Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
27 ноября 2001

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Геронтофилам посвящается...
Как-то лечу из Москвы во Франкфурт, Люфтганзой. Через проход от меня -
совсем древняя старушка, явно под стольник, так как сидящий рядом с ней,
как выяснилось позже, родной зять-новозеландец тоже уже явно перешагнул
рубеж средней продолжительности жизни. А бабулька - из наших, расейских,
решила видать напоследок к дочке в Велингтон слетать. Летит, значит, а к
груди прижимает мешочек такой мутно-полиэтиленовый (какие раньше за 7
коп. были), а в нем - серпастый-молоткастый и несколько зеленых купюр. И
вот, захотела эта кивина теща пи-пи. И все бы хорошо, да не встать никак
- суставы болят, бабушка аж плачет. Ей бы мешочек-то зятьку доверить, а
самой отдаться в руки услужливой стюардессе, уже принесшей костыли, и
встать с кресла... Ан нет - не выпускает ни за что заветную паспортину
из рук, не верит капиталистическому родственничку. А стюардесса (что
редкость для Люфтганзы - весьма симпатичная, там обычно либо геи, либо
страшненькие наглые тетки) - сама растерялась - и помочь хочется, и
сломать старушку боязно. Тут я, оценив вполне подъемный вес бабушки
встаю, подхожу к ней и говорю, мол, спокойно, маманя, я - врач, сейчас
все сделаю. Беру ее на руки и как невесту несу через весь салон в туалет
(а она все держится за свой пакетик). Поставив ее в кабинку и
зафиксировав за поручни, говорю, чтобы постучала, когда закончит свои
дела. Сам стою на посту, приготовившись к долгому дежурству. И вот -
стук. Открываю дверь, а она еще сидит на унитазе и тянется ко мне, мол,
неси назад. Ну, я закожу внутрь, поднимаю ее за подмышки, разворачиваю к
лесу передом, ко мне голым задом, и наклоняюсь, чтобы натянуть на нее
панталоны. И в этот самый момент в кабинку вламывается пассажир. Кто
летал на Боингах - знает, что двери в туалет открываются книжкой
вовнутрь. Вот эта книжка-то и прижимает меня на уровне таза к голой
столетней попе. Мужик, видя это, просит энтшульдигунг за прерванный акт
и спешит в салон. На придание бабке товарного вида у меня уходит еще
пару минут. Видимо, этого было достаточно, чтобы слух о том, что творится
в сортире, облетел весь салон (немцы - прирожденные сплетники). Я нес
бабулю назад сквозь шквал аплодисментов, а ее к тому же еще прорвало на
слова благодарности, мол как зовут-то тебя, касатик, я про тебя в газету
напишу. Я нес ее и старался повернуть ее мешком ко всем зрителям, чтобы
хоть видели, что я за это с нее денег не взял, вся валюта в мешке
осталась. А когда донес и посадил в кресло, мне ничего другого не
оставалось, как громко спросить "Кто следующий?"...
ЧПОК! ОЙ...

"Однажды весною, в час небывало жаркого заката" шли крупные учения
округа ПВО по отражению "звездного налета". "Звездный налет" - это когда
нужно отражать атаки самолетов со всех ракурсов и на всех высотах.
Задача сама по себе очень сложная, поэтому в зале управления
разведывательно-информационного центра (РИЦ) стояла напряженная тишина.
Слышно было лишь гудение индикаторов кругового обзора, да бормотание
офицеров боевого управления, наводивших перехватчики.
Девушки-планшетистки на огромном вертикальном планшете фломастерами
рисовали стремительно меняющуюся обстановку, маленькие картонные
самолетики-перехватчики и цели приклеивали к стеклу пластилином.
Народу в зале управления набилось сверх меры, вся аппаратура работала с
полной нагрузкой, становилось все жарче и жарче.
Вдруг, в полной тишине раздался звук: "Чпок!" и сразу "Ой!". Это от жары
стал плавиться пластилин и какой-то самолетик упал с планшета.
Планшетистка тут же его подняла и приклеила на место.
Чпок-чпок... чпок-чпок-чпок-чпок! Самолетики посыпались на пол, бойцицы
не успевали их подбирать. Еще чуть-чуть, и все будет потеряно, то есть,
осыпано; где перехватчик, а где цель, понять будет невозможно...
Начальник РИЦ, осознав угрозу, скомандовал:
- Аварийная вентиляция!
В зале управления на секунду померк свет - это мощные электромоторы
приняли ток. Фильтро-вентиляционная установка, рассчитанная на работу в
условиях атомной войны, вышла на рабочий режим. Из решеток приточной
вентиляции вырвались клубы пыли и мелкого мусора, народ начал чихать и
тереть глаза.
Внезапно на рабочую карту зам. Главкома ПВО откуда-то сверху свалилась
живая, но совершенно очумевшая мышь.
Сидевшая рядом телефонистка, увидев мыша, наладилась завизжать, но в
присутствии генерала застеснялась, гигантским усилием воли подавила
вопль, начав, однако, стремительно зеленеть.
Тогда начальник РИЦ решил отвлечь проверяющего. Он строевым шагом
подошел к генералу и доложил:
- Товарищ генерал-лейтенант! Аварийная вентиляция включена! Температура
в зале управления нормальная!
Седоватый, лощеный генерал подавил усмешку, барским движением смахнул
мышь с карты и ответил:
- Спасибо, продолжаем работу, товарищи.
Советский Союз. Обыкновенная районная поликлиника. Посетители толпятся в
коридоре. По коридору со всякими бумажками снуют озабоченные медсестры.
Самая большая очередь - перед кабинетом гинеколога. Последней приходит
дама (блондинка) ну с о-о-очень пышными формами. Сесть ей негде, но
каким -то чудом она умудряется пристроиться на самый краешек банкетки.
Сидим, ждем.
Мимо пробегает доктор из соседнего отделения (травматология) -
двухметровый красавец-грузин. На бегу оценивает обстановку, по всему
видно, что страшно сожалеет, что у блондинки не сломана шея (или по
крайней мере нога) и выдает на весь коридор:

- Валя, дай ей табурэтку! А то одын жоп сыдыт, а одын жоп высыт!!!

Смех, действительно, отличное лекарство! Сама видела!
Дело было в 70-х. Наш 8-Б собрался на очередной ленинский субботник.
Прослонявшись без дела по школьному двору, наша компашка дружно
отправилась на перекур. По двору тянулась теплотрасса с огромной трубой,
которая в течение полугода была разрыта. Так как на улице был еще
сентябрь, то закапывать ее не спешили. Горы выкопанной земли заслоняли
от назойливых взглядов учителей, поэтому пользовались естественным
укрытием для молодых курильщиков. К этому моменту прошло около часа с
начала субботника. Народ думал, чем бы заняться (кроме работы, ессно), как
вдруг на горизонте появился Саша Гогоцюра (СГ), очкарик, маменькин сынок
и все такое, короче живущий не по понятиям. Так как он опоздал на час, то
кто-то изобразил резонное возмущение, что мы тут пашем, понимаешь, уже
час, а даже такие как СГ могут на субботник забить и опоздать на час.
Короче, пацан понял, что опять будут бить и искренне извиняясь предложил
ударно поработать за всю уставшую братву. Ему объяснили, что задача у
нас была - перепилить трубу в указанном месте. А за ножовкой к учителю по
трудам типа влом кому-либо идти. Ну пацан и побежал. Просьба СГ у Йосифа
Абрамовича особых подозрений не вызвала, так как во дворе школы мы должны
были сортировать притаскиваемый с округи металлолом и ножовка вполне
могла сгодиться для укорачивания и обрезания оного.
Сцена 1: Поц прибегает с ножовкой и начинает пилить в указанном месте
трубу теплотрассы, перед этим любовно уложенную местным ПМК. Так как труба
была немаленькая, то СГ пилил долго, периодически подбадриваемый
уставшими товарищами. Не дождавшись ножовки в оговоренное время, Йосиф
Абрамович подумал, что есть шанс потерять ее навсегда - пошел на поиски
пропавшего инструмента. Увидевши приближающегося Йосифа, стало понятно,
что наказание неизбежно, и многие слабонервные исчезли с места
преступления. А зря.
Сцена #2: Подойдя к краю ямы, Йосиф увидел, что инструмент в порядке, чел
работает, очевидно по заданию свыше (ведь никто же не будет просто так
трубу пилить, логично?), обвел нас грозным взглядом и спрашивает, значит,
пыхтящего внизу щегла:
- Что, тяжело пилится?
СГ, смахивая капли пота:
- Да, толстая труба, однако.
Йосиф, оборачиваясь к нам:
- Ну-ка, Семенов, бегом ко мне в мастерскую, лом принеси, мы эту трубу
снизу подденем, должна сама лопнуть........!!!
1985 г. Институт космических исследований. Партсобрание. Борьба с
пьянством и алкоголизмом.

- Позор...
- Нет места в рабочем коллективе нарушителям...
- На решениия пленума ответим...
- Мы, молодое поколение...

Секретарь партбюро т. Арумов:

- Товарищи, кто еще хочет выпи... тьфу, выступить?
Был на гидрологическом факультете замдекана по фамилии Секан (а может
быть, Сикан - не в этом дело). И вот одной абитуриентке понадобилось
заселиться в общежитие. Знающие люди посоветовали ей обратиться к
Секану. Заходит она в деканат и спрашивает, мол, не подскажете, где мне
найти секана гидрологического факультета. Самый находчивый из
присутствующих предположил, что в секанате.
В воскресенье друг устанавливал электронное зажигание на старенький
"Москвич" (по знакомству, сотруднику своего отца). После установки
машина стала довольно странно заводиться: пока стартер работает,
"москвичок" не подает никаких признаков жизни, но если в момент
выключения чуть дать газу, то с вероятностью 1:1 он заводился.
Все великие спецы - поэтому высказывалось много предположений (зажигание
раньше/позже выставлено, зазор неправильный - не суть важно). Мужик,
владелец, отнесся философски: сложнее будет угнать. Ну и заодно рассказал
историю - воображение не поразила, но показалась забавной...
В лохматые - семидесятые прапорщик, живший с мужиком в одном дворе, стал
счастливым обладателем одного из чудес советского автомобилестроения. А
в качестве противоугонной системы (медвежий капкан, как в "Берегись
автомобиля", это очень изощренно, по-интеллигентски...) он использовал
четыре гвоздя-сотки, подставленные под колеса. В общем, однажды машину
угнали... Нашел он ее за углом... А те два дня, которые мудохался,
восстанавливая пробитые камеры, успокаивал себя тем, что могло быть и
хуже. В принципе ведь прав. :)
Едем с женой в одесском трамвае. Тесно, мы стоим в середине вагона.
Город знаем плохо, глазеем по сторонам, вычисляем, сейчас выходить или
на следующей. Пожилая одесситка, уловив нашу нерешительность, с
характерной интонацией: "Сейчас конечная. Вы выходите или таки едете
дальше?!"
Был недавно я в театре на спектакле "Клоп" по мотивам Маяковского...
Надо сказать, что спектакль начался с опозданием в 15 минут, поэтому
публика была уже на нервах...
Начинается спектакль с мелодии "Время вперед!", с которой также
начинается программа "Время". Услышав мелодию, мой сосед, взбешенный
задержкой спектакля, отреагировал так:
- Это я мог посмотреть и дома!..
Эту историю рассказал мне когда-то друг детства. Зовут этого друга
Колька. Произошла она в 1980 году. Были мы с другом в то время
пионерами.
Эх! Славное было время! Ну да ладно!
Вот сам рассказ.
Приехали к семье Колькиной родственники из Москвы, ну как полагается
встретили их, накормили, поговорили и хотели повести по городу, так
сказать, взглянуть на местную примечательность! РОдственники: отец -
этакий двухметровый толстый мужичина, мать - маленькая хрупкая женщина
и, как говорил Колька, "зараза дочь"! Которая все время ему мешала!
Так вот отец этот, "кран здоровенный", отказался от прогулки, а Коля
должен был дома учить стих по литературе! Ну вот вся процессия пошла в
город, а Коля с этим "толстым жирафом" остались дома.
Ну сидят себе, Коля в своей комнате стих зубрит, а двухметровый
родственник на диване лег и газетку почитывает!
Тут-то все и началось! Этот родственник, видать, в туалет захотел, взял
газетку, закрылся и сидит себе на унитазе, читает!
А тут и самого Кольку приспичило по большому. Мочи нет! Терпел он,
терпел!
И по комнате бегал, и на корточках сидел, а в туалет все больше и больше
тянет! А Колька он в этом отношении паренек стеснительный!
Ну и не может он гостя с унитаза пихать! А родственник только и слышно
шелестит газетой и выходить не собирается!
Чувствует Коля, что если он сейчас сам не просрется, то его организм сам
за него работу сделает, прямо в штаны!
И тут, поистине, какие раньше пионеры были смекалистые! Коля хватает
газету "Пионерская Правда"! (Помнится, така газета была). А газету эту
привезла дочка двухметрового "засранца"! Коля отродясь газет не читал!
Так вот, идет Коля с этой газетой на балкон, раскладывает ее там на
полу (был месяц май - не холодно уже), и срет прямо на нее. Потом берет
эту газету и кидает ее вместе с гавном в палисадник к соседке.
Всего делов-то!
И через какое-то время потом выходит погулять во двор. И вот что он
видит: Сидит на скамейке Сережа - пионерский активист, в школе у нас
Пионерией командовал! И так демонстративно читает "Пионерскую правду"!
Ну выпендривался парень так! Выходит хозяйка палисадника, видать ей в
форточку начал проникать деликатный запах Колиной какашки!
А гавно упала в аккурат под окнами кухни соседки.
Так вот подходит соседка к этому гавну и говорит вслух:
- ТАК! "Пионерская правда"! Ясно! Сукины дети! Сережа, ты вот активист
пионерский, а под окнами гадить еще не разучился! Газету стал
выписывать! Значит, теперь что, ты регулярно будешь срать на свою
газету у меня под окнами?? Я все про тебя в школу напишу! Засранец
пионерский! Унитазы в квартирах поставили, так нет, Сереже этого мало,
ему у меня в палисаднике срать интересней! А ну-ка бери эту газету
с гавном и неси на помойку! ЖИВО!
Ну Серега весь красный! Старших слушается! Взял газетку с гавном и стал
выносить ее из палисадника, а какашка у Коляна газетку уже посередине
разъесть успела, и когда Сережа проходил мимо соседки гавно, окончательно
порвав "Пионерскую правду", шлепнулось ей на ноги!
Тут Серега сделал единственно правильное решение! Он попросту сбежал!
А Колька стоял за деревом и помирал от смеха!
Серегу с тех пор в школе стали звать - АКТИВИСТ-ЗАСРАНЕЦ!
Все!

Вчера<< 27 ноября >>Завтра
Лучшая история за 21.11:
КАЗУС ПРОКОФЬЕВА

Сергей Сергеевич Прокофьев умер в один день со Сталиным: 5 марта 1953 года. Кончина «вождя народов» затмила уход музыканта. Все, кто хотел с ним проститься, шли в Дом композиторов, где проходила гражданская панихида, с комнатными цветами в горшках: других просто не было - все «достались» Сталину. Рядом с гробом стояла печальная и смиренная Мира Мендельсон - вдова.

В то же самое время другая вдова Прокофьева - зэчка Лина Любера – привычно толкала бочку с помоями в женском лагере в поселке Абезь. И знать ничего не знала о том, что умер человек, которого она любила больше всех на свете.
Долгое время этого имени - Каролина Кодина-Любера - не было ни в одной биографии Прокофьева. Еще бы - не пристало одному из самых читать дальше
Рейтинг@Mail.ru