Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
09 декабря 2003

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Это случилось, когда я училась в 3-м классе.
В какой-то день перед 9 мая, когда в школе еще не начались праздничные
выходные, учительница отправила делегацию из 6 детей поздравить
ветерана. Я только троих из команды помню: мечтательного Лешу,
здравомыслящую Люду и любимую себя :) По дороге к дому ветерана мы
продумывали, какие бы вопросы задать дедушке о его боевом прошлом.
Зашли, поздравили. Ветеран, оказавшийся очень приветливым и
разговорчивым, с удовольствием поведал нам о том, за что именно ему дали
столько медалей. Наше любопытство было удовлетворено сполна.
Возвращаясь на уроки, делегаты делились впечатлениями. Леша говорит:
- Да... Классный какой... Мужество какое...
Люда цинично возражает:
- Да что тут такого? Обычный старпер.
... Надо заметить, что мой словарный запас никогда не отличался большим
размером. Поэтому слово "старпер" я поняла как некую военную должность,
комбинацию из слов "старший" и "сапер".
Впорхнула наша группка в класс, все глядят на нас с нескрываемой
завистью - еще бы, два урока прогуляли, к тому же законно!
- Ну что, поделитесь впечатлениями, - предложила классная
руководительница.
Делиться первым начал Леша:
- Мужественный, мужественный человек! Он нам столько всего интересного
рассказывал! Он такой герой!
- Да, я так восхищаюсь этим человеком! - завираясь, подхватывает Люда.
Вступаю я:
- Он был отличный боец. Он очень смелый и гордый, хоть и простой
старпер!
Глаза учительницы увеличились примерно в два раза:
- Что-о?! Кто-о?!
- Ну, старпер! - и кивнув в сторону потускневшей и сжавшейся девочки. -
Или как там Люда сказала.
Учился я в то время, когда секса в стране не было, а существовали только
огромные бабы с отбойными молотками на плакатах.
Наша классная руководительница безо всякой задней мысли попросила
пацанов к 8 марта переодеться в женские шмотки. Подразумевался
торжественный ужин, и мы должны были явиться на него во всей красе.
Сегодня бы ее за такое шоу с позором выперли из школы, но повторяю:
времена были не те, то бишь, строился БАМ, космические корабли бороздили
просторы Вселенной etc.
Матери у меня нет, сестры жили очень далеко. Платье стрельнул у дочери
соседки. Соседка долго не могла понять, зачем 14-летнему пацану туфли и
женское платье, но в итоге врубилась и выдала лучшую "амуницию" из того,
что у нее нашлось.
И вот, в назначенный час закрылись мы в классе и поменяли прикид. Даже
накрасились (кто-то помаду и лаки принес, очевидно, от матери). По
дороге в столовую появились первые жертвы: двое из нас подвернули себе
ноги (чертовы туфли). Издали на нас никто не обращал внимания, но вот
вблизи таращились. В основном, конечно, девчата, ведь в то время
школьницам СТРОГО запрещалось пользоваться косметикой.
Потом нам с Рыжим пришла в голову идея сходить по-маленькому, а заодно и
покурить в тубзике. Заходим в сортир, там на троне сидит отличник -
октябренок из подшефного класса. Задираем юбки, отливаем, достаем из-за
пазухи курево... Бедный мальчик! Он вылетел со спущенными штанами. Ему,
наверное, потом всю ночь снились кошмары.
P.S. Напоминаю, что никто из нас не стал голубым. Мы остались обычными
людьми, с шоу-бизнесом никак не связанными...
ПТ
Читала архивы. Вот, навеяло историей от 13 апреля 1999, как мужик
креститься пошел.

Давно это было, еще в "ЭСЭСЭСЭРЕ", но перестройка уже началась!

Решила моя свекровь, что надо мне креститься. В 20-то с лишним лет...
Типа, ты теперь мамаша (а у нас с мужем сын родился, первенец!). Надоть
младенца крестить! А как он может быть крещеным, если мать - нехристь не
пойми какой веры!

Ладно, уговорила! Меня воспитали старших уважать, а пожилых не
расстраивать! Да и сын ее (муж-то мой!) расстарался: крестик золотой
купил; с батюшкой договорился, что буду я окрещена
персонально-индивидуально, т.е. никакой толпы!

Настал день расплаты за опрометчиво данное согласие! Заводит меня муж в
"крестильню" (или как она там называется, не знаю) - довольно просторное
помещение, у дальней стены - купель. Как договаривались - никого! Только
поп и я!!!

А у меня в голове только один вопрос вертится: "Мне что, голышом туда
"сигать" придется?" Атеистка, елы-палы!

Батюшка подошел ко мне, оглядел меня сытым масленным взглядом, как
кобылу на базаре, и сказанул такое, что я онемела от изумления:
"Колготки сымай, дочь моя!"

Спасло меня от греха ("послать" его уж было собралась!!!), видно, Божье
провидение в лице старушки, которая там по углам копошилась, пыль
сметала (я ее сначала-то и не заметила!). Она мне шепнула: "Ну, чаво
окаменела?! Подь вон за ту шторку, да оголи ступни-то - елеем мазать
будут! От молодежь пошла, в церкву идють и не знають, зачем!"

Бот так оно - веру-то принимать православную!

Света Баргер
Вчера друг после давно уже не первой рюмки выдал фразу:
«Если мою жену засунуть в холодильник, то она ЗАМЕРЗНЕТ от страха,
потому что у нее клаустрофобия».
Читал вчера US News (За 8 декабря 2003 года). Смешно было. Вот перевожу

1. Abdrew Burnett настолько разозлился на тетку, которая ударила бампер
его машины в автомобильном потоке, что залез в ее машину, схватил ее
маленькую собачку и швырнул ее в автомобильный поток. Собачка в итоге
умерла и Burnett был осужден за жестокое убийство животного.

Он подал аппеляцию, в которой возражал, что смерть собачки - дело лап
самой же собачки. Действительно, он швырнул собачку настолько сильно
(достало мужика), что она благополучно перелетела через все шоссе и без
повреждений приземлилась там на обочине. Ей бы следовало остаться там.
Вместо этого, эта собака постаралась вернуться назад к своей, с
позволения сказать, хозяйке и побежала через дорогу в неположенном
месте. В результате ее переехало........

Увы, обвинение оставили в силе :(

2. Фишки продолжаются. Из того же журналу:

Две черные женщины (негритянки, по-русски), подали в суд на авиакомпанию
(Саус-Вест эрлайнс) так как сотрудник компании (флайт аттендент),
усаживая пассажиров перед взлетом, сказал в громкоговоритель следующее:
"Ини, мини, майни, моу. Пик э сит, ви готта гоу", то есть разбирайте
места - мы отчаливаем.

Женщины сказали, что были морально травмированны, так как у них всплыла
в мозгах (?!) старая расистская версия одного стишка: "Кетч э нигер бай
зе тоу", (что-то "типа подцепи негра большим пальцем"). И это при том,
что существует общепринятая версия этого стишка с "подцепи тигра большим
пальцем". Не говоря о том, что ассоциации действительно очень дальние.
Результаты судебного разбирательства неизвестны ;)

3. И последний перл оттуда же. Пересказываю с сокращениями:

В Гарвардском кампусе мужики слепили из снега на морозе гигантское
подобие "наиболее значительной особенности мужской анатомии". Две
студентки были возмущены такой демонстрацией мужского доминирования и
третирования женщин и сломали скульптуру. Их поддержала лектор женских
наук. Она заявила, что это просто продолжение издевательства над
женщинами в духе Вашингтонского монумента и стратегических ракет (!). В
итоге, юрист Венди Морфи, который проходит дополнительное обучение в
Гарварде возмутился молчанием администрации Гарварда. Он сказал, в
частности: "А что если студенты бы вылепили бы свастику или флаг
Конфедерации?".

Администрации осталось лишь удивляться, с каких это пор все мужики
рождаются со встроенным эквивалентом свастики!

читал новости Атоку.
Было это в те мохнатые времена, когда стаканы были большие и слово
«печень» употреблялось исключительно в кулинарном смысле, потому как о
своей некогда было даже и подумать, ибо напитки испарялись со стола
быстрее чем нефть выкачивалась…
Поэтому народ бдил и каждый уважающий себя член обчиства старался не
остаться обделенным. Чтоб в пятницу или субботу буханку пропустить!!??
Ни-ни!!
В общем, место проведения очередной «акции» было выбрано с умом -
старинный нефтяной мегаполис город-герой Стрежевой.
Погодка «шепчет». Воздух прозрачен и свеж, потому как за окном минус 42.
Водка согревает только в совокупности с местным пивом, в котором
«закрепитель» тоже есть… он видимо там по технологии предполагается. А
нас не то что этим не испугаешь - нам такой расклад даже к лицу… ;-) Нам
- это компания из 6-7 человек, среди которых главный герой - знатный
любитель «откушать» и не закусить по имени Лео, Лексеич - хозяин
«даунхауса», предобрейшее существо, но после 250мл «Банкира» и 1.5л
«Бурого медведя» лучче его не злить… ну и Слуцкер (я-болезный) ;-))
Итак… Синька в самом разгаре, все как один «на кочерге» … В общем
куртульно отдыхаем…
Но есть минус… Потери в наших стойких рядах… Леонида убило.!! ;-( Снесло
нашему богатырю буйну голову и упала она на стол, в аккурат между
пепельницей и шпротами… Беседу не поддерживает, на вопросы отвечает
вытянутым средним пальцем, при этом головы от стола не отрывает. Вообщем
и чинарик потух и в стакан не нОлито, а значит - пора «хоронить» бойца.
На вынос тела вызвались все, но… принято решение!! : Провожать в
«последний путь» пойдет Лексеич - как хозяин… и я - как сосед
«покойного» по норе.
Берем мы, значица, нашего воина под белы рученьки, выводим в прихожую и
начинаем облачать в «латы». С кухни слышны дельные, но весьма
нечленораздельные советы - как надо мальчика в такой мороз одевать на
прогулку. Весь процесс одевания Леопольд сопровождает загадочной улыбкой
«а-ля ДЦП», глаза его закрыты… Ну все правильно - он же мертвый. %))
Наконец-то с Божией помощью наш «безвременно ушедший» одет, ну и
провожатые тоже накинули на себя тужурки… Благо ить-тить недалеко… До
соседнего дома…
«Вынос тела покойного» на площадку кухня дружно сопровождает советами
про то как надо грамотно «воскреснуть» завтра утром. В ответ Лео молча
выбрасывает в пространство заключительный «fuck» и наконец-то позволяет
себя вынести…
И вот тут начинает происходить совершенно непонятное!!
Леонид начинает ломиться обратно в квартиру...
Ответная наша с Лексеичем реакция - удержать его, так сказать, в рамках…
Мол если помер то пора и честь знать - вали отседова в свой склеп и там
разлагайся сколько хочешь.!!
А тот ни в какую… И главно быкует пуще прежнего.!! %( Лексеич начинает
намекать на то, что он давненько никого не делал инвалидом, но на Лео
это не действует и он, уже в голос послав всех на ХХХ, вырывается и по
закону Исаака нашего Ньютона летит на грязный пол (как башку себе не
расшиб - до сих пор не понимаю).
Ну и наконец развязка…
Лео встает!!
По лицу видать - думает про нас всякие гадости!
Возвращается в прихожую, где уже на шум собрался весь попоечный
коллектив…
И начинает….. обуваться!!!!!! 8-))) После короткой паузы мы с Лексеичем
начинаем гундеть как те два мыша из мультика:
- Прости нас, Леопольд!!
- Прости, Леопольдушка!!
P.S. На следующий день сквозь головную боль и слезы хохота происходил
разбор «залетов». Ленька на вопрос: «Че ж ты сразу не сказал, что без
сапог.!? » отвечал, что думал в тот момент только об одном: «Как х@ево
будет идти в носках по морозу.!!! »
Ну что тут скажешь, граждане.!?
Вот таким вот боевым способом воспитывали в себе чувство меры нефтяники
Сибири.
;-))
Одним из обязательных элементов военного образования в нашем химическом
институте было суточное дежурство студентов на военной кафедре в
качестве уборщиков-мальчиков-на-побегушках. Кафедра располагалась
отдельно от института на другом конце Москвы в четырехэтажном здании.
Смысл этой затеи состоял из двух частей. Официально, ежедневно два
курсанта должны были приобщиться к тяготам армейской жизни через
подметание, вытирание, убирание, смывание, короче через мытье и катанье.
А более глубокий смысл состоял в том, чтобы офицер, дежуривший уже
серьезно, охраняя вверенное ему оружие и другую мат. часть сильно не
напивался, ну а если вдруг и позволит себе лишнее, то будет кому за ним
вытереть, вызвать, отзвонить, а может, и потушить.
Как только за последним студентом и преподавателем захлопнулась входная
дверь кафедры, а мы пошли обживать небольшую каптерку, на сутки
становившуюся для нас вместе с метлами, лопатами, ведрами и другими
швабрами домом.
Переодевшись, мы решили перекусить, разложив на газетке наш небогатый,
смахивающий на набор закусок к водке, студенческий харч. Ну и конечно, у
нас с собой было, но не успели - пришел «наш» офицер.
Нам достался молодой капитан, который сообщил, что к нему через час
должен придти «тожеофицер», которого надо встретить и проводить к нему
на второй этаж. Потом он даст задание на вечер-ночь, ну, а сейчас, для
разминки - подметать плац.
«Тожеофицер» оказался небольшого роста мужичком с бегающими глазками и
большой спортивной сумкой. Бросив нам на ходу: - «Капитан на месте?»,
он уверенным маршрутом прошел наверх, игнорируя нашу помощь в его
сопровождении.
Подождав немного, решив что друзья на какое-то время оставят нас в
покое, с нашей стороны была предпринята вторая попытка
продезинфицировать верхние глотательные пути. Дверь в каптерку
открылась, как только рука в сумке коснулась холодного стекла. В проеме
двери стояли капитан вместе с появившемся с ним запахом алкоголя.
Капитан держал в руке журнал, в который и стал записывать задания,
озвучивая их командным голосом:
- «Первое - проверить урны на предмет возгорания. Ясно?». - «Так
точно». (Хотя если учесть, что в здании уже два часа кроме нас никого
нет, а дыма и открытого огня пока не видно...)
- «Второе - протереть перила». Тут рука капитана зависает над журналом,
губы начинают что-то шептать, а глаза тянутся кверху: «перил-ла»,
«перилл-ла»...
- «Ведь слово «перила» пишутся с двумя «Л»? - это утверждение с
небольшим вопросиком к нам, стоящим по стойке смирно.
- «Никак нет! Тов-щ кап-н. С одной» - это мы, уверенно и почти хором.
- «Нет, вы послушайте: «ПЕРИЛЛ-ЛА» - в голосе капитана появляются,
наряду со все возрастающей уверенностью в своей правоте, некоторые нотки
раздражения.
И что нам, не согласиться с капитаном. Да хоть с тремя «Л». Но молодые
были...
- «Никак нет! Тов-щ кап-н. Точно, с одной».
Видимо, количество огненной воды принятой капитаном, не позволяло ему
быть добрым и снисходительным. Он с шумом захлопнул журнал, резко
развернулся и грохоча сапогами рванул к себе. «За автоматом» - грустно
пошутили мы.
Прошло четверть часа - капитан не появлялся. Ну, была, конечно,
мыслишка, что про нас забыли, и мы даже решили все-таки пробовать
принесенную с собой горячительную жидкость, но в дверь влетел, ворвался
«Тожеофицер»:
- «Кто обидел капитана? » - скрепя зубами прошипел он с порога, буравя
нас своим оперативным взглядом.
- «Никак нет! Никто не обижал! » - ну, а вы что бы ответили?
«Тожеофицер» готов был нас порвать за униженную честь своего кореша, но
что-то его останавливало. Тогда он придумал очень сильный ход: «А как
ваши фамилии, товарищи курсанты? Ну, что ж, считайте, что госэкзамен по
«войне» вы не сдали, а соответственно диплом не получили, и пойдете
рядовыми в армию. Это Я вам обещаю». И ушел.
Кроме спиртовых паров в каптерке повисла еще и тишина. Хорошо, что мы с
собой взяли - после такой заявы рука сама тянется к стакану.
Но дотянуться она опять не успела, вернулся «Тожеофицер»:
- «А запасных ключей от комнаты капитана случайно у вас нет? » - легко
так спросил, как будто и не было 10 минут назад никакого на нас
«наезда».
Ключей, естественно, у нас не было и быть не должно: в дежурной комнате
стояли разные телефоны, находились ключи от всех помещений и сейфов. Как
оказалось, капитан, переживая плохое знание родного языка, скинув
китель, в котором были ключи, захлопнул дверь и пошел в туалет.
«Тожеофицер» в это время у нас защищал его поруганную честь.
Когда все мы поднялись на второй этаж, на сидящем на корточках у
закрытой двери капитане не было лица: - «Через 10 минут должен звонить
начальник кафедры для доклада о состоянии дел». О том, что будет, если
никто не возьмет трубку, никто не хотел даже думать...
Вариант о грубом взломе двери, обитой железом, и прошитой проводами
сигнализации капитан отверг сразу - ну как потом утром объяснишь
руководству свои ночные действия.
Мы начали со своих ключей, потом принесли ножик, кусок провода и гвоздь
«сотку». Дверь не открывалась. Счет пошел на секунды, и все уже
чувствовали, как по телефонным проводам где-то бежит звонок к
телефонному аппарату за дверью.
«Тожеофицер» со взглядом побитой дворняги стоял рядом.
Этого никто не видел, но я случайно нажал на ручку двери и потянул ее на
себя. Дверь открылась. Изумление мальчика от выигрыша из рекламы
игрового клуба - ничто, по сравнению с восторгом наших офицеров. Они так
и не поняли, что они, да и мы в первый момент, пытались открыть
открывающуюся наружу дверь во внутрь.
Почти одновременно зазвонил телефон - наш капитан бодро, даже как-то с
пафосом доложил руководству, что на вверенной ему территории все по
уставу и без происшествий.
От предложенного офицерами коньяка мы отказались: ведь у нас с собой
была наша «несмеяновка» - разбавленный спирт на клюкве.
Занимаюсь я периодически поддержанием физической формы в домашних
условиях. Одно из упражнений - отжимание с отягощением. Отягощением
выступает мой сын 2.5 года, который увидев меня в позе "упор лежа" сразу
запрыгивает на спину и хватается за шею. И вот в один из подходов я
начинаю дрожать от натуги, на что сын успокаивающим голосом кричит:
- Папа!! Не дрожи! Это же я!!!

ЕО
Знакомый рассказал. Был он недавно в одной стране
Азиатско-Тихоокеанского региона (а в какой - догадайтесь сами).
Заказывал на фабриках кой-какую продукцию, которую под своим брэндом
собирался продавать. Аутсорсинг, блин.

Так вот, разговаривает с одним нанайцем, управляющим нехилого завода.
Показывает образец, называет объем партии, нанаец сходу - 50 центов
штука. Заказчик: а вот тут еще, обратите внимание, нужно такую хрень
присобачить. Нанаец - 53 цента, идет?
И еще вот здесь именно такую фиговину, а не пластмассовую. Нанаец 53 + 6
= 59 центов.
Короче, после тщательной проработки цена по центу-два выросла до 75 за
штуку.

Последнее пожелание: ну, и чтобы внешний вид, чтоб без заусенцев,
наплывов, чтоб детали подходили плотно, пластмасса однотонная, этикетка
ровно, надпись без ошибок.

Нанаец долго чешет желтую репу. Полтора доллара штука пойдет?
ГРОМ ПОБЕДЫ

Я покинул родину 7-го ноября 1992 года. Этому дню предшествовали полгода
нервотрепки и бешеной активности, которая впоследствии оказалась
совершенно бессмысленной. Деньги, вырученные от продажи вещей и книг,
инфляция превращала в прах на следующий день. Переведенные и заверенные
нотариусом копии документов в Америке не понадобились хотя бы, потому
что вся аттестация к ним была на русском. Новенькие водительские права
так и остались новенькими по сей день. Тем не менее эта деятельность
заглушала тревогу перед грядущей неизвестностью. А неизвестность
начиналась сразу после посадки в поезд, потому что после отхода поезда
люди не писали как минимум год, а родственники уехавших как-то не
спешили делиться информацией.
В те годы улететь в США можно было только из Шереметьева, а добраться с
Украины до Москвы небогатые эмигранты могли только поездом из-за
большого багажа. Тут-то и начиналась первая неизвестность. Говорили, что
на Курском вокзале отъезжающих встречают заранее осведомленные бандиты,
которые не выпускают из вагона пока не отберут последние деньги.
Проскочить удается только тем, кто не засветился на вокзале при посадке.
Рассчитывать на защиту милиции никому не приходило в голову.
Действительно, как-то бессмысленно защищать людей, которые через
несколько часов будут уже в Америке. Это понимали все.
Выяснить правду мне помогло стечение обстоятельств. Мой двоюродный брат
Гарик отчаливал на две недели раньше меня и попросил проводить его до
Москвы. При посадке в поезд все очень старались не привлекать внимание к
факту, что некоторые пассажиры, возможно, едут не в двухдневную
командировку. Семья из шести человек, включая 86-летнюю бабушку, заняла
два купе. В третьем сложили двенадцать огромных одинаковых чемоданов.
Провожающих было не больше пятидесяти, некоторые из них сильно плакали.
Последняя любовь Гарика рыдала навзрыд в сторонке, но так чтобы законная
жена все-таки ее заметила. Поезд тронулся, а конспирация продолжалась.
Даже в купе говорили только о московских музеях и театрах. В Харькове
идиллию нарушил бабушкин младший брат, Д.И., который пришел на вокзал
попрощаться. Поддерживаемый молодой женой, он ворвался в засыпающий
вагон с диким криком: “В Нью-Йорке сразу позвоните Мане. Она живет в
Америке уже пятьдесят лет и всех знает! Передайте ей, что мы уже получили
разрешение в ОВИРе и скоро приедем.” Его угомонили, и поезд снова
тронулся. Гарик мрачно сказал: “Ну кто еще не знает, что я иду ебаться!?”
На Курский вокзал поезд прибыл утром. Около наших купе мгновенно
возникли два крепких мОлодца в зеленых адидасовских костюмах. Быстро и
доходчиво объяснили, что в Шереметьево доставляют только они, и что это
удовольствие будет стоить 300 долларов - астрономическая по тем временам
сумма. Гарик поторговался и сбил цену до двухсот пятидесяти. Отдал
деньги. Подошел третий зеленый. Ему сказали: “Заказ принят.” Он
удалился. Всего на платформе я насчитал их примерно десяток. Наши
зеленые отдали команду носильщикам, уже стоящим наготове. Быстро и
аккуратно все вещи были перегружены в большой удобный автобус. Бабушку
до автобуса можно сказать донесли на руках. До Шереметьева доехали без
приключений. Там вещи и бабушка с той же скоростью и аккуратностью были
доставлены прямо к регистрации. Нам вежливо пожелали “Счастливого пути”.
Это был первый опыт хорошего обслуживания в моей жизни. “Могут, когда
хотят”, подумал я, а еще подумал, что за хорошее обслуживание платить не
очень обидно, даже если очень дорого. На обратном пути в купе на верхней
полке у меня появилась ИДЕЯ.
Прошло две недели. Наш отъезд отличался от отъезда Гарика только мелкими
деталями. Скажем, все чемоданы были красные (других не достал), а тот же
бабушкин брат в Харькове кричал: “Мы уже продали квартиру! Если у вас
долларов меньше лимита, мы можем добавить тысячу прямо сейчас!” В
Москве в вагон сразу вошли двое зеленых и направились прямо к нашим
купе. Но там уже стоял третий зеленый. “Привет, братаны, - сказал третий
- Заказ принят”. Двое кивнули и удалились. А зеленый вышел из вагона и
начал командовать носильщиками. Этим зеленым был я. Костюм обошелся мне
в тридцать долларов. “Гром победы, раздавайся! Веселися, храбрый Росс”
звучало в моей голове.
Как только последний красный чемодан оказался на перроне, к вагону
подошел милиционер. Властным движением руки он остановил носильщиков.
Мне он сказал: “Гражданин, пройдемте со мной.” Гром победы сменился
волной паники. Шагая рядом с милиционером, я вдруг вспомнил листовку из
тех, что русская православная церковь распостраняла в конце
девятнадцатого века и которая случайно попала ко мне в руки. Речь в этой
листовке шла о крестьянине, вышедшем зимой к стогу за сеном для скотины.
Уже около дома сильный порыв ветра вырвал у него все сено. Крестьянин
грязно выругал ветер и... онемел. “Несчастный - писала листовка - он
забыл кто посылает ветер и кто соизмеряет его силу”. Мне вдруг стало
ясно, почему на меня послан ветер, и в каких единицах измеряется его
сила. Я успокоился. Для милиционера я был всего лишь зеленым, который
еще не заплатил. В линейном отделении милиции после недолгого выяснения
и торга я отдал майору 220 долларов: ту же сумму, что отдал Гарик, минус
стоимость зеленого костюма. Майор достал из сейфа бутылку коньяка,
налил, мы выпили за счастливое приземление. Еще через пять минут
носильщики возобновили работу. Теперь ими командовали два милиционера.
Вещи носили в небольшой, но вполне удобный милицейский ПАЗик. Зато путь
в Шереметьево по праздничной Москве ПАЗику расчищала милицейская Волга с
мигалкой и сиреной. В Волге сидел я. Гром победы снова звучал в моей
голове, но тише.
А зеленый адидасовский костюм я больше ни разу не надел. Здесь в таких
не ходят.

Abrp722

Вчера<< 9 декабря >>Завтра
Лучшая история за 27.04:
Есть у меня одна очень мнительная знакомая. Однажды она гуляла с шестилетним сыном и он ударился головой на детской площадке. На голове даже шишки не было, но знакомая испугалась, что у него может быть сотрясение мозга. Даже после того, как она уложила ребенка спать, время от времени она заходила в его спальню, будила сына и спрашивала как его зовут. Когда она в очередной раз зашла к нему, то увидела стикер, приклеенный к его лбу. На стикере маркером было написано:
"Меня зовут Артем".
Рейтинг@Mail.ru