Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

История №1149117

ОБЕЩАНИЕ АРШАЛУЙС

(К 75-летию Победы)

По одной из трасс, ведущих к Черноморскому побережью Краснодарского края, за Горячим Ключом есть неприметный поворот, ведущий в горы. За поворотом два села: Безымянное и Фанагорийское, за селами несколько бродов через реку, а за ними простирается гора Нависла. Именно здесь был остановлен прорыв гитлеровцев к морским портам.

До войны у подножия этой горы жила семья Аршалуйс Ханжиян. Сегодня нас тут встречает ее племянница Галина Ханжиян, невысокая женщина средних лет.

Аршалуйс Кеворковна Ханжиян в годы Великой Отечественной войны дала смертельно раненным солдатам клятву никогда не оставлять их могилы. После её смерти племянница продолжила её дело и вот уже 25 лет соблюдает обет и обещает сделать всё, чтобы традиция продолжилась и в следующих поколениях их семьи.

«У родителей Аршалуйс было 12 детей: шесть девочек и шесть мальчиков, она была четвертая по старшинству и старшая среди тёток, воспитала всех нас, а потом присматривала и за нашими детьми. Когда Аршалуйс сильно заболела, я дала ей клятву, что останусь вместо неё ухаживать за могилами умерших солдат. Есть у меня средний внук Адам, любознательный, часто здесь со мной бывает, помогает проводить экскурсии. А младшая внучка Маруся часто подходит к памятнику Аршалуйс, обнимает и говорит: "Я бабушку люблю!" Я спрашиваю у неё: "Останешься здесь вместо меня?" И она отвечает утвердительно», – рассказывает Галина Ханжиян.

Со времён Великой Отечественной войны в Поднависле, название которой получил и мемориальный комплекс, появившийся здесь после перестройки, много что изменилось, но не уклад жизни.

Галина живёт в том самом довоенном доме, где жила её тетя, освещает его теми же керосиновыми лампами, черпает воду из колодца и держит своё хозяйство: коров, овец, кур. Коммниукации сюда прокладывать ей не по карману.

С 1998 года Галина — смотрительница мемориального комплекса "Поднависла". Сюда приходят пешие любители активного отдыха, приезжает молодежь и курсанты военных учебных заведений. Увидеть мемориальный комплекс может любой желающий.

Галина встречает гостей, сидя на лавочке во дворе, — радушно, но не навязчиво. О тех, кто похоронен в братских могилах в Поднависле, и о своей тёте Аршалуйс рассказывает только тем, кто сам проявит заинтересованность.

Радушная женщина обязательно предлагает гостям угощение — горный мёд и маринованные грибы, собранные в окрестностях.

НИ ШАГУ НАЗАД

Приказ Сталина по войскам Красной Армии "Ни шагу назад" был издан в июне 1942 года. 9 сентября 1943 года началась тяжелейшая 30-дневная Новороссийско-Таманская операция, одна из ключевых в битве за Кавказ, после чего немецкие войска и были вытеснены с Кавказа.

Попытки захвата стратегически важных портов Краснодарского края немцы предпринимали и раньше, их наступательные операции шли параллельно по разным фронтам. Осенью 1942 года одна из линий обороны проходила в окрестностях Горячего Ключа, здесь воевали 56-я армия, в которую входили 30-я иркутская дивизия, 26-й пограничный полк НКВД, 89-я армянская стрелковая дивизия, которая потом стал Таманской, 76-я морская бригада.

Немецкие войска действовали диверсионными группами, кровопролитные позиционные бои вели горно-стрелковые отряды, и им удавалось прорывать линии обороны на некоторых фронтах. Но в окрестностях Горячего Ключа советские солдаты смогли выстоять в решающих боях за выходы к Чёрному морю и не дать противнику прорваться.

«С 1931 по 1982 год здесь был армянский район, стояли шесть домов, за речкой столько же, в каждой семье от пяти до 12 детей, Аршалуйс не ходила ни в русскую, ни в армянскую школу, была самоучкой. Во время войны ей было 28 лет. Когда немцы заняли Краснодар, местные жители начали прятаться в лесах, дедушка сделал блиндаж в глухом месте, где росли огромные 60 метровые пихты, и увёл туда семью, ночью разводили небольшой костер, чтобы греться. Шёл 1942 год, осень", — вспоминает рассказы родных Галина Ханжиян.

Двое братьев Аршалуйс ушли на фронт, один из них пропал без вести, на второго позже пришла похоронка. В районе действовали три партизанских отряда, в которых воевали мужчины семьи Ханжиян. Хорошо зная окрестности, они переводили людей за линию фронта, а также занимались хранением боеприпасов, выполняли разведывательные и другие задания, которые поступали из штаба 26-го полка.

«Однажды Аршалуйс вместе со своим отцом Кеворком вернулись к дому, где оборудовали санчасть, солдат оперировали прямо в домах. В это время на поляну возле дома привезли раненых из Фанагорийского, положили их на землю и поехали за другими. Аршалуйс увидела, что раненые лежат прямо под дождём, попросила отца помочь занести их в дом. Сварила мамалыгу, накормила, ухаживала за ними до прихода врачей».

Когда в Фанагорийском началось наступление, большую часть врачей передислоцировали в полевой госпиталь, в районе горы Навислы остались военврач Вера Семёновна Дубровская, невысокая девушка, которой тогда было около 20 лет, санитар Исаев и сын полка Вячеслав. В день привозили от 100 до 300 раненных, оставшиеся медики не справлялись.

«Отец Аршалуйс однажды по дороге в штаб за заданием зашёл к врачам и сказал Вере Семеновне: "Маленький доктор, я пойду в лес, приведу тебе своих дочерей" — и привёл Аршалуйс, Пранзык и двух невесток. Женщины готовили еду, пекли хлеб, ходили по лесу, собирали у людей перевязочный материал. Аршалуйс сильная была, выше меня на голову, могла взять телёнка и перекинуть через забор, раненых поднимала, перевязывала, при операциях держала их», — рассказывает Галина.

КЛЯТВА

В те годы река, протекающая в этом районе, сильно петляла, раненых от линии фронта везли на телегах через 12 бродов. Умерших складывали прямо на земле. Чтобы предать тела земле, солдаты, двигающиеся к линии фронта, делали остановки и выкапывали траншеи глубиной около четырёх метров, которые становились своего рода братскими могилами. Но в условиях ожесточённых боёв похоронить удавалось не всех.

«Многие тяжело раненые солдаты, которых везли сюда на телегах, чувствовали, что скоро умрут, видели по дороге непохороненные останки погибших бойцов. Аршалуйс они называли Шура и просили: "Шура, мы умрём, никто не будет знать, где мы похоронены, никто не придёт, ничем нашу могилку не отметит, ни цветов не поставит, все о нас забудут". Тогда Аршалуйс и дала свою клятву умирающим солдатам, что она останется здесь и будет ухаживать за могилами», — рассказала Галина Николаевна.

Женщина вспоминает, как, будучи детьми и слушая тетины рассказы, они особенно боялись наступать на то или иное место на земле, потому что не хотели потревожить покой солдата, который может быть там захоронен. Облагораживать захоронения начали в 70-е годы, 9 мая 1970 года в Поднависле установили первую памятную плиту.

Уже повзрослев, в 1995 году Галина Николаевна стала очевидицей встречи Аршалуйс и одного из выживших в тех жестоких боях солдат.

«Его звали Николай Соловей. Тётя рассказывала: ему ногу отняли по колено, он лежит молодой и плачет. Аршалуйс подошла к нему и говорит: "Микола, ты в школу ходил, иди дальше учиться, не все же должны трактористами быть и землю пахать, ты будешь жить и с одной ногой, и семья у тебя будет. Как тебе не стыдно, ты же мужчина, а духом упал!" После войны он выучился на бухгалтера, стал банковским работником, протез ему сделали, обзавелся семьей, детьми. Он приехал сюда к ней в 1995 году в апреле с красными пионами», — вспоминает женщина.

Через много лет после войны памятное место едва не исчезло с лица земли.

«В 80-е годы кому-то из работников крайисполкома понравилось это место, решили построить дом, речку перекрыть, место затопить и плавать на лодках, рыбу ловить. Аршалуйс квартиру в городе предложили, но она отказалась, тогда пригнали тракторы, стали заборы сносить, подумали: что бабка старая может сделать?! Она вышла с ружьём, стреляла вверх, потом в трактор, водитель вышел, сказал, что его начальство послало. «Ты парень молодой, я тебя трогать не буду, скажи своим начальникам: здесь солдаты спят, братские могилы», — Галина Николаевна и сейчас волнуется, вспоминая те события.

В 70 лет Аршалуйс ослепла на один глаз, через 12 лет перестал видеть и второй. Много лет за ней ухаживала мама Галины Николаевны, но и она с годами заболела. Так и получилось, что Галина Николаевна с двумя детьми переехала в Поднавислу ухаживать за тётей.

В 1996 году Аршалуйс сделали операцию на глазах, но потом она застудилась, у неё развился рак легких. В 1998 году женщины не стало.

За год до смерти ЮНЕСКО признала Аршалуйс Кеворковну Ханжиян "Женщиной 1997 года" в номинации "Жизнь — судьба".

ПРОДОЛЖАТЬ ДЕЛО

«Вначале было очень тяжело, люди поддержали, были 90-е годы, денег совсем не было», — вспоминает Галина о том, как приняла "пост" тёти.

Первый памятник в Поднависле был установлен в январе 1983 года, к 40-летию освобождения Горячего Ключа от фашистов, в 1998 году здесь появилась армянская христианская часовня Святой Крест, 22 июня 2000-го здесь официально открыли мемориальный комплекс, в 2002 году построили православную часовню имени Дмитрия Солунского. Здесь же похоронена и сама Аршалуйс. В 2015 году в Горячем Ключе возле Вечного огня установили памятник в её честь, в Поднависле памятник Аршалуйс появился через год — 22 июня 2016 года.

В Поднависле захоронены по разным данным от тысячи до двух тысяч солдат 89-го армянского полка, 30-й Иркутской дивизии, 26-го пограничного полка НКВД и 76-й морской бригады. Поисковые работы в последние годы ведутся всё активнее, каждый год производятся дозахоронения, а всё новые и новые бойцы снова обретают свои имена.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ...
+566
Статистика голосований по странам
  • Вконтакте
  • Facebook

Общий рейтинг комментаторов
Рейтинг стоп-листов

Рейтинг@Mail.ru