Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
26 сентября 2021

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Еду на такси из Биробиджана в Хабаровск.
Таксист биробиджанский, общительный, говорит, что он бурят. Возражаю:
- Скорее, керим (метисы русских с бурятами, теперь это слово забыто)
- Ну да, говорит, мама русская.
- А есть у Вас знакомые евреи? - спрашиваю.
- Есть...
- Кто?
- Ну, ... тесть - еврей.
Подумал чуток: - И тёща еврейка...
- А жена?!
- Ну, и жена тоже...
- А дети?
- Дети - русские!
- С вами живут?
- Нет, в Израиле...
Пришли с дочкой в стоматологию. Администратор ходит в белом халате, под которым просвечивают чёрные трусики. Пришла за нами медсестра. Идём за ней, смотрю, а под брюками тоже просвечивают чёрные стринги. Приходим с дочкой домой, жена сидит на диване с ногами, видны чёрные трусики. Чуть не ляпнул: "Вы чего, как сговорились, все сегодня в чёрных трусах?!" Вовремя спохватился.
Забочусь. Как умею.
Дети отвечают мне радостью.
Дети соседкины.

Дети не мои. Мои уже взрослые.

Девочка родилась за полгода до моего появления в этом доме.
(Снимаю уже четыре года квартиру над ними.)
Сейчас зовёт меня - Папа. Моё имя - Паша.
Созвучно. Её мама не возражает, и я тоже. Ещё есть старший мальчик - Егорка (на год старше).
Ревнует меня к сестре.
А теперь история

Встаёт этот чудик в лифте в позу!
- Это не мой папа!Мой папа космонавт!
И тут девочка, маленькая, говорит:
- А мой Папа - рядом. И никуда не улетит!

Занавес!
8
Некоторые литературоведы считают что Золотой ключик представляет собой едкую сатиру на театральным мир Москвы, а в образах Пьеро и Карабаса Барабаса писатель высмеял поэта Александра Блока и авторитарного театрального режиссера Всеволода Мейерхольда.

Эти предположения возникли отнюдь не на пустом месте. Одной из самых знаменитых постановок Мейерхольда был спектакль по пьесе А. Блока «Балаганчик». Премьера состоялась в 1906 г. в театре В. Комиссаржевской, режиссер Мейерхольд сам сыграл роль Пьеро. Театр Мейерхольда был закрыт в 1938 г., а до этого времени его постановки пользовались достаточно большой популярностью и активно обсуждались.

В. МЕЙЕРХОЛЬД В ОБРАЗЕ ПЬЕРО

Сходство тем более узнаваемое, что Мейерхольд оборачивал вокруг шеи длинный шарф, а свисающие концы засовывал в карман ( Карабас у Толстого так же поступает со своей бородой: «Его обронил на дно пруда человек с бородой такой длины, что он ее засовывал в карман, чтобы она не мешала ему ходить».), а не репетициях клал перед собой маузер (как Карабас – плётку). И, конечно, считал актёра не более чем марионеткой в руках режиссёра.

В. МЕЙЕРХОЛЬД

У К. Станиславского был другой подход, о Мейерхольде он писал: «Талантливый режиссёр пытался закрыть собою артистов, которые в его руках являлись простой глиной для лепки красивых групп, мизансцен, с помощью которых он осуществлял свои интересные идеи».

В изображении двух театров – Карабаса и того, что скрывался за нарисованным на холсте очагом – исследователи видят историю противостояния двух театров и двух режиссеров – Мейерхольда и Станиславского.

Мейерхольд критиковал систему эмоционального сопереживания Станиславского, показанного в образе папы Карло. Он не только создаёт Буратино, но и предоставляет ему свободу творческого самовыражения. Конечно, единственный друг папы Карло, Джузеппе – это Немирович-Данченко. В конце сказки молния на занавесе нового театра напоминала мхатовскую чайку.

А помощник Карабаса Дуремар – это помощник Мейерхольда по театру и журналу «Любовь к трем апельсинам» Владимир Соловьев, носивший псевдоним Вольдемар Люсциниус. Сходство прослеживается не только в именах Вольдемар-Дуремар, но и во внешнем облике: высокий худой человек в длинном пальто.

Прозвище Толстой не придумывал: в начале ХХ века московская детвора дразнила Дуремаром французского лекаря Булемарда, который практиковал лечение пиявками и ловил их на болотах, закутавшись в длинный балахон.

А РОЗА УПАЛА НА ЛАПУ...

Алексей Толстой с неприятием и насмешкой относился к эстетике Серебряного века, символизму и главному и его представителю – поэту А. Блоку. Это дает исследователям основание утверждать, что в образе Пьеро он высмеял и самого поэта, и литературное направление. В тот же период в «Хождении по мукам» Толстой в образе поэта-декадента Бессонова также воплотил шаржированные черты Блока и его многочисленных эпигонов.

Роза – один из основных символов поэзии Блока, тем более упавшая. В пьесе «Крест и Роза», написанной Блоком, главная героиня Изора, запертая в башне ревнивым мужем, то и дело роняет розы влюблённому в неё рыцарю. А с возлюбленным встречается только в зарослях розовых кустов. У Толстого роза падает на лапу Азора (известный палиндром Фета), усиливая сходство за счёт созвучия имён.

В итальянском первоисточнике такого персонажа как Пьеро вообще не было. Мальвина – собирательный образ «романтической возлюбленной» – тоже создание русского писателя, как и неожиданный для сказки мотив беззаветной любви Пьеро к ней. В образе Пьеро, кукольного поэта, узнаваем Блок; он и сам сравнивал себя с персонажем комедии дель арте, грустный, вздыхающий, обманутый. В отношении Пьеро к Мальвине кроется намёк на семейную жизнь Блока, разделявшего возвышенное обожание и плотские радости. Стихотворения, которые читает Пьеро: «рыдаю, не знаю – куда мне деваться», «мы сидим на кочке», «пляшут тени на стене» – передразнивают известные строки Блока.

КУКЛЫ СОРВАЛИСЬ С НИТОК

Мейерхольд и Блок были настолько узнаваемы, что читатели искали и находили аналогии. Так, в Мальвине (кукле с романтичным именем, позже означавшим женщину лёгкого поведения) видели и Зинаиду Райх, жену Мейерхольда и первую красавицу его театра; и актрису Марию Андрееву, фактическую жену Горького, которая оставила театр Мейерхольда и уехала с Горьким на Капри.

Некоторые исследователи видели в ней актрису Ольгу Книппер-Чехову, жену Антона Чехова (возможного прототипа верного Артемона), а в образе Буратино – актёра Михаила Чехова, создателя актёрской «Системы Чехова».

МАКСМ ГОРЬКИЙ И АКТРИСА МАРИЯ АНДРЕЕВА

Возможно, в озорном Буратино автор видел и себя – у Толстого был период эмиграции, тоски по дому, возращение на родину. Но в эпизоде, когда Буратино удирает от доктора кукольных наук, взбирается на сосну и вопит во всё горло, узнавался именно Горький на итальянской вилле на острове Капри, куда Горький уехал после революции. Когда Мальвина учила Буратино писать, читатели также улавливали намёк на превосходно образованную Андрееву и не слишком образованного Горького.

У сказки был взрослый подтекст, но её задачей было не подшутить над прототипами, а показать модель активного поведения, полезную для советских детей. Подтекстов у Буратино много больше. Есть отсылки и к Льюису Кэроллу (несколько раз появляется облако в виде головы кота, Алиса ищет дверку для ключика и находит её за шторкой) и к «Балаганчику» Блока.

В пьесе Блока Арлекин прыгал в окно, нарисованное на бумаге, а за ним были пустота и смерть. У Толстого за холстом была дверца, ведущая к новому театру и новым приключениям. В чудеса Толстой не верил. Возможно, поэтому Поле Чудес находится в Стране Дураков, а чудо, обещанное Буратино, пройдохами Алисой и Базилио, оказывается обманом

Как бы то ни было, даже вне поиска подтекстов «Приключения Буратино» остаются одной из самых популярных детских сказок

Бонус фото реальных "Буратино" с "Мальвиной" https://anaga.ru/28021183.jpg
6
Гражданин волшебной страны

Африка. Пустыня. Пыльный домик с жестяной крышей - пограничный контроль.
В домике одна комната. За столом сидит толстый важный полицейский. Справа - большой чёрный телефон с эбонитовой трубкой, как в старых фильмах. За спиной - карта мира. Всё, как у солидных людей.
Даю паспорт республики "Н", сажусь на лавочку. С полицейскими - как с ядовитыми змеями. Если под рукой есть рогулина - бить нужно в горло. Ну а если нет - сиди ровно и дыши тихо.
Полицейский изучил паспорт, поднял на меня глаза и сказал:
- Твой страны нет!
- То есть как? - забеспокоился я. Два месяца в буше, мало ли что за это время могло случиться.
- А вот так, - он хищно улыбнулся, - Твоя страна - волшебная. Придуманная. Сказочная.
Полицейский помолчал, и добавил по слогам:
- Воображаемая.
Слово ему понравилось, и он шевельнул пальцами, словно пытаясь нащупать облако.
- В сказках она есть, а в жизни - нету.
Меня легко рассмешить, хотя смеюсь я молча. Меня можно напугать. Но вот удивить... Полицейскому это удалось.
Минуту я сидел в ступоре, и наконец, возразил:
- Она есть.
- Ты лжёшь! Если она есть - покажи её на карте.
Он развернулся на стуле, я неохотно вышел к доске. Ну - к карте мира.
А полицейский то - прав. Нет моей страны. Польская Народная Республика - есть, ГДР - есть. Есть страна добрых великодушных эльфов, есть и злобный Мордор. Моей страны - нет.
Крыть нечем. Понурившись, я вернулся за парту.
Сидел, думал. Придумал. Говорю ему:
- Допустим, моей страны нет...
- Ага, сознался, - ухмыльнулся полицейский.
- Погоди, я не договорил. Допустим, её нет. А я оттуда. Значит, и меня нет. Меня нет - нет и паспорта. То есть, паспорт - воображаемый. Почему бы тебе не поставить штамп в воображаемый паспорт?
Полицейский рассвирепел. Привстал, уперся руками в стол:
- Сейчас мы с тобой разберёмся. Вот позвоню начальнику, и мы всё выясним, и про твою сказочную страну, и про тебя.
- Звони, звони, мудак стоеросовый, - подумал я - Я и отсюда вижу, что в телефоне - дыра, и провода нет.
Очень тихо подумал. Знал я, как они разбираются. На пальме подвешивают.
Больше я не говорил. Зачем, всё уже сказано. Сидел на лавочке, улыбался придурковато, и молчал.
Полицейский перебирал бумаги, что-то писал, якобы меня не замечая. Понятно, ведь я сказочный ...
Так мы и сидели - молча.
Через час он сдался. Шлёпнул штамп и, глядя в сторону, буркнул:
- Иди.
И я пошёл, лёгкой походкой жителя волшебной страны.
Граждане, берегите деньги в сберегательной кассе.

Вчера в соседнем доме обнесли квартиру.
Причём хозяин действовал чётко по инструкции.
Посмотрел в глазок, спросил: кто?
Мордовороты ответили: мы, и хозяин открыл дверь.
Предприимчивые люди начали выносиь вещи и грузить в машину.
Это дело просёк сосед хозяина. Можно было конечно позвонить в полицию. Или если лень, высунуться в окно и крикнуть дежурному на входе. Полицайский райотдел занимает весь первый этаж дома, обокраденный и сосед живут на втором.
Но мы ведь лёгких путей не ищем.
Сосед выкатился на лестничную площадку и грозно потребовал прекратить безобразие, а то…
Но что-то пошло не так.
К консенсусу не пришли, соседа препроводили в его квартиру, произвели оценку движимого и недвижимого имущества, и начали выносить.
Не соседа, имущество.
В это время из своей квартиры высунулся третий сосед. Из той секты, представители которой лезут помогать, даже когда их не просят.
Помощь в переноске отвергли, так как машина была уже под завязку.
Но обещали на днях заехать.
Празднование Дня города в разгар эпидемии, с молитвой о здоровье и другой полезной экзотикой.

Как было заявлено в программе, на Дне города должен был пройти финал конкурса частушки на тему: "Как весело всем стало жить при новой Конституции".

Финал не состоялся, по причине того, что каждый второй куплет местного клуба баянистов рифмовался или с популярным ругательством из женского органа, который покрывает собой любую разумную инициативу горожан, либо рефрен сводится к словам на -ня, что добавляет колорита к любому памятнику народного творчества, но доводит до экстаза политсовет конкурса своей прямо-таки Ленинской прямотой.

Вместо финала народного конкурса был проведен получасовой молебен о завершении морового поветрия и даровании хорошей погоды.

Абсолютно не хочу ничего написать плохого, коньяк всем баянистам, авторам-исполнителям, руководителям коллективов до и после молебна наливали абсолютно бесплатно, но погоду ведь не закажешь!

Дождь в результате пошел еще сильнее, с центральной арены города народ разбежался по отапливаемым кафешкам, поэтому фанерные звезды мировой и отечественной эстрады выступали перед своими самыми сухими поклонниками, звукачами и свитой мэра.

Все ждали салюта, но смотрели его уже из домов в бинокли. К чести власти, не было как в прошлый раз, когда сгорели две машины, у сотни сработали сигнализации, отчего жители даже не могли вернуться домой, обходя несколько ревущих стихийных автостоянок и уворачиваясь от неведомо откуда приехавших эвакуаторщиков.

Качели-карусели при порывах ветра тоже не особо развлекают, скорее дарят моменты внезапного парения. Трижды заклинивало колесо обозрения минут на пятнадцать, отчего выступления коллективов народного танца были украшены отборными русскими плачами почти в татьянабулановском стиле. В городе нет ни одной платформы ростом с колесо обозрения, так что крики стихали вместе с утихающими порывами ветра.

Короче говоря, салют уж долбанул, а праздника - всё нет... И не было почти...
Бывший муж, как в анекдоте, изменил с соседкой по этажу. Жили в моей квартире, я его выставила. Спустя месяц этот человек уже переезжает к соседке. Я решила сдать квартиру и нашла идеальных кандидатов: шумная многодетная семья из солнечной республики. Сдала подешевле, чтобы точно не съехали, посоветовала детскую сделать у той стенки, что смежная с квартирой соседки и бывшего. Семь детей, двое из которых — груднички. Наслаждайтесь, ребята, а я на юга.

Вчера<< 26 сентября >>Завтра
Лучшая история за 16.05:
Нaша семья выжила только благодаря бабушке Шарлоте – папиной мaме...

Она была немкой по происхождению, и потому прививала нам желeзную дисциплину. В первую, самую страшную зиму 1941–1942 годов ленинградцам выдавалось по 125 граммов хлеба – этот мaленький кусочек надо было растянуть на весь день. Некоторые сразу съeдали суточную норму и вскоре умирали от голода, потому что есть больше было нечего.

Поэтому бабушка весь контроль над нашим питанием взяла в свои руки. Она получала по карточкам хлеб на всю семью, складывала его в шкаф с массивной дверцей, запирала на ключ и строго по часам выдавала по крошечному кусочку.

У меня до сих пор часто стоит перед глазами картинка: я, маленькая, сижу перед шкафом и умоляю стрелку часов двигаться читать дальше
Рейтинг@Mail.ru