Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Анекдоты про детей

Упорядочить по: дате | сумме
«Битие определяет сознание»

Мой приятель в девяностых преподавал физкультуру в одном престижном московском колледже. Учился там паренек, который был притчей во языцех из-за своего гнилого характера, недисциплинированности, отвратительного отношения к учебе, и мелочной подлости. Преподаватели мучились с ним каждый по-своему, и радовались его прогулам.

Однажды на физкультуре он намеренно кинул баскетбольный мяч в лицо девочке, и разбил ей нос. Препод не сдержался – дал ему пощечину. Сказал: «Ты – хам!» Парень ответил: «Вам это так не пройдет!» и, видимо, вечером нажаловался папе.

На следующий день в колледж приехал папа – крупный солидный мужик. Со свитой, которая выглядела охраной. Они сразу пришли в спортзал. Отец спросил препода - что произошло на уроке. Выслушал ответ, повернулся к сыну: «Так было?» Тот кивнул, и сразу же получил от отца в морду. Это был нокаут.
Сопровождающие подняли парня и потащили к умывальнику. Отец снова повернулся к учителю, и сказал: «Он не будет прогуливать физкультуру». И добавил: «А где у вас класс бухучета?»

Учительская потом гудела, потому что этот папа со свитой и с сыном обошел всех преподавателей своего сына и везде произвел такое же хорошее впечатление, как и в спортзале. И он не обманул, – мальчишку, как подменили. До самого выпуска парень был послушным и дисциплинированным.

Папа имел очень высокое воинское звание и занимал высокую должность в минобороны, но в колледже был в штатском.
Лёша не мог забыть свой первый поцелуй, потому что от трубы его отдирали 4 часа.
Дочери 10 лет. Спрашивает: Почему, нам классрук одни вещи говорит, а вы дома другие?
Я ей: Вера, а нам, за то, что мы тебе говорим, деньги платит кто-то?
Она: то есть вы бесплатно Путина не любите?
Занавес.
Учителям, в лихие девяностые, как и многим, было нелегко. Татьяна, мать - одиночка, крутилась как могла. Сына утром в детсад, потом вела лекции в институте, подрабатывала репетиторством. А тут еще и садик закрыли. До ближайшего, куда брали, час на транспорте с пересадкой. В институте пошли навстречу и разрешили брать Диму с собой. Он чувствовал себя комфортно, на задней парте что-то рисовал, студентки периодически его тискали и подкармливали сладостями. Если с институтом не получалась его забирала Даша, младшая сестра Тани. Она вела начальные классы и продленку. Дима завел себе тетрадки и «учился» вместе со всеми.
Но рано или поздно пришлось идти в школу и самому Диме. Учился хорошо, на уроках работал активно.
В классе пятом учительница перед началом урока обратила внимание на доску. Там от старшеклассников осталась задача. Ну, она и пошутила:
- Кто решит – пятерку в году ставлю.
Желающих не было. Дима вздохнул и пошел к доске. Закончив решать, положил мел и посмотрел на изумленного педагога. У той даже слов не нашлось.
Через день Татьяну ожидаемо вызвали в школу. Директор опросила учителей и предложила перевести сына в старшие классы.
Татьяна отказалась наотрез.
- Зачем? Так он дружит с ровесниками, равные ему физиологически, общие интересы, свои группы. А что он будет там делать. Девочки и так быстрее мальчиков развиваются, начинают на свиданки бегать, о чем он с ними будет разговаривать?
- Ну, ему же не интересно учиться, он знает всю программу!
- С чего взяли?
- Сами видели!
- Больше этого не повторится!
Дима с отличием закончил школу, затем институт. Работает, все хорошо.
ВОЛШЕБНАЯ СИЛА

- Дядя, а почему у вас такой маленький бассейн?

Я оторвался от книжки и оглянулся. Сквозь прутья забора на меня смотрел соседский мальчик лет пяти.

- Да, бассейн не большой, зато в нём не страшно утонуть.
- Но в нём даже человек не поместится. Зачем он вам вообще нужен?
- Человек не поместится, а лягушки запросто. Видишь сколько их там?
- Вы что, бассейн построили специально для лягушек?
- Ну, а что делать? Ты представь себе, как бедным, маленьким лягушатам, самим нужно выкапывать такую огромную яму, зарывать туда бассейн, заполнять его водой. Просто нереально. Да их ещё в магазине затоптали бы, если бы они за бассейном пришли. И откуда у лягушат деньги на бассейн?

Мальчик присмотрелся к лягушатам и согласно кивнул.

- Кстати, у меня есть одна проблема и ты, видимо, можешь мне помочь.
- Могу. Какая проблема?
- В этом бассейне есть фонтан, но мне в магазине сказали, что его может включить только тот у кого есть волшебная сила и кто знает волшебное заклинание. Ты, случайно не знаешь каких-нибудь хороших заклинаний? Вдруг получится, хоть на фонтан посмотрим.

Мальчик закрыл глаза, вцепился руками в жерди забора и зарычал страшным голосом:

- Кр-р-р-ибле, кр-р-рабле бумс!

И в то же мгновение, в моём пруду весело зажурчал фонтан, разгоняя лягушек.
Я конечно же очень удивился, поблагодарил паренька за чудо и не пожал ему руку только из-за карантина.

- А ты сможешь его выключить?
- Попробую. Кр-р-ибле, кр-р-рабле шляпа!

И фонтан заткнулся.

Потом начался ад. Мальчик просто замучил мой несчастный фонтан. Через полчаса я сказал:

- Послушай, хватит включать и выключать мой фонтан, волшебную силу нужно беречь, а то она может закончится и больше к тебе не вернётся.
- Не-е-е, так не бывает. Если волшебная сила есть, то она не может потратиться. Крибле, крабле бумс! О, видите? Всё работает.
- Тогда я тебе расскажу про ещё одну твою волшебную силу и объясню — как она может исчезнуть.
- Расскажите, расскажите.
- Кто в вашей семье самый сильный?
- Папа
- А потом?
- Дедушка.
- А потом?
- Потом Мама, а потом я, самый не сильный.
- Так вот представь, что ты в семье один можешь такое, чего никогда не смогут сделать ни Папа, ни Мама.
- Включать ваш фонтан?
- Не только.
Ух ты! А что ещё?
- Ну, ты, например, можешь на себя надеть папину одежду, можешь дедушкину, можешь даже мамину, можешь свою, но вот никто из них, никогда в жизни, не сможет надеть твою одежду, как бы ни старался. Это ещё одна твоя волшебная сила. Но пройдут годы, ты станешь очень большим, больше папы и эта твоя волшебная сила пропадёт. Ты уже никогда не сможешь надеть вот эти свои кроссовки и джинсы. Но ничего, зато у тебя появятся новые волшебные силы, я даже и не знаю какие.
Так ты понял — как может пропасть волшебная сила?
- Понял, но сейчас у меня две силы : одёжная и фонтанная.
- Молодец, а пока дай фонтану отдохнуть.

Вечером того же дня к забору подошёл соседский дед. Краем глаза я заметил, что дед внутренне долго готовился к неприятному разговору, наконец решился и без предисловий начал:

- Скажите — это вы научили нашего мальчика наряжаться в женскую одежду?

Я объяснил как всё было, дед расхохотался, а потом грустно сказал:
- Вот ведь времена пошли, когда любой человек, которому не лень повозиться с чужим ребёнком, воспринимается как извращенец. А я смотрю, внук подходит ко мне в маминой юбке, в моих ботинках и говорит: — деда, а ну-ка попробуй надеть мои трусы. Ты не сможешь, потому что только у меня есть волшебная сила носить ваши вещи. Меня дядя за забором научил.

Мы поболтали ещё немного, дед пожаловался на внука, что тот не хочет учиться читать и где бы взять такую волшебную силу, чтобы заставила его.
Я сказал, что нет ничего проще и вручил деду брелок от своего фонтана...
Сегодня утром мой сын сказал, что у него болит ухо. Я спросил: "Внутри или снаружи?". Он вышел из дома, зашёл обратно и говорит: "И там, и там".
Именно в такие моменты я задумываюсь, не слишком ли много денег я откладываю на его колледж.
В 17:00 сел с ребёнком делать уроки. К 18:00 выпил все домашние запасы валерьянки. В 19:00 дёрнул немного коньяка. К 20:00 дышу глубоко и с трудом сдерживаюсь, чтобы не заорать. В 21:00 дышу часто и прерывисто, объяснять никаких сил уже нет, дико ору, и мне наплевать, что подумают соседи. В 22:00 плюнул на уроки и заперся в комнате, меня реально трясёт при появлении ребёнка в дверях. 23:00 - стараюсь дышать глубоко, ненавижу школу и заодно всю нашу систему образования, поражаюсь стойкости своего ребёнка, который вопреки всему сидит и делает уроки...
Мама пятерых детей с хохотом смотрит на пачки макарон с многоразовой застёжкой.
Сыну три с половиной. Не ест мясо. Сейчас подходит и спрашивает:
- Мне салат делаешь?
- Да. (Стараюсь спиной скрыть ингредиенты)
- Помельче мясо режь, чтобы я не понял.
Забыла на стиральной машине мерный стаканчик для порошка. Муж устроил дикий скандал, мол, ребёнок в доме, вдруг оближет, техника безопасности... Приходит ребёнок, открывает оба детских замка на шкафчике с моющими средствами, прячет туда стаканчик, закрывает оба замка и говорит: "Вот как надо. Запомнила?".
Дети (3 и 2 года) очень любят купаться. Поэтому по возможности, стараемся каждый вечер купать их в ванной. (в те дни, когда мы с ними не были в бассейне).

Чтобы за ужином без скандала со стороны детей обсудить, будет ли сегодня купание, ни ком случае нельзя употреботь ключевые слова "купаться", "ванная" и т п. Как-то сама собой выработалась кодовая фраза: "у нас сегодня ЭТО САМОЕ будет?". Возможные ответы: "Да", "Давай, а то давно уже не было". "Давай завтра, я сегодня устал(а)".

Приехала тёща. 3 вечера за столом слыщала это коротенькое обсуждение, на 4-й вечер потихонько спросила
это вы про секс?
ГОРШОЧЕК, НЕ ВАРИ

Мой приятель, Леша — отец троих детей, узнал, что его сыну – пятикласснику положен продуктовый паек.

Оформил электронный пропуск, узнал часы выдачи продуктов, нацепил новую маску, одноразовыми перчатками взял тележку и побрел к школе. Каких-нибудь два километра и Леша уже стоял у окошка выдачи.

Окно не сразу, но открылось, в нем показалась защищенная от вируса голова и голова сказала:

- Мужчина, подождите, а вы зарегистрировались на нашем сайте?

- Нет, но вот у меня: паспорт, три свидетельства о рождении, справка о том, что мы многодетная семья, пропуск сына в шко…

- Стоп, стоп, стоп — это все, конечно хорошо, но без регистрации никак. Зарегистрируетесь, тогда и подходите.

Леша поблагодарил, присел на школьную скамеечку и при помощи телефона, дыхательных упражнений и флегматичного характера, за каких-то два часа сумел-таки зарегистрироваться.

Опять постучал в окошко, голова очень удивилась, что Леша так быстро смог нагнуть школьный сайт и призналась, что у других на это уходит дня три, а то и четыре.

Потом голова объяснила, что с пайком все равно ничего не получится. Пайков больше нет. Все уже разобрали. Может в следующий раз.

- Как в следующий раз? Барышня, а зачем же вы мне велели регистрироваться? Зачем я как дурак два часа боролся с вашим убогим сайтом, раз все пайки уже разобрали?

- Во первых - я вам не Барышня, а Жанна Ивановна - первый заместитель пайкового министра всей школы, а во вторых – вы слишком поздно зарегистрировались, вот если бы вчера, то другое дело — все бы сегодня получили, а так, побудете в резерве какое-то время, может в будущем когда-нибудь. К тому же карантин не вечен, так что, скорее всего, не в эту пандемию.

- Спасибо, Жанна Ивановна, за помощь, я наверное домой пойду. До свидания.

- Да, идите, всего хорошего.

Вернулся Леша домой, снял перчатки, побрызгал на тележку спиртом, разогнал разочарованных детей, которые поджидали папу с большой сюрпризной коробкой, открыл компьютер и написал подробную "телегу" правительству Москвы.

На следующий день Лешу разбудил телефонный звонок:

- Ало, Здравствуйте – это Жанна Ивановна. Ну, что вы так сразу, Алексей, за горло нас берете? Вы бы хоть, не важно... Одним словом, приходите хоть сейчас, получите вы свой несчастный паек.

Через час Леша уже привязывал огромную двадцатикилограммовую коробку к своей тележке, а голова в маске высунулась из окошка и грустно сказала:

- Так на всякий случай, чтобы вы знали: из-за вашей кляузы… Короче, это коробка моего сына. Я отняла у него, чтобы отдать вам. Вот так. Кушайте на здоровье.

- Как отняли у сына? Вы ведь первый заместитель пайкового министра всей школы и даже вашему сыну не хватило?

- Вот представьте себе.

- Извините пожалуйста, что плохо о вас подумал, думал, что вы эти коробки, это самое, а вы вот как, даже родному сыну не дали, чтобы других накормить. Вы знаете, в таком случае, я никак не могу забрать эту коробку. Я еще у детей продукты не отнимал. Вот возьмите его обратно. даже спорить не будем.

Жанна Ивановна особо спорить не стала и коробка провалилась обратно в окно выдачи.

Леша еще раз поблагодарил голову за благородство, извинился и опять налегке ушел домой.

Дома снова разогнал разочарованных детей и написал короткое благодарственное письмо в правительство москвы.
Поблагодарил за оперативное вмешательство в ситуацию и попросил как-нибудь наградить первого заместителя пайкового министра всей нашей школы за благородство. Что мол она, незадумываясь вырвала кусок изо рта своего сына и отдала этот кусок другому ребенку. В школе пайков, оказывается, на один меньше, чем нужно. Непорядок.

На следующее утро к Леше во двор, на белом компрессорном мерседесе, въехала сама Жанна Ивановна.
Она вытащила из багажника коробку и сказала:

- Вот, Алексей, возьмите ваш паек. Представляете, какая радость, оказывается он случайно закатился под шкаф, а сегодня к счастью нашелся.
Слава богу все наши дети теперь с коробками. Только огромная просьба, Алексей, больше не нужно писать кляу...помогать нам. Все ведь уже хорошо, правда ведь?
- Ну, как скажете, помог чем мог.
- Спасибо огромное, еще раз. Если хотите, я вам сама буду привозить новые пайки, чтобы вы не затруднялись.
- Ну что вы, этого не надо, у меня же есть тележка...
Лет десять мне было, когда дедушке на работе кто-то резиновую лодку подарил.
Ну как подарил… Отдал, чтоб не выбрасывать.
Не какую-то там, а пятиместную авиационную спасательную лодку!
Гнилую, с кучей дыр, резина растрескалась от старости.
Было место под мачту, но ни паруса, ни самой мачты дедушке не дали.
Но всё-таки, ребята, всё-таки это была ЛОДКА! Самая настоящая лодка!
Недели две мы с Вадиком Лепёшкиным - соседом по даче и моим самым главным другом - провозились с ней.
Всю облепили заплатами, вклеили трубку с ниппелем, чтобы можно было накачивать, из подходящей доски сделали банку (моряк проклянёт вас за сухопутное слово "скамейка"!)
Лодка всё равно понемногу травила воздух. Но тянуть дальше ремонт не было сил. Дальние страны манили и звали нас.
Из совковой лопаты и палки мы сделали весло.
Я взял у бабушки кусок белой тряпки, мы с Вадиком написали на нём масляной краской "Неустрашимый" и приклеили тряпку к борту.
Наш корабль был готов к Большому Плаванью.
Я, конечно, был Капитаном.
- Не, сам тогда и плыви, - презрительно сплюнув, отверг Вадик должность старшего механика. - С чего это ты - капитан?
- Тогда Главным Механиком? - для друга мне было ничего не жалко.
- Ладно уж. Только в следующий раз капитаном буду я, - согласился он.
Оставалось только уговорить Ленку - сестру Вадика, которую я тогда уже любил без задних ног.
Мы пошли к ним на дачу.
- А мы лодку доклеили. Идем на лимане кататься? - спросил я у Ленки.
Я знал, что уболтать эту гордую девчонку будет непросто. Поэтому заранее заготовил длинную речь про пиратские клады, которые мы найдём, и про сокровища древнегреческого города Тиры, которые ждут нас на дне лимана.
- Давай, - неожиданно согласилась Ленка.
- Ну и дура! - ответил я, очень обиженный, что моя замечательная речь не пригодилась.
- Когда выходим? - спросил Вадик.
- Через полчасика где-то, - решил я.
- По гринвичу? - уточнил Главный Механик.
- Ясно, по гринвичу, - подтвердил я, дико завидуя, что сам не додумался блеснуть перед Ленкой такой солидной, насквозь морской и настоящей, фразой.
Мы спустили наше судно со стапеля (то есть, волоком оттащили тяжеленную лодку на лиман и плюхнули в воду).
Большое Плаванье началось.
Из-под бортов лодки струились гирлянды воздушных пузырьков: всё-таки "Неустрашимый" здорово пропускал.
Вадик сидел на корме и постоянно качал ногой автомобильный насос, чтобы наш крейсер не сдулся совсем.
Ленка сидела на банке. В одной руке у неё был ковшик, чтобы вычерпывать набиравшуюся воду (дно пропускало тоже), а в другой - прихваченный с дачи зонтик от солнца, весь в мелких дырочках от старости.
А я на носу загребал совковым веслом и временами кричал: "лево винта!", "по зюйд-бом-трюмселям стоять!", "найтовы готовь!" и другие нужные морские команды.
Мы отошли метров на сто от берега. Течение медленно потянуло нас в сторону станции "Морской".
Я не стал отгребать дальше и только поправлял лодку по курсу: уважающий себя крейсер кормой вперёд не ходит.
Мы с Вадиком старательно смотрели налево: а смысл в путешествии, если ты под носом берег видишь и не можешь представить, что ты уже в Неизведанных Странах, а вокруг - безбежный океан?
Ленка смотрела направо: а смысл в путешествии, если никто с берега не глядит, замерев от восторга, какая ты вся красивая в купальнике с нарисованными штурвалами сидишь под элегантным зонтиком?
Иногда я оборачивался - вроде как подбодрить Вадика:
- Качайте-качайте, Главный Механик! - Хотя он и без меня качал, как заведённый.
На самом деле я искоса любовался Ленкой: её лицом, заляпанным просеянными через дырочки зонтика солнечными пятнышками, её разноцветными - карим и зелёным - глазами, в которых прыгали отчаянно-весёлые искорки, и её растрёпанными волосами.
Как мне хотелось ласково взъерошить эти волосы, от которых, - я помнил! - всегда пахло морем, цветом диких маслин и ещё чем-то пронзительно, до боли, родным! Хотелось так, что аж руки сводило на весле-лопате.
Но мы были уже слишком большими для этого. А для трёх самых простых в мире слов мы ещё были слишком маленькими.
- Черпай-черпай, дура! - приходилось говорить вместо них. Пусть не воображает!
Так прошёл час плаванья.
Я по-прежнему старательно смотрел только налево и воображал, будто мы много дней уже дрейфуем в открытом море.
Мы давно съели взятый с собой виноград и почти допили воду.
Из-за этого было немного тревожно: я читал о страшном голоде и беспощадной жажде у терпящих бедствие моряков, отчего они в конце концов сходили с ума и иногда даже убивали и съедали друг друга.
Я повернулся и посмотрел на Ленку. К горлу от любви сразу прихлынули щекотные мурашки - словно шибанули весёлые шипящие пузырьки от газировки с сиропом.
Сомнения пропали.
- Слышь, дура, - твёрдо пообещал я Ленке, - вот помирать буду, а всё равно тебя не съем.
- Больной, и не лечишься! - испуганно подпрыгнув, пожала она худенькими плечиками.
- Черпай-черпай! - ответил я разочарованно: куда ей, малявке, моё благородство понять!
Красный от натуги Главный Механик, пыхтя и ругаясь себе под нос, качал насос то одной ногой, то другой.
Мы уже прошли почти что милю (километра полтора, как сказал бы сухопутный).
Зачаленная к берегу плавучая база отдыха замаячила совсем рядом с нами.
Этот двухэтажный плавающий дом вместе с отдыхающими, вывешенным на перилах для просушки бельём, шипящими на палубах примусами и горланящими изо всех кают транзисторами в начале каждого лета буксир не спеша приводил по Днестру из Молдавии и оставлял на станции "Морская", а в конце августа так же неторопливо утаскивал обратно.
Чуть мористей плавбазы в лимане торчала фарватерная веха.
При её виде настроение у меня сразу упало.
Я эти разные навигационные штуки терпеть не мог.
С год уже.
Был повод.
Никому не рассказывал про тот случай: стыдно.
Да ладно, вам можно.
Плавать я научился раньше, чем ходить, в море чувствовал себя как дома и больше всего на свете любил заплывать подальше от берега. Хорошо подальше.
Красота ведь!
Вода совсем не та, что на мелководье. И цвет другой, и вкус, и пахнет иначе, и пружинит под руками упруго и мягко, словно большая рыба.
А вид оттуда какой!
Не в крохотный кусочек берега носом упираешься, а чуть ли не пол земного шара видишь.
На волнах дорожки бликов от солнца бегут. От меня - к далёкому берегу: где зелень под синим-синим небом, крохотный подъёмный мост, и он сейчас как раз поднят, потому что из лимана неторопливо выходит маленький игрушечный балкер, а справа - холмы Каролино с чуть различимой ниточкой погранвышки, и всё это такое нарядное, праздничное, до скрипа умытое, что горло сжимает от счастья и хочется вечно болтаться так поплавком на волне, и смотреть, и слушать, и вдыхать - глубоко, до пупка - родной, уютный запах моря.
Досыта насмотреться, надышаться, нанюхаться.
Чтобы городской зимой, проснувшись случайно, чувствовать, что море осталось с тобой, плещется рядом, искрится, горланит криками чаек… Море - здесь, значит, всё хорошо в этом мире и можно спокойно спать дальше.
А в тот раз - заплыл, как обычно, чёрт знает куда, а тут ветерок посвежел, тучки откуда-то налетели, волна поднялась: короткая, хлёсткая, неприятная - не отплюёшься и плыть мешает.
Развернулся к берегу, гоню изо всех сил, пока видно, куда плыть - а тут ко всему и туман появился. Гуще и гуще. И ветер крутить стал, вместо нормальной волны - толчея со всех сторон сразу.
Устал, как собака. И на спине не отлежишься: захлёстывает, топит. Судороги от напряжения хватать начали.
А туман уже как кисель, метров десять всего видимость, и берег я всё-таки потерял, куда плыть - непонятно.
Постарался расслабиться - что остаётся? Гребу потихоньку, экономлю силы, жду, пока не прояснится: хоть в каком-то смысле.
И тут, наконец-то, в тумане - какое-то тёмное пятнышко. Выгреб к нему - а там буй, родимый! Здоровенный: метров пять высотой.
Доплыл до приваренной скобчатой лесенки, поднялся по ней на площадку. Отплевался, откашлялся и завалился на спину звездой.
Благодать! Настоящее царское ложе.
Глаза закрыл, кайфую. Слушаю, как буй волнами вертит, как цепь погромыхивает, как ветер в верхушке посвистывает. Отдыхаю…
Даже песню какую-то замычал.
И тут в мире случилось странное.
Словно кусок плёнки вырезали.
Мгновенье назад я ещё на шершавой от ржавчине площадке потягивался лениво, и вдруг - хрясь! - и понимаю, что я почему-то уже метрах в тридцати от буя этого, гребу как заполошный, и почему-то до чёртиков страшно, аж в глазах темнеет.
Только потом сообразил.
Буй, гад, ревуном оказался.
Ревун - штука голосистая. Километров за восемь его даже по суше слышно, а в море - куда дальше. И когда я на нём валялся, а он от тумана включиться решил - вышло громковато.
Тут он снова загудел и я ещё прибавил ходу.
Как раз и туман стал редеть, и берег сам собой нашелся.
Доо-олго потом на пляже сидел: перепугался до печёнок.
Говорят, буи придумали, чтобы в море безопасней было.
Хороша безопасность! Меня от того ревуна чуть карачун не хватил.
С тех пор я навигационные знаки не люблю. Ни буи, ни бакены.
И вешки тоже: на всякий случай. Вот не люблю, и всё. Даже не просите. Вдруг заревёт?
Хотя веха - это просто палка с жестянкой на конце, реветь ей при всём желании нечем.
Она бы и помалкивала, конечно. Если б только не Антоша Чехонте: позорище русской словесности. Это он придумал, что, если в первом акте на сцене повесить ружье - к третьему его какая-то зараза обязательно стырит.
Вешка оказалось начитанной. И вдруг каа-ак завоет!
За моей спиной был экипаж Неустрашимого. Отступать было некуда. Поэтому (ну не с перепугу же, правда?) я, не раздумывая, швырнул в веху своё весло-лопату.
Весло не долетело до ревущуго чудовища пару метров, плюхнулось в воду и затонуло.
По большому счёту, ничего особо не изменилось. Нас продолжало всё так же медленно тащить течение. Только теперь то боком, то кормой, то снова носом.
“Неустрашимый” прошел между плавбазой и вехой, и мы увидели...
Конечно, ревела не вешка.
Позади базы, у причала, стояла красавица "Ракета".
В те счастливые времена белоснежные катера на подводных крыльях каждый час возили всех желающих за тридцать копеек от всех четырёх станций косы в Белгород-Днестровский и обратно.
Каждый раз, видя, как птицей летят они через Днестровский лиман, мы мечтали оказаться на борту.
Встать на носу, ловить лицом водяную пыль и смотреть, как стремительно надвигается громада старой крепости...
Мечта сбывалась примерно раз в месяц: когда на Белгород-Днестровском базаре закупались продуктами. Но эти редкие удачи только ещё сильней растравляли нашу детскую страсть.
Каждую из Ракет мы знали в лицо, волшебными тайнами неизведанных планет веяло от их замечательных имён: "Орбита", "Баргузин", "Полёт" и "Космонавт Добровольский".
Как раз "Добровольский" сейчас и стоял у причала.
Он собирался отчаливать: уже отдал концы (нет, в хорошем смысле), завел машины и включил отходную сирену.
- Урр-ра! - закричали мы дружно и запрыгали в своём лайнере, размахивая руками.
"Неустрашимый" обрадовался ещё больше нас. Увидев коллегу, он заржал стоялой кобылой, молодецки свистнул и рванул наперерез Ракете: парочка заплаток всё-таки отвалилась от наших прыжков.
Международные Правила Предупреждения Столкновения Судов в море гласят: "судно, которое имеет другое на своей правой стороне, должно уступить дорогу другому судну, при этом уменьшение скорости должно быть выполнено на величину не менее 1 - 2 ступеней хода".
Но "Неустрашимый" их не читал. Он задрал нос, поддал ходу и радостно понёсся глиссером, оставляя за собой кипящие буруны кильватерного следа.
Борта нашего лайнера стали быстро оседать, уставший как собака Главный Механик лёг на дно и закачал насос изо всех сил обеими руками - и наш Неустрашимый на реактивной тяге рванул ещё быстрее.
- Стоо-оп! - оглушительно громыхнул репродуктор на Ракете.
Уже отвалившая от причала Ракета тяжело осела, как осаженный конь.
- Дети на траверзе! - снова загремело оттуда.
Наверняка, это говорил сам Капитан Дальнего Плаванья - в белом кителе, с попугаем на плече и длинным кортиком на поясе.
- Уйдите с фарватера, дайте проход!
Наш Неустрашимый с радостным визгом притёрся к носу Ракеты и завертелся юлой, предлагая поиграть.
На носу появился квадратно-рубленый моряк в тельняшке. Не иначе, Главный Боцман - вторая после Капитана Дальнего Плаванья фигура в пантеоне морежителей.
Он открыл рот, и...
Представляете, КАКОЕ напутствие советским пионерам может дать завсегдатай портовых кабаков, просоленная морская душа, вдоль и поперёк избороздившая моря обеих полушарий?
Не представляете?
Вот и Боцман тоже не представлял.
Он весь налился краснотой, выпучил глаза, погрозил нам огромным кулаком с синеющей на нём татуировкой якоря, и сморщился - явно перетряхивая в уме весь свой богатый лексикон, до краёв полный ветрами, штормами, именами экзотических зверей и гадов морских.
Цензурных слов там нашлось ровно три: "вашу", "табаньте" и "дети".
Их он и начал страстно, с трагическим надрывом рычать нам:
- Дети! Вашу! Табаньте! Дети! Табаньте! Вашу!..
Может, это не тянуло на развёрнутую речь. Но для великого актёра нет маленьких ролей. Он и "кушать подано!" так скажет, что продерёт до потрохов. А Боцман был куда больше какого-то актёришки: он был моряком. И нас ого-го как пробрало!
- Какого чёрта за бортом болтаетесь? - снова громыхнул Капитан.
У изнемогающего над насосом Вадика загорелись глаза.
- А где надо? - с плохо скрываемой надеждой пропыхтел он, продолжая качать.
Странно, но приглашения на борт в ответ не прозвучало. Наверно, репродуктор неожиданно сломался.
Зато Боцман изчез, тут же появился снова со спасательным кругом в руках и стал прицеливаться, явно собираясь запустить кому-то из нас этим кругом по башке.
На море стремительно назревала катастрофа.
"Неустрашимый" всё тыкался и тыкался носом в Ракету и отставать от найденного товарища по играм не желал ни за какие коврижки.
Я пытался дотянуться до борта "Добровольского", чтобы развернуть нашу лодку, но руки соскальзывали.
Затылком я уже чувствовал, как вот-вот прилетит тяжеленный круг. И ладно, если в меня, но вдруг в нежную Леночку?
Надо было немедленно что-то придумать. Я лихорадочно начал перебирать в уме свои умения.
В младших классах я пел вторым голосом в городском хоре. Но вряд ли Боцмана потрясёт песня про зелёного кузнечика и прожорливую лягушку.
Когда-то ходил в авиамодельный кружок. Но времени на постройку спасительного самолёта было явно маловато. Ещё... Ещё... Ещё был отличником по физике.
Вот оно!
- Быстро встала и бегай кругами по лодке! - крикнул я Ленке.
- Нет, точно больной! - фыркнула она. - Сам снимай штаны и бегай!
- Это физика, дура! Ты будешь бегать в одну сторону, а лодка тогда начнёт поворачиваться в другую. И мы от Ракеты отлепимся.
Физика - великая сила! Не подвела она и сейчас: на первом же круге Ленка сшибла меня за борт; плюхнувшись в воду, я сообразил, наконец, что делать, и оттолкал наше судно к берегу.
Боцман разочарованно утащил круг на место.
- Малый вперёд! - прогремел Капитан Дальнего Плаванья, и "Космонавт Добровольский" пошёл, гневно гуднув нам на прощанье сиреной.
Я помог выбраться на берег Ленке. За ней на карачках выполз еле живой Вадик, который всё наше плаванье ни на минуту не отходил от насоса.
Руки и ноги у него подёргивались, будто он до сих пор продолжал качать.
Вадик с вытаращенными глазами пластом плюхнулся на песок. Мы с Ленкой сели рядом и стали ждать, пока наш Главный Механик придёт в себя.
Минут через десять Вадик сел. Но вид у него был по-прежнему обалделый.
- Насос! - сказал он.
Долго мы не могли он него добиться ничего другого.
- Насос! Проклятый насос! - отвечал он на все мои и ленкины вопросы. В глазах у него стоял ужас. - Качать - не перекачать! У, зараза!..
В конце концов, Вадик встал и мы пошли обратно на дачу, таща за собой по мелководью "Неустрашимого", который почти совсем сдулся и медузой колыхался на мелкой ряби.
Насос несла Ленка: Вадик боялся смотреть на него даже издали.
Главный Механик ковылял косолапой медвежьей походкой на дрожащих ногах, продолжая горестно бурчать себе под нос.
Только недалеко от дачи глаза его наконец приобрели осмысленное выражение, а руки и ноги перестали трястись.
- Проклятый насос! - сказал он. - Знаете, ребята, а тяжёлая это работка - стармехом, оказывается. Врагу не пожелаешь.
- Это ещё что. Вот капитану - представляешь, каково? Но я же не жалуюсь, - ответил я и Вадик уважительно замолчал.
Мы заволокли лодку на нашу дачу. И только сейчас заметили, что тряпочка с названием отклеилась где-то во время нашего путешествия.
- Ну что, - сказал я, - подклеим, подлатаем, и ещё на ней куда-то сплаваем.
В глазах у Вадика снова колыхнулся ужас.
- Проклятый насос! - только и ответил он.
- Чтобы я с вами, двумя придурками, ещё когда-то связалась! Видеть вас не хочу. Обоих! До конца жизни даже близко к вам не подойду! Играйте без меня теперь! - возмущённо фыркнула Ленка.
- Ну и ладно, больно надо, - ответил я. - Сдалась ты кому-то. Мы с Вадиком вечером хотим картошки на костре напечь, значит, больше нам достанется.
- Вот только попробуйте меня не позвать, два придурка! - угрожающе сказала Ленка, показала нам кулак и ушла.
- Идём на море искупнёмся? - спросил я Вадика.
- Проклятый насос! - сказал Вадик. - Пошли.
А вечером мы валялись на берегу лимана.
Догорал костерок.
Мы дожевывали раскалённую картошку и смотрели на звёзды, на лунную дорожку в воде и на созвездие огоньков Белгород-Днестровского на том берегу лимана.
Тоненько звенели комары.
Я соловьём заливался перед Ленкой, как стал Капитаном, а капитаны - они знаешь, какие люди? Героические, отважные, бесстрашные и честные!
- Не, - покачал головой Вадик, - Не такие они. Совсем не врать тоже нельзя.
- С чего это? - оскорблённо вскинулся я. - Вот захочу - и не буду. Капитаны, они...
- Да я как-то пробовал, - перебил меня Вадик. - Целую неделю одну только правду говорил. Так у меня знаешь как бок разболелся? Чуть не помер. Лечили потом. Скажи ему, Ленка!
- Да ладно, - фыркнул я. - Так не бывает.
- Ещё как бывает. И доктор подтвердил. От того, что не врал. Так болезнь и называется: невралгия.
- Ого! Я не знал. А хоть героическим, отважным и бесстрашным - можно?
- Это сколько влезет, - разрешил Вадик.
- Тогда я такой Капитан. Бесстрашный, отважный и героический.
Я прошёлся по берегу, собрал жменю рачек, которые светились, как светлячки, и ссыпал их в ленкины ладошки:
- Держи, дура.
- Сам такой! - тихо сказала она, задумчиво всматриваясь в волшебную россыпь зелёных звёздочек в своих руках.
А вокруг нас лежал огромный мир. Добрый, тёплый и ласковый. И этот мир - от края до края - был нашим.
- Смешные вы всё-таки, - сказала Ленка.
- С чего вдруг?
- "Неустрашимый"! Тебя самого так по-придурочному назвать - тоже бы расклеился.
- Придумай круче. Спорим, слабо?
- Уже придумала. Получше вас.
Я осторожно взял снизу ленкины руки, полные светящихся звёздочек, и поднял их повыше.
Волшебное сияние разлилось по её лицу.
Пара-тройка сидевших на на ленкиных щеках комаров взмыла в воздух и с возмущённым жужжанием растворилась в ночном небе.
И тогда я решился. В конце концов, я ведь был Капитаном.
- Ленка. Лена. Ты мне того... ты мне нравишься. Вот.
- Ну и придурок, - ответила она и улыбнулась.
- Ты согласна? - боясь поверить своему счастью, выдохнул я.
- Я подумаю. А всё-таки жалко, что тебя той Ракетой не переехало!
- Ладно, - кивнул я, - ты только быстрей думай, дура. Лодку заклеим - сплаваем ещё разок?
- И про это подумаю. Только давай назовём по-нормальному.
- Как?
- Ясно как. "Несдуваемый".
- Проклятый насос, - сказал подслушивающий Вадик. - Ой, то есть, тили-тили-тесто.
Вся бесконечная жизнь нас ждала впереди. И мы знали, - мы точно знали! - что она будет счастливой.
Обсуждали с подругой детей - у неё двое дошколят, сейчас на домашнем режиме.
И я вдруг вспомнил эпизод из своего "детсадовского" прошлого.
У нас в группе был один мальчик- Миша. Обычный пацан 4 лет. Только по непонятной мне причине все домашние задания, которые давала нам воспитательница, Миша делал как то уж совсем грустно. При этом воспитательница всегда его хвалила и говорила что он молодец. Когда я спросил воспитательницу, почему она хвалит его мазню ( у меня был рисунок с самолетиком, в создании которого участвовали папа, мама и дедушка:) - она ответила, что все рисунки хороши по- своему.
А мама на тот же вопрос ответила, что я пойму это, когда вырасту. Примерно классе в 5-м, когда нам задали на ИЗО сделать дома большой плакат на тему ВОВ, мои одноклассники пришли кто с чем. У некоторых это были большие плакаты с очень достойными рисунками, изобилующими подробностями. Мы к созданию коллажа подключили даже бабушку с её архитектурно- проектировочным опытом, в результате чего работа получилась на "ура", и даже висела в коридоре на выставке, пока её не испортили нецензурными надписями старшеклассники.
Только у одного из моих одноклассников, сидевшего за мной наискосок, часто не стриженного и в штопаной одежде, рисунок был совсем "грустный". Другие ребята над ним смеялись, учительница просто не обратила внимания и поставила "3" балла. Парень даже не расстроился- привык. А я вспомнил Мишу из детского сада.
Придя домой, спросим о нем маму. И она рассказала, что родители Миши погибли, исполняя где то за границей свой служебный долг. Дедушка умер. Бабушка плохо ходила. Остро маячил вариант с детским домом, куда Миша очень сильно не хотел. Поэтому все задания для садика Миша делал сам - ему просто некому было помочь. А воспитательница, зная это, всегда подбадривала Мишу.

P.S. Последний раз я видел Мишу в 90-х в старших классах школы. Где он теперь? Кто знает...
Когда сыну исполнилось полтора года, я отказалась от коляски. Тяжело всюду ее возить, то пандуса нет, то двери узкие, то проходы, да и сама она тяжёлая. Ребенок много ходил, и уже в этом возрасте выдерживал по пять часов неспешной прогулки, изредка переползая на шею.
Когда сыну исполнилось два с половиной, я с ним ходила в дачный магазин - 3.5 км в одну сторону. Делали пару раз остановки по пять минут. Он никогда не жаловался, не хныкал. Соседи удивлялись, они и сами бы с трудом прошли тот маршрут, постоянные спуски и подъемы.

Прошел год. Сыну уже было три с половиной. Возвращаемся как-то из магазина, а он говорит:
- Мам, я устал.
- Как же так? Ты же маленький спокойно ходил и не уставал?

Тут он посмотрел на меня многозначительно: "Да я говорить не мог".
1
Сразу предупрежу, что представляю НЕ СВОЮ историю Но, на мой взгляд, история так хороша, что нельзя не обратить на неё внимание сообщества.

Я иногда слушаю/читаю/смотрю "Невзоровские среды" на "Эхе Москвы" ("патриоты", можете в меня плюнуть). В последнем выпуске Александр Невзоров, помимо ожидаемых тем (половецкие пляски, коронавирус, поповский беспредел) взялся вспоминать, каким он был в детстве шалопаем, и как пытался изготавливать бомбы-"бабахалки". Недалеко от его дома находился известный в Питере магазин химреактивов, так что кое-какие необходимые компоненты можно было приобрести. По его словам, когда продавцы всё же сомневались, стоит ли продавать пацану тот или иной реактив, то звали на помощь специальную старушку. (Далее - цитата из А.Г.Невзорова):

«В зал вплывала петербуржская старушка с камеей, с бельмом. У нее были оторваны средний и указательный пальцы. То есть она была настоящий химик-прикладник. Она еще народовольцам мастерила бомбы. Она еще в покушении на Плеве участвовала. И я вот помню ее вопрос: «Что ты хочешь сделать, мальчик?» Я ей в двух словах объяснял. Она говорила: «А где ты это собирался сделать?» Я честно говорю: «В школе». Она говорит: «Какой ужас! Там же даже никто не оглохнет». И она дала мне сперва пару ценных советов, а потом вот этой двупалой клешней она мне аккуратно сунула в карман пару скляночек. И вот когда мы прощались, воздушный поцелуй ее рукой выглядел особенно волнительно. Это была одна из героинь моего детства – Ида Соломоновна".

Правда, здорово?
Сын, 15 килограммов: бесшумно спрыгивает с кровати утром и идёт смотреть мультик.

Собаченька, 30 килограммов: едва цокая когтями спрыгивает с дивана, чтобы не дали по жопе.

Кошечка, 3 килограмма: ЕБЛЫСЬ БАБАХ РХХХЩ КОГТЯМИ ТЫГЫДЫМ ТЫГЫДЫМ БАМ В ДВЕРЬ, идёт покакать.
- Машуля! Виталик! Мы с папой подумали тут и решили, что мы всё-таки купим вам собачек, которых вы просите уже пять лет! Только у нас одно условие.
- Ура! Спасибо!!! А какое?
- Гулять с собачками будем мы.
Очень волнуюсь насчёт жителей деревни Голопупкино! Как там дети учатся дистанционно по скайпу, если сотовая связь есть только на тополе в 3 метрах от земли, который растёт на пригорке в километре от деревни?
С годами становится понятно: быстрей детей вырастают только дети детей.
Читать научился я рано - лет в пять. Причем интересно почему. Родители чтоб я не сидел часто перед телевизором не всегда сообщали мне когда по телевизору мультики. И вот для того чтобы самостоятельно прочесть телевизионную программку я и научился читать.
Сидим дома с детьми (1 класс) на карантине. Так получилось, что незадолго до этого я им купила по смартфону, поэтому вопрос о времяпровождении не стоит - либо уроки делают, либо в интернете мультики смотрят (когда в догонялки в прихожей не играют :) ) .
Захожу на кухню, смотрю - дети под столом. Меня сразу ностальгия охватила: когда-то и мы с сестрой так же под столом, как в домике, играли в куклы... Спрашиваю: а что вы делаете? В ответ:"Мама, у нас тут кинотеатр". И светится экран смартфона в темноте...
Разные времена, похожие игры, но у каждого поколения свои нюансы :)
Всегда помнила свою воспитательницу из детского сада, хоть мне уже 30. Она была молодой, очень красивой, доброй. Ко мне прониклась особыми чувствами. Может, догадывалась, что в семье не всё гладко, и любви толком ребенок не получал. Называла "котик". Неделю назад стою на остановке, вижу женщину рядом. А она так на нее похожа! Нахлынули воспоминания, стою, пялюсь на нее, улыбаюсь как идиотка. Она замечает, долго смотрит на меня. Ну, думаю, пипец. Дама думает, что я куку. И вдруг: "Котик, ты?"
2
Близкая родственница в свое время закончила реставрационное училище еще в Ленинграде. Условия для учебы были шикарные, включая место проживания. Общагой это назвать было трудно, скорее родительский дом. Кроме немысленных плюшек в плане комфорта, так еще каждое утро куратор группы будил ребят, способом которое наверное можно сравнить с пробуждением у бабушки, чем у родителей. Понятно, что девчата, а их естественно было большинство, этим пользовались весьма своеобразно в том числе вгоняя в краску учителей-мужчин. Вершиной наглости, был случай, который закончился условным сроком для одной из учащихся.
На последнем курсе одна из студенток поругалась с куратором. Поругалась сильно, а так как куратор акуратно поставил на место амбиции девчины из курируемой им группы при всех, то даме пришла коварная идея в наказании препода. За ночь она с помощью подруг соорудила манекен со своими параметрами и в своей одежде.
Когда утром учитель пришел будить подотчетных ему в общежитие, то он увидел тело недавней спорщицы висящей в петле с плакатом на груди, говорящей о его вине в ее смерти. Немолодой товарищ сразу упал в обморок, причем не просто потерял сознание, а еще получил инфаркт, но остался живой.
Всех студенток кто участвовал в деле отчислили, а главной зачинщице дали условный срок, хотя обвинитель настаивал на реальном..
Всё, всё из детства
(продолжение истории от 21.02.2020 "Откуда приехали?",
п/л "Василёк")

***
Предположительно, во время какой-то нашей экскурсии за пределы лагеря администрация провела борьбу с осами, ибо гнусное покусательство как-то прекратилось.
Жизнь налаживалась.
Осиные жертвы выздоравливали, обретали нормальный вид и вторая половина лагерного тура прошла вполне цивилизованно. На первый взгляд.
Откуда ни возьмись, пришла новая напасть, мистическая.
Гадания.
Кому сие пришло в голову, не помню, но отряд погрузился в заговоры-приговоры, зеркальца, огоньки, даже ловили что-то под кроватями.
Почему-то любители заглядывать в будущее облюбовали наш домик и толклись в нём после отбоя каждый день.
В какой-то момент это достало трёх противниц гаданий, но что делать нам троим против десятка?!
План к вечеру уже созрел.
Так как эти гадательные действа проводят в темноте, а с улицы всегда свет (да хоть от звёзд!), то двое должны стоять и закрывать окно одеялом. Они ничего чудного не увидят, поэтому желающих стоять с одеялком не было. Придумали, вздыхая, очередность. В тот раз две мои подельницы, как не интересующиеся гаданиями, милостиво согласились помочь, послужив вместо кого-то держателями.
Наступила ночь. Тихо и незаметно напроскальзывало немало суеверного народа в наше жилище.
Начали что-то шаманить, шептать и бубнеть, потом кому-то что-то мелькнуло, другой показалось...
И вот, когда вся толпа, трясясь от страха, заглядывала в зеркальце, девчонки с одеялом, будто любопытствуя, тоже потянулись поближе к кучке гадалок и как-бы ненароком обронили эту импровизированную шторку.
А за окном...
За окном, на балконе, распустив и начесав в виде стога сена свои вечные косички и набросив две связанные меж собой простыни, в лунном свете в спину скромно стояла я, немного покачиваясь.
Для толпы, морально готовой к потустороннему и ворона показалась бы исчадием ада, а уж белая, жутко распатланная фигура ниоткуда, на довольно высоком балконе...
Визги, крики, писки, вопли, топот, бег в разные стороны, потом голоса воспитателей.
Я в "слепом" углу сбросила простыни, скрутила и запихнула волосы в футболку, влезла через окно в домик, простыни бросила на постель, выбежала за всеми в дверь и тоже поучаствовала во всеобщей панике.
Наутро попытки вожатых что-то выяснить у десятка перепуганных девчонок остались безуспешны. Чёрное, белое, шатается, нет, не приснилось...
Тот наш сеанс "экзорцизма" отбил тягу к мистике у всего отряда и больше никто не пытался выяснять будущее. Мы так и разъехались, не признавшись в содеянном.

***
Ниточка от того сеанса вьётся в день сегодняшний. Дело в том, что шокировать народ шалашом на голове мне понравилось! И я начала изредка в таком виде по школе дефилировать. Потом почаще. А вскоре и каждый день.
Родительские нотации после жалоб и замечаний учителей пролетали мимо ушей и ничего не улучшали в моём внешнем виде с полгода, пока мама, отчаявшись, не отвела меня "к своей парикмахерше" и меня не обстригли "под пацана". Точнее, сделали стрижку "гарсон".
Всплакнув, я смирилась — волосы отрастут когда-нибудь, да и мне вроде как красиво. Но через месяц гарсон превратился в одуван, который мешал, но собрать волосы было невозможно, ещё и кличка приклеилась — Анжела Девис.
Ещё через месяц, когда я превратилась в совсем гигантский одуван, мама опять отвела меня в парикмахерскую с вердиктом "покороче".
Олимпийский 1980, олимпийская стрижка, если кто помнит...
Опять тихо прослезилась. Обидевшись, ушла к тёте в гости с ночевкой. А ночью, проснувшись и проведя рукой по почти наголо обритому затылку, я громко взвыла. Меня успокаивали молоком и валерьянкой.
Нарыдавшись, шептала, всхлипывая:
- Лысая! Да чтоб! К этим парикмахерам! Да хоть ещё раз в жизни! Да никогда! Да ни за что!
Вот так, с тех пор ещё ни разу не была у парикмахеров. Соберу в пучок отросшие волосы, чикну лишнее ножницами, природа сама подравняет... Слово держу.
Если дети умеют подраться так, что их мама этого не заметила, это уже хорошо воспитанные дети.
- Доктор, мне уже 43 года, и я девственник.
- Вам это мешает?
- Лично мне нет, но мои дети недоумевают, откуда они взялись.
У моей бабушки есть соседка, которая считает всю нашу семью ненормальной. А причина очень странная: если нужно оставить ребенка с кем-то из родственников, мы сидим бесплатно. Для них это шок. Оказывается, в их семье есть расценки, например, час посидеть с малышом стоит 100 рублей. И не стыдно ведь брать деньги с близких людей.
А я при советской власти отлично жил! Лежал целыми днями, ел от пуза, в ванне с уточкой играл, пелёнки мне родители регулярно меняли...
- Лёха, ты как свою дочь назвал?
- Полина Викторовна.
Воспитательница Виолетта Валерьевна к концу первого рабочего дня в детском саду согласилась, что её зовут Фиолетовое Варенье.
Вчера вёз мелкую (4 года) по делам. Едем музыку слушаем, тут мелочь выдает:
- Пап, хочешь песню тебе спою?
- Ну давай.
- Но она тебе не понравится (грустно)
- Понравится, пой.
- Не, не буду, там слова плохие.
Напрягаюсь.
- Да ладно, я разрешаю (интересно же)
- Там много плохих слов, там только плохие слова и есть, там такие плохие слова, что ты мне язычок отрежешь.
- Да где-же ты такую песню услышала?!!??!!! (в машине точно таких не играет)
- Сама придумала.
У мамы за плечами больше 59 лет педагогического стажа. Спросил сейчас у неё: «Какой День 8 марта запомнился чем-то особенным?» Перескажу её воспоминания о 8 марта 1974 года.

Когда была школьницей – не принято было дарить подарки девочкам. Поздравляли взрослых - мам, бабушек, учителей, коллег… Когда сама стала учительницей, объясняла ученикам, что лучший подарок – изготовленный своими руками. Это может быть выращенный цветок, рисунок, веточка вербы, заранее поставленная в воду, и распустившаяся к празднику. «Главное – объясняла детям – внимание, уважение, проявление добрых чувств». Так тогда было принято.

И сейчас вспомнила один подарок на 8 Марта 74 года, Подарок, дорогой мне именно чистотой и искренностью движения души.

На одном классном часе рассказала детям, как Воскресенский химкомбинат шефствовал над нашим детдомом. С учетом всеобщей скудности послевоенных лет, для нас в детдоме были созданы хорошие условия. А однажды делегацию из нашего детского дома пригласили в министерство химической промышленности СССР. Поехали несколько девочек и мальчиков с заведующей и воспитательницей. В министерстве нас расспросили, - как мы живем, учимся, питаемся, проводим свободное время. И вручили подарки – книги, шахматы, что-то ещё… и необыкновенно красивую куклу.
Мы в детдоме играли в какие-то куклы – часто самодельные. Эта же была исключительно хороша, в сравнении с нашими. Воспитательницы усадили её в уголок игровой комнаты, отгородили стульчиками, и сказали, что кукла общая, на всех, и, чтобы её сберечь, играть в неё надо «глазами». Так она там всегда сидела. И случалось, - играем мы с девочками в парке, или сиди-вышиваем под дубом, - вдруг, одна из нас срывается, говорит: «Пойду на куклу посмотрю…» - уходит на несколько минут… Сейчас, возможно, это трудно понять. Кукла была по тем меркам настолько необыкновенна, что не могла использоваться, как предмет повседневного обихода. Это был раритет, который надо беречь, не пускать по рукам…

…После этого классного часа прошло несколько месяцев. Накануне 8 Марта в учительскую постучалась Тоня Кузнецова и попросила меня выйти в коридор. Тоня жила в деревне в нескольких километрах от города. Мама – доярка, папа – механизатор. Зимой она иногда пропускала уроки из-за отмены автобусных рейсов по причине снежных заносов. Не отличница. Очень красивая девочка, воспитанная в труде и уважении к старшим. И теперь в коридоре подала мне перевязанный ленточкой сверток, сказала: «Галина Моисеевна! Вы рассказывали про куклу в детском доме. Это Вам». И убежала.

В учительской развернула. Это была небольшая кукла в синем с кружевами платьице. Коллеги выслушали предысторию, сказали: «Придется принять».

Эту куклу я берегла много лет.
Отклик на историю, посвященную детям войны. Со слов моей мамы, которой исполнилось 90 лет. НЕ СМЕШНО.

Моё довоенное детство было по-настоящему счастливым. Наша семья жила в селе Большая Глушица (ныне это райцентр на юге Самарской области). Непосильной работой детей не загружали, и весь день мы с соседскими ребятишками проводили в весёлых играх. Лишь с наступлением темноты расходились по домам. С тех самых пор я люблю слушать звонкие ребячьи голоса во дворе и мысленно возвращаюсь в детство.

«Мыслями я возвращаюсь в своё детство»

…Наша жизнь текла тихо, спокойно и счастливо. По крайней мере, так казалось. Войну с Финляндией 1939-40 гг. мы как-то не очень прочувствовали, она быстро закончилась. Но в ясный солнечный день 22 июня 1941 г. мы узнали и начале войны с фашистской Германией. Увидев слёзы бабушек и матерей, дети притихли и перестали смеяться. Мы и представить не могли всех военных тягот и лишений, ожидающих впереди, но интуиция подсказы-вала, что наше детство закончилось безвозвратно. Мне тогда исполнилось всего 11 лет.
В августе 1941 г. отца призвали на фронт. Мама поехала провожать его в Куйбышев. Оттуда вернулась с отцовским подарком – гитарой. Папа купил мне её на память. Помню, научилась играть на ней несколько мелодий, но дальше дело не пошло. А домой отец так и не вернулся. Чудом дошло до нас его последнее письмо: в нём он завещал нам с сестрой получить высшее образование и стать инженерами. Считаю, что мы выполнили его наказ, стали врачами.
Гремела война, жестокая, страшная. Всё мирное население старалось помочь бойцам. Мы тоже сушили сухари, шили и вышивали кисеты, бабушка вязала носки и особые варежки с двумя пальцами. Всё это отправлялось на фронт для быстрейшей победы над врагом. Мы продолжали учиться в школе, занятия не прекращались ни на один день.
Зимой стояли 40-градусные морозы, но никому даже в голову не приходило остаться дома. Бывало, мама закутает меня в большую шаль, оставив снаружи лишь щёлки для глаз, и я иду в школу, расположенную в 3-х км от села. В классах было не намного теплее, чем на улице, даже стыли чернила. Все ученики сидели в пальто, валенках и варежках.
Время шло. Жить становилось всё тяжелее. Не хватало самых элементарных продуктов. Хлеб стали давать по карточкам – по 150-200 граммов в сутки. Выручало лишь подсобное хозяйство. Километров за 7-10 от села нам выделяли землю, и трудились все, не разгибая спины. Хорошо хоть колорадского жука тогда не было, да и воровством никто не промышлял. Урожай вывозили вместе с мамой ночью на быках, так как днём они работали на колхозных полях. Но не всегда нам так везло, случалось возить выращенные овощи самим, на самодельных тележках.
Нас, детей, иногда пускали на плантации и разрешали рвать вороняжку (чёрный паслён). Осталось в памяти: это самая вкусная ягода голодных военных лет. Мы ели её свежей, сушили, делали начинку для вареников и пирогов. Я и сейчас люблю паслён, он растёт у меня на даче.
Верхом наслаждения в военные годы были конфеты-подушечки. А из других сладостей помню лишь мёд. Мама перед войной приобрела пол-литровую баночку с этой золотистой вкуснятиной и при болезни давала нам с сестрой по чайной ложечке. А нам так хотелось пробовать сладкое лекарство почаще! Вот мы и канючили: то у нас голова болит, то горло. Мама нашу хитрость раскусила и стала выдавать мёд лишь при высокой температуре. При такой экономии заветной баночки хватило на все военные годы.
Чему только не научились наши мамы в трудные времена! Вместо мыла варили щёлок из золы, вместо сахара использовали свёклу и морковь. Кашу поливали заваркой свекольно-морковного чая. Где-то доставали соль, которая в мирное время предназначалась животным. Чтобы зря не портить спички, бывшие в большом дефиците, в загнетке постоянно поддерживали огонь.
Во время войны все дети зачитывались произведениями Аркадия Гайдара. Школьники становились тимуровцами, помогали калекам-инвалидам и вдовам-солдаткам. По радио часто звучали военно-патриотические передачи: про Зою Космодемьянскую, Александра Матросова и других героев войны. Мы слушали песни в исполнении Лидии Руслановой, Клавдии Шульженко, Ивана Козловского. И с большим нетерпением все ждали сообщений с фронта, когда раздастся неповторимый голос Юрия Левитана.
В село часто приходили похоронки. То там, то тут слышался плач. В 1943 г. и мы получили известие: отец пропал без вести. Тогда это считалось сродни позору. Как это – «пропал»? Куда делся? В плену, значит? Но у нас неприятностей по этому поводу не было. Эшелон отца попал под бомбёжку, и все, видимо, понимали, что в этой мясорубке опознать тела бойцов было почти невозможно. Легче отнести их в графу пропавших без вести. Вот такой документ нам и прислали.
… После войны материально жилось не лучше, но радовало то, что ежегодно снижались цены на продукты, в 1947 г. были отменены карточки на хлеб. Получив целую булку тёплого ржаного хлеба, я по дороге домой, не удержавшись, съела половину кирпичика. До сих пор помню тот одурманивающий хлебный запах!..
Окончив школу я поступила в мединститут. И начался другой период жизни, нелёгкий, но счастливый.

А.А.Волкодаева
У знакомых растет сын- Сережа. Ему 11 лет, парень хорошо учится но несколько шебутной. Беспредела не устраивает, но замечания на излишнюю активность в не учебное время - регулярные. Верховодит в небольшой компании на 5 таких же пацанов - одногодок, вместе играют на компах и тусуются на переменах. В классе на год постарше постарше учится мальчик Саша. Парень он странноватый, похожий на парня "А что это вы тут делаете" из знаменитого советского фильма, но в меру. Родители его очень коротко стригут, за счет чего он имеет кличку "Лысый". Наша пятерка этого Сашу несколько недолюбливает и периодически незлобно постебывает. Курение сейчас уже не модно, пить - рановато ( чай не 90-е), но по неизвестной причине кто то из компании завел моду стоя в кружке на ступеньках школы пить кока- колу и болтать на разные темы. У нашей пятерки есть договоренность с охранником, что они дальше крыльца не уходят, ничем неприличным не занимаются, и он выпускает их на большой перемене "подышать". С учетом теплой погоды эти "выпуски" начались заметно раньше.
( все эти подробности известны только родителям Сережи, да и то не в полной мере).

На днях у этих знакомых был большой праздник. Сам не был но наслышан:) Сын после школы ходит на доп занятия, заканчивает поздно, поэтому когда он вернулся домой, веселье было уже в полном разгаре.
И вот Сережа заходит в комнату, где сидят уже очень теплые гости, и такой же теплый папа, стуча по рюмке вилкой, строго спрашивает:
- Ну давай, расскажи нам, чем сегодня ты занимался в школе со своими друзьями?
- Пап, да как всегда, напились на крыльце, а потом до конца уроков впятером Лысого гоняли!

P.S. Итоги- 3 пролитых рюмки, сбитая бутылка и один упавший в салат:)))
Отец моет посуду, маленький сын спрашивает:
- Папа, а сколько уже лет ты работаешь у мамы?..
Миша, спокойно!

Сегодня в супермаркете застала такую картину. Идут впереди меня двое. Видно дедушка и внук. И внук всё время кричит и требует. На что дедушка кивает и говорит: «Спокойно, Миша, нужно просто успокоиться». Даже когда мальчик упал и стал бить ногами и руками об пол, дедушка всё равно оставался совершенно невозмутим и только произносил: «Спокойно, Миша. Мы купим продукты и пойдём домой. Совсем немного осталось».

Наконец на кассе, когда дедушка с внуком стояли в очереди, ребёнок схватил киндер-сюрприз и раздавил его.

Дедушка с невозмутимым видом снова сказал: «Спокойно, Миша, скоро будем дома». И повернувшись к кассиру продолжил: «Не переживайте, извините, мы конечно же заплатим за этот киндер».

После того, когда эта шумная компания вышла, я не удержалась и тоже пошла за ними. Я догнала их на стоянке, и сказала, обращаясь к мужчине: «Вы знаете, я восторге, как вы сегодня успокаивали Мишу, это так чудесно».

Дедушка грустно улыбнулся и произнёс: «Мальчика зовут Алексей...» и добавил:
«Миша - это я.»

Из сети.
Однажды мы с женой и двумя детьми пошли в магазин. Младшему было 5 лет, а старшему - 8. Младший сын всё время требовал конфет, и я сказал, что если он не прекратит, то я вернусь в прошлое и заберу те конфеты, которые дал ему вчера. Но тут старший заявил, что я не смогу этого сделать. На какое-то время меня охватила паника, но потом я понял, как поступать. Я закрыл глаза, помолчал, а потом спросил:
- Ты помнишь тот шоколадный батончик, который съел вчера?
- Что? Я вчера не ел никакой батончик!
- Вот именно, сынок, вот именно!
Откуда приехали?

Году в 1978 родители отправили меня и брата в пионерлагерь всесоюзного значения "Василёк", расположенный прямо в сосновом лесу близ посёлка Головач.
Определили нас в разные отряды, расположенные довольно далеко друг от друга. Виделись мы только издалека и мельком на каких-то общих мероприятиях.
Территория лагеря была огромной, мы жили не в корпусах, а в разбросанных между сосен домиках, стилизованных под... такие себе деревянные шалаши-шале на 4 человека с балкончиками на противоположной от входа стороне.
Каждому отряду принадлежала целая улица таких избушек, народу в отрядах было много, человек под сорок.
И вот на утренних построениях мы начали замечать, что в коллективе регулярно появляются новенькие, в основном, пацаны. Мы бы и не обратили внимания, потому что ещё не всех запомнили, но один факт — то, что все новички были с ярко выраженной узкоглазой внешностью, удивлял. Это было очень загадочно, но расспрашивать новоприбывших было неудобно, да и особо некогда. Хотя вопрос — почему везут по одному-два монгола каждый день, зудел. Дивная ситуация разъяснилась на второй неделе, когда я сама пополнила ряды этих "монголоидов".
В одном из домиков, в щели между досками, было огромное осиное гнездо. Любознательные и наивные исследователи пихали в него палочки и былинки, а опытные матёрые осы вылетали и били точно рассчитанным, подобным выстрелу, безжалостным ударом в одно и то же место - прямо в лоб, по центру, между бровями.
Отек равномерно распределялся на оба глаза и монголов в отряде становилось всё больше и больше. Всем было интересно глянуть на боевых ос и каждый думал, что его "минует сия чаша"... Довольно быстро счёт жертв приблизился ко второму десятку.
А потом был день Нептуна.
На празднике у бассейна ко мне подбежал брат с вопросом - а почему я в платье его сестры? — и немного судорожно, но облегчённо вздохнул, признав по голосу.
На носу был "родительский день", а он меня не наблюдал уже вторую неделю и переживал — что говорить родителям о запропастившейся сестре...
... подслушано в Испании... (перевод вольный)

Привожу свою дочку 7-ми лет к себе в офис. Входит, осматривается по сторонам, грустнея на глазах, и вдруг на ровном месте начинает навзрыд плакать.
"Что случилось?" спрашиваем её все очень обеспокоенные, вскочив из-за своих столов и оставив компьютеры...
И она отвечает, горько всхлипывая: "Ну, и где же все те клоуны, с которыми ты работаешь?"
Сегодня с утра в маршрутке мама и сын. От мамы услышал самую изумительную фразу для стимуляции учебного процесса:
Сын: Мама, я заболел, у меня наверное коронавирус (показушное покашливание и хлюпание носом)
Мама: Ничего у тебя нет. Иди учиться. Или ты хочешь быть таким же как Гретта Тумберг?

Сын молча выходит на остановке.
2
В детстве думал, что усыпить животное - это дать ему снотворное, чтобы оно просто уснуло. Поэтому, когда кошка бесновалась по ночам, шептал маме, что нужно ее усыпить.
К школьному психологу меня пару раз таки сводили...
Муж мне во всем помогает, особенно с ребёнком. Когда нужно, и посидит, и в магазин сходит, аптеку, и выходной возьмёт. За это меня все осуждают и говорят, что мужа надо беречь, он же работает, ребёнком надо самой заниматься. Но, что интересно, говорят это все, кто разведен. Двум мужья изменили, у одной просто не сложилось, об другую муж ноги вытирает, пятую и вовсе бил. И все эти барышни жалели мужей, как за цветами ухаживали.
Живём на Дальнем Востоке. Мой семилетний племянник до недавнего времени считал, что чёрная икра - это на самом деле красная икра, только жареная.
Только что. Пошел в аптеку за слабительным. Посетителей нет. Фармацевт, симпатичная, улыбчивая девушка. Заказал, жду у окошка. Заходит следующий посетитель. Молодой парень, лет 25-27, на руках хныкающая малышка, за ним следом два мальчика, сыновья 5-6 лет. Стало шумно, мальчики пинаются, толкаются и не стесняясь выражают свои эмоции, малышка скулит и судя по всему собирается разреветься. Отец по очереди обращается ко всем троим с просьбой успокоиться и что они уже идут домой. Эффекта никакого. Забираю покупку, отхожу от окна. Парень фармацевту: «а какие у Вас есть презервативы?».
Я почему-то засмеялся, очень по-доброму, а продавщица закрыла рот рукой.
Дочку назвали Вероника. Фамилия Скворцова. От врача в поликлинике узнала, что так зовут министра здравоохранения (теперь уже другой). Все детские врачи, узнав имя и фамилию, отпускали всякие шуточки-прибауточки. А один педиатр выдала: "О! А вот и владычицу нашу принесли!" А во время осмотра: "Министр-министром, а попец-то диатезом обсыпало!")
В детстве я всегда обращался к пожилым дамам не "бабушка" или как-то ещё, а "девушка". Вот так, например, когда я хотел узнать время у какой-нибудь бабули, я говорил: "Девушка, извините, пожалуйста...". Они всегда так мило улыбались.
Добрый день. В связи часто всплывающими последние время новостями, связанными с демографией, льготами и многодетными решил поделиться своим опытом.
Когда то в 2006 году, я 21 летний оболтус, неожиданно для себя узнал, что стану счастливым отцом. Заручившись поддержкой своего своего внутреннего оптимизма, юношеского максимализма и…. и наверное на этом все, я сообщил будущей жене что как только она выйдет за меня за муж о работе ей нужно будет забыть, альфасамец епрс))) Хочу добавить что из всего движимого и недвижимого имущества у нас на двоих на тот момент были только шмотки и пара телефонов.
Ну где то менее чем через год мы стали обладателями чуда по имени Алина) Наслушавшись за 9 месяцев напутственных выражений о том как у нас «все замечательно должно получиться» И исходя из информации что 2007 год - это год ребенка и все государство для меня сделает, меня сподвигнули на попытку урвать у государства кусок земли где бы я смог построить свое гнездышко.
Прописаны на тот момент были я и моя жена в Тверской области. Походив по инстанциям и получив «массу удовольствия», в кулуарах этих инстанций я получил неофициальный ответ - что земли мол нет. Посмотрел на карту. Прикинул масштаб как области так и страны. Соотнес это с полученной информацией. Понял что география - это не мое, как и кусок земли - тоже не мое. Тут можно заметить что в то время мое родное село активно застраивалась коттеджами.
Как только чудо по имени Алина научилась улыбаться и говорить папа - мама и немножко устав от поддержки, а еще сильнее устав от наставлений моих родителей мы решили переехать в съемную однокомнатную квартиру в столице нашей родины, которая еще и находилась в шаговой доступности от моей работы, чему я был несказанно рад. Обрадовались настолько, что вскоре узнали что станем счастливыми обладателями второго чуда)
Посмотрев на небольшую площадь квартиры и на последствия мирового кризиса мы согласились на уговоры пожить в однокомнатной квартире в Твери, дабы поднакопить денег на жилье. Ездить на работу конечно было тяжело, но вера в светлое будущее окрыляет.
Чудо по имени Соня у нас родилась в год семьи! О поддержки семей как и сейчас говорили все СМИ. Получив, снова, «массу удовольствия» от общения все с теми же слугами народа, мы получили материнский капитал, который по первой нельзя было использовать даже на кредит и подали заявку на семейный капитал) Пересчитав «капиталы», я понял что и математика - тоже не мое.
Ну раз я такой необразованный, то и нечего мне своим присутствием страну позорить. Поняв это - мы уехали, не далеко, накопленных денег хватило чтобы прикупить домик не далеко от Минска. Там тоже стали активно радоваться и вскоре ненадолго вернулись, дабы появилось на свет чудо по имени Варвара.Уж больно моей жене понравился провинциальный роддом в Тверской глубинке, по ее словам - архитектура очень уж красивая)
Последнее мое общение с функционерами состоялось когда я случайно узнал что многодетным в России можно бесплатно посещать музеи. Надо же просвещаться! Собравшись с духом я сделал попытку получить удостоверение многодетной семьи. Не смог, просто не хватило терпения носить бумажки из одного ведомства в другое, выслушивая -"хоть бы шоколадку принесли", хотя обращался в «одно окно». Ну не пойдут мои дети бесплатно в музеи России да и ладно.
К чему все это я написал. Чтобы люди решившиеся на появления ребенка расчитывать только на себя. Возможно смогу кого-нибудь научить не надеяться на государство, как меня научили наши чиновники, чему я несказанно рад)
Ну и обрадовавшись этому прозрению, а дети и радость - это синонимы у нас появилось четвертое чудо - Яна. От Алины до Яны, от «А» до «Я» я свой алфавит закрыл, как и закрываю свой рассказ. Всем всего доброго)
Сегодня, когда ехал домой, улыбнуло, как малолетки на остановке назвали места в маршрутке рядом с водителем "бизнес-классом".
Доверили нам с женой пятилетнего внука на пару недель. Живет с нами. Нормальный ребенок, в меру послушный, в меру непоседливый, как все дети. Только каждый раз, когда споткнется, упадет, сразу поднимается и бежит к нам с радостным криком:" Я живой!"

Долго мы не могли понять причину.

А позднее увидели, как родители реагируют на его падения. Ребенок бежит, споткнулся, упал. Готов зареветь, а его мама: "Ты живой?" И ребенок радостный бежит дальше: "Я живой!!!".

Рейтинг@Mail.ru