Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Анекдоты про армию

Анекдоты и истории про армию и флот, солдат и офицеров.

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Показывать жанры: все | анекдоты | истории | фразы | стишки | карикатуры |
Упорядочить по: дате | сумме |
Вообще про армию много приколов можно вспомнить.

Начать с того, что в любой компании, где есть год-два назад отслужившие, разговор рано или поздно зайдёт про службу - кто где служил и "рота, 45 секунд - подъём!", и как табуретками кровати отглаживали, и много других дивных вещей.

И если в такой компании девушка глаз на кого-то из парней положила, то в ход идёт изощрённая женская хитрость. А именно, следуют заинтересованные вопросы про его трудную службу и при этом вспоминается всё, что уже по этой теме слышала.

Так и мы отмечали дембель в компании и симпатичная девчушка меня спрашивает:
- Максим, а ты стоял на тумбочке?
- Стоял, конечно - говорю, как же не стоять.

А сам не вполне ещё понимаю, к чему она клонит и что тут такого.
И вдруг сочувственно так, в полголоса:
- Неужели и ты прошёл через это?

Наверное, какой-то ужасный обряд посвящения в духе чёрной кабалы представила (это только потом до меня дошло). Разочаровывать не стал, правда растерялся и зачем-то сказал, что ещё и подворотнички теперь подшивать умею.
Российская армия конца 90-х. В/ч посреди степи в Еврейской автономной области. Комбат доводит информацию на утреннем разводе:
- Товарищи офицеры и прапорщики! От нас сбежал солдат. Сбежал два дня назад, значит, он уже далеко. Но так как горючего в части нет, ищем сбежавшего здесь!
1
Армия Израиля настолько экономная, что научилась сбивать самолеты чужими ракетами!
В свете последних новостей: «Я согласен принять от Вас вызов на интеллектуальную дуэль, но вижу Вы придёте без оружия».
- Серёга из армии комиссоваться решил, по давлению.
- На что давить будет?
- На жалость.
Не моё.
"Два дебила - это сила!"

При обходе государственной границы опытный сержант заметил неладное - один из пограничных столбов был заметно меньше остальных - ниже человеческого роста, а не два двадцать, как положено. В непонятках тронул его рукой, а столбик и рассыпался - на красные и зеленые кубики! Кто-то аккуратно его распилил и снова сложил, да так, что никто и не услышал. Стали искать следы пересечения КСП, и нашли! Тут уж дело запахло керосином - если не войной, то серьезным международным инцидентом. Три дня пограничники просидели в быстро вырытых окопах, пока специально обученные люди разбирались - что к чему. И разобрались. Финские пограничные столбики тогда были пластиковые, как автомобильные. С наклеенной пленкой - гербом Финляндии. Как выяснилось, неделю назад два особо одаренных наших вОина перешли на ту сторону, и аккуратно смотали на карандашик эти пленочки с двух столбов. Каждому по одной. Правильно, в дембельский альбом. Шикарно вышло, жаль финны заметили, что два столбика осиротели. Нашлись и там талантливые люди - распилили в отместку наш столбик. Ну это вы уже знаете. Долго пришлось начальству мозг морщить, чтоб эту идиотскую историю замять. Хорошо хоть никого не подстрелили.
Говорить за всю Советскую армию наверное будет не правильно, но в части где я служил срочную, в каждом призыве с завидным постоянством ,обычно в весенний период (думаю связано с учением Фрейда и сезонным гоном) у воинов отслуживших год , то бишь у «черпаков» появлялась жгучая тяга к тематической татуировке и установке в член шариков из оргстекла. Одни рисовали карандашом картинки с самолётами, орлами и надписью ВВС, изготавливали станки для татуировки из электробритв а другие вытачивали овальные кругляши из оргстекла которые потом держали их за щекой неделю пока те не отшлифуются как морские камушки.
Служил у нас персонаж с погонялом – «Боря Тыква», был он сам из Узбекистана, росточка не высокого, худенький, но отличался непропорционально большой головой, за что к родному имени – Борис , сослуживцы прилепили приставку –Тыква. Имел этот человек ещё одну физиологическую особенность – походка. При ходьбе как-то совсем неестественно он выворачивал наружу ступни ног и в движении напоминал толи солиста балета, толи в жопу выебаного пингвина. Вроде, как бы и страшного ничего нет, все люди разные, идеальных красавцев не так и много,а тут такие недостатки что и службе не мешают особенно.
По призыву Боря-Тыква был меня старше,а службу он свою тянул на собачнике, который относился к роте охраны. Я же был в тех взводе и с Борей виделся крайне редко. В нашем взводе зам комвзводом был хохол Валера, родом откудо-то из-под Одессы. До армии Валера закончил ветеринарный техникум в связи с чем, по началу своей службы, тоже был при собачнике и при свинарнике, где они с Борей и раззнакомились. Видя как хохол разбирается в зверушках, а особенно в их болячках и это при том, что с ним советуется, как с равным, сам товарищ майор – зам командира по хоз части, Боря для себя возвёл хохла в ранг невъебенного медицинского эскулапа, что-то между Гипократом и Парацельсом ,считая Валеру непререкаемым авторитетом в области медицины и целительства ,не только того что лает и хрюкает, но и того что матерится и сморкается.
И вот, как-то по весне, когда был самый пик моды на татуировки и шары ,сидели мы с Валерой в курилке , травили всякие байки, он уже был дембелем и жил только тем днём, когда наденет свой дембельский китель обвешанный значками и побрякушками - как мундир Брежнева, с толстым аксельбантом, со вставками в погонах и с паутиной заутюженных складок на спине , сядет в дембельский поезд , который унесёт его в сытую гражданскую жизнь со всеми её вольностями, гарными хохлушками , прохладной горилкой и разваристыми клёцками. Глядя на народ в курилке, который мерился отшлифованными за щекой пластмассовыми шариками, поведал Валера историю как Боря Тыква обзавёлся своей странной, нестроевой походкой. Дело так было –после года службы, когда среди их призыва пошла мода расписываться под хохлому и члены увеличивать, прибежал к хохлу Боря на консультацию по медицинской части, вопрос серьёзный – как грамотно,чтобы там ,без осложнений всяких и косяков ,вогнать под кожу хуя два шарика…Боря к вопросу подошёл ответственно о чём говорили два крупных , до прозрачности отшлифованных яйцеобразной формы предмета размером с хороший боб каждый… ставить он решил сразу оба, так, как все его земляки ставили себе по одному и дабы выглядеть на их сером и однообразном фоне настоящим Д Артаньяном , Боря согласен пройти через все тяжести и невзгоды, но в этой нелёгкой половой гонке кроме первого места больше ни на какое другое он не согласен ,сыграл свою роль ещё и тот фактор , что все земляки тянули службу с автоматами в руках, а Боря с собачьим поводком- это привело к развитию комплекса неполноценности в тонкой и ранимой душевной организации этого,будущего , передовика-хлопкороба…а здесь такой шанс доказать всем насмешникам , что его мужское достоинство не только в переносном , но и в прямом смысле достойно всякого уважения и почтения…хохол не имея ни каких расовых и шовинистских предрассудков, проникся всем своим естеством к смелости и решительности этого тщедушного узбека, который собрав в кулак всю свою волю хочет занять самое достойное место среди самых достойнейших представителей своего социума. И Валера стал убеждать Борю-Тыкву, что шарики в хую это поросший мхом анахронизм и ставят их только последние лохи, а нормальные, продвинутые, пацаны давно перешли на закачку вазелина, что даёт бесспорные преимущества по итоговым размерам аппарата, который на выходе можно будет сравнить по форме со стокиловаттной лампочкой висящей под потолком в караулке, женщин Боря будет приводить в благоговейный трепет перед половым актом и к потере сознания после оного, а если Боре вдруг придётся присунуть ишаку(что очень даже вероятно , согласно их традициям), то тот запоёт голосом Карузо от всех пережитых впечатлений. Свой рассказ Валерик сопровождал не менее красноречивой жестикуляцией- он то складывал два сжатых кулака показывая объём будущей Бориной булавы, то крепко сжав кулак и согнув руку в локте поступательными движениями, будоража воображение, изображал в работе могучий поршень, то открыв рот и выкатив глаза - демонстрировал удивление тех, кому посчастливится увидеть этот исполинский корень жизни. Тыква слушал с восхищением оттопырив нижнюю губу , он был похож на васюкинского шахматиста зачарованного рассказом Остапа Бендера про межгалактическую перспективу шахматного клуба Нью-Васюков.
Твёрдо решив не распыляться на всякие пластмассовые побрякушки, которые будут украшать хуи сослуживцев, как бусы папуасов, Боря достал блокнотик и стал туда заносить все необходимые исходные данные для предстоящей операции , хохол ему подробно рассказывал какой надо шприц, как греть вазелин, куда колоть и прочие медицинские хитрости. Боря всё скурпулёзно записал и счастливый ушуршал восвояси, перед тем похваставшись, что одного его земляка- взял к себе на недельку в помощь ротный фельдшер , то бишь проблем с поиском всего необходимого оборудования возникнуть не должно.
Прошла неделя, Валера давно забыл про шары, про вазелин, да и про самого Борю.В тёплый , солнечный воскресный день, рота охраны с тех взводом играли в футбол на стадионе. Хохол был в ударе, носился по полю как чёрный смерч, выделывая всевозможные финты с мячём. И тут, со стороны собачника, к стадиону начинает приближаться какой-то визжащее-кричаще-матерящийся звук, затем все замечают стремительно движущегося Борю-Тыкву, он бы мог и ещё стремительней перемещаться, но мешал какой-то неестественный развал нижних конечностей, ноги широко расставлены в коленях присогнуты - как у наследника Чингисхана или соратника Будёного, по взрослому не маленькая голова с рвущимися из орбит глазами , цветом напоминала Советское знамя…подбежав к краю футбольного поля , глядя на охуевшего Валеру , Боря очень громко срываясь на визг начал всем сообщать о том, что он ебал хохла рот, ебал хохла жопу, ебал хохла маму, папу , всю его семью, всю его родню и вообще всю его деревню …все участники футбольного турнира поняли, что в самое ближайшее время кто-то должен хорошенько получить в репу, вернее в тыкву, на хохла все смотрели с интересом, в ожидании исполнения Бориной казни за поруганную честь всей валеркиной станицы…..повисшую короткую паузу прервал сам возмутитель спокойствия…Боря завопил, глядя на Валеру : - Ты, кутак сор, сиктым твой рот , гижделак, хуй мой вазэлин сказал ???!!!!... хохол , предчувствуя неладное, выдавил из себя :- Ну и чё ?!....Со словами : - Хуй в ачё, ишак ёбаный!!!!....Боря резким движением сбросил до самой земли форменные галифе……
…В этот самый момент , где-то далеко среди бескрайних хлопковых полей , в небольшом узбекском кишлаке ревел диким голосом ишак, почуявший , звериным нутром, крах своих мечтаний - пропеть голосом Карузо …
Футбольная команда судорожно корчилась на траве, некоторым не хватало воздуха, у других в мышцах живота начались спазмы. И только Боря –Тыква не разделял всеобщего веселья, он с трясущейся нижней губой рассматривал при ярком солнечном свете метамарфозы произошедшие с его хозяйством. Вместо по богатырски - могучего хуя , у него между ног ,оттянувшись почти до колена висела громадная мошонка, напоминающая по форме - солдатский вещьмешок , а по объёму походило на страусиное яйцо, только было неестественно ярко-розовое, волосатое и туго набитое как у купца кошель с монетами…. А вот собственно самого хуя , на фоне такой шикарной мошонки , практически и не просматривалось.
При выполнении данной процедуры надо было член слегка перетянуть резинкой у основания и дать вазелину застыть после закачки, но толи хохол забыл сказать , толи Боря чего-то не успел записать …и всё что закачивалось в хрен, стекло в мошонку и позавидовать Борьке может только племненой бык-производитель.
6
Чинарик

В тундре несколько складов и избушка – это наш дальний караул ВВ.
Склад артвооружений и боеприпасов нашей части, склад взрывчатых веществ «Тиксистроя», и еще какие-то.
Караул состоял из сержанта – начальника караула, и троих рядовых – караульных («штыки» по-нашему).
Паек в дальние караулы завозили на десять дней, а караул – на сутки.
Если начиналась пурга, караул не меняли до её окончания. Потому что во время пурги снег летит стеной. Бывает, что вытянув вперед руку, не видишь рукавицу на ней.
Большую часть суток начкар спал. В остальное время писал письма, болтал по телефону с другими начкарами, «дрючил» штыков.
Штыки готовили еду на встроенной в печь плите, наводили чистоту, кололи дрова, по очереди заступали часовыми, и спали тоже по очереди.
Два часа стоишь на посту, потом два часа в бодрствующей смене, и два часа в отдыхающей смене – спать не раздеваясь, но можно разуться. В «бодряке» - поддерживать огонь в печи, отвечать на телефонные звонки, готовить ужин/завтрак/обед, мыть посуду. В оставшееся время, а его в «дальнике» хватало, - читать, писать, мечтать).
На посту курить нельзя, а в остальное время – смоли, сколько влезет. Если курево есть.
Рассказывали, что в старые времена солдатам было положено табачное довольствие. В казарме на тумбочке дневального всегда стояла коробка с махоркой, и лежала пачка нарезанной бумаги для самокруток.
В начале восьмидесятых, когда я служил, этого уже не было.
А денежное довольствие было – семь рублей в месяц.
Два рубля сразу сдавали старшине на ротные нужды, а на остальные могли шиковать, ни в чем себе не отказывая.
Сигареты без фильтра стоили 14-18 копеек, «Беломор» - 25, «Ява» в мягкой пачке – 30, Болгарские «Аэрофлот», «Стюардесса» и «Opal» - 50.
Хотелось и в «Чайную» сходить. Там продавались пирожные «Полоска» за 22 копейки, пряники, печенье, сгущенка, другие деликатесы.

Дальние караулы мы любили. Там не чувствовалось давления армейской системы.
Просто делаешь свое дело, и как будто сам себе хозяин.
Однажды мы заступили на «ВВ», с одной пачкой «Беломора» на четверых. Ну, так получилось. Может, перед получкой дело было. Что все оказались без денег, и не у кого было занять. Поэтому курили очень экономно, - втроем одну папиросу. Каждый делал две затяжки, и передавал следующему. Втроем, - потому что один же на посту.
Начкар Андрюха Линьков пару раз позволил себе выкурить целую.
В четырнадцать часов сменившийся с поста Савинов сообщил, что начинает «задувать».
Встревоженный Линьков вышел наружу и вернулся помрачневший, - мороз упал, и ветер гнал злую поземку. Именно так пурга всегда начиналась. У нас оставалось две папиросы. А пурга могла задувать и один-два дня, и две недели.

Была еще надежда, что до восемнадцати часов, когда должна была приехать смена, пурга не успеет разгуляться, но уже через час, увидев, что ветер усиливается, а снег все гуще, Линьков вызвал с территории поста Томского, чтобы тот не потерялся в тундре. Во время пурги часовые дальних караулов не выходили на посты, а отстаивали смену в тамбуре караульного помещения.
Позвонил дежурный по части и сообщил, что смены не будет.
Время тянулось медленно и скучно.
Служба шла заведенным порядком. Караульный третьей смены кулинарил, первой – мыл посуду и производил уборку. В свои смены выходили на «пост» в тамбур.
Очень хотелось курить.
Обшарили все углы, заглядывали в щели у плинтусов, в надежде отыскать уроненные кем-нибудь раньше, или заныканные чинарики.
К сожалению, предыдущий караул чем-то прогневал своего начкара, и он их заставил сделать генеральную уборку.
Всё помещение было вылизано, кафель, которым была обложена печь, сиял чистотой, нигде не было ни соринки.
Скрутили «козью ножку», насыпали в неё чай, но он был негодной заменой табаку.
Пурга мела третьи сутки.
Я отсидел свои два часа в «бодряке», разбудил Савинова.
Он надел полушубок, зарядил автомат и сменил в тамбуре Томского.
Линьков спал.
У меня началась отдыхающая смена.
Прежде, чем завалиться на топчан, я обычно отодвигал его на несколько сантиметров от печи, чтобы потом, привалившись к ней боком и с головой укрывшись полушубком, дышать прохладным воздухом из щели между печью и топчаном.
В этот раз я решил, что хватит уже пролеживать правый бок, и развернул топчан изголовьем в другую сторону, чтобы теперь спать на левом.
Лёг, укрылся, и увидел, что чуть ниже изголовья уголок одной кафельной плитки отколот. За плиткой пустота, а из образовавшегося на сколе отверстия выглядывает сигаретный фильтр.
Я сразу восхитился белизной его набивки. При курении ведь фильтр желтеет, а этот был почти девственно белый. Значит, бычок должен быть больше, чем в полсигареты!

Затаив дыхание, протянул к торчащему кончику фильтра руку.
Представил, как мы будем отбивать кафель от печи, и сколько потом будет мусора, если сейчас неловким движением столкну окурок глубже.
Осторожно взялся за фильтр, и потянул его вверх и на себя.
Я все ещё не дышал.
Томский позвякивал кастрюлями на кухне. Савинов громыхнул прикладом о дощатую стену тамбура. Повернувшись во сне, скрипнул топчаном Линьков. В печи гудел огонь, и потрескивали дрова. Снаружи, сотрясая стены и вбивая снежную пыль в мельчайшие щели, завывал ветер. А я все вытягивал эту обыкновенную болгарскую сигарету из-за скверно положенной плитки.
Она – сигарета - казалась мне длинной, как железнодорожный состав.
Вот она вся у меня перед глазами.
Совсем целая.
Только краешек бумаги на кончике опален.
Линь! Линь! – позвал начкара.
Линьков рывком поднялся.
Показал ему сигарету, держа её, как восклицательный знак.
Не сводя с неё глаз, он вытащил из кармана спички.
Я прикурил, и после второй легкой затяжки, чувствуя приятное головокружение, протянул сигарету ему.
Из кухни выглянул Томский.
- Табуретку захвати, - посоветовал ему Линьков. Томский подсел рядом, и воспользовался своей очередью затянуться.
Савинов в тамбуре перестал топотать ногами, и, скрипнув дверью, заглянул в помещение.
Линьков позвал и его.
Мы сидели. Сделав по две лёгкие затяжки, передавали сигарету друг другу, провожали её взглядом, и снова делали две затяжки…


«Курение вредит вашему здоровью». Но вот так было.
Тундра. Пурга. Жарко натопленная печь. Четверо возле одной сигареты…
Россия настолько свирепая страна, что защищается когда на неё нападают.
2
О тленности бытия.
Был я совсем маленьким. Годика два, наверное. И часто отцу или матери приходилось меня с собой на работу забирать.
И вот папа осматривает солдат, а я как-то кручусь под ногами. Ну и свинтил куда-то во двор. Как рассказывали потом родители, отец нашёл меня возле собачьего питомника в тот момент, когда ко мне нёсся случайно незакрытый кавказец Негус. Неизвестно чем бы эта история окончилась, но как будто из-под земли выросла между нами кошка Баська. Как ни странно это заставило затормозить Негуса и покорно подойти ко мне. Такая живая игрушка «шабака» была радостной добычей. Лохматая шерсть! Короткие уши! Высунутый слюнявый язык! Ах как приятно это всё было елозить руками и тянуть в разные стороны! Отец замер, боясь спровоцировать зверя. Дети не всегда понимают опасность. А вот все остальные... Отец чуть не умер от страха. Я чуть не обосцался от радости. Пёс чуть не получил от кинолога. Кинолог чуть не получил от начпогза. А кошка чуть не... А кошка просто посидела возле нас и пошла дальше.
Оказывается она живёт вместе со щенками. И все эти Ирбисы, Байкалы, Негусы, Мухтары регулярно получали от неё в детстве. И считают её если не мамой, так уж училкой точно. А делается это для того, чтобы собаки на службе на кошек не отвлекались, ну и на другое зверьё.
В следующие приезды мы обязательно навещали и Баську и Негуса. Кормили всякими ништяками. Он, как и полагается военному, особой радости не проявлял. Так, принимал как должное. А она любила покушать что-то вкусное, поиграть со мной. Даже на руках посидеть. Отец просил майора отдать её нам, но тот не соглашался, мотивируя тяжестью воспитания такого военного имущества. Но однажды сам перезвонил. Часть попала под расформирование ну и мы можем Баську забрать. Времена были для военных нелёгкие и поселилась наша Баська у дедушки в Москве. Как и я. Квартира, канешно, не погранучебка, но она была самостоятельной. Сама ходила на улицу гулять. Сама возвращалась домой, терпеливо дождавшись, когда кто-то откроет дверь подъезда. Ну и повадки у неё были собачьи. Если я гулял во дворе, она шла рядом. Забегая вправо-влево, но рядом. Дедушкиного колли за собаку не считала. Могла бы его сама выгуливать, если бы люди не мешали. Своими советами. Авторитет его среди собак двора вырос немеряно. Пара расцарапанных морд комнатных «волкодавов» быстро расставила точки над и. Мне кажется, что она даже старалась их не покалечить. Потому что сидя на морде легко когтями покалечить глаза, а кровь летела только с ушей и носа. Долго ли, коротко, но жизнь кошачья коротка. Похоронил я её сам лично. В том же дворе под большущим каштаном. Хоть она и не была человеком, но я плакал. Как за другом. Она мне до сих пор временами снится. Вот так.
Вы думаете, что это уже конец истории? А вот и нет! Каждый раз, навещая дедушку, я вспоминал Баську. Дорога к мусорке проходила мимо её могилки. И вот однажды... Меня там встретили. Нет не хулиганы. Я сам был хулиганом. Собаки. Четверо дворняг тихо порыкивая перекрыли мне дорогу домой. Возле Баськиной могилки. До сих пор не пойму откуда они взялись и какие их законы я нарушил, но даже пакета с мусором в моих руках уже не было. Я невольно попятился к дереву. Ветер шумел в его кроне. Какие-то ночные птички или жучки стрекотали в листьях. В паре сотен метров жил большой город, а тут... А тут случилось непредвиденное. И для меня, и для собак. Лёгкий порыв ветра... Ещё раз. Именно лёгкий порыв ветра сбросил к моим ногам с дерева сухую ветку в виде дубинки. Как подарок судьбы. Который я моментально подхватил. Нет, я не бросился к собакам. Не бежал за ними три квартала, пока не снял с них шкуры. Всё повторилось, как с Негусом. Моментально пропала собачья агрессия. Они опустили головы и тихонько исчезли в темени летней ночи. Я не шевелясь стоял под деревом и снова слёзы катились по моим щекам.
Вы скажете - совпадение! А я скажу, что те кого мы любили и кто любил нас смотрят за нами оттуда и пытаются помочь. Настолько, насколько хотят и насколько им и нам позволяют...
ВОЙСКОВАЯ РАЗВЕДКА

На даче собралась задорная компания, человек сорок всего. Это мой друг - старый КГБэшник, Юрий Тарасович, устраивал у себя ежегодный праздник жизни под девизом - «Слава Богу дров хватило дожить до лета». Женщины в беседке резали салаты и жарили мясо, а мужчины играли в волейбол и настраивали гитару. Ближе к вечеру похолодало и все пошли в дом петь советские песни.
На улице осталась одна молодёжь, в основном это были внуки Тарасыча – здоровые лбы пятнадцати, шестнадцати лет, но были ребята и помельче, дети гостей. Все они целый день с нетерпением дожидались темноты, потому что запланировали большую войну: каждый сам за себя. Из оружия – пейнбольные ружья, а из защиты только маски.
И война началась. Взрослые боялись выйти из дома, они обступили открытые окна и, вглядываясь в полную темноту, старались подбадривать своих и комментировать происходящее. А толку? Всё равно не видно же ни черта, даже звёзды заволокло тучами, да ещё и противный дождик заморосил. Хотя, война и сама себя комментировала: «Тоу-тоу-тоу! Тоу! А, сука! Больно как! …Кого убили? …Сука, меня! …О, Гриша убит. Остались ещё четверо: Орест, Славик и... Тоу-тоу-тоу!»

После каждой войны, над полем боя включался свет и убитые нинзя, постанывая, разглядывали свои раны, отряхивались от краски и только очередной победитель был счастлив и весел.
Каждый раз быстрее всех «убивали» самого мелкого - паренька лет восьми, он уже стал похож на коня в яблоках. Старшие пацаны даже отговаривали его, но жеребёнок в яблоках не выпускал из объятий личного оружия. Из дома вышел Юрий Тарасович, он приобнял мальчика и сказал:

- Что, больно?

Боец расплакался:

- Очень больно. Они все меня в упор убивают, я даже не успеваю стрельнуть.
- А тебя как зовут?
- Павел.
- А, ну, да. Слушай Паша, хорош хныкать. Хочешь, я тебе помогу и ты всех этих здоровых балбесов перестреляешь? Будут знать, как маленьких обижать.
- Как же я их перестреляю?
- Павлик, скажи-ка, а ты разбираешься в часах со стрелками?
- Да, а что?
- Молодец, пойдём со мной, я расскажу что делать.

И грянул новый бой.
И на этот раз всех выследил и перестрелял восьмилетний Павлик. Всех семерых. Побеждённые решили, что чудеса иногда случаются и не придали этому особого значения.
Но в следующем бою все повторилось. Павлик, как-то пристрелялся и вошёл во вкус.
На третий раз уже все армии мира объединились, чтобы отыскать и проучить выскочку, но результат повторился – Павлик опять перебил всех и в основном в спину.

Для великовозрастных балбесов, убить Павлика, стало делом жизни, никто не хотел уступать.
Я уже засобирался уезжать и пошёл искать хозяина дома, чтобы поблагодарить и попрощаться, но нигде не мог его найти. Наконец нашёл, аж на третьем этаже, куда он со своими больными ногами очень редко добирается. Старик стоял у открытого окна и тихо разговаривал по телефону:

- Замри. Сиди, не вставай, даже не шевелись. Сейчас он пройдёт мимо тебя, жди. Отлично. Он на два с половиной часа, медленно целься, подожди, теперь на три часа. Где-то так. Огонь. Молодец, попал. Теперь срочно отходи на одиннадцать часов, там вообще никого нет, только в дерево не воткнись…

Я спросил:

- Юрий Тарасович, а что вы тут делаете?
Тарасыч, не отрывая от уха телефон, повернулся. В другой руке он держал чёрный монокуляр:

- Я начальник штаба фронтовой разведки Павлика. Года три назад на день рождения, мне для охоты подарили, вот, тепловизор, но какой уже из меня охотник? А вот смотри ж ты, пригодилась игрушка. Извини, у меня война… Павлик, если ты меня слышишь, подними руку. Так, остались двое: один засел в кустах на пять часов, и последний на двенадцать, но он ещё далеко…
Про ВАСЮ.
В 11-м классе нас направили в военкомат, вместе с нами пошла выдающаяся личность - Вася Грязев. Приключения у него начались уже в больнице, где мы сдавали кровь и мочу. Вася припер литровку, по самую пробку полной мочи! Мед сестра спросила:
- Сколько добро собирал-то?
- Неделю! - гордо ответил Вася.
В военкомате к хирургу нужно было заходить в одних трусах и когда Вася разделся до трусов, то всем стала видна громадная ДЫРИЩА у него на жопе, причем от трусов практически ничего не осталось! Вася бодро зашел к хирургу, а там сидела молодая и жутко привлекательная медсестра в немного расстегнутом халатике. При виде такого непотребства Васин боевой конь встал по стойке "смирно" и трусы сами упали к ногам красотки. Хирург, стараясь не дышать, сказал:
- Годен, только ПИСЮ мыть надо!
Вася красно-сине-зеленый пулей вылетел из кабинета, судорожно сжимая остатки трусов. Кое-как отдышавшись, Вася поперся в одних трусах к психиатру:
- Молодой человек, ко мне вообще-то заходят в одежде!
Вася что-то услышал про одежду и начал судорожно стягивать свой единственный клочок одежды. Психиатр послал его на поиски оставшейся одежды. Следующей жертвой стал ухо-горло-нос:
- Молодой человек, повторяйте за мной! Сорок два!
- Шесть!
- Пятьдесят семь!
- Двенадцать!
- Какие нахрен двенадцать! Пятьдесят семь!
- А я думал, складывать надо!
- Годен, иди к военкому!
Бывалый военком спросил:
- Фамилия?
- Грязев!
- Кем хочешь стать?
- Космонавтом!
- Кем-кем?!
- Грязев!
Военком глубоко вздохнул:
- Годен! В десант пойдешь! Там тебя всему научат!
БЕГУЩИЙ ЧЕЛОВЕК

9-го мая я ехал на дачу. Дороги почти пустые, весь народ сидел по домам и отмечал.
Подмосковье накрыла не майская жара и не проснувшийся от зимней спячки кондиционер изо всех сил спасал меня от забортного пекла.
Внезапно уткнулись в глухую пробку, там где её вообще быть не должно, навигатор показывал, что где-то далеко перекрыта дорога, праздник всё-таки.
Курильщики покинули свои, украшенные красными знамёнами, машины и разбрелись по всей эстакаде подышать горячим асфальтом.
Тогда я увидел его в первый раз.
Это был долговязый, белобрысый сержант, он промчался галопом мимо меня, ловко, как оленёнок, маневрируя между стоячими машинами. Казалось, что где-то рядом, за эстакадой его ждал грузовик с парадными бойцами, вот сержантик и припустил, чтобы своих не задерживать.
Спустя минут двадцать, поток медленно двинулся, дело пошло и вскоре я увидел его опять. Сержант бежал где-то далеко впереди меня, уже не так быстро и не так легко как раньше, но точно изо всех человеческих сил и это было видно. Бежал, как раненый лётчик от немецких овчарок. За десять минут я постепенно догнал и поравнялся с бегущим, открыл окно и крикнул:

- Эй, Боец! Я в сторону Звенигорода, если по пути, садись, подвезу.

Гримаса боли у бегущего сменилась удивлением, а потом и неподдельной детской радостью. Сержант бросился ко мне, и тут силы покинули его, он прямо как марионетка сложился на сидение. В машине ностальгически запахло казармой. Вначале бедолага мог только тяжело дышать, как дышит умирающая собака у ветеринара, потом он уловил паузу между вдохами и выдавил из себя свистящий сип:

- Хасоэ хасиа.
- Да, не за что. Ты помолчи, не разговаривай пока, успокойся и отдышись хорошенько. Вот, водички хлебни.

Через пару минут, пробка совсем рассосалась и мы летели под шестьдесят. Мокрый, как из бани, сержант, смог уже говорить почти не задыхаясь:

- Спасибо вам большое, что подобрали. Нас вчера перевели на другую точку, а ко мне в старую часть Мать приехала, ну, Мама. На полдня всего. Сюрприз хотела сделать. А у неё вечером поезд. Сейчас, ей вот-вот нужно возвращаться на вокзал. Меня командир отпустил, вот я и побежал. Уже никак не успевал и даже ни на что не надеялся. Но бежать-то надо, правильно? Если бы не вы… извините, я должен...

Сержант набрал номер и почти закричал в свой маленький телефончик: "Мама, Мама, я успею, жди! Меня тут подвозят на машине, представляешь!? Так что я точно успею! Стой там! Целую".

Марш бросок этому бойцу я сократил на целых восемь километров, довёз его до самого КПП, и даже маму мельком увидел.

Вроде бы всё закончилось хорошо, но такая меня прибила тоска от этой истории. Ведь этого не может быть, потому что не может быть никогда. Что за инопланетяне собрались вокруг меня? И откуда у инопланетян машины со знамёнами Победы? Ни один из сотен едущих мимо пришельцев, не подобрал земного задыхающегося человека. И только, почему-то, один я выдал себя с потрохами. Особенно грустно от осознания того, что если вдруг, среди улицы прихватит сердце, то мне и любому другому человеку, уже никто не поможет, ведь инопланетяне людям не помощники…
У меня два сына.
Старший закончил военную кафедру в вузе, сейчас диплом пишет, в июне должен вместе корочкой о высшем образовании получить и военный билет с офицерским званием.
Младший, отучившись полтора года в институте, решил сделать перерыв, отслужить срочную и потом уже определяться с дальнейшими планами, причем с началом призыва несколько раз ходил в военкомат, пытался попасть на приём к военкому и написать заявление "добровольцем". Был отправлен домой "ждать повестку".
Это, так скажем, присказка, сказка дальше...
На прошлой неделе рано утром неожиданно звонок в дверь, открываем, стоит наш участковый и спрашивает младшего, дальше выясняется, что была повестка, причем врученная под роспись курьером, и сын её будто бы проигнорировал, поэтому получил статус "уклониста", поэтому за ним прислали полицию с целью обеспечить прибытие на медкомиссию. Ладно, сын оделся, отправился в военкомат. Наличие "конвоя" обеспечило ему прохождение всех врачей вне очереди, так что уже к обеду он имел на руках повестку с датой "призыва". Сейчас уже в части.
Прикол состоит в том, что сегодня утром я открыл почтовый ящик и там лежали две повестки (старшему и младшему) на медкомиссию и дальнейшем призыве на одно и то же число (ближайший понедельник), причём оформлены они были уже после того, как младший помахал нам из автобуса, отъезжающего от военкомата...

P.S. В военкомате не смогли показать нам подпись того, кому вручили первую повестку (если вообще она была).
С сыном готовили салат на мамин день рождения и на фоне передача шла по НТВ, про пулемёт Калашникова. Он так восхитился им и в сердцах сказал: "я тоже такой себе хочу". На что я ответил: "смотри, накаркаешь". Тогда меня он конечно не понял. Но спустя несколько лет, из армии мне написал: "Накаркал я тогда когда мы маме салат готовили, сегодня военрук сказал, что учить меня будут на пулемётчика и дал мне его подержать, какой же он сука, тяжелый..."
Все, слава богу, закончилось хорошо, он отслужил и вернулся, но процитирую классика, как эпилог: "Мысли материальны" и добавлю от себя, и настигают тебя тогда, когда ты к этому совсем не готов.
Навеяло историей (18.04.2018) про сына военкома, который не извлекал профита для своей армейской жизни из батиного положения.

Служить срочную мне довелось в южной части страны в 90-х. Когда солдат кормили не так чтобы хорошо, да и ситуация в стране была не самой радужной. Кто служил, тот понимает значение призыва (карантина) для формирования армейского коллектива. Часть у нас была веселая, что не офицер - то очень колоритная личность. Рядовой состав тоже не отставал.
Вдруг между призывами, в часть нагрянула проверка из штаба округа. Все конечно, по традиции в легком экстазе. Офицеры сами в напряге, и напрягают солдат. Чтобы блестело, матовело, росло в нужную высоту и было нужного цвета. Как обычно.
Но речь пойдет о рядовом, которого привез с собой проверяющий и распорядился определить в штаб. Призванный не своим годом, после универа и родом из городка, до которого из части за ночь пешком дойти можно было. Считай дома. После отъезда комиссии, комбат долго не мог определиться, что делать с "блатным" бойцом и посадил его сторожить пустую казарму, где он проторчал две-три недели пока ему самому это не надоело и он не запросился в роту.
В роте, как вы понимаете, у нас были определенные порядки, но этот отказался не то что по ним жить, но даже признавать право на логику этих порядков. Заявил, что вокруг него на 25 метров - Устав, и что будет пресекать неуставные отношения на корню, не только, если они его лично касаются, но и все, что попадут в его поле зрения. Заявил он это перед всей ротой, в момент неких мероприятий, о которых много в кино, и ничего в Уставе.
С виду он был не Терминатор, хотя и высок ростом, и поэтому сразу появились желающие поставить выскочку на место.
Опытным путем было установлено, что управиться с ним можно только в компактной сушилке, и только, если участвовали трое сильнейших роты одновременно, один из которых боксер-КМС. Два сломанных ребра его ничему не научили и уже месяц спустя двое из этих троих "неожиданно подскользнулись на мокрой взлетке и случайно ударились об угол табурета", от чего у одного случился ушиб печени, а у другого сломались ребра. КМС-боксер просуетился о переводе в другую часть, поближе к дому, но почему-то потом "полевая" почта донесла, что он оказался совсем далеко от своей цели.
Процесс притирания прошел. С загонами этого "блатного" товарища все свыклись. К нему прилепилось ни одно погоняло - ни обидное, ни нейтральное, кроме образованного от фамилии. А фамилия у него была из звучных.
Далее этот тип начал рамсить с офицерами. Открыто заявил, что после отбоя тиранить солдат пьяными фантазиями по отдельности и подразделениями дежурному по части не к лицу. И если что - правильный рапорт может написать и рядовой.
Причем пылил всегда по делу. Ротный с ним вообще на людях не общался, замка этот тип однажды в углу прижал поговорить. Закусившись по одному делу с НШ при всем батальоне, словами "если бы не ваши погоны" вызвал его в итоге биться в пустую казарму (правда в перчатках). Однажды угнал уазик комбата чтобы в госпиталь бойца доставить, которому через 15 минут экстренную операцию сделали. А начмед его в санчасти "отлеживал". Много чего чудил этот тип. А я все не мог понять, как ему это все сходит. Почему комбат его не зажмет.
Пока часть не пошла под расформирование. Половину состава уже дембельнули. Оставшиеся тянули лямку, кто до дембеля, кто до перевода. И тут бухали мы ночью с молодыми офицерами и гутарили за жизнь и вот оно - вскрылось. Заговорили про этого типа. И оказалось, что офицеры завидуют связям этого рядового. Который, оказывается, сын офицера, батяни уже давно не стало, и он где-то там учился в очень специфичной школе, где из детей офицеров делают супермэнов идейных. Но в итоге он отказался служить офицером и пошел на год солдатом. Летёха так и сказал: "Мне бы его покровителей - я бы был в шоколаде и до генерала дослужил".
В оконцовке оказалось, что типчик этот по просьбе "покровителя", начальника одного специфичного отдела из штаба округа завел на каждого офицера досье. Написал характеристики и они были учтены при решении, кто дальше служит, а кому на гражданку пора.
Вот такой вот подсадной с принципами.
Общался с пацанами. Те кто был с ним дружен, до сих пор с ним общаются и пересекаются. Он где-то в Москве и не бедствует.
Как до смерти напугать российских чиновников?
- Объявить, что за коррупционные преступления снова в УК РФ возвращается статья о полной конфискации имущества.
А как до смерти напугать Западную Европу?
- Объявить, что функции судебных приставов за такие преступления передаются Сергею Шойгу и его министерству...
Одной из забав нашего босоногого деревенского детства была игра, которая называлась у нас «На кого бог пошлёт». Смысл этой игры состоял в в следующем: все гурьбой становились вокруг капитана, который держал в руке камень, засохший кусок грязи, старый башмак или что-то подобное. Правила были просты: не смотреть вверх, чтобы не видеть, куда полетел камень, а бежать врассыпную после того, как капитан выкрикивал фразу «на кого бог пошлёт!» и со всей силы бросал камень вверх. Чем выше бросок - тем больше адреналина в крови, тем эффективней игра.

Вспомнилась же мне эта нехитрая забава, после того, как президент страны объявил, что в России создана новейшая крылатая ракета с ядерной энергетической установкой, которая обладает неограниченным радиусом действия и НЕПРЕДСКАЗУЕМОЙ траекторией полёта.
В ВВС ночные тренировочные полёты. Руководитель полётов запрашивает командира бомбардировщика:
- Восьмой, доложите полётную видимость.
- 330000 километров.
- Как определили?!
- Луну вижу.
- Ты армейские аббревиатуры знаешь? Например, ЛПЗК-25 что означает?
- Летательный противозащитный комплект.
- Это хорошая попытка, но неправильно.
- Сдаюсь.
- Лопатка, Покрашенная Зелёной Краской 25 см (прочитал на ящике с сапёрными лопатками).
Мудрость приходит с годами... В армии каждый считает дни до дембеля, отмечая в календарике, сколько осталось до приказа... И только лет через дцать понимаешь: ДВА года без жены, без родительских собраний в школе, без шопинга по магазинам, без поездок "к маме", без "прибей полочку"...
Нет, мужики: в армию нужно призывать после десяти лет семейной жизни - ни одного уклониста не будет!
Один генерал послал королю Генриху IV письмо короткого содержания: "Ваше величество, три слова: денег или отпуск".
Король ответил: "Генерал, четыре слова: ни того, ни другого".
35
Сейчас с военным искали книгу, как раскрашивать бронетранспортёр. В итоге он купил детскую раскраску. На которой нарисован бронетранспортёр в раскраске. Причём он сказал, что эта книга ему нужна, чтобы реально раскрасить бронетранспортёры в своём подразделении. Кстати, мы нашли с ним книгу "Воениздата" по военной технике. Но там раскраска ему не понравилась. А вот в детской раскраске оказалось самое оно!
7
Армия, второй год службы.
Скучно, наряд на кухню. С поварихой хорошие отношения - решил подшутить над ней от безделья.
Были на кухне три здоровенных электрических стационарных котла. Каждый на 150 или 200 литров.
Один для супов, второй для компотов-чаев и третий неисправный.
Чего третьему без дела стоять - решил в него залезть, напугать повариху.
Подкараулил ее, увидел, как выходила из-за угла здания, быстренько забежал на кухню и залез в котел, накрылся крышкой.
Слышу скрип двери, подождал пять секунд, сбрасываю крышку и с дурным ревом и грохотом металлической крышки выскакиваю из котла...
Картина маслом...
Начальник части, подполковник, его заместитель по политработе, подполковник, старшина наш, прапорщик, еще прапорщик по хозчасти и да - повариха...Ну, комиссия пришла провести проверку кухни...
Реакция порадовала.
Командир части вздрогнул, но особо испуга не показал, политрук не шелохнулся, старшина чуть шарахнулся, хозяйственник подпрыгнул и, возможно, чуть слиплись штаны, повариха едва не в обмороке.
На следующий день построение, объявляют мне неделю "губы" перед строем, но строй совсем не ровный. И солдаты и офицеры едва стоят после оглашения "преступлений". На губу я так и не попал, но от клички Бульон несколько месяцев пришлось отделываться...
Если не наказан, значит, поощрён.
© Георгий Ломинский
Историей от yls2 про мехвода, угнавшего танк на почве неразделённой любви, навеяло.

Израиль, 1994 г.
Некто Амит Нехамия, служивший механиком на базе техобслуживания танков Джулис (к юго-востоку от Большого Тель-Авива), и дослужившийся уже до сержанта, был, тем не менее, своей службой неудовлетворён. Да и вообще, как показали дальнейшие события, был несколько не от мира сего.

В общем, в один не вполне прекрасный день (29 октября, чтоб быть до конца точным) тяготы и лишения армейской службы достали нашего персонажа окончательно. К слову сказать, служба, в его случае, может и была тягостной, но особыми лишениями вряд ли была отмечена - служащие по такого рода специальностям обычно распределяются на базы недалеко от дома, куда почти каждый день и возвращаются вечером как с работы.
Так или иначе, Амита достало окончательно, и он решил, что лучше всего ему поднимет настроение визит к любимой тётушке. Живущей... в Америке. Ага. Не спрашивайте.
А как лучше всего попасть в Америку? Что значит, "как"? Да элементарно! Вот же, полная база доступных транспортных средств! Надо просто сесть в танк и поехать. Куда? Повторяю для тугослышащих: в Америку. The United States of. Сначала доехать до ливанской границы (не о чем говорить, там меньше 100 км, фигня делов), ну и оттуда по суше, по суше... Так до Америки и доехать. А там - тётя. Любимая.
Опять же, не спрашивайте. Уроки географии в школе наш герой, видимо, прогулял.

И что вы думаете?
Этот отличник умственного труда (про боевую, а тем более политическую подготовку не скажу, не знаю) садится-таки в танк ("МАГАХ", израильская версия уже на тот момент древнего "Паттона"), и... "газ до отказа".
Собрал ли он с собой какой-нибудь провиант или, боюсь спросить, пару бутылочек минеральной воды - летописи не сохранили. Но что-то мне подсказывает, что вряд ли.

Поначалу его план осуществлялся идеально. Ворота базы были вынесены танком (да, старым, но поддерживавшимся в полной исправности соратниками Амита) к вящему отваливанию челюстей часовых - которые обычно ожидают неприятностей, проистекающих из внешнего мира, но никак не изнутри базы.
Оттуда наш гонщик бодренько встроился в умеренной плотности движение на ближайшем шоссе. Движение, от такого неожиданного разворота событий дня, моментально снизило свою плотность до нуля. Нет, люди в Израиле к танкам привычные, многие и сами внутри немало времени провели, и на шоссе их регулярно можно увидеть - но, всё же, на тягачах. А тут - бодренько так, своим ходом. Без ансамбля.
Надо отдать Амиту должное, где у Израиля север он представлял чуть лучше, чем где у Израиля США. Поэтому общее направление выбрал к Тель-Авиву.
Тут его нагнала большая группа товарищей в машинах с мигалками, но препятствовать дальнейшему продвижению они не спешили. "Пал смертью храбрых, но глупых" - это в Израиле не очень заведено. Храбрых - да. Глупых - это не по адресу.
Поэтому на протяжении нескольких часов одно из центральных шоссе страны представляло из себя картинку, достойную погони из фильма "Blues Brothers", только наоборот: танк в сопровождении полицейских машин. Практически, почётный караул.

В народе гуляет байка, что прослышав об этом цирковом номере, командир противотанковой роты одной из пехотных бригад поднял по тревоге одну из своих групп, опустошил половину ротного склада ракет "Лау" и отправился занимать позиции на подступах к Гуш Дану (так на иврите называется район Большого Тель-Авива), с твёрдым намерением остановить ренегата любой ценой.
Но это - непроверенные слухи, за правдивость которых я ручаться не берусь, тем более, что до этого дело так и не дошло.

Что происходило у сержанта Нехамии в голове в это время - предположить трудно.
Факт, однако, что в районе перекрёстка Бен-Заккай он остановил боевую машину, и обратился к окружающим, приветливо помахивая дулом пушки. В процессе, правда, нечаянно задел окно случившегося рядом автобуса, разбив стекло и легко ранив 8 человек. От этого огорчился ещё больше, попытался поехать дальше, потерял гусеницу, и врезался в столб. Столб оказался сделанным на славу, а гусеница - потерянной окончательно.
На этом динамическая стадия путешествия в Америку закончилась, и плавно переткла в статическую.
Сначала герой начал стрелять во всё вокруг из предусмотрительно захваченного с собой (в отличие от воды и карты) табельного оружия (к счастью, снарядов в танке не было, а то кто его знает). Но потом подумал-подумал и угомонился. Начались длинные и нудные переговоры, в ходе которых ему задавли вопросы, подразумевающие простые ответы "да-нет", а хитрый Амит отвечал на них горизонтальным или, наоборот, вертикальным покачиванием пушки.

Закончилось всё прозаично.
Путешественник сложил оружие (хотя не совсем ясно, применим ли термин "сложить" к танку) и сдался военной полиции и подоспевшему на помощь антитеррористическому спецназу.
Дальше был суд, присудивший злоумышленнику (я с некоторыми колебаниями использую слово, наводящее на ассоциации с "ум" или "мысль", ну да ладно) 4 года армейской тюрьмы, из которых 2 условно (странно, что не в психушке, но я не специалист). Освобождён через 10 месяцев за примерное поведение.

Удалось ли ему повидать американскую тётушку - история благопристойно умалчивает.

Новостной репортаж (на иврите, но с довольно самоочевидным видеорядом) - тут: https://youtu.be/4KF9oqbEJ-A
Зарисовка из армейской жмзни (ДМБ 1990)

Полярная лисица подкралась внезапно.
В четыре утра истошным голосом закричал дневальный:
- Шестая рота, подъём! Тревога! "Сирень"!

"Сирень" - это кодовый сигнал, если, cкажем, "Василёк", это зона взбунтовалась, "Ромашка", угон самолёта, то "Сирень" это попадалово как оно есть.

Два БТРа и колонна грузовиков набились на плацу под завязку двумя батальонами, и мы поехали. Один БТР заглох через сто метров от КПП - каптёр из автобата солярку слил. Пересадили на броню второго, и педальку в пол.

Я сидел на вольготном месте "у борта", ящики с патронами под ногами у меня, и меланхолично забивал патронами рожки, которые ребята мне передавали.

Тормозим у железнодорожного переезда. Вдоль колонны к головной машине бежит за приказаниями писарь. Кричим ему:
- Ванька, куда едем? Степанакерт?
- Сумгаит!
Ну вот, на подъезде к Сумгаиту приказ:
Автоматы сдать в оружейку, там казарма была.

- Как? Почему?
- Чтобы не было жертв среди случайных зевак.
- А среди личного состава?
- Выполняйте, сержант.

Потом помню только, как с резиновыми палками прижали к стенке какой-то общаги и начали метать будильниками, как из катапульты. Мне сверху каким-то цветочным горшком, что ли, на каску прилетело, хорошо, что каска пружинит на креплениях, кто не знает.

Подполковник Дз****ов высунулся из БТР-а с ракетницей: стрельнул в воздух.
- Держать строй!

Это мы умеем, мля, сейчас, ефрейтора только за угол отволочём с порванным ухом.

Вобщем юмористический конец надо какой-то приделать, несколько армянских семей, надеюсь, мы всё же уберегли от линчевания. Или наоборот - азербайджанских. Но это уже в Степанакерте.

Полбатальона потом в госпитале валялось, потерь чудом удалось избежать.
Балашихинский ОМСДОН на транспортных самолётах приземлился в Баку, вот это зверьё, лучшая дивизия среди краснопогонных.

Развернулись в шеренги (правда тоже без автоматов), щиты металлические и дивизия целая, и пошли зачищать как надо.
Нас к тому времени разметало уже по площади. Бородин на пожарной машине (в штате была) пытался поливать толпу водой, но хули там вода. Я в УАЗик какой-то прыгнул к офицеру с первого батальона, и нас ещё главное перевернуть пытались, думал не выживу.

В принципе хороший конец - он есть.
Ефрейтор, которому ухо порвали, зато первым на дембель поехал.
По статистике, всё большее количество мальчиков в России хотели бы получать среднее образование до 27 лет.
Генералу Вооружённых сил Украины задают вопрос:
- Почему вы стреляете по Донбассу?
- Потому что там находится российская армия.
- А почему же вы не стреляете по Крыму?
- Потому что там действительно находится российская армия.
Трамп и Ын спорят у кого ядерная кнопка больше.
- Пигмеи... - ухмыльнулся Путин. - Кнопки... Видели бы вы мой рубильник!
Тех кто в автошколе часто сбивал конусы, сразу берут в танкисты без экзаменов...
Заходит в казарму командир роты.
Дневальный:
- Рота, смирно!
Следом заходит командир полка.
Дневальный:
- Еще смирней!
28
ДРУГ ПОЗНАЕТСЯ В БЕДЕ.
Историю рассказал мой товарищ, мой друг, мой тренер в качалке.
Рассказал со слезами, эмоционально, нахлынуло видно.
Он вообще душевный человечек, военный, здоровенный, о*енный дядька 67 лет. Дедом его не назвать. Выглядит лет на 50, не больше. Звание полковник.
Дело было в советское время. Служил тогда мой тренер капитаном на севере. Заместителем командира какой-то воинской части, коих в то время разбросано было, по несуществующей теперь стране, немерено. И частей вокруг тоже было громоздя, всякого назначения.
Сам поселок состоял из деревянных бараков, обнесенных колючей проволокой. Это был военный городок. Дело было зимой, в преддверии Нового Года. Помимо всего неподалеку от территории находился штаб горноразведывательной группы, не знаю как правильно они называются, и ферма с лисами или соболями, честно говоря не помню, с лисами или соболями, но это не важно. Важно то, что в вечер того события с этой фермы раздавался страшный шум, чего обычно не происходило. Этот шум, смесь лая с воем, был слышен на весь поселок. В зимней кромешной тьме и жутком морозе и без того пробирающем до костей, он наводил ужас.
В тот день наш главный герой заступал дежурным по части. Предвидя тревожные события, товарищ капитан (мой тренер) отдал приказ помощнику дежурного по части (своему товарищу) оставить прогреваться дежурный УАЗик у входа в штаб, и быть готовым пожарной команде в течение всего дежурства.
Предчувствие оправдалось.
В 2 часа ночи по местному времени поступило сообщение о пожаре на складе горноразведывательной группы. Приехав на место со своим товарищем, не только по оружию, но и по жизни, со своим другом, с помощником дежурного по части, он увидел, что горит дощатый склад. Они пробрались во внутрь с обратной стороны от возгорания и начали обследовать склад на предмет опасности. В ходе проверки были обнаружены ящики с взрывчаткой, причем уже горевшие ящики. Во всей этой суматохе у помощника провалилась нога между ящиков и застряла. Ситуация плачевная, если не сказать больше. Каждый ящик весит более 100 кг. Так получилось, что чтоб освободить ногу надо было разобрать весь стеллаж. Их внутри склада было только двое. И вот ситуация. Вот-вот сдетонирует взрывчатка, вот-вот и они оба трупы. Один плачет и орет, чтоб его друг спасался. А второй плачет и раскидывая стеллаж с ящиками орет, что без него не уйдет.
Итог понятен. Конечно все это сдетонировало и взрывалось всю ночь. Конечно фейерверк взрывов раскрасил зимнее небо северного поселка, и весь поселок не спал. Весь поселок был оглушен, и «встречал» Новый год огнями пожара и взрывов. А наши главные герои остались живы благодаря смелости, силе и дружбе. Благодаря отважности советского офицера, в тот момент капитана, а сейчас моего тренера. И встретили тот очередной Новый год вместе, живыми и здоровыми. А ведь до смерти оставались минуты, если не секунды.
Желаю всем встретить Новый год живыми и здоровыми и каждому иметь такого друга!
В автобусе две тетки. Одна жалуется другой:
- Ну что за дела! Пока мучилась сына от армии отмазывала, дочь пошла служить по контракту!
6
Как характер влияет на татуировку - воспоминание из армейской службы.
Был в нашей роте один солдат по фамилии Марков. Ничем от других не отличался, кроме того, что был он совсем безобидным, ни разу не было случая, чтобы он даже муху обидел. Всегда улыбался и не терял оптимизьм.
И вот решил он, что пора с этим делом кончать, надо становиться как все. «Озверина», помогшего коту Леопольду, у него не было, поэтому решил он набить себе во всё плечо татуху с мордой оскалившегося тигра. Пусть видят и боятся!
И что вы думаете? Тигр у него получился под стать его характера - весёлый и улыбающийся во все свои 32 тигринных зуба)))
СТАРЫЙ ДРУГ

Грелись в офисе, сидели на чемоданах и ждали машину которая повезёт нас в командировку.
Все уткнулись в телефоны.
Внезапно, оператор Ефим, глядя в экран, подал голос:

- Да ладно! Нет! Ты шутишь, что ли? Ущипните меня! Я не верю! В друзья? В друзья-я-я-я?

Я спросил:

- Фима, что там у тебя?
- Да, тут один старинный лучший друг - однополчанин, увидел меня в армейском сообществе и хочет добавиться ко мне в друзья. Всё у него так в жизни просто, даже завидно, в друзья захотел - говно вопрос. Посоветуй, как лучше ответить – «Гори в аду!» или более нейтрально – «Здохни сука!» А может для прикола ничего не писать и просто принять в друзья? А?

- Фима, мне бы твои проблемы. Не предавай этому большого значения – интернетная дружба тебя ни к чему не обязывает, а человеку будет приятно, тем более, что ты его знаешь. Ко мне вот тоже люди из детства записываются в друзья, так я их даже по фотке узнать не могу, но ничего, принимаю. Пусть, если им так надо. Тебе же не в разведку с ними идти.
- Да я, собственно, тоже от виртуальной дружбы ничего особенного не жду, от меня не убудет, но чтобы «этот» просился ко мне – это уже, даже для меня, добрейшего на свете человека, как-то перебор.
- А чем он тебе так насолил?
- «Насолил» – это неплохо сказано. Ну, представь себе – одна тысяча девятьсот затёртый год, Советская армия и в неё пришёл служить маленький худенький лопоухий «салабон», да ещё и еврей. Правда, я тогда ещё был не седой и не лысый, а вполне себе кучерявенький.
Естественно, «деды» начинают меня гонять, особенно один ефрейтор, совсем дебил. Каждый день после отбоя мудохал, по поводу и без. И вот однажды этот "друг", немного перестарался и сломал мне нос. «Стучать» не было никакого смысла, эту хохму я уже знал, а то меня бы сами офицеры в автопарке повесили, чтобы не мутил воду и не портил статистику. Бывали у нас такие случаи. Терпеть тоже невозможно и я под утро «встал на лыжи» и свалил из части.
На попутках даже до дома сумел добраться. Вправил нос, пожил пару дней под кроватью, мама с папой крутились, хотели меня как-то комиссовать, или, в крайнем случае, перевести в другую часть, но не успели. Через неделю меня всё-таки нашли, вытащили из-под кровати, осудили за дезертирство и дали шесть месяцев дисбата. Шесть! Месяцев! Долбанного! Дисбата!
Причём, того дебила, который сломал мне нос, тоже «раскрутили», осудили и тоже дали полгода. Но, самое смешное, что мы с ним оказались в одном дисбате и даже в одной роте. Правда, не разговаривали там никогда, там вообще лучше ни с кем не разговаривать, если не хочешь в карцер. Маршировали и пахали целыми сутками. Крикнешь, только – «Поберегись, раствор идёт!» вот и всё человеческое общение. Отмотали срок, он ушёл на «дембель», а я опять в родную часть дослуживать свои два года.
Так вот, с тех пор прошло без малого тридцать лет и этот «друг», представь себе, зачем-то нашёлся и предлагает дружить.
Так, как бы ему лучше ответить…?
Совсем еще молодой английский офицер поступил адъютантом на службу к своему отцу, генералу. Во время очередного учения адъютант передал приказ генерала полковнику:
- Папа сказал, чтобы вы со своим полком заняли высоту.
Старый полковник побагровел и, с трудом сдерживаясь, произнес:
- Прекрасно, а что сказала твоя мама?
16
В войсковой части 06......9 старший лейтенант в сердцах публично послал командира части, полковника.

Сказал буквально следующее:

1. Что с вами разговаривать, если вы деревянный?

2. Как же меня зае...ал ваш военный дебилизм!

3. Идите вы нах...й!

Инцидент внутри части замять не удалось, материалы с признаками преступления "оскорбление" рассматривались в военной прокуратуре... Следователь назначил лингвистическую экспертизу для определения, действительно ли слова старшего лейтенанта причинили душевные страдания и нанесли моральный вред полковнику. Эксперт составил заключение, описательная часть которого содержит в себе следующие филологические исследования:

1. Деревянный - лишенный естественной подвижности, гибкости, непринужденности или выразительности. Следовательно, буквально слова старшего лейтенанта следует понимать так: "Что с вами разговаривать, если вы негибкий человек?". Можно ли назвать эту информацию негативной и унижающей человеческое достоинство? На этот вопрос нет однозначного ответа. В какой-то мере, для военного негибкость позиции, стойкость, является приемуществом, а иногда и необходимым качеством.

2. Зае...ать (разг.) - измучить, утомить, надоесть кому-либо однообразными назойливыми обращениями. Дебилизм (разг.) - о проявлении тупости, полного непонимания. Буквально фраза содержит следующую информацию: "меня измучило ваше полное непонимание".

3. Последняя фраза старшего лейтенанта "Да пошли вы на х...й!" Используется нецензурная лексика. Однако нельзя утверждать, что фраза адресована конкретно полковнику. Если человек хочет оскорбить оппонента, то скорее скажет "иди ты на хуй!" К чему здесь излишняя вежливость? Следовательно, эта фраза не персонализирована. Зачастую эмоционально-экспрессивная лексика не имеет конкретного адресата и произносится "в воздух", чтобы дать выход эмоциям, переполняющим говорящего. Негативной информации о полковнике в данной фразе не содержится. Смысл сказанного можно толковать так: "Отстаньте все от меня!"

ВЫВОДЫ:

1. В высказываниях старшего лейтенанта негативной информации о полковнике не содержится.

2. Речь старшего лейтенанта не носит оскорбительный характер по отношению к полковнику, поскольку у говорящего отсутствует намерение оскорбить собеседника, а его высказывания не имеют конкретного адресата.

По итогам досудебного разбирательства, следователь военной прокуратуры по гарнизону в возбуждении уголовного дела в отношении старшего лейтенанта отказал, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Ну и вообще, существует такое устоявшееся мнение, что "Пошел на х...й!" для военного это не оскорбление, а указание направления движения! Либо команда о начале такового!
14
Я вообще считаю, что в армии должны служить дети с 12 до 17 лет, они дурные, никакой жалости, злые, им всё похер — отличные солдаты.
15
Набить бы морду тому уроду, который спроектировал здание моего факультета!
Представьте себе: лекция, смотришь в окно - там солнце, погода прекрасная, думаешь - а хрен с ней, с этой учёбой, пойду-ка я пиво пить.
Потом опускаешь глаза пониже, а там городской военкомат.
14
Российские военные раскритиковали новый iРhоnе Х: оказалось, что хваленое сверхпрочное стекло на задней панели смартфона совершенно не держит пулю от Калашникова.
12
Прапорщик - солдатам:
- У меня для вас две новости: плохая и хорошая. Плохая - вы должны наполнить вот эти мешки песком. Хорошая - песка в соседнем карьере немеряно!
22
В военкомате:
- Умеешь дышать?
- Да.
- Годен!
Лейтенант проверяет, как молодые солдаты усвоили тему прошлого занятия:
- Что бы вы предприняли в военное время, чтобы наши железные дороги не достались противнику?
- Я бы сжёг все железнодорожные билеты...
24
   Тут показали намедни по ТВ чудесный фильм - "Комедия строгого режима", ( Помните, там к столетию Ильича, самодеятельность поставила на Зоне спектакль про Ленина) и вспомнились мне старые недобрые времена насильственной пустой идеологии. Нет, я люблю СССР, и присягал ему, но пустая идеология, в которую никто не верил и которая в результате погубила Империю, раздражает до сих пор. И вспомнился мне случай, так же связанный с Днем варенья Старика Крупского, происшедший, где то в семидесятых...
  Мы были в командировке в одном крупном промышленном центре, где по обыкновению получали секретную технику и по обыкновению же поставщики опаздывали с отгрузкой. Так что куковали мы на территории местной железнодорожной части, ибо груз должны были отправить от них.
  Железнодорожные войска, кстати, всегда вызывали у меня определенный интерес и глубокое уважение. Ведь железнодорожная логистика, это основа основ стратегии и дважды, советский железнодорожный наркомат имени Лазаря Кагановича, проворачивали глобальные операции, даже и не снившиеся их зарубежным коллегам.
  Это, во первых эвакуация промышленности из Западных областей в 1941 году, а во вторых быстрая и что характерно секретная переброска войск на Дальний Восток, соответственно в 1945 году. (25 тысяч орудий и миномётов, шесть тысяч танков и самоходок, полтора миллиона штыков, плюс миллион тон сопутствующих грузов, и все это прикиньте за два месяца). Кстати в мое время, во всех Округах стояли в резерве паровозы и даже бронепоезда.
  Ну так вот, наше сидение в желдорбате затянулось и подошли дни празднования, так сказать тезоименитства "Самого человечного из людей". И вот иду я, никого не трогаю, как ко мне подбегает местный замполит с не совсем обычной просьбой...
  Капитана срочно вызывали в Политуправление, а на сегодня было назначено батальонное комсомольское собрание. Проводить его будет комсорг, но желательно присутствие пары офицеров, ибо батальон был больше ремонтным, чем более элитные подразделения, то есть лишний пригляд не помешает. Замполит был классным мужиком, плюс к тому заядлым преферансистом, а хорошо играют в преферанс только хорошие люди, ибо как говорил один военный психолог (генерал медицинской службы) - "Преферанс это не игра, а скорее образ мышления".
  Короче я согласился, ибо делать всё равно было нечего, а что бы не было скучно, я взял с собой эту гадюку Акима. Но скучно увы не было...
  Помимо рутинной повестки дня, типа "Приняли-Постановили" и "Все как один", были еще подарки ко дню варенья Ильича, причем подарки творческие, и на нашу беду, талантов было целых три... Два поэта и один художник ! Богата всё-таки на таланты Русская земля.
  Самым сложным в данной ситуации было то, что Советским офицером, хохотать до слез во время комсомольского собрания посвященного Дню Рождения Вождя Мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина, было не хорошо, и даже недопустимо. Но где взять силы, тем более что Аким без устали меня смешил.
  Если первый комсомольский поэт был типичным графоманом-занудой, и выдал стандартный набор банальностей из Остапа Бендера, (помните конечно - "Торжественный комплект.
  Незаменимое пособие для сочинения юбилейных статей, табельных фельетонов, а также парадных стихотворений, од и тропарей". Ну типа: 1. Пылать, 2. Взметаться, 3. Выявлять, 4. Рдеть, 5. Взвиваться, 6. Вершиться и.т.д.) Так сказать бедненько, но чистенько и для стенгазеты сгодиться...
  Но художник уже насторожил. Его творение, прямо как в Сотби, было скрыто от зрителей почти новой простыней, и когда простыня упала, нашему взору предстала Дворцовая площадь кишевшая революционными личностями, а посередине , прямо на брусчатке стоял крейсер "Аврора" в натуральную величину (ну почти), а с крейсера, Ильич вдохновенно читал народу речь.
  Поверху картины шел кумачовый банер с надписью "Аврора - бронепоезд революции !"
  Мы с Акимом естественно закашлялись от смеха, а этот человек, считающийся моим боевым другом, прошептал мне на ухо, что картину бы лучше назвали, - "Взятие Бастилии Парижскими коммунарами". Из-за чего мой кашель еще продлился. Но это были еще цветочки, ибо арбузы были еще впереди. На сцену вышел второй поэт...
  Стихи по содержательности, на порядок превосходили одноименную поэму Маяковского. И хотя детство Вождя поэт опустил, а начал прямо с революционной деятельности, букв было, ну очень много. Ну а стиль и слог, некая смесь Тредияковского и поэтов с французских студенческих баррикад, 1968 года, и плюс к этому мощное Волжское оканье поэта, убивали на прочь. И перл, следовал за перлом, и перлом же погонял...
  Вот кое что сохранившееся в памяти:
  "...Ильич укрылся прямо в Польше
  Его никто не мог найти..."
  "... Не зря Ильич из за границы
  Пускал рабочую Искру..."
  А потом началась погоня !!! Причем погоня не простая, как выяснилось за товарищем Ульяновым охотились не только жандармы с охранкой, но и волки !
  "...Сквозь снег по льду на паровозе
  Он всю Финляндию прошел.
  За паровозом гнались волки
  Но от жандармов он ушел ..."
  "...Устали кони у жандармов
  И был спасен родной Ильич
  Он в Питер прибыл ровно в полночь
  И к Революции дал кличь ..."
  В процессе этих строф, эта сволочь Аким, причитающим громким шёпотом, простонал на весь зал:
  - "Лишь бы не догнали"- , а я был вынужден симулировать приступ кашля, насморка и пляски святого Витта.
  А у солдат были лица школьников, которым первый раз в жизни читают "Приключения голубой стрелы" Джани Родари, помните конечно сказку про то, как игрушки на игрушечном же поезде, прорывались под елку к бедному мальчику. Слушали этот стихотворный боевик, буквально открыв рот.
  Ну наконец действо закончилось и у нас с Акимом, от так долго сдерживаемого смеха, было ощущение общей контузии, все тело было как отсиженная нога, плюс местами мышечно болело. И Аким не удержался от небольшой мести, хотя и сам нес на себе часть вины.
  Пожав руку комсоргу, уточнив фамилию поэта и поблагодарив за прекрасно организованное праздничное собрание, он повернулся к комсомольцам и отдал команду:
  "Батальон встать. Покинуть помещение" и когда народ почти организованно вышел из клуба, Аким тронул за плечо, выходящего последним поэта, и не громко сказал ему, сделав значительное лицо:
  -"А ты Иванов останься. За тобой сейчас приедут" -
  -"Кто !?" - изумился новый Державин Революции
  -"Кто надо. Они уж разъяснят, какие стихи писать можно, а какие нет" - зловеще добавил Аким.
  Когда ближе к вечеру, к нам примчался замполит, мы испугались, что шутка с бедным поэтом зашла слишком далеко, и он либо сбежал из части, либо до сих пор сидит в клубе ожидая кары. Но все обошлось. Оказалось , что замполит вернулся в часть минут через пятнадцать после окончания собрания и сразу направился в клуб, где обнаружил абсолютно сломленного поэта. Что доставило капитану огромное удовольствие, ибо поэт был плодовитым вплоть до ежедневности творческого процесса и все свои стихи обязательно приносил замполиту (второй экземпляр комсоргу). А тут раз и источник явно на долго иссяк. Вот так , циничные и злые мы, сбили на взлете красного фламинго революционной поэзии.
Это было не сражение и даже не бой, но битва кипела не на шутку и кипела она на бумажных полях Восточной Европы. Это были командно-штабные учения. В битве сошлись два генерала, им намекнули, что победитель первым получит следующую звезду на зигзаг и генералы суетились не по детски, напрягнув при этом все связи.
   Военные учения всегда носят некоторые элементы бардака, а Командно-штабные учения, носят элементы бардака, говоря современным языком виртуального, но охотно переходящего в реал.
   Итак что же такое КШУ... Генералы, в кои веки играют не живыми солдатами, а только стрелочками на карте. Приказы передаются вниз, по радио, по проводной связи и курьерами и каждый низовой штаб, получив ЦУ, ставит в свою очередь стрелочки на своих картах и вся битва идет затрагивая только штабных офицеров и часть обслуги.
   Генерал Красных подкинул главному Наблюдателю вводную по которой, в разгар начала учений, над полем битвы произведен высотный атомный взрыв, выведший из строя радиосвязь, хитрый генерал имел на территории вверенных ему войск, отличный резервный пункт проводной связи (на базе бывшего немецкого комплекса) и за счет этого надеялся всех обскакать, но у генерала Синих был кореш, который по совместительству был большим начальником в одной веселой Конторе, и как раз сейчас несколько подчиненных ему офицеров, после краткого Академического курса, ожидали направления на практику и практику им придумали, ни где иначе, как в окрестностях штаба Красных. Приказ гласил о временном прикомандировании оных к штабу Синих, с целью выполнения учебного практического задания по проникновения в охраняемый периметр условного противника. Наш генерал объяснил нам задачу и дал всю нужную информацию, амуницию и документы. Мы должны были заменить собой, расчет Резервного пункта связи и дезорганизовать его работу и что характерно, желательно с элементами издевки. Сами понимаете, что при такой поддержке и обеспечении, да еще на своей территории, для нас это были семечки.
   Утром, в час объявления "атомной" вводной, у ворот штаба Красных стоял строгий капитан с повязкой наблюдателя и чуть в сторонке маялось четверо явных "пиджаков" и один старшина -"кусок*" (ну не могли же мы бросить Тарасюка одного).
   И когда к воротам подрулила буханка КАВЗ-663, капитан властным взмахом руки остановил зеленый экипаж и брезгливо стал наблюдать за неуклюже вылезающим на волю, старлеем-связистом, в котором "пиджак" был бы виден даже ночью под танком (кто есть он, нам было сообщено заранее). Капитан представил старлею его новых людей, лениво рыкнул на робкие попытки непоняток, пресек такую же робкую попытку связаться с командованием и все по быстрому загрузились в автобус и поехали в пункт назначения, а через минуту на этом же месте стоял абсолютно такой же автобус, только за рулем был Птица в форме сверхсрочника, а связиста изображал Таракан, и когда из ворот зевая и матерясь выползли настоящие связисты, их по быстрому загрузили в автобус и увезли на растерзания двум лекторам Главпура, (от которых в штабе уже не знали куда деться), где и оставили. После чего Птица и Таракан вернули автобус на место и растворились на просторах ГСВГ.
   Учитывая что у старлея-связиста были нужные документы, наш автобус абсолютно беспрепятственно проехал к Узлу связи. Он находился посредине одичавшего парка, парк был на территории полигона и охранялся оный только снаружи. Парный пост у бункера был счастлив тем, что в нем больше не нуждаются и испарился, получив достаточно невнятную команду, а связисты-мы занялись обживанием нового рабочего места. Сопровождающий нас местный технарь, хорошо знал свое дело и именно он отвечал за работоспособность узла. Тут стоял кондовый , действительно немецкий телефонный пульт, причем не старого типа 'сунь-вынь', а более современного, типа "щелк-щелк", тут был даже выход в город и как объяснил связист односторонний, имелся так же и городской телефонный справочник. Везде висели и лежали инструкции написанные по словам пиджака-старлея*, языком понятным даже для полных дебилов, сам он дослуживал последние месяцы и ему было все по фигу.
   Включив систему и проведя экспресс-занятие, он с радостью выслушал заявление наблюдателя, что по бункеру нанесен химический удар и товарищ старший лейтенант условно убит и может идти отдыхать в одно из бытовых помещений бункера, а помещений этих было богато. Бункер был построен на славу и судя по находкам Тарасюка, который притащил из какой то дальней каптерки, ящик пустых магазинов от Штурмгевера* и каску в камуфляжном чехле, это была когда то одна из структур Ваффен СС.
   А мы тем временем приступили к работе, так как стали раздаваться первые звонки. Ну что ж товарищи Синие, дезорганизацию заказывали? Её у нас есть! И мы ее начали...
   Итак когда абонент говорил, мол Береза, говорит Пятый, дайте мне Дуб, то Пятого соединяли с Осиной и так далее. Одного занудного Вереска, который без конца требовал Ансамбль, мы подключали к городскому номеру местной филармонии, где на телефоне сидела гнетикен фрау, знающая целый ряд неформальных русских идиоматических выражений, и когда бедный Вереск, на третий раз плюнул на кодовые обозначения и попросил майора Нетребайло, арийская старушка пояснила советскому товарищу, что если он еще раз ей позвонит, то даже камасутра покраснеет от того, что она сделает с херром Вереском.
   Там кстати у связистов висела стенная газета, так Аким дорисовал ей заголовок "За Связь без Брака". Ну а когда наступил финальный час "Ч", мы стали поочередно отключать абонентов, но перед этим, как было приказано, ввели элемент издевки, на вопрос по телефону, мы решили устроить буриме и телефонист отвечал в рифму, а после этого отключал абонента. А диалоги пошли знатные...
   "Я Пятый , дайте мне Дуб" - "А Дуб уехал в Клуб"
   " Я Седьмой, дайте мне Зеленый дол" - "Он лег спать, заболел и ушел"
   ' Я Третий, дайте мне Елку' - 'А Елка легла на полку'
   " Я Ольха, дайте мне - Резеду" - тут даже стесняюсь воспроизводить ответ
   Короче, когда ржать уже было больно животам, мы прекратили дежурство и не беспокоя закемарившего связиста, эвакуировались на своем автобусе, который честно вернули через час к комендатуре ВАИ.
   А еще через несколько часов мы были в Ростоке, что бы принять к сопровождению очередной мирный груз, плывущий за моря, на благо Мировой Революции"
   Р.С.
   Много лет спустя, мне довелось встретит того самого старлея-связиста. И он с благодарностью вспоминал нашу встречу, ибо после нашего отбытия, примчались два разъярённых полковника, долго на него орали, но обвинить так ни в чем и не смогли, потому что по правилам учений, приказ Наблюдателя обязателен к исполнению. Хотя политотдел потом придрался к не по Советски неприличному названию стенгазеты. Связиста в результате выпихнули со службы на два месяца раньше, чем он был безмерно доволен. Хотя сейчас, будучи совладельцем одного из Центральных Операторов Мобильной связи, вспоминает времена службы с ностальгией.
   * Кусок (воен.) - сверхсрочник
  
  * Пиджак - офицер служивший после гражданского ВУЗа
   * Штурмгевер МР-44 - StG 44 (Sturmgewehr 44) - Германская штурмовая винтовка 1944 года
Осенняя депрессия хорошо лечится осенним призывом.
2
Приехал в часть на присягу фотограф, чтобы солдаты могли фотки домой отослать.

К нему, конечно, очередь выстроилась для индивидуальных снимков, хотя брал он немало, пять рублей, по тем, советским ещё временам.
Пристроился в хвост очереди и я, хотя в кошельке всего пять рублей оставалось, но уж очень хотелось родных и близких порадовать.
А когда в парадку перед присягой переодевался, то кошелёк в тумбочке оставил.
Сейчас сам удивляюсь этому наивному по молодости поступку.

И вот, уже после церемонии присяги, стоим в очереди к фотографу.
Отщёлкал меня - гордого, в новенькой парадке, жаль только что автоматы уже в оружейку сдали.
И говорит:
- Завтра будет готово. Пять рублей с вас, товарищ солдат.
- Сейчас, за кошельком схожу
- А где у тебя кошелёк, воин??
Удивился фотограф, устало опустился на стул, и почему-то помрачнел.

Насвистывая, иду к своей тумбочке, открываю - ба! А кошелька-то нету.
Возвращаюсь, а он уже всё понял по моей физиономии:
- C3,14здили?

Хорошо, рядом в курилке сержант наш эту сцену наблюдал.
Поднялся, подходит к нам, достаёт пятёрку и протягивает фотографу.
Потом забычковал свою недокуренную сигарету и рявкнул:
- Второй взвод строится!
Построились моментально, это мы уже умели.

И замкомвзвода сержант Никитин задвинул речугу:
- Второй взвод! У нас залёт, воины. Сейчас по распорядку праздник и личное время. А завтра утром рядовой (называет мою фамилию) просыпается и удивляется:
Его кошелёк лежит в тумбочке как ни в чём не бывало.
А если так не случится, то вместо личного времени будет полоса препятствий! Ежедневно, так твою распротак, пока кошелёк с деньгами не окажется на месте. Вольно, разойдись!

Надо ли говорить, что на следующее утро всё было в порядке.
Вернул я сержанту пятёру, выслушал от него дружеские напутствия о том, какой я долбо@б, оказывается, и получил фотографии.

Заканчивался первый месяц весёлой службы, а Вадик Никитин потом постоянно подкалывал меня:
- Ну чего, дебют поправили? Шахматист, мля...
Историей "Два дебила это сила" от 25.09.17 навеяло.
Космодром Плесецк. Могу быть неточен в деталях, т.к. частично по рассказам, да и 20 лет прошло с тех пор. Извините, не смешно, скорее, поучительно.

Вероятно, в начале 90-х.
* Кислотно-азотный завод (топливо для ракет). Солдаты решили сделать мороженое. Разумеется, вдали от лишних глаз, в какой-то каморке. В ведро налили молока, сгущенки, насыпали печенья, еще чего-то, что нашлось. Перемешали. Дальше по технологии нужно было налить жидкого азота.
Налили кислорода. Кто-то закурил...

* Другой случай. Дезертировали. Но добраться домой еще надо умудриться. Денег, вероятно, не было. Гражданки (гражданской одежды) тоже. Даже с деньгами - проводники предупреждены, могут сдать.
Залезли в товарный вагон, груженый листовым металлом. Товарный поезд идет совсем не как пассажирский. Где-то резко затормозил. Фарш.

1996-1997
* Июнь выдался жарким. Солдатская столовая. Помещение мойки посуды. Температура на улице под 30С. В моечной, вероятно, под 50С от раскаленной крыши. Жирный туман с запахом пищевых отходов. Как-то я заглянул туда, вышел через минуту. В общем, ад.
Дембель решил облегчить жизнь молодым. Включил рубильник вентилятора. А он гудит, но не крутится. Крутанул вручную. 380В, без шансов.

* У вчерашнего духа нашли какие-то продукты, украденные со склада. Испугался расправы дембелей. На украденном велосипеде (некоторые офицеры на службу так добирались) доехал до станции. Смог уехать на родину в Дагестан. Мы, офицеры, несколько дней искали по городу и возможным нычкам (подвалы, чердаки, котельные и т.д.). Через год задержан милицией где-то у себя за мелкое воровство. Посадили за дезертирство.

* Дембель "попросил" постирать форму. А тот духом уже не был и послал. После отбоя молодой в наряде моет умывальник. Дембель зашел (возможно, даже не специально), закурил. Молодой ничего умнее не придумал:
- Олег, дай покурить
- Ах тебе покурить...
Повезло, грузовик на ходу был. Успели в госпиталь. Разрыв селезенки. Молодому ампутация и досрочный ДМБ, дембелю 5,5 лет.

* Канун Нового года. Трое солдат пошли в самоход за водкой. Уже в 15-00 темнеет. По лесной тропе около 5 км. до ближайшей станции (Шелекса, по-моему). Не всегда там зимой морозы, но в тот момент -25С. Переоделись в гражданку, чтобы не попасться. Обувь летняя, да и одежда легкая. Водку купили . Одну бутылку выпили там же. На обратном пути заблудились. У всех серьезные обморожения, у одного ампутация ступней.
Часть стоит на ушах. Офицеры ночуют в казарме. К слову, часть инженерная, то есть солдат не много, от силы пара сотен.
Всего через неделю. Под Рождество. В той же части снова самоход за водкой. Насмерть.
СА. Ранний вечер. Казарма готовится вилкой и всей душой исследовать последние за день продукты питания. Из Канцелярии высовывается лицо дежурного прапорщика и межзубо командует дневальному:
- Строй роту в столовую.
Дневальный, полутораметровый узбечёнок начала второго года службы надувается портяночными, ваксовыми и прочими парами и восклицает:
- Рота!..
И замолкает.
Рота удивлённо поворачивает головы.
Узбечёнок полутораметрово надувается второй раз и воодушевлённо втыкает в потолок:
- Рота!!
Рота не менее воодушевлённо втыкает глаза в дневального.
Узбечёнок вбирает в себя всю сгущённую окружающую атмосферу и наконец-то выдаёт для замершего зала:
- Рота-а-а! Третий завтрак становись!

Под солдатский смех сержант уводит конферансье на заслуженные аплодисменты.

Рейтинг@Mail.ru