Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
20 мая 2020

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Знакомая вчера рассказывала, строитель по профессии. Лет ..цать назад работала она в одной тюменской фирме, что строила дом в посёлке Мужи, это на ямальском севере. Комфортный, современный по тем временам дом с евроремонтом и пластиковыми окнами. Тогда это была полная диковинка.
Окна заказывали в Тюмени, где тоже была только пара фирм, кто их производил. И может не хватило опыта, но в проекте допустили ошибку - перепутали в окнах длину с высотою. Сперва как раз моя знакомая и перепутала, а следом эти оконщики недосмотрели и окна получились поперёк проёма. А если ставить их по проёму, то открываться они будут соответственно только налево и вверх.
Заметили это, когда все комплектующие до винтика уже сдали на паром. Последний паром. То есть больше в Мужи до "зимника" уже ничего привезти было нельзя, дороги-то туда нет.
И тут такой цирк с огнями - окна получились наоборот.
А дом-то уже почти достроен, и сроки поджимают, и жильцы новые ждут, причём большей частью местное поселковое начальство.
Короче говоря, воткнули все эти поперечные окна, деваться-то некуда. Приготовились к самому худшему, к скандалам при приёмке, к замене на будущий год, к новым диким затратам и т.п..
Но самое интересное, что, к их удивлению, при сдаче дома никаких чрезвычайных проблем не возникло. Принимающие лишь восхищённо пооткрывали невиданные окна как позволяла их нынешняя геометрия и дружно подписали все необходимые акты.
Заехавшие новосёлы, также вероятно подумав, что эти новые экзотические окна так и должны стоять с горизонтальными рамами, открываясь как-то по-особенному, никаких претензий при заселении тоже не предъявили.
Чем люди проще, тем приятнее.
Вчера...

Весенний теплый вечер. Иду домой с работы, путь лежит через детскую площадку, где стоят разные теремки, лесенки и прочие детские сооружения. Вокруг очередного архитектурного шедевра носится детвора от 3 до 5 лет, недалеко на дорожке стоят их мамы (М) и общаются между собой, дети (Д) носятся и орут хором:
Д.: -Мама, мама смотри, здесь дохлый голубь! ДОХЛЫЙ ГОЛУБЬ !!!ГОЛУБЬ ДОХЛЫЙ!!!!
В результате одна мамка не выдерживает, отрывается от беседы и орет в ответ:
М.:-Да бл*, похороните вы уже его!
Дети радостно кидаются к трупу голубя (в этом возрасте любое высказывание родителя может быть указанием к действию), тут мамаша спохватывается и орет им вдогонку: "Только руками его не трогайте!".
Тут наступает когнитивный диссонанс не только у меня, но и у детей: они оборачиваются на окрик родительницы, замирают, осмысливают команду и самый старший выдает: "Так а как нам его хоронить ногами, что ли?"
Некоторое время назад из Краснодара приехала в Москву учиться на диктора милая девушка с исключительными данными. У неё была внешность, которую «любит» камера, у неё был бархатный громкий голос, у неё был редчайший дар в случае оговорки делать такое лицо, что слушателю казалось, будто это у него проблемы со слухом, а не у неё – с речью. Она, разумеется, благополучно поступила в школу телевидения одного из университетов, но декан очень скоро понял, что бриллиант из этого алмазного самородка ещё гранить и гранить.

У красавицы из Краснодара имелись две проблемы: она окала и, при сильном волнении, икала. Первую проблему можно было легко исправить за пару лет жизни в Москве – да и легчайший акцент часто составляет ту самую нотку оригинальности в звуковом букете диктора, благодаря которой люди его запоминают и любят. А вот вторая проблема выглядела серьёзнее. В первый раз она проявилась на вступительных экзаменах как бы случайно – девушка выразительно и внушительно читала сложный текст, не смущаясь, не потея и не краснея – но внезапно, уже ближе к концу речи, неприлично громко икнула. Не так тихонько и благопристойно, как вы икаете после сытного обеда, а как большое грозное млекопитающее. Экзаменаторов это позабавило, но и только – с кем не бывает.

Оказалось, однако, что икота сопровождает девушку всякий раз при интенсивной тревоге. Как у иных людей на шее выступают при волнении красные пятна – так у неё проступала икота. Декан направил её к знакомому психоневрологу, девушка пропила синие таблеточки, но никакого видимого эффекта это не дало. Тогда, по совету психоневролога, декан решил попробовать со студенткой лечение электрошоком – иначе говоря, гальванизацию. Терапию редкую, применяемую лишь в крайних случаях.

Принимал специалист у себя в загородном доме, и запись осуществлялась как к парикмахеру во время коронавируса: после предварительного звонка друга и при соблюдении конспирации.
- В последние годы к этому методу вернулись в Британии, - пояснил врач, разглядывая декана и студентку из-под пугающе толстых очковых линз, - так что не подумайте, будто мы здесь занимаемся алхимией. Нет-нет, метод вполне рабочий. Лет пятьдесят назад от него отказались по соображениям, далёким от медицины, а теперь поняли, что ничего лучшего всё равно не существует. Правда, в Британии используют мышиные токи, поэтому лечебный процесс весьма долгий. У нас и сила и напряжение побольше, так что пациентке придётся потерпеть, зато результат будет достигнут в сжатые сроки.
- Это очень больно? – спросила девушка.
- Видите ли, милая, - врач протёр свои очки, напоминающие две ёлочные игрушки, нанизанные на палочку, - это вопрос неоднозначный. Болевой порог у каждого человека настолько индивидуален…
- Ладно. Всё равно. Я согласна, - твёрдо сказала девушка. – Я хочу работать на телевидении.
- Я посмотрю? – спросил декан у врача.
- Пожалуйста, если пациентка не против, - разрешил врач.

Декан остался понаблюдать за процедурой, но спустя полчаса уехал домой бледный, а потом всю неделю вздрагивал, зажигая в квартире свет.
Через месяц настало время отчётного экзамена. Студенты и студентки по очереди должны были прочесть сложный незнакомый текст, изобилующий Эйяфъядлайёкюдлями, Джомолунгмами и Жугдэрдэмидийнами Гуррагча. Одна ошибка или запинка – четвёрка. Две – тройка. Три – пересдача. Волнение среди студенческого корпуса было ужасным. Дошёл черёд и до нашей красавицы.

Твёрдым шагом она вышла к столу, уверенно улыбнулась в камеру и начала бархатным голосом, с выражением читать текст. Ошибок и запинок она не допускала. Её уверенный, полный силы голос не позволял ошибкам и запинкам даже подумать, что они могут здесь появиться.
И тут в притихшей аудитории кто-то громко икнул.
Вы видели когда-нибудь выпученные глаза лемура? А приходилось ли вам слышать рёв моржа? Соедините эти два образа вместе, и вы получите реакцию девушки на чужой невинный «ик»:
- Ааааааааааа! – завопила она на всю аудиторию, а потом, опомнившись, резко замолчала, будто проглотила язык.

Через несколько мгновений, когда присутствующие пришли в себя, а две слабонервные девушки выбрались из-под скамьи, к студентке бросился декан.
- Я провалилась? – слабым голосом спросила она.
- Наоборот! Ты вылечилась от икоты!
Лежала в ванной и слушала, как сосед провожает в последний путь по канализации продукты жизнедеятельности организма. Никогда не слышала, чтобы люди срали с песнями: «Ой плыви ты мой отход до амурских вод". Теперь тоже напеваю :(
4
Салат из одуванчиков

Когда-то, в пору ранней юности, лет в 14, прочла в журнале "Работница" рецепт салата из одуванчиков. В статье было смачно расписано, сколь полезен одуван от всего и для всего. Ну как такое не приготовить в пору тотального дефицита, если продукт растёт под ногами совершенно безвозмездно?
Первым делом листики надо было замочить в холодной воде на пару часов.
Надрала одуванчиковую зелень в детсаде за забором и сложила её в новенькую эмалированную широкую миску, бледно-салатовую с цветочками, которую мама недавно где-то по случаю купила, отстояв очередь.
В общем, залила листья холодной водой и стала ждать следующего этапа.
А тут домой брат с другом заскочили — перекусить. Что-то пожевали, а потом голодный взгляд друга (которому было лет 11) упал на странный одуванчиковый полуфабрикат в таре, которая по идее должна содержать что-то съедобное.
— Что это ты готовишь?
— Салат буду делать, из одуванчиков.
— Ты что, кроликом стала?
— Нет, это полезно и должно быть вкусно,— наивно отвечала я.
Дальнейший диалог не помню, но этот малолетний нахал начал меня дразнить... Моё горячее сердце не выдержало и я широким жестом запустила будущий салат вместе с миской в мелкого хулиганистого пацана.
Листья с водой летели веером величиной с павлиний хвост и падали на пыльный асфальт двора, громыхала и звенела миска, теряя своё новенькое лицо...
Потом я тырлей ему добавила, но мало. Он ещё года три вспоминал тот несостоявшийся салат из летающих одуванчиков.
Ну, и мне тоже попало за разбитую и покорёженную, покрытую серыми сколами эмали, дефицитную посудину.
А салат из одуванчиков я так до сих пор и не попробовала.
Охота тогда совсем отпала.
Все слышали, что образование наше стало дистанционным. Включая университеты. Но не вся профессура оказалась к этому готова. Есть нюансы. Вот, например, такая история. Государственный экзамен в главном вузе страны. Дистанционно. Конференция ведёт трансляцию из домов участников процесса. Работают все камеры и микрофоны. Понятно, что многие участники сидят в трусах, тапочках, но в пиджаках с галстуком, низ же все равно не виден. И вот в процессе ответа комиссии студентом один пожилой,но весьма бодрый профессор, отключает свою камеру. Ну мало ли что. Но опыта ещё мало, микрофон остался включенным. И на всю конференцию раздаются профессорские звуки бульканья, скрежета вилки по тарелке, смачного выпивания, срыгивания и пердежа. Секретарь комиссии вынуждена была остановить защиту на время, пока все ее участники не проржались в голос. .. Вот именно так и теряется научный авторитет в ученом сообществе.
Занимательная История Государства Российского (1)
(в вольном пересказе)

В последний год царствования Екатерины II в Петербург приехал из Германии некий влиятельный князь отличавшейся красивой наружностью. Приехал не просто так, а с надеждой обратить на себя внимание стареющей Императрицы.
Ну, то есть ясно с какими намерениями прикатил.
Ему отвели квартиру во дворце и дали в сопровождение чиновника Министерства Иностранных Дел (sic!), эдакого дружбана в штатском, который таскался за ним везде и всегда, выпoлняя функции, то ли переводчика, то ли шпиона.
Фаворитом Императрицы в то время был князь Платон Зубов и ему этот тевтонский фуфел не сильно нравился, тем более что немцу вроде как начинала симпатизировать Екатерина.
В те времена в Измайловском полку служил поручиком князь Щербатов. По описаниям современников реальный поручик Щербатов вполне мог составить конкуренцию анекдотному поручику Ржевскому, ибо был он молод, нагл и башню ему иногда сносило напрочь.
Ну так вот, как-то раз, сидит Щербатов, в театре, в первом ряду партера, в гражданском кафтане, с тростью в виде суковатой палки и ждет начала представления. Рядом с ним садится немецкий князь с друганом в штатском. Заканчивается первое действие и начинается антракт.
Скучающий Щербатов вежливо спрашивает у немца: нравится ли ему пьеса и русские актеры. Надменный тевтон игнорирует вопрос. Щербатов решив что тот не понял, вежливо повторяет свой вопрос по-немецки.
Немецкий князь разворачивает понты, презрительно смотрит на Щербатова и гнусавя говорит сопровождающему: “Не, ну ты в натуре посмотри на этого жлоба, он осмелился лезть ко мне – немецкому князю!!! со своими тупыми разговорами!”

Ну вы представили, да?

Щербатов от этой наглости охреневает, орёт на дореволюционном русском языке: “Ах ты дранный немецкий швайн, вообще рамсы попутал! За базар ответишь! Я сам русский князь!!!” И с этими словами бьет битой… простите суковатой тростью, зарапортававшегося князя прямо в его швайновое рыло…
Работник российской дипломатии подхватывает немца и тащит его в тогдашний Интурист, ибо с расвашеным рылом во дворец уже не камильфо. И к тому же Зубов, мгновенно узнавший о проишествии, (как всегда, стук распостраняется быстрее чем звук) намекнул государыне, что битому князю при дворе торчать как бы неприлично.
Императрица, конечно, князя пожалела, на следущий день, через Зубова прислала дорогую табакерку со своим портретом и выразила крайнее сожаление случившимся. (Представляю как Зубов ржал про себя, выражая это сожаление).
Немец подарок принял, однако Зубову намекнул, что понимает откуда ноги растут у этой истории и если будет шанс, то с Зубовым он поквитается. На этой горькой ноте он и покинул навсегда Россию.
Князь Щербатов (увы!) был уволен из полка и сослан на жительство к себе в имение, с запретом появляться в столице.

Грустно, да? Но у истории есть продолжение.

После Екатерины, на престол, как известно, взошёл Павел. Он вызвал Щербатова в Петербург, назначил в тот же полк и пожаловал высокий чин.
Некоторое время спустя, князь Платон Зубов, путешествуя по Европам, заехал в Берлин, где и получил вызов на дуэль от злопамятного тевтона. Однако закономерно полагая что он, по дуэльному кодексу, не имеет права драться за Щербатова, переслал вызов последнему.
Император Павел узнал об этом, когда Щербатов попросился в отпуск за границу, и велел выдать князю пять тысяч рублей на дорожные расходы.
Когда же Щербатов вернулся в Петербург, Павел встретив его спросил:
– Что, убил немецкую свинью?
– Убил, Ваше Величество, – скромно ответил Щербатов.

Источник: “Рассказы генерала Кутлубицкаго о временах императора Павла” Русский Архив. 1866 г.
Наконец выбрался на рыбалку. На пруду хорошо клевали караси. И вот что обидно, мелочь всякая ловится на раз, а крупные срываются. Несколько сорвалось, килограмм по пять, а может шесть. Звери а не караси. Ну рыбаки меня поймут.
Каждый сорвавшийся забрал полжизни и таблетку валидола.
Спустя пол пачки валидола доставил улов домой. Посмотрел сколько чистить, хоть обратно вези!
Ъуъ, ненавижу спам, особенно телефонный. Сидишь занимаешься своими делами, рисуешь план-графики, и тут кто-то бесцеремонно врывается в твоё инфополе с очередным супер-охуительным предложением. И вот ты должен отвлечься, послать их лесом, а потом заново вникать в задачу, над которой работал.

Но этот спамер был особенный и сделал мой день...

- Здравствуйте, я представляю школу %очередная бесячая языковая школа%, и мы хотим предложить Вам пройти обучение английскому по льготной цене. Как я могу к Вам обращаться?
- Кря...
- Не понял?
- Кря!
- ... ну хорошо, Кря. Оцените пожалуйста своё владение английским от одного до пяти "Кря", где один "Кря" - совсем не владею, а пять "Кря" - владею свободно.
- (Немного опешив) КРЯ?!
- Отлично! Теперь давайте подберём для Вас подходящий филиал нашей школы. Один "Кря" - Красносельский район, два "Кря" - Тверской, три "Кря" - Басманный...
- КРЯЯЯЯ!!! (срываюсь на смех) Извините, мне не актуально!
- Точно?
- Да!
- Что ж, спасибо за уделённое время. Всего хорошего!

До вечера работал с улыбкой и друзьям эту историю рассказывал. Жаль что таких звонков - один на миллион.
9
У свояка дача в деревне. Там у местных, которые не дачники, основной источник дохода - торговля "домашним" "фермерским" молоком у трассы.
Молоко, естественно, самое дешевое из пакетов в ближайшем магазине (из мягких таких пакетов, т.е. в общем с местной же фермы, просто промышленной). Изначально пытались сухое разводить, но народ на обратном пути с более дальних дач почему-то пытался бить морды за нескисающее "молоко". Была прибыль 300%, стала 200%, но и так неплохо.
В свое время, а именно, в 1989-м году, от советского гражданства можно было избавиться за какие-то жалкие 500 рублей. Не то что бы оно кому-то мешало, но с ним не выпускали на Постоянное Место Жительства (ПМЖ) в другие страны. В славном граде Ленинграде на Невском, возле одноименной станции метро, имелась центральная сберкасса, единственное место в городе, где возможно было осуществить данную транзакцию. Наградой служила справка со штампом "Оплачено", которую можно было обменять в ОВИРе на зелененькую выездную визу, где в графе "Гражданство" стояло "ЛБГ", Лицо Без Гражданства, что порождало массу вопросов, в частности, где взять визу для ЖБГ.

Чтобы оптом слить гражданство, нашей семье, в которую, помимо меня, жены, и двоих детей, входили и мои родители с братом, требовалась, как легко подсчитать,  сумма, эквивалентная моей инженерской зарплате за два года. На наше счастье, время от времени я подрабатывал на гидролизом заводе, совмещая то, что вы думаете, с разгрузкой вагонов с опилками, которые в любое время года представляли собой монолит льда вследствие высокой теплоемкости продукта. Ночь помахал ломом - и 25 рублей твои.

Высокая честь отказаться от многочисленных гражданств СССР была доверена мне, как самому вменяемому в семье. Две годовые зарплаты были тщательно пересчитаны и вложены в конверт. Конверт был передан в окошечко центральной сберкассы на Невском, и окошечко возвестило голосом интеллигентной ленинградской библиотекарши, что, гражданин (sic!), с Вас 25-ти рублей не хватает.

Вот так. Я одновременно еще был гражданином СССР, но уже не совсем. Я был и сказочно богат со своими 3500 рублями (ну, положим, 3475), и, одновременно, обладал долгом в 25 рублей. Такая интересная точка бифуркации.

Бывают в жизни моменты, когда лучше не спорить, и один из них настал. Я пошарил в карманах и высыпал в окошечко Центральной Государственной Сберкассы г. Ленинграда все купюры и мелочь монетами, которые остались у меня от ночной смены. Домой я пойду пешком.

Заветные справки были получены.

Много лет спустя, когда я получал американское гражданство в Ньюарке, в анкете, в графе "Предыдущее гражданство", я написал "Stateless", что было чистой правдой. Однако, офицер сказала, такого не может быть, ты должен указать свое гражданство. Людей без гражданства не бывает, сказала она.
Ну что ж, не буду спорить и с ней, подумал я. Правды они не хотят, а ложь в анкете - это федеральное преступление. У меня выбора не было, от слова совсем.

Мало кому известно, что в Соединенных Штатах Америки проживает по меньшей мере один эмигрант из Свободной Марсианской Конфедерации.

(ц)
P.S. Эти воспоминания вернулись ко мне после прочтения недавней истории про цену советского гражданства. Я закрываю обсуждение, господа, потому что не хочу видеть здесь подобные комментарии: i) обсуждение несущественных технических деталей; ii) пропаганду маргинальных конспиративных теорий; iii) offtop; iv) идиотизм.
Спасибо!
11
В самом начале шестидесятых прошлого века в уездном российском городе жил-был участковый инспектор Егор Иванович Васечкин. Уездных городов у нас множество, такими городами держалась и держаться будет Россия, похожи они друг на друга как родные братья, а если и отличаются чем один от другого, так это местом, которым на них Россия держится. Поэтому название города никакого значения для рассказа не имеет и скрыто из конспиративных соображений.

Участковый Васечкин служил честно и был из той, почти вымершей сегодня породы милиционеров, о которых писали мастера советской прозы и снимали кино мастера советского фильма.

Все бы и сложилось у Васечкина, как у артиста Жарова в роли мудрого участкового Анискина, если бы не одно обстоятельство – вместо Татьяны Пельцер Васечкин женился на Аделаиде Сергеевне, преотличной женщине с лесопильным характером. И пилила жена Васечкина постоянно с перерывами на сон и службу. И не продвигают, и зарплата маленькая, и квартиры не дают, и медалями не награждают потому что подвигов не совершал, и премий не дают.

И был бы Егор Иванович пилим женой до скончания века, если бы не завелась у них в отделении вакансия начальника, а на старом городском кладбище – привидение.

Вакансия - дело обыкновенное, старое кладбище есть в каждом уездном городе и таких кладбищ без завалящего привидения не бывает вовсе.
Но в этом городе завелось привидение преступного толка и антиалкогольной направленности, обиравшее по ночам редкий пьяненький народ без всякого стеснения на православную часовню. Хотя это-то возможно оттого, что в часовне, давно уж был склад кладбищенской утвари и лопатно-грабельного инвентаря.

Ночью на кладбище живому народу делать нечего. Ночью народу надо спать, или еще чем по кроватям заниматься. Но именно через этот погост лежала самая короткая дорога с механического завода в город. Задержавшись после смены и употребив в день зарплаты как положено, редкий заводской путник мог донести домой зарплату, если шел через кладбище. Так и приходили домой пьяные, помятые, измазанные глиной и безденежные. Валили на привидение. Шел, мол, ночью через кладбище, завыло, мелькнуло белым, стукнуло в голову. Очнулся, хвать по карманам, а денег-то и нету. И тишина.

В привидение жены пострадавших верили мало. Не было, дескать, год тому никаких призраков, а все равно не каждая зарплата до дома доносилась. Но в милицию обращались. Милиции у нас делать нечего, пусть она и разбирается: есть на свете преступные призраки, или просто муж зарплату пропил. Милиции делать вроде и нечего, но своих забот тоже полон рот. Милиция по кладбищу сама немного походила, никого лишнего из живых не заметила и успокоилась. Никто на нее не нападает, пистолеты и те целы остались, про деньги уж можно и не спрашивать.

Поговорили в городе, посудачили и перестали внимание обращать на привидение. Ну воет, ну грабит, ну на кладбище, ну так и не ходи туда пьяным ночью. И всë. То есть все. Все, но не совсем. Все кроме Аделаиды Сергеевны, которая сразу поняла, что если это привидение какой-нибудь милиционер изловит, то изловившему сразу повышение выйдет с медалью. А премию-то наверняка дадут. Мысль Аделаиде Сергеевне понравилась, особенно премия. И начала она Егор Иваныча пилить усиленно без всякого разведения зубьев.

Участковый хотя подвигов отродясь не совершал, кроме женитьбы, но мужиком был геройским. Целый день продержался и ночь простоял. Из-за этого ночного стояния и сдался собственно. Чего ж, собственно, - думал участковый, - мне и не поймать этого кладбищенского ирода и не стать начальником, если меня женской ласки на ночь лишили? Из конкурентов ведь у меня только майор Ванечкин, он покойников как огня боится, на кладбище не пойдет, а других правонарушений в городе никак не случается.

Для поимки привидения была избрана технология «на живца» и ночь с пятницы на субботу. Потому что в пятницу на заводе получка и поддавшие в честь такого праздника живцы должны косяком пойти сквозь кладбище по одному.

Егор Иванович человеком был храбрым, но мелким. Несмотря на свое боевое самбо с пистолетом с большим привидением мог не справится и решил вышибить клин клином, - напугать привидение другим привидением, повязать, заковать в наручники и транспортировать в отделение. Для чего был взят следующий набор: стремянка – одна штука, фонарик карманный, трофейный - одна штука, простыни - четыре штуки, наручники – одна штука и пистолет. Из четырех простыней Аделаидой Сергеевной был сшит привиденческий балахон длиной в три раза больше роста Егора Ивановича. В балахоне супруги провертели две дырочки для глаз и одну для фонарика. Немецкий фонарик был хитрый, мог работать светофором и светить разными цветами.

Смеркалось, как написал бы автор детектива, а Егор Иванович Васечкин повесил на плечо стремянку и направился на кладбище. Там участковый выбрал место на центральной аллее, подальше от фонаря, поставил стремянку между деревьев сбоку от дорожки, надел на себя сшитые простыни и, придерживая полы балахона, взгромоздился на верхнюю ступеньку. Опустившись балахон закрыл стремянку и в кладбищенских сумерках возникла гигантская фигура в белом саване. Участковый проверил работоспособность фонарика, отчего саван на мгновение засиял бледным зеленым светом, привычным движением дослал патрон в патронник, поставил пистолет на предохранитель и стал ждать.

Ждал он долго. Уж тяжкая дрема охватывала его, когда в дальнем конце аллеи раздались шаркающие шаги. Нетерпеливо всматривался участковый я в сумрак погоста и наконец из ночной дымки вылепился темный силуэт, похожий на человека в плащ-палатке. Тяжел был шаг призрака. Кованные сапоги шаркали по мощеной дорожке высекая искры. На голове фигуры матово блестела немецкая каска с небольшими рожками. В руках тварь тащила еще одну каску.

- Как Ленин в нашем парке, у того тоже по началу две кепки было, одна в руке, одна на голове, - ни к селу, ни к городу подумал участковый, и холодный озноб пробежался по спине его, пробрал до костей и спустился ниже: он вспомнил, что в самом дальнем углу кладбища сразу после войны закапывали немецких военнопленных без всякого обряда и упокоения.
У участкового заныло под ложечкой, а темная фигура тем временем приближалась, высекая искры подковками и звеня цепями, какими была увешана поверх плащ-палатки.

Наконец призрак немецкого солдата поравнялся с Егором Ивановичем. Надо было что-то делать, участковый вспомнил лицо провожающей его Аделаиды Сергеевны, набрался храбрости, включил зеленый фонарик и заорал почему-то по-немецки:

- Хальт! Хенде хох! Аусвайс, сука.

На появление святящегося великана в бледно-зеленом саване призрак немца отреагировал неожиданно. Он неловко отскочил в сторону, повернулся к участковому, выронил из рук каску и крутя обоими руками кукиши хрипло крикнул:

- Хрен тебе, а не аусвайс, падла фашистская!

Такого оскорбительного обращения участковый стерпеть не мог, выхватил пистолет и рванулся вперед, позабыв на секунду о шатком своем положении. Стремянка покачнулась и рухнула вместе участковым прям в объятья немецкого призрака. Моментально спутавшись в большой клубок из стремянки, немца, участкового, плащ-палатки и белого балахона, они покатились по земле.

- Отдай голову, сволочь, - на чистом русском кричал немец, имея в виду каску, которой участковый пытался лупить его по голове, - отдай голову!

- Аусвайс! – отдувался Егор Иванович, которого заклинило на документах от падения со стремянки, и продолжал дубасить фальшивого немца каской, - аусвайс! Ваши документы! Вы арестованы!

- Васечкин? - Услышав про арест, немецкий призрак прекратил сопротивление и удивленно спросил, - ты чего тут делаешь ночью?

- Ванечкин, ты? – участковый удивился не меньше призрака, - а ты чего тут делаешь, ты ж покойников боишься?

Мужики поднялись. Призрак немца снял плащ палатку вместе с нашитыми на ней цепями и помог участковому освободится от простыней. Милиционеры нашли фонарик и закурили.

- Даааа, - протянул участковый.

- Ну, - коротко ответил майор.

- Засмеют, - продолжил Егор Иваныч

- Если узнают, - затянулся папиросой майор.

- Тогда никому, - подвел черту участковый, - даже женам. Слово.

- Слово. Женам в первую очередь, - согласился Ванечкин.

Слово мужики держали крепко и долго. Особенно трудно им пришлось на следующий день, когда в отделение милиции с повинной в ночных грабежах на кладбище пришел бледный до синевы гастрольный вор. Вор был страшно испуган и рассказывал как ночью на за ним гнался призрак немецкого солдата и догнал бы, если бы его вторую голову не отнял большой зеленый великан в саване. До отделения воришка ходил в церковь исповедоваться, но там батюшка сказал, что такие грехи отпускает только милиция. Грабителю, никто не поверил, хотя проведенная психиатрическая экспертиза показала его полную вменяемость.

Надо сказать, что обоим соискателям повышения не повезло. На свободную должность назначили приезжего подполковника. Несмотря на это Васечкин и Ванечкин благополучно дослужили в этом отделении до почетной пенсии, до сей поры живут в том же городе, занимаются огородами, дружат семьями и изредка консультируют полицейскую молодежь. Сил им пока хватает. А кто из них проболтался уже и не важно.
Дисклеймер: этот текст не является попыткой принизить историческую роль России во Второй мировой войне.

Во время Второй мировой войны Колдиц был, пожалуй, самым известным лагерем для захваченных в плен офицеров союзников. Он располагался в замке на скале, возвышающейся над городом Колдиц в Саксонии. Считалось, что убежать из него невозможно. Хотя несколько удачных попыток побега из Колдица все-таки было, одна из них заслуживает особого внимания.

В снежный день декабря 1943 года, глядя на лежащий внизу город, лейтенант Королевских ВВС Билл Голдфинч заметил, что снежинки за окном летят вверх. «Сюда бы планер, - подумал он, - восходящий поток удержал бы его в воздухе!» Одновременно с этой мыслью пришла в голову и другая: крыша часовни замка, скрытая от бдительных глаз охранников, могла бы послужить отличной взлетной полосой.

Голдфинч рассказал о своей идее Дику Хоу, главе комитета по побегам. Тому она понравилась. Лучший друг Билла, Джек Бест, стал вторым участником проекта.

Используя учебник, обнаруженный в тюремной библиотеке, Голдфинч и Бест разработали чертежи планера. Он был рассчитан на одного пилота и одного пассажира. Подъёмной силы крыльев должно было хватить, чтобы пролететь над городом, расположенным более чем на 100 метров ниже замка, и через реку Мулде.

Строить планер в комнатах было нереальным. Поэтому на одном из чердаков замка - соседнем с крышей, предназначенной для взлетно-посадочной полосы - заключенные соорудили мастерскую. Используя ставни и раствор из чердачной пыли, они построили фальшивую стену, отгородив пространство, которое могло бы вместить самую большую из разобранных частей планера. Теперь любой, кто зашел на чердак, не увидел бы никаких признаков того, что помещение стал на три метра короче. Сами Билл и Джек проникали в мастерскую через люк.

Материалы и инструменты они делали из всего, что было под рукой. Из столового ножа - рубанок, из гвоздей - сверла, из рамы кровати - ручки пилы, из рамы железных оконных решеток – полотна для пилы. Для тяг планера они приспособили электрические провода из нежилых помещений замка. На лонжероны крыльев (основные опоры) и ребра пошли половицы. Чтобы покрыть деревянную раму планера, пригодились простыни, пропитанные горячим просом (часть рациона) для укрепления ткани. Где они раздобыли казеиновый клей и металлическую дрель остается неизвестным до сих пор.

Создание частей планера было чудовищно трудоемким, чтобы не сказать больше. Только для крыльев строителям пришлось изготовить более 6000 предметов ручной работы. Чтобы сделать только одно ребро, они должны были выпилить кусок дерева, распарить, согнуть и закрепить, а затем, наконец, приклеить на место. А ребер планеру нужно было несколько сотен.

Взлет был запланирован на весну 1945 года. По плану собранный на крыше планер должен был получить ускорение от сброшенной вниз металлической ванны, полной кусками бетона. Сама ванна должна была пролететь 5 этажей и, приземлившись, вызвать переполох. А планер тем временем бесшумно вспарить в небо.

Но, увы, запуск так и не состоялся. Война приблизилась к концу, и было решено отложить то, что было бы коротким и единственным полетом. Но на этом история все-таки не закончилась. В 2000 году была построена копия планера для документального фильма "Побег из Колдица", в котором Джон Ли с первой попытки взлетел и прибыл на место назначения.
13
История произошла лет 15 назад, в деревне магазинчик одной продавщицы.
Приходит она утром, открывает магазин, проходит на кассу, и тут из недр выходит мужичок, кладёт на кассу полбутылки коньяка и обёртку от шоколадки, просит пробить.
Оказывается, продавщица его вечером не заметила и закрыла в магазине. Ругаться не стал, она извинилась, поржали оба.
Лучшая история за 01.08:
Поздним ноябрём 1972 года, приехал в курируемый мною, инструктором орготдела ЦК Комсомола Латвии, Лудзенский район, на пленум райкома. По установленному этикету, положено было отметиться у куратора комсомола в райкоме партии. Секретарь РК КПЛ была в отпуске, поэтому пошёл отметится к первому, с которым тоже был знаком. Захожу в кабинет, а он сидит задумчивый и грустный. Спрашиваю, что случилось, как дела? А он мне в ответ - сижу и думаю, как с районом отделиться от Латвии и присоединится к Псковской области РСФСР. У меня по району намолот зерна 21,6 ц. с га и я последний в республике, а в соседнем, Себежском районе 16,5 и они лучшие по области. У них весь райком партии ходит в орденах и медалях, а я из выговоров не вылажу..."
© Георгий читать дальше
Рейтинг@Mail.ru