Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Анекдоты про армию

Анекдоты и истории про армию и флот, солдат и офицеров.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Показывать жанры: все | анекдоты | истории | фразы | стишки | карикатуры |
Упорядочить по: дате | сумме |
Сидят замполит и зам по вооружению, бухают, обсуждают, у кого должность лучше и важнее для армии. Зам по вооружению говорит:
- Ни одна война без оружия не бывает.
Замполит ему решительно возражает:
- Лучшее оружие на войне - это убеждение и патриотическая работа с личным составом.
Тут зам по вооружению достаёт из кобуры пистолет, приставляет его к виску замполита и говорит:
- Соси!
Замполит: - Ты с ума сошёл!?..
- Соси, а то застрелю!
Замполиту делать нечего, скривился, но отсосал.
Зам по вооружению прячет пистолет в кобуру, с довольным лицом застёгивает ширинку, садится и предлагает замполиту:
- А теперь попробуй УБЕДИТЬ меня сделать то же самое...
Недавние истории напомнили...
Шёл 199... год. Трава была зеленее, ручьи голосистее и я помоложе.
Страна, под руководством Генерального Секретаря ЦК КПСС, Президента СССР тов. Горбачёва М.С. уверенно двигалась к своему краху. Потеря работы, задержки зарплаты, чеченские авизо, литовская телевышка, даже МММ уже успели зарегистрировать. «Маленькая Вера» перестала будоражить умы, а «Вор в законе» считался перспективным направлением деятельности. Безнадёга и разочарование охватывали души людей. Но была ещё одна категория. Особенная. Те, которых вывел Борис Громов. Никому не нужные там и никому не нужные здесь. Лишние люди, умеющие только убивать и стоять друга за друга насмерть. Они не создавали колхозов, не строили узкоколейки. Они создавали ОПГ. Те кто могли. Но были и те кто не могли даже этого. Загнанные, брошенные, никому не нужные. Без рук, ног, глаз... Да что я вам рассказываю? Вы и сами всё прекрасно помните. Брошенные обществом инвалиды чужой войны...
Я стоял на набережной и ждал девушку. Вдруг сзади раздался пронзительный звук песни «идёт солдат по городу, по незнакомой улице...». Мимо проехал... Нет! Промчался инвалид-колясочник. На коленях он держал орущий магнитофон и букет цветов. «А солдат попьёт кваску, купит эскимо...» Коляска лихо затормозив и сделав чуть ли не полицейский разворот, проскользнула в арку.
⁃ Это Максим бабушку свою поехал поздравлять с Днём Победы! Поглощённый увиденным я не сразу заметил Танюшку. - Она войну медсестрой прошла, потом его растила, пока мать неизвестно где пропадала. А сейчас он о ней заботится. Хотя после Афгана и нелегко ему. Но оптимизма не теряет.
Я стоял поражённый увиденным и услышанным. В голове не укладывалось как инвалид может ещё о ком то заботиться, вместо того чтобы ждать помощи от других.
А из под парадного доносилось
«Не обижайтесь девушки, но для солдата главное,
Чтобы его далекая любимая ждала...»

И сегодня памятная дата. Когда исполняется 41 годовщина ввода советских войск в Афганистан. По разному можно оценивать эту военную операцию. Только одно однозначно. Они исполняли свой долг. Перед Родиной. Нашей Родиной. И не их вина, как она с ними поступила...
Салам, бача! Виват, дорогие мои шурави!
15
ОТРЯД

«Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт...»

Уж на что я люблю не зло пошутить над хорошими людьми и зло над плохими, но до уровня Жени, моего институтского друга, мне ещё очень и очень далеко. Женя - тролль высочайшего класса, да что там, сам Лепрекон, при встрече чистит Жене башмаки и напрашивается на селфи.
Чтобы было понятно, вот лишь один его братский «подкол»:
Как-то, ещё в прошлом веке, заехал я в Питер на денёк, с утра переделал все дела, до ночного поезда ещё куча времени и я позвонил Женьку, он обрадовался, сказал:

- Братка! Я очень хочу тебя увидеть, но тут такое дело, образовалась денежная халтурка, а халтура, как ты понимаешь, святое дело. Я тут сейчас одну свадьбу веду. Ну, знаешь: шарады, розыгрыши, конкурсы, тосты за родителей, игра – попади в кольцо и вся вот эта хрень. Но, ты не тушуйся, приезжай, я тут тебя накормлю, напою перед поездом, заодно и поболтаем между конкурсами.
- Ну, я даже не знаю. Неудобно как-то. А что за свадьба? Что за люди? Не нагонят меня?
- Да, что за люди, обычное жлобье, надеюсь с оплатой не "кинут", но хавки и пойла у них на всех хватит. Приезжай, это как раз недалеко от Московского вокзала. Давай, не думай, мы ведь лёт десять не виделись. Когда ещё получится?

Делать было нечего, я прибыл, мы обнялись. Женя вручил мне стойку с радио-микрофоном и, озираясь, сказал:
- Бери её и таскай за мной, я всех предупредил, что ты мой технический помощник, так что не нагонят, не боись, а по ходу пьесы и поболтаем.

И я таскал за ним эту дурацкую стойку, мы хихикали и расспрашивали друг друга о жизни. Иногда Женя выходил на сцену и толкал какие-то милые тосты, гости были вполне довольны. Так продолжалось, наверное, полчаса, не меньше, как вдруг, Женя предложил всем налить до краёв и выпить до дна, за своего лучшего, институтского друга, вот этого, со стойкой в руках, за меня. От удивления я выкатил глаза и закашлялся и только тогда, до меня дошло, что это была Женькина свадьба.
Но сама история не о нём, а о том, что у Жени с тех пор родился и вырос сынок Антоша – пухлый пятиклассник.
Так вот он, не напрягаясь, очень скоро заткнёт за пояс своего весёлого папашу.
Женя приезжал ко мне в гости и рассказал про сыночка вот такую историю:

- Мой Антоха, не смотря на то, что совсем не умеет драться, очкарик, да ещё и толстячок, но в школьной иерархии котируется очень высоко, а ведь у них в классе бандит на бандите и все хотят с ним дружить. Всё дело в том, что у парня лихо «подвешена метла», даже удивительно. Вот, хоть последний пример: есть у них классный руководитель – тупой качок, лет тридцати и по совместительству историк. Он проходу Антохе не даёт, потому, что Антон никогда за словом в карман не лезет, спорит на уроках, задаёт неудобные исторические вопросы, но всё обычно заканчивается двойкой и главным аргументом историка: «Вот тебе двойка, потому, что я учитель истории, а ты малолетнее говно». Короче, война у них, хотя Антон знает историю лучше всех в классе..
Я не влезаю, говорю – на то она и школа, чтобы набивать шишки и учится держать удар. Тренируйся, в жизни пригодится. Когда ещё страдать юношеским максимализмом, как не в двенадцать лет?
А тут недавно город нагнул район, район нагнул нашу директрису, а директриса явилась на классный час и нагнула историка, чтобы тот немедленно организовал из нашего класса военно-патриотический отряд. Чтобы бегать с военной целью по лесам, сверяться с военным компасом, заниматься военным альпинизмом и разбирать военный автомат.
И историк тут же рьяно взялся за дело: достал из подсобки военную пилотку и сказал:

– Самое главное в отряде - это знамя и название. Со знаменем решим потом, а имя выберем прямо сейчас. Пусть каждый придумает и напишет на отдельной бумажке название для нашего отряда, чем больше – тем лучше, а мы обсудим и проголосуем.
Директриса с задней парты довольно кивала. Историк пустил пилотку по рядам и она быстро наполнилась маленькими записочками. Мой Антон вбросил сразу три.
Классный стал перебирать и обсуждать варианты, но скоро остановился на названии «Викинг»:

- Очень хорошее название, звучит. Только я бы предложил не «Викинг», а «Викинги» нас ведь много.

Ребята почти единогласно проголосовали – «за».
Антон выдержал паузу и поднял руку:

- Геннадий Петрович, название «Викинги», действительно очень хорошее, но мы не можем так назвать наш военно-патриотический отряд.
- Что, Бергер, опять решил поумничать? И тебя даже не смущает, что на уроке присутствует директор школы? Чем тебе не нравится название? Всё! Сядь! Мы уже проголосовали – это называется демократия.
- Я ничего не имею против демократии, но дело в том, что в нацистской Германии, одна из дивизий СС, как раз называлась «Викинг». Геннадий Петрович, а вы точно исторический факультет заканчивали?

Историк позеленел, но сделал вид, что ничего не произошло и стал вынимать новые бумажки из пилотки. Через какое-то время попалось название «Империя». Он хотел добавить «Российская» но вовремя спохватился, что это как-то слишком царизмом попахивает, да и два слова в названии это многовато.
Ну, так тому и быть, проголосовали за «Империю»
Антоха опять выждал момент, опять поднял руку и сказал:

- «Империя» тоже не годится.
- Сядь, Бергер, ты достал! Я сам решу, что годится, а что – нет!

Потом подумал и спросил:

- А почему это - «не годится»?
- Потому, что ещё одна дивизия СС называлась как раз «Империя» по-немецки - «Дас Райх». И, кстати, Геннадий Петрович, если в пилотке вдруг будут варианты «Мертвая голова», или «Адольф Гитлер» то они нам тоже не подойдут, потому, что такие дивизии СС тоже были.

Директриса неспеша вышла из класса, по пути наградив историка испепеляющим взглядом.
В итоге, отряд назвали простенько и со вкусом – «Стрела»
А вот третий вариант Антона, историк даже на голосование ставить не стал, только сказал:

- Ну - это сразу нет. Название совсем не военное. Вы ведь уже взрослые ребята, а тут какой-то «Эдельвейс», ну, просто детский сад - штаны на лямках…
"Чей туфля? Моё"

Сыграли как-то у нас на корабле рано утром учебную тревогу ПДСС (сокр. «Подводные диверсионные силы и средства»).Над бухтой стоял средней плотности туман. Весь экипаж занял места по штатному расписанию этой тревоги, а на бак (нос корабля), ют (корма) и по бортам поставили по часовому для визуального осмотра водной поверхности.
Проходит больше часа, как вдруг слышен крик, вопли и какая-то возня на баке корабля. Звучит команда "Отбой тревоги", и все офицеры ломанулись в направление шума. Выясняется, что вахтенный матрос (кстати, прослуживший уже 1,5 года) уснул. Так как был туман, старпом с ходового мостика увидел на баке нечёткую "половинку" силуэта этого воина и решил пойти посмотреть в чём дело. Тихо подкравшись, офицер увидел следующую картину: матрос, облокотившись корпусом на леера, перегнулся через них и ...спит (вот она картинка - пол матроса)! Старпом резко что-то рявкает на ухо нерадивому воину, тот подлетает как мячик и с его плеча медленно, но уверенно летит за борт автомат со штык-ножом.
Стоп учения!
Через пол-часа к нам к борту пришвартовался ВМ (водолазный мотобот). Спускают тяжёлого водолаза. Через некоторое время тот поднимается на борт своего катера, неся в руках кучу предметов, среди которых и наш , упавший в воду, АК-74.
Командир мотобота начинает раскладывать на палубе поднятые предметы: несколько штык ножей, бинокль и старый кортик (по-моему, ещё царский) и начинает писать протокол описи поднятого.
-Ваше имущество?
Офицеры нашего корабля смотрят испуганно.
-Вообще-то, автомат наш а вот...это...Ну как сказать, не совсем наше.
Командир моего корабля понимает, что чем больше предметов окажется в описи поднятого водолазом имущества, тем суровее будет наказание от командира бригады за утаивание случаев утери боевого оружия и имущества. Но и лишние штык-ножи и бинокль понадобятся в случае очередной утери нерадивыми воинами сих предметов.
Принимается Соломоново решение:
1.Автомат подняли-в опись!
2.Кортик остаётся у водолазов, а штык-ножи и бинокль безвозмездно дарится нашему кораблю.
3.О случае поднятия этих предметов со дна бухты, где стоит наш корабль-молчок!
Протокол подписан.
Матрос на губу на 10 суток!
В гальюн на флоте ходят по инструкции. Об этом есть отдельная история.

Капитан 1 ранга Юрий Николаевич Барышев – начальник тыла Рижского военно-морского гарнизона, проводит разбор полетов. Злой, как тысяча чертей. Потому что приехала комиссия из штаба флота, а у кого-то из тыловиков инструкция по чему-то там оказалась хреново написана. Барышев ходит перед строем офицеров-тыловиков. И учит их писать инструкции:

– Я, мать вашу, не понимаю, в чем тут проблема? Какие, на хрен, сложности? Это же элементарно. Даже инструкцию о том, как офицер должен ходить на толчок, можно за пять минут составить.

В строю нервный смех. Барышев:

– Всем через пять минут собраться в учебном кабинете, при себе иметь секретные тетради и ручки.

Через пять минут в кабинете:

– Я вас научу правильно срать! Итак, всем записывать. Пункт первый. При первом позыве офицер должен выяснить, в каком направлении находится гальюн, и следовать к нему кратчайшим курсом. Пункт второй. Зайдя в гальюн, офицер должен проверить наличие пипифакса, то есть газеты «Страж Балтики» в ящичке рядом с дучкой. Пункт третий. Перед тем как принять позу орла, офицер должен сделать все, если он при оружии, чтобы не утопить в говне пистолет. Пункт четвертый. Избавившись от говна, офицер берет правой рукой газету «Страж Балтики» и тщательно мнет ее… При этом он встает в позу сорвавшего со старта спринтера и…

В общем, диктовал нам инструкцию Барышев не менее получаса. Он ни разу не запнулся. Мы добросовестно записывали…

© Андрей Рискин
- Когда я в 80-е служил на границе с Монголией, местные жители приносили в дар духам на алтарь, расположенный недалеко от нашей части, разные вещи, в основном еду.
- И местные жители думали, что духи будут её есть?
- Так духи же и ели...
Солдатские мечты
(Из рассказов делового партнера)
Работал у меня в нулевых мужичок интересный- Миша. Ну, мужик как мужик, ничего выдающегося, сотрудник нормальный, не пьет не курит, приходит уходит вовремя. Но как корпоратив и выпил - рассказывал, хоть и не части, интересные случаи из свой немалой уже на тот момент биографии. Далее с его слов:
В армии, после учебки, в конце 1978-начале 1979 года я попал в одну из частей тогда ещё советского нечерноземья. Хлебнул, будучи "духом", по самое немогу. Били, к слову сказать, немного, а вот любые армейские действия заставляли оттачивать сутками и доводить до полного автоматизма. Доходило до того, что "губу" или наряд вне очереди ( если не ночной) бойцы почитали за великое счастье. Дело молодое, мечтал я конечно тогда и о девках, и о вольной жизни после армии, но главное - особенно сильно мне хотелось что бы "дедушек" основательно "подрючили", хоть и понимал,что порядок заведен на веки вечные и никто их трогать не будет без причины. Так вот, месяце на 8-9 службы к нам в часть пожаловали гости. Подпол и полкан. Первый как говорили с генштаба, а подпол - особист, взгляд его я до сих пор помню. Руководство части тогда переполошилось, лоску навели везде где можно. Через пару дней построение с утра и объявляют приказ по части - всех, кто служил больше года, без исключений, сформировать в отдельное соединение. И на усиленную программу подготовки. Причем оба проверяющих реально лично следили за процессом - когда в бинокль, когда на газике сзади. Дедушки и особенно дембеля начали было халявить и возбухать - но прибывший особист быстро объяснил им, что наиболее "борзые" не просто пойдут на губу, а уедут домой последними и с испорченным личным делом.
Нас, молодняк, сильно меньше дрючить не стали, да и люлей прилетало нередко. Но чувство восторжествовавшей справедливости делало все эти испытания незаметными. Через месяц полкан отвалил в столицу, а вот подпол- особист остался и продолжал "наводить марафет". Свалил он ещё через полтора месяца. Дембеля в этот раз уехали домой с сильным опозданием, а дедушки были в удивительно спортивной форме:)

P.S. Я много наслышан от бывших "афганцев" о различных учениях в частях в последний предвоенный год, скорее всего это было как раз связано с надвигавшейся войной.
Стрелял, внучки, стрелял

Когда я приезжаю в родную деревню, всегда прихожу на кладбище. По окончании уборки могил родственников, обязательно останавливаюсь у одного надгробия. Где похоронен «дед Винак», как его называли. Говса Викентий Яковлевич.

На памятнике - фото дедушки с «буденовскими» усами. Фото человека-легенды.

В 1942-м девятнадцатилетним ушёл в партизанский отряд. После освобождения Беларуси был призван в РККА, войну закончил в Берлине в звании сержанта, командира 57-мм орудия. Дважды ранен.

В составе подразделения имел четыре благодарности Верховного Главнокомандующего (за Варшаву, освобождение Польши, Одер и Берлин) и благодарность Жукова за штурм Рейхстага. Участник Парада Победы.

В деревне его уважали, а мы, пацанва, при каждом удобном случае засыпали вопросами:

- Дед, расскажи, а что ты делал на войне?

- Стрелял, внучки, стрелял.

- А по ком?

- По немцам, е** их мать, по немцам.

- А по танкам стрелял?

- И по ним, е** их мать, и по ним.

- Много подбил?

- Не считал, е** их мать, не считал.

На этом разговор, как правило, заканчивался, и старик молча уходил в хату. Дочь говорила, что плакал.

О том, что одна из его наград - за вынесенного с поля боя тяжело раненого командира батареи, я узнал много позже, когда Викентия Яковлевича уже не было в живых. Тогда же его дочь показала благодарности Сталина и Жукова, два ордена Славы, два ордена Отечественной войны, орден Красной звезды, медали за Варшаву, Берлин, нашивки за ранения.

Дед Винак никогда не носил награды, как и все ветераны в нашей деревне.

Они вообще никогда не рассказывали о войне, не кичились подвигами и не считали себя героями. И только раз в году, на 9 Мая, старики собирались в парке. Без медалей и орденов, без торжеств и пафосных речей. Сидели на лавках и молча пили.

За тех, кто «стрелял, внучки, стрелял».
Автор: Андрей Авдей
Лень - это когда зубной щёткой драишь гальюн, потому что лень было прийти на последнюю пересдачу.
НИ ГРАММА В ПАСТЬ - ВСЁ НА МАТЧАСТЬ!

Лейтенант Мокроусов не пил. Хотя служил на корабле месяца три. Был белой вороной. И на тех, кто пил, то есть на всех остальных офицеров, смотрел с презрением. Командиру, ясное дело, это не нравилось. На второй неделе боевой службы, будучи в состоянии алкогольного токсикоза, он вызвал лейтенанта к себе.
– Мокроусов, итти твою маковку, до меня доходят слухи, что ты непьющий. Это правда?
– Так точно, товарищ командир.
– А мы счас проверим...
Кэп полез в сейф и достал бутылку со спиртом. Налил полстакана. Пододвинул лейтенанту.
– Не, товарищ командир, – заартачился Мокроусов, – не буду. Хоть убейте.
– А что, – сказал кэп, – мысль хорошая.
Опять полез в сейф, достал «Макаров», засандалил в него обойму и передернул затвор.
– Пей, лейтенант!
– Не буду!
Ствол пистолета медленно поднялся к лейтенантскому виску:
– Пей, сука, раз командир приказывает!
Лейтенант выпил. Залпом. Без воды и закуски.
– Свободен, – сказал кэп, разряжая пистолет.

После прихода в базу свободны оказались оба. Кэпа сняли за пьянство, лейтенанта – за стукачество.
Дубинки, шлемы грохотали,
На Конституцию шли в бой.
А молодого росгвардейца
Несли с потроганной рукой.

Ему не мил уже пивасик,
Моральна травма-то навек.
Оружье ада тот стаканчик,
И боль терпеть уж мочи нет.

А вот сейчас - уже серьезно.
Теперь не бить себя им в грудь,
Мол, против терроризма или НАТО...
- Такие??! За страну?! Да ну, забудь.

Моральный приговор свершился грозный.
Чтобы вот так вот мирных граждан засудить,
И получать за то оклад с налогов -
Самих себя позором ввек покрыть.
Как командир части назвал меня снайпером

Большая делегация нашего района посетила войсковую часть с дружественным визитом.
Программа мероприятия включала соревнования по стрельбе.
Стреляли из АК-74 по грудной мишени со ста метров.
Три выстрела пристрелочных, потом – смотрим попадания, потом – 10 зачетных.
Автоматы пристреляны – нам сказали – по центру.
Я стрелял во второй пятерке.
Идем смотреть пристрелочные – у меня вообще ни одного попадания, даже «в молоко».
Мишени были прикреплены к верхней части больших листов фанеры. Я прикинул – если бы просто разбросал пули в стороны, то хоть одно попадание в фанеру было бы. А если таковых нет – значит все пули вверх пошли. И решил зачетные десять выстрелов целиться не по центру, а под обрез мишени.
Раздали нам по 10 патронов, стреляем. Я – дольше всех. Все ждут, пока закончу.
Идем к мишеням.
Лейтенант с таблицей результатов начинает обходить мишени, начиная с левой, а замполит части осматривает их с правого фланга.
У моей мишени они встречаются.
Замполит смотрит, как лейтенант тычет ручкой в пулевые отверстия и вслух считает: «Девять, плюс десять, плюс…» Замполит (вообще-то, теперь эта должность называется «заместитель командира части по работе с личным составом», но в обиходе их называют по-старому – замполитами) раздраженно его перебивает: «Чего ты считаешь?! Чего там считать, - пять девяток, пять десяток! Сто минус пять – будет девяносто пять. Я сегодня стрелять не буду!»
И действительно – он не стал участвовать в соревнованиях. И ни один офицер части не участвовал.
Стреляли только наши 17 человек. Среди наших хватало и бывших офицеров, и охотников, но ближайший к моему результат был 86, кажется.
После завершения стрельб мне торжественно вручили грамоту, и командир части сказал: «Вопрос нашему снайперу – где ты так наловчился стрелять?»
Я потом уже подумал, что для него это не совсем праздный вопрос. В программу боевой подготовки личного состава включена стрельбы из автомата. И тоже требуются соответствующие показатели.
Но тогда на его вопрос я ответил, что последний раз стрелял из огнестрельного оружия 30 лет назад на срочной службе в Тикси. И что всего за годы службы израсходовал 23 патрона. И почему сегодня у меня такой результат – даже не знаю…
Через полгода мы снова там были. Командир протянул руку: «Здравствуй, снайпер!»
Я ему сказал, что думал над его вопросом. И понял, что каждый выстрел тогда делал, как единственный. Все старался делать правильно с самого начала – принять правильное положение тела, рук и ног, правильно держать автомат – не заваливая мушку, правильно затаивать дыхание, выбирать свободный ход, плавно нажимать на спусковой крючок… Вот как-то так и получилось.
Минус той моей стрельбы – очень долго я всё это делал. В бою на это не может быть времени. Но ограничения не было по времени, и результат оказался неплох.
Грамота и мишень висят в кабинете у меня за спиной.
Мне они нравятся.
Все знают фильм "Добровольцы", практически про мою семью, моих родителей (Кайтановы) и семью дяди (Уфимцевы).

История случилась с мамой, она служила с папой на Дальнем Востоке, комсомолка, вожак, секретарь ячейки и т.д. Служить минным содержателем начала ещё до войны. Что такое склады Тихоокеанского флота, сколько: снарядов, мин, порохов и прочего опасного накопилось там с царских времен, трудно даже представить и всё это требовало тщательного контроля и ухода, а вес всего этого ого-го, вес только одного капсюля от заряда калибра 12 дюймов, кастрюли из латуни в 30см представить можно, а уронишь... Это всё написал, чтобы понять обстановку случая.

На склады приехал с проверкой командующий флотом... цари разные и боги для матросов будут пониже его рангом. Проверкой остался доволен, на складах порядок, после проверки задаёт вопрос "какие есть вопросы и пожелания?" Мама высказала, что всё хорошо, но вот матросики много курят, а время-то рабочее идёт...
Командующий ответил "глупенькая (мама была миниатюрная, почти как девочка), они ходят курить, чтобы руки не тряслись, если, что тут всё взорвётся..." и она испугалась не своей смерти, а того, что будет уничтожено столько государственного, народного добра. Была ли мама фанатична, вовсе нет, просто тогда так жили, для тех людей это было нормально чувствовать себя ответственным за всё вокруг, за всю страну. Тогда была и коррупция и бытовые неурядицы,
но было ещё что-то, что потом потеряли.
СТРОЕВАЯ ПЕСНЯ

Это я, и, опять про ДШК ( Десантно-Штурмовой дивизион (дважды Краснознамённая Каспийская Флотилия) )

Кто служил в армии и на флоте, помнят о ежевечерней строевой прогулке по гарнизону и дикое орание личного состава на всю "катушку" патриотических песен.
Молодой ещё был тогда , прослужил всего около пол-года - год.
Вывели нас на ежевечернюю прогулку, после программы "Время", орать песни. Идём, шагаем, машем руками и держим
строй, а попутно, поём...

ПесТня (которую , типа, орём) про "Утро красит нежным цветом стены древнего Кремля, просыпается с рассветом вся Советская Страна..."

Мой командир отделения ( старшина 1 стать , БЧ 1), выводящий нас на строевую, орёт:
- Зае..ли! Есть что нибудь новенькое?

Команда : Стоять.. Думать, Решать и Петь песТню !

Ну, блин, общаемся между собой, спорим, режиссёрствуем ... Никто не даёт позитивных ответов на предложение (Приказ) моего прямого начальника (командира).

Голос у меня тогда был очень хороший, сопрано, (пел соло в школьном хоре, плюс базовое музыкальное образование по классу "Баян", и играл на бас-гитаре и, даже, пел в рок-группа в Севастопольском Рок-Клубе. Вообщем, музыкант, ёпптить, ( Бас гитара и Конрабас).

Начинаю , орать, типа , петь, что в просто в голову взбрело:

Песня из кинофильма: "Иван Васильевич меняет профессию"....

-Зелёною весной, под старою сосной , Ванюша с любимою прощается. Кольчугой он звенит, и нежно говорит
-" Прощай ты моя РАСКРАСАВИЦА"
И тут пол дивизиона начинает орать:
-Маруся, от счастья слёзы льёт..
Вообщем, слова песТни учить не надо было, всё и так их знали.....

Идём, как Капелевцы в психической атаке, держим строй, печатаем шаг ...
Офицеры, которые попадались по пути, становились по стойке "СМИРНО" и отдавали нам честь...

ПесТня стала нашей, родной, дивизионной. На смотре строевой песни взяли первое место...
Представьте себе железобетонный цилиндр высотой 200 метров, с внутренним диаметром 100 метров, толщиной стенок 35 метров + полметра металлическая оболочка. Все это закопано на глубину несколько сот метров. Вот так вкратце выглядит - взрывная ядерная электростанция (ВЯЭ). Периодически в этой кубышки должен был взрываться термоядерный заряд в несколько десятков килотонн. Далее тепло выводилось на турбины, и все были довольны. Один такой заряд по энергии заменял десятки миллионов тонн нефти. Проект усиленно проталкивался в 60-е годы прошлого века, хотя и до сих пор он еще теплиться в чьих-то научных и государственных умах. Еще одним побочным эффектом такого девайса было рождение новых материалов. Когда я впервые узнал про это чудо то подумал, что попахивает психушкой и отмывкой бабла, а нет..
ЯВЭ - не слишком безумная фантазия. Об этом свидетельствует хотя бы недавняя публикация в американском журнале "Бизнес уик". Хотя как знать люди везде одинаковы и пороки у них схожи..
Командующий Приволжским военным округом, бывший матрос Павел Дыбенко, арестованный в 1938 году, от обвинения в пьянстве и моральном разложении не отказывался, но объяснял, что быть американским шпионом не мог, так как американского языка не знает.
3
Продолжение

ЧЁРНАЯ ИКРА

Где-то за неделю до майских праздников, получаем приказ выгрузить пожарную машину из танкового трюма и взамен загрузить гусеничный трактор и идти с этим грузом на остров Чечень (это в дельте Волги). Загрузились, вышли из Каспийска и идём себе не спеша. При подходе к острову к нам присоединяется пограничный катер с военными строителями и трактористом агрегата, который у нас в трюме. Вышли на берег, открыли аппарель. Трактор спокойно, как танк, вышел на сушу и поехал ломать стоявшую там РЛС (радиолокационная станция).
Надо сказать сначала, что остров этот являлся местом ссылки политических заключённых (диссидентов). Они там жили коммуной, как в деревне, одна улица, вдоль которой стоят деревянные домики. Ещё на этом острове находилась заброшенная станция РЛС, которую и пришли военные строители демонтировать.
Закрыли аппарель, начинаем сниматься с берега и тут что-то идёт не так. Механик, Колька Зелинский, глушит двигатели (их у нас 2) и рысью несётся в машинное отделение. Через какое-то время появляется весь грязный, в масле, и докладывает командиру, что в систему попал песок и что у нас, точно не помню что, но какая-то деталь в насосе забортной воды навернулась. В судовом ЗИПе такой нет! Кое-как (хвала всевышнему!), отошли от берега метров на 15-20 и встали на якорь. Сидим горюем с командиром в ходовой рубке. Механик и моторист возятся в машинном отделении, пытаются как-то починить неисправность. Видим, нам с лодки, стоявшей около берега, кто-то машет рукой. Даём разрешение пришвартоваться к нам с правого борта. Знакомимся. Оказывается, это председатель островного колхоза, мужчина в годах, лет 55-60. Интересуется маркой наших дизелей.
-Батя, ты шпион, что ли?
Называем ему волшебные буквы и цифры наших движков. Смотрим у мужика глазки заблестели.
-Ребята, у нас тут почти похожий двигатель стоит для генератора. Масла мало и солярки почти нет. Даём электричество раз в сутки на 2 часа вечером. Скоро майские праздники, хочется телек посмотреть, новости и концерты послушать. Дайте бочку масла марки МГ-10 и дизтоплива, пожалуйста! Вы же военные и вас этого добра полно.
Надо сказать, что у нас топлива в баках 12 тонн, а масла полтонны. Командир почесал репу, подумал и говорит:
-Хорошо! Дам я тебе бочку масла и тонну-две солярки, но Вы нам дадите за жест доброй воли бочку свежего осетра.
Дело в том, что, реально, в дельте Волги, и вокруг острова, было полно осетровых особей. Браконьерство здесь было делом обычным и привычным.
-Договорились!
Через час подошли на шлюпках местные с пустыми бочками. Мы свесили шланг за борт и стали заполнять топливом и маслом их ёмкости. Когда все сделали, к борту подошёл на лодке председатель с обещанным призом, и мы вытащили на свою палубу бочку с рыбой, которую он привёз по договору. Командир пристально осмотрел осетров и говорит:
-Батя, а почему все осётры потрошёные, без икры.
-Мы ведь договаривались про рыбу, слов про икру не было!
Вот же жучара!!!
Из машинного отделения вылез Колька-механик, держа в руках какую-то шестерёнку, и говорит командиру, мол вот она, проблема поломки и где взять запасную не знает. Мужик посмотрел на деталь и говорит:
-Зимой, на другом конце острова, штормом выкинуло речной трамвай. Сходите туда, может что найдёте.
-Спасибо!!! Выручил!!!
Через полчаса я, механик и моторист залезли на борт этой посудины и стали её осматривать. Колька сразу полез в машину, а я и Костян пошли осматривать всё внутри этого морского трамвайчика. Вдруг Костя видит следы соли около одной из кают и шёпотом мне говорит:
-Здесь, судя по всему, логово браконьеров, это точно!
Заходим в каюту, начинаем шмон и....находим под пойолами (съёмный полностью или частично деревянный настил) 10 целлофановых пакетов (впоследствии, при взвешивании, оказалось около 20 кг.) подсоленой чёрной икры. Мы быстренько перетащили добычу на свой катер и показали её командиру.
-Ребята, не терзайте свою совесть! Это не воровство, это компенсация за рыбу без икры, которую нам подсунул председатель колхоза.
Нужные запчасти Колян нашёл на той посудине, да ещё и хорошо распотрошил там дизель и упаковал запчастями наш ЗИП.
Утром, посипев сиреной на прощание, мы снялись с якоря и пошли в свой порт.
На базе, в Каспийске, стояло всего два катера-наш ДшК и военный буксир "БУК". У нас на катере не было камбуза и в трюме стояла газовая плита и баллон, который мы всегда заправляли за свои деньги и на котором в море варили себе хавчик. А на буксире был полноценный камбуз, где мы вместе и готовили сразу на два экипажа пожрать. Наши катера стояли борт о борт у плавпирса и продукты на камбуз получали всегда сразу на два катера.
Придя на базу, сдали всю рыбу на камбуз коку Луке (Сашка Лукъянов), а икру поделили: командиру половина, которую он отвёз своей семье в Баку, остальное нам всем. Лука нам месяц, зараза, готовил все блюда из осетра и икры...
Утром встаёшь с качары (койка по морскому) и орёшь:
-Лука, блин, что у нас сегодня на завтрак?
-Жареная рыба и чай с хлебом и икрой!
-Блядь, да свари ты уже нам рис или гречку с тушёнкой, что-ли! Блядь, эта осетрина уже в сидит в печёнках.
Икру ели ложками, но она очень быстро надоела, как и эта хвалёная рыба!
В ПЕРВЫЙ РАЗ

Предистория

Случилась эта история со мной, когда я служил в ВМФ СССР на Каспийской флотилии. Ранее здесь, в рассказах, я писал, что служба проходила на десантно-штурмовых катерах и я был командиром отделения рулевых-сигнальщиков одного из таких ДШК. Базировались мы в Баку, на Баиловской косе. Наша десантно-штурмовая бригада включала в себя 4 дивизиона:
- Дивизион средних десантных кораблей (СДК)
- Дивизион консервации (корабли, законсервированные для времени начала войны)
- Дивизион экранопланов (называллся "Дивизион Ленского" по фамилии командира части)
- Дивизион десантно-штурмовых катеров (где я и служил)

С вводом в строй и испытательными полётами ракетного экраноплана "Лунь" (дивизион Ленского), наш катер отрядили в командировку, в наш соседний дивизион, в город Каспийск, который находится километрах в 5-10 от столицы Дагестана Махачкалы. При выходе из бухты завода "Дагдизель", где базировался "Лунь", глубина была около метр-полтора (осадка моего катера-90 см.), обозначили нам место работы при проходе экраноплана на полёты, так как морской пожарный катер там сел бы на мель. В десантный трюм нам поставили пожарную машину с полным расчётом военных пожарных. Сами полёты были 1-2 раза в месяц и, поэтому, свободного времени было целая УЙМА с копейками. Каспийск - это маленький (сейчас уже не знаю какой по размеру и населению (времени прошло очень много!)) военный гарнизон и ловить там в увольнении было нечего. В увал ходили, в основном, в Махачкалу.

История

Возвращаюсь я с увольнения из Махачкалы. На часах около 21-00, и у меня ещё где-то час в запасе и я иду не спеша, в Каспийск на базу, самой короткой дорогой. Путь пролегает через городской парк. Там такой прекрасно ухоженный асфальтированный сквер - это конец города, дальше трасса и минут 15-20 и я уже на месте. Очень захотелось курить!!! Сигарет не оказалось. Вижу, на скамейке сидит человек пять-семь, дагестанцев и громко разговаривают, жестикулируют и ржут как кони. Подхожу. Говорю:
- Ребята, сигарету не дадите, а то свои закончились.
- Моряк, ты такие не куришь!
Говорю:
- Почему?
- У нас только папиросы!!!
- Буду и папиросы! Не вопрос!
Дают одну. Закуриваю. Благодарю их за спасение табакозависимого и продолжаю движение на базу. Сзади слышу гомерический смех (ну и ладно!). Вкус папиросы какой-то странный, но продолжаю курить на ходу.
Пришёл на катер и мне вдруг показалось, что на него проник НАТОвский диверсант! Подлетаю к звонку громкого боя и даю сигнал боевой тревоги (один длинный). Экипаж катера, ругаясь матом и проклиная врагов страны, несётся на боевые посты по сигналу "Боевая тревога" !!!
Командир, что-то заподозрив в моём поведении, даёт сигнал отбой "Боевой тревоге" и принюхивается ко мне. Ничего подозрительного не находит. Приказывает мне идти спать. В общем, команда "Отбой".
Утром вызывает меня к себе.
- Что бухал и в каком количестве?
- Товарищ командир, ни капли спиртного. Был там-то и там-то. Ел мороженое, пил "Кока-колу" и квас, но бухла ни капельки!
- Тогда давай всё по порядку рассказывай!
Объясняю "тащу" командиру весь вчерашний маршрут и культурный поход по Махачкале. Когда дошёл до последних полчаса-час увольнения, командир спросил меня, не показалось ли мне чего-то "странного" в эти минуты. Говорю:
- Вкус папирос немного странноватый, видимо это местный табак такой!
- Дебил, ты выкурил один целую папиросу "плана" (марихуаны), поэтому-то у тебя так снесло "крышу" !!!

С тех пор, помня "диверсанта НАТО", ни разу не пробовал повторить этот свой печальный опыт общения с наркотиком. Вот с пивом мы подружились, но это уже совершенно другая история...

P.S. Привет всем Каспийцам!!! Служил 1985-1988 на Краснознамённой Каспийской Флотилии.

Механик, Коля Зелинский с\из Украины (Хмельницкая область), если читаешь зтот рассказ, вспомни меня, а также наш катер, ДШК, тактический № "647", моториста Саню Малышева, а так же Костю, нашего-любителя настоящей "чёрной икры" и красивых девушек, родом из Астрахани (позже напишу рассказ об этом), командира катера мичмана Скрипая, обозначь себя, напиши! Привет моему сменщику Игорю Батуре из Севастополя! И самый огромный привет моему командиру Десантно-Штурмового дивизиона, капитану (тогда это было) третьего ранга ШКУРО !!!
Зам. начальника факультета по учебной работе - курсантам на строевых занятиях:
- Строй - это совокупность порядочных мужчин, маневрирующих в едином замысле.
22
- Почему не спишь?
- Да рано ещё. А ты?
- Я в наряде.
- Ого, клёво! Красивый? А почему не спишь-то?
6
Мама сыну на 18-летие подарила плоскостопие.
2
Забайкалье. Зима. В воинской части ждут проверку. Командир собирает подчиненных и инструктирует, чтобы никто не вздумал жаловаться на холод в казармах:
- Лично устрою "райскую жизнь", если услышу от кого-нибудь про холод или недостаточную температуру!
Приезжает проверяющий, проходит с командиром по территории части и, как положено, заходит в самую холодную казарму. В казарме их встречает командир роты:
- Товарищ полковник, командир третьей роты капитан Иванов!
- Здравствуй капитан, что-то у тебя зябко в помещении. Какая температура?
- Десять градусов, товарищ полковник!
- Десять градусов!? Чего десять градусов? - удивленно спрашивает проверяющий.
- Десять градусов ЖАРЫ, товарищ полковник!!!
8
На вокзале Кишинева найдена бомба. Министерство обороны приносит свою благодарность - это уже 5-я бомба, поступившая на вооружение молдавской армии.
2
Посылают толпу студентов в наряд на кухню. Спрашивают у прапора:
- А картофелечистка есть?
- А как же! Экипаж - 5 человек...
1
Как я служила в ВМС США.
Сразу скажу что здесь будут ошибки, так как по-русски давно не пишу, больше текстую, но читаю и говорю.
Кризис конца моих 20-х завершился кульминацией: страдая от желания спасти мир и морских приключений, в 30 лет я вступила в ряды форменных. Меня отговаривали ВСЕ, да куда там. До получения гражданства оставался 1 год, поэтому подписала контракт как "простой палубный моряк", ведь дипломы не сильно влияют на здравый смысл, веря, что через 6 месяцев стану офицером, а пока, меня-то уж точно отправят в Европу. Оказалось все совсем не так, но это другая история.
В буткампе (учебке?) удивить меня было сложно, я много повидала, но развлекуху найду всегда. Зен и энтузиазм были в избытке, меня назначили "главной" в нашей жен./муж. дивизии. Обязанности были всякие: следить за дисциплиной и быть связью между рекрутами и командованием, но основная - когда мы маршировали (много, мы так передвигались) по базе, орать команды куда идти и приветствовать проходяших офицеров. Дали мне саблю в лапу и ребята прозвали воиншей Зива (рост 177), (потом еще и Йода за манеру речи). Я думала за ответственность и возраст назначили, но потом узнала, что не только. Оказывается, меня даже просили другие дивизии, потому что русский акцент на такой позиции у них это ржачно и круто - любители когнитивного диссонанса. Мне позволяли больше чем другим, например, говорить нормально со старшими по званию или вместо уставных команд проорать в столовой вместе с "помошником", что-то типа: розы красные, виолетки синие, дивизия 250, я тебя жду, и т.д.
Но всеобщее массивное признание я получила после тренировки слезоточивым газом. Простояв в противогазе и нюхая это часок+, пока вся дивизия не прошла тест (трое из нас "главных" смотрели :-)), я обрадовавшись свободе, сняла противогаз и вдохнула ртом и полной грудью распыленный на меня газ. Тут до меня дошло, что я сделала, но через 5 секунд потери голоса, вдруг поняла, что это херня, засмеялась, медленно отрапортавала и добавила от себя пару фраз. Сразу не могла понять ликование и офигевшие морды товарищей, когда я вышла без слез и соплей, как они, а с легким румянцем и улыбкой. Несостоявшиеся травители сказали, что такого у них еще не было, тут-то меня и удивили.
Сергей Шойгу сообщил о снижении аварийности в военной авиации в 2,5 раза.
После полного прекращения полётов...
Было это ещё в учебке. Повезли нас на стрельбы. В программе значилось ещё и метание гранат. В общем, положение войск такое: стоят кучей солдаты, перед ними всё военное начальство (наблюдают), а ещё дальше укрепление из покрышек, из-за которого надо кидать гранату. Прапор уже возле укрепления каждому лично объясняет: это граната, это запал, вот так вставляешь, осторожно закручиваешь, вынимаешь кольцо и швыряешь подальше... Потом рапортуешь наблюдающему командованию, какой ты молодец.
Очередь очередного молодца. Он замахивается, кидает и... бежит следом за гранатой! Прапор заметно побелел на фоне покрышек. А бравый вояка догоняет гранату, поднимает её (она упала и не взорвалась - такое бывает и означает, что она сделает БУМ! в любой момент) и бежит с ней в сторону всех этих майоров и полковников. Они от неожиданности даже разбежаться не успели.
- Товарищ командир, докладывает рядовой Иванов! Разрешите бросить повторно, я кольцо забыл вытащить.
Было улыбчиво, но не сразу...
2
Итоговые учения ВДВшников. Стоит полковник и рассматривает "прыгунов", люди в камуфляже стоят рядом и что-то черкают на планшетах и совещаются. Увидел полковник, что какой-то солдат чертовски злой плетётся в сторону аэродрома.
- Сынок, ты кудай-та?
- Да я на аэродром, на повторный залёт!
- Так ты уже отпрыгался!
- Дак нужно-то с парашютом!
30
Заранее прошу прощения за нецензурщину, пытался смягчить как только было возможно, чтобы не терялся смысл.

Одним майским днем заместитель командира части по тылу майор Степанов сидел в казарменной канцелярии, курил и говорил ни о чем с замполитом капитаном Зелецким. Настроение у майора было весьма приподнятое - на следующий день львиная доля офицеров и личного состава уматывала "в поля" - на полевой выход с целью практики. Возглавлял эту экспедицию сам командир части, а майор Степанов оставался за главного, делегировав заботы о снабжении личого состава на выезде прапорщику Чернову. Оставалось утрясти мелкие вопросы вроде выдачи вещмешков с содержимым и плащ-палаток. Майор решил позвонить Чернову на склад и дать ЦУ по телефону. В трубке раздавались гудки, но трубку никто не брал. Также не отвечал прапорщик и по мобильному. Степанов высунулся из канцелярии:
- Дневальный, где там сержант Нырков, давай его сюда бегом!
- Его с утра прапорщик Чернов на склады забрал, тащ майор, - ответил дневальный.
Степанов вздохнул - придется самому переться в хоззону, раз и прапорщик и его правая рука - толковый старослужащий сержант Нырков там, а возможности связаться нет. Наверное, замотались там с вещами. Хрен с ним, схожу. А завтра начнется лафа - в части почти никого, сиди себе, кури, да бумажки выправляй не спеша.

Путь до складов занял десять минут. Майор Степанов увидел, что навесной замок склада номер один лежит рядом с приоткрытой дверью. Дужка замка была распилена.
- Ну твою ж мать! - сказал Степанов, - Ты мне, прапор, из своей зарплаты новый купишь, раз ключи похерил, - и майор вошел на склад.
Сначала он застыл как истукан с острова Пасхи, потом проморгался, после протер глаза руками. Ничего не изменилось. СКЛАД БЫЛ ПУСТ. Его единственным достоянием был стул, на котором спал прапорщик Чернов, и пустая бутылка из под водки на полу.
- Чернов, сука!!! - заорал майор, неистово тряся за грудки соню, - Где... Где, твою мать... ВСЕ!?!
Прапор открыл очи, с трудом встал со стула, дыхнул в своего командира перегаром и хриплым, упавшим голосом молвил:
- Спиздили, товарищ майор!

Степанову понадобилось некоторое время, чтобы переварить сказанное. А потом он очень обрадовался - перед ним замаячило внеочередное звание, капитана, а может даже старшего лейтенанта. В первую очередь, обворованный зам по тылу решил разобраться с прапором. О, майор Степанов был большим знатоком генеалогии и собрался рассказать непутевому прапорщику всю историю его рода и их взаимоотношений с крупным и не очень, рогатым и безрогим скотом. Он мог любому рассказать подобную историю, даже если бы его разбудили после суточного дежурства (а пожалуй - в особенности если бы это случилось). Однако майор имел веские сомнения во вменяемости Чернова в данный момент. По той же причине, он не стал угрожать увольнением из Вооруженных сил. Степанов принял соломоново решение - он зарядил в бубен прапорщику. Смиренно приняв кару, Чернов упал и снова уснул. Майор же выскочил из склада. Похоже, наш герой имел происхождение от самого Геракла - настолько оглушителен и протяжен был его вопль...
- НЫРКОООООООВ!
Через тридцать секунд вышеназванный материализовался перед майором.
- Сержант, какого хуя тут происходит!??
- Не знаю, тащ майор, я с самого утра черновской "Ниве" днище варю в боксе, а он сам на складе занимался.
Бешено вращая глазами, Степанов сначала чуть было не покарал сержанта по методу, опробованному на злосчастном Чернове, но сообразил, что Нырков не виноват - ему сказали варить, он и варил.
- Дуй в казарму, бегом. Вернешься с замполитом и старшиной.
- Есть! - и сержанта как ветром сдуло.
Степанов провел беглый осмотр складской территории, и к тому моменту, как прибыло подкрепление, все стало более-менее ясно. Злоумышленники нашли замаскированную лазейку в заборе, через которую личный состав мотался в "самоходы", ночью, спилив замок, проникли на склад и вынесли оттуда все подчистую. Прапорщик Чернов, оставив помощника шаманить его ласточку, пришел на склад, увидел царившее там запустение, смекнул что к чему, и не придумал ничего лучше, чем нажраться. Следов похитителей не было.

К счастью для Степанова, все что было нужно для полевого выхода, находилось на другом складе.
- Только один шанс, чтобы поймать засранцев, - решил майор, сделав ставку на банальную человеческую жадность. Ночью, преисполненный праведного гнева Степанов с табельным оружием и двумя бойцами схорогились неподалеку от второго склада.
- Пан или пропал, - думал майор. Примерно в час ночи через лаз в заборе полезли какие-то личности. Начавший, несмотря на дикий нервяк, клевать носом майор, едва их не прозевал. Оставалось убедиться, что это именно воры, а не загулявшие воины, пытающиеся пронести спиртное в часть. Когда от двери второго склада послышались тихие звуки ножовки по металлу, Степанов, подобно фениксу возмездия, вылетел из засады и заорал:
- А ну, стоять, суки, стрелять буду!!!
Задержанными оказались гости из средней Азии, поначалу пытавшиеся убедить мстителя, что не владеют русским языком, но майор, скорый на расправу, быстро убедил их, что сотрудничество позволит экспроприаторам сохранить остатки достоинства и зубов. Потом была переноска уворованного из общежития неподалеку обратно на склад, потом снова пиздюли, затем милиция, показания, нагоняй от командира (пусть и смягченный ввиду отсутствия потерь).

Дыра в заборе была наглухо замурована, часть укатила в поля, а многострадальный майор стал страдать фигней, о чем и мечтал.

P.S. Солдаты стали ходить в самоходы иными путями, но это уже совсем другая история.
Граждане Украины, активнее получайте паспорта России! Осенний призыв не за горами!
Все знают, что на территории бывшего СССР у мужиков есть вечная общая тема - армия. Сколько бы не было лет мужику - количество историй и тем про "службу", про крутость рода войск и характера отцов-командиров, не убывает, а только возрастает с годами. При этом все склонны преувеличивать, приписывать, гиперболизировать до абсурда "бевой опыт" и "подвиги" своей службы. И не важно, что служил с лопатой - дембельский альбом будет украшен фото воина, увешанного оружием, который в одиночку предотвратил как минимум 10 мировых войн, не считая тайных операций во время очередного отпуска.
А теперь к истории. Так уж вышло, что мать моя пять лет назад вышла замуж во второй раз и мы переехали жить "к нему". Благо было куда. И по сравнению с нашим городом, здесь все-таки поживее и потеплее. Отношения с отчимом вроде сложились нормальные. А после окончания школы и поступления в ВУЗ в соседний город, я можно сказать и не путаюсь под ногами у мамкиного счастья. Но вот заметил за ним я странную особенность - когда за столом собираются мужики не из ближнего круга и заводят традиционные разговоры про службу в армии, отчим скромничает. Говорит служил в стройбате, рядовым, и особо про службу рассказывать и нечего... Про службу бывает и говорит. Но только когда собирается "ближний круг". Причем все там в звании не ниже полковника, оказывается. Некоторые еще служат. И армейских фото в "семейном" альбоме у него нет. Попались в отдельном альбомчике всего две, и там он без знаков различия с одним из ближнего круга на фоне коричнево-желтых гор в камуфляже явно не стройбатовском - пустынка какая-то с камушками. И по обрывкам разговоров они там явно не стройкой занимались, потому как среди шуток их мелькали упоминания, что отчим "ночной", "солнца не видел и из командировки белый вернулся" и "что это тебе не по ночам за нулем лазить". Причем несмотря на шутки товарищи его к нему подчеркнуто вежливы и уважительны.
Летом я пошел на рукопашку. Оказалось тренер знаком с отчимом и они иногда вместе в пустом зале тренируются. А с виду отчим - тюфяковатый, расслабленный пенсионер.
И вроде человек он правильный, но похоже не так он прост, как хочет казаться.
А мамка в нем души не чает. Ну и ладненько...
Было это в 90-х и тогда ещё Севастополь был в составе Украины. Я работал телеоператором на местном ТВ и съёмочная группа получила задание снять предпраздничный репортаж в одной из воинских частей в городе. Приехали в часть, нас встретили, отвели на плац, где чуть позже будет торжественное построение по какому-то поводу, начинаем работу с предварительного интервью с отцами-командирами. Звучит команда "Построение!"
Бойцы стоят коробками на плацу по стойке "смирно", командир толкает с трибуны торжественную речь, в общем, всё идёт по плану. Оркестр берёт первые ноты "невмерлыка" (гимн Украины), личный состав правую руку подносит к груди в области сердца и начинает петь гимн. Вдруг откуда не возьмись появляется... дворовая шавка. Садится посреди плаца на задницу и начинает подвывать музыке. По строю проходит смешок и стихи потихонечку пропадают и слышно только музыка и вой шавки... Откуда-то вылетает какой-то старлей и несётся на эту собаку. Та рвёт с места в галоп, но... продолжает выть!
На студии, когда я показал видеозапись, вся телекомпания неделю валялась на земле.
Друг пошёл в армию, чисто чтобы было что надеть, собираясь на рыбалку.
57
Введение в иппологию

Впервые управлять лошадью мне довелось в военном училище (ГВВСКУ).
По фильмам «Неуловимые мстители», «Буян», «Три мушкетера» и т.д. и т.п., каждому было понятно, что в этом деле нет ничего хитрого. И однажды в наряде по столовой нам надо было освободить крыльцо большой мойки от наполненных фляг с пищевыми отходами. Эти фляги гражданский возчик отвозил на телеге в свинарник. Лошадь, запряженная в телегу, стояла тут же – неподалеку от крыльца. А возчик куда-то отошел.
Ожидая его возвращения, мы устроили короткую фото-сессию, а потом я взялся за вожжи.
Телегу надо было продвинуть вперед и влево. Я прищёлкнул языком, и послал вожжи «волной» вперед, чтобы они коснулись крупа кобылы. Она поставила уши торчком и недоуменно оглянулась. Я таким же движением вожжей повторил свою команду. Она тронулась с места, а я вожжами пытался управлять ею, чтобы с хирургической точностью припарковать телегу точненько к крыльцу. Сначала она остановила телегу напротив крыльца, но в метре от него. Я пытался заставить её двигаться то вперед, то назад, чтобы переместить телегу влево. Лошадь явно меня не понимала и нервничала.
За четверть часа наших с ней обоюдных мучений, я осознал, что вовсе не обладаю врожденными способностями кучера. Лошадь оказалась загнана в угол, образованный стеной здания и крыльцом. Мои попытки заставить её двигаться задним ходом ни к чему не привели. Я выпустил вожжи, и стал прикидывать – как буду оправдываться перед возчиком, когда он вернется.
Кобыла оглянулась назад. Убедилась, что я бросил управление, попятилась, выводя телегу из тупика, описала широкий круг по двору, подкатила телегу впритирку к крыльцу, остановилась и снова оглянулась на меня, ехидно усмехнувшись. У неё были большие желтые зубы.
Уже лет в сорок мне вздумалось взять несколько уроков верховой езды. Это уже другая история, но тот первый опыт молодости был нелишним. Лошадь – вишь ты – не машина. У неё своя голова есть.
"Не будешь есть кашу - в армию не возьмут", - говорила воспитательница в детском садике.
И вот теперь стою в военкомате, божусь, что не ел кашу в детстве - бесполезно, не верят.
46
Праматерь бешеных старушек или как меня призывали на сборы
(легкая наркомания, основанная на реальных событиях)

Всегда занимало одно из самых удивительных явлений – превращение милой пожилой женщины в демона с клюкой. Кажется, еще сегодня ты улыбаешься, спрашиваешь, как дела. Но стоит переступить критическую черту…

- Мужчина, вы здесь не стояли! Наркоманка! Проститут! Что? Суффикс не там? И не стыдно под чужие суффиксы заглядывать?

Ну как так? Может, где-то в этом мире булькает источник злопыхательства, так сказать, истерический родник первозданной склочности? Например, в тридевятом царстве, в тридесятом государстве, на море-окияне, на острове Буяне, обдуваемом ветрами, стоит ДУБ!

А на нём восседает САМА - праматерь бешеных старушек. Внешне – вылитая мокрица, размером с гипермаркет. Глаза красные, из ноздрей дым пышет, лицо страшное, как выплата по ипотеке.

Весь год эта тётка копит ярость, а в назначенный день мечет икру, разрешаясь от бремени психопатства. Много икринок, очень много, а ветра сильные, очень сильные. Вот и разносятся истерика и склочность по белому свету.

Дальше просто: бабуля зевнула, в рот залетело, проглотила и вуаля. Имеем неадекватную кунг-фу старушку, по степени доставучести сравнимую с хроническим насморком.

Чуть больше трех лет назад, кстати, над этим вопросом я всерьёз задумался:
- Интересно, где же находится это самое тридевятое царство?
- Могу показать, - хмыкнула Судьба, - только чур – потом не жаловаться.
- Не буду.
- Тогда… Крэкс-пэкс-фэкс!
И так шарахнула меня по голове, что очнулся уже в больнице.
- Повезло, успели вовремя, - улыбнулся заведующий неврологией, - вы не волнуйтесь. Прокапаем, понаблюдаем, а где-то через недельку - на волю.

Кстати, пользуясь случаем, передаю спасибо больничным поварам – все было очень вкусно, особенно хлеб. Но речь не об этом. Через несколько дней после выписки я обнаружил в почтовом ящике привет из военкомата. Повестка, грозно нахмурившись, приказывала явиться для медицинского осмотра.
- Зачем? – удивился я.
- Затем, - рявкнул документ, - родине нужны старшие лейтенанты запаса.
- Во-первых, срочная отслужена, а вот-вторых, у меня бронь!
- А в-треттьих, кадровица прошляпила с её продлением, так что пойдешь служить, бе-бе-бе, - показала язык повестка.
***
- Бе-бе-бе, что ты блеешь, как улитка! – орал директор на сдувшуюся подчинённую, - заместителя на месяц загребут в войска, он там будет кайф ловить и девок тискать, а работать кому? Короче, делай, что хочешь, но бронь роди.
- Как? – пискнула кадровица.
- В позе женатого трюфеля, - рыкнул директор и повернулся ко мне, - Николаич, езжай. Может, сумеешь что-то сделать.

И уже через час я уже взбегал по ступеням районного военкомата. Дежурный офицер, изучив повестку, четко проинструктировал, в какой кабинет обратиться:
- То ли в 32-й, то ли в 23-й.
- В 32-й, - ответили в 23-м.
- В 23-й, - приветливо улыбнулись в 32-м.
- В десятый, - горестно вздохнув, напутствовал оказавшийся в коридоре подполковник.
- А, так вам на медкомиссию, - в указанном кабинете, неторопливо изучив повестку и выписку из больницы, пробормотал мужчина в штатском, - пусть врач решает. Сразу идите к невропатологу.
- Спасибо, вашбродь, что надоумили, а то мечтал вначале к лору заскочить, - с этими словами я поднялся на третий этаж, где восседали армейские эскулапы.

Боже мой! Увиденное повергло в такой шок, что чуть не расплакался! Весь коридор был забит призывниками. В одних трусах будущие воины кучковались у кабинетов, что-то тихо обсуждая.

Кажется, еще и сам недавно то нагибался перед хирургом, то старательно выговаривал «триста тридцать третья артиллерийская бригада», то стоял босиком перед шаркнутой на селезенку неврологиней. Причем она орала так, что за окном дохли голуби и осыпались листья. Эх, было время золотое, призывное да лихое.

Увидев дядьку в костюме и с портфелем, молодежь замерла, будто спрашивая:
- Чего тебе надобно, старче?
- Мужики, где невропатолог?
Вздрогнув, призывники, как один, покрутили у виска, а самый смелый едва заметным поворотом глаз указал на искомый кабинет.
- Тетка-демон? – догадался я.
Парни дружно перекрестились на портрет президента.
- Могу зайти без очереди?

Утвердительно закивали все, даже портрет. Эх, где наша не пропадала, тем более по второму разу срочная не грозит! И я решительно открыл дверь:
- Здравствуйте.
Против ожидания, за столом сидела милейшая бабушка – божий одуванчик. Ей бы еще спицы в руки и котика…
- По вопросу? - старшинским басом рявкнула врач.
- Призывают на сборы!
- Надо идти!
- Не могу, - отчеканил я, - только из больницы! Зело телом слаб, боюсь, не сдюжу.
Ну грешен, грешен, не удержался, кстати, бабуля даже бровью не повела :
- Диагноз?
- Такой-то.
- Звание? – старушка выпустила дым из правой ноздри.
- Старший лейтенант запаса, матушка, - грешен, опять не удержался.
Но невропатолог только выпустила дым из левой ноздри:
- К психиатру.

Решив не спорить, я молча вышел из кабинета и под сочувственными взглядами молодежи направился в конец коридора.
Где, открыв нужную дверь, тут же выпалил:
- Здравствуйте, призывают, только из больницы, старший лейтенант запаса, отправили к вам.
- Вы нормальный? – удивилась, кстати, очень миловидная женщина - психиатр, - покажите выписку. Хм, это к невропатологу, её область.

Наверное, в тот момент у меня как-то по-особенному сверкнули глаза, потому что доктор, неожиданно подмигнув, улыбнулась:
- Только очень прошу, помягче там, хорошо?
- Постараюсь, - и, подарив ответную улыбку, я вышел в коридор.

Не задавая лишних вопросов, призывники снова молча расступились, а глава государства с портрета даже пообещал «при случае жэстачайшэ перетрахнуть всю ваенную медицину».
- И снова здравствуйте, психиатр отправила к вам, сказала, не её область, вот выписка, - и, положив документ на стол, я бесцеремонно уселся.
- Кто разрешил? - зашипела бабка.
- Что именно?
- Садиться! – рявкнула невропатолог.
- Не надо так орать!

Наверное, доктору давно никто не перечил, потому что её глаза стали наливаться кровью, рот открылся и...
- Встать! - плюнула ядом старуха.
- А можно поаккуратнее? - отодвинувшись вместе со стулом на метр, я тщательно вытер лицо носовым платком, - еще и очки забрызгали.
- Ааааааааааааааа!!!!! Не сметь двигать стул без приказа!
- Вас что, простатит замучил?
- Пошёл вон!
- Сдуйтесь, а то сердце посадите.

Мда, времена меняются, а врачи на медкомиссиях нет. Под вопли невропатолога, кстати, хорошо думалось о зря потраченном времени, заложенном от криков правом ухе и…
- Молчать!
- Не стройте рожи, я икаю.
- Стул на место!
- Он не хочет.
- Арррррррррр!

И тут в лицо пахнуло свежим бризом. Черт! Я озадаченно осмотрелся. Куда это меня занесло? Вместо кабинета – остров, омываемый равнодушными волнами бескрайнего синего моря. А впереди, на огромном дубе восседала ОНА. Да, та самая праматерь бешеных старушек. В передних лапах молоточек, красноглазая, пышущая дымом из ноздрей и размером с гипермаркет мокрица.
- Кто мокрица?

Наваждение мгновенно исчезло: передо мной бесновалась все та же врачиха.
- Руки!
- Простите, не понял.
- Руки показал! Быстро!
- Зачем?
- Вдруг наркоман! – рыкнула бабуля.
- Еще скажите – проститутка.

А вообще, сколько можно? Надоело! В конце концов, мы тоже не из лебеды с кудряшками! И, схватив со стола выписку, я рявкнул так, что запотели стекла:
- Цыц! Тут вам не смирно, а там - не равняйсь! Мы не в бане, я не мыло!
Кто пострижен по уставу, завоюет честь и славу! Ноги в локтях не сгибать! А теперь бегом! Пора! Троекратное ура!

Господи, что я несу, неужели заразился?

Однако, не поверите, после такой тирады невропатолог заткнулась. Правда, в наступившей тишине раздалось какое-то слишком зловещее шипение.
Блин, да она сейчас нереститься будет! Пора тикать!
- Куда? – рыкнула бабка.
- Туда!
- Стул на место!
- Он все еще не хочет, - с этими словами я рывком отскочил к двери и, уже приоткрыв, все-таки не удержался, отвесив церемонный поклон, - был счастлив лицезреть, Эстакада Горгоновна!

Старушка взвыла и кинулась грызть подоконник.
- Ну, что? – в коридоре меня тут же заинтересованно окружили призывники.
- Пока не заходить, обедает.
- Или нерестится, - шепнул с портрета президент.
- Вы как всегда правы, Александр Григорьевич, - и, мурлыча под нос «старший лейтенант, уж не молодой, не хотел служить, хотел домой», я пошел искать кабинет военкома.
***
- Вот зачем устроили этот цирк, - через несколько минут, пряча улыбку, с укоризной выговаривал офицер, - пришли бы сразу ко мне.
- Решил вспомнить детство, товарищ полковник. Извините, не удержался.
- А если бы она укусила?
- Что, были прецеденты? - удивился я.
- Говорят, уже троих признали негодными, - вздохнул военком, - ладно, давайте ваши бумаги.

В общем, все решилось тихо, красиво и без эмоций. Зато теперь могу гордиться тем, что реально повидал гнездилище праматери бешеных старушек и выбрался оттуда живым и невредимым.

Кстати, вирус истеричности я все-таки подхватил. Сам был в шоке, но, вернувшись на завод, сначала возмутился на компрессор в цеху разделения, потом на сам цех, потом обругал наполнительную, выматерился на погрузчик, довел до истерики два вагона-цистерны, а еще...
- Николаич, езжай-ка домой, - появившийся директор тихо увел меня уже от весовой, явственно дрожавшей от крыши до фундамента, - эк тебя в военкомате переклинило.

В общем, только дома, проведя в спокойной обстановке тотальную коньячную дезинфекцию организма, я смог облегченно вздохнуть:
- Слава Богу, отпустило.

Автор: Андрей Авдей
Смотрю очередную Бондиану.
Главный герой везде где ни попадя, представляется одним и тем же именем.
- Бонд.
А для особо тупых и не внимательных, повторяет :
- Джеймс Бонд.
При этом он оперативный агент, с лицензией на убийство, одной из самых засекреченных разведок мира и не менее секретного её отделов.
Даже если это не настоящее имя, а рабочий псевдоним, то повторяя один и тот же псевдоним в разных операциях, он все равно себя идентифицирует. А для оперативника идентификация врагом, уже по сути, приравнивается к провалу операции.
И вот, значит, ходит этот красавец и проваливает операции одну за другой, в первую же минуту знакомства.
А ведь в первых книгах серии даже нож у Бонда был заточён на скрытность удара и прятался в ладони.
Лишний раз убедился, что ящик - для идиотов.
11
КЛЯТВА

«Клятва умному страшна, а глупому смешна.»

Было это где-то в середине нулевых.
Я только перешёл работать в новую телекомпанию и мой первый день работы как раз пришёлся на вялый корпоратив по случаю дня Советской армии.
Меня никто не знал, я никого не знал, вот, думаю, во время междусобойчика и познакомимся.
За столом собралась телекомпания почти в полном составе: от ассистентов и администраторов, до режиссёров и операторов.
Начались тосты за армию, за мужчин, за женщин, которые ждут мужчин из армии, ну и всё в таком же духе.
А, поскольку я никогда в жизни не пробовал никакого алкоголя, то всё больше налегал на шашлыки и томатный сок, но люди быстро заметили, что новый режиссёр совсем не пьёт и поинтересовались: - За рулём?
Настроение у меня было игривое, тем более в незнакомой компании я не хотел выдавать истинную причину моей трезвости и я решил подурачиться:

- Да, вы знаете, сам в шоке, так иногда хочется вспомнить молодость, выпить, расслабиться, просто не передать словами.
Тем более в такой день, а тем более за знакомство.
Но тут такое дело, когда я служил в армии и вот-вот уже собирался увольняться в первую партию, мы с друзьями-дембелями раздобыли самогону и конечно же после отбоя, в автопарке закатили прощальную пьянку, отмечали скорый дембель.
Короче, под утро, нас поймал наш капитан - командир роты.
Лютый был мужик, но справедливый. Мы, конечно же понимали, что сегодня же, вместо дембеля, все дружно отправимся на местную гауптвахту и своих матерей увидим только после Нового года, месяца через три.
А капитан вдруг и говорит:

- Жаль мне вас, дураков. Ладно, давайте так – если каждый из вас здесь и сейчас даст мне своё мужское слово, что больше никогда в жизни не выпьет ничего спиртного. Вообще никогда, вообще ни капли. Тогда я забываю о вашей пьянке, а вы идёте в казарму спать и на днях спокойно разъезжаетесь по домам. Решайте.
Конечно же мы все дали своё слово. Все, кроме одного.
И вот, прошло уже больше двадцати лет, как я не могу выпить, даже на свадьбе, или в Новый год. Только пробки нюхаю. Ужасно обидно, но пока держу слово. А куда денешься? За язык ведь меня никто не тянул.

Публика очень удивилась и после паузы вразнобой заговорила:

- Какое на хрен слово? Да пошёл он! Подумаешь. Двадцать лет ведь прошло! Я бы только дембельнулся и сразу бы этому капитану прислал фотку, как я бухаю.
- Старик, ты серьёзно? Забей! Тебе ведь самому двадцать лет всего было. Подумаешь, слово дал, мало ли кто кому какие слова давал, тем более по такому серьёзному поводу. Да капитану этому на твои обещания начхать давно. Он и забыл уже сто раз. Полжизни прошло. Я, как юрист говорю – он воспользовался вашей тупиковой ситуацией и заключил кабальную сделку. Тем более на словах. Так что, давай, выпей и забудь.
Я возразил, что – это был наш осознанный выбор, ведь тот, один, который капитану не стал ничего обещать, на следующий же день сел на губу и действительно застрял ещё месяца на два.

Кто-то сказал:
- Нужно отыскать этого капитана, поговорить с ним по душам, может он пойдёт навстречу и позволит забрать твоё слово. Не зверь же. Двадцать лет ведь тоже не мало. Должен согласиться. А?
- А все остальные как? Тоже бухать бросили?
- Да откуда ж мне знать? Каждый ведь говорил за себя лично.
- Да, беда. Обидно в двадцать лет так отрезать себе пути к отступлению. А теперь даже бокальчик дорогого винца не выпить. Но, делать нечего, обещание – есть обещание. Не дай боже так попасть…

С тех пор прошло много лет. Смех – смехом, но в тот день я сразу понял и сто раз в последствии убеждался, что из всего народа в той телекомпании, я мог доверять только тем, кто советовал найти капитана, или скорбел по поводу дорогого вина, а вот на тех, кто советовал плюнуть и забыть о клятвах, я никогда не мог положиться.
И не только я…
Север

Север, воля, надежда,- страна без границ,
Снег без грязи, как долгая жизнь без вранья.
Воронье нам не выклюет глаз из глазниц,
Потому что не водится здесь воронья.

- Это четверостишие увидел в альбоме кого-то из дембелей, и был поражен его точностью. Тогда ещё не знал, что автор - Высоцкий.

Вместо воронья там были бакланы. С поселковой помойки далеко разносились их противные крики. Это нечто среднее между плачем младенца и кошачьим мяуканьем.

Из диких животных поначалу видел там только песцов и леммингов.
Офицеры ездили куда-то на ГТСке охотиться на оленей. С автоматами. Водитель сказал - километров за сорок. Привезли туш тридцать. Потом один из солдат - якут - выделывал головы, чтобы они могли повесить их на стены.
И полярная ночь, и полярный день, и северное сияние - все, как положено.

Первый мой вечер на Севере.
Роту вывели на вечернюю прогулку. Полярная ночь. Вечер - понятие условное.
Я иду в конце строя, среди низкорослых якутов, потому что еще не распределен в отделение. Замечаю на небе светло-серую полосу. Спрашиваю идущего рядом якута:
- Что это?
Он невнятно отвечает:
- Сьяне.
Я догадываюсь, что это означает "сияние" и жадно разглядываю. Трудно идти в ногу, задрав голову вверх. Я запинаюсь, забитые якуты с удовольствием тычут мне острые кулачки в спину:
- Иди в ногу, кадет!

Опять ночь. Полярная закончилась, потому что уже апрель. Но день длится совсем недолго. После двух месяцев сплошных нарядов по роте, впервые заступил на пост. В двадцать часов по местному времени уже стемнело.
Брожу по территории поста между складами. Мне это очень нравится. Два месяца не оставался один. Все время был в казарме. Но скоро начал мерзнуть. Мороз был обычный - не больше сорока пяти, но, почему-то никогда потом так не замерзал, как в эту первую смену на посту в Тикси.

Сияние уже не в диковинку.
Обычное, в виде светло-серой полосы можно видеть почти всегда.
А иногда бывает цветное!
Почти над головой висит что-то вроде друзы горного хрусталя. Цветные кристаллы расходятся в стороны из одной точки. Один-два обычно длиннее других. Ближе к горизонту они теряют правильную геометрическую форму и переходят в занавес. Разноцветный занавес слегка, еле заметно колышется и немножко мерцает.
Много позже видел по телевизору рекламу, в которой пингвин засовывал голову в снег. Вот в этом ролике сияние было изображено очень похоже…

Начало лета. Днем температура поднимается выше нуля. "Ночью" солнце у горизонта и заметно холодает. Тундра там каменистая, растительности очень мало. Иногда можно увидеть мелкий невзрачный цветочек. Редкие деревья вьются по камням. Стволы не толще пальца. Листочки с ноготь.
Иногда по камням пробегает ласка. Услышав мое движение, останавливается, Поднимает голову. Голова, шея, тело - всё вместе одинаковый ровный цилиндрик. Кажется, что шея длиной в половину тела. Нервно шевелит ноздрями в мою сторону и мгновенно исчезает в камнях.
Неподалеку пасется стайка полярных куропаток. Зимой их не встречал. При моём приближении перепархивают чуть дальше. Не могу понять - что они здесь находят, растительность донельзя скудная.
Лемминг заметил меня, когда я подошел почти вплотную. Принял угрожающую позу - встал на задние лапки, передние развел в стороны, раздулся и зафыркал. Наш ротный кот Базиль, однажды увидев такое, отпрянул и пошел в казарму жрать свою сгущенку, которая не умеет принимать угрожающую позу.

Первого июня 84 года было минус тринадцать. Мы разомлели от этого неожиданного тепла, не стали отворачивать уши шапок и на построении перед нарядом я обморозил левое ухо.

В ночь с пятого на шестое июня восемьдесят четвертого года с распухшим левым ухом в Домодедово выхожу из самолета и вдруг - тепло!
Организм перед выходом из помещения был настроен на мороз.
На уровне подсознания.
Кожные поры и капилляры заранее сжались. А тут вышел и погрузился в духоту летней ночи. Нет, я прогноз погоды смотрел, знал, что в Москве плюс двадцать восемь ночью, но все равно испытал потрясение какое-то.

Это было самое сильное впечатление от дембеля.
Вот, например, пойдёшь в 18 лет в армию, на войну, поубиваешь там всех, а потом в магазин придешь за водкой и тебе скажут: «Мальчик, тебе сколько лет? Водка с 21..»
10
- Милая, ты будешь ждать меня из армии?
- Конечно, ведь ты должен мне семь штук!
19
— Слышал? Адмирала Игоря Мухаметшина теперь на флоте Авенариусом кличут!
— А кто это Авенариус?
— Философ был такой, в Швейцарии. Тоже Канта критиковал.

© t.y.
Отец генерал разговаривает со своей незамужней дочкой.
- Когда ты уже выйдешь замуж? Столько вокруг офицеров, - молодых, красивых, перспективных.
- Не нравлюсь я им, папа. Говорят, характер у меня скверный.
- Плохо, дочка...
- А ты, папа, между прочим, генерал. Мог бы и приказать какому-нибудь достойному жениху.
- Не могу дочка, не имею морального права, вот так, просто, человека на смерть посылать...
19
Мне везло на фамилии военных. В школе военруком был Иван Михайлович Думка. Как вы понимаете любимым развлечением нас обормотов было писать его фамилию на парте, а сверху расставлять цифры последовательности чтения. Военкомом Краснопресненского района был (не вспомню звания и имени) товарищ Замышляк, но речь не о них. В радной Альма-матер Московском авиационном на военой кафедре был майор с изумительной фамилией Стебаков. Как он попал со строевой на технический цикл не понимал никто, но в один прекрасный день он проводил самоподготовку после лекции. Естественно, мы занимаемся своими делами (в основном игре в коробок - вариант очка) и вдруг внимание аудитории приковывается к доске, где один из попавших страдальцев монотонит регламент проверки предпусковых мероприятий МБР. И в соответствии с заложенными знаниями рассказывет - а вот этот блок мы включаем за 10 минут до начала проверок. Естественно, следует вопрос - на хрена? Ну мы то подкованные, и следует резонный ответ - там лампы, которые должны прогреться и выйти на рабочий режим. Майор Стебаков понимает, что фигня - лампы это вчерашний день (притом, что изделие это позавчерашнтй день),такого в родной советской армии быть не может и авторитетно заявляет - товарищ студент, вы ошибаетесь! Тут уже офигевает весь поток, т.к. вот она электрическая схема, вот эти злосчастные лампы. Пауза. Никто не понимает , что делать , и тут кто-то с начальных рядов нашелся. Товарищ майор, перед вами нам читал лекцию полковник Имярек и обратил на этот момент внимание. Дальше в аудитории скрип в мозгах майора - с одной стороны лампы архаизм, а с другой стороны целый полковник. И гениальная фраза - Да, вы правы, лампы есть, но они маленькие маленькие. Поток тлежит под столами. Так что крокодилы летают, но низЭнько. Привет потоку Су-СП-СОН выпуска 1983 года
Gidon задал вопрос, почему готовая история в комментах. Озадачил... и в самом деле, почему. И вот, собственно, история.
Танковый полк человек 400, наверное, не помню. Соответственно, каждый весну/осень приказ, и около сотни дембелей едут домой партиями 10-15 человек. Все знают, как почетно попасть в первые и последние партии :)) В первые - значит служил, как надо и честно отдал долг Родине. Последняя партия - значит такой редкий мудак, аж завидно :)) Вот не помню, Камерер-то поди Новый год встречал уже за забором части, но еще на крыльце КПП :))). Но я отвлекся на Макса... неимоверно круто уехать не просто в первых партиях, а в партии № 1 и состоит она из 3-х человек. Прощание перед строем полка, слезы полковника, марш "Прощание славянки" и все такое. Еще раз отвлекусь - есть еще партия № 0. В ней едут те, за жизнь которых во время пути командиры опасаются - короче, гниды последние. Несправедливо конечно, что они домой попадают первыми, но мало кто жаждет занять их места. Это была преамбула.
Сцены и действующие лица - танковый полк, самоходный артиллерийский дивизион, 2-я САБ, командир батареи, он же комбат, батарейная "шишига", водитель здоровый бурят Тоха в звании ефрейтора.
Не-не, Тоха был отличный парень, в батарее и дивизионе у него было все ровно. Речь не о неуставных отношениях, а об отцах командирах.
Комбат был дерзок, была зима, двигатель на "шишиге" был мертвый (до Тохи еще). И вот комбат заявляет: "Тоха, переберешь двигатель, клянусь партбилетом - уедешь в партии № 1".
Не знаю, поверил ли ему Тоха, но двигатель перебирать надо было, комбата он, вероятно, уважал, точно сказать не могу - не прост был комбат... Короче, Тоха взялся за этот дембельский аккорд. Напоминаю, зима, резко континентальный климат Монголии, мороз за -40 практически ежедневно, насквозь промерзшие боксы. И Тоха. Голыми руками моет в бензине запчасти движка. Движок Тоха, естественно, перебрал.
И вот картина маслом. Весенний приказ, полк построен на плацу. На правом фланге стоит партия дембелей № 1. Гренадеры, красавцы.
Стоит замкомвзвод 1-го танового взвода 1-ой танковой роты в звании старшины, по-моему даже с медалью, но уж со всеми возможными и невозможными значками точно.
Вторым стоит старший сержант, писарь полка, а как же... традиции ломать нельзя... :))
Третьим стоит скромный младший сержант Тоха, не без значков, конечно, но до полковых суперстар ему далеко.
Как комбат это сделал - я не знаю до сих пор. В полку штук 30-40 капитанов, немерянное количество поломанной техники, до хрена всяких блатных...
Но факт остается фактом - в том дембеле места в партии №1 поделили 1-я образцово-показательная танковая рота, штаб полка, и скромная 2-я самоходная артиллерийская батарея артдивизиона полка.
Но если есть в кармане пачка сигарет,
Значит, всё не так уж плохо на сегодняшний день.
Я стою в карауле возле склада ГСМ,
Что, взлетая, оставляет земле лишь тень.
Про одного дагестанца (рассказ офицера запаса)

В 91 служил на окружных складах. Воинская часть в черте Москвы. Был дежурным по части, когда вызывали на КПП сообщением, что привезли к нам двоих новобранцев.
Прихожу на КПП – в сопровождении офицера сидят два солдатика-дагестанца. Направлены к нам на прохождение срочной службы. Предвижу кучу проблем в связи с этими ребятами, забираю документы на них у сопровождающего офицера, иду с бумагами к командиру части.
Тот хватается за голову, и начинает названивать по телефону. От одного дагестанца ему удалось отказаться, а второй остался у нас.
Он был единственным кавказцем в части, и ему пришлось хлебнуть лиха. Синяки не раз мы у него видели, а однажды даже челюсть ему в казарме ночью сломали.
Я ему говорю: «Скажи – кто». Мы его сразу под трибунал, а тебя выведем из части. Надо – в другую переведем. А дагестанец всегда – «Это я сам. С табуретки упал».
Прикидывал я - как его отделить от остального личного состава. Спрашиваю:
- Что умеешь делать? Может строительные какие работы знаешь?
Говорит:
- Знаю строительные. Дома всё, что нужно, сам строил.
- Штукатурить умеешь?
- Умею.
Показываю ему склад. Здание ещё дореволюционной постройки. Метров четыреста длиной.
- Фасад сможешь один заштукатурить?
- Смогу!
Я ему тогда сказал, что, если эту работу сделает, получит отпуск и благодарность от командира части.
И вот каждый день после утреннего развода он брал тачку, инструмент, цемент, и шел к этому складу. Соорудил себе из подручных средств мостки, стремянку и каждый день – туда. Рота на другие работы, а он – приносит себе цемент с другого склада, воду ведрами, замешивает, штукатурит и штукатурит. В столовую без строя ходит. В казарму – после отбоя приходит. Сам по себе – и на виду всё время. Деды и вся борзота перестали его дергать. Зампотылу его работу проверяет. «Качественно», - говорит.
Я про него уже и забыл, - проблем же не создает, - когда однажды приходит: «Товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться!»
- Что такое?
- Ваше приказание выполнено! Склад оштукатурен!
- Ну, молодец! А чего пришел-то?
Мнётся…
- Вы про благодарность говорили.
Тут я внутренне охнул. Про обещанный отпуск он молчит, а я вспомнил. Напомню – 91 год. В армии нищета, и война на Кавказе. Отпускать его домой никак нельзя – велики шансы, что не вернется, придется за ним кому-то ехать, а кто поедет – тоже могут не вернуться. Да и бланков «Благодарность» нет. Хорошо – были у меня большие открытки типа к 23 февраля, но без надписей. Там орденская лента, героические лица бойцов, ещё что-то соответствующее. На этой открытке машинистка штаба написала под мою диктовку примерно следующее:
- Уважаемая Хатима Магомедовна (имя-отчество здесь условны)!
Ваш сын … … с (дата)… по настоящее время исполняет почетную обязанность защитника Родины в вверенной мне воинской части №…
За время несения службы рядовой …(фамилия) показал себя … проявил…
Благодарю вас за воспитание…
С искренним уважением – командир войсковой части № …. подполковник …
Дата подпись, печать.
Командир подписал, печать в штабе поставили, отдал эту открытку бойцу. Он, как я потом узнал, отправил эту открытку матери заказным или даже ценным письмом, что подразумевало вручение адресату лично в руки. Что касается отпуска, - ему объявили отпуск по месту дислокации части. То есть, - после утреннего развода он волен покидать территорию части, гулять по Москве, приходить или не приходить на приём пищи в солдатскую столовую, снова покидать территорию части, но в 21-00 возвращаться в казарму. Не будем углубляться – насколько это поощрение соответствовало уставу. Но я пообещал, и моё обещание командир реализовал таким образом.
Отгулял парень свой отпуск. В роте его отношения с сослуживцами давно уже нормализовались, когда в часть пришло заказное письмо из Дагестана.
Мама этого парня на двух страницах каллиграфическим почерком и с безукоризненной грамматикой благодарила командира части за полученное письмо о сыне. Сообщила, что это письмо прочитали все ближние и дальние родственники (это я здесь нам говорю «дальние» а у них нет дальних родственников. Все ближние.), сказала, что гордится своим сыном, и рада, что он попал служить в такую хорошую часть, с такими хорошими командирами и сослуживцами.
Тогда, среди других дел и обязанностей, я выбрал время пообщаться с парнем.
Его отец рано умер, и их троих воспитывала мама – учительница русского языка в маленькой школе. На медкомиссии в военкомате у него нашли что-то в лёгких, и маме пришлось назанимать у родственников денег, подмазать врачей, чтобы парня признали годным к воинской службе.
И это письмо командира части о хорошей службе сына мама отвезла одним родственникам, те отвезли другим… Письмо это прочла половина Дагестана.
Такая вот история.
Чуть не забыл сказать, - за всё время моей офицерской службы, этот дагестанец был единственным из знакомых мне солдат, который писал по-русски с безупречной грамотностью.
Открывает призывник дверь, а там - смерть с косой:
- Не ссы, я пришла тебя от армии откосить!
Российская армия конца 90-х. В/ч посреди степи в Еврейской автономной области. Комбат доводит информацию на утреннем разводе:
- Товарищи офицеры и прапорщики! От нас сбежал солдат. Сбежал два дня назад, значит, он уже далеко. Но так как горючего в части нет, ищем сбежавшего здесь!
1

Рейтинг@Mail.ru