Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
16 июля 2002

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Живу я не так чтобы далеко, но, к сожалению, на одной из
суперзабитых поутру московских магистралей. Посему на выезде из дворов
провожу некоторое время, с удовольствием наблюдая, как народ
ввинчивается в эту кашу машин на Волгоградке. Каждый делает это
по-своему и с огоньком.
Сегодня стою на этом пресловутом повороте, никого не трогаю, жду своей
очереди, музыку так слушаю... Надо сказать, что лезть в этот бардак я
никогда не тороплюсь, посему лихачей, отчаянно пытающихся влезть сразу
аж в третий ряд, вижу отлично. Мимо меня проезжает машина (какая-то
милая дамская иномарочка, в общем, из таких, которые всегда
передвигаются по городу скачками и крайне неуверенно) и так смело
направляется в гущу машин на перекрестке.
"Куда это ты, милочка",- думаю я, лицезря за рулем отважного
штурмовика очаровательную блюндиночку, напряженно сморщившую
девственно лишенный разума лобик. Тем временем милочка, недолго думая,
решает проблему пробки кардинальным образом: даже не попробовав
притормозить хотя бы из вежливости, она долбит стоящего перпендикулярно
ей Бимера (согласна, хам, мог бы и пропустить, но не так же аггресивно с
хамами разбираться!) в правую дверь. Огромный детина (судя по лбу
шириной в два шнурка - брат по разуму нашей амазонки) охреневает
настолько, что даже не вылезает из машины, тупо сидит и смотрит на нее.
Она с тем же выражением лица (подозреваю, что оно у нее вообще одно на
все случаи жизни!) чуть сдает назад и аккуратно объехав ох---евшего
Бимера (он-то стоит, а ряд весь уже тронулся, и перед ним образовался
зазор), лезет в следующий ряд... Да-да, правильно, там-то зазора в
машинах не было... Попалась Субара...
Барышня собирается повторить маневр, сдав назад поперек своей первой
жертвы (такое впечатление, что общее правило: попал в кого-нибудь -
замри до приезда гаев, для нее не имеет никакого практического смысла),
но тут придя в себя, в бой вступает детина на Бимере, и, видимо, решив,
что все равно его монстра уже изуродовали, так чего уж тигру лишняя
полосочка, он резко с места бьет в бок амазонке. Подозреваю, что мужик в
Субаре с удовольствием сделал бы то же самое, но ему проблематичнее до
этой дурищи дотянуться. Она же, наконец, замирает и сидит... Тихо сидит,
никуда не выходит... Куда уж выходить... Мы все тоже сидим, потому как
из образовавшегося дурдома выбраться можно только на вертолете, а он,
как назло, что-то не прилетает. Серые же гаи прилетают очень быстро (а
чего им не прилететь, когда отделение за углом, о чем говорит наш
знаменитый указатель прямо на том же перекрестке: "налево Волжский
бульвар, направо милиция").
То ли плача, то ли смеясь, мужики из Бимера и Субары, заручившись
поддержкой рыдающих свидетелей, объясняют, в чем дело. Блондинка сидит.
Гаи производят замер. Блондинка сидит. Гаи просят убрать машины с
перекрестка, иначе пробка грозит увеличиться до размеров вселенской
катастрофы, и продолжать разбор полетов уже на обочине. Блондинка сидит.
Гаи второй раз просят всех участников спектакля съехать на обочину и,
имея некоторое представление о манере езды милой барышни, решительно
перекрывают часть дороги, чтобы она с наименьшими потерями добралась до
тротуара. Блондинка, наконец, выпадает из комы и тянется к зажиганию.
ГАИ были очень аккуратны. Они очистили ей путь. Они разогнали
любопытных с перекрестка. Они сами отошли чуть в сторону. Они не
предусмотрели лишь одного: она, заведя машину, сдает назад.. Машину
кидает (нога в туфельке на каблуке, по себе знаю, педаль чувствует
весьма приблизительно, что вкупе с чувствительным сцеплением дает
незабываемую гамму ощущений). На форд гаев.
Мат. Хохот. Аплодисменты благодарных зрителей. Неприличные жесты
водил Бимера и Субары.
Я поймала взгляд сидящей рядом в жигуленке девушки и тоже лицезревшей
все это. Она была отчаянно светловолоса. Я могу поклясться, что в тот
момент мы прочитали мысли друг друга: нафиг, перекрашиваемся!
Еще немного такого безответственного поведения женщин на дорогах, и
начнут посещать мысли о смене пола.
ИСТОРИЯ ПРО АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЙ КОНФЛИКТ, ТАНК И РУССКИЙ МАТ.
Заранее извиняюсь за колоритность языка, но без нее не обойтись. Мммда.
Извиняюсь так же за то, что история несколько длинная, но она того
стоит.
Итак, пролог: Жил да был на свете дед. Где он жил неизвестно, и чем он
занимался тоже сокрыто от нас завесой тайны, но история наша не об этом.
И даже не о том как дед, упаковав чумоданы и различные баулы, на
старости лет приехал с семейством на постоянное место жительства в
Израиль, хотя это безусловно тоже достаточно интересно. Нет, действие
разворачивается через несколько лет после этого знаменательного события,
когда наш герой, уже пообжившись на новом месте, решает навестить своего
племянника, или брата, короче каких-то там родственников, которые тоже
живут в Израиле, но не около деда, а где-то у черта на рогах, на так
называемых "территориях".
Кто не знает, "территории" - это такие места, где живут злобные бяки
арабы, точнее палестинцы, которые не любят Израиль, и все пытаются
измыслить, как бы похитрее стереть его с лица земли, во славу Аллаха,
но ни до чего умнее, чем взрываться на улицах израильских городов пока
не додумались. А еще там живут овцы, козы, горные бараны, змеи,
немногочисленные "поселенцы" (дедовы родственники как раз из этих), а
так же израильские солдаты, задача которых бдительно следить за тем,
чтобы палестинцы не зарывались, не прорывались в Израиль, не взрывались
на улице, и не выебывались на поселенцев. (Спокойно, это еще не
обещанная колоритность). Одним из таких доблестных стражей отечества
является и ваш покорный слуга, автор сего эпоса.
Короче, проехать от места жительства деда до места жительства
родственников на общественном транспорте задача воистину головоломная, -
ввиду многочисленных пересадок на разные междугородние автобусы, а под
конец на специальный бронированный автобус, номер
триста-хрен-знает-какой, который заезжает непосредственно на
"территории", - и для нашего деда абсолютно невыполнимая, ввиду почти
полного незнания им иврита. (Ну тяжело людям на старости лет учить новые
языки, ничего не поделаешь).
Однако наш дед не отчаивается. Для решения одной задачи существует
множество путей, и он решает отправится в путь на автомобиле, благо права
у него имеются. Загвоздка в том, что у него нет автомобиля, но не беда -
он есть у его друга, тоже деда, но другого - старый побитый "Субару".
Друг соглашается одолжить свою цацу на пару дней, во имя семейного
воссоединения, и наш дед, запасшись картой дорог Израиля, а так же
солидной сумкой с гостинцами, отбывает.
Въезд на "территории" он находит сравнительно быстро, безошибочно
определяя его по дорожному блок-посту с израильским флагом, где солдаты
шмонают выезжающие машины, и направляется дальше. А дальше уже труднее,
дороги там никакие, указатели обугленные и неудобочитаемые, военной
техники на дорогах больше чем частных машин, а чтобы осуществлять
навигацию по карте, оказывается, тоже нужно знать иврит.
Короче, дед заблудился. На "территориях". Приятного мало. Проездив
пару часов по пыльным грунтовым дорогам, он, петляя, забирается все
глубже и глубже, и заезжает в некую Богом забытую (или Аллахом-забытую)
арабскую деревню около города Наблюс, который даже и не город, а
настоящий гадюшник (вспомните фильм "black hawk down", кто видел - то же
самое) и посему находится под блокадой.
Заметив, наконец, что вокруг одни арабы верхом на ослах и козлах, все
надписи вокруг опять же на арабском, на отдаленном пригорке торчит танк
и грозно вертит башней, откуда-то доносятся глухие бахи и бухи, а на
горизонте зловеще тянутся к небу циклопические столпы черного дыма, дед
понимает, что попал в, мягко говоря, нехорошее место, и начинет, мягко
говоря, нервничать.
Тут надо заметить, что наружность у деда в точности как у Лица Арабской
Национальности - густые усы а ля Саддам Хуссейн, смуглая морщинистая
кожа, и машина тоже типично палестинская - старая и побитая, да еще и
грязная. К тому же арабы знают, что ни один израильтянин в здравом уме к
ним не заедет, и не принимают нашего деда за оного, посему вреда ему
пока не причиняют, хотя и бросают косые взгляды на израильские номера.
Понимая, что такая лафа долго не продлится, в итоге его раскусят, и тогда
не миновать ему линча на площади вместо ужина с племянниками, дед дает
полный газ и мчится к выезду из поселка, через который недавно въехал. А
там - опаньки - один из израильских блок-постов, которые дед уже привык
игнорировать, поскольку на "территориях" их понатыкано на каждом
перекрестке. Но тут - другой случай. Заезжать в деревню можно, а
выезжать - ни-ни, все-таки блокада и прочее. К тому же там как раз
оказался я, ваш покорный слуга, а поэтому рассказ теперь, а с ним и
кульминация истории, пойдет от первого лица.
Рассказ от первого лица: Сижу я в армейском бронированном грузовике, на
котором привез смену для салаг, которые дежурят на посту, а салаги там
самые настоящие - пара месяцев после курса молодого бойца - жду, пока
старая смена погрузится ко мне в зад (грузовика, разумеется), и убиваю
время, разглядывая в бинокль двух палестинцев на холме, которые делают
что-то явно противоестественное с ослом, что именно не видно - далеко,
но я от всей души надеюсь, что это не то, что я думаю. Тут с визгом
тормозов подъезжает наш дед - но тогда я еще не знал, кто такой наш дед.
Вижу: подъехал пожилой араб, и сержант салаг описывает красноречивый
круг пальцем над головой - мол, пиздуй откуда приехал, тут закрыто. Дед
однако не проявляет должного послушания, и начинает кипишиться в машине,
отчаянно жестикулируя, и тут до кого-то доходит, что номера у "Субару"
израильские, и солдаты запрашивают по рации информацию на машину,
которая, как мы помним, записана на дедова друга, какого-то там Окакия
Степановича Шишкодремова. Получив, минут через 10, необходимые данные (я
слушаю всю эту бюрократию по рации в грузовике), они подходят к машине и
говорят заученную фразу на арабском, типа "давай документы, морда", и
подкрепляют ее соответствующим жестом - типа листают книжечку. Дед
поспешно извлекает документ, имя на котором не совпадает с именем
"Окакий Степанович", к тому же на фотографии он почему-то без усов и на
20 лет моложе. Солдаты смотрят на деда, на фото, снова на деда, потом на
солидную сумку с гостинцами, и приходят к выводу, что дело дрянь. Ибо,
как известно нашим военнослужащим, даже салагам: если у палестинца
большая сумка - значит, в ней 20 килограмм взрывчатки. Иначе вообще
непонятно, какого хрена палестинцу нужна большая сумка.
Салаги, которые тоже не поняли какого хрена, начинают грязно
ругаться, щелкать затворами, греметь амуницией и корчить страшные
физиономии, а так же делают попытки извлечь деда из машины через
водительское окно, чему он отчаянно противится, и тогда сержант, решив
проявить инициативу, палит в воздух.
События начинают разворачиваться с головокружительной скоростью.
Дед, попавший из огня да в полымя, в ужасе лопочет и лезет за проклятой
сумкой с гостинцами, которая на сиденье рядом с ним, желая, наверное,
продемонстрировать, что самое взрывоопасное из ее содержимого - это три
бутылки с водкой, и баллончик с пеной для бритъя. Солдаты, расценив его
намерения неверно, кидаются от машины врассыпную, как будто их ошпарили,
и в предчувствии ужасного взрыва мощностью в несколько килотонн бегут,
спотыкаясь, в укрытия, и начинают разворачивать оттуда в сторону деда
крупнокалиберные пулеметы, сержант орет благим матом (разумеется, на
иврите), приказывая деду немедленно сдаваться, выходить и ложиться на
землю, кто-то пытается открыть ящик с гранатами, не может, роняет его
себе на ногу, и орет еще истошнее, а понаехавшие сзади деда арабы,
ждавшие своей очереди быть завернутыми назад, поспешно вылазят из своих
драндулетов и ретируются на безопасное расстояние.
Из рации начинает доноситься ужасный шум и гам, то и дело слышатся слова
"террорист" и "бомба", танк на далеком пригорке разворачивает башню,
пытаясь сфокусировать прицел на дедовой машине, и я тоже, поддавшись
охватившему всех безумию, хватаю автомат и выскакиваю из бронированной
кабины, предвкушая приключения, орденские планки и грамоты за
проявленную при обезвреживании террориста доблесть.
Присоединившись к остальным, я вдруг замечаю, что они как-то странно на
меня смотрят, и кажется даже ждут моих распоряжений, и тут до меня
доходит, что поскольку я старший сержант, то являюсь высшей военной
шишкой на "территории инцидента", и сержантовскую рацию настойчиво суют
мне в руки. Проклиная все на свете, я говорю никому не высовываться, и
начинаю обдумывать создавшееся поганое положение.
Итак, переговоры зашли в тупик. Дед сидит в машине, полумертвый от
страха, и прижимает к себе побелевшими пальцами сумку с гостинцами, а
выходить боится, и справедливо, а назад тоже не поехать, потому что там
туча машин, а их водители лежат на дороге в отдалении, прикрывая голову
руками, и молятся Аллаху. Две смены солдат засели за пулеметами,
автоматами и гранатометами, готовые распылить деда при малейшей агрессии
с его стороны, а танк застыл на своем пригорке, готовый распылить всех и
вся, хоть весь гребанный Наблюс, если дело примет по-настоящему серьезный
оборот.
Поскольку добровольцев идти и вынимать деда из машины не находится, я
решаю применить рацию, и запрашиваю у секториального командования
разрешение валить деда на месте, а разбираться потом, потому что уж
больно он, дед, страшный, и уж больно большая у него сумка. К тому же
усы его почему-то вызывали у меня суеверный ужас, и я даже возомнил, что
это Саддам Хуссейн явился собственной персоной, дабы покарать неверных
иудеев. Командование принялось обсасывать идею, и сосало ее минут
двадцать, которые, без сомнения, были самыми длинными в дедовой жизни.
Наконец, рация опять ожила и прокаркала, что валить деда запрещается
высшими инстанциями, дабы не нагнетать и без того взрывоопасную
обстановку, но избавление грядет - нам высылают подкрепление и офицера,
а пока мы должны следить, чтобы дед не убежал или не самоликвидировался,
хотя насчет того, как нам предотвратить последнее, инструкции были даны
весьма туманные.
Подкрепление не заставило долго себя ждать - послышался протяжный вой,
танк на пригорке, уже упомянутый мной, изрыгнул клуб вонючего дыма, и с
грохотом съехал на дорогу, под ужасный лязг, визг и скрежет, которые
может издавать только 80-тонная ползущая по асфальту махина, кроша этот
самый асфальт своими гусеницами. Надо сказать, что и в меня это зрелище
вселило благовенный трепет, а что пережил наш дед, даже и представить
страшно. Он и танка такого жуткого наверное ни разу не видел, разве что
в новостях - "Меркава-3", или в переводе "колесница", израильского
производства, считается по праву одним из лучших в мире, да и одним
видом своим впечатление производит неизгладимое.
И вот это чудище, небрежно расшвыривая с дороги зазевавшиеся
палестинские машины, неотвратимо надвигается на него, и, издав последний
зубодробительный лязг, замирает метрах в десяти от дедова "субару",
нацелив огромную пушку с магнитым ускорителем снаряда прямо на него
через лобовое стекло. Из командирского люка, как и было обещано,
торчит офицер танковых войск в шлемофоне, и я с облегчением перекладываю
контроль над ситуацией на его увенчанные лейтенантскими погонами плечи.
Вот тут и начинается кульминация, а с ней и обещанная колоритность,
которой вы уже заждались. Танковый офицер оказался русским. Мало того,
он оказался одним из тех русских, которые, даже приехав в Израиль и
овладев в совершенстве новым языком, так и не избавились от привычки
обильно пересыпать свою речь старым добрым Русским Матом, всосанным с
молоком матери, даже говоря на иврите. Я и сам, к слову, не до конца еще
избавился от нее.
Итак, начинаются переговоры. Понимать следует так - все говорится на
иврите, и только мат, разумеется, по-русски. Уже само по себе хохма.
Передаю практически дословно.
Лейтенант (кстати, его звали Алексей) достает рупор и вопрошает:
- Ты, арабская морда, сука, мать твою, ты че это делаешь, а?! Вылазь из
машины нахуй! Быстро, блядь нахуй!
Дед сидит в шоке и не реагирует. Родные русские слова незаметно
растворяются в текучей напевности незнакомого языка.
- Я тебе в последний раз говорю, пидор! - продолжает Алексей. - Или ты
сейчас же вылазишь, ебать, из своей колымаги, блядь, или я сейчас из вот
этой самой пушки разнесу ее нахуй, и тебя долго будут отшкребать с
дороги, говно ты арабское, еб твою мать!
При звуках "еб твою мать" лицо деда неожиданно светлеет, и, еще не смея
поверить в свое счастье, он высовывается из окна и робко переспрашивает:
- Еб твою мать?
Лейтенант багровеет в своем люке и изрыгает чудовищные проклятия,
которые я стесняюсь приводить полностью. Потом он отдает команду в
шлемофон, и танк проползает еще несколько метров, буквально нависая над
дедом, и уткнувшись своим дулом ему чуть ли не в салон машины. Укрываясь
за крышкой люка на случай возможного взрыва, Алексей возобновляет
увещевания:
- Пидор, бля, я тебе даю ровно 30 секунд, а потом начинаю хуячить из
пушки, и давить танком то, что останется, еб твою мать. Так что лучше
сдавайся, вонючий трахальщик ослов и верблюдов, кусок падали, пока еще
можно, блядь нахуй, или пеняй на себя!
Услышав еще раз родное "еб твою мать", а так же более ясно произнесенное
на этот раз "блядь нахуй", дедова надежда перерастает в уверенность, и
он, снова высунувшись, восторженно вопит:
- Блядь нахуй!! Да! Да!! Еб твою мать!! По-русски, по-русски!! Нахуй,
нахуй!! Да!
- Что за черт? - бормочет лейтенант и, высунувшись из-за люка, вопрошает:
- Говоришь по-русски?!
- Да! - орет дед. - Да, еб твою мать, как вы меня напугали, сынки!
Русский я, русский, в гости, бля, еду, туда-то и туда-то. А хуля вы на
меня танком поперли?! Я чуть не обосрался!! Ой, слава Господу, слава
Господу, спаси и сохрани...
Ответом послужил гомерический гогот - мой, лейтенанта, и еще двух солдат,
которые тоже оказались нашими земляками. Как мы отпаивали деда его
собственной водкой, и как он поведал нам всю предысторию, рассказывать
уже неинтересно. Добавлю лишь, что деду было выделено почетное
сопровождение в количестве восьми солдат на двух армейских джипах,
которые благополучно проводили его до самого крыльца его злосчастных
племянников. От себя же добавлю две вещи: в первый раз в жизни я
наблюдал, как человек приходит в неописуемую радость, услышав матюки в
свой адрес, и это первый известный мне случай, когда те же матюки
послужили спасению чьей-то жизни.
Спасибо за внимание.
В книге Павла Леонидова "Высоцкий и другие" была рассказана следующая
история (пересказ вольный, поэтому сорри за неточности).
Как говорится, преамбула: В каком-то заштатном театре в славном городе
Харькове ставили пьесу "Демон", по одноименной поэме Лермонтова. По ходу
действия пьесы актера, игравшего демона, на веревках пристегивали к
каким-то конструкциям вверху сцены, и двое рабочих, которые залезали на
эти конструкции, тянули за эту веревку, и, соответственно, "демон" летал
туда-сюда над сценой.
Амбула: Середина пьесы - Демон, исполненный вселенской печали носится
туда-сюда над землей (пардон, над сценой).. Играет пронзительная
музыка.. Зрители сопереживают..
И тут случается оказия - веревку клинит.. "демон" начинает бултыхаться
над сценой как селедка в бочке, но ровнехонько посеред... и ни туды,
и ни сюда.. Рабочие, тихо матерясь, дергают эту чертову веревку - эффект
нулевой.
И в этот момент возникает пауза в звуковом оформлении пьесы - и в
наступившей гробовой тишине отчетливо слышится отчаянный крик одного
рабочего: "Петька, ткни его в жопу палкой!"
Работаю программистом на крупном предприятии, редактировал на днях БД
строителей и натолкнулся тут на одну фамилию: Нахуятутхата И.В.
Поднявшись с пола после приступа гомерического хохота - подумал: что
далекие предки И.В. наверняка тоже были строителями. :))))
реальные пейджинговые мессаджи :)

Срочно узнай номер моего пейджера и скинь мне его на него.
Сынок, ты забыл дома пейджер. Мама.

У нас отключили все телефоны. Срочно позвони. Мама.

Вася, Константин выехал без свиньи, потому что такси не взяло.

Валера, отбей мне что-нибудь. Маша.

Позвоню тебе сама. У меня папа спит и злится.

Привезите курей и механика для кассы. Переделкино.

Привези колбасу, яйца, туалетную бумагу, шампунь и что нибудь на десерт.

По возможности купи коту вискас, чипсы и кока-колу.

Аня, папа не подъедет. Отец.

Мама, купи хлеба. Бабушка.

Будешь в районе Арбата, промой Руслана. У него течет мутное пиво.
Собрались как-то три подружки на квартире у одной из них, сидят,
охлажденное в холодильнике пиво попивают, разговор струится ни о чем и
обо всем одновременно. Рядом играет в свои игрушки сын хозяйки дома лет
5 лет отроду. Заходит разговор о гороскопах.

Подружка:
- А я вот в год свиньи родилась, по китайскому гороскопу, значит свинья
получаюсь.
Хозяйка дома:
- Ну и что, я вот тоже свинья, и сын у меня тоже свинья.

В это время отпрыск вскидывает голову, видимо все-таки краем уха
прислушивался к разговору, и со слезами на глазах вопрошает:
- Я СВИНЬЯ??? Я СВИНЬЯ???

В это время в комнату входит папа (метр девяносто росту, 120 кг весу).
И сынуля уже почти плача во весь голос с криком бросается к нему:
- Папа, папа, разве я СВИНЬЯ?????
Папа, окинув взором всех в комнате, молвит густым басом сыну:
- Какая же ты свинья, ты КАБАН!!!!

Ребенок моментально успокаивается и с улыбкой идет играть дальше.
Статус кво восстановленно.
5
Hi!!! Хочу немного рассказать про быт военных спортсменов. Да, да, в
нашей доблестной армии есть и такой род войск. Ну про финансовое
положение в нашей армии никому рассказывать не надо, но спортивные клубы
армии (СКА) никто пока расформировывать не собирается, потому как
здоровье нации напрямую зависит от здоровья ее армии. Именно поэтому
военные спортсмены несмотря ни на что продолжают поддерживать свою
высокую и спортивную форму в далеко не идеальных условиях российской
армии. Это у них там, за бугром, в казарме военные живут в комнатах на
4 человека, у них настоящие ДЕРЕВЯННЫЕ кровати, в комнате стоит
стиральная машина-автомат, и если тебе неохота жрать в столовой, то
пожалуйста, на каждые 4 комнаты своя кухня, со всякими микроволновками,
кофеварками, etc.
Наше командование есесссно понимает, что в таких тепличных условиях о
воспитании стальной силы воли и несгибаемого русского характера и речи
быть не может, поэтому у нас в армии все НЕМНОГО не так. Военных
спортсменов это тоже касается.
Ладно, это была преамбула, теперь амбула(слово то какое). Лето. Обычные
УТС (учебно-тренировочные сборы), мы живем в казарме, казарма посреди
болота, болото посреди Ленинградской области. Нас постоянно окружают
огромные тучи летающих крокодилов, которых здесь почему-то называют
комарами. Не помогает даже сетка на окнах. Единственное спасение -
поджечь таблетку от комаров, пока она тлеет, немного полегче, но при
определенной дозировке наблюдался странный эффект - мы начинали ржать
как сумасшедшие, от всякой ерунды. А так как жили мы вшестером
(люкс по-армейски), то это было еще то зрелище. Жил с нами парень,
Серега его звали, мастер спорта, подает большие надежды, будущая звезда
военного, а значит и российского спорта. Но с умом ему не так повезло
как в спорте. То есть он не полный даун конечно, но рост примерно 165
см, вес за 90 кг, шея толще затылка, глазки маленькие, передних зубов
нет. Окончил 8 классов. Мы его подкалывали постоянно насчет его
умственных способностей, но делали это беззлобно, да он и не обижался.
Плюс ко всему он был фанат рыбалки и все свободное время проводил на
берегу с удочкой.
В общем, так мы там и жили, и все развлечение состояло из одного радио,
по которому ловился только один питерский канал. Не помню как
называется, но на нем периодически кого-нибудь отлавливают на улице и
заставляют назначит свидание по радио, со всеми слушателями, ну там кто
придет в условленное время и место, с тем значит и счастье потом будет.
Вот значит слушаем мы это радио, тихонько хихикаем после очередной
антикомариной таблетки. И начинаем все вместе, по очереди представлять
как Серега стоит посреди Питера и назначает свидание девушке:
- Девушки, если вы хотите встретиться с красивым, умным и интеллигентным
парнем, приходите в субботу в 12 часов дня к метро Невский проспект. На
мне будут надеты - синие спортивные штаны с надписью Россия.
- Оранжевые носки.
- Черные ботинки.
- Белая рубашка.
- Галстук-бабочка.
- Черная вязаная шапочка.
- В левой руке у меня будет удочка.
- В правой ведро.
- В нем будет плавать карась.
- Его зовут Вася.
- Он ручной.
Последнюю фразу говоривший прохрипел уже лежа на полу, пытаясь набрать в
легкие воздуха. К этому времени мы все там уже лежали. В этот момент
открывается дверь, и входит Серега. Он одет в синие спортивные штаны,
черные туфли, бежевую рубашку с длинными рукавами (комары ведь!!!), в
черную вязаную шапочку. В левой руке у него удочка, в правой ведро со
здоровенным карасем...
Занавес!!!!
Жена моя работает в магазине всяческих товаров. В отделе игрушек
продаются куклы Барби и к ним отдельным набором идет одежда. Надо
одежку-то тоже куда-нибудь выставить. И решает продавец повесить на
брелочки в виде скелетиков, а они как раз под один размер с Барбюшками.
И заходят в магазин две девочки, одна видит эти "вешалочки" и другой так
с придыханием говорит:
- Смотри, скелет Барби продают 8-[--]!!!
- Ух ты, а у меня такого еще нет 8-[---]!!!
Ну есть же Барби-стюардесса, Барби-спортсменка и т.д. Почему бы не быть
и Барби-скелету??? ;-))
Историю рассказал мой друг. Заранее извиняюсь за непристойное выражение,
но оно как раз и есть соль рассказа.
Мы живем в Германии и предприятие, где работает мой друг,
интернациональное, т.е. тут и турки, и итальянцы, и греки, в общем,
кого только нет.
В общем, одному маленькому веселому итальянцу Пеппи очень нравятся
русские ругательства, которые он произносит к месту и не к месту и
абсолютно без акцента. Как-то раз он стоял в компании русскоговорящих,
мимо проходил коллега-француз (не имеющий никакого понятия о русском
мате). Поздоровавшись с ним, Пеппи выдал бессмертную фразу:
- Поцелуй мой х**!
На что француз, ни о чем не подозревая, отвечает на немецком:
- keine Zeit! (нет времени!)

Все русские просто упали.
По поводу перлов от господ - журналистов. Теперь они наших девушек
обидели, а ведь, наверное, ничего плохого сказать не хотели.

http://ej.ru/026/life/05karelia/index.html

«Из карельских красот финнов интересуют, пожалуй, только девушки
(как-никак в этом году жительница Петрозаводска Светлана Королева была
удостоена звания Мисс Россия). Все остальное у них точно такое же,
только ухоженное…»
Лучшая история за 11.08:
Живёт такой парень...
Все от мала до велика зовут его по имени -Слава. Вот уже пятнадцать лет он работает водителем автобуса по маршруту от нашего села до города. По пути следования автобуса четыре села, Славу знают все. Слава широкой души человек. За эти годы он выполнил сотни просьб: передать посылку студенту в город, проследить за ребенком, если он едет в гости к бабушке один, заплатить кредит в городе, купить лекарство итд. Он веселый и компанейский. Скромный.

Со Славой мы познакомились много лет назад . Тогда у нас с Саней (мой муж,инвалид первой группы ) не было машины и мы только приехали из больницы. Нужно было продолжать лечение, а для этого нужно было несколько раз в неделю ездить в город. С деньгами тогда туго было, такси читать дальше
Рейтинг@Mail.ru