылазки.
Двухнедельное расставание с полюбившимися мне безкомлексными обитателями
Фатерлянда казалось нестерпимым.
Где-то в кладовке у нас был еще один "телик", более даже старый чем
реально используемый в быту. Под предлогом восстановления исторической
справедливости в отношении лишенного привычного досуга юноши, я добился
того, чтобы он в качестве "резервного варианта" был установлен в моей
комнате. Хотя понимал, что в этом случае к кагебешной составляющей
бдительности моих родителей прибавится аналогичный инструментарий от ЦРУ
и МОССАД, и потому уровень конспирации должен быть значительно повышен.
И тут вмешался технический аспект проблемы. Дело в том, что к
"резервному варианту" не было блока питания (такая штука, состоящая из
провода, вилки и специального устройства подключения к ТВ, т.е.
соединяющая "ящик" с розеткой). Блок питания, правда, от другого
телевизора, нашелся где-то в анналах кладовки и был тут же опробован на
практике. Результат эксперимента, надо сказать, получился половинчатым:
при включении экран исправно загорался и работал с относительно неплохим
в создавшихся экстремальных условиях качеством, но при выключении
почему-то сразу "летел" предохранитель блока питания, и для того, чтобы
включить "телик" вновь, требовалось вставить новый предохранитель. Слава
Богу, этого добра в отцовском шкафчике я нарыл не одну сотню. И вот,
наконец, первая ночь "экстрим-телевижена". В нужный час начался
долгожданный теле"дранг нах остен". Я - ушами к дверной щели, палец на
черной кнопке выключателя. Происходящее на экране завлекает, ослабляет
бдительность. Глаза горят, язык непроизвольно облизывает губы, ладони
запотевают, по телу скользит легкая дрожь, в низу живота (как и в
мозгах)наблюдается явное разомление... Чу! Скрип ли, шорох ли - палец
автоматически совершает поступательно движение, экран гаснет.
Прислушиваюсь несколько минут, но, судя по всему, ложная тревога. Палец
повторяет свое движение, но экран молчит. Вспоминаю про предохранитель.
Дрожащими от нетерпения (время же уходит!) руками вскрываю блок питания,
пытаюсь достать отработавший свое цилиндрик... Бац! Торкнуло так, что
ладонь отлетела к стене, а пальцы скрючило. Забыл отключить от сети.
Вырываю розетку, вынимаю старый предохранитель, вставляю новый, включаю
розетку, включаю телевизор. Наблюдаю дальнейший ход происходящих на
экране событий (сенсорность ладони в полном объеме еще не
восстановилась). А между тем эти события все более и более увлекают,
прежде всего, своей откровенностью и нестандартностью. Даже легкий
дискомфорт правой конечности уходит на второй план. Стоп! Локатор вновь
фиксирует подозрительные перемещения на сопредельной территории. Палец
сработал на автомате, экран гаснет сию секунду. Через несколько секунд
шумы удалились и в конце-концов затихли. От нетерпения уже не справляюсь
с повышенным слюноотделением, руки делают заранее заданную программу по
смене предохранителя, а мысли уже там, по ту сторону кинескопа... На
этот раз удар током был более ощутимым и, кажется, ударная волна дошла
до нейронов серого вещества. Чертыхаясь, вырываю вилку из розетки, от
злости ломаю (буквально раздавливаю) несколько предохранителей, чуть
успокоившись, восстанавливаю прерванный телесеанс. А ушки на макушке...
Короче, к концу показа фильма мое состояние было уже близко к тому
таинственному чувству электрооргазма, который приписывают заканчивающим
свои дни на электрическом стуле. Или это все же более близко банальному
электрошоку: я не знаю, как более точно охарактеризовать свои синеющие
конвульсирующие конечности, небольшое, баллов на 5-6 по Рихтеру,
мозготрясение и некую пространность мышления, которая не покидала меня
некоторое время, несмотря на бодрящий в целом эффект дойчландского
киношедевра. А впереди было еще 13 таких же ночей, сулящих незабываемое
и рефлекторно побуждающих единственное желание - выжить...
Дорожите достижениями научно-технического прогресса!
Гриф: «Для служебного пользования»
«После прочтения - употребить. Перед употреблением - размять»
Тема: «Как я был телезвездой. По наводке Димы Вернера»
Приготовьтесь, будет длинно и матерно.

Я вообще почту свою по разному проверяю. Бывает, я ее часто проверяю.
Бывает - редко. Бывает, когда спамеры заебут, вообще ее не открываю.
Жду, когда рассосется.

А тут прихожу на работу. Часов двенадцать это было. Дня. Я и не спешил.
Чего на нее спешить, на работу-то? На работе первым делом, конечно,
открываю Аутлук. Почту внутреннюю посмотреть, ну, и так… Вдруг кто чего
написал? Смотрю, письмо от Димы Вернера. Ага. А мне письма от Вернера не
часто приходят. Кто угодно ведь пишет, только не Вернер.
Открываю. И читаю вот такое замечательное письмо. Пришедшее накануне
вечером. Привожу полностью.
=====
Добрый вечер, Ракетчик!
Завтра (1-го апреля в 14:00) на "Авторском телевидении" будет передача
про сетевой юмор. Не хочешь ли принять участие? Ты в Москве?
С уважением, Дима Вернер
=====
Я на автопилоте отвечаю, что «всегда готов». И спрашиваю, чего надо
дальше делать? Отправляю. И тут до меня доходит, что до 14:00 осталось
меньше двух часов. А в Америке у Димы Вернера сейчас то ли час Быка, то
ли час ВолкА, глухая ночь, короче. И вряд ли он сидит ждет моего ответа.
Зато ждет меня к себе в 13:00 мой любимый босс. То ли за пиздюлями, то
ли за пряниками. Вообщем, я понимаю, что телегероем мне не стать.
Ай-яй-яй.
Досадно мне стало, однако. Нееее, не из-за того, что я в эфир не попал.
Я фотографироваться-то, и то не люблю. Не то что на камеру сыматься. А
стало мне перед Димой неудобно. Очень. Дима же, думаю, по пустякам бы
дергать не стал? А я, баран, почту не открывал сутки. И хорошие люди
теперь, конечно, пострадают. Из-за меня, мудака. А то и не просто
пострадают, а и похуже чего. Вот возьмут и отменят все телевидение к
ебеням. Из-за того, что я не явился.

За десять минут я расплевался с шефом. Еще десять минут у меня ушло на
выяснить адрес этого АТВ и телефон. Телефон там был все время занят. Ну
тык, ептыть!
И я поехал наобум. За полчаса, считай, выехал. От Динамо до Ордынки.
Делов-то - центр пересечь. В лучшее время дня, если без мертвых пробок,
это удается минут за сорок.
То есть я стопудово опаздывал. Но поехал. Зачем? А для совести. Что б
потом себе смело сказать: «Не грусти. Ты сделал все что мох. »

Пока ехал, с трудом пытался себе представить, зачем я там вообще нужен.
Вариантов представлялось два.
Вариант первый. Съемки какого нибудь ток-шоу. Про юмор. С маститыми
задорными пертусянами. Подключили Вернера к этому делу. А уж он известил
того, кто поближе географически. Наверное, думаю, придется в качестве
статиста посидеть. Ну, хлопать там, где скажут. И гневно лицом осуждать,
кого назовут. (делать мне больше нехера, ага) Вариант второй. Задорные
пертусяны прочитали мои наезды. Решили выманить и испортить мне лицо.
Зажмут где нибудь в темной студии и пиздюлей навешают. Они ж мужики
здоровые.
Второй вариант мне нравился больше. Всегда приятнее пострадать за правое
дело. И потом, я же очень легко смогу хотя бы одного укусить. Хотя бы за
ляжку. Уже не даром жизнь прожил.
Пока я так размышлял - дотащился до Кремля. Плюнул, как обычно, в его
сторону. Это у меня привычка такая. На удачу. А что? Помогает.
Помогло и в этот раз. Удивительно, но я нигде не встал. На месте был в
начале третьего. Странно, но баб в кокошниках с караваями у входа не
было.
Я - к охране. Так и так, говорю. Приехал на съемку юмористической
программы. Они паспорт мой смотрят, говорят «А нету на вас пропуска» Ну
дык! Откуда ж ему взяться? Я говорю: вы позвоните кому нибудь внутрь,
доложите. Они говорят: а кому? Кто вас приглашал-то?
У охранников ведь основная функция какая? Не пущать. Нету на тебя
пропуска? - гуляй мимо. И все. А эти - нет. Пытаются помочь. Привычные
видно к общению с телешушерой и околотелевизионными придурками.
Чувствую - во попал! Кто меня приглашал? А хуй знает, кто меня
приглашал. Никто вроде не приглашал. Думаю, если я начну сейчас
объяснять, что я приперся, потому что час назад получил письмо от
некоего Вернера из Америки, то это может кончиться для меня хуже, чем
просто «извините, вас тут не стояло»
Тогда я, дуркуя, отвечаю вопросом на вопрос. А скажите, мол, у вас на
два часа съемка юмористической передачи назначена? Они говорят - нет.
Точно - нет. В два часа съемка «политекса».
Ну, это не то. А охрана улыбается сочувственно, видя мое расстроенное
лицо. Говорят, мол, вы ошиблись наверное. Может, у вас не на АТВ съемка?
Может, в другом месте?
А что. Запросто. Информации-то у меня - ноль. Взял я паспорт и вышел на
улицу. Встал. Закурил.

И тут меня осенило. Ой, бляяяя! Сегодня день какой? Сегодня же - ПЕРВОЕ
АПРЕЛЯ!!! Вот так - даааа! Вот это меня разыграли! Уж Вернер там, не
Вернер - не суть важно. Но ты повелся. Как дитя. Ой-ей-ей! Вот развели
так развели!
Стою на крылечке, хохочу как дурак. Ну, внимания на меня никто особо не
обращает. На телевидении к шизофреникам привычные.

Отсмеялся, и уже сев в машину, предпринял последнюю попытку дозвониться
до студии.
И - дозвонился! Девочка-але (дай ей Бог) сразу включилась. «Да. Съемка
передачи о сетевом юморе. Вы внизу? Сейчас за Вами спустятся»
Я уже решил, что могу расслабиться. Хрен я угадал.
Для начала на свет Божий появился тактичный такой мальчик. Стал меня
пытать. То же самое. а)Чего я приперся? б)Кто меня звал? в)Кто я вообще
такой?
Ну чего я мог ему сказать? Что я - ракетчик? ФИО мое совсем уж
бесполезное? И я начинаю парить его письмом от Вернера. На пальцах
объяснять. (Мне бы, дураку, хоть письмо прихватить. Не догадался.) Сам
внимательно за его глазами слежу. На слове Вернер - тишина. Никакой
реакции. Паааняяяятно.
Он мне тактично говорит: Вы, говорит, на бумажке не могли бы написать
Вашу названию?
Ну, все ясно. Я визитку свою достал. С золотым обрезом. Где имя мое
никому неизвестное и какой я супер-пупер охуенно большой начальник. А на
обратной стороне, печатными буквами, крупно пишу: «РАКЕТЧИК. ОТ ВЕРНЕРА»
(А и хули бы, действительно, Вернеру им ракетчика на первое апреля не
прислать, да?) И с этим «открытым листом» пацан и ускакал, как молодой
олень, в чрево телекомпании. Я уже принял низкий старт. Что б рвануть
при поялении людей в белых халатах. Нет. Вернулся. С теледевушкой. Явно
поопытней. Не в том смысле, про который вы подумали. А в том смысле, что
одного взгляда на меня ей оказалось достаточно, что бы понять: «Да,
похоже, что этот крендель с анекдот. ру. Больше неоткуда. »
На девушке остановлюсь подробнее. А то! Кажется, она назвалась Жанной.
Как бы вам ее описать? Вот сейчас на рамблере замутили конкурс красоты.
Я тоже глядел пару-тройку снимков. Что сказать? Не впечатляет. Ну вот ни
за одной из финалисток я бы не пошел без оглядки. А за этой бы - пошел.
И вот представляете, она говорит: «Пойдемте за мной» И повела меня,
конечно. Как козла на поводке.

Дальше все происходило, как в плохом сне. Быстро и неправильно.
Поднялись на какой-то этаж. Завели меня в комнату.
В комнате на кожаном диване сидел Стас. Стас Янковский из афоризмов. Я
его сразу узнал. Хотя ни граблей ни болта при нем не было. Вид его
показался мне испуганным. Это навевало всякие нехорошие мысли. Но по
лицу было видно, что его еще не били. По крайней мере - по лицу.
Ой, я ему обрадовался, как родному. Вот кто мне сейчас все объяснит!
Фигушки. Стас молчал, как рыба. Вернее, так, будто всю ночь зубрил
текст, а теперь молчит, что б не сбиться. Позже оказалось, что он знал
не больше моего. Оттого и вид имел... Как боксер с состоянии «грогги».
Три раза переспрашивал, кто я такой.
Появились люди. И понеслась. Никто ничего не объяснял. Общались они меж
собой какими-то телетерминами. Меня загримировали, помахав по роже
пыльной метелкой. Повели в студию.

И вот только тут я начал понимать, что никаких задорных петросян нет. И
не будет. Что главные герои - типа мы. Что это в нас сейчас будут тыкать
камерой с красным огоньком и слепить садистски софитами. И задавать
всякие простые вопросы, на которые хрен ответишь. Потому что, как
разведчик в анекдоте, хрен чего знаешь.
Я попытался брыкаться. Я сказал, что я не готовился. Они улыбались. Я
сказал, что я не брит. Что у меня оторвана пуговица на рубашке. Не
застегивается ширинка. И дырка на левом носке. Они сказали: «Это
здорово. Жаль, нельзя снять с вас ботинок. Дырка была бы очень кстати. »
Короче, никто меня не слушал. Я наверное мог развернуться и уйти. Но еще
больше всего этого шоу я боялся услышать вслед: а) «А чего приходил-то,
придурок? » и б) «Что, у Вернера в компании все такие? Изюмительные? » И
я остался.

Участников шоу всего было четыре штуки. Не считая телефонных - Димы
Вернера и Алекса Векслера. Ведущий господин Корзун. Стас. Хихус
(художник, да?), который единственный вел себя раскованно и улыбчиво. И
я. А лайнер этот, т. е. студия, имел только три посадочных места.
Которые заняли первые трое из названных. Меня же отвели в соседний со
студией кабинет, где был микрофон и монитор, транслирующий происходящее
в студии. И откуда, по замыслу, я должен был говорить умные вещи о
сетевом юморе. Надо заметить, что и с юмором и с Интернетом у меня не то
что бы плохо, а просто ооооочень хуево. Как любит приговаривать мой
приятель по бильярду: «Я думал, ты в бильярд-то плохо играешь. А ты
играть-то - совсем не умеешь! »
Я уж порадовался. Что не придется светиться перед камерами. Но ведущий
сказал, что после перерыва мы со Стасом поменяемся ролями. Я возражал.
Мол, лучше я до конца посижу «на микрофоне». Ой! Кто бы меня слушал?
Мне четыре раза, четыре разных человека показывали как включать и
выключать микрофон. И у всех я спрашивал: зачем я здесь и «об чем
базар»? Тайну хранили крепко.
Пришла девушка. Сфотографировала меня хорошим японским фотоаппаратом.
Сказала - для досье. Девушка была наша, не японская. Но тоже мне
понравилась.
Дверь закрылась. Я остался один. С микрофоном. Шоу началось.

Я не буду описывать, как и что там происходило. Не потому что не хочу.
Просто помню смутно. Если они выложат запись в архивах, можно будет
посмотреть. Но даже если выложат (в чем я сомневаюсь) - не надо это
качать. Ничего мало-мало ценного для себя вы там не найдете.

Меня переклинило после первого же вопроса ведущего. Я не боюсь камер и
микрофонов. Когда-то работал редактором и ведущим на СКТ. Но я вдруг с
ужасом понял, что не выяснил главное для себя: можно или нет материться?
Вот тут я запаниковал. Нет, я вполне могу обходиться без мата. В
служебной и семейной жизни мне вполне хватает двух десятков заученных
стандартных цензурных фраз. А вот что б изложить мысль красиво…
Поэтому говорил я длинно, коряво, с большими паузами, и совершенно не о
том, что думал. Стас говорил достойно. Как по писаному. Ха! Еще бы. Всю
ночь поди готовился. Но все это я уже читал в КЖП.

Больше всего мне, конечно, хотелось поговорить с Димой. Я, собственно,
за этим и остался. Но когда с ним установили связь по телефону, я сидел
в этой камере временного заключения. И громкость на мониторе была - не
слышно нихерашеньки. Ну, понятно. Что б микрофон не фонил. Потом Дима
пропал. Ой, как я его понимаю. Рассуждать в пять утра по телефону о том,
чем ты занимаешься восемь лет изо дня в день без выходных… Я вот слышал,
что Вернер не любит и старается не употреблять мат. Как же ему
тяжело-то!

Ну вот и все, собственно. Больше ничего интересного. Уж какую хуйню я
там нес - не передать. Единственное ценное, что я выяснил и запомнил,
это то, что смехуистость населения не зависит от национальности. А
зависит от широты. Географической. Чем южнее и теплее, тем народ
смехуистей. Это мне Алекс Экслер объяснил. Получается, что чукчи - самый
грустный народ. А мы про них - анекдоты. Эх….

После такого мероприятия на работу ехать было уже бессмысленно. Хотелось
еще пообщаться со Стасом. Но не то было настроение. Поехал домой.
Хотелось чаю. Зверски хотелось жрать. Вспомнил, что не завтракал и,
естественно, не обедал. На студии нам не предложили и воды. А и
правильно. Нехера тут. Телезвезды хуевы. Выскочили мы оттуда как дешевые
пробки из шампанского. По дороге домой почему-то вспомнилась история
многолетней давности.

Пригласили приятели отдохнуть на природе. На реке. С водочкой. С
девочками. Я прихватил с собой спиннинг и пару презервативов на всякий
случай. Сперва все было хорошо. Потом… Огорчений случилось два. Не
задалась любовь. Девочка, с которой я налаживал отношения, оказалась
временно нездоровой. А когда я с горя пошел бросать спиннинг,
выяснилось, что забыл дома коробку с блеснами. Вот уж беда, так беда. Ни
поебстись, ни порыбачить.
Я нашел выход. Привязал груз, тройник, и на тройник закрепил разрезанный
на узкие полосы презерватив. Видел, как таким образом мужики рыбачат.
Про силикон тогда никто еще и не слыхал.
Первый заброс. Зацеп. Мертвый. Обрываю леску. Делаю вторую снасть. Такую
же. Заброс. Зацеп. Все. Презервативы кончились.
Вот точно так же я чувствовал себя после этой записи. Презервативом на
рыбалке. Неполноценной заменой. Просто, видимо, у кого-то случились
критические дни.

Еще хотелось написать Диме Вернеру. И спросить: почему все так? Написал.
И Дима рассказал предысторию сего конфуза. Привожу практически дословно
из его писем.
=====
Присылают письмо: "Дима, позвони, пожалуйста, срочно". И телефон - без
кода города, разумеется. Ну я звоню в Москву, беседуем, приглашают на
передачу, спрашивают, куда машину прислать. Диктую свой адрес. В
Америке. Они, после паузы: "Ну, шутку оценили, давай серьезно" Потом
спросили разрешения позвонить мне по телефону во время передачи - я
разрешил. А в последний день вдруг попросили: «порекомендуйте
кого-нибудь из авторов анекдот.ру - москвичей".
=====
Ну, что тут добавить? Если ребята ТАК готовят свои программы, то хули я
буду переживать за свое участие?

Всем - спасибо.

Ракетчик
Как говорится, из песни слов не выкинешь, так и с карты матушки России
названий населенных пунктов тоже… 
Все это найдено на карте России 
Названия приведены, как есть, без изменений.
Использовались электронная и бумажная карты.
Блохи - Псковская обл. Бежаницкий р-н
Блява - Оренбургская обл. Кувандыкский р-н
Бухалово - Тверская обл. Бологовский р-н
Бухлово - Брянская обл. Рогнединский р-н
Кирякино - Смоленская обл. Духовщинский р-н
Дураково - Калужская обл. Жуковский р-н
Козлы - Тверская обл. Удомельский р-н
Вагина - Тюменская обл. Аромашевский р-н
Опухлики - Псковская обл. Невельский р-н
Плавки - Новгородская обл. Пестовский р-н
Попки - Волгоградская обл. Котовский р-н
Хреновое - Воронежская обл. Новоусманский р-н
Калино - Архангельская обл. Мезенский р-н
Калище - Тверская обл. Осташковский р-н
Лобково - Тверская обл. Кашинский р-н
Кака - респ. Дагестан Ахтынский р-н
Пыси - Псковская обл. Усвятский р-н
Совлох - Ханты-Мансийский авт. окр. Березовский р-н
Лопухи - Рязанская обл. Рязанский р-н
Мочилы - Московская обл. Серебрянопрудский р-н
Мошонки - Калужская обл. Мещовский р-н
Подсосное - Красноярский край Назаровский р-н
Пьянкино - Московская обл. Шатурский р-н
Пятихатки - Ростовская обл. Неклиновский р-н
Козюлино - Томская обл. Томский р-н
Бол. Пысса - респ. Коми Удорский р-н
Синяки - Смоленская обл. Краснинский р-н
Сиськовский - Волгоградская обл. Подтелковский р-н
Сосково - Московская обл. Талдомский р-н
Отхожее - Тамбовская обл. Ржаксинский р-н
Нижнее Блевково - Калужская обл. Спас-Деменский р-н
Сика - респ. Дагестан Табасаранский р-н
Синенькие - Саратовская обл. Петровский р-н
Хохлы - Псковская обл. Пушкиногорский р-н
Хренище - Воронежская обл. Бобровский р-н
Попал - Новгородская обл. Любытинский р-н
Зюзино - Московская обл. Раменский р-н
Задовая - Архангельская обл. Котласский р-н
Мошня - Ленинградская обл. Бокситогорский р-н
Какино - Нижегородская обл. Гагинский р-н
Целковская - Вологодская обл. Тарногский р-н
Покассы - респ. Мордовия Зубово-Полянский р-н
Пометкино - Тверская обл. Зубцовский р-н
Мачехин конец - Тверская обл. Тверской р-н
Дрочево - Московская обл. Дмитровский р-н
Бол. и Мал. Лохово - Тверская обл. Осташковский р-н
Задово - Тверская обл. Кашинский р-н
Сопляково - Псковская обл. Псковский р-н
1-е и 2-е Матюково - Тульская обл. Суворовский р-н

Вот так!
ДИНКА

(Рассказ старшего товарища без матюков, но с прямой речью.).

Был в период моей бурной аспирантской молодости у меня товарищ Юра.
Подрабатывали мы с ним ассистентами в техническом вузе. Вышли мы оба из
передового класса (школа рабочей молодежи и все такое) и были неженаты.
У Юрия был предмет воздыханий в студенческой группе - девушка небесной
красоты. Но из интеллигентной семьи.
Не знал он, как и подступиться, совсем уж было потерял вариант, как
вдруг получаем мы вдвоем приглашение на студенческое торжество в
вышеозначенной группе по поводу обмывки уже дипломов... в числе подписей
и ее закорючка!
Группа чуть не вся белых кровей, отличник на отличнице.
Признаться, подоробели мы. Надели желтую и голубую нейлоновые рубашки,
розовый и зеленый соответственно галстуки, закатали рукава,
напидарастили корочки, шилом в ремнях дырочки обновили и совсем уж было
пошли, как вдруг Юрок и говорит прямой речью : «Подожди. Давай ДИНКИ
дернем для храбрости.» Лезет под кровать, достает мутную зеленую бутыль
и наливает по три четверти стакана. Я начинаю сомневаться ,дескать,
пока дойдем, развезет ,а компания приличная, опозорим светлое звание
молодого преподавателя. А он - не ссы, смотри на меня и делай все как я,
все у нас получится!
А «динка» - это денатурат. Кто пробовал, знает. Кто не пробовал, может
даже по названию почувствовать гадость этой прелести. Или прелесть
гадости.
Короче, дернули динки и отправились. Заходим, а там нас ждут. Мужской
пол - белый верх, черный низ, женский - непередаваемых цветов и
воздушностей! Все трепещет и скромно волнуется…На столе опять же все.
«Здравствуйте, Юрий Валерьевич и Валерий Юрьевич!Мы вас так ждем! Вам
коньячку или водочки?»
Краем глаза смотрю на Юрка. Тот, внушительно кашлянув, изрекает: «Мы не
пьем вообще». Растерявшийся и сомлевший предмет воздыханий срывающимся
голосом лепечет: «Ну хоть шампанского…» - «Шампанского чуть-чуть можно»
- сжаливается Юрик, умело работая на контрастах. Произносят первый тост,
естественно, за успешное окончание. Я опять смотрю тем же краем. Юра
важно пригубляет и ставит на стол. Я тоже. Следующий - за душевных
преподавателей, представители которых в лицах В.Ю. и Ю.В. присутствуют
среди нас… и пошло, и поехало, шампанского по-чуть чуть на ДИНКУ, и
догоняться не надо было - все вровень удалось, души участников слились и
все у Юры с предметом получилось!
Скупо делясь деталями счастья, он потом пробурчал мне:
«Одного боялся, когда танцевал с ней - чтоб не рыгнуть, а то - КАК
ТРАКТОР ПРОЕХАЛ…»

Дели
Работали мы как-то на озере Береща в Лепельском районе. Мы - это две
группы экологов из двух разных организаций. И вот одна группа на своей
лодке стала обплывать озеро по левому берегу, наша группа - по правому.
Видим такую картину. Та, другая лодка подплывает к зарослям тростника.
Из тростников выплывает красавец - лебедь. Он начинает махать крыльями и
жутко шипеть на людей. Людям тем хоть бы хны - достали батометр (прибор
для отбора проб воды с глубины) и запускают его в озеро. Один из них
(назовем его Иван Николаевич) настолько поглощен опусканием батометра в
воду, что не замечает, как к нему подплывает возмущенный лебедь. Птица
уже крыльями его задевает, тут он начинает отмахиваться от лебедя: вот
черт, мешает воду на анализ отбирать! Ну, лебедь, ясное дело, клювом его
по темечку и отоварил! А птичка-то весьма неслабая - колограммов 8-10
весит (если не больше)! Потом мы этому Ивану башку лейкопластырем
заклеивали.
Но самое интересное не в этом - ну клюнул лебедь в голову.. Ну и что?
Лебедиху с лебедятами защищал.
Когда я приехала домой, маме все это рассказала: "Вот! - говорю
-"домахался!". А мама мне: "Да знаю я этого Ивана, по-моему, он с самого
детства лебедем в голову клюнутый!" Так теперь у нас дома у Ивана
Николаевича отдельная кличка. Как скажет кто про "клюнутого лебедем",
все сразу понимают о ком это идет речь.

Вчера<< 6 апреля >>Завтра
Лучшая история за 28.04:
Мусор, выброшенный в урну, намного патриотичней, чем ленточка на автомобиле...

увы, патриотом быть легко. привязал ленточку, и все ты патриот! можно еще "на Берлин надпись на БМВ сделать",а донести кусочек мусора, а если рядом нет урны, положить его в карман и выкинуть позже это труд, ежедневный труд, это сложнее, чем на 09 мая стать патриотом на 1 час или даже день
Рейтинг@Mail.ru