Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Поиск по автору:

Образец длиной до 50 знаков ищется в начале имени, если не найден - в середине.
Если найден ровно один автор - выводятся его анекдоты, истории и т.д.
Если больше 100 - первые 100 и список возможных следующих букв (регистр букв учитывается).
Рассказчик: Kukalyakin
По убыванию: %, гг., S ;   По возрастанию: %, гг., S
1

14.11.2016 / Новые истории - основной выпуск

Иногда, когда мне в очередной раз пригождается английский язык — ну там, заказать еще два пива или написать с утра сонет, — так и подмывает высказаться в стиле «Как же классно, что я когда-то выучил английский! Ах, какой я молодец! Одно из самых умных решений в моей жизни!». Хотя, если честно, никаким решением это не было. Да что там, по правде это было просто стечением случайных, где-то даже идиотских обстоятельств.

В начальной школе нас травили Историями Про Супер Правильных Ребят. Эти невероятные, супер-успешные Ребята усердно учились, усердно работали и усердно умирали за Родину. Все эти пионеры и хлеборобы были сверх-дисциплинированы, сверх-мотивированы и сверх-преданы. Особенно меня бесили вот эти хлеборобы. На них с особым трагизмом налегала почему-то учительница в начальной школе; я сначала был полностью уверен, что они вроде рабов или каторжников — под палящим солнцем и шквальным ветром пашут землю, сеют и жнут, стоически противостоят всем опасностям, а в конце ложатся на землю и, накрывшись сеном и граблями, испускают дух с крайне одухотворенными лицами. Потому что хлеборобы — это Правильные Ребята, а мы все — чмошники неблагодарные, едим хлеб и о них не думаем. А ведь надо! Надо думать!

А ещё несказанно раздражал Главный Супер Правильный Парень — Ленин. Уу, этот Ленин особенно бесил тем, как он учился. Он, например, решил выучить всю программу университета за 5 лет. Сделал себе стол в липовой роще (буржуазненько!) и начал сильно учиться. Учился-учился, потом плавал в некоем опасном пруду, как лысый карась с бородой, потом отдыхал, потом снова учился-учился-преучился. «Как это ты так учишься?» — спрашивали у него какие-то простые глупые людишки. А он хитро прищуривался и мудро отвечал — а пошли вы, я же Ленин! Ну, или как-то так.

Все эти рассказы были слишком правильны, скучны и без какого-либо намека на божью искру. Хотелось читать про Карлсона, трех Сыщиков, братьев Харди и Печенюшкина, а про сверх-мотивированного лысого карася с бородой совсем не хотелось. Наверное, поэтому я им не проникся и не стал в итоге сверх-мотивированным. Поэтому и историей в стиле «Я осознал своё будущее, сверхдисциплинировался и все выучил» похвастать не смогу.

Вот конкретно с английским мне просто повезло. Совершенно случайно в школе, куда меня перевели после третьего класса, был углубленный английский, а я едва знал алфавит и мог посчитать от 1 до 10. Родители наняли репетитора (прекрасного, надо сказать) и за три месяца в меня впихнули программу за три года. Первого сентября я пришел в новую школу слегка зеленоватый, неправильные глаголы неправильно торчали у меня из ушей, под крышкой черепа пузырились презент индефинит и паст перфект, а в глазах неопределённо застыли артикли. Но худо-бедно на уровне своих новых углубленных одноклассников я изъяснялся. К окончанию 11-го класса я разговаривал ровно на столько, чтобы получать хорошие оценки и сдать экзамен. Не больше того.

Основной инсайт в изучении иностранных языков такой: что если тебе что-то по-настоящему не нужно, то хрен себя заставишь это делать. Если ты не знаешь, зачем именно тебе изучать язык, если причина описывается в стиле «нуу, как-нибудь пригодится в жизни», то мозг будет усиленно сопротивляться процессу. Любая, даже самая крутая программа обучения, будет неэффективна. Конечно, репетиторы в раннем детстве бывают полезны, но потом такие бесхитростные, как сельская дискотека, трюки уже не работают. Это как книги по мотивации — сколько бы не прочитал, все сводится к одному: ты либо хочешь, либо нет. И вообще, самые мотивированные люди — это либо маньяки, либо Ленин.

Мне нужна была какая-то причина. Такая, чтобы дико хотелось понимать язык, учить слова, спрягать направо и налево, и даже снизойти до различий между паст перфект и паст перфект континуус (хотя это, конечно, сомнительное удовольствие в любом случае).

Я поступил в универ. Был опять прекрасный преподаватель, была юридическая лексика, Британская и Американская правовые системы и до предела углубленные одногруппники. Некоторые из них даже жили в Штатах какое-то время и шпарили похлеще преподавателя. Состязаться с ними первое время было даже интересно.

Но настоящей причины учить язык все ещё не было. Пятерки я получал и так, в моей обычной жизни все вокруг было донельзя русифицированно, а ехать учиться в другую страну путь не лежал.

На втором курсе, когда мои углублённые одногруппники уже вовсю обсуждали, чем «камрюха в новом кузове отличается от старой в лоховском», я играл в КВН, потихоньку фрилансил и залипал в компьютерные игры. И летом 2004 года хитроумные японцы из Konami выпустили Metal Gear Solid 3: Snake Eater.

Это и была она — Причина.

Игры серии MGS — это высокобюджетные шпионские боевики, где нужно тихо прокрадываться мимо врагов и всячески спасать мир. Сквозной сюжет во всех играх поражает воображение и сейчас: там мастерской рукой Хидео Кодзимы намешано вообще все, начиная от драмы, военной истории и религии и заканчивая киберпанком, пацифизмом и даже разрушением «4-й стены»: когда один из игровых злодеев говорит игроку, что приставка захвачена, предлагает сдаться и отключает джойстик. И ничего нельзя поделать, кроме как переключить джойстик в другое гнездо. Словом, игра занимает примерное такое же место в индустрии видеоигр, как, например, «Звездные войны» в индустрии кино. Ну, или «Крестный отец».

Первые две части серии прекрасно игрались на компьютере, да притом ещё были сносно переведены пиратами на русский. А вот третья вышла только на приставках. И перевода не планировалось.

Я выпросил у приятеля приставку PlayStation 2 на месяц в обмен на ящик пива и со стипендии купил диск с игрой. На дворе стоял июль, и времени впереди маячил примерно целый вагон.

Разговоров и просто текста в игре было очень много. Их было так много, что можно было, скажем, минут 20 смотреть сцену с разговорами, потом 5 минут играть, а потом 20 минут смотреть следующую сцену с разговорами. Кроме этих сцен были бесчисленные переговоры по радио, секретные документы и внутриигровая энциклопедия.

Авторы раскрывали сюжет нехотя и жадно, очень маленькими порциями, мотивация персонажей была долгое время неочевидной, на каждом шагу открывалось двойное, а то и тройное дно истории. У каждого героя за плечами была или драма, или судьба, или умысел. Или все это сразу вместе. Сценарий изобиловал твистами вперемешку с шокирующими моментами, все это было завёрнуто во вполне серьезный драматизм, приправлено уместными шутками и посыпано невероятным количеством приятных мелких деталей. И самое страшное, что все это было потрясающе, до зубовного скрежета интересно! Это были «Игра престолов», «Настоящий детектив» и Джеймс Бонд с Джейсоном Борном в одном флаконе!

И — о да, как уже догадался проницательный читатель, все это было на чистейшем, как слеза выпускницы ИнЯза, английском языке.

Впервые в жизни оказалось, что весь мой хваленый инглиш с его многочисленными углублениями никуда к черту не годится. Это было страсть как обидно! Эй, камон, стоп! Я ведь знал больше всех неправильных глаголов! Я ведь мог по-английски объяснить устройство британской судебной системы! Я знал, чем барристер отличается от атторнея! Был в состоянии пояснить про исправительные учреждения в средневековой Европе и смертную казнь в США! Я ведь мог залечить про модальные глаголы в страдательном залоге! Я ведь…

Да, все это было так. Я мог, я знал и я был в состоянии. Но при всём при этом я не мог понять сюжет какой-то сраной игры.

Пришлось унизиться и впервые за очень долгое время взять с полки словарь. Я чувствовал себя ужасно. Даже со словарём все было крайне туманно, да ещё и удручающе медленно. Главного героя посылали на самое важное задание в его жизни, а я успевал только смутно понять, что, вроде как, надо всех убить и кого-то спасти. На экране взрывалась ядерная бомба, а я не понимал, зачем и в чью пользу. Главному герою наконец-то удавалось заняться сексом, а я не смог перевести, ЧТО ИМЕННО он перед этим сказал той телке!!! А это было ОЧЕНЬ ВАЖНО!!!

Через пару дней мучений я купил пиратский диск с электронным переводчиком ПРОМТ. Дело пошло быстрее, чем с бумажным словарём. Паузу в игре на сюжетных вставках ставить было нельзя, поэтому я переигрывал все сцены по несколько раз, с каждым разом понимая все больше и больше, находя и фиксируя новые слова, обороты и даже идиоматические выражения, коих в игре тоже было много. А ещё они там обсуждали старые фильмы, о черт!

Две недели пролетели как во сне. Я перетащил телевизор с приставкой в свою комнату из зала, чтобы не бегать далеко к компьютеру за переводом. Обычной была такая ситуация: выяснив смысл очередной порции незнакомых слов, я пересаживался обратно за приставку и понимал, что у меня во рту ложка, и, вообще-то, я обедаю, и просто на секундочку прибежал из кухни быстренько перевести то непонятное слово, встреченное в игре как раз перед началом обеда. Приходилось бежать и доедать. Иногда мне звонили по работе, но я не брал новые заказы — был «занят». Звонили друзья, предлагали встретиться, но я не мог — я «болел». Звонили родственники, звали съездить на дачу в деревню, но я отказывал — я был «занят и болел». Хорошо ещё, что сессия была сдана месяц назад.

Многое прояснилось. Например, что убивать в игре надо было не так много. На самом деле, вообще не надо было, это только осложняло жизнь в итоге. Стало ясно, кто на чьей стороне, кто двойной или даже тройной агент, в чью пользу взорвали ядерную бомбу и ЧТО ИМЕННО главный герой сказал той телке перед тем, как возлечь с ней у костра. Ничего особенного, это она его уломала.

…На экране шли финальные титры, я бросил джойстик в угол комнаты, в глазах стояли слезы. От трагичности ли финального поворота сюжета, или от того, что я играл уже восьмой час подряд, — неважно. Я был богом. Я перевёл и понял ВСЁ. Пусть заняло это почти две недели каждодневной игры по 6-10 часов — игра обидно показывала 20 часов наигранного времени, не учитывая перезагрузки и повторы, — но я сам продрался сквозь весь этот англоязычный ад. Я был победитель по жизни, не меньше. Король мира. Властелин вселенной, где все говорят только по-английски! Я. Сделал. Это.

Жутко хотелось с кем-то поделиться.
— Алло, привет, играл в Метал Геар третий? Я только что прошёл!
— Э-э, привет… Ну, молодец, круто… Но я не играл.

Друзья не понимали, да я и не объяснял им. Я сам тогда ещё не понимал, но это был момент, когда я и иностранный язык перешли с «вы» на «ты». Мы заново познакомились, обменялись крепким рукопожатием и пошли на взаимные уступки: он перестал пугать незнакомыми словами, громоздкими оборотами и идиомами, а я, наконец, осознал его настоящую ценность.

Меня всегда поражали люди, способные заставить себя сесть и сделать что-то. Написать статью, даже если неохота. Закончить проект, даже если не нравится. Выучить язык, даже если непонятно, зачем он нужен. Всегда преклонялся перед такими индивидами и безмерно уважал за жесткую самодисциплину. Мне её очень не хватало. За годы, правда, я сумел добиться некоторых успехов и на этом поприще.

Однако, я глубоко убеждён, что по-настоящему крутых результатов можно добиться, если только ты по-настоящему в этом заинтересован. Нужна настоящая мотивация и реальная Причина. Даже если она считается «несерьёзной» сознательным (скучным и посредственным) большинством. Даже если это «какая-то там» компьютерная игра про выдуманного шпиона.

Кстати, вполне возможно, что у Сверх-мотивированного лысого карася была Причина. Просто авторы тех рассказов не потрудились найти и объяснить её.

А зря.

17.03.2011 / Свежие анекдоты - основной выпуск

Компания Nokia пообещала к лету выпустить «убийцу айфона». Это ведро
воды будет стоить 45 евро.

03.09.2017 / Новые истории - основной выпуск

— Бабушка, а курицу убили? Убили, да?
— Куриц не убивают. Куриц режут. Ешь давай.

Этим летом я неделю провел в санатории, подлечить спину. Санаторий — не больница, конечно, но и тут полно персонажей и диалогов. Например, таких, как выше. Бабушка и двое внуков, лет 10 и 7 на вид. Приехали из далекого северного нефтяного города по путевке. Я сидел с ними за одним столом на завтраках, обедах и ужинах.

Старики и дети — половина обитателей санатория. Вторая половина — работяги физического труда, распределенные по путевкам со своих заводов, семейные пары в районе 40-50 лет и прочие случайные граждане отдыхающие, непонятно как сюда попавшие. Вроде меня.

— Знаешь такую штуку? — пухлый незнакомый малец показывает мне спиннер. Я сижу на лавке возле столовой, читаю электронную книгу, а ко мне подходит пухлый незнакомый малец лет этак 6-ти и с ходу показывает спиннер.
— Спиннер, — говорю.
— Очень дорогой! — малец закручивает спиннер на пальце. Затем передает мне. Я пробую, но у меня ничего не выходит.
— Не так надо! — он отбирает у меня спиннер и снова закручивает. — Тут еще вон, мигает, — он показывает, где на спиннере мигает. Я киваю.
Затем малец достает из кармана телефон:
— Телефон… Хуавей… — как это произнесено! С тягучим и чудовищным безразличием. Вся бесконечная вселенская тоска в этой фразе. Потому что это информация — только из вежливости. Только чтобы поддержать светский разговор. Нечто вроде каноничной беседы о погоде. «Неплохой сегодня денек, не правда ли, телефон Хуавей».
— А у тебя какой? — спрашивает. Все еще Бездна равнодушия. Я сохраняю предельную серьезность, соблюдаю светскость беседы. Достаю айфон. Малец секунду изучает, глаза его делаются круглыми, затем он со вздохом прячет свой обратно в карман. Долго молчит. Затем задумчиво произносит «Жарко…» и уходит.

Через 20 минут я наблюдаю, как на крыльце столовой он хватает за шею какого-то шкета совсем козявочного вида. Тот воет как сирена, рядом немедленно материализуются мамки и няньки и мой пухлый знакомый со спиннером огребает по полной. Следует мучительная лекция на тему «Что дядя милиционер делает с теми, кто душит маленьких шкетов козявочного вида».

После ужина спиннерный малец с Хуавеем видит меня и понимает, что я все видел. Возможно, даже больше, чем нужно было. Сходу говорит:

— Не, а чо он, спиннер чуть не поломал... он же дорогой... — маленький спиннерный магнат уже считает меня другом и надеется найти понимание.

Я говорю, что все равно не надо так, и иду мимо, показывая, что дружбе конец. О том, что я сам в детстве был козявочного вида и частенько становился жертвой вот такой шпаны с разными крутыми гаджетами, тактично молчу.

В другой день сижу с ноутбуком на веранде столовой. Подходит мой сосед по столу, младший из двух братьев.
— Здравствуйте! — говорит. Хотя утром здоровались уже.
— Здравствуйте, — говорю.
— А что вы делаете?
— Да ничего особенного, работаю.
— А зачем?
Пока я задумался — а действительно, зачем? — он торжественно говорит мне:
— До свидания. И удачи! — и удаляется. Это его фирменная фраза при любом прощании.

Видит у меня в рюкзаке книгу.
— Ух ты, книга! Что за книга?
— Фантастика, — говорю.
— Ух ты, фантастика!.. Баб, купи мне такую!
— В Москву поедем, купим. Отвяжись от дяди.
— Если сильно хочешь, скачай электронную, у тебя же есть планшет. — Шкет на любую трапезу приходит с айпадом и смотрит мультики, пока ест.
— Электрон умрет — бумага вечна! — выдает безапелляционно. Я надолго замолкаю. Только молча киваю на его традиционное «До свидания! И удачи!» по окончании обеда.

Его бабушка как-то рассказывает, что внуки дома не читают, потому что не вылезают с тренировок по хоккею и еще чему-то там. Поэтому старший все время сидит в телефоне, а младший, так как у него телефона пока нет, постоянно просит сходить с ним в библиотеку или купить книги. А она запрещает ему, потому что нечего глаза портить и вообще на отдыхе читать. Я молча давлюсь булкой и обжигаюсь чаем.

Вечером мне удается заснять на видео бурундучка, который весело скачет по клумбе. На следующий день показываю его ребятам, они, понятно, в восторге. Но за ужином смотрят на меня обиженно: оказывается, весь день искали бурундучка, но так и не нашли. В утешение скидываю им все видео и фото с бурундучком на их телефон.

В день отъезда за ужином младший шкет просит меня пожертвовать ему шоколадные конфеты, которые положили на десерт. Я жертвую. Вскоре к столу подбегает его козявочного вид друг — тот самый, которого недавно душили на крыльце — и приносит ему еще горсть таких же конфет со своего стола. Тот смотрит на конфеты, затем на меня, торжественно изрекает «Жизнь — такова!», сгребает все конфеты и ретируется вместе с козявочным, не пожелав даже мне удачи на этот раз. Я, впрочем, особо не расстраиваюсь, воспринимая все теперь немного философски. Потому что жизнь — такова.

Массажист, здоровый румяный парень, рассказывает, как кто сейчас отдыхает в санатории. В основном все пускаются во все тяжкие — мужики, например, беспробудно бухают. Благо прямо на территории есть магазинчик, где всего в избытке. А женщины, говорит, водят себе молоденьких мальчиков, «прямо пачками водят, сам видел! Чем старше сама — тем моложе мальчики!» И ржет так заразительно.

В детстве я часто бывал в санатории, точно так же с бабушкой и братом. Планшетов тогда не было, поэтому читали книги и смотрели телек в номере. Тогда это воспринималось этакой тюрьмой вдали от дома и компьютера, мы буквально считали дни до отъезда домой.

А сейчас — ничего так.

27.01.2014 / Повторные истории

Ехали мы как-то с братом с тренировки. На трамвайном кольце сели в нужный трамвай, во второй вагон. Сидим 10 минут, 20, а трамвай все не едет. В открытые двери вбегают три девицы лет 20-ти, садятся позади нас. Через минуту кондуктор орет: «Вагон неисправен, пересядьте в другой». Все, естественно, выходят и идут в трамвай, стоящий на соседнем пути. И только три вышеупомянутые барышни, не долго думая, просто-напросто пересаживаются в ПЕРВЫЙ ВАГОН ЭТОГО ЖЕ ТРАМВАЯ!
Ну, кондуктор их, конечно, погнала, но мы с братом тогда очень ржали.

21.01.2014 / Новые истории - основной выпуск

Когда я учился в школе, меня очень любили отправлять на разные олимпиады. И вот, в 10-м классе я попал на Краевую Олимпиаду По Истории. Тут каждое слово надо писать с Большой буквы, потому что именно с таким пиететом про эту Олимпиаду говорили учителя. Для нашей школы было событием, чтобы ученик попадал на Краевую Олимпиаду. Это надо было быть редким человеком, чтобы, учась в нашей гоповской школе, попасть на Краевую.

Олимпиада проводилась в Педагогическом университете, куда съехались 9- 10- и 11-классники со всего края. Главным призом Олимпиады было попадание в этот самый Пед без экзаменов, что, прямо скажем, было мне даром не нужно. Однако, я вынужден был приехать сюда, так как имел неосторожность занять 1 место в районной олимпиаде по истории месяцем раньше. Все это, заметьте, было на каникулах, когда дети должны отдыхать, но нет! По мнению олимпиадно-исторически-краевых организаторов, на каникулах дети должны были ехать на Краевую Олимпиаду По Истории. Они и ехали.

Историю я в 10 классе знал весьма паршиво. Нет, потом-то я, конечно, подучил ее, особенно советский период (как самый мне интересный), но в 10 классе история точно не была моим коньком.

Все действо проходило в три дня. В первый день была защита рефератов, во второй — разные тесты, эссе и другие конкурсы, и в третий — награждение. Реферат я защитил более или менее сносно, хотя половину из отведенных 15 минут я сам от волнения не понимал, что говорю. Получил за него 9 баллов при максимуме в 15, как потом выяснилось.

На следующий день первым заданием было «Историческое эссе». Задание было такое: написать двухстраничное эссе про период, начиная от смерти Петра I и заканчивая восхождением на престол Екатерины II. И тут я понял, что погиб. Честно сказать, про этот период я знал две вещи: 1) Умер Пётр I 2) На престол взошла Екатерина II. А, да — тут же, на месте, я узнал про этот период третью вещь: МЕЖДУ НИМИ БЫЛ КТО-ТО ЕЩЁ! Задание при всём при этом было сформулировано в мерзкой стихотворной форме, что придавало ему уж совсем издевательское звучание.

Копаться в памяти было бесполезно: я не знал никого от Петра I до Екатерины II. Я даже не знал, сколько их было и сколько лет прошло! Погиб! Глупым образом погиб на глупой Олимпиаде По Истории! Краевой!

Видимо, мои мучительные мысли так хорошо отражались на моем лице и жестах, что незнакомая девушка, сидящая за партой справа, вдруг бросила мне клочок бумаги. Я просто сидел, уткнувшись в свой пустой листок, и вдруг в поле зрения справа прилетел этот самый клочок. Там было написано 7 имен, начиная от Екатерины I и заканчивая Петром III. Вот их, оказывается, сколько было! Я в знак благодарности посмотрел на девушку максимально страшными глазами, кивнул и снова уткнулся в свой пустой листок.

И дальше я не совсем помню, что было. Помню, что сдавал четыре исписанных с обеих сторон листа. Помню, что накатал бы еще столько же, если бы не строгое краевое покашливание олимпиадно-исторической тёти. Помню, что догнал ту девушку в коридоре и еще раз поблагодарил за неожиданную подсказку. Она только как-то нервно улыбнулась и быстро отошла в сторону.

Я, хоть убей, не помню, что я там написал. И откуда в моей голове появилось хоть что-то. И появилось ли вообще, а если появилось — то что же я там написал?

На следующий день подводили итоги. Максимально возможный балл за задание был 18. Результаты называли, начиная с самого худшего (2 балла), и я каждый раз спокойно ждал свою фамилию, однако, услышал ее лишь когда олимпиадно-краевая тетя перевалила за середину списка. Я получил 9 баллов.

Учительница истории меня потом хвалила за отличное эссе. Мол, для ученика школы неисторической направленности эссе было даже слишком хорошим. Уж не знаю, читала она его или нет. Но, по ее словам, я был молодец и гордость школы. Я даже не слушал ее толком. Мне тогда жутко хотелось попасть домой, где у меня был компьютер и совсем недавно купленный модем, и несколько получасовых талончиков на диалап, и еще очень пугающие просторы Интернета.

На дворе стоял 2001 год.

Kukalyakin (5)
1
Рейтинг@Mail.ru