Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
13 декабря 2023

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Путешествуя по Франции, Марк Твен ехал поездом в город Дижон.
Поезд был проходящим, и он попросил разбудить его вовремя. При этом писатель сказал проводнику:
— Я очень крепко сплю. Когда вы будете меня будить, может быть, я буду кричать. Так не обращайте на это внимания и обязательно высадите меня в Дижоне.
Когда Марк Твен проснулся, было уже утро, и поезд подходил к Парижу. Писатель понял, что проехал Дижон, и очень рассердился. Он побежал к проводнику и стал ему выговаривать.
— Я никогда не был так сердит, как сейчас! — кричал он.
— Вы не так сильно сердитесь, как тот американец, которого я ночью высадил в Дижоне, — ответил проводник
3
В серию рассказов о наших отцах – какими они были и что мы от них унаследовали.

Мой отец работал в школе завучем. Ключевое умение на этой должности – составлять расписание уроков. Свести без компьютера базовое расписание, в котором все классы получат положенное по программе количество часов и ни один учитель не окажется одновременно в двух классах – уже нетривиальная задача. Но отец, просидев несколько дней с карандашом и ластиком над огромным листом ватмана, выдавал идеальное расписание, удовлетворявшее все запросы. Учитывал, что кто-то из учителей живет в деревне и не успевает к первому уроку, кому-то надо освободиться пораньше, чтобы покормить лежачую мать, у кого-то язва и нужен перерыв каждые три урока, чтобы перекусить, кому-то лучше не ставить первые уроки в понедельник, ибо похмелье, и так далее и так далее.

Был он человеком очень требовательным и принципиальным, не давал спуску никому от директора до последнего первоклашки. За ужином рассказывал маме, тоже учительнице:
– Прибегает сегодня мой дыр...
(Дыр – это д-р, сокращение от «директор». Из-за этого постоянно повторяющегося «мой дыр» я в детстве думал, что Мойдодыр работает в папиной школе. Извините, продолжу).

– Прибегает мой дыр, глаза на лысине: «Ты семнадцать двоек поставил на контрольной, гороно голову снимет, что делать, что делать?». Снимать штаны и бегать! Другой раз списывать не будут, а с гороно я сам поговорю.

Нам с братом тоже доставалось от его принципиальности. Помню, как я в слезах и соплях по десять раз переписывал домашку, пока не выходило ровно и без помарок. Мама пыталась говорить, что и так неплохо, но он отвечал:
– К тому, кого любишь, надо быть особенно требовательным.

После одного случая я задумался, всегда ли хороша такая принципиальность. Рассказ придется начать издалека, лет за десять до самой истории, но мы же никуда не торопимся, верно?

У родителей были близкие друзья, семья Рахлиных. Дядя Ефим – инженер-строитель, тетя Тамара – коллега отца, учительница русского и литературы. Редкие даже для того времени романтики-энтузиасты, познакомившиеся на строительстве Братской ГЭС. Очень красивая пара, которую легко было представить в фильме или на плакате «Строители коммунизма». Только плакат вышел бы небольшим: дядя Ефим был ростом где-то метр шестьдесят, а его жена – еще на полголовы ниже.

Я обожал бывать у них в гостях. Там собиралась вся городская интеллигенция, велись интереснейшие разговоры, сочиняли друг другу стихи ко дню рождения, играли в шарады, музицировали: тетя Тамара играла на пианино, кто-то из гостей – на гитаре, моя мама пела. Но главное, что влекло меня к Рахлиным – это их средняя дочь Рита, моя одноклассница, в которую я лет с пяти был тайно влюблен.

Когда мы с Ритой пошли в пятый класс, в соседнем микрорайоне построили новую школу, отец и тетя Тамара перешли туда работать. Тетя Тамара загорелась идеей перевести туда и нас: дольше идти, зато мы будем под присмотром, а главное – она возьмет в нашем классе русский и классное руководство и сделает из нас образцово-экспериментальный класс, будет преподавать не по устаревшим довоенным методикам, а по новаторским идеям Сухомлинского и Шаталова. Отец переводить меня категорически отказался: он хотел, чтобы я честно зарабатывал свои пятерки, а не пользовался льготами как сынок завуча.

Нас с Ритой оставили в старой школе. Меня это сильно расстроило, не столько из-за потери халявных пятерок или экспериментального класса, сколько потому, что из старой школы мы после уроков расходились в разные стороны, а из новой нам несколько кварталов было бы по пути, можно было бы ее провожать, нести портфель и всё такое прочее.

Экспериментально-образцовым стал класс Ритиной старшей сестры Киры. Когда она рассказывала, как у них проходят уроки литературы и какие у всего класса задушевные отношения с учительницей, у меня слюнки текли от зависти. Я таких педагогов видел только в кино.

Когда Кирин класс окончил школу, случилась та самая история. Не секрет, что кто-то кое-где у нас порой завышает ученикам оценки. Сейчас по большей части за деньги, а тогда – ради красивой отчетности, или по знакомству, или просто по доброте душевной. Отец в своей школе ничего подобного не позволял, а вот тетя Тамара решила помочь своему любимому классу.

ЕГЭ или конкурса аттестатов тогда не было, но был так называемый эксперимент: тем, кто окончил школу без троек, в вузе позволялось сдавать только два вступительных экзамена из четырех. Вот это «без троек» тетя Тамара и обеспечила. Сделать это было не просто, а очень просто: аттестат об окончании школы, включая вкладыш с оценками, заполнял классный руководитель от руки, и она просто вписала четверки вместо троек тем, кому это было нужно. Дальше аттестат, заверенный подписями завуча и директора и школьной печатью, становился официальным документом.

Не знаю, как о подлоге узнал отец. Скорее всего, проболтался кто-то из учеников или сама Тамара. Но когда узнал – воспринял это как личное оскорбление и предательство многолетней дружбы. Он ведь подписывал эти аттестаты без проверки, полностью доверяя Тамаре. Кого-то другого, может, и простил бы, ее – нет. Потребовал, чтобы она уволилась из школы и больше в педагогике не работала, если не хочет скандала и разбирательства на парткоме. Никогда больше не общался с Рахлиными, и маме запретил, и я больше никогда не был у них дома, хотя в школе по-прежнему сидел за партой позади Риты.

Мы с Ритой тем временем перешли в десятый класс. Оба шли на медаль, только я был круглый отличник, а ей плоховато давалась химия, балансировала между пятеркой и четверкой. И на итоговой четвертной контрольной забыла какую-то элементарную формулу. Повернулась и спросила у меня.

И в этот момент у меня ни с того ни с сего взыграла отцовская принципиальность, подогретая историей с аттестатами.
– Не скажу, – прошептал я. – Думай сама.

Для Риты мой отказ был полным шоком. За девять школьных лет не было случая, чтобы я кому-то не помог или не дал списать. В нашем классе даже не говорили «списать» или «скатать», а употребляли вместо этого глагол «сфилить», образованный от моего имени. И тут вдруг отказался помочь ей в самый ответственный момент. Потому что к тем, кого любишь, надо быть особенно требовательным. Вслух я эту высокопарную чушь всё же не произнес, но подумал именно это.

Сама она формулу не вспомнила, медаль накрылась. Вторым медалистом, кроме меня, стал незаметный мальчик по фамилии Русак, по удивительному совпадению сын нашей классной. До девятого класса он перебивался с четверки на тройку, а тут вдруг посыпались пятерки, хотя его вроде даже не спрашивали на уроках.

Неполученная медаль сильно сказалась на Ритиной судьбе. Она мечтала быть психологом, дважды поступала на психфак МГУ, но не прошла по конкурсу. На третий год поступила на психологический там, где это было возможно – в Ярославле. Встретив Риту еще через год, я ее еле узнал, из очаровательной стройной девушки она превратилась в колобок на ножках. Смущенно пояснила, что в Ярославле в магазинах нет ни мяса, ни рыбы, ни творога, ни овощей. Есть картошка, макароны и булочки, вот ее и разнесло, и других девчонок тоже.

Больше я с Ритой не общался. Стороной слышал, что ее взял замуж однокурсник – просто потому, что одиноких молодых специалистов распределяли в медвежьи углы, а семейные пары в более-менее крупные города, где по крайней мере было две вакансии психолога. Уехала куда-то в Архангельск или Мурманск и пропала с радаров.

Тетя Тамара, уйдя из школы, смогла устроиться только гардеробщицей. Дядя Ефим, поняв, что на зарплаты гардеробщицы и инженера семью не прокормить (у них была еще младшая дочь Маруся), завербовался куда-то на севера и больше с этих северов не вернулся, встретил там женщину. Тетя Тамара быстро стала опускаться. Не знаю, пила ли она или только ела, но ужасно располнела, получила инсульт, лет десять пролежала парализованной и умерла, не дожив до шестидесяти. Маруся после школы не стала никуда поступать, потому что надо было ухаживать за лежачей матерью.

Можно сказать, что тетя Тамара сама виновата в том, что случилось с ее семьей. А с другой стороны, все могло быть гораздо лучше, если бы не принципиальность моего отца. И уж точно никому не было бы хуже, подскажи я Рите ту злополучную формулу. Может быть, с медалью она поступила бы в МГУ. Может быть, если бы мы учились в одном городе, то в какой-то момент стали бы встречаться. Хотя это уже вряд ли.
Договорились с ближайшей Сберкассой обменять Лехину мелочь на деньги в обмен на коробку конфет. Сегодня пошли вдвоем.
Навстречу девушка с блокнотом. Социологический опрос: пользуетесь ли вы банковской картой, брали ли кредит в банке, есть ли у вас сбережения в банке...
Ну тут Леха ей и показал - две литровых банки с мелочью. Никогда в жизни не было так трудно не заржать.
7
Утро 12 декабря, легкий морозец, час пик. Перрон Ярославского вокзала утоптан до состояния катка. Из забитой пригородной электрички вываливает тысячная толпа и бодрым шагом движется. Ни единого падения! Народы севера от мкада видны сразу - внимательный взгляд вперед и себе под ноги, цепкая походка, кто-то продолжает начатые в вагоне беседы или говорит по телефону. Где-то ближе к хвосту выходящих одиноко плетется несчастное дитя цифровой революции - в свой экран уставилась одутловатая как сосиска дева неопределенного возраста, что-то бледное от 20 до 30, закутана так, что кроме стекол очков, носика и тонких губ ничего не видно. Вдруг она валится, смартфон крепко шмякается в сторонке. Несколько человек со всех сторон бросились к ней на помощь, предлагая помочь встать, кто-то протянул ей подобранный смарт.

Изумила реакция девицы. Она осталась лежать на перроне, забилась в истерике, суча ручками и ножками как капризный младенец. Голосок тонкий и пронзительный до визга:
- Блять! Опять! Ну сколько же можно! Как меня эта зима зае...!!! Когда же она кончится??!!

- 29 февраля! - как истый Нострадамус, весело ответил ей старикан с большим ящиком и удочками, садясь в ту же электричку, явно намереваясь проследовать в противоположном направлении.
Не знаю почему, но меня прямо выбешивают все эти самогонщики и винодельщики. Бррр. Особенно когда эти укротители змеевиков заставляют по-братски отведать их очередной шмурдяк. С неизбежной изжогой через пару минут. А они смотрят при этом умиленными глазами и перебирают лапками от нетерпения услышать, что ну вот совершенно никакой сивухи не чувствуешь. Потому что восемьсот тыщ перегонов через монастырский противогаз, или еще чего там...

Но сейчас я о другом. Недавно теща (85 лет) пожаловалась, что не может войти в кладовку. Она, как тот бурундук, забивала ее запасами всю жизнь. Умудряясь не расходовать. И сейчас попросила нас с женой помочь ее расчистить.

Не стоит перечислять, что именно там было. Конечно, соленья-варенья, часто уже монолитные. Подписки газет "За советскую энергию" (а вдруг надо обои переклеить?) и журнала "Юный Техник" за 73 год, а омерзительного серого цвета платок скрывал сгоревший еще при Ленине телевизор.... да сами знаете.

Но вот на верхней полке, за коробками с лечащей пирамидкой и дюжиной новых паяльников, обнаружились шесть бутылок Крымского портвейна. Теща трижды выстояла очередь при горбачевском психозе (давали по две в руки), и - забыла. То есть простояли они, как Илья Муромец. Тридцать лет и три года.

Изначально вино (или что там выпускалось) вроде было красным. Сейчас содержимое стало кристальным, а почти треть каждой бутылки занимал темный плотный осадок, не реагирующий на взбалтывания.
Сначала хотели выкинуть. Но любопытство пересилило. И мы, срезав ностальгические пластиковые крышки (хотя я настаивал на классическом размягчении их зажигалкой), осторожно отлили чистую часть. И, перекрестившись, попробовали...

Я не дегустатор. Но в ковид пришлось полгода проторчать в пригороде Лиссабона, где утешались портвухами ежедневно. Так вот, эта жижа была очень похожа на хороший белый портвейн. Поэтому пили по чуть-чуть, растянув удовольствие на пару недель.

А кладовка...Мы ее почистили, покрасили стены и навесили больше полок. А теща разложила и переписала в тетрадку это барахло, и снова запихала почти все обратно.
Как я помог таксисту

Вечером вышел в магазин за какой-то ерундой. У подъезда стояла машина такси. Стекло окна водителя было опущено. Таксист - парнишка лет двадцати - разговаривал с кем-то по телефону. Меня он принял за клиента, которого ждал. Я это понял, и сделал опровергающий жест. Он улыбнулся, развернул смартфон ко мне, и спросил:
- Скажите, - что делать, если девушка злая?
Я поднял брови:
- Она сейчас на связи?
Он кивнул.
Я подошел вплотную, и шепнул:
- Разворачиваешься, и уходишь. Разворачиваешься, и уходишь...
Он, продолжая улыбаться, ответил в голос:
- Но я её боюсь!
Улыбнулся в ответ:
- Я свою тоже побаиваюсь. Но иногда это срабатывает.

Пошел было дальше.
Из подъезда вышли его пассажиры, он начал поднимать стекло, но я вернулся и добавил:
- А вообще-то - надо разговаривать. Общаться. Она наезжает - ей что-то нужно. Внимания, ласковых слов, ещё каких-то ништяков... Разговаривать надо. Так и говори: "Давай обсудим! Давай обсудим!".

Теперь уже я ушел совсем.
В арке посторонился - давая ему проехать.
Проезжая мимо, он снова опустил стекло и сказал: "Мужик! Ты - лучший!"

Это ещё не конец истории.

Рассказал жене, заранее зная её ответ, и она так и ответила:
- Другим советуешь "обсудим", а сам?
Я согласно кивнул:
- Советовать легче...
А вот лично Вам слабо увеличить население России более чем на 100 тысяч человек?
Некий (пока не названный по фамилии) господин из Санкт-Петербурга - смог!
"В Петербурге задержали экс-главу УМВД по делу о легализации более 100 тыс. мигрантов"
Думаю, его лишь отечески пожурят за содеянное, ну м.б. штраф небольшой выпишут, рублей на 500 - ведь явно полезным для страны делом человек занимался! Сколько у нас появилось, так сказать, "новых русских"!
А сколько еще в стране таких Управлений по Миграции...
Были мы как-то в отпуске с мужем в Ялте. Жили в частном секторе вместе с молодоженами - Юрой и Людой. Так вот, утром идем на завтрак и мой муж говорит Юре: "Ты представляешь, Юра, вчера иду по городу и смотрю впереди идёт твоя жена. Смотрю - туфли её, ноги её, юбка её - поднимаю - не она!" Я у него тут же спрашиваю: "Жора, ты что поднял?" Он отвечает: "Глаза!"
8
Фразы, знакомые с детства, которые навсегда останутся в памяти.

Куда мы без советов родителей? Правда, сейчас это всё вспоминается с улыбкой, а тогда даже иногда и злило… Но родители есть родители, и их наставления навсегда останутся с нами.

Вспомним самые-самые "великие" фразы из детства…

-А уроки Пушкин будет учить?

-Марш домой!

-Шапку надень

-Когда я ем, я глух и нем

-Не говори с набитым ртом!

-Потому что я так сказала!

-Я тебе слово, ты мне десять.

-Чего сидишь, заняться нечем? Ну так я найду сейчас тебе дело.

-Сколько можно говорить: Выключай свет!

-Надень свитер, я же знаю, что тебе холодно.

-А у тебя одно место не слипнется?

-Ты для нас всегда будешь маленьким.

-Тебе что, одному в школе ничего не задают?

-А если все с крыши прыгнут, ты тоже прыгнешь?

-Я с кем разговариваю?

-Что сидишь, ворон считаешь?

-Дома поговорим.

-Убери локти со стола.

-Не бурчи под нос.

-Пока не доешь, никуда не пойдешь.

-Всю силу на дне тарелки оставляешь.

-Не зевай, муха в рот залетит.

-Не будешь учиться, пойдешь дворником.

-Подрастешь, поймешь.

-Сдачу вернешь.

-Перехочется.

-За гаражи не ходи.

-А волшебное слово?
В одном городе вместо снега выпали белые кошки! Ну, ладно бы мышки или даже слоники – никто бы и внимания не обратил. А тут, представьте себе, вместо снега на город повалились самые настоящие кошки! Белые пушистые и очень ласковые, такие небольшие прямо хлопьями падают и много-много. Все жители этого города выпали в осадок, еще бы, вот уж чего только они не видели и кинотеатр 5D у них есть, и всякие огненные шоу бывали, и даже цирк Дю Солей (Cirque du Soleil) у них выступал. Да, только вот кошек вместо снега, такого они отродясь не видывали.
Обрадовались, конечно, дети в этом городе. Кошки толстым слоем покрыли улицы, машины, деревья, крыши домов и конечно городские площади. Кошки легко лепились, дети принялись делать из белых пушистых кошек снежки и бросаться друг в друга. Некоторые дети строили из кошек снеговиков и даже крепости, и конечно горки!
Кошки радостно мяучили, некоторые мурлыкали и создавали пушистую нежную кучу-малу. Жители этого городка на один день стали все счастливыми и все кто болел, неизлечимыми болезнями, сразу выздоравливали! Все горожане высыпали на улицы, дурачились и смеялись!
А на следующий день снег из белых кошек растаял и исчез, но жители городка еще долгие десятилетия напролёт вспоминали этот удивительный кошачий снежок.
СТРАШНОЕ ПРИ СТРАШНОЕ

Читать в темноте, укутавшись в одеяло!

ЧЕРНОЕ ПЛАТЬЕ
Один мальчик жил с сестрой старше его.
Их мама всегда запрещала дочери надевать черное платье.
Дети только один раз видели это платье, когда мама одела его на похороны папы.
Оно было очень красивое, дорогое, увешанное жемчугами, и висело в отдельном шкафу, в темном углу, в подвале дома, крепко запертым на замок.
А ключ от шкафа висел на цепочке у мамы на шее.
И вот однажды ночью, когда мама спала, дочь сняла с мамы этот ключ, прошла в подвал, отперла шкаф, сняла с вешалки платье и надела его на себя!
И пропала!
Мама проснулась утром и обнаружила пропажу.
Она позвала детей, но пришел только мальчик, сын. Дочери нигде не было.
Брат искал сестру везде, звал, просился уже за уже привычные наказания, но без толку
Брат решился найти сестру иначе
Он зашел в ее комнату и просто спросил
- АЛИСА! Где моя сестра?
- ОНА здесь, в подвале – зловещим голосом ответила колонка
- ГДЕ? Покажи мне!
- идите на звук ! – из темного подвала раздался протяжный стон
Ему было очень страшно, 13 ступеней вниз, но он спустился в темный подвал.
Газовый котел испускал хрипы, выпуская отработанный пар через клапан – настоящее чудовище!
Подошел к шкафу, раскрыл его дверцы и увидел школьную форму своей сестры, небрежно скинутую на полку. Платья мамы не было.
Там никого не было. Мурашки пробежали по спине.
- Где моя сестра? – спросил он шепотом
- здесь - раздался замогильный голос – умирает….
***
Эту страшилку мне рассказал ребенок 7 лет.

Послушав эту страшилку, я немного продолжил ему его страшное повествование, заставив улыбнуться и даже похикивав в ладошку.
И чем кончилась страшилка?
Как думаете?
По грибы
Пошел я в лес по грибы ходил ходил по этому лесу нашел каких то грибов красивые красные штук пять и присел у ёлочки отдохнуть у меня там в термосе кофе с конячком я налил колбочку выпил сижу конфетку жую смотрю мимо меня ёж идёт и на себе гриб белый тащит(белые то грибы я згнаю) ещё некоторые знаю но их собирать нельзя загремень можно.
-Э ЁЖ погоди
-Чего тебе
-Выпить хочешь
-Налей выпью
Я ему в колбочку налил её выпил
-Слушай ёж подари мне гриб
-Налей ещё подарю
Я ему ещё налил ёж выпил
-Дай закусить
Дал я ему конфетку
- Слушай еж принеси мне парочку таких грибов я тебе ещё налью
-Сначала налей
Я ему ещё налил ёж выхлебал
-Ну я пошел сейчас принесу
Я сижу жду в термосе уже всё кончилось да и вроде темнеть стало а ежа всё нет. Вот думаю скотина обманул и пошел домой Вот жизнь какая стала даже ежу верить нельзя

Вчера<< 13 декабря >>Завтра
Лучшая история за 15.06:
Про ФСБ⁠⁠

Вчера в телеграм мне пришло очень важное сообщение.

Писал человек, представившийся Николаем Сергеевичем. Он сказал, что наш разговор секретный, поэтому просит о нем никому не рассказывать.

А я сразу сама поняла, что никому рассказывать не надо.

Потому что у секретного Николая Сергеевича на аватарке стояла надпись ФСБ.

Всё как бы указывало на то, что никто не должен знать, чем занимается Николай.

Всё очень секретно и серьёзно.

Николай меня предупредил, что дело важное.

Утекли мои секретные данные.

Я за сердце схватилась — неужели сумма выкупа на Вайлдберриз??

Николай успокоил, что нет. Паспорт и прочие мои личные документы.

Это пожалуйста. Это хоть сто раз. Эти пускай утекают куда хотят.

Говорю Николаю, что готова читать дальше
Рейтинг@Mail.ru