Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
04.06.2022

Самые смешные истории за день!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Небольшой северный поселок, в котором я частично вырос, объединял несколько экспедиций – нефтегазовую, геолого-разведочную и геофизическую. На его центральной площади располагались две основные достопримечательности – кафе «Метелица» и Дом Культуры (ДК). На самой площади, естественно, стоял памятник Ленину. Здесь происходили все основные события – культурные в ДК и менее культурные – в «Метелице». Первые часто плавно перетекали во вторые. Школьниками мы обычно посещали ДК в качестве зрителей кинофильмов, которые там крутили 2-3 раза в неделю, но иногда нам приходилось наполнять собой сцену.

В апреле 88 года нас ожидал день рождения В.И. Ленина, который наше школьное руководство решило отметить большим концертом в ДК. Там были песни, пляски, миниспектакли, викторина по фактам жизни Ленина, соревнование на быстрый сбор шалаша и т.д. Мне наказали найти, выучить и качественно рассказать со сцены какое-нибудь малоизвестное стихотворение о Ленине, потому что обычный их набор всем уже немного надоел. Я подошел к этому делу ответственно, взял в школьной библиотеке сборник стихотворений о Ленине и дома по вечерам читал его вслух маме, пытаясь понять по ее реакции, какое из них она знает меньше всего. Будучи главврачом поселковой больницы, по вечерам мама обычно не приходила, а еле приползала домой, мы ужинали и под мое чтение стихов она стремительно засыпала, поэтому задача выбора стихотворения решалась с большим трудом. Через несколько дней, когда сборник был прочитан, я определился. Это был короткий, но яркий и эмоциональный стих туркменского писателя Берды Кербабаева, который хотелось не просто читать, а именно декламировать, с выражением и революционной силой.

В день выступления за кулисами было полно школьников, которые что-то доучивали, переодевались в костюмы для выступления, таскали охапки веток для конкурса на самый быстрый шалаш и всячески суетились. По замыслу учителей в роли конферансье выступала маленькая девочка-четвероклашка с косичками. Чтобы она ничего не перепутала, у нее был листочек с названиями выступлений. ДК у нас был большой, в зале собралось человек 150-200, от руководства экспедиций до буровиков, водителей, продавщиц и всех-всех-всех. Многие из них были родителями выступавших. Все угомонились, представительный начальник геолого-разведочной экспедиции произнес речь о Ленине и его роли в нашей жизни – и пошла программа школьников. Девочка-конферансье успешно преодолела первую страницу списка выступлений, прошли танцы и прочие подвижные выступления, началась пора стихотворений. Их было три или четыре, я был вторым (имена детей немного изменены).
Конферансье, тонким голоском: «Выступает ученица 7 класса Оля Печенкина со стихотворением Александра Твардовского «Ленин и печник»!
Оля бодро и быстро отбарабанила довольно длинный стих про Ленина и печника.
Конферансье: «Выступает ученик 6 класса Петя Сидоров со стихотворением …». Длинная пауза, во время которой девочка молча вглядывалась в свою бумажку. Зал застыл в ожидании. Потом тише и как-то неуверенно-вопросительно со сцены послышалось: «Берды Кердымбаева… нет… Берды Керды… не, не так… Керды Бермамаева… да ну нет! Бер-ды Кер-ба-ма-ма… не-не-не! Бер-кер-ман-ды… нет!». Пауза. В зале звенящая тишина. Учительница быстро подошла к девочке и ласково сказала: «Ничего страшного, не волнуйся! Давай вместе прочтем». Почти хором они по бумажке начали читать: «Выступает ученик 6 класса Петя Сидоров со стихотворением … Берды Кермамбаева (голосом учительницы) Керды Бердамбыева (голосом девочки)».
Стоя недалеко от края сцены за кулисами и готовясь выйти, как только меня объявят, я видел лица людей в зале. Они были напряжены и еле сдерживались, чтобы не захохотать, уже слышны были всхлипы и всхрюки, хотя народ еще держался. При этом, наверное, из всего зала только моя мама, которая сидела во втором ряду, знала, как правильно могло звучать имя автора, хотя и это не факт. Учительница: «Ничего, давай еще раз попробуем!». Тут девочка-конферансье не выдержала и расплакалась: «Не буду я пробовать! У меня уже скулы свело эту керду произносить, я из-за него язык прикусила!», после чего бросила листок и убежала со сцены. Напряжение в зале достигло топорной плотности, красные физии руководства в первых рядах освещали сцену. Учительница наша оказалась молодцом: «Прошу прощения за небольшую заминку, Петя сам объявит свое стихотворение!», после чего выпихнула на сцену меня. Я подошел к микрофону и парадным голосом начал: «Стихотворение туркменского поэта Берды Кердыбаева «О Ленине»! Тут я в ужасе понял, что переврал фамилию! Набрался смелости: «Извините! Стихотворение туркменского поэта Керды Бекдамбаева «О Ленине»! Черт, опять неправильно... Я замолчал, пытаясь вспомнить фамилию. И тут откуда-то с галерки раздался крик: «Да ладно тебе, пацан, рассказывай уже, все равно никто не знает, как его правильно зовут!». И вот тут зал взорвался. Первые ряды с начальством еще как-то сдерживались, опустив головы и трясясь, но остальной зал выл в голос! Я смотрел на маму, которая вытирала слезы от смеха, и мне было стыдно, что я у нее такой тупой и не могу фамилию человека запомнить. Ко мне подошла учительница, и, желая исправить ситуацию, наклонилась и сказала в микрофон: «Друзья! Петя Сидоров прочтет стихотворение «О Ленине» одного из наших малоизвестных туркменских поэтов, имя которого знакомо всей стране!». Зал с такой логикой не согласился и зашумел сильнее. Я начал с выражением читать:
- Вождям от бронзового века ведется счет до наших дней!
Но не родилось человека потомству ближе и родней!
Однако меня никто не слышал. Первые ряды, наконец, прорвало и они хохотали в голос. Из задних рядов доносились выкрики «Берды!», «Керды!», «Кердык бердык…» и прочие возможные комбинации. Я возвысил голос и почти орал в микрофон, чтобы донести до этих безумствующих людей стихи поэта:
- Чем он, кто расовым различьям и расстояньям вопреки,
из уст в уста рабочим кликом соединил материки!.
Микрофон был хороший, народ начал прислушиваться.
- И тем велик Владимир Ленин, что как его не возвеличь,
он прост, и правдою нетленен, и он всегда с людьми, …
Тут голос от крика у меня сорвался, но зал вдруг хором поддержал меня: «ИЛЬИЧ!», и выдал такой шквал аплодисментов, что я от неожиданности чуть микрофон не проглотил. После этого был объявлен перерыв, чтобы народ успокоился. Все, наоборот, вскочили, смеялись, кричали «Ильич!». Кто-то взбежал на сцену, поднял валявшийся там листок с программой и в микрофон закричал: «Товарищи! Это были стихи БЕРДЫ КЕРБАБАЕВА! Запомните, БЕРДЫ КЕРБАБАЕВА!». После этого зал накрыло новой волной хохота и слышались крики «Ильич! Кербабаев!». Дальнейшую программу устроители свернули и все дружной толпой повалили в «Метелицу» напротив.

Я вернулся домой, где поздно вечером меня нашла веселая мама, вернувшаяся с праздника. Вместо того, чтобы упрекнуть меня в незнании простых туркменских фамилий, она обняла меня и сказала: «Все говорят, что это был лучший день рождения Ленина за последние годы! В «Метелице» все до ночи пытались вспомнить, как зовут автора и чуть не подрались! Я пойду на работу, потому что праздник еще не кончился и наверняка нам кого-нибудь привезут, а ты ложись спать». На пороге она обернулась и спросила: «Скажи медленно, как его зовут? Мне же всех лечить придется, спрашивать будут!».
История эта то ли про глупость, то ли про подлость, то ли про веру в сказочки.

Жили были учёные. Занимались наукой о теле человека, о его здоровье, о защите от смертельных болезней. На мировом уровне занимались, печатались в лучших журналах, приглашались на мировые конгрессы причём основными докладчиками. В свете последних событий получили они приглашение на очередной мировой конгресс. Все как всегда. Единственное отличие, на этот раз им предложили самим оплатить организационные взносы. А как, если прямые переводы валютой закрыты. Ничего, придумали, заплатили. Организаторы присылают подтверждение, да, деньги получены и оргвзнос и гостиница. Единственное но: организаторы конгресса самих докладчиков не ждут, а их перечисленные деньги используют на поддержку якобы Украины. Мягко говоря, англосаксонские организаторы тупо стырили чужие деньги под предлогом войны. Вот и подумай, то ли ты дурак, если веришь англосаксам, то ли они подлецы, то ли все идиоты.
Это только у меня муж такой или и у других такие же персонажи есть?
Привычка, которая меня выбешивает в ноль.
Заходит на кухню, где я готовлю, присаживается, берёт сигарету, говорит:
- Я вот подумал...
После чего подкуривает, затягивается, думает, выдыхает дым, смотрит, куда он направляется...
Я швыряю мочалку в мойку:
- Блять, ты можешь наконец сказать, что ты подумал?!!
Он встаёт:
- Ты меня сбила.
И уходит на балкон.
За это он когда-то давно даже получил по голове фолиантом "Книга о вкусной и здоровой пище. Наркомпищепром СССР домашней хозяйке".
Не помогло.
Главное, потом, как покурит на балконе, зайдёт - спрашиваю: что ты там подумал?
Не скажу, говорит, я во-первых обиделся, а во-вторых забыл.
4
Реальное объявление в газете. Просто супер.
"УДИВИ ВСЕХ! ПОХУДЕЙ НА 100 ПРОЦЕНТОВ!".
М-да...
Те, кто учился в школе, наверняка смутно припоминают, что есть такая страна — Суринам. А самые продвинутые наверняка слышали, что в свое время его колонизировали англичане, а потом не глядя поменялись с голландцами на целый Новый Амстердам (ныне Нью-Йорк – только настоящий, а не тот, что на Украине). Голландцы же, как это подобает цивилизованным европейским колонистам, начали в новообретенных владениях ураганить и всячески угнетать местных жителей на сахарных плантациях, чем развлекались аж триста лет. И до того сильно угнетали, что суринамцы помнят эту историю до сих пор.

Времена, однако, меняются, и прежним колонистам иногда становится неловко за то, что они творили на заморских территориях в погоне за наживой. И вот мэр — точнее мэрша — Амстердама (старого, который в Нидерландах) Фемке Халсема направляется в Суринам, чтобы извиниться за поведение предков. Дело, безусловно, похвальное. Но суринамцы почему-то недовольны: извинения извинениями, говорят, но они ничего не стоят без программы восстановления. То есть цинично намекают на то, что у извинений должно быть конкретное монетарное выражение.

«Деньги? Какие деньги? — изумленно спросила госпожа Халсема. — Но мы же извинились! Причем первыми из всех городов нашей страны! И мне очень важно сделать это, стоя именно на суринамской земле. Мы же даже музей рабства построили — вам бы радоваться, а вы возмущаетесь! Ну да, Амстердам богател за счет суринамской колонии. Но современные жители Амстердама не виноватые же! Мы же от чистого сердца! А вы про деньги какие-то. Фу такими жадными быть».

Суринамцы расстроились и в ответ потребовали, чтобы Халсема посетила местные посвященные рабству мероприятия. Но не просто так, а с цепью на руке – чтобы, значицца, ощутила весь кошмар плантаторского угнетения. Та согласилась, но потом пожаловалась: «Как-то неловко белой голландке переживать рабский опыт в игровой форме. Устроили тут диснейфикацию трагедии, понимаешь».

Не понравилось ей такое рабство. Надо было, видимо, к дереву привязать на неделю и каждый день утром и вечером палками бить. Или они в этой своей Голландии привыкли к другому рабству?
Курьезы американской жизни: в Кремниевой Долине: женщина вьетнамского происхождения вошла в кафе «Старбакс» и заорала на мэнеджера-индуса: «Убирайся обратно в свою Мексику!» Арестовали же ее за то что поззже она поцарапала реальную мексиканку снимающую все это на телефон. Реальный случай произошедший в мае этого года.
Немного истории: в 1999 году в результате демократических выборов к власти в Австрии пришла Партия Свободы, чью идеологию европейцы характеризовали как «нео-нацистскую». 14 стран Евросоюза ввели санкции против Австрии пытаясь заставить страну изменить результат свободных демократических выборов. Это сработало - глава австрийской Партии Свободы подал в отставку.
В 2014 в результате вооруженного переворота в Парламент Украины вошла партия Правый Сектор, идеологию которой европейские и американские политики считают нео-нацистской. Несмотря на то что партия не входит в правительство, она оказывает большое влияние на политику Украины, часто применяя насилие. Никаких санкций по отношению к Украине не вводил ни Евросоюз ни США.
А все потому, что не важно, нео-нацист ты или нет - важно против России ли ты!
Кажется, из Довлатова эпизод: сидели литераторы у заезжего мэтра в люксе гостиницы "Интурист". Мэтр послал молодого в холодильник за пивом. Молодой пива в холодильнике не нашёл. Пришлось мэтру лично встать и собственноручно принести пиво. "Откуда???" - потрясённо спросил молодой; ну не было у тогдашних советских холодильников полочек изнутри дверцы! непредставимо. А в интуристовском люксе стоял финский Rosenlew.
К чему оно вспомнилось... Купил себе на днях новый холодильник. Доставщики сделали скидку, забрав в обмен сломанный агрегат. Вынимая из него продукты, я забыл в дверце 3 поллитровых банки пива. С утра привычно полез за опохмелом - а нэту!
Последняя роковая любовь купца Елисеева

Их брак, скорее всего, служил взаимовыгодной сделкой для обоих семейств. Купцы Елисеевы породнились с купцами Дурдиными.
Венчание состоялось в 1884 году. Молодожены были очень милы. Григорий Григоревич Елисеев, изящный блондин с безупречной осанкой и щегольскими усиками, был хорошо образован. Его отец не поскупился на прекрасное образование наследника за границей, где тот изучал коммерцию и виноделие.
Невеста, Мария Андреевна, дочь купца Андрея Иванович Дурдина, короля пивоваренных заводов, красотой не блистала, но была девушкой интересной, рассудительной и смекалистой. Они были ровесниками. Брак привел к слиянию капиталов, обретению новых связей и обещал быть удачным. Это было понадежней всяких любовей и пылких чувств.
Мария Андреевна обладала коммерческой жилкой, интересовалась делами мужа, в которых проявила себя как полноправный партнер. Через год после свадьбы родился первенец, названный в честь отца Григорием.
Дела Григория Григорьевича Елисеева шли в гору. Он организовал и возглавил Торговое товарищество "Братья Елисеевы" и навсегда вошел в историю как создатель известного магазина "Елисеевский", куда самые известные люди того времени приходили за покупками. Мария Андреевна стала одной из основных пайщиц Торгового товарищества "Братья Елисеевы", она бесконечно доверяла мужу.
Именно Григорий Григорьевич вывел беспроигрышную формулу успешных торговых комплексов: на первом этаже - супермаркет, на втором - зона кафе и ресторанчиков, на третьем - многозальный театр или синематограф. Открытие состоялось такого комплекса в 1906 году.
Очень скоро елисеевские магазины в Москве, Петербурге, а затем и в Киеве сделались самыми знаменитыми в России. Его империя разрасталась - открывались новые магазины.
Елисеев стал автором идеи продовольственных бутиков. Изобилие и роскошь "Елисеевского" со швейцарами на входе привело к тому, что господа сами стали ездить за покупками, а не посылать кухарок в храм чревоугодия.
Высятся пирамиды диковинных фруктов, отливают перламутром глубоководные морские обитатели, бочонки с икрой, вестфальские окорока, сыры, нежнейшая спаржа, трюфеля, нескончаемые ряды бутылок с винами. О качестве продуктов ходили легенды: все свежайшее, первосортное.
Предприниматель пользовался уважением и был удачлив в делах. Продавцов набирали как на подбор: солидные, предупредительные, помнившие всех клиентов по имени-отчеству, знавшие вкусы покупателей.
К служащим Елисеев относился как к родным: бывал у них на крестинах детей и свадьбах, лично вручал подарки к праздникам и премии, кормил бесплатно обедом на службе. Для вышедших на пенсию бывших работников был организован дом для проживания.
В семье тоже все было гладко. Наследники у Григория Григорьевича рождались почти каждый год и всего Мария произвела на свет семерых сыновей и дочь. Двое из мальчиков умерли в младенчестве.
Мария Андреевна со временем стала терять женскую привлекательность: раздалась вширь и перестала следить за собой. Взаимная привязанность ушла из их отношений с мужем.
В 1910 году Григорий Елисеев "За особые заслуги перед Отечеством и преуспеяния отечественной промышленности" получил потомственное дворянство. Григорий Григорьевич к пятидесяти годам был молодцеват и хорош собою. И вскоре он встретил женщину, которая стала смыслом его жизни...
Елисеев увлекся молодой дамой, женой купца 2-й гильдии Верой Федоровной Васильевой, которая была почти на двадцать лет моложе. Говорили, что на петербургском балу в честь 100-летия фирмы Григорий Григорьевич познакомился с очаровательной Верой, супругой питерского ювелира Васильева, и влюбился в нее безумно. Таких очаровательных женщин он не встречал!
Оба знали, что это не влюбленность, а серьезное и глубокое чувство с обеих сторон. И чувства взяли верх над долгом. Они встречались тайно около полугода. Оба переживали, кляли себя, но отказаться от встреч не могли.
Тогда Григорий Григорьевич решился просить развода у Марии Андреевны, обещая всяческую помощь и щедрые отступные: "Нам надо развестись. Я люблю эту женщину и ничего не могу с собой поделать..."
Мудрая Мария всегда снисходительно относилась к увлечениям мужа на стороне актрисами и прочими дамами полусвета, потому точно знала, что из семьи он не уйдет никогда.
И вот теперь Мария Андреевна напомнила мужу о долге, семье и решительно потребовала, чтобы муж прекратил "порочащую связь с замужней дамой", на что неожиданно получила твердый отказ. Оба стояли насмерть.
Возмущенная Мария Андреевна побелевшими губами прошелестела: "Не бывать этому! Ты должен прекратить эту позорную связь немедленно. А развод ты получишь только через мой труп..."
Обо всем узнал обманутый муж Веры и начал бракоразводный процесс. В доме Елисеевых участились душераздирающие скандалы. Самым странным для Григория Григорьевича стала реакция взрослых сыновей, обожавших и боготворивших отца: и Григорий, и Сергей, и Николай, и Александр, и Петр, - решительно встали на сторону матери.
Разозлившись, Григорий Григорьевич лишил их денежного содержания. Мария Андреевна сделала ответный ход, сняв со счетов семейного предприятия собственный капитал и отдав его на сохранение родному брату Григория Григорьевича - Александру Григорьевичу Елисееву.
Дело дошло до суда между братьями и отвратительного, публичного скандала. Григорий Григорьевич проиграл суд. Мария Андреевна все-таки исполнила свою угрозу: попыталась утопиться в Неве, бросившись с моста, но ее спасли. На разлюбившего мужа, переживавшего бурный роман с молодой красавицей, это происшествие никакого действия не возымело.
Мария Андреевна предпринимает вторую попытку уйти из жизни: вскрывает вены. Ее опять спасают и помещают в специальную комнату с обитыми тканями "мягкими" стенами, убрав опасные и режущие предметы. 1 октября 1914 года она с третьей попытки смогла свести счеты с жизнью, использовав полотенце, на котором повесилась.
Сыновья похоронили мать в семейном склепе Елисеевых в Казанской церкви. Григорий Григорьевич на похоронах не присутствовал, венка от себя не посылал. 26 октября того же года, когда не прошло и месяца после похорон, он обвенчался с Верой Федоровной Васильевой. Жениху было пятьдесят, невесте тридцать один год.
Дети в отместку отказались и от наследства, и от пожалованного отцу дворянства. Поскольку сыновья отвернулись от Елисеева, одна надежда была на четырнадцатилетнюю младшую дочь Машу. Григорий Григорьевич поселился отдельно на Биржевой линии с молодой женой и несовершеннолетней дочкой от первого брака. К Маше, угрожавшей сбежать к братьям, он приставил охрану.
Но дерзкая девчонка все равно умудрилась убежать (наверняка при помощи братьев). Однажды Маша с телохранителями ехала в карете и на полной скорости в экипаж влетел лихач. Охранники бросились выяснять отношения, а девочка, воспользовавшись замешательством, сбежала и наотрез отказалась возвращаться к отцу. Попытки вернуть Машу через суд успехом не увенчались, несмотря на возможности и деньги всесильного Елисеева. Маша ответила: "К отцу ни за что не вернусь, останусь с братьями!"
С тех пор у Елисеева наступила черная полоса: дело всей его жизни не приносило удовольствия, молодая жена не радовала. Он, заглушая тоску, стал прикладываться к бутылке. Работа его не интересовала. После Октябрьского переворота в 1918 году у Елисеева отобрали все имущество...
Григорий Григорьевич и Вера Федоровна покинули Россию и обосновались во Франции, практически ничего не взяв из ценностей.
Но на скромную жизнь в Париже хватало средств из зарубежных банков, где были размещены капиталы Елисеева. Общих детей у них с Верой не было, а с собственными детьми ему так и не удалось наладить отношения.
Дети не могли простить отцу даже не то, что он изменил их матери с другой, а нарушенное "честное купеческое слово", которое он дал, прося руки Марии Андреевны Дурдиной перед вступлением в законный брак. Григорий Григорьевич на склоне жизни не жаловался: что поделать, он сам воспитал детей такими... Они выросли они абсолютно чужими, не понятными ему людьми.
Во Франции Елисеев занимался садоводством, Вера Федоровна увлеклась живописью. До него доходили слухи о детях. На его письма никто из них не отвечал. Григорий Григорьевич купил имение в округе Понтуаз и дожил до 84 лет. Умер он в старости, пережив свою молодую жену, абсолютно одиноким.
P.S. Дети, рассорившиеся с отцом, к семейному делу никакого отношения не имели, и выбрали для себя совершенно иные профессии.

Сын Сергей,1889 года рождения, востоковед по образованию, выбрался из России в 1920 году - через Финляндию перебрался во Францию, преподавал в Сорбонне китайский, корейский, японский.
Сын Николай, 1890 года рождения, уехал с первой волной эмиграции и работал в Париже адвокатом.
Третий из сыновей, Александр, 1892 года рождения, стал инженером - он остался в Ленинграде и дожил до 1953 года.
Трагичнее всех сложилась судьба старшего, Григория, и младшего - Петра. Они тоже остались на родине.
Григорий, 1885 года рождения, окончив Военно-медицинскую академию, избрал хирургию, работал врачом в больнице им. Урицкого и больнице "В память 25 Октября", в 1937 году был арестован, а через год расстрелян.
Сын Петр, 1894 года рождения, был арестован и осужден по статьям 58-10 и 58-11 (контрреволюционная деятельность и агитация). Расстрелян примерно в 1935 году.
У дочери Марии был жених штабс-капитан Г. Н. Андреев-Твердов (они даже они успели пожениться ), но в 1918 году он был арестован в Петербурге и вместе с другими был помещен на баржу, которую затопили. Маша прожила долгую жизнь со вторым мужем и скончалась в Москве в 1997 году.
Мария Григорьевна жила в Москве в коммунальной квартире, одно время работала водителем. В конце шестидесятых годов ее даже выпустили один раз съездить к брату Николаю в Париж.
Сегодня потомки Елисеевых проживают в России, Швейцарии, Франции, США.
ВОТ МОЯ МЕЧТА НА ЧЬЕЙ НИБУДЬ ЛЫСИНЕ УБИТЬ КЛОПА
Смачно так щелчком. Да вот только клопов не найти вместе с коммунистами видно ушли в оппозицию. Или диванов советских уже не осталось. А вот лысин всё больше и больше. И вообще то жизнь становится какой то лысой. Народ в дебильник уставился и ничего не видит. Что там вокруг делается ? Нет никому никакого дела.
Вот яркий пример
В метро детёныш в коляске с телефоном тычет туда пальцем .Пришло время выходить мамаша забирает у дитя телефон раздаётся такой вопль как будто конец света начался .Мамаша скорее суёт ему назад телефон и всё успокаивается. Или вот длинный очкарик по перрону несётся куда то и смотрит в телефон а на пути как раз толстая тётка и вот он в неё врезается . Вопли ругань очкарик телефон уронил тётка сумку народ вокруг на них свои дебильники наставил ...снимают. Мир явно катится к закату а тут ещё оспа обезьянья объявилась бедные гомики проруха на них а раз на них то и на нас навсех .Что будет что будет
Прошу извинить меня за собственный анекдот про то, что платное лечение приводит к похудению, так как не остаётся денег на еду. Было дело: навязанное жуликами платное лечение у гражданки привело к набору веса, в результате лечения почти не осталось денег на мясо, поглощала блины и пончики собственной выпечки.
Два объектно-ориентированных дятла-гения. Совокупный IQ за 300. Боги статистики, снизошедшие на грешную землю. Открывают рты - заслушаешься: алгоритмы-шмалгоритмы, машин лёрнинг-хуёрнинг, фильтры кальмана-хуяльмана ...

Один гений второму базу нерабочую скинул и не подтвердил, что все открылось; второй получил базу, увидел, что она не открывается и целую неделю молчал.

Самый смешной анекдот за 30.06:
Госдума объединила законы "О валежнике" и "О навозе" в единый закон "О строительстве".
Рейтинг@Mail.ru