Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
17 июня 2019

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
В моей семье все полные - от хxl и выше. Я же в начальной школе не обладала «правильной детской пухлостью», и меня таскали по врачам: искали то глистов, то страшные заболевания, то нервные расстройства. У шестого по счету диетолога мама психанула и громко попросила «объяснить худобу дочери». Врач молчит, мама орёт, что я умру. Врач задумчиво смотрит на маму и просит сесть. Та садится, сообщает, что готова ко всему, лишь бы знать. Диетолог: «Есть догадка, что вы её объедаете».
2
Стоматолог рассказал. Один пациент постоянно опаздывал на прием. Вот он как-то звонит в очередной раз:
- Я немного не успеваю, опоздаю минут на 15. Ничего страшного?
- Да ничего, конечно. Просто обезболивающее колоть не будем и тогда все успеем.
Пациент приехал на три минуты раньше.
На волне историй о европейской полиции, я хочу добавить и случай от меня.
Лет пятнадцать назад, один наш сотрудник, скажем Вова, поехал в Германию к своим не то родственникам, не то друзьям. Родственники, уехали туда в начале 90-х. В Германии, они хорошо устроились и прилично зарабатывали. Жили родственники в хорошем районе . Не в туристическом районе и не с иммигрантами, а там, где живут немцы.
В первый день, когда Вова вышел на работу после отпуска, я спрашиваю как было, как отдохнули? И вдруг, Вова начинает ругаться "сволочи, фашисты, мало они получили под Сталинградом" и все в том же духе. Что именно произошло он не рассказывает - "Молчит как рыба об лёд"...
Тут уже мне стало по настоящему интересно, а что же такое у него там случилось? Только через несколько дней и долгих расспросов, и по частям, я узнал:
Вова с родственником отмечали встречу. Было это "не очень поздно". Они курили на балконе, общались, как пришел "злой полицейский" и влепил им штраф… причем штраф очень даже приличный.
Зная Вову я не могу его представить, тихо разговаривающим. Скажем так у него громкий голос и он в принципе тихо не разговаривает.
Вова много возмущался, что он имеет право отдохнуть и никто ему не будет указывать где и как отдыхать… (это культурный пересказ его речи).
Я попытался сказать Вове, что то типа, ну может кто то из соседей болел или ему нужно рано на работу вставать. Вот и хотел тишины.
На, что Вова, сквозь поток ругани, донес свою мысль:
Ну так мог бы просто подняться к нам и просто по человечески попросить. "Пожалуйста потише. А они сразу в полицию звонить!"
- Вова, если бы они поднялись к тебе с просьбой разговаривать тише, ты бы его послал…, в лучшем случае...
***

Время от времени я вспоминаю, как штраф уплаченный Вовой, быстро навел тишину. Вспоминаю когда мой сосед в 12 часов ночи вытаскивают колонки на балкон и начинает петь караоке в компании еще человек десяти. Или когда другой мой сосед в 2 часа ночи решает срочно, что то просверлить перфоратором. Вспоминаю, также, когда лихие джигиты на железном коне, ночью у меня под окном включают музыку на полную громкость, и открыв двери и окна машины общаются с друзьями.
Неужели они не понимают, что это мешает соседям? Да они все прекрасно понимают! Только вот соседи им глубоко по… безразличны! А полиции, которая объяснит, что если хочешь веселиться ночью, езжай в паб, рядом нет...
Вдогонку вчерашнему «Под Раммштайн паять легко».
Наш кемпинг в Норвегии располагался на берегу уединенного фьорда в зданиях бывшей тренировочной базы морского спецназа Ее величества. В числе прочего ценного имущества от вояк нам в наследство досталась профессиональная кухня с пекарней. И хотя англичане ушли с этой базы уже лет 40 назад, и печка, и мешалка работали на славу, радуя совершенно несовременной солидностью деталей.
Стремясь сэкономить / заработать лишнюю крону, мы пекли хлеб и булочки для себя и на продажу гостям кемпинга. Ничего сложного, без изысков, только тесто и разные семечки сверху. И поскольку компания подобралась в большинстве своем молодая, без музыки (а также сопутствующих песен и плясок) на кухне никак. Благо, небольшие звучки можно и на взлетном поле слушать, не теряя качества.
И тут выяснилась интересная вещь – под разную музыку получался хлеб разного качества при неизменной рецептуре и технологии. Это случайно заметили, и начались эксперименты.
Прекрасные буханки получались под Black Sabbath и Kiss, удивительную корочку давал марш из Red Alert (но только с кунжутной посыпкой), однако Du Hast Раммштайна был вне конкуренции. Длины трека хватало как раз, чтобы в четыре руки размять, сформировать буханки и разложить по формам одну загрузку мешалки. Хлеб получался удивительный, отлично пропеченный и не черствел долго.
Немного хуже «работала» попса. Всякие диско, рэпы и прочие шансоны (их шансоны, не наши) давали съедобный стандартный хлеб. И булочки быстро черствели, их приходилось сразу есть или замораживать.
А вот классика явно не годилась. Если под «Шторм» в исполнении Ванессы еще можно было вытянуть что-то приемлемое, то Бах и Бетховен просто придавливали тесто. Оно плохо поднималось, плохо пропекалось и на вкус отдавало чем-то таким, несвежим. Хуже всего был Моцарт. «Волшебная флейта» и «Маленькая ночная музыка» просто убили две дежи теста. Оно получилось клейкое, волглое, липло и рвалось одновременно, горело, но не пропекалось. В общем, классику из репертуара кухни исключили. Так и гремела в кафельных стенах эта история обманутой любви.
Только вставил наушники, слышу, таксист спрашивает, как меня зовут, но не реагирую. Водила: «Похуй, будешь Саньком», - и заводит свой монолог.
3
Из интервью 2010г. замечательной актрисы Инны Владимировны Макаровой:
— Вспомнила смешной случай.(*время учёбы во ВГИК в мастерской Сергея Герасимова) Мы играли этюд по Джеку Лондону. Все на сцене, а мы с Женькой Моргуновым за кулисами гавкали за целую свору собак. Вдвоем подняли такой вой и лай, что получили «пятёрки» — единственные в этом этюде. Герасимов так и сказал: «Лаяли вы гениально!»
4
Было дело как-то в Судаке.
Рядом с нами две женщины почти бальзаковского возраста с фигурами с картин Рубенса, вкусив немного напитка Бахуса, шумно отдыхали. А неподалеку "бананщик" зазывал желающих покататься. И ему как раз не хватало двоих. Начали эти дамы просить сделать им скидку, так как у них не было нужной суммы. Он сначала отказывался, но видя что желающих не находится, согласился.
Умчалось судно в море, а через полчаса вернулись шумно обсуждая, как они два раза теряли одну женщину, а та чуть не потеряла плавки в море.
А бананщик так и сказал - они ведь сами просили со скидкой.
5
Из будней советского гражданского НИИ. Опять очень длинно и нудно...

Почти в любой советской организации непременно был Первый Отдел. А поскольку наш НИИ был формально гражданский, а по факту - почти гражданский, официальный штат нашего Первого Отдела состоял из начальника и секретарши (внештатные добровольцы, конечно, тоже были, но я о них толком ничего не знал). Свою сверхзадачу наш чекист, похоже, видел в том, чтобы взять со всех, включая мышей и тараканов, Подписку о Неразглашении чего-то-там.

Мне эта подписка была нужна, как рыбе зонт: работать по закрытой тематике мне по многим причинам категорически не хотелось - я бегал я от нее, как черт от ладана. Если совсем кратко о причинах - душно там было. А уж про командировки на Объекты я достаточно наслушался от коллег, видел их синюшные, пропитые лица по возвращении. Спасибо, я уж лучше в колхоз, на картошку, там тоже пьют, но там хоть воздух свежий и закуска прямо из борозды, и, главное, случается такое всего один раз в году.

Я наивно думал, что отсутствие формального Допуска оградит меня от неприятностей, и выработал Стратегию: всякий раз, когда чекист пытался меня склонить к подписанию Документа, я неизменно говорил, что по жизни я человек болтливый, да еще и выпить иногда не прочь. Ну как я могу такое подписать? Нет, лучше уж мне ничего лишнего не знать - так будет лучше и для Государства, и для меня.

Поясню: я не был диссидентом, я просто отстаивал свой шкурный интерес, и при этом ничем особенно не рисковал: будучи молодым специалистом, я на 3 года был прикован к своему рабочему столу, как каторжник к галере. А дальше - или шах умрет, или ишак сдохнет. Кстати, оказалось, что просчитался я всего на год-другой: до Катаклизма, потрясшего Страну, оставалось совсем недолго.

* * *

Но вернусь к теме: ни от закрытой тематики, ни от командировок эта хитрость меня не уберегла.

Закрытых тем в НИИ было немного, но привлекали меня к этим работам наравне с "подписными" коллегами, разве что общий контекст меньше разъясняли. Впрочем, подписным сотрудникам весь лес тоже не показывали - вот твое дерево, его и пили. Надбавки и премии за эти работы мне платили наравне с остальными. Этим заправлял шеф, а ему - что подписной, что неподписной: сделал - распишись - получи.

С командировками получилось забавнее: оказалось, у чекистов со времен Железного Феликса был на сей счет припасен готовый рецепт. В командировочном предписании ставили штемпель: "С СОПРОВОЖДАЮЩИМ". Это означало, что по прибытии на место у проходной меня должен был встретить местный надежный товарищ, и неотступно приглядывать за тем, чтобы я, несознательный и почти буржуазный спец, не учинил саботаж или диверсию.

На практике было так: человек встречал меня у проходной, показывал, где находится мое рабочее место и где - его. Как правило, мы обитали врозь, но всегда в одном и том же Периметре. Дальше следовала фраза: "Надумаешь отлучиться за Периметр - зайди сперва ко мне, я провожу. Нам же с тобой лишние проблемы не нужны, правда?" - и с этими словами сопровождающий исчезал. Он появлялся снова, чтобы напомнить, что меня пора кормить обедом или, что мне пора домой, в кроватку. Я при этом все время вспоминал фразу из фильма Леонида Гайдая: "Ты думаешь, это мне 15 суток дали? Это тебе 15 суток дали..." или фразу из песни Выоцкого: "Нас чуть не с музыкой проводят, как проспимся".

* * *

Так продолжалось достаточно долго. Но однажды произошел СИСТЕМНЫЙ СБОЙ. В одной очень актуальной для нас статье многократно ссылались на данные некоего отчета. Статья была открытой, а отчет - ДСП. Как такое пропустили в сборник - ХЗ. Потом выяснилось, что ничего военно-морского в отчете тоже не было, но выпущен он был в каком-то Режимном НИИ, поэтому автоматом получил гриф. Мой научный гуру запросил тамошнее начальство, и они подтвердили: да, есть такой отчет, он ни разу не секретный, но выслать вам копию мы не можем - извините, формальности. Сами приезжайте и забирайте под расписку.

Ехать выпало мне, как самому заинтересованному. Допуск не требовался, хватало предписания, но получать его надо было у чекистов. Запахло жареным. Я уже представил себе, как я вхожу в обитую дермантином дверь, а Внук Железного Феликса говорит мне: "Ну что, явился, голубчик... Сейчас ты подпишешь вот это и вот это, а потом подождешь месяцок-другой, пока мы всё проверим и оформим". Но вышло иначе. Хозяина на месте не оказалось, а его секретарша привычно повторила то, что делала уже без счету раз: выписала мне предписание (разумеется, "с сопровождающим"), ляпнула факсимиле Хозяина и скрепила печатью.

Уже на другой день я добрался до места. Молодой парень встретил меня у проходной и проводил до окошка выдачи документации. Я в очередной раз предъявил свои бумаги и получил под расписку копию отчета. Увидев, зачем я приехал, сопровождающий буквально расцвел: это были ЕГО отчет и ЕГО статья. Разумеется, "соавторы" тоже были, куда же без них. Но это был ЕГО триумф: кто-то прочел ЕГО статью, и не просто прочел, а заинтересовался настолько, что специально приехал из Ленинграда за подробностями! Он буквально затащил меня в комнату для посетителей где, перелистывая отчет, стал взахлеб растолковывать мне все тонкости и нюансы. А их хватало...

Примерно через полчаса к нам в комнату вошел Суровый Мужчина.

-- Вы Такой-то Сякой-то?

-- Я.

-- Соберите свои бумаги и следуйте за мной.

Я даже не спросил, кто он такой - это было ясно без вопросов. Понятно, что ничего страшного я не сделал и даже не замышлял, но в мозгу почему-то назойливо вертелась цифра "1937". На ватных ногах я доковылял до какой-то двери. Ой, а здесь точно такой же дермантин! Меня провели через приемную и запустили в кабинет. За столом сидел совершенно неприметный на вид человек. Я поздоровался.

-- Да-да, входите. Позвольте взглянуть на Ваши документы?

Позвольте... спасибо, что без наручников...

-- Да, конечно, вот...

Руки заметно подрагивали.

-- Расскажите о цели Вашего прибытия.

Скрывать мне было нечего - нетвердым голосом рассказал все, как есть.

-- Да успокойтесь Вы, в конце-то концов! Объясняю суть дела: есть информация, что Вы по подложным документам проникли на территорию режимного объекта с неустановленной целью. Мы обязаны все выяснить и, при необходимости, принять меры. Запрос официальный. Как вы это объясните?

-- ??? !!! Я - это действительно я, документы подлинные, предписание я вчера лично получал, не верите - можете запросить, пусть сверят с журналом.

-- Допустим, верю. Но тогда объясните, в чем дело? Должно же быть ЭТОМУ какое-то объяснение!

Пришлось рассказать все вышеизложенное, и даже много больше, начиная от Адама и Евы... Он был дьявольски терпелив, и всю мою сумбурную речь выслушал очень внимательно. Он ни разу меня не перебил, не задал ни одного уточняющего вопроса. А я постепенно приходил в себя, и концовку уже изложил связно, без дрожи в голосе.

-- Хорошо. Теперь в общих чертах понятно. У нас больше нет к Вам вопросов. Заберите свои бумаги. Ваше предписание мы уже изъяли, Ваш пропуск я тоже изымаю. Он Вам уже не нужен - до проходной Вас проводят. Не забудьте на выходе отметить командировку. И впредь, пожалуйста, ведите себя разумнее. Это в Ваших же интересах. Хорошей дороги!

-- Спасибо!

* * *

Могу только гадать, что происходило за кулисами, но видимые последствия для меня были минимальными: из аспирантуры НЕ выгнали, полставки МНС НЕ лишили, даже от закрытой тематики НЕ отстранили, но вот в командировки на Объекты больше НЕ посылали. А наш местный чекист просто перестал меня замечать.
Основную дорогу перекрыли и начали основательно в ней ковыряться - со вкусом и не спеша. Думаю, до осени удовольствие растянут. Транспорт и народ пустили по объездной, которой никто пользоваться не любит. Там крутая горка на ровном месте. Взбирайся, потом скатывайся - одна морока.
У объездной дороги уютно расположился частный сектор: пяток одноэтажных домиков в линию с огородами и небольшими садами. Пригляделся сегодня к территории последнего по счёту дома. Занимательное зрелище. У сарая под навесом припаркованы две машины. Одна - древний и ржавый "Москвич" и что-то более ценное под тентом. Чуть дальше в саду отдыхает мотоцикл с коляской, а сразу за ним здоровущий междугородний автобус. У самого забора на вечном приколе на боку лежит корпус какого небольшое судно, типа, рыболовного баркаса.
И вот мучаюсь который день, не могу в толк взять. Ладно, хозяин дома, допустим, водитель крутой водила и как-то автобус сумел пропихнуть на свой участок, хотя ворота явно узкие. Ладно. Но как этот сукин сын через забор на шхуне умудрился проплыть?
Лучшая история за 05.07:
Довелось мне недавно спустя много лет побывать в той деревне, в которой в детстве проводила все каникулы.

В разговорах с местными бабушками сразу бросалось пренебрежительное отношение к одному мужчине - Валере.

В его сторону за спиной часто доносились ругательства, одна бабка при мне даже плюнула ему вслед. "Торгаш, спекулянт, капиталист"- самые мягкие высказывания, которые я слышала в его адрес. Сами понимаете, более емких и едких выражений было предостаточно. На мой вопрос, а чем он так плох, все как один отвечали: "Как же, он же с накруткой все продает!!! Покупает дешевле, а продает дороже!!!"

Я, если честно, претензий бабок не поняла, зато, пообщавшись с Валерием и понаблюдав за его деятельностью, поняла, что это с бабками что-то не читать дальше
Рейтинг@Mail.ru