Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
15 мая 2021

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
— Эй, подожди! Что это у тебя сзади? — спросил пастух. Валико посмотрел, а штаны были порваны, оттого что съехал с горы. И сказал:
— Посмотри налево. Что ты видишь?
— Горы, — ответил пастух.
— Посмотри направо, что видишь?
— Горы.
— Наверх.
— Солнце.
— Вниз.
— Речка.
— Такая красота вокруг, а ты куда смотришь?

Эпизод, вырезанный из фильма "Мимино".
ЧЕЛОВЕК ДОРОЖЕ ЗОЛОТА

Об эпопее с золотом крейсера Эдинбург только ленивый не писал, а кто не читал - советую, особо пересказывать не собираюсь. Вкратце - крейсер этот был флагманом конвоя PQ-11, возвращавшегося из Мурманска в Британию в конце апреля 1942 года, торпедирован германской подлодкой, остался на плаву, но с малой скоростью хода, и попытался вернуться обратно в Мурманск. На этом пути его настигли три германских эсминца, тоже торпедировали и не смогли потопить, но лишили хода вовсе. В ожесточенном бою с защищавшими крейсер двумя британскими эсминцами один германский был потоплен, его экипаж был взят на борт оставшимися на плаву коллегами, а крейсер был затоплен самими британцами из опасения, что подойдут превосходящие немецкие силы и отбуксируют крейсер в свой порт. Экипаж крейсера в полном составе 750 человек был принят на борт подошедшими кораблями и благополучно вернулся в Мурманск, а потом к себе в Англию.

Меня же поразило в этой истории вот что. Сейчас ее помнят только потому, что на борту крейсера находилось золото в количестве пяти с половиной тонн, затонувшее на глубине 260 метров и поднятое спустя полвека, в 1981-86, как только позволили технологии, в результате уникальной подводной операции, потребовавшей советско-британского соглашения соглашения и стоившей больших денег. Операция оказалась выгодна всем - и водолазам, и заказчикам - советской и британской страховым компаниям, вернувшим себе почти половину золота по давно выплаченной страховке. Пока золото лежало на дне, рухнул золотой стандарт, твердые валюты стали твердыми заверениями политиков и агентств, отвечающих за выпуск денежных бумажек, что валюты эти тверды как никогда, потому что вместо золота они теперь обеспечены мудрой финансовой политикой.

Утонуло это золото при рыночной стоимости около 5 миллионов долларов. А вынырнуло в основном в 1981, стоя уже 150 миллионов. При нынешней стоимости золота это примерно полмиллиарда долларов, весьма солидные деньги. В британских фунтах вообще феерично выглядит эта динамика, не стал и считать из жалости к судьбе Британской империи.

Так что в общем неважно, пролежало ли это золото полвека на морском дне или занимало бы банковские ячейки - можно считать, что утопили его под неплохие проценты при весьма надежном, причем совершенно бесплатном хранении.

Соблазнительность золота возвращалось постепенно. В 1981 водолазы подняли пять тонн золота, смахнули пот со лба и решили - ну его нафиг, дальше в этом иле и мазуте копаться. Подступали осенние шторма, операцию свернули. Но не вернулись ни летом 1982, ни так далее, хотя имели все права и возможности. Ну, осталось там еще полтонны, 34 слитка, так и хрен с ними.

К 1986 стало ясно, что поры бы прибрать и эти. Все лето рылись, подняли 29, а пять слитков так и не нашли. Внутри единственного, заранее известного отделения корабля, общим весом в 60 килограмм чистого золота. Диву даешься, где сейчас эти слитки. Но наверняка уже на поверхности планеты. Подводные роботы с дистанционным управлением весьма распространились с середины 80-х. Так что я не думаю, что хоть один из этих слитков остался лежать на дне морском к 2021. Добавилась изрядная стоимость коллекционная. Один из поднятых слитков является экспонатом кремлевского Алмазного фонда. Безумно дорогие это сейчас штуковины, золотые слитки с такой судьбой. Миллионеров-коллекционеров сейчас миллионы, а слитков этих всего 465, все с сертификатами, кроме испарившихся пяти. Но обладать такими слитками нелегально - это еще круче.

А теперь вернемся в систему ценностей весны 1942 года. Капитан британского крейсера знает, что на борту его корабля находится золото, многократно превышающее по стоимости и сам корабль, и зарплаты, которые успеют получить до конца дней своих и он сам, и весь их экипаж. Трое суток с момента попадания первых торпед до затопления крейсера он в курсе, что золото это имеет большие шансы не дойти до места назначения. Капитан активно пользуется радиосвязью, вызывает другие корабли на помощь. Казалось бы, ничего не мешало ему озаботиться судьбой золота и согласовать со всеми инстанциями чисто резервный план операции на случай потопления корабля - 93 ящика раздаются членам экипажа перед эвакуацией. Пары сотен матросов было бы достаточно, чтобы эти ящики просто прихватить с собой заодно с собственной пересадкой на эвакуационные суда. Никаких проблем с их вместимостью - 750 эвакуированных членов экипажа весили приблизительно 75 тонн, учитывая их ранцы, спасательные жилеты, надувные шлюпки и зимнее обмундирование, и вполне вместились без единой жертвы. А золото весило всего пять с половиной тонн и было весьма компактно - благодаря высокой плотности этого металла, все эти ящики были размером с чемоданчик радистки Кэт. Ничего не мешало их спасти. Однако, капитан был озабочен спасением жизней вверенного ему экипажа и на золото не отвлекался. Даже полчаса лишней суеты с этим ящиками ему показалось недопустимо много.

В результате на дно морское погрузились приблизительно 10 тысяч тонн металлолома в виде остатков британского крейсера и германского эсминца, несколько тонн золота, так и фиг с ними - все моряки остались на поверхности и были спасены. А золотом пусть занимаются далекие потомки и страховые компании - так по всей видимости решили те, кто руководил спасательной операцией.
Живу на шестом этаже. Прибегает соседка с четвертого, говорит, что о нее с потолка капает вода. А пятый этаж ей дверь не открывает. Просит помочь. Звоним в управляющую компанию. Приходит слесарь и тупо перекрывает стояк воды всего подьезда. Воды больше ни у кого нет. Ждем когда обьявится пятый этаж. Это все происходит днем. На последнем этаже гости с юга делают ремонт. Увидев отключенную воду, радостно решают переварить трубы и срезают там старые. Куда-то уходят за новыми трубами. С ночной смены приезжает сосед с восьмого этажа. Видит, что нет воды. Каким-то образом открывает каморку сантехника и включает воду. Весь подьезд мокрый и злой ждет хозяина квартиры на пятом этаже. Южане на последнем этаже снимают свеженастиланный паркет. Ну скажите, что мы живем скучно!
В детстве мама моего друга поведала нам, что наступать на канализационные люки плохая примета (мудрая женщина). Пропустив ее высказывание мимо ушей, я однажды наступил на канализационный люк оказавшийся посередине расколотым. После того как он слегка расступился подо мной (словно Красное море пред Моисеем) я согласился, что примета разумна и больше на канализационные люки не наступал.
Есть девушки в финских селеньях.
"Большой резонанс получило до сих пор тянущееся уголовное дело, в рамках которого пятерых сотрудников газеты Helsingin Sanomat обвиняют в разглашении секретных сведений о деятельности финской разведки. В декабре 2017-го в газете вышла статья, которую власти сочли недопустимой – в тексте приводились документы разведслужбы за 2004 и 2010 годы. Вскоре после этого в доме сотрудницы издания Лауры Халминен состоялся обыск – причем она разрубила топором жесткий диск рабочего компьютера, дабы обеспечить защиту своих источников." vz.ru
А Вы знаете, где у вас в доме хранится топор? А где расположен жесткий диск на вашем ноутбуке?
12
Кто бы мог подумать, что сайт achtng.ru - не ахтунги, а всего-навсего Ачинский техникум нефти и газа?
Сел в "Ласточку", еду в столицу. Вдруг звонок от дочери - забыла дома ключи, просит вернуться. Я прикинул, что если поеду, то могу уже и не попасть в Москву. Решил ключ передать. Доехал до Клина, вышел, пошел на противоположную платформу, а там всего поблизости человек 5-7, из них два любителя Бахуса. Спрашиваю одного, не едет ли в Тверь - не; спрашиваю тетку - отшатнулась, будто я ей предлагаю перепихнуться; молоденькая девушка сказала, что у нее не будет времени, т.к. ее встречают и забирают. Уже ни на что не надеясь, подошел к парню. Слава богу, согласился.
В итоге дочь ключ получила, а я добрался до цели всего лишь с часовой задержкой.
Не могу понять - то ли народ чем-то запуган, то ли уже простая человеческая помощь не в моде.
Шел сегодня мимо компании ругающихся между собой славных сынов Азии, вероятно, гастарбайтеров. Видимо, в силу интернациональности собрания, горячий спор о тонкостях организации производственного процесса шел на великом и могучем. В какой-то момент прозвучал железный аргумент: «Ты что тут, самый белый что ли?»
Иду по улице, смотрю - люди зелёными знаменами машут.
Все, думаю, халифат наступил.
Пригляделась, а, не, это "Перекрёсток" открыли.
Моя бабушка делала очень вкусные вареники. И с картошкой и капустой, и летние с клубникой и поричкой, и классические с сыром.
Но я всё равно любила с картошкой и капустой. И чтоб сверху большую ложку лука со шкварками, прямо с горячей сковородки.
Как-то к нам бабушкины сёстры с семьями в гости приехали, и для них всех бабушка наделала прям большой тазик вареников. Сварила большую миску, поставила на стол, чтоб остывали, и пошли с гостями в сад, посмотреть, как там и что.
Дело было летом, в саду у нас красиво было - загулялись они, короче. А мне было года четыре, может, даже меньше. В общем, я не утерпела - как так, мои вареники, я уже приготовилась их есть, а они гуляют - пододвинула стул и надкусила один вареник.
С сыром... Как так?!!
Бросила назад в миску, взяла второй.
Тоже с сыром!!! Бросила, взяла третий...
Когда бабушка с гостями зашли в дом, я как раз собиралась с рыданием надкусывать последний вареник - с рыданием, потому что уже поняла, что они все не с капустой... Но надкусить и бросить было уже делом принципа - и маленькой местью.
Ничего, съели.
А я надулась и ушла в летнюю кухню.
Там меня бабушка и нашла, принесла мне жареную куриную ножку и сказала, что завтра сделает только для меня вареников с капустой.
- А им не дашь?
- Нет, они с сыром ещё не доели.
Я обняла бабушку, поплакала немного над своей горькой судьбой, после чего съела ножку и ушла куда-то. Может, в сад, может, играть на улице с детьми - уже не помню.
А на следующий день, когда я проснулась, меня уже ждала моя персональная миска вареников, политых шкварками с луком.
Я поставила миску на стол, подумала и все понадкусывала.
Ну так, на всякий случай.
И каждый раз, встречая капустную начинку, я испытывала глубокое удовлетворение, после чего клала вареник назад и брала следующий.
Миска была большая, всё съесть не смогла. Оставила на потом и пошла в сад - там у нас раскладушка в тенёчке стояла, на ней было очень удобно дремать.
Сквозь дрёму слышала, как смеётся на кухне бабушка: она увидела миску с надкусанными варениками.
8
Во время знаменитого путешествия императрицы Екатерины II в Новороссию, ее сопровождал опекавший это край князь Потемкин.
В одном из городков путешественникам попался валявшийся в придорожной канаве пьяный мужичок.
Увидев такое зрелище, могущее испортить впечатление августейшей гостьи от новообретенного края, Григорий Александрович приказал своим гайдукам поднять и проучить мужика.
Но императрица остановила светлейшего.– А скажи, князь, – спросила она. – Могла бы Россия обойтись без наших славных генералов?
– Нет, матушка, не смогла бы.
– А без бравых солдатушек?– Тоже нет.– А без губернаторов и сенаторов?
– И без них не обойтись, Ваше Величество.
– Точно так же не обойтись России и без пьяного мужичка, валяющегося в канаве, – сказала императрица и крикнула кучеру: «Трогай!»
4
КОЗИЦ

В пятницу за чашкой утреннего кофе я вышел в цветущий дворик у нашего офиса послушать пение майских птиц.
Дворик оказался почти безлюден, но к сожалению, почти - всех птиц распугал какой-то угрюмый сухопарый дятел лет 25 в строгом костюме с узким галстуком-удавкой, яростно шагавший вокруг старинного дуплистого дуба походкой деревянного солдата Урфина Джюса. Даже голос у него был скрипучий, будто дверь сорвали с петель или забыли смазать маслом. Он орал в трубку:
- Вы ненавидите нашу структуру! Вы ее презираете! Вы ей вредите! После того, что вы наделали, я во всём этом гэээ... эээ... - живу!!! Ныряю! Разгребаю! Обоняю! Вы может и дальше продолжать в том же духе! Но я сделаю всё, чтобы духу вашего тут не было!
Ну и так далее, он то удалялся от дуба надо мною и делался едва слышен, то проносился совсем близко. Изредка в трубке слышалось какое-то испуганное блеяние, пытающееся вставить хоть слово. Наконец разнос был завершен заключительным рявком:
- Всё, разговор закончен!

Далее с дятлом произошла метаморфоза. Он остановился, потоптался застенчиво, набрал кого-то еще. Выражение перекошенной физиономии его преобразилось из зверского в лирическое. Криво улыбнулся, расправил плечи, с явным наслаждением распустил удавку, расстегнул пуговку на горле, и затоковал в трубку сдобным таким голосом. Изредка долетало нечто неспешное и певучее:
- Козица моя! Солнышко мое! Лапочка моя! Цветик мой лазоревый! Ну не переживай ты так, всё устроится...

Вот так и надо жить - мужикам пиздюли, девушкам слово ласковое, дитям мороженое! - весело подумал я, допил кофе и пошел обратно в офис. Во дворе нерешительно зачирикали вернувшиеся птицы.
Мой друг в армии попал в школу снайперов. Вместе с однокашником пошли в увольнение. Городок был южный, небольшой. По дороге увидели общественный туалет. Когда друг вышел оттуда и дожидался своего коллегу, тот выйдя из дверей деревянной будки, сообщил: за точность не ручаюсь, но кучность хорошая. Трое человек ждавших в очереди, просто вздрогнули.
1
Взрослые родители

Каждое утро начинается со звонков родителям и бабушке Ыкла. Мои утра и раньше так начинались, но раньше всё было расслабленно, теперь же я кричу в трубку.

-- Ну почему вы уже пять минут не отвечаете? -- вместо приветствия вываливаю я на бабушку Ыкла свою панику. Она ни в чем не виновата, но как можно не отвечать столько времени, когда я здесь схожу с ума.
-- Во-первых, -- степенно, но ехидно, отвечает мне она, -- здравствуй, дорогая. Ты чего молчишь? Здороваться, между прочим, надо! Особенно, -- хохочет она, -- со старшими. Давай, говори.
-- Что говорить? -- бурчу я. Она уже взяла трубку, я слышу ее голос, а это значит, что можно выдохнуть.
-- Как что? -- она нарочито изумляется, -- говори: добрый день, дорогая моя, я вас очень люблю и рада, что у вас всё хорошо.
-- Я пока не знаю как оно у вас, -- ехидно парирую я, -- добрый день, дорогая моя, -- послушно повторяю я первую часть предписанного приветствия, -- я вас сейчас съем и от вас ничего не останется, -- продолжаю я что-то совершенно не запланированное.
-- За что? -- заинтересованно спрашивает она, -- честное слово, я ничего плохого пока не сделала, -- я почти выдохнула, но она продолжает, -- по крайней мере, сегодня.

-- А вчера? -- заранее сержусь я, что за манеры, почему всё надо извлекать клещами?!
-- Вчера тоже ничего особенно плохого, -- торопливо сообщает бабушка Ыкла, а я понимаю, что мне сейчас всё это не понравится, -- я тебе сейчас всё расскажу, но только если ты не будешь ругаться. Я Ю. уже вообще ничего не рассказываю, она всё время только ругается, как будто это я ее дочь, а не она моя, что за манеры? Нет, -- нарочито сердито продолжает она, -- ты вообще такое когда-нибудь видела? Чтобы дочь ругала мать, как первоклассницу, ужас какой-то.
-- Это нормально, -- спокойно парирую я, -- я всё время ругаю родителей. А то они, -- я опять начинаю сердиться, вспоминая недавний разговор, -- как маленькие, за ними глаз да глаз!
-- Я тебе так скажу, -- она задумывается, но быстро продолжает, -- вот все эти выросшие дети, которые теперь внезапно самые умные, это сущий кошмар, я даже не понимаю откуда вы все беретесь?! И, главное, -- хохочет она, -- она там волнуется, а я, значит, из-за этого должна дома торчать! Что за эгоизм? И вообще, -- она ставит сургучную печать, -- дети родителям не указ! Это мы вас рожали, вот сидите и не рыпайтесь. Волнуются они, ишь ты, а я тут, как дура с мытой шеей должна сидеть! -- она замолкает и ждет реакции, но не выдерживает, -- так тебе рассказывать или нет? Я сейчас всё расскажу, но только если ты ругаться не будешь!
-- Рассказывайте, -- обреченно выдыхаю я и мысленно обещаю ни за что не ругать, всё равно это было вчера, чего теперь-то.

-- Рассказываю, -- ей не терпится поделиться, она спешит, ее распирает, -- я вчера ездила на массаж
-- Что? -- у меня голова кругом, там ракеты, там ужас, какой массаж, куда ездила?! -- Вы сошли с ума, -- выдыхаю я, -- как можно сейчас куда-то ехать?!
-- Очень просто, -- отмахивается она, -- выходишь из дома, открываешь машину, садишься и едешь. Ну послушай, -- успокаивает меня она, -- я же всегда езжу. Вот, к примеру, когда в прошлый раз стреляли, тогда я тоже поехала, сейчас уже не помню куда, но куда-то по делу, по очень важному делу, мне было очень надо. Не перебивай, -- я пытаюсь вклиниться, но она не дает, -- я сейчас всё забуду, что собиралась сказать. И вот тогда, когда я поехала, был удивительный случай. Еду я еду, а я же, как ты знаешь, не люблю радио в машине. И вот, еду я по дороге, смотрю -- светофор, зеленый причем, -- подчеркивает она, -- а все машины стоят на дороге и никто не едет. Я тогда подумала какие они болваны, ведь светофор же зеленый, а потом смотрю, все водители и остальные по бокам дороги лежат, ну, знаешь, как говорят лежать: лицом вниз, сгруппировавшись, руками голову прикрыть.
-- И вы остановились, правда же? -- с ускользающей надеждой спрашиваю я.
-- Нет, конечно, что я с ума сошла? На мне новое платье было, я не могу туда лечь, да и светофор зеленый, я тебе говорю, зеленый, понимаешь? В общем, я нажала на газ и дальше поехала. А сколько они там еще лежали, я не знаю, у меня радио всегда выключено. Но, -- быстро продолжает она, -- это давно было, я тебе не об этом хотела рассказать, а про вчера. Ты будешь меня слушать или так и будешь перебивать?!
-- Буду слушать, -- послушно рапортую я. Хуже не будет, она жива, здорова и весела, а значит, что всё нормально.
-- Так вот, -- я так и вижу, как она усаживается в кресло и мечтательно закатывает глаза, -- я с этим карантином почти с ума сошла, а теперь ракеты, а я так не могу, мне люди нужны, мне выйти надо, покрасоваться, за собой поухаживать. В общем, я уже давно назначила очередь на массаж, не буду же я ее отменять из-за каких-то идиотских ракет, это глупо! И вот, вчера, я встала с утра, выбрала одежду, -- она переводит дыхание, она смакует, -- я надела вон ту светлую блузку, с воланом таким, ну, ты помнишь, да?
-- Помню, -- согласно киваю я, немедленно представляя себе блузку.
-- А к ней надела новую юбку в горошек, ты ее пока не видела, я тебе потом покажу, когда по скайпу говорить будем, но поверь, -- она задерживает дыхание, -- я в ней просто ах, умереть не встать! И еще босоножки надела, те, которые ты купила, в горошек, мои любимые. И сумку бежевую ко всему этому. Представила? Чего ты молчишь, скажи: представила или нет?

-- Представила, -- выдыхаю я после короткой паузы. Я хорошо представила себе всё. Я только никак не могу представить как можно куда-то ехать, когда вокруг ракеты. Но я молчу. Я обещала не ругаться.
-- И вот, -- продолжает она, -- приезжаю я к нему, только легла, только он намазал меня каким-то маслом, только начал массаж, как уууу, -- нарочито сердито воет она, -- дурацкая сирена! Представляешь? -- у меня холодеют ноги, но я обещала не ругаться, это было вчера, чего теперь-то, в сотый раз повторяю я самой себе, потому только сообщаю о том, что всё прекрасно представила, -- и тогда массажист мне говорит: всё, срочно одевайтесь, все дружно пойдем вниз, в бомбоубежище. Ну, мы и пошли. Чего там одеваться-то, всего три предмета: юбка, блузка, босоножки. Я быстро оделась и мы пошли в это дурацкое бомбоубежище. Так получилось, -- продолжает она, -- что я зашла туда последней, там уже и массажист сидел, и его жена, и соседи их, и даже собака какая-то огромная. И все вместе в этом бомбоубежище. И вот, -- хохочет она, -- захожу я туда, а собака кидается ко мне и начинает лизать мне ноги, представляешь? Я у массажиста спрашиваю -- что это такое, почему она мне лижет ноги? А он, зараза, вместо того, чтобы просто сказать, что я прекрасная, говорит: я вас маслом намазал, особенным, и ей, в смысле собаке, оно, видимо, очень нравится! Не успела я отойти от собаки, как его жена меня подзывает и шепотом говорит: слушайте, вы прямо будто с обложки журнала мод сюда сошли! Я тогда осмотрелась и правда: все сидят в тренировочных штанах, футболках каких-то, а я же в блузке, юбке и босоножках! Ты чего молчишь? -- спохватывается она, -- уже можно говорить!

-- Я не молчу, -- бурчу я, -- я стараюсь не ругаться.
-- Это правильно, -- хохочет она, -- во-первых, я старше, во-вторых
-- Это было вчера, -- перебиваю ее я, -- ругать бесполезно.
-- Правильно, -- радостно поддерживает меня бабушка Ыкла, -- а потом я уже спокойно домой поехала, без приключений, честное слово, вот прямо честное слово! Но ты представляешь, а, -- она хохочет опять и опять, -- будто с обложки журнала мод! Ты всё поняла? Как же можно ругаться, -- удивляется она, -- если всё хорошо, всё это было вчера, я получила массаж, мне сказали про обложку журнала, я спокойно вернулась домой. В общем, -- подытоживает она, -- всё прекрасно, просто всё. Но нет, наши дети всегда умнее, да, так ведь вы все думаете?! Они волнуются, -- она опять начала сердиться, -- а я из-за этого должна в тюрьме сидеть!
-- Положим, -- я давно выдохнула и теперь смеюсь, -- не в тюрьме, а в своей любимой квартире.
-- Я очень люблю эту квартиру, -- соглашается она, -- но! За время карантина она превратилась в тюрьму! И только-только выпустили на волю, как -- на тебе, ракеты! И что, -- упрямо продолжает она, -- мне теперь обратно в тюрьму?! Ну уж нет! Я ей так и сказала, -- твердо продолжает бабушка Ыкла, -- буду ездить! Просто, -- добавляет ехидно, -- тебе рассказывать не буду, и всё. Вот, подожди, -- стращает она меня, -- подрастет чадо, как позвонит тебе, как начнет мозги полоскать: где ты, почему ты, с какой стати. И всё это под соусом, что она волнуется. Она волнуется, -- продолжала распаляться она, -- а ты из-за нее будешь дома сидеть! И всё. Нравится?
-- Нет, -- горестно, но искренне выдохнула я. Отчего-то в таком ключе я обо всем этом не думала. Мне хорошо, я уже большая, а чадо еще маленькая. Потому беру от всех миров: уже ругаю родителей и еще не получаю подобного от детей.
-- Вот тогда, -- завершает она свою пламенную речь, -- сиди и молчи. И только говори мне и родителям: молодцы какие, съездили, вернулись, все живые и слава богу. Поняла?

Я всё поняла, я звоню родителям, я твердо решила говорить только, что все молодцы.

-- Как дела? -- бодро начинаю я.
-- Прекрасно, -- спокойно отвечает папа и замолкает.
-- Что делаете, что делали? -- аккуратно выясняю я.
-- Сейчас гулять пойдем, -- тянет папа и явно что-то недоговаривает.
-- А вчера что делали? -- я уже поняла: все проблемы всегда вчера, а сегодня, как всегда, уже всё хорошо.
-- В Ашкелон ездили, -- бодро рапортует папа. У меня перехватывает дыхание: в Ашкелон?! И после этого не ругаться?! Они что, обалдели?
-- Вы с ума сошли? -- выдыхаю я, стараясь держать себя в руках. Я стараюсь следовать заветам бабушки Ыкла, но чувствую, что долго не выдержу. И вот это называется ответственные взрослые? Ну вот как после этого с ними говорить?! Хуже детей, много хуже!
-- Ничего мы не сошли, -- спокойно продолжает папа, -- надо же было Б. навестить, они там одни, им страшно, а так, смотри как хорошо, мы приехали и уже не так страшно.
-- И в честь вашего приезда, -- ехидно и почти не сердито продолжаю я, -- отменили обстрелы, я правильно понимаю?
-- Подумаешь, обстрелы, -- отмахивается папа, -- там знаешь какой большой стол, мы все под ним поместились! И вообще, дорогая доченька, -- переходит папа к воспитательному тону, -- я тебе напоминаю: это мы твои родители, а не наоборот! Так что, -- продолжает он ехидно, -- смирись и терпи. Между прочим, -- добавляет он внезапно, -- когда была угроза ядерной войны, американских школьников учили чуть что прятаться под парты! А мы что, хуже?!

Из всего этого я понимаю только одно: у меня слишком взрослые родители, слишком. И я не понимаю когда и как это произошло -- я не успела оглянуться, а у меня уже совершенно взрослые родители. Я это давно знала и даже писала об этом, но всякий раз меня поражает это заново. Когда они успели так повзрослеть, недоуменно думаю я, но, главное, почему они совершенно отбились от рук?!
Лучшая история за 12.10:
Года три назад, когда ударили первые бодрые морозцы, одна студенческая парочка решила попрощаться со своим дачным поселком на зиму, пока его не завалило снегами, и заехала туда прогуляться. Золотая осень, хоть и изрядно облысевшая, еще держалась гордо, как на последнем параде. Гасли желтые и красные цвета, но главный уральский цвет - жизнерадостный хаки - выморозить невозможно. Строгими штыками торчали сосняки, привольно разлапились ели, угрюмыми пирамидами темнели опустевшие дачи, и в общем полной неожиданностью для этой пары было услышать в тишине отчаянный тонкий мявк.

Он еле доносился издали с большими паузами – ясно было, что какой-то злосчастный котенок долго собирался с силами, чтобы снова заорать во всё горло, но плохо у него это читать дальше
Рейтинг@Mail.ru