Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Анекдоты о любви

Анекдоты, афоризмы и истории о любви и влюбленных.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Упорядочить по: дате | сумме
Шампанское на Старый Новый год

Посвящается Ирине З.

После новогодних праздников на работе все были вялые, даже говорили с трудом. Вера подумывала в пятницу отгул взять, или хотя бы уйти пораньше, а тут оказалось ― Рамиль приехал! Из фирмы по обслуживанию оборудования. Весь день Вера с удовольствием наблюдала, как он работал ― уверенно и аккуратно. В конце дня подошёл документы подписывать.
― Завтра Старый Новый год, ― сказал Рамиль.
― Да, ― согласилась Вера, ― а ещё суббота, очень удачно.
― Как будешь праздновать?
― Ну как… Это у вас там, в Казани, разгуляево, а у нас городок тихий. Оливье нарежу и у телевизора посижу, а то что-то вымоталась я за эти праздники. Хочешь ― в гости приходи.
― Во сколько?
― Что во сколько?
― Во сколько приходить?
― Ко мне? ― Вера изумленно и растеряно уставилась на Рамиля, ― Тебе же сейчас в Казань ехать надо.
― Завтра снова сюда приеду. Бешеной собаке семь вёрст не крюк. Это поговорка такая, русская. Но если неудобно, ты скажи. Я не хочу, чтобы было неудобно.
― В пять, ― выдавила из себя Вера. ― Приходи в пять. Адрес записать?
― Я знаю где ты живешь, ― ответил Рамиль, тем самым добив Веру окончательно.

Личная жизнь у Веры не складывалась. Хотя мужики на неё посматривали, и она их не чуралась. Так что приключения были, раз в год в Геленджике уж непременно, но ничего путного не выходило. А ведь у каждой подруги по мужу, у кого и по второму. И дети у всех.
― Ничего, ― успокаивала себя Вера, ― сейчас и в сорок рожают, и в пятьдесят. Ой, в пятьдесят-то не хотелось бы.
Местные алкоголики все разобраны, надежда только на иногородних. На комбинат много кто приезжал, но чаще всего на сезон, или вообще в командировку, то есть, временно. И это снова приключение, а не жизнь. Большинство ещё и женатые, а с женатыми Вера зареклась ― больше ни-ни. Итак уж, восемь лет коту под хвост. Даром что в Москве, ну и за границу немножко поездили. В столице Вера осталась после института и возвращаться в родной Нево́лжск не планировала. Примчалась, когда мама заболела, тяжело заболела. И вскоре отошла, отмучилась. Вера и не знала сколько бы ей рыдать в пустой квартире, но стали приходить люди, с детства знакомые. Во всех скорбных заботах помогли. Поминки проходили тепло и без лишней тоски, маме бы понравилось. Даже начальство с комбината своим присутствием одарило. Прямо на поминках предложили Вере остаться, зря что ли учиться отправляли.
― Что там тебе, в этой Москве-то? А мы большие деньги на реконструкцию очистных получили. Оборудование берём по последнему слову, и финское берём, и немецкое по лицензии, казанского производства. Будешь лабораторией заведовать.
― Ух ты, очистные, как хорошо-то. Так что, не будет больше комбинат людей травить?
― Рыб. В смысле, воду будем очищать. А воздух-то нормальный, фильтры меняем регулярно, чего жаловаться-то...
― Да что вы говорите такое…
― Это ты сейчас с Москвы приехала, а поживёшь чуток, вспомнишь и обвыкнешься. Опять же, очистные будем и дальше развивать, ты этим и займёшься как раз, подумай, перспективы отличные. И зарплата сейчас не как раньше, а каждый месяц, верно говорю, земляки?
― Верно, раньше ещё хуже было, ― донеслось с разных концов поминального стола.
Решение Вера не сразу приняла, вначале с документами возилась, вещи разбирала, с подругами общалась, кто вернулся или не уезжал. Потом подумала ― действительно, что её в Москве ждёт? Съёмная квартира и давка в метро. А здесь остаться ― быть дальше от него, того самого. Чем дальше, тем лучше. Опять же, кто она в столице ― пылинка, что есть, что нет, никто не заметит. А здесь ― завлаб, со всех сторон уважение. Зарплата, правда, одинаковая, но до работы пешком, жилье своё, да ещё огород мамин, уедешь так пропадет. Про оборудование не соврали, в самом деле современное, удобное, не хуже московского. Благодаря оборудованию она и с Рамилем познакомилась, он был в бригаде наладчиков, на все вопросы отвечал кратко и точно. Со всеми бы так. Запуск лаборатории отмечали помпезно ― с шампанским, телевидением и начальством, местным и казанским.
― Хорошо бы именно вас, Рамиль, присылали на гарантийное обслуживание, ― сказала тогда Вера.
― Так шепните моему директору, а я с удовольствием, ― с улыбкой ответил Рамиль.
К начальству Вера тогда подойти постеснялась, но обслуживание поручили Рамилю, и он стал приезжать каждые три месяца. Случись чего ― можно было вызвать экстренно, но ничего не ломалось, а жаль, думала иногда Вера. Подруги, Ирка с Ямвикой, что-то учуяли и давай подначивать:
― Твой приехал!
― Так уж и мой, скажете тоже, ― отнекивался Вера. Может ей поначалу Рамиль не сильно-то и нравился, сейчас уже не вспомнить, ― он ведь женатый, небось.
― А ты спроси!
― Да не буду я спрашивать.
Подруги, однако, сами всё разузнали, доложили ― свободен!
― Тоже знаете ли… Мужику под сорок, из себя видный, руки золотые. И не женат. Странно как-то.
Ирка с Ямвикой только охали и дурой обзывали, ну а Вере-то что делать? Рамиль как-то всё о работе, легко с ним, это правда, но ведь проверит, наладит и в Казань укатит. А у Веры тем временем Геленджик, где о Рамиле можно и не думать. Всё равно ничего не дождёшься. Однако, дождала́сь. Неожиданно. И приятно.
С утра Вера побежала за продуктами. Продавщица, фамилия её была Пахомова, училась когда-то в параллельном классе. Нынче у неё центнер лишнего веса, трое детей и муж Борька.
― Шпрот сколько банок-то ― две?
― Две. А икра сильно солёная?
― Консерва же, где мне знать, чё там в ёй. Вроде, никто взад не приносил. Одну?
― Одну. И вот ещё… Шампанского бутылку.
― Во, классно-то, у нас всяко есть: и краснодарское со скидкой, и просекко, это из Италии, но без скидки.
― А настоящее, французское? Шампанское ведь только французское может быть.
― Да ты чё, бутылка-то больше пяти тыщ! Оно тебе надо? Да и нет у нас. Хотя…
― Есть?
― Блин, была бутылка, я её обратно-то отписала, раз не берёт никто. Щас найду, да где ж она… А вот, чё я говорила, пять четыреста! Обзывается ― Драппиер, чисто Франция. Одна бутылка и осталась, таких, кстати, нигде больше нет, не возят их больше-то.
― Правильно говорить: Драпье.
― И чё теперь? Пять четыреста! Другому всю зиму не просыхать на такие де́нюжки. Берёшь?!
― Да.
― Ох, у московских свои привычки! Или на комбинате вдруг премию дали?
― Ага. Как раз ― пять четыреста.
― Ежели так… Девки калякали, Рамилька-то в город зачастил… Профилактику делает, де потрогает, де подмажет.
― Заткнись, Пахомова.
― Молчу! Полный рот воды! Мандарины-то бу́дёшь брать? Жранья́ много не быва́т, я тебе новый ящик-то открою, ради такого дела…
С платьем и кружевным бельем Вера определилась ещё с вечера. А сейчас ― кухня. Вроде всё продумано и рассчитано, но время летит предательски быстро, уже почти четыре! Вдруг Вера охнула ― шампанское она мало того, что забыла в холодильник убрать, так ещё и возле батареи поставила. Что делать? Морозилка рыбой забита, разморозишь ― пропадёт. Хорошо хоть зима и мороз подходящий, и снега за ночь намело. Вера жила на первом этаже, балкона у неё не было. Набросив пуховик, она выбежала на улицу, поглядела вокруг, особо пристально ― на балкон Петра Семеновича, и быстрым движение сунула бутылку в сугроб. И бегом домой, в душ и к зеркалу, к зеркалу.
Звонок прозвенел минут на пять раньше назначенного времени. Да ничего, Вера уже была в полном боевом облачении. Пальто Рамиля показалось ей мокрым.
― Споткнулся тут. И в сугроб. ― смущенно объяснил Рамиль, ― Салям! Со Старым Новым!
― И тебя, ― улыбнулась Вера. ― Раздевайся, проходи, здесь вот ванная, я жду тебя в гостиной.
Рамиль вошёл в комнату, снова смущенно улыбнулся и перед тем, как сесть, поставил на стол бутылку французского шампанского «Драпье».
― Ой, а про шампанское-то я забыла! ― всплеснула руками Вера.
― Так вот, как раз. Французское, настоящее. Друг посоветовал именно такое, он с французами работает. Я и купил.
― В каком смысле «купил»? ― настороженно спросила Вера. Не узнать эту бутылку было невозможно.
― Ну как… В магазине. Но в хорошем, там палёнку не держат, ― сказал Рамиль, глядя на Веру честными глазами. Это был не розыгрыш. Это была ложь. У Веры похолодело внутри.
― А этикетка мокренькая чего-то.
― Так мы же с ней в сугробе лежали, ― рассмеялся Рамиль.
― Ах да, я помню, в сугробе, ― Вера попыталась взять себя в руки. ― Извини, я забыла спросить, что ты ешь, а что не ешь.
― Я всё ем, ― радостно отозвался Рамиль.
― По тебе не скажешь, ― заметила Вера, вспомнив, как летом он приезжал в обтягивающей футболке, с кубиками пресса. ― А я чуть зазеваюсь и сразу вес набирается.
― Ты очень красивая, ― сказал Рамиль.
― Вот как… Ладно, оливье с говядиной, яйца со шпротами, помидоры вот, сама закатывала, тут, как видишь, бутерброды с икрой, рыбка красная. Угощайся. И будет ещё пирог с капустой. Как бы, на горячее.
― Восторг! С чего начать?
― С чего хочешь. Начни с оливье.
― Отлично. Но сначала шампанское открою. Тебе же нравится такое?
― Нравится, ― кивнула Вера, закусив губу.
Какое-то время сидели молча. Рамиль ел, а Вера держала в руках бокал и не знала, что сказать. Потом зачем-то спросила:
― А почему ты не с семьей в праздник? ― прозвучало как-то зло. Но Рамиль не заметил.
― К родителям я на Новый год заезжал. Жены у меня нет, давно уже, развелись.
― А дети?
― Сын. Ему тринадцать. По воскресеньям общаемся.
― А зачем с женой развёлся? ― Вере не нравился тон, которым она задавала вопросы.
― Лучше спросить: зачем женился? ― не сразу ответил Рамиль, ― Она меня с армии дождалась. Мы гуляли-то перед призывом недели две. А она два года ждала. Я гордый ходил, у всех пацанов по-другому было. Потому и женился. Стали жить. Потом сын родился. А работа у меня всегда была в разъездах. С годами как-то стал понимать, что домой не хочется. Пока сын маленький был, конечно, к нему тянуло. А как подрос ― в компьютер уткнулся, отцу рад или не рад ― не понять. А жена только про деньги, других тем как будто нет. Ну да, согласен, денег всегда не хватает, но не воровать же идти. Я сколько мог зарабатывал, побольше других. И на себя не тратил. За лето на рыбалку если два разу схожу, то уже хорошо. Ремонт делал, по выходным ещё подрабатывал. А жена мне ― вот, я же тебя дождалась, а ты спиннинг купил. Я… один раз спиннинг купил, хороший и недорого. Как будто, ждать парня с армии это подвиг. Если любишь, то ждёшь. А если не любишь так и…
Рамиль замолчал, наполнил бокалы шампанским. Он был сильно взволнован.
― Нашла себе бизнесмена, сейчас с ним живет. Но меня заранее предупредила, чтобы без обид, по-честному. Я не возражал. Как живет ― не знаю, сын приходит― я не спрашиваю. Да и не спросишь, он как зайдет, сразу в компьютер и сидит там часами.
― Хочешь ещё салата? ― спросила Вера.
― Да. Вообще я оливье не очень… Моя… Ну, раньше в оливье всегда колбаса и морковка, а у тебя ничего такого нет и вкусно, очень.
― Я всё же химик, умею смешивать, ― Вера хотела улыбнуться, но получилось как-то вымучено.
― А я инженер-механик. И автоматику тоже знаю. Мне вообще-то не положено на гарантийное обслуживание ездить, это я директора упросил, чтобы тебя видеть.
― Меня? ― удивилась Вера. ― Что же ты раньше ничего не говорил? Ведь без малого два года знакомы.
― Сказали, что у тебя был кто-то.
― Кто сказал?
― Женщины.
― Хм… Странно. Но допустим. А что эти женщины сейчас говорят? Что у меня нет никого?
― Я не знаю, что сказать, ― взгляд Рамиля на мгновение стал по детски несчастным. ― Хотя нет, знаю, извини. Для меня каждый приезд в Нево́лжск, как праздник. Тебя увижу, и всё сразу иначе.
Как-то правильно и хорошо. Наверно, это неожиданно прозвучит. Точнее, наоборот. Или… Но не важно уже. Выходи за меня замуж, пожалуйста.

Веру била мелкая дрожь. Она пыталась глубоко вздохнуть, вздох получался прерывистым.
Вера смотрела на Рамиля и видела золотую фольгу стоящего между ними шампанского.
Зачем же он так, ну зачем. Лучше бы наелся и в койку потащил, да она бы только за. Утром встал и уехал, и ни о чем думать не надо, увидимся ещё ― хорошо, не увидимся и ладно. А он вон чего, на улице нашёл и к женщине пришёл, предложение делать. На всю жизнь, на всю жизнь с этой вот бутылкой. И что же мне теперь, что же, что...
― Ты… ― слова давались с трудом, ― ты не мог бы сейчас… уйти.
― Я что-то не так сделал? ― глухо спросил Рамиль.
― Нет, нет. Дело не в тебе… Как в таких случаях говорят, ты хороший, добрый, умный, замечательный. Но я прошу тебя уйти. Дело во мне, конечно, во мне, я не знаю, может в маме немножко, хотя причём тут мама, уходи, очень тебя прошу, пожалуйста. И забери с собой эту бутылку.
― Там уже нет ничего, ― сказал Рамиль, вставая.
― Тем более.

Вера вышла в прихожую, смотреть, как он одевается.
― Хочешь, я тебе в дорогу пирог заверну.
― Я не люблю капусту, ― ответил Рамиль и ушёл.

Закрыв за ним дверь, Вера вернулась в комнату, выключила свет. Стала видна улица, там снова была метель. Вера включила телевизор, ― давали новогоднюю программу, ― и, взяв мамин плед, свернулась под ним калачиком на диване.

Январь тянулся ещё долго. Февраль был побыстрее. Первого марта в небесной канцелярии как будто посмотрели календарь: ярко засветило солнце и всё стремительно стало таять. Никто не помнил такого тёплого первого дня весны. На работу Вера шла в зимних сапогах, обратно было впору надевать резиновые. У подъезда образовывалась огромная лужа, Вера пыталась её обойти по ещё нерастаявшим островкам снега, с острыми краями в чёрных крапинках. Отовсюду вылезал наружу мусор, накиданный за зиму с балконов ― окурки, презервативы, фантики, блеснула на солнце золотая фольга.
Стоп! Фольга?! Наступив в лужу, Вера нагнулась и вытащила из-под снега бутылку французского шампанского «Драпье». Этикетка тут же отвалилась, но не узнать эту бутылку было невозможно.
― Ой, ― сказала Вера.
Войдя в квартиру, она первым делом скинула промокшие насквозь сапоги, надела сухие носочки. Потом долго сидела на диване, пытаясь собраться с мыслями. Собравшись, взяла телефон и набрала номер.
― Что-то сломалось? ― спокойным голосом спросил Рамиль.
― Нет, оборудование в порядке. Я не по этому звоню. Дело в том, что… Ты не мог бы повторить вопрос?
― Так сломалось или нет?
― Ой, не про то. Знаешь, КВН когда показывают, там у них есть «разминка». Команде надо на вопрос ответить, а они, чтобы время-то потянуть, просят вопрос повторить.
― Я не смотрел.
― Если ты повторишь, что спрашивал у меня на Старый Новый год, то я отвечу: да, согласна.
Молчание было долгим, а потом очень долгим. Вера понимала, что ей лучше ничего не говорить и прошептала: «Слышишь?»
― По телефону неправильно, ― наконец отозвался Рамиль, ― Я возвращаюсь в Казань к длинным выходным, и восьмого марта приеду к тебе.
― Прекрасный подарок, ― тихо сказала Вера.
― Что? Не расслышал.
― Я буду ждать. Про капусту помню, а какой пирог твой любимый?
― Хм… Балиш с курагой.
― Вот такой и спеку.
― Ты умеешь?
― Я научусь.

©2021
До 30-хх годов XX века кефир можно было попробовать и попить только в одном месте - на Кавказе.
Затем он распространился по всей России и миру. Об обстоятельствах распространения рассказывает любопытная история, которую выдают за истинную.

Пересказываю своими словами, как помню, прошу прощения за возможные неточности:

В 1930-хх, когда Микоян поехал в США перенимать опыт производства колбас и привёз оттуда купленные производственные линии, когда активно строились предприятия и заводы, СССР активно поднимался, руководство страны намеревалось также развернуть в Москве технологию производства кавказского напитка "кефир", который, как говорили его пробовавшие, очень вкусен и полезен.
Развёртыванию производства мешал один факт - была неизвестна технология производства кефира. Как его готовить - было совершенно непонятно. Понятно, что из молока.. Понятно, что это продукт брожения молока.. Но сколько ни пытались его приготовить, получалось что-то не то.

Кефир тогда на Кавказе готовили и продавали карачаевцы. Продавали всем желающим и в любых количествах, хоть вёдрами уноси. А толку.. Хранится он два-три дня, готовить то его как блин?!
Секрет грибка карачаевцы держали при себе. На любые посулы и предложения продать отвечали отказом. Зачем продавать дойную корову, если можно продавать молоко годами?

В Москве подумали. Организовали операцию по захвату кефирного грибка)
Направили на Кавказ, в Карачаево-Черкесию, молодую симпатичную девушку-технолога, недавнюю выпускницу пищевого техникума. Девушку спёрли в невесты, похитили.

Найти тех, кто украл, было несложно. Повязали несколько человек и закрыли, сообщив в ауле, из которого были родом похищенные, что намереваются предъявить обвинение по статье УК "Похищение человека".
Через некоторое время в отдел пришли старейшины аула, 80-90-летние деды в папахах с газырями и попросили отпустить молодёжь - мол, да, дураки, да накосячили, просим отпустить на первый раз.
Конечно отпустим. Кефирные грибки принесите нам, пожалуйста, и расскажите всё подробно, тогда отпустим, конечно, что мы, звери, всё понимаем - любовь, все дела.. Но и вы нас поймите, нас задолбало ездить к вам и покупать у вас кефир, хотим делать и продавать сами.

Кефирный грибок чекистам передали. Задержанных освободили. Девушка-технолог вернулась в Москву, участвовать в проекте по созданию кефирного производства.
Чуть позже в столице появился на каждом углу кефир и рекламные транспаранты: "Пейте кефир, это вкусно и полезно".
Одиночество - это когда ты никого не любишь и никто об этом не догадывается
- Ты чего такая грустная?
- Потому что люблю тебя.
- Ну и что же тут грустного? Ты любишь меня, я люблю тебя. Я счастлив!
- Ты-то, конечно, счастлив, я же - лапочка. А ты - чмо.
- Ты когда-нибудь испытывал любовь?
- Да, но время испытаний мне, походу, дали плацебо.
Любовь - это когда ты трезвый и бухой звонишь одной и той же бабе.
Неважно, насколько глупа девушка, важно, чтобы парень, поглядев на нее, стал еще глупее.
Одним любовное сердцебиение бьет по кошельку, другим по печени, остальным — трахает мозги
Жена моего друга обладает очень красивой фигурой с параметрами 100 - 65- 95. Но при этом девушка крайне строгих правил, даже в рамках семьи - поход в душ в её восприятии - штука строго индивидуальная, не терпящая чужого вмешательства.
В связи с этим мой друг один из немногих, кто с нетерпением ждет летнего отключения горячей воды - ибо в эти 2 недели он имеет возможность лично намыливать стоящую в тазике супругу и поливать её теплой водой из ковшика:)))
Знаменитый ядерщик, президент Академии наук СССР Анатолий Петрович Александров был обаятельным светским человеком. Он умел бесподобно развлечь женское общество рассказами о своей бурной молодости.

Однажды Александров поведал дамам, как в годы гражданской войны, пробираясь в Киев, попал в плен к красным.

— Меня повели на расстрел, но комиссарша успела влюбиться в меня без памяти и помогла бежать.

— Поразительно! — воскликнули дамы.

— Ничего поразительного, — остановила их брюнетка бальзаковского возраста. — Это я была той комиссаршей.

И добавила прокуренным голосом:

— Но теперь, Анатолий Петрович, вам от меня не уйти!
Самые крепкие семьи не всегда создаются по любви, иногда это случается по глупости.
Испортить романтические отношения легко. Достаточно их официально оформить.
© Тигран Бабаян
Смотрю - идёт пара: беременная с большим животом и с ней мужчина - с таким же. - Вот - думаю - молодец мужик! Я слышал про совместные _роды_, но не каждый мужчина решится на совместную _беременность_, чтобы морально поддержать любимую!
6
Каждая женщина заслуживает, чтобы её любили больше, чем она того заслуживает.
Женщина-ягодка даже не в лучший свой день — изюминка.
Любовь похожая на сон
(из песни)

Вы, конечно, слышали о Лене Пенкиной, девушке без сна? О ней писали в медицинских журналах. Хотя имени не называли. Так что я лучше расскажу. О ней и сразу о Жоре, ведь они теперь вместе, и по отдельности рассказывать никак нельзя.
Первые шестнадцать лет медицина Пенкиной не интересовалась. Родители любили Лену, училась она хорошо, но по мере взросления, засыпала все труднее и спала всё меньше. Но школу смогла закончить с медалью, и поступила в Энергетический институт, видимо, был запас. Со второго курса ушла, вначале в академический, по здоровью, а потом и совсем. Лена перестала спать. Ночью она, в лучшем случае, дремала, пару раз по часику, почти не отключаясь. Родители в ужасе искали лучших врачей. Один доктор прописал пить красные таблетки, второй их же категорически запретил. Оба сходились только в одном — перед сном нужна физическая нагрузка на свежем воздухе. Лена стала бегать. Легкая, стройная, с очень большим сердцем, бегала она с удовольствием. А потренировавшись с год, уставала от бега не более, чем иной человек от неспешной ходьбы, а кто-то и от сидения перед телевизором. Могла бегать часами, но, увы, бессонница не перестала её мучить.Лена выигрывала городские марафоны, один за другим, больше же почти ничего не могла делать — читать, считать, всё было через силу. Призовых на жизнь не хватало, она пыталась работать курьером, чтобы не брать деньги родителей, но забывала адреса и прибегала обратно со всеми бумагами. На майские праздники Лена победила в супермарафоне, организованном газовой компанией, и получила в награду однокомнатную квартиру. Родители боялись её отпускать, но она настояла. Получив ключи, Лена легла на полу пустой, зато собственной квартиры и — О, чудо! — заснула! Утром приехали родители и двоюродная тётя, знаток фэншуя. Они привезли мебель, руководили грузчиками и сборщиками, расставляли всё по местам. Кровать Лены оказалось у другой стены, не там, где она спала первую ночь. И сон не пришёл. Не пришёл и на следующую ночь. В отчаянии, Лена передвинула кровать на старое место и снова заснула. Но радость была преждевременной, следующей ночью Лена не спала, а за стенкой, очень, видимо, тонкой, полночи занимались любовью. Лена лежала и плакала, ей тоже хотелось любви, семьи, детей, хотелось быть нормальной.
Родители просили её вернуться, Лена отказывалась. В новой квартире, не каждую ночь, но всё-таки иногда удавалось заснуть. К тому же, рядом был парк, недавно открытый. Со скамеек, однако, уже слезла краска, на дорожках образовались вечные лужи, но Лене парк нравился. Она бегала в нём каждый день, много часов, ни о чем не думая. Однажды обогнала другого бегуна — крупного неуклюжего парня и вдруг почувствовала, что могла бы уснуть прямо сейчас, прямо на бегу. Удивлённая, Лена пробежала круг, снова обогнала того парня, и ощущение, странное, но приятное, повторилось. Тогда Лена села на скамейку и стала ждать, когда неуклюжий пробежит мимо. Он пробежал,и Лена заснула. Сон был мимолетный, но она и такому была рада. С тех пор, приходя в парк, Лена первым делом искала этого человека. К сожалению, он бегал только по субботам. Этот день недели был теперь для Лены самым желанным. Она засыпала на скамейке, когда парень подбегал, просыпалась, когда он удалялся. Иной раз Лена бросалась вдогонку, обгоняла и поджидала на другой скамейке, чтобы успеть поспать несколько раз за круг. В ожидании субботы Лена переживала, что парень может больше и не появиться, уж больно он не подходил для бега по комплекции — широкое туловище, длинные мощные руки и короткие, слегка кривоватые ноги. Но парень тренировки не пропускал и бегал, медленно и тяжело. А в один из субботних вечеров случилась так, что её бегун прервал бег и сел на скамейку рядом с Леной, совсем близко.
— Шнурок развязался, — объяснил он смущённо.
Но Лена не слышала его слов. Её глаза уже были закрыты, тело расслаблено, в глубоком сне прижалась она к плечу незнакомого мужчины. Жора, а это был именно он, три часа просидел не шевелясь, боясь разбудить девушку. Возможно, сидел бы и дольше, но подошёл охранник—предупредить, что парк закрывается. Впрочем, эти часы Жора провёл не без пользы. Впервые он глубоко задумался о своей работе. Жора продавал кирпичи. Пришёл к этому не сразу, когда-то пытался заниматься наукой, но институт сдали в аренду, ученых разогнали. Продавать кирпичи было трудно: платили мало, а рюкзак с образцами был очень тяжел. Многие вообще не открывали Жоре дверь, ругались не глядя. И Жора придумал испечь маленькие кирпичики, похожие на большие. Тогда либо таскать будет легче, либо образцов с собой можно взять больше. Там же, на скамейке, Жора продумал как изготовить форму, замесить массу и настроить духовку. Забегая вперед, скажу, что идея оказалось удачной. Нет, Жора не начал продавать больше кирпичей, но люди стали покупать у него эти самые кирпичики. Кто-то брал просто так, кто-то для игрушечного домика, другие затыкали в стенах дыры между большими кирпичами. Настоящий же прорыв случился, когда вдруг возникла мода дарить кирпичики молодоженам, на счастье. Заказы посыпались со всех сторон. Жора основал ООО "Кирпичик", купил заброшенный завод и наладил там производство.
Но всё это будет потом, а сейчас Лена и Жора прощались у ворот парка.
— Мне пора домой, к жене, — сказал Жора.
— Я понимаю. Спасибо,— ответила Лена. — Ой, у вас шнурки развязались. А я побегаю ещё.
Лена побежала по улице, почти не касаясь разогретого летним солнцем асфальта. Она бегала всю ночь, не чувствуя усталости и смеясь встречному ветру. Ранним утром, в первой открывшейся пекарне, Лена купила два круассана и с аппетитом позавтракала.
С тех пор они здоровались. Конечно, Лене очень хотелось,чтобы Жора снова присел рядом, но она стеснялась просить.
Как-то они встретились во дворе и выяснили, что живут в одном доме, но в разных парадных.
— А этаж какой? — спросила Лена и зажмурилась, так ей хотелось, чтобы Жора сказал "двадцать третий".
— Двадцать третий, — сказал Жора.
Теперь Лена понимала, что в её счастливые ночи у стенки соседней квартиры спит Жора. А в несчастливые у стенки лежит его жена. Или собака. Хотя вряд ли у него есть собака. Только жена.
Минула пара месяцев, а может лет, не важно уже, и эта самая жена заявила Жоре, что хочет стать стюардессой и с пилотом ему изменить. После развода Жора напился, устроил дебош и три дня провёл в полиции. А в субботу был выкуплен оттуда бухгалтером ООО "Кирпичик". Освободившись, Жора, как есть, немытый и небритый, отправился искать Лену. Нашел её у входа в парк.
— Я развёлся, — сказал Жора. — Пойдём ко мне?
— Лучше побежим, — ответила Лена.
В лифте Жора обнял её и прижал к себе. Пока поднимались до двадцать третьего, Лена успела подремать. В квартире она отправила Жору мыться, сама прибралась на скорую руку, постелила чистое, разделась и легла. Жора вышел из ванны, и они немедленно занялись любовью. Потом уснули в обнимку, счастливые, проспали часов пять. Проснулись от голода. Лена вспомнила, что у неё есть два круассана и заливное в холодильнике.
— Жалко, что стена мешает, так бы не пришлось одеваться и через улицу идти. — сказала Лена, потягиваясь.
Жора намотал на кулак ремень и с первого удара пробил в стене дыру. Потом они разобрали проём, подкрепились, пропылесосили, снова занялись любовью и после спали уже до самого понедельника.
И больше не расставались. Лена спит каждую ночь, Жора за этим следит. Конечно, когда родился Юрочка, режим сбился, но ненадолго. Мальчик рос спокойным, даже позволял маме учиться — Лена восстановилась в институте. А по окончании пошла в аспирантуру, но не сразу,ведь к тому времени родилась Светочка и оказалась много бойчее брата — полгода не давала Лене спать, впрочем, ей ли привыкать. В аспирантуре Лена с успехом защитилась по теме: "Замена многополюсных разъединителей на упругие соединители". Работу отметили дипломами международных выставок. Но внедрение идёт медленно. А вот прогрессивные страны: Новая Зеландия, Дания и Фарерские острова уже запустили программу по замене всех разъединителей на соединители в течение десяти лет.
Жорин завод работает, спрос устойчивый. Есть и новое перспективное направление: ООО "НАНОКИРПИЧ". А ещё Жора купил крупнейший в стране комбинат железобетонных оснований. Так что если где столкнетесь с железобетонным основанием — знайте, скорее всего оно Жорино.
Живут Жора и Лена в просторном доме, целиком построенном из маленьких кирпичиков.
Ну вот, вроде всё и рассказал, что ещё добавить... Ах да, Лена ждёт третьего ребенка, готовится к марафону для беременных, старт — послезавтра.
Думаю — победит.

2020 г.
Ещё в школе когда учился дружил с одной девченкой мне тогда ещё 16 не исполнилсь а ей уже 20 стукнуло.Я на вид выглядел старше своих лет.У неё родители ушли в театр а мы к не музыку слушать. А там чтото в театре несрослось и они пришли раньшеНу а мы на диване сидим в наушниках в обнимку Кайф и вдруг за плечо ктото трогает. Я глаза открываю а передо мной мужик стоит и улыбается. Верка тоже увидела и ей неудобно да и мне тоже.
Мамаша заходит
-Ну молодой человек пойдёмте чайку попьём да и познакомимся
Я представился ....Денис
А её папаша сразу тут рюмками загремел
Уселись за стол Налили в рюмки водки .Папа налил себе и мне а бабам вина
- Ну за знакомство
Папа рюмку поднял а я ещё водки никогда не пил. Вот и пришлось первый раз в жизни водку выпить.Какая гадость
И сразу как то стало весело а папа ещё наливает.
-Ну по второй
Я рюмку поднял ну думаю хаха сейчас под стол свалюсь.
А тут Верка подошла и у меня рюмку забрала
-Хвати ему и одной
Папа повозмущялся и выпил без меня
-Ну Денис чем занимаешься
-Учусь
- А где
- В школе в 10 классе
Видели бы вы их рожи они так растерялиськак будто человечков зелёных увидели
А тут ещё Верка
-Ребёнка напоили вас привлечь надо родители.
Вижу неудобно стало и я засобирался уходить
Когда уходил Верка шепнула
-Прикольно получилось
Потом она мне рассказывала что родители пилили постоянно. Что с малолеткой связалась.
Почти десять лет назад разыгралась при мне готовая миниатюра.

Холл старенькой, сталинской постройки ещё, двухэтажной городской больнички. Всюду бедность, и лепнина на потолке. Навестить больного приехала его родня, четыре человека: жена, дочь с мужем и пузатый громкогласый и требовательный крепыш-внук.
Сам больной - крепкий, но в послеоперационном состоянии и чуть оплывший от возраста, дед лет семидесяти. Перебирает в пакете принесённые супругой вещи. Супруга - его ровесница. Но если обычно старухи крепче своих мужей, то здесь обратный случай. Когда-то вострая и живая, с любопытствующим носиком, бойкими руками и острым язычком, теперь она лишь неудачно, но с прежним натиском старается быть ранешней - боевой и командной. А головушка и тело, увы, подводят. Их полушутливая перебранка - бодрящейся бабки и озорного некогда старика - вызывает улыбки в небольшом холле и заставляет чуть-чуть краснеть остальных взрослых членов семьи. Старуха покрикивает на своего спутника жизни и объясняет, как ему надо лечиться. А тот, с непередаваемой, стяжённой за долгие совместные годы жизни душевной теплотой, пользуясь более ясным умом, по мелочи подкалывает многолетнюю vis-а-vis.
Внезапно дед, шебурша в принесённом имуществе, не обнаруживает чего-то важного: может, сменного белья, может, ещё чего. Деланно сурово глядя на спутницу жизни, он говорит:
- Что, командирша, просьба-то где?
- Ой!.. - Отвечает дребезжащий, но волевой голос. - Стара стала. Прости. Головушка-то не работает.
В глазах больного вдруг мелькают озорные искорки, и язвительный голосок супруга объявляет:
- От-та! Мол, как восьмой десяток, так и поглупела! Да ты ж всегда такая была. Сколько тебя помню - дурилка несусветная.
- Что?!
Несмотря на немного наигранную хилость, бабке такого два раза повторять не надо.
- Ты ж!.. Уж... Ожил, что ли? - и старая колко смотрит во внешне непричастное лицо оппонента. - На-ко ж! Оправился!
- Нет, ну вот ты сама посуди, - продолжает рискованную игру дед, - ну разве кто умная за меня за такого замуж пойдёт?
- Нет. - Отрезает бабка. Её женская сущность этими словами удовлетворена полностью. - Нужен ты кому такой. Стирай за тобой.
- Во-от... А я что говорю? Когда я ошибался-то?
И дед состраивает умилённо-умудрённую рожу.
До старой доходит. Она начинает возмущённо хватать ртом воздух, но слов - а это самое тяжёлое для женщины - у неё не находится.

Мне смешно. Я выхожу из маленького холла на морозный утренний воздух. В глазах почему-то щиплет. Наверное это ветер. Господи! Сотвори нас всех любящими.
- Как у тебя обстоят дела с молодой женой?
- Прекрасно, она влюблена в меня без памяти!
- А ты не врёшь?
- Честно, она в постели каждый раз называет меня другим именем...
СИЛА ЛЮБВИ
(основано на реальном событии)

— Привет, это Синюхин.
— Алё? Кто это? А, Синюхин. Я поняла, да. Ну, привет. Чего так рано-то?
— Полдень уже. Пойдем, посидим где-нибудь. В кафе?
— Не, не хочу в людное место. И вообще, жарко сегодня, солнце, вон, шпарит.
— Пойдем на пляж?
— На пляже вообще людей овердофига. Сейчас бы на лесном озере чилить, в тишине, без мусора... Знаешь такое?
— Знаю. Можно поехать. Не знаю на чём. Моя машина не проедет.
— Вау, так моя по-любому проедет. Точнее — папина машина. Огромный внедорожник! Как раз из ремонта его получишь, а то уже ругаются. Я им позвоню, пиши адрес.

С Ксенией Синюхин познакомился в нотариальной конторе. Она пришла туда что-то оформлять и ждала назначенного времени. Синюхину у нотариуса оформлять было нечего, он зашёл ради симпатичной помощницы, но её не оказалось на месте. Из тех, кто был, Синюхину понравилась Ксения, живенькая юная брюнетка с множеством браслетиков на тонких загорелых руках. Он подсел к ней и предложил познакомиться. Ксения не возражала, ей было скучно в очереди. Вечер у неё был занят, договорились, что Синюхин позвонит на следующий день.

В мастерской Синюхина подвели к огромному Шевроле Суборбану, занимавшую половину площадки перед боксами. Машина сама открылась.
— На ключ реагирует, — пояснил мастер, — на вот, держи ключ. Значит, тут у нас полный порядок, всё проверили, всё работает. Да и что ему сделается. Серьёзный аппарат. Жрёт только до фига.
— Это сколько? — спросил Синюхин.
— Ну, по городу все двадцать пять.
— А чего так много?
— Так бронированный же. Считай, что танк, — ухмыльнулся мастер. — На нём только по минному полю зайцев гонять.
Синюхин открыл невероятно толстую дверь и уселся в мягкое, удобное кресло. С интересом осмотрел приборы.
— Ты раньше-то водил такие? — спросил мастер.
— Танки? Нет, только БТР.
— Ну, смотри, не поцарапай. Сам знаешь, чья тачка.

К машине Синюхин приноровился быстро. На заправке купил букетик, бутылку белого вина, воды и закусок. В указанном месте подождал Ксению. Она опоздала всего на четверть часа, пришла с пляжным полотенцем, в коротких шортах, одетых, как показалось Синюхину, прямо на закрытый купальник. Синюхин вручил Ксении букет и с чувством поцеловал в щеку. Ксения хмыкнула. Они двинулись в путь, девушка включила громкую музыку и всю дорогу пританцовывала в кресле. Проехав полсотни километров, Синюхин свернул с шоссе на чуть заметную тропу, после чего они долго двигались по лесу, пересекая размытые ручьями низины.
— Обратно-то дорогу найдешь? — спросила Ксения, сделав музыку потише. Озабоченной она не выглядела.
— Найду, — кивнул Синюхин. — Слушай, в мастерской сказали, что я папу твоего должен знать. Он кто? Какой-то известный человек?
Ксения, назвала фамилию, пожав плечами. Фамилия показалось Синюхину смутно знакомой. Дальше расспрашивать он не стал. Между деревьями показалось озеро. Маленькое и красивое. Съехав по песчаной дюне, Синюхин поставил Суборбан у самой воды.
— Ух ты, топчик! — Ксения вышла из машины и грациозно потянулась всем телом, — И микропляжик имеется. Как называется?
— Озеро Ксюшное.
— Ксюшное? Лайк тебе, Синюхин.
— Вино будешь?
— Буду. А шняжка есть какая-нибудь?
Синюхин открыл багажник, разворошил пакет с едой и начал открывать бутылку карманным ножиком.
— Ветчина, маслины, крекеры... Фу... Не зожно! — Ксения наморщила носик, — Ну ладно, мы ж природе в самое лоно заехали. Музыку включим?
— Ты вроде хотела в тишине чилить, — улыбнулся Синюхин.
— Ну, я не громко.
Пили из горлышка, Синюхин — пару глотков, Ксения всё остальное. Про вилки Синюхин тоже забыл, ели руками, труднее всего было с маслинами.
— Будем купаться без шмотья! — заявила Ксения, расстегивая шорты.
Синюхин, понятно, не возражал. Девушка нравилась ему всё больше и не терпелось посмотреть, как там у неё всё устроено. Ксения разделась и пошла к воде. Прекрасна, как Афродита с татушками, — поэтично подумал Синюхин. Все вещи были сложены в машине. Голый Синюхин посмотрел на ключ и задумался.
— Машину закрой обязательно! — крикнула ему Ксения из озера. — А то как-то у нас всё стырили, в таком же месте. А у меня там мобильник и ценные фенечки.
Синюхин отошёл от автомобиля на пару шагов — замки щелкнули, стёкла, толщиной с ладонь, поднялись, — и руками, пахнущими ветчиной, закопал ключ в песок под корягой. Потом побежал догонять девушку.
Ксения плыла уверенным кролем.
— Куда это она пьяная, не догнать же, — забеспокоился Синюхин, — ишь как рассекает, занималась, наверное.
Они встретились на середине озера и поцеловались с разгона. На другом, заболоченном берегу, Ксении не понравилось. Повсюду в озеро били со дна родники, вода над ними была холодная, Синюхин предложил искать тёплые места ближе к берегу. Ксения то подплывала и обнимала Синюхина, то вдруг ускользала от него в воде. В порывах нежности Синюхин раньше не называл девушек "рыбками", но в данном случае ничего другого в голову и не приходило.

Мельком взглянув на машину, Синюхин разглядел какую-то собаку, даже не собаку, а лису. Животное рылось под корягой, где был спрятан ключ. Синюхин почувствовал недоброе и заспешил на берег.
— Ты куда? — окликнула его девушка.
— Да там лиса.
— Какая лиса?
— Из леса.
Завидев человека, рыжая неприятность скрылась в кустах. Синюхин подбежал к коряге — зверюга успела выкопать несколько ямок. Синюхин бросился их перекапывать. Ключа не было. Не было его и вокруг.
— Что случилось? — спросила подошедшая Ксения, голая и стройная.
— Лиса ключ похитила.
— Съела?!
— Вряд ли. Задевала куда-то. Может песком где присыпало. Или в траве не виден. Надо искать.
— И не открыть теперь? Попандос... Ой, ну давай искать.
Синюхин разбил территорию вокруг коряги на квадраты поиска. Самые сложные, где надо было просеивать песок руками, взял себе.
— Ключик, ключик, найдись, пожалуйста, маленький, зараза такая, — приговаривала Ксения, на четвереньках ползая по траве.
Искали долго. Но тщетно.
— Но мы же его найдем, скажи мне, найдем ведь?
— Найдем, — как можно уверенней отвечал Синюхин.
— А где же мы его найдем? Его же нет нигде. Мы уже по второму разу ищем. Ой, меня комар укусил. Скоро нас комары сожрут. Мы же голые вообще. Синюхин! Мы все умрем! Давай стекло выбьем? Вон, камни есть, большие. Разбей стекло, а?
— Не получится. Машина ведь бронированная, сама знаешь. На ней можно по минному полю зайцев гонять.
— Каких ещё зайцев? То лиса, то зайцы, то комары. Ну открывайся же! — Ксения стукнула несколько раз ладонью по стеклу и заплакала, — Пожалуйста, придумай что-нибудь!
— Ну, до деревни тут километра четыре, — начал вслух размышлять Синюхин, не прекращая поиски, — босиком сложно, но я дойду. Позвоню другу, он заедет к твоему отцу за вторым ключом, потом к нам. А я, если машины в деревне не найду, вернусь пешком, принесу одежду и... — Синюхин осекся, увидев изумленный взгляд Ксении, — хм... ну да, отец твой тоже, наверное, приедет. Я бы приехал, как тут иначе...
— Я своего отца никогда не видела, — сказала девушка, вытирая слёзы ладонью, — у меня только мама и бабушка.
— Но ты же говорила, что машина — папина.
Ксения вздохнула, и с какой-то взрослой досадой в голосе объяснила:
— Папика. Машина папика. Он с твоего друга вначале кожу живьем снимет, потом спросит зачем приходил, а после за нас примется.
Синюхин наконец вспомнил, где слышал эту фамилию.
— Погоди, он же, вроде, сидит.
— Да всё уже, вышел. Вернулся в Госдуму.
— Значит, нет второго ключа, ну и ладно, — продолжил размышления Синюхин, — Знаю я одного рукастого, любую тачку откроет. Если не сидит, конечно. И не в Госдуме.
— Что же я за дура такая! — Ксения уже рыдала, — Мне же эту машину просто продать надо было. А мне покататься захотелось! Блин... Сделай же что-нибудь, ты же мужчина!
— Ну, если как мужчина, то сейчас я могу сделать только одно. — Синюхин встал перед Ксенией и крепко поцеловал её в соленые от слёз губы.
— Ты с ума сошёл?
— Я без ума от тебя.
— Ой! — Ксения опустила глаза и убедилась в твердости синюхинских намерений. — Но ведь даже постелить нечего. А песок пыльный, фу.
— А мы на крыше.
— На крыше?!
— Там места много. Давай ополоснемся и наверх, там тепло, солнце нагрело.

Крыша Суборбана действительно оказалась просторной и теплой, но слегка скользкой для мокрых тел.
— Ты, если что, — шептал Синюхин среди подготовительных поцелуев, — за рейлинги хватайся.
— Что?.. Что такое... рейлинги?
— Да уже не важно.
В общем-то худощавый Синюхин действовал столь решительно и энергично, что многотонный автомобиль раскачивался всё сильнее и сильнее, войдя, судя по всему, в резонанс. Подпрыгивающая верхняя палуба веселила Ксению, они и постанывала, и заливалась хохотом и пыталась узнать, не проломят ли они крышу, ведь ей ещё продавать...
Вдруг снизу раздался сильный щелчок.
— Слышал?
— Да.
— Замки?!
Синюхин мигом слетел вниз и дёрнул ручку — дверь открылась!
— Вау! — выдохнула Ксения с крыши — Очешуенно! Прямо оргазм какой-то. Из серии хё фёст тайм. Помоги слезть.
Спустившись, она открыла заднюю дверь и, почему-то, первым делом натянула шорты.
— А чего замки открылись-то?
Синюхин задумчиво пожал голыми плечами.
— Может лиса нас услышала и пришла поглазеть?
— И ключ с собой принесла?
— А ключ у неё в зубах застрял.
— Всё должно быть проще, — рассудительно заговорил Синюхин. — Ключ где-то совсем рядом. Он на границе зоны открытия. Когда я раскачал машину...
— Мы раскачали!
— Мы раскачали, всё как-то сместилось и сигнал прошёл. Ключ... возле колеса! Одного из колёс. Под машиной, мы ведь там и не смотрели. Вроде в багажнике фонарик был.
— Большой и толстый, — подтвердила Ксения.
Взяв фонарь, Синюхин полез под Субурбан.
— Ты бы хоть постелил что-нибудь, там ведь шишки — заботливо подсказала девушка.
— Ничего, я привык уже, — отозвался Синюхин, а через полминуты крикнул — Эврика!
Он выкатился из под машины и, вскочив на ноги, как чемпионский кубок поднял над головой ключ. Ксения, радостно завизжав, бросилась ему на шею. Они весело закружились и плюхнулись в озеро.
— Ключ не замочил? — испугалась девушка.
— Ключ сух! — с гордостью констатировал Синюхин, — А вот шорты твои намокли.
— Да по фигу, — отозвалась Ксения и тут же их стянула. — Мы должны важное дело закончить.
— Точнее не скажешь, — согласился Синюхин. — Ну, полезай.
— Куда?
— На крышу.
— Да какую ещё крышу, — рассмеялась девушка. Она вернулась к машине и стала возиться с задними креслами, — Тут же такой траходром можно разложить. Так, держи полотенце. Где этот рычажок? Вот рычажок. Вот хорошо как. Мягонько. Залезай сюда. Дай полотенце, ой нет, мокрое. Ты смотри тут аккуратней, не напачкай, мне же продавать. Ну, иди ко мне, иди. Машинку продам — куплю себе шубу лисью. Рыжую-прерыжую. Из лисы. Из ли-сы-из-ле-са...

©СергейОК, 2020 г
- Так тяжело найти любовь!
- Это ты ещё работу не искала...
Не наживи себе врага, или мужская солидарность

В 1943 году в одном из полков знаменитой 23 армии ( по сути стояла на линии фронта с Финляндией и не вела активных боевых действий) служил в звании старшего сержанта молодой писарь. По мере рабочей необходимости постоянно перемещался по расположению части, и имел несколько больше свободы, чем прочие солдаты. У писаря была зазноба - медсестра. Боев нет, из работы разве что дизентерия да продуктов достать ( с учетом блокады Ленинграда с питанием нередко была напряженка). Поэтому времени побыть вдвоем у них было немало. Да и роман протекал как то не по фронтовому - не было ощущения, что сегодня- последний день жизни. В связи с тем, что на других участках фронта бои шли без перерыва, из состава армии постоянно "вытаскивали" те или иные подразделения, иногда - конкретных офицеров. В одну из таких перестановок в полк был переведен новый начполка. Осмотрев позиции, новое начальство сразу положило глаз на медсестру. Быстро выяснив, кто его конкурент, начполка попросил комдива перевести "талантливого и образованного парня" в штаб дивизии - тоже писарем. В связи с обстановкой людей с красивым почерком и 10 полными классами образования было мало, поэтому начдив сразу согласился. Но писарь продолжал наведываться в полк по рабочим вопросам, и отношения с зазнобой не прекращались. Кроме того - они оба были холостые, а начполка имел в тылу жену и пару детей. Но - когда враг не наступает, хочется "гульнуть". Поэтому при поездке в штаб армии комполка начал на все лады расхваливать нашего писаря. В итоге "товар" быстро нашел "купца" в рамках штаба. А намек на то, что писарь отлично пишет, но проводит слишком много времени в разъездах, был понят правильно - после перевода писарь был завален работой по самое не балуйся. Так пролетел 43, начался 44 год. Писарь, с трудом выпросив полдня свободы, съездил в полк и обнаружил свою зазнобу с командиром. Разговор не вышел, но уже после возвращения нарочный передал ему записку, где было описано, как начальник её фактически вынудил в сожительству. Осознав ситуацию, писарь начал думать думу, как быть. Вернуться в полк было невозможно по многим причинам, да и что солдат может сделать с целый майором? Написать жалобу - тоже не вариант, про его семью он не знал, да и кто знает, чем это обернется - армия стоит без движения, дел у начальства мало...
Прошло ещё несколько месяцев и тут по всему фронту началось наступление. Майор тот был на передовой, получил подполковника, но только вот загадка - не считая пары медалек - ни одной награды начполка не получил. Наградных на него было - куча. Даже к ордену красного знамени представляли. Но - ничего. Бои были тяжелые, практически до конца войны, и стоявший до этого без дела полк попал в самое пекло. Времени о наградах думать не было, тем более что комдив подписал ему все наградные- и тут уже исключительно вопрос времени. Только уже в апреле 45 начполка решил наградить свою ППЖ орденом - но снова приказа о награждении не последовало! Комполка лично поехал в штаб армии разбираться. И к своему удивлению в наградном отделе встретил нашего писаря, который ко всему прочему стал фактически руководителем наградного отдела (ответственный офицер был чьим-то сынком и часто отсутствовал). Разговора не вышло - писарь твердо заявлял, что все листы, которые к ним попадали, он исправно отправляет наверх в штаб фронта, а уж как там решают, ему не ведомо. Ну а дальше - а что дальше?
Про судьбу начполка ничего не известно, про медсестру - тоже. А писарь в 1946 получил дембеля и очень хорошо устроился в Ленинграде, дослужившись аж до секретаря райкома Партии.
Эту историю он рассказал моему знакомому номенклатурщику уже в 70-х, в обмен на его рассказ "как наказать руководство".

P.S. А при чем тут солидарность? Так вот , в наградном отделе армии работал не он один. Но НИКТО его не сдал - более того, носили ему наградные листы с соответствующей фамилией. А он с ними ходил в сортир.

P.S. 2 Морали нет, но если серьезно - не за награды же люди воевали?
Одна девочка вместо мудака влюбилась в хорошего мальчика и напрочь сломала пространственно-временной континуум.
Настоящая любовь - это редкость. Именно поэтому у нас есть алкоголь.
Счастье - это когда тебя любят за то, что ты есть, несмотря на то, что у тебя нихрена нет...
Ещё раз про любовь
Поехал я на свадьбу в один подмосковный городок. Хорошо погуляли а на утро мы с другом отправились домой. На вокзале зашли в буфет. Просим буфетчицу налить по соточке поправится а время 9 утра а продают там водку с 10 . Стали просить буфетчицу и она пошла нам навстречу и налили по соточке. Я попросил пару котлеток на закуску . А она говорит не стоит лучше возьмите с сыром бутерброд а котлетку не надо. Так я и сделал .И тут рассмотрел буфетчицу какие глаза огромные голубые я таких и не видел . Подошел поезд мы уехали в Москву. А через две недели друг на свадьбе которого погуляли пригласил на рыбалку. Он купил новый мотор лодочный .Жена не против и мы поехали на рыбалку ( Я считаю что муж без рыбалки -жена без секса). И вот заходим мы в поезд на вокзале идём по вагону и вдруг я вижу девушку я сразу в ней узнал буфетчицу. Я подошел поздоровался
-Вы меня конечно не узнали
-Нет
-Девушка да ведь вы же меня от смерти спасли два раза
-Вы издеваетесь
-Не это правда было две недели назад вы нам налили по сто и не посоветовали съесть котлетк
Она внимательно посмотрела и вдруг засмеялась
- А я вас действительно вспомнила.
Ну вообщем слово за слово и я не к другу на рыбалку а к ней в гости заехал.
Мы с ней провели такие два дня умирать буду не забуду.
И вот в воскресение вечером собрался домой
-Я на следующие выходные обязательно приеду
И вдруг она мне заявляет
Что она уволилась из буфета и во вторник уезжает к жениху в Сибирь очень далеко
Я очень расстроился но жизнь есть жизнь
Больше я её не видел но вспоминаю очень часто .
Да на такие ноги нужны налоги!
Забавляет, когда перекрашенная блондинка с силиконовыми имплантами груди, ботоксом в губах, липосакцией задницы, пластикой лица, с нарощенными ресницами и накладными ногтями, мечтает о НАСТОЯЩЕЙ любви.
Романтика умирает на глазах с каждым годом: мужчины уже перестали писать длинные письма с признаниями, стреляться на дуэлях, лазить в окна на последний этаж, чтобы подарить букет... Не за горами тот день, когда лайки под фото перестанут ставить.
История 10-ти летней давности.

Мальчику Васе, учащемуся элитной частной гимназии, понравилась девочка Оля. В силу возраста свою симпатию он проявлял классическим методом - дергал за косички, дразнил и присылал на айфон всякие гадости. Девочка Оля, которой мальчик Вася не нравился от слова совсем, пожаловалась своему старшему брату, ученику выпускного класса той же школы. Старший брат не нашел ничего лучшего как надавать Васе подзатыльников параллельно публично его унизив перед одноклассниками. Мальчик Вася, придя домой все рассказал маме, которая дабы не отвлекать сильно занятого папу приехала в школу и устроила скандал. Вызванная в школу мама девочки Оли и её брата встала на их сторону, параллельно капитально проехавшись по всей родне Васи. Мама Васи в отместку сломала зеркала на машине мамы Оли. Мама Оли, позеленев от бешенства полетела на всех парах жаловаться к папе Оли (родители были в разводе), попутно поцарапав 2 машины на парковке офиса своего бывшего мужа. Бывший муж после устроенной в его кабинете полной артистизма сцены с заламыванием рук и истерикой на полу набрал безопаснику, получил от него телефон папы мальчика Васи и спокойно попросил компенсировать зеркала, а так же извиниться за действия своей супруги. Папа Васи, будучи, как выяснилось позже, карманным "решалой" одной влиятельной чиновничьей группы, подробно и четко пояснил, что считает неприемлемыми действия старшего брата девочки Оли, а так же её мамы, и сам требует за это компенсации и извинений, причем немедленных. Разговор переходит на повышенные тона, оппоненты в итоге решают встретиться на нейтральной территории и все обсудить. Папа Оли, будучи обеспеченным бизнесменом, берет с собой безопасника и охрану, папа Васи, про которого мало известно на тот момент, намеренно едет один под прикрытием "невидимой охраны". В результате встречи папа Васи, узнав перечень возможностей папы Оли, извиняется, компенсирует зеркала и дает сверху за моральный ущерб. Папа Оли расслабляет булки и возвращается к работе, папа Васи берет его в плотную разработку получив на это разрешение своих покровителей из чиновников. Через месяц папа Оли уезжает в СИЗО по экономике, безопасник дергает свои связи и в результате подставляет пару действующих старших офицеров, которых так же берут в разработку, один в итоге просто увольняется, второй так же уезжает в СИЗО. Бизнес папы Оли за время заключения аккуратно дербанится чиновниками и конкурентами. Папа Васи получает от своих покровителей бонус в виде хатки в центре, в которую прописывают Васю.
Папа Оли соглашается на сделку, отдает остатки бизнеса, срочно вывозит заграницу семью и сразу после освобождения улетает туда сам.
Ну а как же Вася? Вася получает в школе кличку "рейдер" и начинает пользоваться успехом у девушек из класса постарше.

P.S. Умом Россию не понять, аршином общим не измерить....
Цвет счастья

С Сергеем я познакомился прошлой весной. Изначально нас представили друг другу по деловой части, но мы быстро нашли общий язык по хобби и историческим дискуссиям, поэтому начали общаться вне бизнеса. Через пару недель после знакомства мы пошли прогуляться в парк. Дискуссия была оживленной - обсуждали региональную коррупцию в конце 50-х годов, и оба увлеклись. Выйдя из парка, я посмотрел на ноги и громко выматерился - снег только сошел и все что было под ним, включая горячие и многочисленные приветы от наших четвероногих друзей, было на моих ботинках. Лаковые туфли Сергея так же совсем не отличались чистотой. Но он лишь улыбнулся и даже не стал их чистить. Я удивился, и получил в ответ такую историю:
- Знаешь, кем я был 15 лет назад?
- Да по сути, никем. Мне было 38 лет, я имел живот, начал лысеть, за спиной было 2 бездетных брака с тяжелыми разводами. Никудышная работа, пиво с книгами на диване, снисходительное отношение друзей и все такое.
- Нда, не позавидуешь, конечно. Но ты не ответил, почему не чистишь ботинки:)
- Верно. Так вот, 15 лет назад я пошел вот так же как мы сейчас гулять в парк. Хорошенько поддав пивасика перед этим. Настроение было просто ужасное, с полным ощущением бесперспективности жизни и смысла самого существования.
В какой то момент наступил на это самое дело, поскользнулся а дальше все как у Гайдая. Очнулся - гипс, палата, врачи. Сотрясение мозга, перелом ноги и какой-то там вывих.
Познакомился с медсестрой, на вопрос о профессии сказал в шутку, что специалист по истории Партии. Зацепились языками - оказалось, что у неё папа работал до 1991 года лектором в институте Марксизма-Ленинизма, и часто дискутировал с ней на разные темы. Начали общаться, как выписался - пригласил на свидание, влюбились, свадьба, сейчас уже двое детей подрастают. Квартира в переулках Тверской ей от отца досталась, дача от бабушки, ну и я сам можно сказать расцвел, поменял работу, начал карьеру какую-то делать. Так что для меня это не собачье дерьмо - для меня это ЦВЕТ СЧАСТЬЯ.
Муж-сексолог рассказал жене о женском оргазме. Рассказать-то рассказал, а вот показывать пришлось соседу.
Предупреждаю, что букв будет много, потому нетерпеливым сразу говорю: «До новых встреч!»

Имена и фамилии не меняю, т.к. смысла не вижу. История позитивная.
Все, кто себя узнал – обязательно отпишитесь!

На дворе 1995 год, 8 класс, начало учебного года. 10 человек от нашей школы (в том числе и Ваш покорный слуга) с 3-го по 18 сентября отправляются в Город-герой Одессу в детский центр «Молодая Гвардия» за отличную учёбу. Дружина «Прибрежная», 2-й отряд. 10 нас, 10 чел из Николаева школа №12 и 10 чел из Крового Рога школа №114. Все ровесники. После обеда сидим в отрядной комнате, заполняем анкеты, знакомимся. Вожатые не намного старше нас. Гулак Андрей Александрович сейчас бизнесом в Днепре владеет, Запорожченко Наталья Александровна преподаёт в Белгород-Днестровском.

И тут первая неожиданность: самая красивая девочка в отряде родилась со мной в один день 11 ноября. Катя из Николаева. Фамилию не пишу, так как волею судьбы она полная тёзка белорусской чемпионки европы по бильярду: не хочу, что б была путаница.

Естественно сразу садимся рядом и просто беседуем. Позже выяснится, что самая красивая не только в отряде, а наверное во всей дружине, да нет, во всём детском центре! Стройная, худенькая, высокая, с длинными русыми волосами, а грудь (прошу пардона) как крупные яблоки! Напомню, нам всем в отряде 13-14 лет.

Через два дня торжественное открытие смены, а вечером концерт на летней эстраде. Кульминацией должно было стать выступление дуэта «Свитязь» и салют. Это сейчас я их с удовольствием слушаю, а тогда впервые о них слышал. Вечер, летняя эстрада и сумасшедший ливень! Там навес огромный, но особо не спасает.

Надоело мне мокнуть. Вожатые вместе с «пионерами» колбасятся (танцуют) под какую-то молодую рок-группу. Я подхожу к ним и спрашиваю разрешения уйти в корпус. Кивание головами я принял за согласие; кто ж знал, что они не услышали, а просто кивали в ритме рока…
Пробираюсь к выходу и слышу за спиной голос Кати: «Славка, ты в корпус? Я с тобой! Надоело мокнуть!». Ок.

За навесом такой дождь, что реально больно! В меня раз из пневматики случайно зарядили, не так больно было, а тут реально лупит! Добежали до какой-то беседки. Чуть стихло, начали пробираться к корпусу, но тут начался спор: в какую сторону идти. Я авторитетно заявил, что у меня 1 разряд по спортивному ориентированию, давай за мной. В ответ: «Я второй раз в лагере, всё знаю тут!»

Гусары, никогда не верьте женщинам!
Через пол-часа скитаний мы вообще не понимали где мы! Там территория 80 га. Случайно вышли на так зазываемую малую Потёмкинскую лестницу (не путать с той, что под Дюком) и обалдели. Мы вообще не там. Нужно добавить, что темень и дождь еще идет. Поднялись наверх и оказались на алее любви. Кто был – знает: если парочка под ручку там пройдет – желания исполняются. Только она хз где от лестницы же. Значит и лестница не одна!

Нужно сказать, что с юмором у меня всё ок. Я и протянул руку Кате: «Давай пройдемся и загадаем выбраться отсюда?». Ответ – протянутая рука и улыбка!

Доходим до конца… забор! Аллея не та. Ну идем уже наугад хоть к какому-то строению. Впереди огоньки… Люди, мы их нашли! Подходим ближе: кафе-бар «Риф»! Это значит только одно: мы за территорией (читай: малолетние дезертиры). Единственная идея: у меня в джинсах пару миллионов купонов (привет из 90-х, кто в курсе - понял). Предлагаю зайти чаю попить и согреться. Я то особо не замерз, на мне была при выходе из корпуса отцовская песчанка-афганка с дырочками (звезды и орденские планки сняты), а автомобильные петлицы на месте! Куртка давно уже на женских плечах.

Заходим, а там пусто и приятная музыка. За стойкой мужик в банданке – 100% копия Василия Вирастюка. Кулаки как табуретки. Но приятно улыбается во всё 32.
-Что ребят? Сок? Коктейль?
- Да на бы чаю…
- Присаживайтесь, сделаю.
Приносит 2 чашки и большое кремовое пироженное!

Согрелись! Я иду расплатиться, а в ответ отмашка рукой: «Не нужно, идите гуляйте!» Вау! Ну прям в сказке будто!
Дождь всё идет! И тут понимаю, что нужны конкретные решения! Далеко мы уйти не могли. Наш корпус прям на берегу, потому и «Прибрежный»! Спуститься к морю и идти по береговой линии прям к корпусу.

По мокрому песку идти не реально. Я 2 пары обуви несу в правой руке, левой веду свою спутницу. Вдалеке корпус. Курс верен, кэп!
Подходим, а наш отряд с вожатыми и директором Татьяной Владимировной. Помните эпизод из фильма «9 рота», когда увидев свои вертушки сержант выскочил из укрытия и заорал: «НАШИИИИИИИ!!!!!!»

Но нам там были не рады! Вожатые других отрядов мотались по лагерю в наших поисках. А наш отряд «дрючили во все дыры»!

Через минуту мы с Катей в кабинете директора! На столах листочки с требованием объяснительных. Я возражаю: мы пострадавшая сторона! Мы ничего не нарушили. Подробно всё излагаю.

Услышав про бар и аллею любви мы обречены. Нас собираются отправить домой и сообщить по месту учёбы и в местный райотдел. Катя в слезах. Я авторитетно заявляю, что мне пох…. Не страшно это. У меня мама – завуч в нашей школе и она мне доверяет, а начальник РОВД с моим отцом примерно в одни годы Челябинское училище заканчивали и оба афганцы; я ничего не нарушил, сам могу проблемы создать. Домой – так домой! За Катю обидно. У нее уверенности меньше и проблемы ей этим создать могут.

Я лег спать. Мою кровать окружили все пацаны с вопросами: ты гондон одевал? Ей больно было? Кровь была?

В соседней палате так же Катю допрашивали. Про то, что секса не было никто не верил. Весь пед состав, а тем более «пионеры» были уверены в обратном.

Никуда нас не отправили! Но наказали. Первую неделю мы вечные дежурные по столовой. Накрываем, убираем за отрядом.

Вы думаете, что это наказание? Ха-ха-ха! Что б меня так всю жизнь наказывали! Кормили нас так себе, но мы перезнакомились с молодыми поварами и такими же залетчиками с других отрядов. Но те залётчики – потенциальные уголовники. Но дружили мы с ними тоже. У нас был постоянный доступ к вкуснейшим булочкам, ряжанкам, кефирам, фруктам. Напомню, на дворе голодные 90-е. Наши собратья по отряду получали только положенную маленькую пайку.

На море нам выход был на неделю запрещен, но я не расстроился. У меня родственники в Севастополе и Феодосии и я каждое лето там. Я на пляж у же смотреть не мог. А Катя часто плакала. Она приехала только ради моря.

Неделя прошла. Сидим мы всем отрядом на пляже. Мы с Катей на одном коврике. Подходят наши собратья по столовой. Боже мой. Да один вообще наколками. Не зековскими! Но всё ж. Подошли к нам, поздоровались и обращаются ко всем: «Мы их подписка (типа крыша), кто хоть слово скажет не так – утоплю!» И оба продемонстрировали бицепсы. В столовой нас помнили и всегда подкармливали.

На дискотеку мы не ходили. Лагерь на берегу Одесского залива и там куча пароходов. Я уже тогда знал, что буду поступать в ЧВВМУ, потому готовился и знал МППСС уже в те годы. Кто не в курсе: огоньки на судах имеют определенные обозначения и можно предугадать какой куда идет и что делает. Кате это было интересно.

В день отъезда я еле сдерживался. Мы уезжали на сутки раньше николаевцев. Наши объятия пришлось растягивать вожатими. Мы не хотели уезжать. А когда Николаев проезжали – почти плакал.

Мы поменялись адресами, но Катя не знала своего индекса. Я 2 письма написал в пропасть (через годы узнаю – не дошли). Мне тоже ничего не пришло. Почта Украины работала в 90-е с отрицательной эффективностью. 90% писем не доходили. Кто писал в те годы письма - поймет!

Расстояние в 100 км до Николаева мне казалось пропастью тогда, а Николаев – мегаполисом. Домашних телефонов у нас не было.

Шли годы…… Я закончил школу,училище, университет , уволился в запас в звании кап-лея (служба не пошла), преподавал в морском колледже (в Херсоне), защитил диссертацию……, вернулся в 2010 в Снигиревку, занимаюсь мелким бизнесом.

И тут в мою жизнь пришли соцсети! Я зарегистрировался в одноклассниках и давай искать однокашников.
На следующий день у меня в заявках дружбы…… Да, угадали!!! Катя! С сообщением: Славка, я тебя 1,5 года тут жду!
У нас уже были семьи и дети! Правда у обоих всё шло к разводу. Нам по 29. На дворе 2011.

Самое интересное: нам скоро обоим 30 лет в один день. И дата 11.11.11)))
Принято решение. 11 ноября я еду в Николаев, мы отмечаем наш общий день рождения, а когда на часах будет 11:11:11 11 часов 11 минут 11 секунд – загадаем что-нибудь.

Я не скрывал от тогда еще жены куда еду. Катя тоже мужу сказала правду сразу.
11 ноября 2011. Я с букетом роз у самолёта на Октябрьском. И… о чудеса. Вон там вдалеке самая красивая девчёнка идет в мою сторону и машет мне!

Мы сидим в хостеле Вояж напротив автовокзала. На столе чай пироженки и телефон с точным временем.
Желания мы не загадали! Профукали мы время. Пока там что-то пищало в виде мелодии будильника….. мы давно уже сами исполняли все наш желания которые и загадывать не пришлось.

Но хэппи-энда не будет! Взрослая жизнь – это не подростковый возраст.
Мы были совершенно другие люди со своими планами, проблемами и убеждениями.

Катя позже снова вышла замуж и уехала к мужу на родину толи в Курск, то ли в Белгород. У нее всё было замечательно и я искренне этому рад.

Спасибо всем, кто дочитал. А я пойду водочки тяпну, чёт на плак-плак потянуло.
Всем добра!
Во дворе на стене трансформаторной будки перед лобовым стеклом одной из машин прочитала: "Костя, пристегнись!!!" Вот она настоящая любовь, а не эти ваши нежности.
Когда я безответно влюбляюсь, то не помогает ничего. Кроме единственного способа: я завожу котёнка, называю его именем парня, в которого безответно влюблена, и всю любовь как рукой снимает за месяц-два. Только вот теперь у меня живут четыре кота: Василий, Алекс, Макс и Лёня.
Заранее скажу, что история нифига не смешная. Просто история из жизни.

Несколько лет назад сидели мы как-то с девочками, болтали, долго обсуждали мужиков и то, какие они все козлы. Вот и Оля говорит:
- Знаете, я уже решила, вот закончу учебу и усыновлю себе ребенка. В мире и так слишком много детей, нуждающихся в любви и ласке, так что незачем мне водится с сомнительными мужиками из-за ребенка, пусть идут они все нах. Усыновлю мальчика, в возрасте до 2 лет и сама буду поднимать, слава богу, зарабатываю прилично.

Идея нам не понравилась, постарались мы её переубедить, не получилось. Тогда Лена, работающая юристом, говорит:
- Знаешь, идея вообще-то неплохая, я тоже одно время интересовалась этим. Процедура очень слишком заебистая, справки, отчеты, проверки, беготня по всяким органам, короче, тебя будут иметь долго и нудно, при чем, разные люди и в разных позах.
- Да, я знаю, ничего, оно стоит того.
- И еще тебе понадобится где-то 20-50 тыщ долларов наличными на вазелин, без этого никак.
- Да нифига! С какого перепугу я должна взятки давать, когда можно всё законно сделать?
- Ну, вообще-то мы не в Финляндии живем, чтобы закон работал, это раз. Во-вторых, не подстластишь, тебе откажут.
- Откажут, я их засужу.
- Смысла нет. У них есть вполне законные основания отказать тебе. Понимаешь, законодательсво старается «уберечь» детей от всяких там мафии, которая занимается органами или рабством, поэтому тебе могут легко отказать, тем более, что у тебя были проблемы с гражданством и в сумме треть года ты проводишь заграницей.

Оля через несколько лет всё равно начала процесс усыновления, а точнее, удочерения, так как в приюте она влюбилась в девочку в возрасте трех лет и позабыла все свои планы на счет младенца. Меня Оля тоже потащила в приют знакомить с девочкой, с аргументом «она же твоя тезка». Мне стал понятен выбор Оли, потому что у девочки был нрав котенка, обожала ластится и прям таяла как мороженое, когда её обнимали и целовали.

Процесс занял полтора года. С родителями моей тезки повезло, мать умерла при родах, отец был жутким пьяницей и был лишен родительских прав. Но всё равно деньги текли как река и в какой-то момент Олечка осталась совсем без копейки. Бросать всё нельзя, там не только деньги не вернут, но и без девочки Оля жизнь себе уже не представляла.

Было еще пару моментов, из-за чего дороги назад уже не было. Девочки начали сильно гнобить в приюте. Оля по доброте своей начала покупать ребенку всякую там няшную одежду, игрушки, куклы. Девочка очень радовалась этим подаркам, из-за чего Оле хотелось покупать всё больше и больше. Но после ухода Оли другие дети силой отбирали эти вещи, а если не могли отобрать, портили как могли. Подруга пыталась поговорить с воспитательницами, с другими детьми, пока наконец не поняла, что подарки лучше оставить до лучших времен. Но даже после этого лучше не стало. Видимо, дети завидовали моей тезке из-за того, что ей повезло больше, скоро у нее будет любящая мама, свой дом, куклы. В принципе их понять можно. Но обижали они девочку сильно. Последнее время Оля приходила из приюта вся заревенная и только и думала о том, как бы девочку побыстрее взять к себе.

Ну а мы что, звери что ли. Собрались друзья, помогли чем могли, кто-то безвозмездно, осознавая цену этого поступка, кто-то в долг, а кто-то под проценты. Бедной Олечке пришлось и из мебели что-то продать.

Но результата достигла. Пропуская все детали, как разные госслужащие старались из пустого места переграды придумать, чтобы не исполнить решение суда, в конце концов отдали девочку Оле.

Банкет мы само с собою, закатили. Отметили такой случай, я лично с восторгом отметила, что завидую упорству своей подруги, так как сама столько не выдержала бы. А Оля обняла девочку и сказала тихо, что она этого стоит.

Хотела бы я на этом закончить историю, да законодательство не разрешает. Приходят раз в 3 месяца, как их называют, социальные работники что ли? Короче, приходят проверять девочку. Ну, естественно получать свою долю. Не дашь, напишут, что с ребенком плохо обращаются и всё, хана, отнимут ребенка. Вот и без вариантов как-то. Первый соцработник хотя бы расспрашивал девочку, как она, что делает, что кушает, бъет ли её мама, проверял комнату ребенка, лекарства, которые она пьет. Потом его перевели в другой район, а на его место прислали какого-то пофигиста. Он ничего не проверяет, девочкой не интересуется, с дверей получает деньги и уходит. Зато у него и такса выше.

Вот так вот. Хотела бы я ещё написать, как мою тезку от вредных привычек отучивали, как она прятала надкушенное яблоко под подушкой и всё остальное, да длинно выходит чересчур. Главное, что Оленька уже забыла, что не сама рожала её. Но как говорится, за всё в мире приходится платить, даже за любовь.
- Сонечка, я люблю вас и готов всё для вас сделать!
- Ну, зачем же всё? Девушке, чтобы чувствовать себя любимой, много не надо. Надо только, чтобы ты её обнимал, целовал, не отрываясь часами смотрел в глаза, хвалил, баловал, говорил, что она худенькая, кормил, покупал платья, возил на машине, помнил, какие её любимые цветы. Стой, ты куда?! Это ещё не всё...
Девушка спрашивает парня:
- А ты будешь меня любить, когда я потолстею?
- Я уже.
Любовь - это когда ты уже протрезвел, а она всё ещё красивая.
Еду в троллейбусе, заходят бабушка с дедушкой. Дедуля начинает поочерёдно трогать все свободные сиденья, а потом как крикнет: "Валя, я нашёл самое тёплое место, иди сюда, садись!" Любооовь.
Как-то сын-первоклассник признался, что влюбился в девочку Машу в классе.
Некоторое время спустя мама Маши поделилась с моей женой секретом, что Маша тоже неравнодушна к моему сыну.
Так вот, на выходные всем классом пошли в поход на день. Я немного наблюдал за влюбленными. И это были самые безразличные друг другу люди.
Место встречи влюблённых — улица, а любящих — дом.
Как я с женой разводился
Получилось так что мы с женой подали на развод. Надоели друг другу ну и что дальше мучаться. И вот суд . Судья то ли спит толи дремлет . Никого не было не с моей стороны а с её подруга ну и дочка. В зале сидели какие то бабки штуки 3 или 4. Судья как обычно поинтересовался не хотим ли мы семью сохранить. А так же спросила с кем будет жить дочь. А так как дочери уже исполнилось 12 судья спросила у неё. И вот тут стало вообще весело. Дочка заявила что хочет жить с отцом . Я так и ох...ел что я с ней делать буду.
Судья тоже видно проснулась
- А почему вы хотите жить не с матерью а с отцом
-На что мы с мамой жить будем .Мама даже не работает
- Но папа будет платить на ваше содержание.
- А я слышала что папа маме сказал что голой в африку отправит. А я не хочу в африку
Судья аж ухмыльнулась
- Всё заседание переносится на 2 недели секретарь вам скажет время
Секретарь назначила время другого заседания через 2 недели .
Но мы на него не пошли и помирились
Вот уже почти 2 года прошло.
Года два назад поехала я в Турцию. Первый раз в жизни одна, без компании. Ну, думаю, все, будет скучно. Но повезло, в первый же день познакомилась в отеле с ровесницей, Катькой зовут. Веселая она была, взбалмошная, любила я с ней время проводить, вместе гуляли, веселились. Катька была красивая русская девушка с темно-русыми волосами. Бывшая балерина, теперь работала ассистенткой директора в одной фирме, куда ее устроил ее любовник. Вот с этим любовником-то она планировала проводить свой отдых, но любовник почему-то опаздывал и Катька заметно нервничала из-за этого. А в остальном… лето, море, солнце, теплые вечера, непривычные блюда, море красивых шмоток, короче, мы с ней не скучали.

И был еще минус, нас очень доставали местные парни. В городе все еще никуда не шло, а вот на пляже… Такое чувство, что все местные приходили на пляж именно на охоту. Вроде у турков туризм существовал, когда мы еще были закрытой страной, вроде должны были уже привыкнуть, насмотреться, ань нет. Мы с Катей уже не знали, что придумать, чтобы спокойно пойти позагорать и купаться. Еще повезло, что у Кати тоже не было намерения знакомиться с кем-то. Мне думалось, что она побаивалась своего любовника, но ее об этом не спрашивала. Вообще я не люблю задавать вопросы о личной жизни чужого человека, поэтому и о Кате знала только то, что она сама мне рассказывала.

И вот пошла я к Кате как-то утром, что бы разбудить ее и вместе пойти на пляж. А она сидит в постели в одной ночнужке и ревет как маленькая. Оказалось, что любовник ее оповестил, что приехать не сможет, т.к. срочные дела.
- Я знаю, он там с этой силиконовой блядью, с Яшкинооооооой… (всхлипы). Этот козел меня специально выслал, чтоб не мешалась под ногамиииии (причитания). Сижу и жду я его, как последняя дура, а он там с Яшкиной кувыркается (мат, проклятия).

Еле успокоила и как профессиональный не-врач, порекомендовала ей пойти на пляж и принять там солнечные-водяные-песковые ванны для успокоения нервов. Пообещала быстрый эффект. Эхх, дурочка же я.

По дороге Катька придумывала, как отомстит любовнику. Варианты были ну слишком фантастические, чтобы их всерьез воспринимать. Ну, вроде, она заплатит инопланетянам, а они украдут ночью Егора Васильевича и выебут его на космическом корабле. Были еще варианты, не менее нереальные и мы вместе угорали просто.

Будучи уже в пляже, планы вендетты с Егора Васильевича плавно перешли на Лену (Яшкину), как к нам подошли двое местных парней. Нагло и нахально сев на краю наших лежаков, один из них, которого звали Али начал свою пикаперскую речь на английском. Катька в основном не понимала, а мне было пофиг. Всем видом показывая, что не слышала о существовании английского языка, ради прикола стала рассматривать подсевшего ко мне парня, Хакана. Иииииии…

У меня слюнки потекли не только во рту. Это был очень, ну прям очень красивый греческий бог. Или турецкий. Неважно. А тело было… хоть намажь сгущенкой и …

Одной только силой воли я заставила себя не смотреть больше на него. Это было трудно, не смотреть. Но я же умница. Повернула голову к Катьке и успокоила дыхание. Только после этого заметила, что грудь Кати как-то неровно поднимается-отпускается. Что это? Неужели Катька тоже?

Нее, не зачарованно. Она смотрела на Хакана с игривым блеском на глазах и не зная ничего, кроме «Хэллоу, хау мач из ит?» на английском, а на турецком тем более ни одного слова, она договаривалась с ним на языке, которое использовалось задолго до появление речи у человека.

Происходящее между этими двоими, видимо привлекло не только мое внимание. Али вдруг заткнулся и уставился на Катю и на Хакана. То, что видела я, видел и он, и не нужно было тут быть доктором наук, чтобы понять происходящее. Выражение лица Али за считанные секунды изменилось с «довольного кота, который хочет еще ласки» на «кота, которого выгнали с любимого места». Видели в инсте фотки «grumpy cat»? Вот точь-в-точь. И сразу же начал наезжать на Хакана (на турецком):
- Ты че, ебал я твою маму в рот, творишь йааа? Куда суешь свою жопу йааа? Ебал я твою пизду, мы же договаривались, что блондинка моя! Тогда че ты…
- Маму не впутывай, еб твою мать! Что я могу сделать, разве я виноват, что она выбрала меня?
- Ничего она не выбирала! Ты сам полез, вонючий бык! Да я знаю тебя и изнутри, и снаружи! Только попробуй еще раз посмотреть на нее, и я сразу расскажу ей, что у тебя «belsoklu».

Я не знала турецкий настолько хорошо, чтоб понять, что такое «belsoklu». Маты знала, да. Это же самое главное в любом языке. Но «belsoklu» нет. Но я видела, что Хакан попал в трудное положение после этой фразы, задумался на пару секунд и дал задний ход:
- Да ладно, че ты так сразу…

Я лежала на лежаке и думала, что мне делать. Хакан хоть и бог и мне очень нравится, но… не нужно мне это, лучше не надо. Плюс ко всему, у него какой-то «belsoklu», хоть я и не знала, что это, но была уверена, что это что-то нехорошее.

- Я уйти хочу – сказала я Катьке.
- Я тоже – ответила она, демонстративно встала и собрала вещи.

Они от нас не отстали. Пошли за нами и тот, которого звали Али, выпытывал у Кати контакты. Хакан пару раз попытался завязать разговор со мной, но увидев мой непонимающий взгляд, отстал. Катя пожаловалась:
- Слушай, ну помоги, а? Мне Хакан нравится и я нравлюсь Хакану, а этот Али прилип как муха и не отстает.
- Они так договорились, типо я Хакану, ты Али и Али скорей Хакана «зарэжет» (наше любимое словцо с Катькей), но тебя не отдаст.
- Тогда пусть оба идут к черту.
- Сделаем.

Пришлось идти на контакт с ребятами (на англиском, конечно же, на турецком не умею разговаривать, да и умея не стала бы, чтоб не палиться), поменялись номерами (черт знает, чьи номера я им продиктовала, ведь не набирали им, под предлогом, что роуминга нет у нас), договорились встретиться вечером, наши имена и отель тоже дала ложные. Самое главное, что от них избавились.

Вернувшись в отель, под восторженные высказывания Катьки о «охуенном Хакане» я зашла в переводчик за словом «belsoklu». Did you mean помог, подсказав «belsoğukluğu», а переводчик выдал слово… «триппер». У меня сердце упало. Среди моих худших ожиданий была импотенция, но о заразе я как-то не подумала. На всякий случай нашла статью «belsoğukluğu» в википедии, поменяла язык на русский и правильно, вышла статья о гонорее.

- Смотри какая отпадная фотка у Хакана на профиле – тыкала мне в нос телефоном Катька.
- Ты написала ему??? – вдруг я осознала, что Катька ведь вообще не в курсе.
- Нет еще – игриво ответила она – не рановато ли? А то он возомнет себя черт знает кем. Пусть подождет.
- Кать. У Хакана триппер.
Не поверила она мне. Пересказала ей их диалог, показала статью в википедии. Не верила и все. «Тебе послышалось», «выдумываешь», «это невозможно» эти ее ответы выдерживали любой мой аргумент. Нужно мне было сказать себе, да какая тебе разница? Пусть делает, что хочет. Да нет, жалко было ее, мой материнский инстинкт хотел ее уберечь от проблем. Поэтому и выдвинула тяжелую артилерию:
- А вдруг Егорчик твой придет, а ты в постели с Хаканом? Будет как в анекдоте?
Ее глаза стали круглыми.
- Он не придет. Он же написал…
- А вдруг он специально? Ну подумай, какой адекватный мужчина отправит любимую, а тем более красивую женщину в Турцию одну? При чем еще благонамеренно предупредив, что я не приду, мол, жарь этих турков, детка, жарь? Если бы он реально не смог бы прийти, он до последнего момента тянул бы, чтоб ты не расслабилась.

Аргумент был железный. Подумала, подумала Катька и согласилась. Думаю, что она его побаивалась. Стала паинкой, а Хакана в шутку стали называть «трипиком».

Мой отпуск закончился раньше. У Катьки оставался еще 2 дня. Попрощавшись и поменявшись контактами, мы расстались. Долгое время от нее не было вести. Больше года. Я ей написала пару раз, она мне ответила как-то слишком холодно. Навязыватся не хотелось.

- Не пей, Иванушка, козленочком станешь.
Не послушался Иванушка Аленушку и…

В этом году весной Катька мне позвонила, будучи в состоянии «ты мой, ик, лучший друг». Я на работе была и целый час в туалете слушала ее причитания сквозь пьяные слезы. Вот, оказывается, что произошло:

После того, как я уехала, Катька, будучи уверенной, что любовник точно не придет, встретилась с Хаканом и провела с ним 2 лучших дня своей жизни. Но Егор Васильевич, как и я догадывалась, был не таким дураком, каковым его считала Катя и по возвращению заставила ее сдать анализы. Результат анализов, очевидный вроде, поверг в шок Катьку, видимо не ожидала, что у нее найдут триппер. Любовник, от которого не удалось скрыть результаты, послал ее на один орган, при чем не на свой и не на музыкальный. На работе змеи, которые давно имели на нее зуб, быстро нашли повод и «слили» ее, узнав, что Егор Васильевич больше не крышует Катью. Оставался всего один берег, к которому можно было еще причалить, это муж (гмм, а он существовал, оказывается), но к сожалению он тоже узнал о триппере (не разобрала, то ли сама проболталась, то ли кто-то настучал). В общем, муж ее тоже покинул. Рухнул ее карточный домик и от веселой Катьки ничего не осталось. Даже голос огрубел. Ради чего, спрашивается? Ведь даже тридцатника нет.

Эхх, Иванушка…
О ЛЮБВИ, ЖЕНСКОЙ И МУЖСКОЙ ДРУЖБЕ И О ТОМ, КАК ЗА ДВУМЯ ЗАЙЦАМИ ПОГОНИШЬСЯ, НИ ОДНОГО НЕ ПОЙМАЕШЬ.

Как-то в пятницу после работы пошли мы с подругой в кофе-шоп послушать живую музыку. Там я заметила одного парня, который мне сразу понравился (что со мной происходит нечасто) и поделилась этой новостью подругой. Подруга посмотрела в ту сторону и хмыкнула, он ей явно не понравился. Парень полноватый, правильные черты лица, немного расплывшие из-за лишнего веса, а главное открытый взгляд и добродушная улыбка, как у ребенка. Я улыбнулась ему и прошла дальше.
Сели мы с подругой, пили кофе, слушали джаз, болтали и тут к нам подошел этот молодой человек с подносом с угощениями. Обрадовалась, если честно, завязалась беседа. Парня звали Алексей, был старше меня лет на 4, работал сразу-не-поняла-кем в какой-то компании. Главное, был приятным, так сказать, светлым человеком и мне нравился. Я немножко флиртовала, но особо не нажимая, потому что парень явно волновался, чуть что терялся, поэтому разговор вели более на дружеской ноте, не забывая, однако, о главном.
Не знаю, сколько прошло, стала замечать, что наш разговор превращается в странный треугольник. Подруга, по принципу должна была в основном молчать, как я пару недель назад, когда к нам подошел один парень с целю познакомится с ней (парень, кстати, был душка, но подруга прекратила переписыватся с ним, как только узнала, что он всего лишь диджей в ночном клубе, типо «несерьезно относится к жизни»). Но тут она стала встревать в разговор, каждый раз перебивая меня, при чем флиртовала ТАК, что третьей лишней оказалась я. Потеряв всякий интерес к разговору я стала в сторонке. Либо это я была усталая после работы, либо аккорды пианино действовали на меня расслабляюще, потому что случись такое со мной в другой раз, закатила бы истерику этой сучке, а тут вообще не хотелось встревать, пусть делает что хочет. Знала я, что он нафиг ей не нужен.
В то же время заметила, что Леша чувствует себя как бы не в своей тарелке, но особого сопротивления к чарам подруги тоже не оказывает. Вот тогда я решила, что если так будет продолжатся, пошлю их обоих нафиг. И продолжила мило улыбатся и кивать в согласие того, что говорят, а сама растворилась в звуках джаза.
Ждать долго не пришлось. Молодой человек встал, извинился, что ему нужно срочно позвонить и вышел. Подруга сидела, как ни в чем не бывало. Подумала я, стоит ли завести разговор, решила, что стоит. И спросила ее тихо, не напрягаясь:
- Он тебе так понравился?
Девушку как будто ужалили. Обернулась, посмотрела мне в глаза и фыркнула:
- Ты что, спятила? Нет, конечно, ты же знаешь, какие парни мне нравятся.
- Тогда че так отчаянно флиртуешь, как будто он последний парень в мире?
- Ничего я не флиртую! Ты что, реально подумала, что мне может понравится такой жирный очкарик? Я на него вообще внимания не обратила!
- Я говорю то, что вижу. И не надо оскорблять людей. Тот факт, что ты в линзах и в стягивающем белье, не дает тебе разрешение для оскорбления.
Фраза попала не в бровь, а в глаз. Она обиделась так, что отвернулась и молчала до тех пор, пока наш Казанова не вернулся. А вернувшись, Леша удивил нас своим поведением. Во-первых, поставил свое кресло так, чтобы сидеть лицом-к-лицу со мной, а для того, чтоб смотреть на подругу, нужно было специально оборачиватся и это было очень неудобно. Во-вторых, почти что перестал разговаривать с подругой, а обращался только ко мне, если и слушал ее, то только из вежливости. Подруга поняла, что оказалось крайней и наконец-то заткнулась. А я не без удовольствия замечу, что провела остаток вечера довольно приятно.
История тут бы и закончилась, если через полгода я случайно не узнала что происходило по ту сторону баррикады.
После того вечера с Лешей мы стали встречатся. Постепенно стали знакомить друг-друга со своими родственниками, друзьями. Через полгода я познакомилась с его бывшым соседом, Владом. Увидев его, поняла, что Леша не переувеличивал, когда говорил, что Влад съел собаку в сердечных делах.
Влад смеясь рассказал мне, что в тот памятный день он должен был встретится с Лешей, что бы вместе познакомится с девушками и этим «помочь другу, у которого было туго в любовном фронте». Но его задержали на работе и пришлось оставить друга на поле боя одного. К счастью, Леша сам познакомился там с двумья девушками.
- И тут он мне звонит и прикинь, грит, что он понравился аж обеим девушкам и он не знает, кого выбрать. Я конечно, не такой дурак, что бы поверить в нераскрытый талант обольщения Лехи и сразу понял, что тут что-то не то. Спрашиваю его, а как ведет себя первая девушка, ну, то есть ты? А он грит, типо, нормально, сидит, улыбается. Я на всякий пожарный уточнил, точно улыбается? Истерику не закатывает? Волосы не рвет подруге? Ну, хотя бы не жалит подругу и не старается ее показать в худшем свете? А он, типо, неет, она спокойно сидит и улыбается. И тут я кричу ему, пи*** ты ***ный, тебя эти хитро***ые б***и ***ли, это же ловушка, Дон Жуан ты не***нный! Они же заранее договорились, что специально будут у друг-друга хахаля уводить, ну, типо, если получится, значит мудак и его нухно послать нах***. А если продержится, то мужыг, надо брать. И ты вот мудак, повелся, вот тебя и пошлют нах***. Забей на вторую и атакуй только первую.
Вот так вот, оказывается. Не стала я Владу объяснять, что не было никакого плана и это все у нас случилось спонтанно. Обидно было аж до слез. Правда, с Лешей помирились позже. Но потом я долго вспоминала эту историю.
А с «подругой» после того вечера в кофе-шопе не общались вообще.

(Извините за то, что получилось длинно.)
Настоящая любовь - это не история Ромео и Джульетты, которые умерли вместе. Это история бабушки и дедушки, которые прожили вместе всю жизнь и состарились вместе.
Ужин с Вероникой

― Так вы любите манго? ― снова спросила Вероника.
Синюхин думал. C манго было сложно.
― Ну почему вы молчите? ― рассмеялась Вероника, ― Такой уж прямо заковыристый вопрос? О боже, вы же никогда не ели манго! Да?
Меж тем мозг Синюхина выхватывал большой отрезок жизни. Без малого два года Синюхин работал чистильщиком манго в гастробаре «Танго и Манго». Ему поручалось кривым ножом отделить кожицу с мякотью от косточки, нарезать кубики и выложить на тарелку. Отправив блюдо в зал, Синюхин обгладывал скользкую косточку, огорчаясь поначалу, что так много срезал. Как-то само собой Синюхин стал оставлять мякоти больше. Особенно у самых сладких и сочных плодов, их Синюхин научился отличать наощупь. Манго притягивало и кормило. Синюхин перестал ужинать и выгнал из дому кота. Когда кубики превратились в квадратики на тонкой желто-зеленой шкурке, Синюхина уволили. Без злобы, даже похвалили, сказав, что продержаться почти два года ― неплохой результат.
Пауза опасно затягивалась, надо было что-то сказать. Вероника нравилась Синюхину. У нее были ямочки на щечках и большие очки. После ужина Синюхин рассчитывал на продолжение.
¬¬― Целиком никогда не ел, ― честно ответил Синюхин, заранее решив не рассказывать подробности.
Но Веронику уже интересовало иное:
― А танго? Вы любите танго?

©СергейОК
9
Эту историю мне рассказала мама.
Где-то в начале 80-х была у нее одна подруга, скажем, Верочка, далеко не красавица, слегка за 30, старая дева по тем меркам, работала судебным секретарем. И как-то раз им еще одно дело о разводе дали. Детей нет. Короче, муж что-то не сделал так, как жена хотела, жена разозлилась, взяла и подала на развод, типо, «я ему еще покажу!». На суде муж как упрашивал, чуть ли не на коленях просил жену не разводиться, да и судья видя абсурдность состояния, тоже пытался втолковать ей, что зря она это все, но жена ни в какую, развожусь и все. А муж, кстати говоря, был видным мужчиной, высокий, широкоплечий, довольно красивый и работал где-то в хорошем месте. Вот в этих судебных заседаниях-то и положила глаз на него наша Верочка. Вдруг стала и одеваться получше, и прическу сделала модную, похорошела. И не зря, оказывается.
Как бы муж не противился, закон есть закон, в конце концов их развели. Но наш страдалец быстро нашел успокоение в объятиях Фемиды прекрасной и как только решение суда вошло в силу, отправил сватов к Верочке.
А жена, теперь уже бывшая, сидела и ждала, когда ее благоверный притащится на задних лапках, будет целовать ее ноги и умолять вернутся. И не дождалась. Прочуяв, что дело неладное, она навела справки и с удивлением узнала, что ее бывшего мужа уже опутала любовными путами и держит крепко «та выдра из суда». Не поленившись, она потащилась в суд и устроила Верочке концерт на весь суд, мол, «уводишь чужих мужей» (трехэтажный мат пропущен). А Верочка не растерялась и спокойно ответила женщине:
- Я с ним была незнакома до того, как вы подали на развод. И между прочим, это ВЫ подали на развод, а он умолял вас не делать этого. Так что, не надо свою вину валить на меня, я у вас мужа не уводила. И если вы сами сейчас не уберетесь отсюда, я вызову охрану.
Охрану звать все-таки пришлось. Дальнейшие преследования, угрозы, жалобы со стороны этой женщины Верочку не испугали и она благополучно вышла замуж за того мужчину. Не знаю, счастливо ли жили они, или нет, но второй развод мужику пережить не пришлось. Умер он несколько лет тому назад от какой-то болезни, то ли язва желудка, то ли что то другое.
А мораль истории такова: Выпендриваться нужно в меру. Всем хорошего :)
Помните диалог из фильма "О чем говорят мужчины" про идеальную встречу с бывшей?

Партнер недавно рассказал:

Во время "школьных лет прекрасных" мне дико нравилась одноклассница - Ленка. Леночка была прекрасна собой, весьма умна, встречалась с солидными мальчиками постарше на несколько лет и прочила себя женой большого человека. На меня она внимания разумеется не обращала. В 80-х я закончил школу, и сразу попал в армию. Мне одновременно повезло и не повезло. Дело в том, что я был скажем мягко- неспортивного телосложения. Дрыщ, задохлик или что то в этом духе. Как выяснилось в последствии, замполит накануне поспорил с зам командира части (на фоне водки и просмотра американского боевика) о "возможности создания сверхчеловека из рядового солдата при должном армейском подходе". Как итог, эти двое, проводя ревизию новоприбывших, выбрали меня из всего отряда "запахов", и передали на воспитание "дедам" под началом прапора. Задача была поставлена очень конкретная - я из "недочеловека" должен был стать "сверхчеловеком". Сил, продуктов и времени не жалеть.
Про этот период своей жизни я стараюсь не вспоминать. Было тяжко- это вот совсем мягко сказано. По сути, мне устроили усиленную подготовку по методе спецназа. Только с уклоном на набор массы и спорт вместо боевых задач.
Деды менялись, но задача оставалась. Зам командира части стал командиром через год. Я был гордостью - спор выигран, но с меня не слезали, ибо начальник хотел идеала. Через 2 года из ворот части вышел реально другой человек - мало что помнивший из школьной программы, но зато с шикарным телом способный поднимать вес больше собственного. Несколько месяцев я перебивался мелкими заработками, ибо в братву идти совершенно не хотелось. А потом случилось главное чудо моей жизни. Бредя домой я увидел толпу гопоты, от которой как мог отбивался какой то мужик. Портфель мужика был уже в их руках, из него выкидывали бумаги прямо на землю. До сих пор не знаю, почему я решил ему помочь- наверное, что то внутри подсказало. Завязалась нешуточная драка- гопников было много, и это был совсем не сериал. Но пара лет армейского воспитания в вышеуказанном формате дали свои результаты - бросив портфель пацаны разбежались. Тут нужно уточнить ещё один момент - мой отец в лохматое время служил во Вьетнаме, выучил язык и периодически занимался со мной, больше ради шутки. Но дети как известно все очень хорошо запоминают. Спасенный мужик не знал ни русского, ни английского - он знал только свой родной вьетнамский. И услышав родную речь, он практически расплакался. Как выяснилось в дальнейшем, он прилетел в Москву на подписание какого-то важнейшего контракта на государственном уровне, после подписания выпил в сауне, и решил пройтись до отеля не смотря на уговоры коллег взять такси или машину из посольства. Подружились мы с ним, короче - отвел его домой, выпили, с мамой познакомил - получилась полнейшая идиллия. И в итоге он мне говорит- полетели со мной, человеком сделаю. Я ему конечно объяснил что он пьян, да и Вьетнам далеко, но он настаивал. И на следующий день уже трезвым звонил, а после машину прислал посольскую. Поехал. Меня встретили, показали посольство, поблагодарили за спасение такого большого человека и реально предложили с ним полететь - место найдут, и все за их счет. С учетом ситуации и полной свободы я решился. Тем более это не служба - всегда можно вернуться. Прошло 2 года, я то что называется в политике, "пришелся ко двору". У мужика было море интересов, и я постепенно пошел в самые разные сферы местной жизни и бизнеса.

В тот знаменательный день шеф вызвал меня к себе на виллу и сказал, что прилетели мои соотечественники заключать большой контракт. Им типа сильно нужно, и нам ( вьетнамцам) нужно нагнать хороших понтов, что бы "ваши" знал себе место и не прогибали наших.

Итого: отель, на входе оцепление, всех пускают только через боковой вход. Мне выделен корпоративный роллс ( не новый но все же не мерседес какой то),сопровождение из мотоциклистов и по договоренности начальник полиции города САМ откроет мне дверь машины (показатель высшей чести и социального уровня).
На входе ожидает делегация наших с пузиками и в красных галстуках. Малиновые пиджаки жара не допускает, но в номерах они висят:)
И тут я вижу ЛЕНКУ. Стоит рядом с главой делегации, мужиком слегка за 50.
"ВОТ ОН, ВЕЛИКИЙ И СУДЬБОНОСНЫЙ МОМЕНТ ИСТОРИИ!" - Так я конечно думал, вылезая из Роллса в открытую начальником полиции дверь.
Но реальность была весьма грустной для меня. Во-первых, Ленка меня не узнала. Вообще. Даже когда представились обе стороны. Во-вторых, у моих красногалстучных соотечественников были деньги и желание покупать много товара. А это не давало возможностей гнуть пальцы и показывать крутость. Более того, мужик Ленки вызвал во мне уважение своим чутьем ситуации и умением принести понты в жертву коммерческому успеху.

Да, конечно на коктейле после переговоров я подошел к ней и напомнил кто я. Был легкий шок, смущенная улыбка и больше ничего. Ленка была счастлива в браке, имела двух детей и была утомлена жаркой для неё страной. Расставшись через полчаса мы больше никогда не виделись - школьная любовь обратилась в прах.

Через 2 года мой патрон пал жертвой внутриполитических интриг, и мы с ним по-доброму расстались. Я перебрался в другую страну, перевез к себе матушку, и, как видишь, неплохо торгую тут вьетнамским ширпотребом:)
ДИСНЕЙЛЕНД

Я заскочил к Виктору на день рождения и мы тихо, по-домашнему выпивали на кухне.
Из коридора послышалось как мама Виктора - очень интеллигентная старушка, позвала к себе в комнату внучку и завела с ней обстоятельный разговор.
Двери в кухню и комнату были приоткрыты, поэтому мы и стали невольными слушателями большого куска беседы:

- …кто ж спорит? Но не все так просто и легко, как бы нам хотелось. Лидочка, я прожила долгую жизнь и знаю о чем говорю, поверь: когда ты попадаешь в Диснейленд, то просто очумеваешь от этой красоты, веселья и разных там, качелей-каруселей. Тебе хочется покататься на всем сразу и без разбора, как в омут с головой, тем более, что у тебя в кармане мультипасс, все развлечения у твоих ног. Но, я умоляю, не спеши бросаться на первый же аттракцион. На самом деле, далеко не все из них так хороши и безопасны, как кажется на первый взгляд, они запросто могут покалечить тебя, или даже убить. Цепи, например, могут оказаться ржавыми, или слишком тонкими. Ну, или сядешь, скажем, на, вроде бы, миленькую лошадку, а она запросто возьмет и сбросит тебя с карусели и размажет по асфальту. Тебе это надо? Я не утверждаю, что все без исключения аттракционы в Диснейленде плохие и опасные, конечно нет, но нужно голову включать, чтобы не пожалеть и не совершить роковую ошибку. Нужно время, чтобы разобраться. Ты меня понимаешь, Лидочка?
- Я понимаю, Бабуля, но ведь Диснейленд работает только один день в жизни - первый, он же и последний. Вот ты приходишь к его открытию, смотришь как люди катаются и веселятся, но ты слоняешься с серьезным лицом и только наблюдаешь: что там на каруселях за цепи? Не тонковаты ли для меня? А вот американские горки, не попаду ли я на них в катастрофу?
А комната страха, не слишком ли она меня испугает?
Но, время уходит, оглянуться не успеешь и уже вечер, Бабушка. Все люди накатались и счастливы, только я одна со своим мультипассом как дура хожу и всё ещё тщательно планирую, выбираю и никак ни на что не решусь. А тут и конец. Играет весёлая музычка и хоп - «наш Диснейленд навсегда закрывается, пожалуйста все на выход. Кто не покатался – мы не виноваты, скажите спасибо вашей бабушке». Ты это мне предлагаешь?
- Ну, не совсем это. Ты катайся потихоньку, только осторожно, как бы это сказать, не сломя голову…

Тут Витя отвлекся от нашего чаепития, сделал удивленные глаза и крикнул:

- Мама! Что значит «катайся потихоньку»?! Вот вы там лихо договорились!

В кухню заглянула Лида, сказала, что подслушивать нехорошо и демонстративно захлопнула дверь.

Я говорю:

- Витя, а что вы Лиду в Диснейленд отправляете?

(Витя поднёс палец к губам и перешёл на шёпот)

- Да, какой там Диснейленд. Так и знал, что маму унесет не в ту степь и она нарвётся на детский мат. Просто Лидочке уже тринадцать и у неё недавно появился пятнадцатилетний мальчик. Вот бабушка и вызвалась провести урок по половому воспитанию, как бы чего не вышло…

Рейтинг@Mail.ru