Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Анекдоты о любви

Упорядочить по: дате | сумме
- Ты меня любишь?
- Конечно, я ведь весь вечер только с тобой танцевал!
- Ну разве это доказательство?
- А ты когда-нибудь видела себя танцующей?
36
Бесит, когда меня спрашивают: "Вы расстались? Прошла любовь, завяли помидоры?".
За своим огородом следи, дачница хренова!
40
По-настоящему любящий мужчина будет стремиться изменить в женщине только её фамилию...
30
- Может займемся любовью?
- Хорошо. Безответная тебя устроит?
1
У заики-Иванова первая девушка Маша сразу стала Мамашей.
40
Разговаривают маленькие мальчик и девочка.
Он: - Я тебя люблю!
Она: - Что, прямо как взрослые?
Он: - Нет, по-настоящему.
Говорят, что у женщин плохая память. Да у них её вообще нет!
Каждые пять минут спрашивают: "Ты меня любишь? Ты меня любишь?"...
И так всю жизнь!
У выдающегося кардиохирурга академика Владимира Андреевича Алмазова в его кабинете в клинике Первого медицинского института стояла склянка с заспиртованным сердцем. Каждый студент знал историю этого сердца. В самом начале 50-х, когда Алмазов был ещё студентом 4-го курса Первого медицинского, в клинику института поступила девушка с подострым септическим эндокардитом. Это страшное заболевание и сейчас даёт большой процент смертности, а тогда...
Её считали безнадёжной. У девушки держалась температура под сорок, сердце отказывало. Её без особых результатов осматривали ведущие профессора и, как водится, вереница интернов. В числе практикантов был один - талантливый и внимательный...
Нет, он не предложил революционного метода лечения эндокардита, он просто влюбился - девушка была очень симпатичной. Стал каждый день наведываться в палату, носил цветы. Умирающая девушка тоже его полюбила. И стала потихоньку выздоравливать.
Они поженились, родили детей, на свою серебряную свадьбу пригласили лечивших её врачей. А когда через много лет она умирала, своё сердце она завещала Первому медицинскому институту. Чтобы помнили - больное сердце лечится сердцем любящим.
Советы психолога.
Вопрос: Девушка, с которой я встречаюсь 7 лет, сказала, что нам нужно расстаться. Я с уважением отнёсся к её выбору, выпил бутылку водки, разбил телефон и ударил кулаком витрину. Подскажите, что мне делать, ведь я её люблю. Антон
Ответ психолога: Антон, Вы должны понимать, что с уходом любимого человека жизнь не заканчивается, а просто становится невыносимой. Вам нужно сменить обстановку. Попробуйте уйти в запой. Продолжайте стремительное путешествие вниз по социальной лестнице. На дне Вас ждут новые встречи, новые знакомства, новые друзья и новая любовь.
В автобусе мне попался счастливый билет. Я его съел, а через десять часов с отравлением попал в больницу, где встретил любовь всей жизни.
Разбито сердце, как бокал,
И смысла нет в дальнейшей жизни!
Я пригласил тебя на бал,
А ты сказала: "Час - три тыщи".
А вы вообще в курсе, что у американцев это принц был лягушкой, которую (которого) поцеловала прекрасная принцесса? Совершенная правда. В англосаксонском варианте земноводное королевского сана было мужчиной. Поэтому западные девушки с детства знают, что необходимо сделать, чтобы заиметь принца в личное пользование.
Изначальная история у братьев Гримм, в 2009 году Дисней снял мультик "The princess and the frog". Почему в русской традиции поменялся пол лягушки на женский? А вы попробуйте сказать: принцесса и... лягух (?)
Жил в соседнем доме мальчик моих лет. Наши папы дружили. А мама у него умерла. Давно. При родах. Когда я его знала, папа его пил. 90-е. Один с ребенком. Зарабатывает мало. Живут бедно. Как не пить. Тогда вообще, как мне кажется, пьяниц больше было. Мальчик зашуганный. С огромными грустными, но очень красивыми глазами и извечными синяками под ними. Не знаю почему. И вот у мальчика день рождения. На празднике еще 2е мальчишек и я с папой. Мальчик счастлив. Он купил приставку и много-много, очень много игр к ней. И книжку с кодами. И в этой приставке для него сейчас вся радость мира. И друзья его, у которых есть мамы и которым вообще, как мальчику кажется, больше повезло по жизни, сейчас ему завидуют. У одного есть приставка, но всего 2 картриджа, а у второго приставки нет, так как родители считают ее вредной. И папа мальчика, который чуть ли не плачет. С утра он не смог встать после вчерашнего, и когда к нему прибежал радостный сын, он отмахнулся от него и сказал "деньги там, иди и купи себе приставку". Мальчик так и сделал. Взял деньги и побежал счастливый в магазин. Купил приставку! И игры! И книги! Все о чем он даже и мечтать не смел. На всю папину зарплату. "Там же были деньги на продукты на праздничный стол! Я рассчитывал, что на оставшиеся после подарка и стола деньги до конца месяца жить будем" - рассказывал папа мальчика моему папе на кухне. "Даже торт купить не на что!" Так вот почему перед походом сюда мы заходили в магазин за тортиком. Самым скромным. Видимо такой и попросили.
Я слушала взрослых, пока ребята пытались выбить комбо в мортал комбат. И понять не могла почему отец мальчика смотрит на своего сына виноватыми глазами. Еще я пыталась представить что бы со мной, в моей любящей, полной семье, сделали за такой проступок. А мальчик счастлив. И плевать ему на какой-то там праздничный стол. Он и на тортик-то потом отвлекся только как на обязательную формальность - и обратно играть и получать удовольствие от того, что первый раз в жизни и он наконец-то может побыть щедрым другом для своих немногочисленных приятелей. А на кухне папа мальчика. Который не может, просто не может отругать своего сына за то, что тот наконец-то счастлив. И мой папа рядом стоит и молчит. А потом вдруг как-то довольно убедительно говорит, что видать мы ошиблись с подарком-книжкой. Надо было игры дарить. А давай он за половину игр деньги отдаст и это вроде бы как мы подарили. Чужой папа делает вид, что поверил, что мой папа недоволен нашим подарком, и соглашается. Наливает рюмку дешевой водки, которую мы купили вместе с тортиком, и выпивает на кухне, пока сын не видит. Я все еще почему-то стою рядом. Ничего не понимаю, но зачем-то запоминаю. И понять не могу, почему кроме такой красивой дорогой книжки папа решил подарить что-то еще.
Любовь — это когда ты трезвая и пьяная звонишь одному и тому же мужчине.
8
- Ты знаешь, только Васе удалось разбудить во мне женщину!
- Еще бы - с таким-то будильником!
А он тебя целует,
Говорит, что любит.
А ты его не помнишь -
Надо же так нажраться!
Люди бывают разные, или история любви

Жила была девушка Маша. Она была из интеллигентной семьи, прилично себя вела и хорошо училась, но при этом была серой мышкой и слыла ботаничкой. Приплюсовав к этому посредственную внешность можно сделать однозначный вывод о том, что особым вниманием Маша в школе не пользовалась.
Дальше был институт и в целом ничего не поменялось. Школьные, да и институтские подруги её не воспринимали как конкурентку в борьбе за внимание мужчин, а так как списывать и пахать на себе она не давала - относились как к пустому месту.
Но вот, однажды, от нечего делать, Маша открыла для себя мир компьютерных игр. Нет, разумеется, раньше она играла - но это были так, мелкие игрушки на 5 минут. А тут...
в общем, ей очень, очень понравилось. Что это была за игра, история умалчивает, но игра была по сети и требовавшая серьезного интеллекта. Маша быстро добилась больших успехов и залезла на профильный форум. Там в основном сидела мужская аудитория, поэтому добиться внимания к себе не представляло большого труда. Ну и понеслась... общение было конечно профильным, но постеппено у Маши появился друг. Отвечал он ей регулярно, но никогда сразу, а иногда мог "молчать" пару дней, хотя было видно что он в сети. Примерно через полгода общения Егор начал переходить на личные темы, Маша тоже была не против, и в целом они друг другу понравились. Договорились встретиться. Егор оказался таким, каким Маша его себе и представляла - просто одетый ботаник в очках, не вылезающий из-за компа. Но по ходу общения выяснилось, что Егор на пару лет старше её, закончил институт и занимается программированием, а в игрушку играет только когда есть свободная минутка или нужно разгрузить мозги. Ребята друг другу понравились.
Маша была образованной девушкой без особых "статусных"требований, Егор - тоже вполне достойно воспитан, и к тому же совершенно далек от мира денег, что особенно нравилось Маше.
Сказал, что живет с мамой, которая работает учительницей и очень любит свою работу.
Молодые люди начали встречаться в реале. Егор был скромен, учтив и все больше и больше нравился Маше. Она никогда не просила его заплатить за себя, считая это неприличным- да и времени они больше проводили на улице, чем сидели по кафе - ибо оба мало бывали на воздухе.
Наконец Егор пригласил Машу домой. Квартира была очень скромной, но Маша обратила внимание на некоторые очень дорогие единичные вещи - супер навороченный кухонный комбайн, что-то экзотическое из фруктов на столе, дорогущие туфли и огромное количество духов на мамином столике.
"Отец помогает",- подумала Маша.
Дальше был вполне достойный секс, романтический ужин, последующее знакомство с мамой и родителями Маши. Егор был принят с натяжкой, но как говорится "на безрыбье..."
Скромная свадьба с минимальным набором гостей и родственников, после которой молодые поселились у Егора.
И вот, уже после свадьбы, гуляя пот центру Москвы, Маша попросила Егора разрешения раздать ему личный вопрос.
"Егор, а эти дорогие вещи у тебя дома, это Вам отец помогает?"
"Нет, это я сам купил, мама сказала, что ей нужно, и я купил"
"В кредит?"
"Нет, просто купил. У меня есть деньги. Кстати, я подумал, мы же все-таки женаты, может ты что-то хочешь?"
"Я стесняюсь, это все же твои деньги."
"Хорошо, давай купим что-нибудь не тебе, а нам."
"Ладно. А что мы можем себе позволить?"
"Ну, я не знаю, чего ты хочешь. Но думаю что из материального - почти все"
" В смысле?"
" Ну хочешь - вот пойдем и купим эту машину".
( Идут мимо Третьяковского проезда)
"ЭТУ?"
"Да, эту. Или тебе другая нравится?"
"Мне? Нравится?..."
Егор завел упиравшуюся Машу в магазин и через полтора часа они уехали оттуда на очень хорошей машине.
А управляющий единственного на тот момент автосалона этой марки в городе второй раз в жизни увидел черную безлимитную карту крупнейшего банка Америки.

Егор оказался компьютерным гуру и основателем нескольких штатовских стартапов, малоизвестных на Родине, а деньги копил на банковском счете - простому компьютерщику они не нужны.

P.S. Парень, который мне это рассказывал, живет по принципу "Если человек не может взять рюкзак, положить в него вещи, и уехать с ним на другую точку света - значит у него серьезные проблемы". Видок у товарища как у редкого обсоса. И если бы я не знал от близких друзей, к чему из известнейших в мире компаний он приложил вою натруженную о клаву руку, то честно говоря засомневался бы в его способностях по жизни.
При том что в паре крупнейших банком мира он имеет инвестиций на сумму в несколько раз превышающую все активы моей семьи.
Виновата не девушка, которая полюбила настоящей любовью мудака, а сам мудак, который не воспользовался последним шансом стать человеком.
Гороскоп для всех знаков Зодиака: если вы влюбились в Скорпиона, то лучше сразу повеситься...
Женщина поздравляет подругу с днём рождения:
- Сначала хотела пожелать тебе счастья, да боюсь сглазить. Потом хотела пожелать тебе денег, да боюсь, что тебя ограбят. Поэтому желаю тебе любви - пусть хоть трахнут...
О ЛЮБВИ

Мой Папа стремительно умирал.
Я вырвался на пару дней из Питера и прилетел, чтобы успеть увидеться и попрощаться.
С трудом узнал и то, только по глазам. На больничной койке сидел худой старик, даже не верилось что это мой могучий Папа и ему всего пятьдесят один…
Мы долго разговаривали о жизни, хотя оба понимали, что о смерти.
В те дни Мама жила прямо там, в палате, рядом с Папой, ночевала на трех стульях, а днем ненадолго прибегала домой, чтобы помыться, сварить и обложить подушками кашку и сразу назад.
В палате Мама всегда была бодра, весела и легкомысленна, шутила даже. Беззвучно плакала только за дверью, когда в умывальнике мыла посуду.
С папиной работы послали сотрудницу с апельсинами, ей поручили проведать и узнать - как там Юрий Васильевич и насколько все у него серьезно?
Тетка вошла, поздоровалась и почти не выдала своего испуга, увидев изменившегося отца.
Через полторы минуты, она поднялась со стула, сказала: «Выздоравливайте, Юрий Васильевич», и попятилась к дверям.
Тут в палату вошла веселая Мама с помытой мисочкой в руках и лицо ее моментально нахмурилось. Мама уничтожающе сверкнула глазами на посетительницу и с металлом в голосе заговорила:
- А вы кто еще такая? Чего приперлась? Стоит жене на секунду выйти, как она тут как тут?! Что смотришь? Глаза твои бесстыжие! А ты чего там лежишь, улыбаешься? Я не посмотрю, что ты больной! Я тут кручусь - верчусь, ночи не сплю, а за моей спиной! Что это еще за фифа? Больной, больной, а, смотрю, не теряешься! Ты прекрасно знаешь - со мной шутки плохи.
А ты еще здесь? Давай отсюда, и чтобы духу твоего больше…

Испуганная тетенька, зачем-то извинилась и, не прощаясь, выскочила в коридор.
Папа улыбнулся одними губами и тихо сказал:

- Мамочка, ну ты что творишь? Это же Ольга из моего отдела.
- А мне хоть Ольга, хоть Галя, нечего их приваживать. По стенке ходит, а туда же. Выпей вот лучше кефирчику, а я пойду предупрежу на вахте, чтобы ее больше сюда не пускали. Все.

Мама подскочила и решительно вышла из палаты.
Я никогда в жизни не видел сцен ревности в исполнении своих родителей и был, мягко говоря, поражен.
На всякий случай выскочил за Мамой в коридор, мало ли что она там натворит в таком состоянии.
В самом конце длинного коридора, Мама догнала растерянную Ольгу и сказала:

- Ради Бога простите меня, но вы должны понять… Передавайте там всем вашим привет и спасибо.
Оля, у меня к вам большая просьба, только не откажите: если сможете, придите к нему еще хотя бы раз. Пожалуйста. Ладно? Только я вас очень прошу, не оттягивайте. Лучше завтра…
Летят минуты, дни, года,
Любовь хернёй была всегда.
Останусь в Новый год один
И буду чистить мандарин...
- Дорогая, останься! Я же так тебя холил и лелеял!
- Лучше бы ты меня так камасутрил!
Думала, что люблю, а оказалось - любила думать.
Любовь - это двигатель внутреннего страдания.
ЛЕСТЕР СИТИ

Андрей и Наташа были на грани развода. Андрей, даже к маме переехал.
И это после двадцати лет брака и пары щекастых школьников за плечами.
Мы с женой всячески пытались их помирить, особенно жена. Увещевали, пытались пристыдить детьми и даже приглашали к нам, чтобы они как бы «случайно» встретились на нашей кухне, а там, может быть…
Но этот фокус так и не удался, как только Андрей еще в коридоре просек, что скоро придет Наташа, он снова обулся, грустно поблагодарил за попытку, и тут же отбыл.
Как-то заходила Наташа, плакала, рассказывала, что она все еще любит Андрея, но вместе они уже не смогут, просто стали совсем разными людьми. Мы жарили попкорн, смотрели кино, а после всего наш Юра уволок тетю Наташу к себе в комнату, он со всеми гостями так поступает. Затащил и давай мучить своим настольным футболом.
Через недельку к нам заглянул Андрей, он рассказывал примерно то же: «Я все еще люблю ее, но мы отдалились и больше не сможем находиться под одной крышей. Даже пробовать не хочу, хватит. Совсем разные мы. И как я все годы этого не замечал?»
Юра, из засады, сквозь стенку почувствовал паузу во взрослых разговорах, тут же пришел и сказал:

- Дядя Андрей, может ко мне? В футбольчик можно поиграть.

Юре на день рождения подарили набор эмблем всех, всех, всех, английских футбольных клубов, около сотни штук, не меньше. И каждый раз перед матчем, он предлагал сопернику выбрать - кем тот хочет быть? Ливерпулем, Манчестером, или еще кем. Потом выбранная эмблема цеплялась за воротами и начинался официальный матч.
Андрей предупредил, что не футболист и даже не болельщик и в клубах, тем более Английских не силен, но Юра не сдавался и заставил выбрать эмблему просто по виду.
Андрей долго, долго перебирал в руках эмблемки, думая совсем о другом, выбрал и «пошла жара».
Юра как всегда выиграл с разгромным счетом «10–2» и был абсолютно счастлив, даже песню из «Квинов» запел.
Когда Андрей ушел, сынок мой сказал:

- Дядя Андрей вообще не умеет играть, его тетя Наташа и то лучше играла, но что самое интересное, они оба выбрали себе один и тот же клуб - Лестер Сити.

Я тут же позвонил Андрею и заорал на него:

- Какие вы к черту разные, когда из целой сотни нелепых картинок, вы не сговариваясь выбрали одну?! Одну, Карл!

После долгой паузы, Андрей только и смог сказать: «Одну»?

…Через неделю Андрей и Наташа пришли к нам с шоколадным тортиком. Похоже они надежно помирились.
Улучив минутку, Наташа отвела моего Юрку в сторонку и тихо попросила:

- Юрасик, ты не мог бы мне по-тихому подарить ту самую футбольную эмблемку, ну, Лестер Сити?

Юра засмеялся и ответил:

- Я бы с удовольствием, но пять минут назад, дядя Андрей ее уже выпросил, и тоже по-тихому…
Любовь по Интернету, что обед по телефону.
Любовь входит в сердце как незваный гость, утверждается там как тиран и покидает его как предатель.
Желая получать в отношениях, в первую очередь думай, что Ты даешь.
- Вы любите свою жену. Я тоже люблю вашу жену. Разве мы не на одной стороне?
Он много подарил бы ей за то, чтобы она любила его не за то, что он ей подарил.
Венерические заболевания сделали для выполнения заповеди «Не прелюбодействуй» гораздо больше, чем общественное мнение и церковь, вместе взятые.
- Я же сказала "нахал", а не "перестань"!
Понять любовь
И всё простить.
Сварить обед
И дальше жить...
Женская любовь - найти самого отмороженного и потом дико страдать по нему.
Из всего, что вечно, самый короткий срок у любви.
Дружба между парнем и девушкой невозможна.
Кто-нибудь из них обязательно влюбится и всё испортит...
Любовь не приходит к идиотам. Ей это не интересно. Она приходит к самодостаточным, уравновешенным личностям — и делает из них идиотов…
37
"За что любить людей? Даже мясо у них невкусное."
Hе по-людски

- Коль, не видел, Соня пришла уже?
- Я думал, уволили ее уже. Говорили же, что очистят от этих ну, это, органы все. Ну после врачей-то.
- Да нет, про нее не слышал пока. Вообще жалко, если попрут. Они с матерью вдвоем, а работает вообще одна Сонька. Хорошая девка. И красивая такая! Прям не скажешь, что евреечка.
- Да ладно, сразу видно, ты что?! Но девка неплохая, всё улыбается. А, может, и притворяется. Они же хитрожопые такие. И все с вывертом, не как у людей. И не волнуйся, не пропадут. У них всегда деньги прижоплены. Ты о себе лучше беспокойся! А что ты ее ищешь-то? Соскучился?
- Да ладно тебе! Степаныч велел к нему прислать. Небось, как раз увольнять и будет.
Соня вошла в кабинет прокурора района, улыбаясь и не ожидая ничего плохого, как любая ее жизнерадостная восемнадцатилетняя ровесница. К тому же она знала, что Василий Степаныч к ней точно хорошо относится, всегда конфетку на стол кладет или яблоко, а иногда даже, шутя, за косу дергает. Называет "лучшая коса Московской прокуратуры". И на занятия в институт всегда отпускает, хотя часто сам по вечерам задерживается. А в праздник Советской Армии, когда весь вечер Соня играла на пианино и пела, даже сам под ее аккомпанемент исполнил "Ничь яка мисячна" и поцеловал Соню в лоб. Ну, он, правда, выпивший был.
- Садись. Как дела твои? Справляешься? А в институте? Курс какой у тебя, всё забываю? Не обижают наши-то? А то фронтовики - народ простой!
Соня поняла, что это - запев, что можно и не отвечать. Он позвал ее за чем-то другим, только пока неясно, зачем.
- Я что тебя позвал-то. Я, ты знаешь, крутить не люблю! Ты - девушка грамотная, ситуация в стране тебе известна. И то, какую неблаговидную роль в ней играют твои, эти, ну как сказать, такие же, как вы, ты то есть... Ну, евреи короче, ты уж извини. Но из песни слов не выкинешь! Я сам не ожидал, даже дружил в школе с некоторыми. Но не об этом речь. В общем, нехорошо, можно сказать, не по-людски, даже по-вражески, как теперь выясняется, повели очень даже многие граждане еврейской национальности, хотя мы их заслонили собой от фашистской гадины. А они, вы то есть, все на заграницу заглядывались. Я уж не говорю об этих выродках, что под маской врачей травили и фактически убивали лучших наших товарищей. Ну этим мы по следственной линии занимаемся, а я сейчас о тебе. К тебе конкретно претензий нет, работаешь хорошо, грамотная, учишься опять же и на рояле тоже... Но должна понимать. Именно из доброго к тебе отношения я с тобой так говорю. Судьба ваших всех практически ясна. Это уже детали, где вам жить определят - в Забайкалье там или еще где на севере или в Азии, но вопрос о высылке почти решен. И я обращаюсь к тебе как к комсомолке и, несмотря ни на что, хорошему человеку. Ты ведь встречаешься с парнем, Валентин кажется. Хороший русский парень. Фронтовик. Всю войну - без единой царапины и живой вернулся, матери на радость. Так неужели у тебя хватит совести жизнь ему изгадить?! Разве заслужил он это?! Если ты, как мы всегда считали, достойный человек, ты должна его от себя отодвинуть! Не по-людски это его за собой в яму тянуть. Подумай об этом. Увольнять тебя мы не будем, работай, все равно это ненадолго. А парня отпусти. Ну иди. К тебе лично, как уже сказано, претензий нет. Любе скажи, чтоб чаю мне принесла.
Соня вышла из приемной, не помнила, как дождалась окончания рабочего дня, и поспешила домой. За весь день она больше не проронила ни слова, только внутри что-то дрожало мелко-мелко и руки были такие ледяные, словно не июль, а февраль. И печатать не могла совсем. Ну неважно. Теперь вообще все уже неважно.
Когда она ехала в метро, она вдруг поймала на себе несколько удивленных взглядов. Было безразлично, но автоматически она провела рукой по волосам, потом по лицу. Ладонь была мокрая. А когда она опустила глаза, то увидела, что от слез расплывается темное пятно на выцветшем старом платье. Как неловко! Нельзя реветь при людях. Стыдно, все смотрят. А, может, они смотрят, потому что гадают, не преступница ли она? Не преступники ли ее мама, тетка, двоюродные братья и баба Гута? Ведь точно известно, что не преступники, только про маминых и папиных родных, которых немцы расстреляли. А остальные под сомнением. Как она.
На платформе ее ждал Валька, издалека улыбаясь во все лицо. Надо сказать, чтоб он уходил. Василий Степаныч прав, нельзя портить жизнь человеку, который тебя так любит. Только как ему сказать? Может, он не знает про все это. Или не понимает, какая опасность ему грозит.
Когда Валька увидел Сонино лицо, он ужаснулся. Что случилось?? Мама?? Ей не удалось ничего придумать, она вообще не умела врать. Она вытащила его в тамбур электрички и, не вытирая слез, пересказала весь сегодняшний разговор. И замолчала. И ей казалось, что колеса вагона так грохочут на стыках, что страшный железный звук колотит ей по голове, вбивая ее в пол. Но потом она услышала другой звук. Валька смеялся! Как же он смеялся! Его хохот заглушил и стук колес, и паровозные гудки, и голос в репродукторе, и болтовню пассажиров.
- Повезло тебе, Софка, что я - крестьянский сын. А то кто там на севере тебе дом построит и землю вспашет?! Хорошо бы в тайгу сослали, там охота прямо от порога, не то что сейчас я за сто километров на попутках езжу! Вытирай сопли, а то я маме своей говорил, что ты - красавица, а приведу сейчас зареванную и гундосую! Ты уж меня не позорь!..
Они прожили вместе 52 года… Это были мои родители… Завтра папе было бы 94.
13
Любовь

(Быль, история рассказана Ричардом Б., крестьянином)

В том, что мужчины сентиментальны (в отличие от хладнокровных и расчётливых женщин), никто и не сомневается. Как только в сугубо мужской компании заходит речь о любви, то у всех участников беседы на глаза наворачиваются слёзы, уголки губ печально опускаются, а голос очередного рассказчика, приступающего к исповеди на тему личных страданий, предательски дрожит, выдавая тщательно скрываемые чувства. В общем-то, поэтому мужики и перескакивают сразу же на похабные басни – чтобы не расплакаться от горя, вспоминая, как их бросали возлюбленные, клявшиеся в вечной любви до гроба.

Но Ричард даже среди мужиков выделялся. Каждый раз, когда заходила речь о любви и семейной жизни, Ричард хмуро отворачивался и пил чай, мрачно уставившись в пол и в разговоре участия не принимая.

В колхозе, где мы собирали картошку, Ричард был самым старым, дорабатывал до пенсии, до которой оставалось ему буквально год-два, не больше. Поэтому мы и не задумывались, с чего это мужик грустно сопит, каждый раз, когда кто-то трепетно вспоминает о ждущей его дома красавице-жене.

А однажды Ричарда прорвало. И он, путаясь в русских словах, иногда переходя на латышский язык, иногда замолкая чуть ли не на час, рассказал историю своей любви. Пока рассказывал, мы внимательно слушали. Когда закончил, посидели ещё минут десять молча, потому что говорить не хотелось. Потом встали и разошлись по палаткам. И все оставшиеся до окончания отработки дни о любви речь больше не заходила.

Историю Ричарда я рассказываю так, как запомнил. Она правдива. Никто из тех, кто слушал Ричарда той ночью, в этом не сомневается – достаточно было видеть его глаза и слышать его голос.

***

Ричард родился и рос в небогатой крестьянской семье в предместьях Риги, на лесном семейном хуторе, там, где до сих пор лес не вырублен, хотя застроен дачами и хотя сегодня из центра города машина добегает до этих мест минут за двадцать.

В сороковом году Латвия стала частью Советского Союза, но крестьянская жизнь совершенно не изменилась, — наверняка, потому, что для изменений просто времени не хватило, так как меньше, чем через год, пришли немцы. Почти без боёв, споро, чётко, культурно, с отданием чести и выплатой марками за потребляемое молоко. Всё остальное крестьян не интересовало, разумеется.

В следующем году стало не по себе, потому что сельских парней стали забирать в армию и отправлять во фронтовые части СС (вот не надо про «добровольность СС» для латышей, ладно?) откуда живым мало, кто возвращался, так как латышей немцы направили в болота, где лихорадка косила мальчишек не хуже русских пуль (впрочем, с советской стороны тоже латыши стояли, зачастую родственники даже перекрикивались).

Ричарду в СС не хотелось, тогда ему предложили на выбор либо подводную лодку, либо место стрелка в бомбардировщике. Поэтому родители приволокли корову, добавили к той пару овечек, что-то ещё, ну, как водится у порядочных людей, после чего Ричард получил белый билет и продолжал косить траву, благо, война шла где-то очень далеко и никого из близких не касалась.

А ещё через год, в середине сорок третьего, к хутору подошла тоненькая, хрупкая девчонка. Обычная девчонка-беженка с большими печальными глазами, не стоящая на ногах от усталости, голодная и промерзшая после лесных ночёвок. Девчонку хуторяне приютили и накормили, потому что беженцы в этот райский уголок не забредали, а папа и мама Ричарда, всё же были поселянами добрыми и не очень прижимистыми.

Девчонка оказалась русской, хотя и выросшей в Латвии, но в той части, где издавна русские составляли большинство и где по-латышски говорили редко. Поэтому латышский язык знала она не очень хорошо, хотя объясниться могла. В семье же Ричарда никто не говорил по-русски. Но как-то столковались. Наступала осень, требовались работники на уборку урожая, посему девушку оставили, поселили в амбаре, и та стала помогать хозяйке, вставая, как у селян принято, часа в четыре утра и работая без устали до поздней ночи.

Ну, дальше всё просто. Ричард каждый день глядел, как девушка разливает уставшим работникам горячий суп, старался подсесть к ней поближе. Вечером, несмотря на усталость, помогал выносить вёдра или почистить картошку – обычные ухищрения молодого крестьянского парня. Да и девушка его не очень-то сторонилась.

Когда уборка урожая завершилась, девушка осталась в доме, а родители, которым старательная работница приглянулась, возражать против женитьбы сына не стали. И зимой молодые обвенчались. Возникла маленькая загвоздка, потому что у невесты не хватало каких-то документов, но очередная пара овечек проблему свела на нет. Юной жене вручили новый документ, согласно которому она теперь носила гордую и древнюю латышскую фамилию, а не непонятно-подозрительную русскую.

***

Молодые друг в друге души не чаяли. Ричард жену на руках носил, любил без памяти. А жена быстро освоилась, стала сама на рижский рынок на подводе ездить, по-латышски выучилась говорить. С детьми решили обождать до окончания войны.

Полному счастью мешала война, которая подкрадывалась всё ближе. Наконец, в октябре сорок четвёртого пришла Красная армия, точно так же, тихо и незаметно, как три года назад пришли немцы. Дня через два после освобождения от немцев семья решила, что можно снова ехать на рынок, – урожай собран, продавать продукты надо… Жена Ричарда вызвалась поехать сама, хотя Ричард возражал, мол, время военное, солдаты есть солдаты, может быть, мужчинам лучше поехать. Супруга резонно заметила, что она единственная, кто говорит по-русски, поэтому ей и надо ехать. Родители по-крестьянски рассудили, что золовка права.

И жена Ричарда уехала на рынок.

Домой должна была приехать вечером. Не приехала. Ричард всю ночь не спал, рано утром помчался, оседлав последнюю лошадёнку, в город, к моменту открытия рынка. А там ему сказали, что её и вчера на обычном месте не было. Ричард упал на землю и заплакал, проклиная себя за то, что отпустил жену одну в такое время.

До вечера бегал по городу, побывав в комендатуре, в штабах частей и подразделений, опросив всех, кого только мог. Безуспешно. Когда стемнело, бросился домой в надежде, что жена, вдруг, вернулась.

Нет, она не возвращалась. И Ричард сидел, уронив голову на руки, бессильно вслушиваясь в ночные звуки, уже ни на что не надеясь.

***

А рано утром у дома вдруг загудел клаксон. Ричард, всю ночь просидевший за столом в полузабытьи и уже собиравшийся выйти со двора, чтобы теперь уже пешком пройти весь путь от дома до города, поднял глаза и завопил от радости: У ворот стояла улыбающаяся жена, в том же платье, в котором два дня назад она уехала на рынок, в тех же туфлях, весёлая и счастливая.

Ричард подскочил к супруге, подхватил её на руки и закружился в безумном хороводе. Потом осторожно вернул любимую женщину на землю и просто, по-крестьянски, спросил, где ж та пропадала два дня и две ночи…

Жена пожала плечами и так же просто ответила, что была «у своих». Ричард ничего не понял и переспросил. Жена засмеялась, потрепала Ричарда по волосам, не заходя в дом, деловито проследовала в амбар, откуда выскочила через несколько секунд с небольшой радиостанцией в руках.

Пока солдатик-шофёр грузил станцию на заднее сиденье легковушки, супруга пояснила ошарашенному Ричарду, что она не беженка, а советский лейтенант-разведчик, заброшенный в Ригу для установления связи. С целью успешной легализации ей требовалось получить настоящие документы с местной фамилией, что и было достигнуто благодаря замужеству.

Каждый раз, когда жена выезжала на рынок, она получала донесения от местного резидента, и передавала их по ночам, пока утомлённые крестьяне сладко спали.

Так же смеясь, жена заметила, что вот, мол, приходится в гражданском платье ходить, потому что располнела тут на кулацких харчах, пока весь мир воюет. Чмокнула Ричарда в щёчку, села в машину и уехала, на прощанье помахав рукой.

***

Больше Ричард жену никогда не видел. Отслужил в советской армии, отучился в университете, стал геологом. Жил в Риге, Сначала пытался жену разыскивать. Просто потому, что очень её любил. Разыскать не удалось. Написал заявление о поиске жены под предлогом развода – ведь по документам-то они были женаты, мол, пусть подпись поставит. Надеялся, что таким образом хоть узнает, жива ли жена. Через месяц пришёл конверт, в котором лежала одна бумажка – свидетельство о признании брака недействительным. Приложила ли руку к составлению бумаги супруга или нет, Ричард так и не узнал.

Он больше не женился. А когда речь заходила о любви, отворачивался и замолкал.
19
Мужчина любит сердцем, именно оно обеспечивает приток крови в нужном направлении.
© KONDEXIII
СЕЛЕДКА

Моя жена Шура обожает ходить на рынок за продуктами и пробовать там всякие дизентерийные вкусности: вишенки, абрикосики, яблочки, помидорчики и все это, естественно, немытое.
Но на этот раз она особенно отличилась – уже на выходе с рынка, вручила мне свои пакетики и прямо двумя руками деловито полезла в большую селедочную бочку, видимо, чтобы проверить упругость тушек и коэффициент их скольжения в рассоле.
Вытащив руки, она недовольно хмыкнула и мокрыми растопыренными пальцами потянулась обратно к своим пакетикам. Я ловко увернулся и очень сердито сказал:

- Ну, нафига ты полезла в селедку!? Ты же теперь всю машину заляпаешь и провоняешь!
- Ой, я совсем забыла, что мы на машине, я ведь привыкла на базар ходить пешком. Ну не ругайся, я и сама недовольна.

Хоть я и так уже нес килограммов тридцать, но пришлось еще и пакеты жены на себе тащить. А жена сложила перед собой ручки как принцесска и пошла к машине.
Пришли.
Я с большим трудом перехватил все в одну руку, чтобы второй рукой «пикнуть» брелком и кое-как открыть пассажирскую дверь.
Шура стала аккуратно усаживаться, а я придерживал ее под локоток, чтобы она, не приведи Господи, ничего не задела своими селедочными руками.
Пока я пристраивал вещи на заднее сидение, мы продолжали вялые взаимные уколы:

- Только не включай радио и ремень не хватай! Я сам тебя прицеплю. Дотронешься до чего-нибудь – пешком пойдешь.
- Ага, разбежалась! Скорее – это ты пойдешь!
- Я бы с удовольствием пошел, чтобы селедку тут не нюхать, но ты даже на велике без рук не умеешь…

Вдруг, где-то за спиной послышался женский голос: - «Ой, как же приятно за вами наблюдать...»
Я оглянулся и метрах в пяти увидел сгорбленную старушку в немодной кокетливой панамке.
Она продолжала: - «Ну, вот даже со стороны сразу видно, что вы очень любите друг дружку. Хотя вроде бы и не молодожены. Как же тебе с мужем-то повезло, красавица. Все сам тащит, ничего не дает нести жене. Даже дверь в машине перед тобой открывает, усаживает. Молодец, настоящий кавалер. Береги его. Такие мужья сейчас большая редкость. Смотришь, аж душа радуется…»

Я помялся в нерешительности, потом подошел к улыбающейся Шуре, поцеловал ее в лоб и молча отправился на рынок за влажными салфетками, чтобы спасать свою селедочную жену…
ГОСТЬЯ

Не прошло и пятнадцати лет, как мои старые друзья, Костя и Анна, решили, наконец, пожениться.
Обоим по сорок, вместе уже миллион лет. Да что там миллион, их дочурка Даша, в сентябре в школу пойдет.
Естественно, свадьбу затеяли совсем не грандиозную, только для своих. Но, в любом случае, невеста в дорогом белом платье, была ослепительна как сварка, да и жених в полосатом костюме пытался не отставать. Особенно родители радовались, они уж и не надеялись.
Мы все утрамбовались в маленькую комнатку и оживленно галдели, поджидая, когда тетенька с назойливым голосом и красной папкой, торжественно призовет молодых к ответу.
Повисла некоторая пауза и маленькая Даша, со взрослой прической, громко спросила:

- Мама, а почему вы с Папой женитесь только сегодня?
У всех моих подружек в садике, родители сначала знакомились, потом влюблялись, потом женились, а уже только потом рожали детей. А вы почему сразу не поженились? Вы что, до сих пор не любили друг друга?

Пауза моментально победила всю комнату и стала угрожающе-бесконечной.
Невеста с трудом устояла на каблуках и невнятно ответила:

- Дашуля, ну ты что? Конечно же любили.
- Ну, так почему же вы не поженились раньше, еще до моего рождения?
- А-а-а… потому что, э-э-э… О, а ты лучше у Папы спроси. Он все тебе расскажет.
- Папочка, расскажи.

Костя хищно глянул на Анну, как казахский снайпер на Гитлера и, стараясь быть ласковым, ответил:

- Даша, мне сейчас не до твоих глупостей, помолчи пожалуйста, давай лучше потом. Потом поговорим.

Даша скрестила руки на груди и неслабо надулась.
Да и всеобщая пауза с опасными прострелами взглядов, никак не отпускала присутствующих.
Мне ничего не оставалось, как вставить свои «5 копеек», чтобы погасить назревающий семейный скандал:

- Даша, если ты так уж хочешь, то я расскажу тебе - почему твои родители не поженились много лет тому назад?
- Хочу, хочу, расскажи!
- Только это очень большая тайна, поэтому они тебе и не хотели говорить. Спроси, если разрешат, то я, так и быть, открою тебе эту тайну.

Девочка подбежала к маме и утонув в свадебном платье, запричитала:

- Мама, Папа, разрешите, пусть дядя Грубас мне все расскажет!

Костя и Аня опасливо переглянулись, но нехотя кивнули.
Я продолжил:

- Ну, тогда слушай: когда-то, очень-очень давно, когда твои Папа и Мама только познакомились и полюбили друг друга, они конечно же собирались пожениться, даже всех гостей уже позвали, но тут они вдруг подумали: - «А ведь когда-то в будущем, у нас родится ребенок, мальчик, а может даже, если повезет, то и девочка».

Даша заулыбалась и закивала, подтверждая, что она как раз девочка и есть.

- Так вот, родится эта девочка, подрастет, станет совсем большой, как ты, и однажды спросит: - «Мама, Папа, а какая у вас была свадьба? Хорошая? А какое платье? Красивое? А какой торт? Большой?»
Что родители смогли бы тебе ответить? «Да свадьба была веселая, но это было так давно, что мы толком уже и не помним, да и фотки, к сожалению куда-то потерялись…»
И вот тогда, твои Мама и Папа крепко призадумались, собрали всех гостей и сказали: «Извините, гости дорогие, но со свадьбой придется потерпеть еще десять лет, и все это ради нашего будущего ребенка. Ничего не поделаешь. А вот когда – этот самый ребенок родится и подрастет, тогда и приходите, повеселимся…»
Мы все тогда, конечно немножко расстроились, но делать было нечего, так голодные и разошлись по домам, ждать еще целых десять лет.
И вот, Даша, как раз сегодня, с тех пор прошло ровно десять лет, ты родилась, выросла и теперь сама сможешь стать настоящей гостьей на свадьбе родителей, чтобы увидеть все своими собственными глазами. Ну, разве это не чудо?

Даша повисла на шеях жениха и невесты и затараторила:

- Мама, Папа, вы у меня самые-самые лучшие, самые терпеливые и самые умные родители на Земле! Я вас очень-при-очень люблю.

Костин отец незаметно, но с чувством пожал мне руку и даже пригласил на рыбалку...
- А как же любовь с первого взгляда ?
- Я плохо вижу, мне нужно пощупать...
2
ДАЛЬНОБОЙЩИК

Вначале он мне совсем не понравился. Сперва запачкал колесом штаны и почти не извинился, потом перегородил своим древним велосипедом всю электричку и плюхнулся рядом со мной.
Это был обычный дед за семьдесят: внутри - чеснок, снаружи - пиджак, толстые очки, загорелая шея в окопах морщин, белая дачная кепка и на правой брючине резинка, чтобы в цепь не замотало.
Пару остановок мы ехали молча, потом разговорились: о погоде, о собаках, о велосипедах и прочей дорожной ерунде.
Дед пожаловался:

- Тормоз почти совсем не держит, холера, а запчастей таких уже не выпускают. Приходится тормозить «лаптей».
- А куда ваши внуки смотрят? Пусть деду на новый велик скинутся, или хотя бы купят ручной тормоз в наборе, он копейки стоит и пристроить его пять секунд. Вот смотрите, у вас и дырки под него есть, сюда и сюда прикру…
- Нет у меня внуков. Да и детей тоже нет. И жены нет и не было никогда.
Вернее, как, сорок пять лет назад была у меня жена, была. Неофициальная, правда, но была. Хотя, по правде сказать, прожили мы с ней всего-то четыре дня.
Нет, у меня конечно же и до нее были женщины и не мало, но она для меня осталась одна на всю жизнь, Валечка моя. Красавица необыкновенная. А после нее и смотреть ни на кого не хотелось, не то, что жениться.
Да и жили мы не как все люди, а на колесах, в моем «МАЗе». Ехали, спали, готовили еду, с утра до вечера разговаривали, мечтали о будущем, о детях. Эх…
Я ведь ей все простил, замуж позвал.
Вот знаешь, как говорят, что люди созданы друг для друга, так вот и мы с Валей. Только увиделись, так и полюбили друг друга. Вот это было счастье, едешь, глядишь на дорогу, а Она за спиной во сне храпит.
А на четвертый день встали на стоянке под Краснодаром, стали варить борщ. Сварили, а Валюша и говорит: «Паша, мы же сметану забыли купить. Какой борщ без сметаны? Давай я быстренько в магазин сбегаю».
И убежала.
Я прождал ее полчаса, потом пошел искать. Поспрашивал у знакомых мужиков на стоянке, а они и рассказали, что моя Валя залезла к какому-то чухонцу в кабину и уехала, Сука. Даже не попрощалась. Вот тебе и сметана.
А я ведь.. Да ну. Хотя, ты знаешь, до сих пор обидно. Больше я ее не разу так и не видел. Скорее всего она даже и не Валя. «Плечевая» – есть «плечевая» и ее не переделаешь.
А с годами и злость прошла, просто всегда хотелось найти ее, посмотреть в глаза и спросить…

Дед надолго замолчал, отколупывая грязным ногтем краску со своего велосипеда, потом улыбнулся, чтобы скрыть внутреннее волнение и, понизив голос почти до шепота, сказал:
- Поверишь ли, я даже и теперь, спустя столько лет, когда хожу по улицам, или вот еду в электричке, все время всматриваюсь в лица старух. Ну, а вдруг…
Любовь нечаянно нагрянет, нажрётся, трахнет и уснёт...
РАЗГОВОР О СЧАСТЬЕ

Фойе кинотеатра.
В ожидании начала сеанса народ густо облепил мягкие красные диваны.
Напротив меня устроилась необычная парочка. Если бы они не целовались, то вполне сошли бы за мать с сыном. Ему не больше тридцати, а ей, скорей всего, под пятьдесят. И не то чтобы они целовались, нет, скорее, они целовались словами – шептали друг другу на ушко какие-то приятности, заставляющие улыбаться и искать глаза собеседника.
Черт его знает, ну, что он в ней нашел? Мужик видный, крупный, а она, она обычная увядающая тетка, ничего выдающегося, а судя по мелким деталям, даже и не миллионерша.
Но ведь как нежно он на нее смотрит. Бывает же.

Бабушка, сидящая рядом со мной, начала громко охать и картинно оглядываться по сторонам, чтобы привлечь внимание публики к этой душераздирающей картине. Не привлекла и предприняла единоличную атаку на странную влюбленную парочку:

- Фу, как не стыдно? Лет-то ведь уже не мало. На молоденького потянуло? Да?
А ты? Что, вокруг ни одной нормальной девушки не нашлось? Позорище! Она же тебе в матери годится!

Влюбленные переглянулись, хихикнули и женщина ответила:

- Был такой писатель - Короленко, так вот он сказал, что человек создан для счастья, как птица для полета. Для счастья, понимаете? Для счастья. А вот вам, сударыня, самой-то не обидно, что вы были созданы всего лишь для того, чтобы родиться, сделать нам замечание и умереть?

Старуха громко засопела, размышляя – как бы получше ответить, но тут открылись двери, всем стало не до нее и публика повалила в зал.
А я начал понимать – «что же он в ней нашел...»
С ПОДУШКОЙ

Грустный рассказ моего, с горя выпившего приятеля, Евгения:

- Ни один мужчина так не сможет. Даже если очень захочет. Просто скорости реакции не хватит.
Вот говорят, что женщина как кошка, но на самом деле, кошкам до женщин далеко. Кошка всегда изворачивается в воздухе, чтобы приземлиться на все четыре лапы, а эти суки – бабы, не только мягко приземляются, но мы даже не замечаем их изворотов.
К чему это я? А вот к чему.
Позавчера, в час ночи, я уже почти засыпал, вдруг, получаю СМС-ку от своей давней любви, Катерины.
Когда-то мы даже жили вместе. Она замуж за меня хотела, а я, дурак, все тянул чего-то, изворачивался. Короче, Катя меня тогда бросила.
В общем, не виделись мы с ней лет пять, если не шесть, и вдруг, на ровном месте такая лихая СМС-ка в ее стиле: «Женя, если не спишь, то я тебя жду. Мои уехали на дачу. Ужастик посмотрим, у меня коньяк есть. И приходи со своей подушкой, а то, я все свои постирала»
Я просто охренел от такой прямоты. Вот так, без повода, значит она все еще меня любит и помнит.
Утром на работу, но какой уж тут сон.
Ну, думаю – это мой шанс и я моментально ответил: «ОК.»
Быстро оделся, схватил свою подушку и на всякий случай нацепил на нее свежую, красивую наволочку, За руль нельзя – выпил пива. Вызвал такси и через всю Москву помчался к Кате.
Приехал к дому. Этаж помнил, квартиру тоже, а вот номер квартиры забыл, и по телефону не хотел уточнять, боялся испортить момент нашей встречи. Пришлось выломать замок в подъезде, откуда только силы взялись.
Звоню в дверь, а самого аж трясет.
Катя открыла… Вся такая мокрая, из ванны, халатик еле ее прикрывает. Улыбнулась она мне, запахнулась и говорит:

- Симпатичная подушечка. Извини, я сейчас оденусь, а ты разувайся и заходи пока в комнату.

Вернулась в велюровом спортивном костюме, включила телик и командует мне:

- Бери свою подушку и ложись на ковер, будем Хичкока смотреть.
Делать нечего, лег, начали смотреть: Катя на диване, а я, как дурак, на полу со своей подушкой под головой.
Естественно, мне было совсем не до Хичкока и я начал тянуть к дивану шаловливые ручки, но Катя мягко пресекала все мои попытки:

- Женя, хватит, мы же смотрим. Ты меня пугаешь, там и так все жутко…

Досмотрели, наконец, кино. Я говорю:

- Ну, давай теперь за встречу, ты там коньяком хвасталась?
- Да, ты знаешь, Женя, мне завтра на работу, так, что я не буду, но если хочешь, то тебе налью.
- Как же я один? Я ведь не алкаш.
- Ну и правильно. О, уже четыре часа, давай скорее спать. Я постелю тебе на диване.

Постелила, а сама ушла к себе в спальню.
Я полежал в темноте минут десять, выждал момент и потихоньку направился к ней, но дверь была закрыта на задвижку. Я слегка поскребся, осторожно постучал, Катя услышала и крикнула из-за двери:

- Спокойной ночи, Женька, я уже сплю и ты давай, иди.

Хотел я было обидеться, закатить скандал с разборками, но сообразил что - это просто такая бабская проверка, нужно всего лишь немного обождать и побыть джентльменом, все же мы сто лет не виделись. Даже Булгакова вспомнил на счет того, что никогда и ничего не просите! ... Сами предложат и сами всё дадут!

С этими грустными мыслями я и уснул на жестком коротком диванчике.
Утром Катя меня разбудила, накормила завтраком, в коридоре вручила мою подушку, поцеловала в щеку и мягко выпроводила.

Целый день я терялся в догадках – что это было и какую она затеяла игру? Собрался уж позвонить и все выяснить, но она опередила - первая позвонила:

- Женя, ты наверное считаешь меня последней сукой и «динамисткой»? Имеешь на это право, хотя, я обещала тебе только киношку и коньяк. Извини, так уж получилось.

Тут она не удержалась и начала весело смеяться. Отсмеялась и продолжила:

- У меня есть подружка детства, зовут ее Женя, она живет на два этажа ниже. Когда я остаюсь одна, то часто зову ее к себе: поболтать, киношку глянуть, выпить.
А вчера муж с мамой уехали на дачу. Я, кстати, давно замуж вышла.
Так вот, я перепутала, не на ту кнопку нажала, вы же у меня в телефоне рядом с подружкой записаны.
Ну, не выгонять же тебя с подушкой среди ночи. Пришлось сделать вид, что тебя и ждала. Зато хорошее кино посмотрели. Разве нет? (она опять залилась веселым смехом) Извини, еще раз, что не оправдала.
Не поминай лихом и будь счастлив, Женька…

Рейтинг@Mail.ru