Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
19 декабря 2002

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Ниже приведены вопросы читателей «Красной бурды» про воспитание детей:
*Ребенок бьет кота подушкой. Как ему объяснить, что кота надо бить
веником?
*Помогите выбрать имя для ребенка. Скоро ему в школу, а там требуют,
чтобы обязательно было имя.
*Можно ли кормить ребенка манной кашей, если она противная? Ребенок
говорит, что противная. Я сам попробовал - действительно противная.
Может быть, не стоит слепо верить «Книге о детском питании»?
*Записали ребенка на курсы вытирания попы. Ходим уже две недели,
результатов никаких. Сколько еще надо ходить или лучше бросить?
*Ребенку уже пять лет, а он вовсю не интересуется вопросами пола, не
реагирует на рисунки откровенного содержания. Нет ли тут задержки
умственного развития?
*Мой ребенок не засыпал всю ночь, а волчок так и не пришел и за бочок
его не укусил. Боюсь, что с Бабайкой будет та же история. Подскажите,
как еще можно влиять на ребенка? И если будет время, ответьте, когда
Россия станет действительно правовым государством? Последнее не
обязательно.
*Девочка пришла с прогулки с синяками и разбитыми костяшками на кистях
рук. На все вопросы отвечает, что упала. У ее лучшей подруги точно такие
же синяки. Терапевт, к которому мы обратились, говорит, что до свадьбы
все заживет. До какой свадьбы, ведь они же ПОДРУГИ?!
*Мой сын обратился ко мне за кредитом в счет погашения задолженности по
алиментам. Какими нормативными актами мне необходимо руководствоваться,
чтобы юридически грамотно оформить сделку?
*Ребенку постоянно присылают повестки хулиганы из какого-то Ленинского
военкомата. У мальчика пропал аппетит, стал плохо спать, кричит по ночам
слово «нет». Подскажите, какие препараты надо принимать малышу, чтобы
избавиться от этих кошмаров?
*Ребенок грыз ногти. Что делать? Мы посоветовали ему царапать обои, как
наша кошка. Он внял нашему совету и стал царапать обои. Ногти грызть
перестал. А недавно я заметила, что он грызет обои! Что делать?
*Ребенок не хочет утром просыпаться и идти в детский садик. Как
объяснить ребенку, что его никто не спрашивает?
*Ребенок отказывается пользоваться памперсом, мотивируя это тем, что у
него и так сухая попка. Как объяснить ребенку пользу памперсов?
*Ребенок читает вслух надписи в подъезде. Как научить ребенка читать про
себя?
*Ребенок изо всего вырастает, уже денег никаких нету. Говорят, в Японии
делают какие-то бонсаи, чтобы дерево старилось, а росту не прибавляло.
Напишите, как вырастить ребенка бонсаем?
*Уважаемые педагоги и родители, объясните моему пятилетнему переростку,
что если у него было пять апельсинов, а два он потерял, то осталось три!
Прошу вас, поспешите. Его жизни угрожает опасность.
В психиатрии есть понятие
«Гиппопотомомонстросесквиппедалиофобия».
(По латыни - «Hippopotomomonstrosesquippedaliophobia»)
Это ни что иное, как навязчивая боязнь ДЛИННЫХ СЛОВ.
Интересно, больной, которому поставят такой диагноз, прочитав название
своей болезни, сразу умрет или сперва помучается?

Верхом
Веселая компания, состоящая из пятнадцати человек, в столице Финляндии
городе Хельсинки готовится отметить приближающееся Рождество. Принято
тут так - праздновать "приближение" на работе и дома уже примерно за
месяц до 24 декабря.
Компания интернациональная: финны, украинцы, латыши, русские, даже швед
и ливанец есть. Язык общения русский, хотя при необходимости все могут
перейти и на английскую речь. Народ стоит вокруг шведского стола, пьет
пиво и ждет... тарелок.
А в это время тарелки лежат в сумке очаровательной американской барышни,
которая, не зная ни слова по-фински, пытается найти место всеобщего
веселья. Ошалев от ориентировочной цены за вечернюю поездку на такси,
она делает решающий шаг и садится на автобус, который везет ее опять не
туда. Через два часа своего путешествия, которое присходило на пятачке
3х3 километра, она в изнеможении звонит русской хозяйке вечера, находясь
на грани истерики: - Эти водители не говорят по-английски, я не знаю как
им объяснить дорогу!!!
И тут выясняется, что рейсовый городской автобус стоит на остановке, и
водитель мучительно пытается помочь клиентке найти цель путешествия.
Терпения мужика иссякло, видно он перешел на "язык родных осин", и наша
Мэгги взорвалась восторженным криком:
- Слава богу, он русский!!! - и сунула ему в руки трубку своего
телефона.
- Короче, куда везти вашу к...цу? - недобрым голосом спросил водила
хозяйку вечера.
- На кладбище, - машинально ответила хозяйка, так как именно так
называлась автобусная остановка.
- Ждите тело: - ответил добрый человек за рулем.
Через полчаса счастливая Мэгги звонила в квартиру. Ожидающие деликатесов
гости радостно встретили долгожданные тарелки. А тост, который
предложили европейцы, был за "нерушимую американо-российскую дружбу".
Вот так!
Вчера после работы возвращаюсь домой, задержавшись в поисках ключа от
подъезда у двери натыкаюсь на объявление: уважаемые жильцы (и далее
очень крупными угрожающими буквами): ГАЗ ПУЩЕН!
опять мелким шрифтом - будьте осторожны
:) как-то домой сразу расхотелось идти

Белка
История ряда последовательных удивлений.

Удивительная история, наглядно иллюстрирующая женскую непредсказуемость.
История имевшая место быть, история редкая, ибо со счастливым концом.

Нашу героиню зовут Аней, Аней же ее звали и год назад, фамилия, правда,
была другой...

Тусовка по случаю чьего-то дня рождения припозднилась. Точнее Аня
припозднилась в связи с тусовкой. Ночная Москва красива, и хороша тем,
что если вы не в богом забытой дыре, то машина ловится быстро вне
зависимости от цвета неба.

Машина поймалась с синим номером и приветливым мужиком за рулем. По
дороге разговорились и почти подружились, как это водится, водитель даже
спросил номер Аниного телефона. Разговор плавно съехал на текущую жизнь,
а с нее на личную. Незаметно левая рука Ани оказалась в правой руке
водителя, и фоновая музыка была приятной. А потом он ее изнасиловал
игриво поборов слабое сопротивление, но довез таки до дому, не взяв
денег.

Прорыдав весь остаток ночи, с рассветом Аня пошла в местное отделение
милиции, чтобы написать заявление. Но из отделения ушла через полчаса не
написав заявления, понурая, с глазами высохшими от слов сказанных
дежурными милиционером почти дружески, но цинично:
- Милицейский номер? Тебе что, жить надоело? Ну трахнули тебя лишний
раз, ну обидно, ну неприятно, но жизнь твоя на этом закончилась разве?
Никогда не спала с теми, с кем не очень хотелось? Не убил и не
изуродовал, радуйся, всяко бывает. Забудешь через неделю. А заявление
принесет тебе множество бед: таскать будут к следователю, вопросы
неприятные, мордой в грязь будут тыкать, опозорят перед соседями и
друзьями. И это если повезет. Если не повезет - найдут тебя с башкою
скрученной, в колодце мокром и холодном. На мента заявление, да в своем
ли уме ты, девочка? Послушай доброго совета, не бери в голову, живее
будешь.

Доводы были более чем разумными и заявления Аня не написала. Целый день
переживала свою обиду сама с собою постепенно успокаиваясь и приходя в
себя.

"А в общем и в самом деле, ну случилось, ну и ладно, впредь
осмотрительнее буду.", - решила Аня и с тем заснула. А на следующее утро
зазвонил телефон, и все обмерло в ней, когда она услышала голос.
Позвонивший ночной милиционер настоял на встрече.

Повесив трясущейся рукою трубку, Аня попыталась собраться с мыслями. Не
прошло и полутора часов, как истерика чуть-чуть ослабла и сформировалась
живая мысль: позвонить другу! Другу старому и хорошему, а главное -
влиятельному. Другу с детских лет, из дружбы с которым она никогда не
пыталась извлекать выгоды. Но, услышав голос друга в телефоне - она, с
трудом поборов желание бросить трубку, разрыдалась снова. Продравшись
сквозь ее истерику, друг выудил все подробности и зарычал на Аню зло. Он
рычал из за того, что она не позвонила ему сразу; он рычал из за того,
что она ревет; он рычал из за того, что у него рушится запланированный
день; он рычал из за того, что Анина встреча состоится через 20 минут -
он не успеет даже доехать.

Аня вдруг поняла, что до приезда ночного знакомца действительно осталось
20 минут, а она непричесанная, с красными глазами и все еще говорит по
телефону. Скороговоркой сказав, что заставит этого человека через
полтора часа после встречи подъехать к своему подъеду, и, получив
подтверждение, что все будет хорошо, Аня попрощалась и бросилась к
зеркалу.

Через полчаса Аня вышла из подъезда и села в уже знакомую машину. Ночной
знакомец улыбнулся и поздоровался. Машина тронулась куда-то. Он был
немногим старше тридцати и опрятно одет. Аня вспомнила, что его зовут
Максимом.

Он говорил, Аня молчала. Он говорил про погоду и город, он говорил про
работу, шутил. Машина остановилась около кофейни, и они переместились за
столик. Максим спрашивал про учебу и жизнь, шутил, улыбался. Максим
заговорил об их первой встрече, о том, как все было неожиданно. И вдруг
Аня поняла: он не понимал, что ее изнасиловал. Он считал, что все было
нормально, что ее сопротивление было притворным, и что ей приятно его
видеть сейчас. Она сидела потрясенная, пытаясь представить какой же
фантастической нечувствительностью нужно обладать, она пыталась
переварить. А Максим улыбался и шутил, держа ее за руку.

Они допили кофе и вернулись к машине, они поехали в кино. Это настолько
было схоже с нормальным свиданием, что Аня даже начала улыбаться Максиму
в ответ. Они посмотрели отличный фильм, они вышли из кинотеатра держась
за руки и еще какое-то время прогулялись по улице прежде, чем сесть в
машину. Пока ехали, Максим говорил о них и возможном совместном будущем,
Максим предлагал Ане выйти за него замуж. Аня с задумчивой улыбкой
смотрела на этого веселого, простецкого парня который предлагал ей стать
его женой. Аня обещалась подумать.

Когда машина подвозила ее к подъезду, ее рука была в его руке, ей было
хорошо. Машина притормозила около подъезда и в ту же секунду Аня
почувствовала, что ее отрывает от сиденья и выдергивает куда-то из
машины, за спины людей в камуфляже. Она даже не заметила момента, когда
была распахнута дверь машины. Краем глаза она видела, как Максим
приземляется лицом на грязный асфальт, но не успевает упасть весь.
Четыре руки буквально связывают его в живой узел, и, словно игрушечный
мячик закидывают в кузов проезжающего мимо "козла". Кто-то запрыгивает
вслед спеленатому Максиму захлопывая дверь. Все произошло буквально в
течение пяти секунд, "козел" с черными номерами даже и не остановился до
конца, а машина Максима уже выруливала во след с новым водителем.

Машины уезжали, вокруг стало пусто, только из ее подъезда к Ане
направлялась одинокая фигура. Прошло буквально десять секунд, и Аня уже
не сидела в машине Максима, а стояла рядом со старым другом.

- Ты сказала через полтора часа, а прошло четыре. Мы уже начали
беспокоиться, думали объявлять общегородской розыск. , - и только тут
Аня вспомнила, о звонке другу. - Куда ты его увез?! Что ты хочешь с ним
сделать?!
- Что с ним будет дальше, это решать тебе. Захочешь, чтобы сел - сядет,
захочешь кубиками его нарезать - нарежешь.

И Аня поняла, что она сломала судьбу, а возможно и жизнь, в общем-то
хорошему парню, который ей даже начал немножечко нравиться. И тут она
поняла, что, возможно, была бы готова сказать этому парню да, на
предложение стать его женой. И тут она крикнула на друга:
- Не надо! Отпусти его! Верни его обратно!
- Что? , - непонимающе переспросил друг детства.
- Верни его! Я за него замуж выхожу!
Глаза Ани наполнились слезами, а руки сжались в кулаки - она была готова
кинуться драться.

Ей вернули Максима. Они действительно поженились. Аня так и не решилась
рассказать Максиму, что в первый раз тот ее изнасиловал. А друг очень
обиделся и не разговаривал с Аней почти год, и только когда у Ани
родился сын, друг перестал обижаться, позвонил и поздравил с рождением
Максима младшего.

(оригинал был тут
Об экосистемах.
Наш бухгалтер - женщина широкая во всех отношениях. Ее любовь
безгранична. И когда ее старший сын в возрасте разбитых коленок захотел
щенка, ему даже не пришлось закатывать истерику. Так, только один вечер
поплакал, и щенок уже был. Выросло маленькое чудо природы в огромную
служебную собаку с норовом объевшегося бассет-хаунда. Но младшенькая
девочка, когда пришел ее черед просить себе подарок, захотела кота. Это
была провокация, какую способна учинить только женщина: всем известно,
что безграничная любовь нашей героини на котов не распространялась. И
решено было, а затем приведено в действие, купить вместо кота попугая.
Попка был дурак третей категории, хотя звали его почему-то Сенькой.
Говорить за свою короткую жизнь он не научился, но возмущение выражать
умел десятками способов. Первое время между собакой и попугаем шла
маленькая победоносная война, и если бы не случай, Попка умер бы еще не
созрев в половом отношении. Его выпускали погулять по квартире. Собака
не могла пройти мимо такой цели и Попку дважды вытаскивали из пасти. В
итоге, видимо в результате болевого шока, Попка освоил в совершенстве
вертикальный взлет и посадку, и исполнял эти фигуры не без флера
завзятого аса. Если бы он не бился при этом головой о потолок, можно
было бы подумать, что он второй, а то и первой категории. Так, попугай и
собака освоили ортогональные пространства и жить друг дружке не мешали.
Пока злонастойчивая девочка не допытала маму насчет кота. Для этого
нужно было, чтобы завелись мыши. Как девочка организовала эту процедуру,
известно только ей. Но брат ее до сих пор уверен, что не обошлось без
птичьего рынка и домашнего подпольного разведения мышей.
Мама-бухгалтер мышей ненавидит всем существом. Ненависть к серому
грязному животному перемежается в ней с генетической памятью руссокой
крестьянки, для которой мышь - враг, стремящийся оставить семью голодной
в холодную зиму. И кот обрел функциональное приложение. Его взяли на
работу в должности мышелова. Любить дочку и быть таскаемым ею за хвост и
уши ему в непосредственные обязанности не вменялось, чем он и
пользовался. Его покушения на попугая были отбиты трижды клювом в глаз и
прекратились. Кот в совершенстве освоил свой диван и протоптал тропки
вдоль стен ровно так, чтобы не задевать при ходьбе собачьи интересы. Так
и зажили они дружно. Это была преамбула.
И настал сенькин день. Последний день. В этот день ничто не предвещало
его скорой гибели. Сенька пытался петь, и получалось у него как у звезд
из одноименной фабрики. Жалеючи скажем, не очень получалось. Уже все
знали, что поет он от того, что нет попугаихи и уже была найдена
кандидатура для осуществления его мечты. Но ей было не суждено сбыться.
Кот поймал мышь. Очередную мышь. Как все ученые халявщики, он предъявил
ее всем членам семьи неоднократно. Делалось это под видом «игры»:
сначала мышь бьют, потом отпускают, догоняют, бьют-отпускают. Мышь
трижды забивалась в труднодоступные места: под ящик для обуви, в нишу
между сервантами, в трубу пылесоса. Тогда кот шел к Маме и просил
достать мышь.
К концу пытки обезумевшая мышь, ища пятый угол, забилась в попугаеву
клетку.
В результате Попка применил хорошо изученный маневр вертикального
взлета. От удара о потолок клетки, нервного перенапряжения в период
сексуального буйства он скончался. А мышь нашла приют до утра, и
дождавшись момента, смылась и больше не появлялась.
Так регулируются экосистемы.
После этого хочется воскликнуть: живут же люди!

Собственнно, сама история: сегодня мое внимание привлек очень красивый
Mercedes... Ну, оглянулся, и пошел дальше. Но случайно услышал обрывок
разговора между владельце мерседеса, и мужичком, которому вряд ли
когда-нибудь придется ездить на такой машине:
(Мужик): Красивая машина... 500-ый или 600-ый мерин??
(Владелец): А хрен его знает....
Как Породу Улучшали

Вот все говорят породу улучшать надо. А ведь енто дело непростое. Собак,
да кошек, да коров за день не выведешь. Или вот нацию какую возьми, ее
ведь почитай поболе тыщи лет выводят, да и то сплошь и рядом кака-нить
паршивая овца нет-нет, да и выведется.
Жил у нас на соседней улице мужик один, Крипторх Крипторхович Одиноков.
Давнего рода мужик. По мужской линии в самую глубь веков все в роду
Крипторхами звались. Еще до революции прадед его владел скобяной лавкой.
Крепкая была семья, с тугим кошелем. Ну и баб себе в дом выбирали как
лошадей породистых. Шоб глаза широко расставлены были, груди по пуду,
жопень как у кобылы, живот широкий да гладкий, ну и коса шоб до полу, да
не жидкая. Нравы тогда были простые. Глаза пошире расставлены, енто шоб
за всем в доме углядеть успевала. Груди пудовые, это шоб молока было
вдосталь дите кормить. Жопень шоб мужик мог без боязни бабу вожжами
поучить. Коса не жидкая хороша на кулак намотать да по избе дуру
елозить. Ну а живот шоб было куды мужику в полночь обпереться.
Знающие были люди, интелихентные. Но опосля революции хозяйство у их
захирело. Как раскулачили их, да по миру пустили, стало им не до породы,
лишь бы самим выжить. Вот и сосед наш был мужичонка квелый, да на баб
квелых заглядывался. Чуть было не жанился на Соньке Крюкоуховой. Была у
нас такая, кожа да кости, обои глаза на носе сидят, сисек и на голой не
видать, коса - три волосины, а гонору на центнер. Все хвасталась, шо
нонешние модели перед ей как последние прошмандовки выглядят. Даже в
областной центр ездила, в модели наниматься. Вернулась вся
расфуфыренная, грит у их таких денег нет такую мою красоту содержать.
Они мне, мол, грят езжай прямо в Америку, тама тебе щастье будет и денег
мульены немерянные.
Вот Крипторх на ей головой и поехал. Пудру ей банками таскал, пол
универмага скупил, одел ее, обул. Ну и она в долгу не осталась, тож его
обула, тока иначе. Пока он ей щеглом заливался, она за
Кольку-киномеханика выскочила.
Ну значит загоревал Крипторх, завил горе веревочкой, запил. Сидит он
как-то в чайной, что за сельпом была, а Люстанда, буфетчица наша
подходит и грит:
- Чаво расселся, давай вали отседа, мне закрывать пора.
Глянул он на ее сквозь глазенапы свои налитые и видит - стоит баба-гора.
Груди пудовые, жопень в три обхвата, коса с егойную ляжку.
- Пшла вон, - грит - корова!
Люстанда, не будь дура, долго с им спорить не стала, взяла за шкварник,
да и вынесла на крылечко, охолонуть значит. Чайную прибрала, заперла,
выходит. А етот кобель на крылечке скукожился, пьяные пузыри пускает,
того гляди замерзнет. А дело значит, по осени было. Стала она его ногой
пихать, ан хренушки, губами синими чмокает, а глаз не открывает. Ну дык
и сами посудите, он штуки три красного под хвост от кильки уел, вот и
развезло его. Шо делать, не бросать же дурака на улице. К ему домой
переть через весь поселок. Тут она не долго думая берет его под мышку,
тащит к себе домой, благо жила за три дома от чайной. Кладет его на
лавку в зале, а сама скотине задала и на боковую.
Просыпается заполночь - сидит Крипторх голый на половичке и зубами марш
Буденого стучит.
- Ты чего? - спрашивает Люстанда.
- Худо мне - отвечает Крипторх и на бок валится.
Никак помер, испугалась Люстанда, из койки прыг, чугун на печку, воду
греет, сует дурака в корыто, трет его, растирает. Вроде задышал. Тащит
его к себе в койку, на одну сиську кладет, другой накрывает и засыпает с
нервов и устатку.
Поутру глаза продрала - нет его. Слышит со двора будто кто топором
машет. Бежит к окну - так и есть, Крипторх в одном исподнем дрова колет.
Ну дальше больше. Как пошамкали они яишенки, да ковшиком бражки она его
похмелила, он ей и грит:
- Все, - грит - Люстанда, был я как есть дурак, а теперя ты меня
исцелила. А за то я на тебе женюсь, потому как люблю тебя всей душой и
телом. А дуру эту тощщую Соньку и знать не хочу. С ей бы мы тока до
тараканов породу улучшили.
Так у их и повелось. Любовь да согласие. Когда Крипторх жену возжами
учит она не возражает, а вот раз косу он на руку намотал, да не смог
жену с места сдвинуть, да и плюнул на енто дело. Детишек повывели
отличной породы. Правда парней у их нет, но девки все как на подбор в
мамку пошли - кровь с молоком. А как перестройка началась, открыл он у
нас магазин скобяного товару и живет припеваючи.

© Запечкина Афригидна Гормидонтовна
Любителям префа посвящается… Извините, история не для всех.
Дело было в студенческой общаге славного города Тарту. Писали мы пулю,
всерьез, на деньги, пусть на копейки-полкопейки (точно не помню), но для
студентов, да еще если на всю ночь, да еще если сядешь хорошо…
Сейчас уже и не вспомнить, почему мы играли в курилке, а не в комнате у
кого-нибудь. Может, потому что состав игроков был разнополым, хотя, как
в том анекдоте «можно подумать, что в нашем доме никто …» Ну, не помню,
стало быть, неважно, но в той самой курилке кроме постоянно
присутствующих игроков периодически кто-нибудь крутился - с целью
покурить-поболтать-стрельнуть сигаретку-дать совет. Особенно, как вы
понимаете, донимали последние. А тут новая напасть - заскочила
стрельнуть сигаретку-покурить-поболтать девица из соседней комнаты.
Сигаретку ей выдали, разговаривать же, ясно дело, никто с ней не
вписался, кроме меня, идиотки - сидела на прикупе, а так как девица из
породы «проще отдаться, чем объяснить, что противно», то я взялась
отвечать на ее кретинские вопросы типа «вы во что играете, в дурака?
Нет? А странно, очень похоже, козыри вот, да и вон, смотри, он взял;
отбить не смог, да? …»
Но ни одно доброе дело, как известно, не остается безнаказанным. Настал
мой черед играть. Дурища остается рядом - ведь ей все объяснили, можно и
поучаствовать; ну не выталкивать же нам ее из курилки пинками. Поднимаю
карты, все спасовали, распасы - страх, беру на раз. Объявляю
«сталинград». Тут же вопрос: «А что это? » Бросаю сквозь зубы «Шесть
пик», на что эта дурында, расчувствовавшись от моего внимания, громким
шепотом решает мне помочь: «Света, ты обсчиталась, у тебя не шесть пик,
у тебя только четыре пики! »
С чем я и осталась - накаркала, сволочь!
Сидим вчетвером в бильярдной за столиком с пивком, разговоры за жизнь.
Вспомнили про моду осенне-зимнего сезона. И один приятель так резко
встрепенувшись говорит: "О! Кстати, вчера мы тут одних отверсачили,
нагучили, порвали как армани и пустили домой без труссарди!"
Мы сидели молча и реально, без базара прозревали...

Вчера<< 19 декабря >>Завтра
Лучшая история за 25.10:
Когда в 1942-м в эвакуации не стало отца, у меня началась депрессия, я не хотел больше жить. Вот тогда-то меня и стали брать с собой на гастроли артисты Малого театра оперы и балета. Они хотели меня спасти. 3имой, в жуткий холод, они отправились в Орск с мальчиком, тащившим за спиной казённую виолончель номер восемь.

Нас ехало шестеро, я всех помню по именам. Там были Ольга Николаевна Головина, солистка, Изя Рубаненко, пианист, аккомпаниатор, Борис Осипович Гефт, тенор, мой опекун в дальнейшем, Коля Соколов и Светлана Шеина — пара из балета, взрослые люди, заслуженные артисты. И я. Вошли мы в общий вагон, мне досталась боковая полка, на которую я и лёг, потому что ехали мы в ночь. И сразу же погасили свет в вагоне, и каждый из взрослых читать дальше
Рейтинг@Mail.ru