Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
17 октября 2020

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Подслушано в электричке. Молодая женщина говорит по телефону:
- Дорогой, на тебя готовить? ... А я всё равно приготовлю... И только попробуй не съесть!
Ещё в советские годы был откомандирован в составе группы из пяти инженеров в один из глухих колхозов нашей необъятной родины.
В первый день по прибытии решили отметить начало трудовой деятельности. У каждого с собой естественно было. Естественно, этого оказалось недостаточно.
Вопросом, где взять ещё, озадачили хозяйку, к которой были определены на постой.
Та, секунду подумав, сообщила, что самогоном можно разжиться в соседней деревне. Далеко ли та деревня? Если по большаку, то вёрст десять. Напрямую, через поле, шесть. А если вдохнуть жизнь в мотоцикл «Минск», принадлежащий её сыну, который проходит срочную службу в рядах Советской Армии, то до заветной цели окажется и совсем рукой подать.
Нет такого средства передвижения, за исключением разве что дохлой лошади, которое не могли бы оживить пять технарей, жаждущих продолжения банкета.
Впрочем, мотоцикл оказался не в таком уж плохом состоянии. Он был извлечён из гаража, подвергнут техосмотру, и через полчаса уже мог перемещаться без участия мускульной тяги.
В добрый путь был отправлен самый трезвый, ответственный, а главное - единственный, кто владел опытом передвижения на столь экзотическом транспортном средстве.
Остальные остались ждать в томительном предвкушении.
Вернулся гонец значительно позже предполагаемого срока. С самогоном. Но при этом – пешком, крайне дурно пахнущий, и с ног до головы покрытый неким субстратом, который на поверку оказался обыкновенным куриным дерьмом.
Что выяснилось? Гонец выбрал естественно кратчайший маршрут, через поле, и двигаясь чётко в указанном хозяйкой направлении вскоре достиг своей цели. Совершив сделку купли-продажи, он двинулся обратно. И на обратном пути угодил в огромную яму, вырытую посреди поля и до краёв наполненную жидким куриным помётом.
Как водится, разом сошлись в одной точке множество неблагоприятных факторов. Сумерки, лёгкая нетрезвость, отсутствие практического опыта вождения, и полное незнание местности. Кроме того, выяснилось что свет и тормоза не являются сильной стороной чуда советского мотостроения.
Когда группа спасателей, взбодрив дух привезённым самогоном, выдвинулась к месту происшествия, из ямы с дерьмом торчал только краешек фары. С помощью лебёдки и такой-то матери мотоцикл был извлечён, отмыт, и за несколько дней, в свободное от работы время, перебран практически до винтика, в результате чего стал краше нового.
Через несколько дней, в субботу, планировалась баня, и потребность посетить соседнюю деревню естественным образом возникла снова. Отправлен был тот же гонец. Как человек, уже имеющий практический опыт и знание местности. Единственным условием было передвигаться строго по большаку, тщательно избегая каких бы то ни было прямушек.
Вернулся гонец, как и предыдущий раз, значительно позже предполагаемого срока. Как и прошлый раз он пришел пешком, весь с ног до головы в курином говне, к тому же с разбитым в кровь лицом и огромной шишкой на голове.
Что выяснилось? Выяснилось, что на большаке тоже встречаются ямы, только ничем не заполненные, а просто так себе ямы. В одну из таких ям на полном ходу гонец и угодил передним колесом. Сам мотоциклист при этом отделался ссадинами и шишкой на голове, а вот мотоцикл оказался полностью не способен к дальнейшей эксплуатации. Сочтя эти повреждения недостаточным основанием для прерывания экспедиции, гонец спрятал бесполезный уже мотоцикл в кустах, и продолжил путь в деревню пешком. Там он совершил сделку купли-продажи, и двинулся в обратный путь.
Разница в четыре версты несущественна для мотоциклиста, но весьма существенна для пешехода. Поэтому обратно гонец решил идти прямушкой, через поля. И где-то по дороге угодил ровно в ту же яму с куриным дерьмом. Роковую роль сыграли всё те же сумерки, а также то, что гонец всю дорогу регулярно прикладывался к болеутоляющему.
Мотоцикл вернули на место, привели в порядок, загнали в сарай, сарай закрыли на замок, а ключ отдали хозяйке с наказом не давать его никому из них ни при каких обстоятельствах. А за самогоном с тех пор ходили исключительно пешком и минимум по двое.
Потому что для целеустремлённых людей шесть вёрст не расстояние.
Проснулся сегодня среди ночи от того, что кто-то громким и грубым голосом рассказывает про Мазепу и Петра 1. Подумал может снится? Да вроде нет... Открыл глаза - телевизор выключен (иногда забываем выключить). Встаю, иду в зал. Берти (наш кот бенгал) сидит перед компьютером и внимательно смотрит видео про Мазепу...
Комп был в спящем режиме, муха села на монитор, Берти начал лапой стучать по сенсорному экрану, включил комп, запустил youtube, выбрал видео. А вы говорите - обезьяна не может случайным образом, стуча по клавишам печатной машинки написать "Войну и мир"..
Соседка снизу нас проклянёт...
ПОЛЁТ НА МАРС

Эта история имела место быть год назад, и когда грянул карантин наша семья была уже к нему готова. Сидение дома носом к носу мы выдержали достойно и даже ни разу серьёзно не поругались. Вот, что значит, господа, тренировка.

Мужа выгнали в отпуск. Он по магазинам за кормом прошвырнётся за час и плотно дома обретается. Я тоже дома сижу безвылазно по независящим от меня обстоятельствам. В общем двое на «подводной лодке», так сказать.

Проходит две недели. Муж дома-это дело такое: подай, принеси, покорми, напои, полечи, зашей дырку в носке, посмотри, чё у него там за прыщ на спине и выслушай хрень, которую он несёт у телевизора, так сказать комментирует мировые события. Ну и бонусом жужжит на кухне своим микростанком, хобби у него такое, на кухне грязь разводить.

И наконец вся эта «мутатень» стала раздражать. Захотелось «забанить» его по полной программе. Но пока изо всех сил терплю.

И вдруг помощь пришла. Из интернета. Открываю новостную ленту, а там… Учёные решили в будущих полётах на Марс усыплять астронавтов, чтоб не поубивали друг друга. Так и было написано, чтоб не поубивали.

Бегом сварила борщ, курицу и кое-что по мелочи. И почему-то легко уснула, мужу сказала, чтоб не будил, я в анабиозе. Проходит 10 часов. Я сплю. Почти не просыпаясь пью, писаю и принимаю лекарства. И снится мне Марс. Будто там народу странного туча, и все меня гонят, лети мол обратно у нас и так тесно.

Проходит ещё 10 часов. Обеспокоенный муж периодически заглядывает в мою комнату, но будить не рискует. Мой мобильник отключен, но кто-то пытается достать меня по городскому. А я всё равно сплю, слабонервных на Марс не берут. Он же и продолжает мне снится. Уже прижилась, не гонят.

Проходит ещё 10 часов. Муж в отчаянии всё-таки начинает меня будить. Просыпаюсь и вижу его взволнованно-охреневшее лицо, и с нежностью говорю: « Я не убью тебя, милый. Я никогда тебя не убью!...» Занавес.
- Ты смотри, что Америка опять вытворяет!
-Успокойся, Володь! Не ругайся во-первых, а во-вторых, что на дураков обижаться попусту? Не надо!
Ну, вот, опять спорят. От безделия. Устроились на лавочке, до пиво из банок хлещут, как в американских фильмах. :-))
Жратва у них, конечно, вкусно пахнет, красиво выглядит. Только боком потом всё это как-то выходит. Пьют вообще кислоту с химией в разных упаковках, да нам продают.
Вот фильмы их я люблю! Боевики - особенно! Нравится мне когда они друг дружку чем попало мутузят! Жалко дураков! :-))
Ну, о Любви другая быль, да и не дураки они вообще-то, а только смотреть за ними надо и не в два глаза а во все четыре!
Помню, еще при Советском Союзе было - тогда наша страна Так называлась. Ну ладно, ещё лучше будет! :-))
Приехали в наш город американцы. Вот пришли они в "Дом профсоюзов", а у нас как раз курсы английского. :-))
За полгода до этой анкеты в КГБ заполняли, да при поступлении на курсы (ПЛАТНЫЕ!) Бланки заполняли: кто - Ф.И.О, откуда - адрес, для чего - цель изучения и так далее. :-))
Мы их спрашиваем, откуда, мол, да что. На английском, разумеется.
Они сначала обалдели:
- Мы из Соединенных Штатов, - говорят.
А мы им:
- Заходите, гости дорогие!
Да каждому в руку - сумочку маленькую из бумаги с открытками, ручкой и, конечно, с матрёшками. :-)
Сидим, разговариваем. Они со своим преподавателем о своих городах рассказывают, о себе. Мы - про себя про свою жизнь.
Только вот забыли как-то, что у них обычай такой - как подарок подарили, так надо обязательно сразу открыть. :-))
Все полезли в подаренные нами сумочки. Посмотрели, как всё красиво и Давай дальше, "за жизнь" болтать.
Все да не совсем. Рон, смотрю, (он справа от меня сидел) начал открытки рассматривать. На открытках - красоты городские дома старые и новые, фонтаны, а на обороте что за место на русском и на английском написано.
Специально наборы такие искали, подбирали! :-))
Американец смотрит, кивает. Я его спрашиваю, что у вас, как?
А он:
- А у нас, типа, небоскребы, магазины.
- У нас, - говорю, - много в послевоенные годы построили. А вот этот дом, - показываю на открытке, - построили когда Соединенных Штатов ещё не было!
Зря я это сказал. Он вообще замолчал даже не спросил, после Какой войны большой дом построили.
Они про вторую мировую почти не слышали, а про Великую Отечественную - даже не знают.
Другие тоже слушают, открытки рассматривают.
Шейла - облачко такое в футболке, негритянка, 2 метра ростом и в плечах, душа компании спрашивает:
- А что это у церкви написано? Почему 7 тысяч? Это столько людей похоронено? :-))
- Нет, - отвечаем, - это наш местный святой, он умер, когда ещё по старому стилю календарь был 7 тысяч... - "от Сотворения мира" или лет 120 назад.
Американцы в ступоре застыли - глаза открыты, не дышат.
Они и не подозревали, что на Руси календарь свой! Был. Пока Петр 1 не отменил. А современный календарь мы поучили ещё в 1917 году. :-)
Смотрю, американец открытки сложил, а игрушку вытащил.
- Что это? - спрашивает.
- Это матрёшка! - отвечаю, - она в сарафане, это платочек, щечки, это передник. :-)
Он говорит:
- Как красиво! - и дальше рассматривает со всех сторон.
Матрёшки, надо вам сказать, были сделаны Мастером - по специальному заказу: Партия сказала: "Надо!" Мастер ответил: "Сделаем!"
Вот такое чудо, просто загляденье!
Сам бы ни за что никому не отдал, но друзьям не жалко! Семь штук всего внутри! Каждой матрёшки!
Бровки, губы у наших красавиц всё до последнего волоска прорисовано, а подогнано так плотно, что когда трясешь - ничего и не слышно!
Долго-долго Рон смотрел, потом вдруг говорит:
- Она сломалась!
Я смотрю, а там такая как бы трещинка вроде посередине.
- Нет, Рон, - успокаиваю, - она открывается! :-))
Покрутил "мудрец" игрушку так и так. Я думал, - играет, а он спрашивает:
- А как она открывается?
- Там нет резьбы, Рон, просто открывается.
Показываю, раздраженный. Мне же интересно послушать, что другие рассказывают!
- WoW! говорит там ещё одна!
Для него всё равно что Вселенная новая открылась. Рассматривает, вертит, крутит.
Долго разглядывал. Матрёшки же не только по размерам отличаются, но и чуть-чуть другие глазки, переднички, платочки.
Вдруг опять:
- Она сломалась, - чуть не плачет! :-))
- Нет, Рон, - говорю она разбирается!
Он Осторожно открывает достаёт Третью трясёт прижимают к уху разглядывает.
- Там внутри что-то есть? - спрашивает.
- Да, Рон, Конечно! надо только повернуть! :-)
Столько открытий за один день, это было здорово! Наверное, он был поражен не меньше, во всяком случае, а то и больше, чем были поражены люди, когда поняли, что Горизонт - это не край Земли. :-))
После того как он так же удивился открыв четвертую, я сказал:
- Дома, Рон, посмотришь. :-))
Широко открытыми голубыми глазами внимательно разглядывала меня Мэри - тоненькая блондинка из Сиэтла, когда я сказал, что отслужил в Советской Армии.
"В гостях хорошо, а дома лучше!" - такая же пословица есть и в английском языке.
Мы спели "Подмосковные вечера" на английском, для гостей, которые и так уже обалдели, а потом после третьего припева начале подпевать.
Спели пару американских песен "Мы всё преодолеем!" и "про Бонни".
"Откуда вы знаете?" - удивлялись гости.
От верблюда, блин! Что разрешили, то и поём! :-))
Когда они собрались уходить, я сказал Рону:
- Не забудь подарки!
Он ухватил свою сумочку с матрёшкой как нищий золотой слиток.
"Они такие же, как и мы, только американские!" - думал я.
Через пару дней зашли мы с приятелем в городской парк после работы. :-))
Вдруг Шурик спрашивает:
- Кто это там обёртку жрет?
Смотрю - Рон! Гуляют они с переводчиком, а ему 21 года нет, Вот он бутылку жигулевского пива в бумагу и завернул, чтобы не видно было.
Да только не принято было в Советском Союзе пить - есть на улице, тем более "на ходу", не в обёртке, не без нее. :-))
Гигиенические правила соблюдали!
Нет, конечно после трудовой смены в кустах находили "немножко не трезвых", но с такими Мы боролись. :-)
Сейчас демократия, "пивнухи" на каждой улице, в магазинах барахла и жратвы навалом.
Только стоит ли оно всё дружеского локтя рядом, да любимой ладони руки в руке? Да дедов помнить, не только тех, которые в прошлом веке жили, Но и тех, кто Русь строил еще до появления Христа!
Забавная история из начала семидесятых годов прошлого века. Мой муж был командирован в одну из небольших стран Западной Африки на 3 года. Тогда на такой большой срок советских граждан отправляли с семьями, вместе с мужем полетела и я с маленьким ребёнком. Перелёт был довольно сложный. Из Москвы летели на ИЛ-18 в Лагос (тогда столицу Нигерии) с промежуточной посадкой в Триполи, а в Лагосе пересаживались на самолёт местной авиакомпании.
Столица страны, в которой мы жили, была застроена со времён бытности французской колонией одно- двухэтажными виллами, в некоторых из них ещё сохранялись земляные полы. Чем более современными были кварталы домов в европейском стиле, тем дальше они располагались от центра города.
Советские граждане, командированные МИДом, жили в основном в посольском доме на соседней с посольством улице. Работники торгпредства, ТАСС, консул, советник посольства, корреспондент газеты «Правда» жили в городе на разном удалении от посольства. Вся советская колония не превышала 50-ти человек.
Климат в стране - экваториальный, температура в зависимости от сезона (сухой или влажный) колеблется от 25 до 32 градусов по Цельсию. Соответственно одеваться хочется во что-нибудь лёгкое и натуральное. Перед отъездом купила в ЦУМе сатиновый костюмчик: брюки (не шорты, боже упаси) и кофточка под горлышко, плечи прикрыты, спереди кофточка доходила до бёдер, но вот спинка заканчивалась на сантиметр ниже застёжки лифчика, т.е. часть моей спины, о ужас!, была голая. На тот момент мне было 27 лет, никаких складок на спине и выступающего живота, кожа гладкая. Оскорбить взоры окружающих я не могла ещё и потому, что местные дамы, не работающие с европейцами, разгуливали топлесс, просто обернув бёдра куском ткани, довольно ярко раскрашенной. Второй кусок ткани сворачивался в жгут, кольцо из этого жгута клали на голову, а на него водружался эмалированный таз, заменяющий местным матронам и дамскую сумочку, и пластиковые пакеты, которые в те годы не были распространены. Зато осанка у африканок была царская.
В один прекрасный день в эту африканскую страну приехал с инспекцией высокопоставленный чиновник со Старой площади. Проверял, как советские граждане живут и работают так далеко от границ Родины. Событие не рядовое, поэтому при объезде мест проживания работников визитёра сопровождали лично Посол Советского Союза и дипломаты высокого ранга. Поскольку время было рабочее, в доме были только мы с малышом. Все пояснения высокой персоне давал Посол, всё в доме было в порядке, замечаний не было. Моё участие в разговоре свелось к «Здравствуйте, проходите пожалуйста!» и «До свидания».
Спустя приблизительно полчаса (время комиссии доехать до посольства и расположиться в кондиционированном помещении с охлаждёнными напитками) звонит огорошенный муж: «Начинай собираться, нас высылают в Москву в 48 часов, руководителю - выговор». Вскоре приезжают муж и руководитель подразделения и объясняют, что по мнению инспектора я непотребно одета, позорю высокое звание советского человека, поддалась развращающему влиянию запада и т. д., и т. п. Высылка означала полный крах карьеры мужа и несмываемое пятно на репутации.
К швейным изделиям обычно прикрепляется картонка с указанием реквизитов. Такую картонку от шокирующего инспектора костюмчика я, по счастью, не успела выбросить. А на картонке кроме артикула было напечатано, что данное изделие сшито советской фабрикой в соответствии с ГОСТом, следовательно рекомендуется советским женщинам. К подобной картонке всегда был пришит кусочек ткани с пуговичкой, так что её принадлежность к скандальному костюму сомнений не вызывала.
Свидетельство происхождения костюма было незамедлительно представлено пред светлы очи, на что было снисходительно промолвлено: «Идите, работайте».
Вдогонку к вчерашней истории про да Винчи.

В 1571 году, в одной венецианской церкви, сгорела картина Тициана «Тайная вечеря». Хозяева идут к известному тогда художнику Паоло Веронезе, и просят нарисовать новую.

В 1573 году он выполняет заказ, всё вроде нормально… через три месяца, повестка от Святой Инквизиции. Он приходит, и его, пока вполне культурно, спрашивают «Что вы тут нарисовали? Шуты кругом, поварята, солдаты… вы бы еще проституток намалевали.» Паоло отвечает «На полотне оставалось свободное место, я решил его заполнить так, как мне казалось правильным». Инквизиторы в ответ заявляют, что им подобное заполнение правильным не кажется, и велят за три месяца исправить картину, иначе допрос продолжится на менее культурных тонах.

Через три месяца приходят проверять… А на картине всё то же самое.

Инквизиторы начинают напоминать условия, в ответ Веронезе указывает… на название картины.

Они смотрят, а там вместо «Тайной вечери» написано «Пир в доме Левия». Открывают Евангелие, а там ясно написано, что да, был Иисус на таком пиру, и обедал там с учениками, и прямо говорится, что были среди присутствующих не самые подобающие лица (что Иисус объяснил тем, что кому-кому, а уж грешникам Бог необходим больше всего). Всё по картине.

Почесали в затылке инквизиторы, но придраться не к чему.
Вчера прочел тут о ребенке, читающем Есенина и Маршака в детском садике в 5 лет.

Еврейские дети в этом плане вообще могут преподносить... нежданчики.
Мне, помнится, было 4 года. Историю эту я помню обрывками - память в 4 года несовершенна, но остальное мне время от времени пересказывали родители.

На каком-то не то утреннике, не то просто какой-то детсадовской групповухе, когда все детки собраны вместе, а воспитательница их просит прочесть стишок или спеть песенку, и они, выйдя в середину, это делают, меня попросили спеть. Нет, задатков Карузо у меня не было, но мальчик я был музыкальный и пел правильно.

В то время в моем воспитании большое участие принимал мой дед, который учил меня петь всякие песенки, которым в детском саду не учили. Например, вот это:
(поется на мотив одной увертюры):

Страшная вещь, непонятное дело, отчего эта жопа потеет?
Жопа потеет, жопа потеет - объяснить никто не умеет.

И еще многому. Такому, что папа иногда беспокоился, что когда-нибудь это сможет создать проблемы.

Далее от лица воспитательницы, которая заодно была тещей папиного сослуживца и заодно друга (с его дочкой мы в группе были вместе) и потому связь была оперативной:

- Выходит Мишенька в центр, и говорит: "Я вам сейчас спою еврейский гибн. Так и сказал - гиБн".
И начал:
"Пока не пропала наша одежда, возвратимся в землю отцов
Возвратимся в землю отцов, в землю царя Давиииида".

Надо отдать должное, мне дали допеть. Последствий это для папы (на тот момент старлея-танкиста) никаких не имело - по счастливой случайности, других воспитательниц с нами в тот момент не было, и информация осталась в надежных руках.

Но папа, каждый раз вспоминая этот эпизод, добавлял:
"Ты ж самую суть просек! - пока не пропала наша ОДЕЖДА!".
Прислал намедни Booooo историю. Его там в городок шериф не пустил за то, что не понравился ... то ли его физиономией, то ли физия автомобиля, а может, девичья фамилия бабушки - шериф не сказал. И пообещал посадить на ночь в клетку без предъявления обвинений ... да, просто не понравился ... а рассказать, как это бывает в демократических странах?

Едем в демократической стране Турции на такси к ... как это назвать? В принципе мне было к начальнику гаи провинции, но подозреваю, что в здании там сидело не одно гаи. Офисная многоэтажка, высокий бетонный забор с колючкой, КПП и шлагбаум как у нас в учебке, проходная с досмотром, в отдельной будке солдат с автоматом навытяжку. Серьёзная организация в общем.

Таксист тормозит прямо перед шлагбаумом. Не успеваю посмотреть на счётчик, как прямо перед моим носом в окно вплывает дуло автомата, а за ним ... полностью так и не вплыло ... наверное, в окно не влезло ... кино про усатых мордатых янычар видели? Вот такая харя, по ощущениям больше окна в такси. Далее на турецком и с турецкими эмоциями:

- Ты, талантливый таксист, ты вообще понял, какой выезд ты перекрыл? Я тебя сейчас даже не оштрафую, как бы ты ни просил!
- Сам талантливый охранник, а где мне пассажира высадить?
- Для вас же, хороших водителей, парковку построили! Туда вези!
- Ты видишь, ябанджи привёз? Он с той парковки заблудится и под машину попадёт при переходе по их правилам! Когда твой шеф место для остановки выделит?
- Хорошо, давай рассчитывай быстро и уматывай, пока никто не захотел заехать! Уже долго ругаемся.

Вот так. А теперь вернёмся в иную реальность, где сказать копу, что хочешь посмотреть его город - уже повод попасть за решётку. И где демократия?
В Турции, однако.
Не такой как все

Сын работает на мебельной фабрике. Вчера в конце рабочего дня подходит к нему бригадир и говорит:

- Останься на час после смены, а то план горит.

- Не могу, я в парикмахерскую записался после работы.

- От коллектива отрываешься? Я с бригадой поговорил, все согласились остаться, только ты один против! Останься.

- Нет.

Бригадир, недовольно бурча что-то себе под нос, отошел.

Сын дождался конца смены, пошел переодеваться, а в раздевалке... вся бригада домой собирается. Он удивился и спрашивает у парней:

- Как так? Мне бригадир сказал, что только я один отказался, а все остаются еще на час работать.

Парни ржут:

- Не парься! Он каждому из нас это сказал!

© smile2
Илья Шульман

Черт меня дернул надеть бейсбольную шапочку с неприличным словом на русском языке. Каким — не скажу. Людям, которые считают себя интеллигентными, произносить такие слова нельзя. Остальным можно. Шапочку мне купила Наташа в каком-то интернетном магазине. Видимо, как всегда, из хулиганских побуждений.
А бейсболку эту я нацепил не столько ввиду нещадного южного солнца, сколько из принципа «не пропадать же добру», совершенно не опасаясь, что кто-нибудь сумеет прочитать мой крайне пессимистический вердикт.
В самом деле, кто из четырех тысяч полутрезвых пассажиров огромного круизного лайнера, сейчас белой скалой возвышавшегося над причалом в Гондурасе, мог знать русский язык? Ясен пень, никто.
На острове делать было нечего. Пляж мы уже посетили, вдоволь повалявшись в тени кокосов. А все остальное — обычная задница мира, как и почти везде на Карибах. Пыльные замусоренные улочки, лачуги с окнами без стекол, ободранные пальмы, роняющие гулкие, жестяные листья, ленивые торговцы ананасами рядом со своими тележками. У дощатой халупы под гордой вывеской «Банк» стоял живописный охранник с ружьем наперевес. В военном френче и шортах в цветочек.
Вокруг порта теснились ряды лавок. Во всех продавалось одно и то же: сувениры, парфюм и часы. Мол, купил ненужную фигню, подушился, сверился со временем — и вали обратно на пароход.
После пары бутылок местного, весьма недурного пива «Порт Ройял» мы завороженно двинулись по предначертанному судьбой маршруту. Покуда Наташа выбирала магнитики на холодильник, в заднюю распахнутую дверь магазинчика вошел эбонитово-черный надменный петух. Он презрительно моргнул правым глазом и, похоже, прочитал то, что было написано на моей бейсболке, потому что немедля выскочил вон, возмущенно кукарекнув на прощание.
Мне сразу вспомнилась моя детская мечта завести красивого петуха вместо будильника. Мы вырастаем, взрослеем, и мечты наши становятся унылыми, словно осенний дождь. Я вот мечтаю заменить окно в спальне. Вы знаете хоть одного ребенка, который мечтает о дурацком новом окне?
В отместку за неприличную надпись я купил для Наташи волшебный посох. Их прямо на улице вырезал пиратского вида туземец, ловко орудуя страшными кривыми стамесками. Посох был потрясающий: в полный рост среднего карлика, суковатый, темный, весь покрытый колдовскими татуировками. Набалдашником служила почти натуральная куриная голова.
От этой дикарской красоты Наташа решительно отказалась и, когда мы вернулись на корабль, ушла отдыхать в каюту. Я же решил неспешно пройтись по прохладной внутренней палубе, величественной поступью смахивая, наверно, на мажордома с жезлом в Лувре времен Короля-солнце.
Около розового бара я спустился на эскалаторе с восьмого на седьмой этаж, прошел через казино и у аргентинского ресторана повернул к бутикам. Одного взора оказалось достаточно: опять сувениры, парфюм, часы. Наверно, все человечество родом из Гондураса. Все, что нас привлекает, это блестящие бусы и крашеные перья для втыкания в хвост.
А вот роскошь алкогольного «дюти-фри» меня заманила. Разноцветные бутылки на полках источали неземное сияние. Не в силах противиться зову сердца, я вступил в пустующие райские кущи и от восторга трижды, как царь Берендей, стукнул посохом о мраморный пол. Молодой продавец в элегантном костюме с галстуком критически смерил меня взглядом и на чистом русском языке продекламировал:
Падут и троны, и начальства,
Истлеет посох, как и скиптр;
Венцы лавровые поблекнут,
Трофеи гордые сгниют.
— Жуковский? — уточнил я на всякий случай.
— Такую страну потеряли, — вздохнул продавец, — такую культуру. Не осталось уже образованных людей. Вы как к «Чивас Ригал» относитесь? Не желаете ли продегустировать? Бесплатно. Восемнадцать лет выдержки.
— Желаю, — я осторожно кивнул.
Он набулькал восхитительно пахнувшего виски из сказочной бутылки в крохотный пластиковый стаканчик. Изогнув шею как шахматный конь, на официальном бейджике я разобрал имя Эндрю.
— За Василия Андреевича! — подбодрил продавец.
Я поднял мой одноразовый стаканчик, словно хрустальный бокал, и горло обожгло благородным огнем.
— Вы знаете, Андрей, а я помню, как в моем детстве в Летнем саду две старушки беседовали по-французски. Вы сами откуда?
— Из Харькова. Восемь лет в море. Даже жениться некогда. Сейчас я дам вам попробовать настоящий эликсир.
— Это водка?
— Помилуйте, разве я позволил бы себе налить… гм… водки? Это чистый джин.
— За Михаила Афанасьевича?
Андрей из Харькова коротко поклонился. Мне было искренне его жаль. Он не мог выпить и не мог жениться. Собственно говоря, мужчина и появляется на свет только ради этих двух вещей.
После тостов за Александра Сергеевича и Николая Васильевича в помещение твердой походкой абсолютно пьяного человека вплыла дама средних лет. В вертикальном положении ее поддерживала симпатичная девочка рыжего окраса. Я вежливо отступил в сторону. Дама была готова потратить целое состояние на несколько красивых бутылок, но с условием, что их тут же доставят в ее каюту. Андрей профессионально выразил сожаление и пояснил, что она вправе скупить хоть весь магазин, однако получить покупки сможет лишь по окончании круиза. Таковы правила «дюти-фри».
Странно, неужели ей недостаточно дюжины баров, открытых чуть ли не круглосуточно?
— Корабль дураков, — резюмировала дама и, покачнувшись, вдруг сфокусировалась на моем посохе:
— О, у вас «брахма».
— Простите? — не понял я.
— Но порода «араукана» гораздо выгоднее. Я вижу, у вас тяга к птицеводству. Идемте в бар, я расскажу, как надо правильно выращивать счастливых цыпочек. Кстати, — она ткнула локтем девочку в бок, — моя дочь. Ей восемнадцать лет, и она думает, что умеет играть на пианино.
Через час я знал о курах все. Чем они болеют, когда для яйценоскости нужно искусственно день увеличивать, а для упитанности — уменьшать, какова продолжительность жизни бройлера, чем пахнет помет и куда девать некондиционный пух.
Джудит владела гигантской птицефабрикой в Айове, которой самолично управляла после кончины Джефа. Он был хорошим мужем, потому что раз в год на День Матери приносил ей кофе в постель. Пусть он и был реднеком, родившимся в резиновых сапогах, но ведь реднеки тоже люди, если к ним как следует приглядеться. Да она и сама чай не из страны розовых пони. Выросла на ферме, где по воскресеньям развлекались тем, что стреляли тыквами из самодельной пневматической пушки по старому пикапу.
Она прихлебывала коктейль и дымила, прикуривая одну сигарету от другой. Дочка сидела рядом и просто улыбалась. Она всегда молчала и всегда улыбалась.
В лифте Джудит нажала кнопку шестнадцатого этажа. Я понял, что она живет на небесах. «Небесами» назывался отдельный кораль для богатых. У них были шикарные апартаменты, свой бассейн, свой ресторан и персональные слуги-батлеры. Был даже лифт специальный, куда остальному простому люду вход запрещался.
Всю неделю, пока наш ковчег странствовал по Карибскому морю, я встречал Джудит с дочкой то тут, то там. В театральном зале во время вечернего шоу, где они сидели на местах, зарезервированных для небожителей. В японском ресторане, на прогулочной дорожке. Джудит приветливо махала мне, и за ней стелился сигаретный дым. Она непрестанно пила и курила. Там, где курить было нельзя, она доставала из сумки хитрую паровую машинку и курила все равно. У меня сложилось впечатление, что она себя убивала, настолько отчаянно и безысходно это выглядело. Или как еще это можно было объяснить? Загадка не давала мне покоя.
Перед возвращением в Майами я зашел к Андрею. Мимо по коридору продефилировала неразлучная парочка.
— Странная женщина, — поделился я с Андреем.
— А вы разве не поняли? — удивился он. — Она больна. Она умирает. Я таких уже много повидал. У меня глаз наметан.
И здесь в моей голове мелодично щелкнула невидимая пружинка, провернулись давно не смазанные шестеренки, и все детали безумного калейдоскопа внезапно сложились в яркую и ясную картину: куриная королева прощалась с жизнью. Как же я сразу не догадался?
Она прощалась с легким бризом у голубого персонального бассейна, со стейком средней прожарки под соусом из авокадо, с таинственным, еще не размешанным облачком молока в утренней чашке кофе, с приятной тяжестью нагретых массажных камней в салоне спа, прощалась с праздничным медным солнцем и мягкими босоножками «Гуччи», с огненно-красной помадой и надоевшей мозолью на левой ноге. И что с того, что Джуди делала это, погрузившись в алкогольный туман? Каждый прощается как умеет.
Посох я оставил Андрею из Харькова. Просто прислонил его в уголке к полке с испанской малагой.
Ненавижу курей.
11

Вчера<< 17 октября >>Завтра
Лучшая история за 06.11:
А ВОТ И ПАПА НАЧАЛ ПРИЕЗЖАТЬ
Однажды мы с мамой принимали гостей. Гости поинтересовались, когда вернётся из санатория мой отец. Но отец-молодец махнул после санатория к родственникам и застрял у них на неопределённое время.
В самый разгар застолья раздался звонок в дверь. Это был почтальон, доставивший маленькую бандерольку. Мама не утерпела и вскрыла её. Это были…зубные протезы. Отец забыл их в санатории, а администрация любезно отправила утерянное владельцу с доставкой на дом.
Мама задумчиво покрутила искусственные челюсти в руках и с чувством сообщила гостям: «А вот и папа начал приезжать...»
Рейтинг@Mail.ru