Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
27 января 2021

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Всё в этой жизни так или иначе взаимосвязано.
Короче. Построили на окраине одного города, а точнее не на окраине даже, а считай за городом, кондитерское предприятие. Не мини-пекарню какую, а с размахом, целый большой завод. По передовой технологии, с участием иностранного капитала, все дела.
Торжественно открыли, ленточку перерезали, и стали производить всякие вкусности, на радость детям и сладкоежкам, на скрытую злость худосочным красоткам.
А спустя какое-то время вызывают директора завода в городскую администрацию, и глава администрации говорит:
- Жалуются, - говорит, - на твоё предприятие жители ближайшего микрорайона. Уже не одна коллективная жалоба поступила. Надо что-то делать.
- А на что жалуются-то?! - спрашивает директор.
- На запах. - объясняет глава. - Пишут, что когда ветер со стороны завода, в микрорайоне ванилью пахнет.
- Ванилью?! - удивляется директор. - А что плохого если ванилью пахнет? Ну не говном же!
Тут глава администрации на него странно посмотрел, подумал, и говорит.
- Знаешь, люди разные, одним один запах не нравится, другим другой. Ты лучше съезди туда, понюхай, поговори с местными жителями. Вопрос надо решать. А то они грозятся в суд подать на вас. И на меня заодно. За то что дал добро на строительство.
Ну что, едет директор в микрорайон. Выходит из машины, и начинает втягивать носом воздух. И чувствует, что действительно пахнет. И крепко так пахнет. Только пахнет отнюдь не ванилью. А пахнет натуральным говном.
Тогда директор останавливает первого же попавшегося прохожего, и спрашивает.
- Скажите, любезнейший, а чем это у вас так пахнет?
Прохожий принюхался, плечами пожал, и отвечает.
- Да вроде ничем.
И дальше пошел.
Директор к другому прохожему, с тем же вопросом. И получает тот же ответ. Ничем мол не пахнет. Снова принюхался. Может обоняние подводит? Да нет же! В воздухе явно чувствуется стойкий и недвусмысленный запах говна. Он к третьему. Тот же ответ!
Тогда директор уже не выдерживает, и говорит возмущённо.
- Ну как же не пахнет?! Ведь пахнет же! Говном же пахнет!
- А, вы про это? - отвечает местный житель. - Так это нормально! Это потому что ветер юго-западный!
- Объясните! - говорит директор.
- А что тут объяснять? - говорит абориген. - Вот там, видите, вдалеке? Это там очистные сооружения. И когда тяга оттуда, у нас вот и пахнет. Не учли при строительстве розу ветров.
- И что, вы не жаловались?
- Да как не жаловались? Жаловались конечно! И письма коллективные писали!
- И что?
- И ничего. Сказали - это же вашим же говном и пахнет. На этом всё и закончилось. Да мы уже принюхались как-то, не замечаем. Зато у нас вон с другой стороны кондитерский завод построили. Так теперь когда тяга оттуда, у нас ванилью пахнет!
- Ванилью?
- Ванилью! И ещё корицей немного.
- Ванилью, это же хорошо?
- Ну, это кому как. - рассудительно ответил абориген. - К говну-то, вишь, мы уже принюхались, а тут ваниль...
Короче, в результате местные жители таки подали на кондитерский завод в суд. И суд, что интересно, выиграли.
Потому что если говно, то оно своё, и имеет естественный природный запах, а если ваниль, то существуют санитарные нормы, ограничивающие наличие постороннего запаха на прилегающих к производству территориях.
Правда адвокат ответчика выдвинул интересную теорию, что жителей раздражает не сам по себе запах ванили, и то что на фоне ванили они стали острее чувствовать запах говна. Но поскольку это была всего лишь теория, не подкреплённая никакими результатами экспертизы, суд её во внимание не принял.
Так что завод штраф заплатил, и обязался какие-то там дополнительные фильтры поставить.
Но всё равно, когда тяга с северо-востока, ванилью в микрорайоне изредка нет-нет да и попахивает. Что вызывает справедливое возмущение местных жителей. Которые продукцию кондитерского предприятия меж тем с удовольствием покупают, обеспечивая тем самым работу предприятию на юго-западе.
Потому что всё в этой жизни так или иначе взаимосвязано.
У меня есть друг-художник. Однажды он показал мне этюд "Утро", там была изображена его жена - сонная, мятенькая, уютная такая, только что проснувшаяся. Сначала я позавидовал ему, что у него такая красивая жена, а потом вдруг подумал - а как бы он изобразил мою жену, если бы видел её такой? Утром посмотрел на неё как бы его глазами и... да, увидел, что она прекрасна. В этот момент я понял, для чего вообще на свете искусство - чтобы помочь увидеть, как красивы привычные вещи.
Сидели с подругой в парке, болтали. Подруга: "Моя работа — дерьмо, отношения — дерьмо. Вся моя жизнь - сплошное дерьмо". И тут заговорил бомж с соседней лавочки: "Жизнь — это сельский туалет, тут без дерьма никак. Просто надо уметь гадить так, чтобы самому не измазаться".
Беседа после тренировочной пожарной эвакуации в начальных классах.
Ребенок — учительнице: «МарьИванна, а почему мы покидали школу без рюкзаков и сменки?»
Учительница: «Потому что с вещами сложно передвигаться, и вам важно спасать свои жизни, а не имущество».
Ребенок: «А если бы я все-таки забрал рюкзак с собой?»
Учительница: «Ты был бы медленным и не успел бы убежать, огонь очень быстро распространяется и ты погиб бы».
Ребенок: «Тогда какая разница? Если б я пришел домой без рюкзака, мама все равно б убила».
5
Эрва шерстистая

Есть такая очень полезная травка эрва шерстистая, она же пол-пала. Очень хорошо камушки растворяет и песочек из почек гонит. Утром попросила мужа прикупить её в аптеке.
Вечером звонит мне:
- Извини, сегодня замотался, но уже рядом с аптекой стою.
Так сколько пачек мне этой лярвы мохнатой покупать? Одну или две?
Звоню с утра в транспортную, вы почему, спрашиваю, счёт нам не выставляете? Груз придёт, сами ж потом упрётесь, что перевозка не оплачена.
Девица на проводе (возмущённо):
— Мы-то здесь причём?
— А кто?
— Это робот рассылает!!
Вот и дожили, мля, до прекрасного далёка.
Получила деревня трактор.
У меня по долгу службы было много начальников. Все они были хорошие, плохого даже вспомнить сложно. У нас был паритет - они меня не обижали, я - хорошо работал. Так что у нас с ними было полное взаимопонимание, кроме, наверное, одного случая. Был у меня начальник, вполне отличный парень, работалось под его началом вполне хорошо. Но была у него одна черта - очень любил деньги. Не в смысле, что он был жадный, нет. Он любил когда денег было много в одном месте - он любил большие бюджеты по проектам(хотя возможность получить откат по ним у него отсутствовала), разбирался в дорогих машинах, часах и других подобных дорогих вещах. Я так понимаю, что его прельщала стоимость этих предметов.
И как-то раз он в кабинете стал рассказывать, что он обратил внимание, что у одной нашей коллеги часы стоят столько-то тысяч долларов и это такая-то фирма. И плавно перешел на то, что "...ну это еще ерунда, а вот еще есть часы , они стоят столько-то тысяч, и количество их всего единицы и пр...". И тут я на автомате, обращаясь к своему коллеге, также как и я, любителю Пелевина, и вслух произношу: Макс, помнишь у Пелевина фразу - "ничто так не выдаёт принадлежность человека к низшим классам общества, как способность разбираться в дорогих часах и автомобилях".... В комнате настала тишина.
P.S.Сразу отвечаю на незаданные вопросы в комментариях - нет, никаких последствий для меня это не повлекло. Я же говорю - у меня все начальники были хорошие.
Далее, как и обещал. В продолжение истории https://www.anekdot.ru/id/1176891/

ПРО ПЕРЧАТКУ

Поехали мы, в смысле пошли в Канаду, в тамошний Ванкувер.
Самой большой подъебкой (помимо Сингапура) оказалась предоставленная мне каюта с биркой над входом - «Четыре практиканта».
Проблема заключалась в том, что прямо под каютой располагался расходной танк главного двигателя. Не тот танк который с пушкой наперевес - танк, ёмкость. Мазут подогревался в нем до 70-80 Цельсиев, совместно с палубой каюты в которой я прибывал.
Пока была весна и холодно, и мы шли под загрузку в Канаду, было достаточно комфортно, но когда загрузившись серой, через много дней вошли в тропики, я обжигая пятки, перепрыгнул в каюту моториста Федоса.

Как оказалось, мы оба были начинающими алкоголиками. Достаточно юными, на том и задружились.
Нам по двадцать два тогда было. А в тропиках в нас рекой полилось вино – тропикан, как его называли. Это тот алкоголь, который выдается всему судовому экипажу, и позволяет легче переносить жару, якобы удерживает влагу в клетках, а в работающей машине или на раскаленной открытой палубе жары становилось с избытком.

Матросы, как на подбор, оказались не пьющими – хорошие матросы, и мы с Федосом ебашили весь пароходский Венгерский Рислинг вдвоем, дополнительно выменивая его на сок и молоко у матросов. Наши языки от этой кислятины стали белыми, и с них слазила кожа, правда не торкало, хоть три литра высоси, но хотя бы не так скучно было вечерами. Подсказка пришла, откуда не знаешь, из собственной памяти и чуть позже.

А это было лето 1985, если мне не изменяет память, и на следующий день после выхода Андроповского сухого закона, двери артелки, с хранящимся в нем запасом алкоголя, благополучно захлопнулись. Благополучно потому, что мы хотя бы не сожгли Рислингом свои желудки.
Альтернативой, до момента причаливания к Кубинским берегам с Российской «Московской», стала воображаемая брага.
От потребленной однажды браги, у меня остались самые теплые воспоминания из мореходки.

Однажды Мирон, мой бурсовский друган и музыкант, приехал из родного Раздольного, привез поллитра мутноватой жидкости и представил ее – Бражка, - говорит, пойдем! Мы спустились с ним к самому синему морю, нашли две консервные банки, сели на камни прямо напротив бурсы, и чуть не надорвали от смеха животы, пока ее допивали – так она нас вставила.
В самом конце, Мирон, на тот момент будучи сильно продвинутым в разного рода фабриках удовольствий, вытирая слёзы простонал: - Если бы всегда бражка была такой, то и травы не нужно!

Наведя мосты, пока только платонического характера, с пекарихой Ольгой, мы обзавелись необходимыми для производства ингредиентами. Сахар, изюм, сухофрукты и конечно дрожжи. Затем мы установили контакт с судовым электриком, от которого получили два огромных, 20-ти литровых стеклянных бутыля из-под серной кислоты.
Сопровождающей документации к бутылям и добытым ингредиентам по производству бражки, не прилагалось , пришлось издалека и как бы невзначай поспрошать взрослых товарищей и наставников.

Будучи дальновидными от природы, мы с Федосом, на случай палева, один из бутылей решили приспособить под квас, для отмазки, а второй, собственно под вожделенный продукт. МЕста, для такого рода колдовства - смешиваний и разбавлений, удобней моей каюты в «4 практиканта» во всем мире было не сыскать. С горячей то палубой!

Забодяжив в каждом из бутылей, соответствующие ожидаемому на выходе продукту знания и ингредиенты, мы залили их водой и поставили в рундуки. В рундуки они вставились - как родные. Наружные различия, на просвет, бутылей были минимальны, отличались они лишь тем, но на браговую бутыль сверху была надета канадская, резиновая, полупрозрачно-желтоватая, хозяйственная перчатка, и прочно прикручена.
«Шаровых» дрожжей мы особо не экономили, впрочем как и сахара. Рассовали, значит, все это по ёмкостям и улыбнулись друг-другу лукаво.

Мы к тому времени уже стояли на рейде в ожидании выгрузки, близ какого-то селения кубинского горно-обогатительного комбината, куда и везли серу. Акватория бухты была достаточно закрытой. Не ожидая штормов и болтанки, мы даже не стали закрывать дверцы рундуков на шпингалеты, просто прикрыли.

Один из способов приготовления, который нам посоветовали наставники, как раз и включал себя перчатку. По легенде в период интенсивного брожения перчатка должна была надуться, постоять так какое-то время, а потом когда брожение сойдет на нет, и напиток приобретет насыщенный вкус и удивительный аромат, перчатка должна была сдуться, и опадая нам навстречу кивнуть любезно,– пора, мол, и отведать!

Не помню сколько прошло времени с момента закладки, но точно не более двух суток. Начало работы, все кто не на вахте – на палубе. И матросы и мотористы – долбят ржавчину и красят, красят, красят. Предобеденное время, мы с Федосом впереди всех сбегаем по трапу, и открываем дверь в мою каюту. То, что мы увидели в следующее мгновение, заставило нас сначала отшатнуться, а затем влететь в каюту, и запереться изнутри.

Наша перчатка, открыв дверь из тесного рундука, вырвалась наружу. Она устремилась вверх, и заняв жилое пространство как минимум одного из практикантов, показывала нам из под подволока, в который уперлась, Руку Дружбы. Всей пятернёй. Причем вся она, до самых кончиков ее пальцев, была наполнена пеной.
Мы с Федосом не долго думая, решили исполнить финт по стравливанию из нее газов, причем самым тривиальным способом.

Мы ее проткнули.

Господи, как красиво она ёбнула! Словно одновременно лопнули сотни воздушных шариков. Даже красивее! Все переборки, рундуки, шконки, палуба, подволок и даже мы – оказались покрыты бражной пеной.
На обед мы с Федосом естественно не пошли. Мы разорвали мой тельник и целый час вдвоем, и потом до конца дня сменяясь по очереди, чтобы нас сразу обоих не потерял механик, драили все перечисленное выше.

В очередной раз возвращаясь из каюты на палубу я встретил второго механика- нашего шефа. Он стоял в коридоре и сосредоточенно вдыхал ноздрями созданный нами аромат.
-Чем это пахнет? – спрашивает у меня. Я остановился, принюхался, подумал.
-Типа бражкой? – спрашиваю.
-Ага, говорит он. Ага, думаю я, заглотил.
-А здесь всегда так пахнет, - я кивнул в сторону камбуза, - это хлебная закваска, девчонки бодяжат.
-А, - понимающе кивнул Второй, и со спокойным сердцем зашел в гальюн.
В тот раз все обошлось.
Тут мне друзья снимочек одного интереснейшего события подкинули. Пристегивайтесь к креслу нашей машины времени и поехали...
На фото - обычный чернокожий американец идет учиться в институт в сопровождении охраны.
В этой снимке - все. Весь смак демократической власти. На дворе - ХХ век, 1967 год. Уже существуют компьютеры, стиральные машины-автоматы, построены циклотроны и запущены в космос первые ракеты, а простой сын плотника и доярки Юра сделал круг вокруг планеты Земля.
А в самом центре Америки - настоящее крепостное право. Рабство. В цитадели демократии равноправный гражданин страны не может поступить в институт. Его желание получить высшее образование вызвало погромы и восстание в городе, где был институт. Президент был вынужден посылать войска для подавления протестов. Погибло двое, около 400 человек раненых. Чтобы чернокожий студент смог начать учиться в городе пришлось создать отдельный гарнизон, а во время обучения его сопровождала охрана.
В то время как в СССР в МГУ в 1946 году поступили 42% крестьянских детей, в Северо-Американских Соединенных Штатах добрая половина населения не могла даже помыслить о том, чтобы ездить на одних и тех же местах в автобусах, учиться в институтах, заходить в отдельные учреждения! Несмотря на бумажное равноправие граждан суды линча и расправы над чернокожими продолжались еще десятилетия. 19-летний Майкл Дональд был повешен в 1981 году. Но расизм сохраняет в себе силы до сих пор, а между тем на дворе уже XXI век.
P.S.
"Народ, который не знает или забыл свое прошлое, не имеет будущего" (Платон).
От себя добавлю: такой народ обречен ходить по кругу, причем - по граблям.
Взято из Фейсбука. Не смешно.

Уроки 6 января и не только
Подводя итоги тектоническим сдвигам, произошедшим в демократической парадигме за время, прошедшее после выборов очередного Потуса, решил заглянуть в свой хрустальный шар, чтобы понять, что же нас ждёт в обозримом будущем. Мне глубоко безразлично, что и как там будет в Пиндостане с его геронтократией во главе со стариком и старухой, поэтому буду в шаре смотреть на то, что ждёт нас здесь, в России, и, естественно, в Москве. Разве что скажу за Твиттер: Трамп несколько лет назад своими феерическими твитами фактически вытащил его из бездонной дыры забвения, в которую он неуклонно погружался, за что Твиттер отплатил ему чёрной неблагодарностью. Теперь Твиттер уже точно отправится туда, откуда не возвращаются.
Уроки и выводы
1. Свободы слова больше нет. Об этом неожиданно узнал бывший enfant terrible Кремля, а теперь тоже уже бывший научный сотрудник Центра глобальной свободы(!) и процветания(!) института Катона (США) Андрей Илларионов, который под зад коленом пулей вылетел из этого института всего лишь за статью в Живом Журнале. Удивляется до сих пор - "Ничего же не сделал, просто запостил! Гарантировали же мне свободу выражения мнений, и так бессовестно обманули наивную девушку!". Своё мнение теперь стоит дорого, и оплачивать свою свободу и процветание придётся из своего кармана. Так теперь будет.
2. Расстреливать теперь мирных безоружных протестующих допускается. Не так, чтобы прямо уж совсем из пулемёта, но если хочется - то пара-тройка с рук сойдёт. Ни цветов, ни золотого гроба, ни падать на колени перед неграми не потребуется. В общем, так можно.
3. Отправлять в цифровое небытие теперь можно кого угодно без всяких оснований, просто потому что захотелось, и кнопка у тебя в руках. Потус, не Потус - не важно. Как в анекдоте почти про Трампа - "Член есть, значит может иметь намерения совершить изнасилование". Так теперь можно.
4. Поражение в правах теперь само собой разумеется. Волчий билет на работу, запрет на перелёты, ликвидация в цифровом пространстве, путёвка на отдых в дурку, комфортная камера в тюрьме для особо отличившихся - цена выражения своего мнения. "У ФБР долгая память и длинные руки". Про длинные руки в точку. Так теперь можно.
5. Вбрасывать голоса за одного кандидата не является нарушением. Но желательно не более 130 тысяч голосов за минуту. Так теперь можно.
6. Говорить о фальсификации выборов и требовать пересчёта голосов - теперь запрещено, а выходить на мирный митинг за честные выборы - является преступлением. Теперь так, и никак иначе.
7. Мирные протестующие теперь являются внутренними террористами. Просто для этого нужно на митинге разбить несколько стёкол, найти заранее подготовленную нычку с парой коктейлей, а для верности - подпалить что-нибудь ненужное. Все, кто был хотя бы в километре от этого места, будут безжалостно зачищены. "У нас длинные руки". Так теперь можно.
Прогнозы
1. Инструменты цифровой цензуры и государственной пропаганды (Google, Facebook, Youtube, Twitter, Instagram) будут в России подвергнуты санкциям. Рано "Ха-ха, счета в Сбере заблокируют, гы-ы!" Нет, не счета и даже не копеечные околомиллионные штрафы. Но тоже про бабки. Про ХОРОШИЕ бабки. Штрафные санкции будут налагаться на компании, размещающие рекламу на этих площадках. Показал YouTube рекламу какого-нибудь МТС - МТС быстренько получает штраф. Показал рекламу ещё раз - ещё один штраф. Мы помним, как в 2019 году швейцары, забив на все контракты и тендеры, мгновенно утопили трубы Северного потока в море, как только США обозначили перед ними такую перспективу. Естественно, что все рекламные контракты с новоявленными цифровыми цензорами будут немедленно расторгнуты, а это уже про совсем другие бабки. Реклама, конечно, никуда не денется, и отечественные рекламодатели никак не пострадают, потому что быстро перейдут на другие, не столь демократичные медиа. Конечно, такая перспектива после уже потерянного полтоса ярдов ни одного из Цукербергов не порадует, и они (ничего личного, просто бизнес, buddy!) за ничтожное время умножат на цифровой ноль всех тех, на кого им укажут. Они ведь даже Потуса не пожалели, так что им до какого-то Леши, Васи, Пети с их мышиной вознёй про идеалы свободы слова и процветания. Когда на кону такие бабки, выбор очевиден - тотальный бан.
2. Митинги в ближайшей перспективе сойдут на нет. Вряд ли будут сколь-либо масштабные аресты или посадки - мучеников имени Навального теперь никто выращивать не будет. Просто задержанных на митингах, или даже распознанных на всевидящих камерах видеонаблюдения сделают токсичными. Для их работодателя после доверительной профилактической беседы будет намного выгоднее избавиться от токсичного активиста, из-за которого в компании гарантированно возникнут проблемы, и подыскать себе нового сотрудника из более сосредоточенных на работе ковидных безработных штрейкбрехеров, скамейка запасных которых сейчас уходит в бесконечность. Давний спор между холодильником и телевизором, неизменно разрешавшийся в советское время в пользу холодильника, в данном случае разрешится в пользу ипотечной квартиры и кредитной машины. Поорать на митинге "We want Trump" (извиняюсь, ослышался, конечно же "Мы здесь власть" - так созвучно!) - это одно, а лишиться квартиры из-за долга банку из-за потери работы из-за участия в митинге - это совсем другое. У каждого скоро найдутся неотложные дела вместо прогулки по городу с единомышленниками.
3. Навальный стал настолько токсичен (в хорошем смысле), что его выперли из Германии под контролем сотрудников спецслужб, которые под руки проводили упирающегося Лешу до трапа и проследили, чтобы он точно сел на борт. Кстати, билет ему тоже они оформляли, чтобы он не учудил и не съел вдруг перед стойкой регистрации свой паспорт ("Я решил не возвращаться! Я выбрал свободу! Я остаюсь!"). Конечно же, его закрыли сразу по прилёту (предупреждали же по-хорошему!), и вся Европа мгновенно пролила море крокодиловых слёз по поводу гонений на борца за правду. Поверю в это только после таких же причитаний в адрес наглухо закрытого Ассанжа. В общем, сидеть ему теперь лет десять, и по-настоящему. Ну, зато жить теперь точно будет, поскольку Маша Певчих вряд ли на этот раз сможет подсыпать ему циана в трусы в передаче с воли. Да и трусы теперь ему будет стирать ФСИН - теперь именно это ведомство вместо ФСБ будет новой музой известного хоть кому-то режиссёра Манского.
Время покажет, насколько мой прогноз сбудется.

Андрей Войтенко

Вчера<< 27 января >>Завтра
Лучшая история за 21.11:
КАЗУС ПРОКОФЬЕВА

Сергей Сергеевич Прокофьев умер в один день со Сталиным: 5 марта 1953 года. Кончина «вождя народов» затмила уход музыканта. Все, кто хотел с ним проститься, шли в Дом композиторов, где проходила гражданская панихида, с комнатными цветами в горшках: других просто не было - все «достались» Сталину. Рядом с гробом стояла печальная и смиренная Мира Мендельсон - вдова.

В то же самое время другая вдова Прокофьева - зэчка Лина Любера – привычно толкала бочку с помоями в женском лагере в поселке Абезь. И знать ничего не знала о том, что умер человек, которого она любила больше всех на свете.
Долгое время этого имени - Каролина Кодина-Любера - не было ни в одной биографии Прокофьева. Еще бы - не пристало одному из самых читать дальше
Рейтинг@Mail.ru