Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
20 июня 2007

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Моя подруга после ссоры с мужем пошла в ночной клуб одна и после
потребления большого количества спиртного в 3 часа ночи собралась домой
пешком. Девушка, ночью, одна - лакомый кусочек. Возле нее
останавливается джип и двое "друзей" предлагают подвезти. Она осознает,
что отказавшись сесть добровольно, ей помогут насильно и она выдает
уникальную фразу: "Ребята, у вас такая классная машина, мне так жалко
будет ее заблевать." "Друзей" как ветром сдуло...
"Допинг" - Про воздействие напитков на солодовой основе и их влияние на
волю к победе в тяжелой атлетике.
© drblack - http://www.creomania.com

- Ну и что хорошего в том, что ты худой? – спросила меня девушка моего
друга.
Мы сидели в небольшом баре солидной компанией, и мерно, основательно
потребляли пенный напиток. А почему нет? Первая курсантская зарплата,
первая по контракту, есть что отметить.
- Вон ты какой дохлый! Не то, что мой Ваня, - продолжала говорить
девушка. Ваня горделиво подбоченился, - Разрядник по плаванию...
Я деликатно умолчал, что Ваня, несмотря на свой разряд, может
подтянуться на перекладине от силы пару раз. И вообще, все его хорошее
плавание зиждется только на том, что у него много лишнего жирка, да и
фигура, откровенно говоря, дельфинообразная...
- А ты не смотри, что легкий! Зато сильный! – ответил я.
- Как ежик что ли? – захихикала девушка, - Сильный это знаешь как?
Нормальный мужчина должен толкнуть от груди штангу, хотя бы
девяностокилограммовую. Вот ты сколько толкаешь?
- Ну, свой вес запросто, шестьдесят кило.
- Слабый ты. Если девяносто не толкаешь, значит слабый, -
безапелляционно заявила девушка и прищурилась.
- Это потому, что я не занимаюсь тяжелой атлетикой, - насупился я, -
Если бы занимался, тогда легко толкнул бы. И вообще! За пару месяцев не
вопрос такой вес взять!
- Может, тогда поспорим? Что-то мне не верится.
- А давай! – согласился я на свою голову. Еще бы, за живое задели! Я и
так знал, что слишком худой для своего роста. Пусть даже и занимался
рукопашным боем, но все равно выглядел как школьник – такой же
нескладный и угловатый.

Договорились так: через два месяца я должен толкнуть от груди штангу
весом ровно девяносто килограммов, и ни граммом меньше. На кону ящик
пива, и, что гораздо важнее, моя гордость и желание добиться цели.

***

В спорткомнату я входил с опаской, стараясь не спотыкаться о блины и
гантели, разложенные в беспорядке тут и там, и не мешать занимающимся
"звездам бодибилдинга" местного разлива. Хотя, по сравнению со мной,
любой из них точно был Шварценеггером. Наш старшина, Славик,
сосредоточенно тягал гантель по виду тяжелее меня. Отвлекать его от
этого очень захватывающего процесса, казалось кощунством, но я таки
рискнул:
- Славик, а Славик? – непринужденно начал я разговор.
- Муы? – недоуменно откликнулся Славик, терзая гантель.
- Вот скажи, а такой человек как я может толкнуть от груди девяносто?
Вопрос Славика настолько ошеломил, что он даже оставил в покое гантель и
долго, пронзительно задумчиво, уставился на меня.
- Как ты? Да легко. Через полгодика. Ну сам понимаешь, вес там набрать,
жрать побольше. Тренировки три раза в неделю. А что? Устал свою грушу
колотить, решил нормальным спортом заняться?
- А через два месяца сможет? – спросил я, проигнорировав подколку.
- Через два? Навряд ли... Только если киборг какой. Вроде тебя, –
довольный шуткой, Славик гыгыкнул.
- Скажи, Славик, а любишь ли ты пиво? – козырнул я.
И угадал. Такую карту крыть нечем. Старшина помялся, с сомнением
осмотрелся, потом молвил:
- Ну, вообще... как бы режим. Диета... Как бы. А что?
- Да так. Пол ящика "Балтики" хочешь?

***

- Хотелось бы взглянуть, с чем буду иметь дело, - сказал Славик тоном
бывалого тренера, - Ну-ка шасть на лавку, сначала полтинничек подбрось.
Сказано – сделано. Сначала я "подбросил" полтинничек. Довольно легко и
без напряга, сразу за этим были шестьдесят, потом шестьдесят пять.
Последний вес я взял с трудом, от натуги слегка попукивая. Славик
немного подумал, побродил по спорткомнате и нашел где-то пару
малюсеньких резиновых дисков по килограмму каждый. Повесил их на штангу
и сказал:
- Тягай!
Я принялся тягать. Думаю, что там эти два кило? Фигня какая. Снял штангу
со стойки и уронил ее себе на грудь. Некоторое время глубокомысленно
пыхтел, собираясь с силами, потом громко крякнул и попробовал оторвать
вес от себя. А вот вам! "Валабуев, вот ваш..." одним словом! Гриф будто
приклеился ко мне. Наблюдающие за моими мучениями местные качки
побросали свои дела и сгрудились вокруг, подбадривая:
- Давай, давай! Поднажми, братан! – болели они за меня искренне и без
какой-либо попытки подколоть. Это прибавило мне сил. Двое из них подошли
на страховку справа и слева и подцепили штангу указательными пальцами.
Чтобы не соскользнула, не придавила и все такое, обычное дело. Но! После
того, как они ее пальчиками подцепили, я вдруг почувствовал, как дело
сдвинулось с мертвой точки! Кое-как я оторвал штангу от себя, и, скривив
гримасу от натуги, красный и мокрый, толкнул ее вверх на предательски
дрожащих руках, дотянулся до стойки и с грохотом уронил снаряд на нее.
- Молоток! Мужик! – хлопали меня по спине качки. Я содрогался от ударов
как осина на ветру, но был крайне доволен.
- Знаешь, я думал будет хуже, - сказал Славик. – Есть с чем работать.
Думаю, при определенных усилиях ты задуманное сделаешь.
- Да чего там! – воодушевленный успехом ликовал я. – Подумаешь двадцать
с небольшим кило еще сверху толкнуть! Справимся.
- Ты хоть понимаешь что это – двадцать кило? Может тебе еще килограммчик
навесить? Посмотрю я, как ты толкнешь тогда! – возмутился Славик. –
Запомни, первые две недели будет подъем, затем наступит спад, когда
больше определенного веса ты взять не сможешь. И чтобы этот спад
преодолеть, придется много работать! И этот период очень важен – если
бросишь или отступишься, то придется начинать все сначала.

***

Славик оказался прав. Уже через неделю я без особых проблем толкал
семьдесят килограмм. К концу второй недели я мог один раз, едва не
лопаясь от напряжения, отрывать один раз от груди восемьдесят. После
этого наступил долгий ступор, длившийся почти с месяц, когда я вешал на
гриф те самые два маленьких блинчика и потом не мог без посторонней
помощи вылезти со скамьи. Это казалось странным и немного пугало, потому
что срок уже подходил, а прогресс не наблюдался.
Мои попытки начать заниматься каждый день, старшина пресек на корню,
сказав:
- Занять себя нечем что ли? Отдыхать не менее важно, чем железяки
подбрасывать. А если пыл некуда деть, то могу тебя через день в наряды
ставить. Хочешь?
Пришлось отступить под давлением таких неоспоримых аргументов.
За неделю до срока у меня снова начался подъем, и планка возросла до
восьмидесяти семи килограммов! Всего три килограмма до отчетного веса!
Но именно эти три килограмма стали для меня непреодолимой преградой. Как
я не старался, как ни пыжился, но любой дополнительный вес прижимал меня
к скамье как гидравлический пресс, и я ничего не мог поделать.
Понаблюдав за моими мучениями, Славик решительно сказал:
- Так! Все, хватит. Штангу на место, и отдыхать! Всю неделю. Значит,
слушай меня внимательно. Всю неделю не напрягаться вообще! Ходить
медленно, вздыхать неглубоко. Пойдешь в сортир думать о вечном – и то не
тужиться! Что само вывалилось, то и хорошо. Не поднимать ничего тяжелее
планшета, к груше не подходить, спать как можно больше!
- А как же...
- Никак, - прервал меня старшина, - просто отдыхать. Иначе никогда свои
девяносто не возьмешь.

***

Час "Ч" настал. В спорткомнате был аншлаг: Славик, вместе с ним группа
поддержки из качков, страстно за меня болеющих; Ваня со своей зазнобой,
и ее группа поддержки в лице трех глуповато хлопающих глазками
блондинок. Блондинок явно интересовали накачанные мальчики, от чего они
непрерывно хихикали, как Бивис и Батхед. Местных бодибилдеров явно
интересовали туповатые блонди, что выражалось в показушности их походок
и растопыренным во все стороны мускулам. Короче – красовались. Неуютно
себя чувствовал только я.
В кои-то веки в спорткомнате был наведен приблизительный порядок, лишние
блины были свалены аккуратной кучкой в углу, для зрителей были
освобождены пара скамеек. Гантели и гири стройными рядами выстроились
под зеркалом. Из зеркала на меня смотрело мое "дохлое" отражение, так же
как я готовое приступить к задуманному. То есть собирающееся, но ни фига
не готовое.
Штанга была проверена, и весила ровно девяносто килограмм, вместе с
грифом, который сам по себе весил что-то около двадцати кило. Три
непреодолимых килограмма ждали меня. Глубоко вздохнув, я снял футболку,
постелил ее на скамейку и улегся поудобнее. Справа и слева встали
страхующие, готовые в случае чего снять с меня груз. Некоторое время я
печально смотрел на блестящий от частого использования гриф штанги,
потом взялся за него покрепче и потянул вверх и вперед, снимая со
стойки.
Обе группы поддержки замерли, внимательно наблюдая за мной. Я, привычным
уже движением, опустил штангу себе на грудь, одновременно делая вдох.
Как учил меня Славик – чем дольше лежишь и собираешься, тем меньше
вероятность того, что ты возьмешь вес, но все равно, сразу толкать я не
стал, а несколько раз глубоко вздохнул, и только после этого, на
глубоком выдохе принялся толкать.
Штанга прошла ровно двадцать сантиметров вверх, после чего намертво
застопорилась, будто кто-то сверху прижал ее ладонью. Лоб моментально
взмок. Задрожали от напряжения руки и все девяносто кило вернулись туда,
откуда начинали свое движение – ко мне на грудь. Я решил не сдаваться.
Еще несколько глубоких, сиплых вздохов, хорошенький выдох, и! Пошла,
родимая!! Пошла!
Среди зрителей раздалось бормотание, постепенно переходящее в вопли
поддержки:
- Давай, давай, давай. Поднажми. Поднажмииии!!!
Я старался, как мог, рожа моя покраснела похлеще любого помидора,
крупные капли пота скатывались со лба, и устремлялись к шее, щекоча
взбудораженную кожу. А я все толкал и толкал. Когда от напряжения ноги
оторвались от пола – я понял, все, вес я не возьму. Ни за что! Славик
тоже говорил, что раз оторвал от пола ноги, значит вес не твой. Когда я
совсем уже было отчаялся, страхующие, прямо как тогда, в первый день
тренировок, подцепили штангу пальчиками:
- Ну же! Еще малек, ты сможешь! Толкай, толкай же!
Вы не представляете, как эта поддержка помогла! Штанга дернулась, будто
мои локтевые суставы преодолели какой-то барьер и медленно, мне казалось
как улитка, пошла вверх. Едва не навалив в штаны, я вытащил вес в
верхнюю точку и с грохотом уронил на стойку. Болело все! Руки, ноги,
грудь, живот и голова. Я думал, что от натуги у меня вылезут глаза, или,
в крайнем случае, лопнут с мелодичным звоном. В этот момент мне не
хотелось ничего, ни пива, ни поздравлений. Мне хотелось только лежать...

***

Выигранное пиво мы раздавили дружной компанией вместе со Славиком и
остальными из группы поддержки, после чего я пришел в спорткомнату,
задумчиво пару раз обошел кругом штангу, лег на скамейку и, без
свидетелей, толкнул девяносто килограмм.
Без особенного, сверхчеловеческого усилия. Просто как "рабочий" вес...
И сделал свой вывод – пиво, как допинг, рулит!

© drblack - http://www.creomania.com
Как я побил милицию.

Первая моя осознанная встреча с представителем органов правопорядка
произошла когда мне было 4 года. День этот я помню основательно. Было
лето. Родители подарили мне одну из лучших вещей в моей жизни -
пластиковую саблю ядовито оранжевого цвета в зеленых ножнах. Помните
были такие? Радость моя от обладания этой вещью кислотной расцветки была
огромной. Сейчас бы я так радовался наверное только от восьмибашкового
сервака на ксеонах, не меньше. Это устрашающее и наводящее на врагов
страх оружие было со мной днем и ночью. Реально, я даже спать с этой
саблей ложился.
Всласть намахавшись саблей дома было принято стратегически верное
решение продемонстрировать ее окружающим. Мама была не против и мы пошли
в коломенский парк. В коломенском я увидел милиционера. Хм, этот чувак
должен знать толк в оружии! С этой мыслью я подошел к нему и с самым
напыщенным видом каким только возможно сказал: "Зацени мою саблю, правда
классная?" Мент начал ржать, выглядел я видать действительно комично.
После фразы "Че смешного? Сабля в ближнем бою лучше пистолета" у мента
началась смеховая истерика. Такой злости я ни разу не испытывал за все
свои предыдущие 4 года жизни. Дальше помню смутно, я в святой ярости,
как древние берсерки, лупасил мента пластиковой саблей по ноге с
лампасом. А он корчился в истеричных смеховых судорогах. Вот так
произошел мой первый контакт с властью. После этого случая весь
романтический ореол милицейская служба для меня растеряла и милиционером
становиться мне расхотелось.
Вызывают в 4 часа утра, на адресе два больных: женщина 21 год - травма
головы, мужчина 23 - плохо. Приезжаем. На кровати лежит девочко в
алкогольном опьянении, со сломанным носиком и ушибленной раной на лбу,
в кресле сидит парнишко и, заламывая руки, стенает. Трезвый, кстати.
Не буду вас томить перебранками и выяснениями отношений между ентой
парочкой, а расскажу историю, произошедшую между ними, которую нам
удалось восстановить.
Ребяты молодожены. Вечером, после визита тещи, зять имел неосторожность
нелестно о ней высказаться. Разыгрался скандальчик, девочко обиделось за
маманьку, хлопнуло дверью и ушло куда глаза глядят. Глаза глядели в кафе
напротив родного дома. Села она за столик, водочку попивает, на молодого
мужа обижается, ждет, когда он ей позвонит, прощения попросит и домой
позовет. Да не тут-то было, парень-кремень оказался. Свет в родных окнах
погас и девочка поняла, что искать ее никто не собирается. И стала она
думать, как умрет она, и будет лежать в гробу молодая и красивая, а муж
будет рыдать над ней и прощения просить. И так замечталась, что пришла
ей в голову гениальная идея. Уговорила она парнишку знакомого, который
тут же распивал спиртные напитки, мужу ее позвонить и сказать:"Дескать,
жена ваша трагически погибла, срочно приезжайте в морг №-ской больницы
на опознание". Отключив свой телефон, чтоб ситуация выглядела
правдоподобнее, и полюбовавшись выскочившим из подъезда мужем, который
сломя голову понесся на стоянку за машиной, изрядно пьяное девочко
преспокойно пришло домой и спать уляглось. Через пару часов вернулся
муж... Ну о происхождении сломанного носа и битого лба, я думаю,
рассказывать не надо.
(С)Барбарисовна
Рассказал попутчик в поезде. Далее от его, значит, лица.

- Мне, мужик, по большому счету реально повезло. Когда начала загибаться
эсэсэрия и заводы-фабрики-нии пачками вышвыривали людей на базар,
потому как работы и денег нет, нашу пласмасску купил один богатый
дядька и поставил дело крепко. Мы сначала для машин всякие накладки -
примочки шлепали, потом начали посуду выпускать разовую, а сейчас в
шоколаде - корпуса для всякой техники мелкой вагонами отправляем.
Платят так, что королями ходим да поплевываем сквозь зубы.
И все бы ничего, паря, но начальство стебанулось малехо на охране и
прочем. То шмон вселенский, то всех на курсы пистолетные швыряют, то
принудиловка - на стрельбы переться в выходной. Терпим, понятно, хули
делать? Выгонят - все, кизда иванна, работы в поселке больше нет.
А однажды работали в дневную смену, вдруг забегают какие-то козлы
в чулках на башку и орут:
- Всем лежать! Аллах акбар! - и калашами тычут во все стороны.
Ну, мы, ясное дело, чуть не обосрались. Кто на пол и дрожит, кто
ноги в руки и за машины прятаться, Витька на кнопку-тревожку давит.
Я залег. Ну все, думаю, пиздец. Раз аллах, значит чурбаны. Не они
пристрелят, так менты. И так тоскливо на душе, так тоскливо! Ебитская
сила, думаю, вот те, бля, сходил поработал.
Как хлопнуло, аж пол затрясся - башку приподнял и прихуел - этих с
пукалками здоровым листом накрыло, а сверху стоят двое наших, лыбу
давят. Пластмасса она только с виду легкая, а лист четыре на семь,
это тебе не бзднуть, не пернуть. Прихлопнуло чурок, как клопов.
Автомат один в сторону отлетел, хозяин за ним выполз, садится, чулок
стягивает - а харя-то тамбовская!
- Вы что, - грит - ебанулись? Мы ж ОМОН, учения проводим по
освобождению заложников. Вас должны были предупредить, - и металла в
голос подпускает, мусорюга сраная.
Встаем, вылазим из щелей, подходим. Эта тварь уже перья распустила:
- Вы должны лежать, потом наши приедут и освободят. Учения, близкие к
реальным условиям, согласованы с вашим директором.
- Ах ты, - грим этой суке - блядь такая! Мы тебе, мандавша серая, куклы
дочки-матери? Ты ж, гондон перекосоебеный, нас чуть до кондрашки не
довел! Вот твоему бы бате, за то, что такого засранца родил, учения
твои посреди дома! Ну держись, козлина, ща мы тебе реальные условия
обделаем!
Мы ж, парень, смекнули, что стрелять им нечем. В кои веки еще мента
погоняешь, за все недопитое-недогуляное-отсиженое-отобраное
с ним рассчитаешься!
Ух, как мы их гоняли. Их семь, а нас человек сто, вся смена почти.
Вот по десять рыл на каждого и пиздим чем придется. А хули вопить -
мы, типа, чеченов-терористов гоним, у них на жопе "ОМОН" не написано.
Они от нас, как зайцы носились, один через забор и прям по свалке
дунул. Другой на трубу залез. Директор, жопа с ушами, с окна зырит,
руками машет. Потом ментов понаехало. Эти чуть не рыдают - побили.
А те менты, которые форменые, сами ржут. Потом полковник вышел,
построил этих которые за чурок, и как заорет:
- Выговор всем! Разъебаи! Черт знает от кого сбежали! Позорище!
В машину! - а сам шнырь в административный корпус.
Ну, мы по местам. Блин, думаем, как бы нас менты за своих не отмудохали
вечером.
Так ничего не было! Наоборот, за нетрезвость неделю не трогали.
И на фабрике начальство помялось, а потом благодарность объявили.
Только премию, суки, понятно, хуй дали!
Прочитал сегодня кучу историй про Израиль и вот вспомнил поведение моих
знакомых.
Итак 1991 год, операция "Буря в пустыне", тогда Саддам запускал ракеты
Скад по Израилю и никто не знал, что в них.
По Израилю была объявлена химическая тревога, т. е всем одеть
противогазы и сидеть в бомбоубежище ( в каждом доме была и наверно есть
полуподвальная комната без окон и естественно без телефона).
Итак объявили тревогу, семья моего дяди (он, жена и два малолетних сына)
одели противогазы и сидят в убежище. Но тут он начинает думать про
своего старшего сына, который женат и живет с семьей в Иерусалиме.
Думает услышал ли он тревогу, надел ли противогаз, все ли в убежище.
Он снимает респиратор, идет к телефону, звонит сыну.
В это время в Иерусалиме, все тоже самое, все сидят в убежище, звонит
телефон.
Боря(старший сын) снимает противогаз, идет к телефону, поднимает трубку
и слышит:
- Боря ты тревогу слышал?
- слышал
- противогаз надел?
- надел
- Аня(его жена) надела?
- надела
- а Соня? (его тетка)
- не знаю
- позвони ей
- хорошо
Боря звонит своей тетке, которая как можно догадаться, сидит в
противогазе и ждет
угрозы с неба.
Она снимает свой противогаз, идет к телефону который вообще на открытой
веранде,
и все повторяется в точностью до интонации.
Потом надо проверить ее мать, потом еще двоюродного брата и т. д
Короче сирена орет, так что глухой заткнет уши,
всем надо молчать и не дышать, а они звонят и проверяют слышали ли их
родственники сирену. Причем все теперь беспокоятся и звонят друг другу
по кругу.
Отбой застал их всех на телефоне и без противогазов.
Прочитал тут про "Помесь овчарки с ошейником" и вспомнил.
Когда был в гостях в Канаде, там по русскому телевидению тоже строка с
сообщениями и рекламой. Строка была такая, (ничто не упущено и не
добавлено):
"---От Нади. Бесплатно отдам котенка, рыженький и оЧЧень лохматый, будто
лев кошку трахнул. --- Реклама. Доктор Лев Яцевич - венерические болезни
и урология---"
Отслеживание международной посылки в сети:

Операция: Передано таможне
Дата: 14.06.2007 10:37
Вес (кг.): 4.98

Операция: Обработка
Дата: 15.06.2007 13:07
Аттрибут операции: Покинуло место международного обмена
Вес (кг.): 0

;-)
Едем мы с дачи, жена за рулем т. к. я с другом пивка наупотреблялся по
самое некуда. Замечу, что права у нее недавно и у нее это третий выезд,
первые два закончились плачевно для моего кошелька ( если будет
интересно расскажу). По этой причине сижу, рядом держа руки на ручнике,
даю советы и прибываю в нирване благодаря пивку. Подъезжаем к
перекрестку, знак " Уступите дорогу", летит машина по главной, жена
поворачивается и орет - тормози. Я торможу ручником на автомате, потом
до меня доходит. Я смотрю на нее очень выразительно и говорю "бла, кто у
нас за рулем" и вижу невинные глазки, а в ответ "а я, что". По приезде в
гараж пришлось еще брать пива т. к. нирвана наполовину кончилась.
Сын 6,5 лет
- 10 месячная сестра с удовольствием стучит по системному блоку. Илья,
оттаскивая ее: "Таня, не стучи, а то у нас компьютер и так на чип
контуженный!"
По роду работы (корректор) имею возможность собрать богатую коллекцию
шедевров отечественного ляпостроения. Коей и пользуюсь.
вот перлы из последней коллекции:

кофе варенный (в меню)

мед с моральным корнем (ценник в аптеке)

страхование гражданской ответственности за качество изготовителей и
продавцов товара

акт о пожаре органов пожарного надзора

единственное, где допускается имитация - это шкуры ДЛЯ животных

зимние виды спорта: хоккей, катание на коньках, воспитание детей
(запятая перешла предложение в неположенном месте)

Для того чтобы изделия Окна-класс служили вам долго и надежно, несмотря
на их совершенство...

Линейка ассортимента ориентирована на СКОРОМНУЮ в материальном плане
публику.

Врач, к которому НА КОНЕЦ подошла очередь...

Газета "Добрая дорога в детство" - привет маразматикам.

В каждом магазине вы встретите место, где можно заполнить бланки.

Finish sauna - (вместо Finnish)

Мужчины с небольшой формой глаз

Потребителей никто не защищал и инструкции к ним шли без перевода...

Бандиты, пытаясь открыть дверь, открывают огонь...

Отдельный гараж для каждой квартиры...

Задержанный ЭПАТИРОВАН в Москву (вместо этапирован)

С женского сайта:
Когда внуки заинтересуются своими корнями, им важно будет знать, кто и
когда на них изображен.
Лучшая история за 14.04:
Говоря про наших "гениальных" экономистов всегда хочется вспомнить старый анекдот:
военный парад на Красной площади: танки, пушки, ракеты, моряки, десантники, а завершает его колонна мужичков в дубленках с портфелями-дипломатами. На вопрос - а это кто? следует ответ - а это наш Госплан. У него самая разрушительная сила.
Вот и история из серии про наших экономических кретинов, решивших построить интегрированную в мировое хозяйство экономику. Все по заветам гениальных Гайдаро-Чубайсов - деньги это все, производство - это хрень.

Итак. Россия и СССР всегда славилась своими селекционерами КРС (крупного рогатого скота), который, как известно, не только молоко масло и сметана, но и тонны халяльного кошерного и диетического мяса. Были созданы читать дальше
Рейтинг@Mail.ru