Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
20 июня 2018

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Пару лет назад довелось мне работать у одного клиента, что находился недалеко от моего алма матер. В один прекрасный день я ушёл чуток пораньше и решил пройтись по памятным местам. Зашёл в столовую, общежитие, лекционные залы, лаборатории, и в студенческий центр. В центре моё внимание привлекла солидная реклама спектакля "Три Сестры." Плакат гласил, что организовано это действо "Русским Клубом", и грядут события типа концерт Рахманинова, бардовский вечер, фильмы 60-х, Серебрянный Век, тематические вечеринки, итд.

"Молодцы ребята-организаторы, далеко пойдут" подумал я. А после мелькнула мысль "Знали бы они как и для чего это всё начиналось." И вспомнилось...

"Клуб Детей Лейтенанта Шмидта."

Эпиграф: "Я могу отчитаться за каждый заработанный мной миллион, кроме первого" (Джон Рокфеллер).

Моя семья приехала в США в самом начале 1990-х практически нищими. На семью из 4-х человек приходилась астрономическая сумма в $220 и несколько баулов с барахлом большинство которого оказалось бесполезным. До сих пор не понимаю, зачем мы тащили в США мясорубку, электродрель, и польский пуховик. Первые пару лет в новой стране было немного трудновато, хотя и очень весело.

Родители стали работать, подрабатывали и мы с сестрой, но в строчке "Итого" финансы пели романсы. Прошло полтора года, сестра закончила школу, и что дальше? У родителей даже вопрос не возник, она пойдёт в ВУЗ, сколько бы это не стоило. А стоило это ох не мало, даже не смотря на гранты и стипендии, особенно учитывая наше тогдашнее материальное состояние. Отдали последнюю копейку, ведь образование это святое.

Через 4 года сестра закончила университет и тут настало время идти мне. С деньгами стало чуток полегче, уже нищими не назвать, но даже до среднего класса было весьма и весьма далеко. И снова, никакие альтернативы во внимание не принимались. "Выкрутимся." ободряли нас и друг друга родители. "Будет день, будет пища."

В итоге я пошёл в достойный частный университет, что очень даже не бесплатное удовольствие. Вообще, в США образование в университете или колледже - это солидная кучка денег. Мне правда подфартило, я достаточно неплохо учился в школе, и универ расщедрился и дал мне скидку чуть ли не в половину суммы. На четверть суммы родители взяли кредит на себя, ну а на остальное взял уже кредит я сам. В принципе всё чётко и справедливо, хочешь сэкономить, не учись. Хочешь учиться, плати. Дорогу осилит идущий, кому образование нужно, тот его получит, не смотря на любые препоны.

Трудность была не только в стоимости образования, но и в том что и все сопутствующие расходы тоже были более чем ощутимы. У частных ВУЗов подход простой, "куда ты денешься с подводной лодки?", а посему ценник на общежитие, питание, итд выставляли просто конский. Студиозы-голодранцы (типа меня) старались найти хоть какую-то работу, иначе было бы совсем кисло. Проблема в том что студенческой рабочей силы было в избытке, а посему оплату давали минимальную, тем более что основой работодатель сам университет. Выход простой, нужно несколько работ.

Где я только не работал. Одно время занимался рассылкой писем в которых университет клянчил деньги. Работа не пыльная, письма в конверты засовывать и марки клеить, но скучная до одури. Потом в спортзале инвентарь раздавал, тоже не пыльно, но к сожалению от сна отвлекают. Одновременно и библиотекарем колымил, тоже копейка в карман.

После нашел две уникальнейших подработки, зацените. Первая - официальный подносчик мячиков для женской команды по лакроссу. Не работа, а сказка. Сидишь на стульчике, на девушек смотришь, пару раз за игру из корзинки им мячик кинешь, и во время перерыва вокруг поля мячики соберешь. Вторая ещё круче, кинооператор для женской команды по баскетболу. Ездишь по разным университетам и снимаешь игру на камеру. Девушки добрые и отзывчивые, во время поездок кормят, и за часы в дороге тоже платят. Короче, синекура, что ещё сказать. Одно плохо - игры недостаточно часто и работа сезонная.

И всё же финансовая проблема оставалась. Как ни крутись, не шустри, а нормальных денег не заработаешь. Вроде и работаешь часов 25-30 в неделю, а на выход имеешь долларов 100, много 150. А расходы солидные, хоть экономить старался где мог. Квартирку с товарищем-однокурсником, Сёмкой, на пару сняли вне кампуса подешевле, на всяческие семинары да презентации записывался ибо там иногда бесплатно кормили, а света в конце тоннеля никак не видно.

У Сёмки ситуёвина была чуток получше, его батяня с бизнесом в РФ. Но в 90-ые было как, то густо и тогда играют флейты и звучат барабаны, то совсем пусто, и тогда Господа благодаришь что жив остался. Короче, ему денежка была нужна почти так же как и мне, не клянчить же здоровенным парням копейку у родителей которым и так еле хватает. В какой блудняк мы только не вписывались дабы озолотиться. То мебелью для студентов торговали, то записывались как счетоводы для перепеси населения, то телефонные тарифы пытались продавать, но получалось всё ненадолго или не надёжно. Амбиций много, а на деле оказывался пшик.

Финансовый анус усугублялся каждое начало семестра. Причина проста, учебники. Онлайн продажи книг тогда практически не было (тема только начиналась), так что университетский магазин был по сути монополистом. Драли с несчастных студентов семь шкур без малейшего снисхождения. Я брал в среднем 5-6 классов в семестр и часто требовалось по два-три учебника на каждый. А книжки и по $50, и по $70, и по $100 могли стоить, так что итоговая сумма для нищего студента выходила монструозная. Преспокойно недельный заработок улетал за одну-две книжки.

Особенно угнетали некоторые сволочи-профессора. Оглашали что именно для их класса требуется определённый учебник или задачник и... создавали его сами. Потом поставляли этот шедевр эпистолярного жанра в университетский магазин и бедняги студенты вынуждены были покупать его втридорога. Деваться абсолютно некуда, плачешь, но берёшь. Одно "радовало", своей денежкой ты обогащаешь любимых учителей. Как сейчас помню бессовестный препод по геологии требовал $80 за свою малюсенькую книжонку в мягкой обложке. У препода по информатике запросы были побольше, почти $120.

Единственный кто имел совесть и понимание, так это наш УЧИТЕЛь по налогообложению, Стивен Лидка. Мало того, он сказал "книги толстые, а смысла в них нету. Всё что действительно для знаний, а не для галочки надо, я вам прочитаю в лекциях. Ведите хорошие конспекты, и это 3/4 дела. Ну а вдобавок, вот книжка, что я сам составил. Там ключевые концепции. Стоит она всего $9, это примерно сколько мне стоит её напечатать. Остальную литературу, если понадобится, можно взять в библиотеке." И правда, из этой грамотно составленной тоненькой книжки я почерпнул много больше чем из десятка других.

А сам предмет? Уж казалось, налогообложение - однозначное фи, скучнее быть не может. А вот и ошибаетесь. Лекции Стивена начинались в 8 утра, а сам он приходил в 7-7:15, на случай если у кого-то вопросы по предмету имеются. Так вот, студенты собирались у аудитории к 7 утра как штык, лишь для того что бы потусить с ним. Его лекции были что-то с чем-то, заряд энергии, фейерверк юмора, и калейдоскоп отличных жизненных примеров. Этот УЧИТЕЛь создал удивительнейшую атмосферу и сделал свой предмет настолько понятным и увлекательным, что студенты из других факультетов (биологи, физики, инженеры, итд) валом записывались к нему, хоть им этот предмет был абсолютно не нужен для диплома. Такого я больше не встречал, ни до, ни после.

К сожалению, редкостные уебаны (извините, другого слова нет) из университетской администрации схарчили его не поперхнувшись. Единственного, на мой взгляд, достойного профессора во всём департменте. Tenure (постоянную позицию) ему не дали из за своих дрязг, и он обидевшись ушёл. Мне вообще эти университетские страсти-мордасти весьма фиолетовы, но тут я счёл своим долгом и позвонить в департмент и написать письмо президенту университета, что отныне вместо благотворительности от меня они будут получать лишь половой х**. После я узнал что в примерно таком же тоне высказалось ещё несколько сот бывших студентов. Но, я пожалуй отвлёкся.

В конце каждого семестра возникал вопрос, а что же делать с использованными учебниками? Если очень везло, то находился кадр планировавший брать класс в следующем семестере, тогда продавали книжку ему/ей. Обычно же, со слезами на глазах, тащили всё обратно в университетский магазин где книжки принимали примерно за 10-15% от стоимости. А часто и не принимали, просто говорили "выходит новый тираж. Хотите, забирайте обратно, или вот ящик, складывайте туда." Ну а когда наступал следующий семестр то... эти самые учебники которые студенты сдавали за гроши, университет выставлял на полках как б/у за 75-80% цены новья, и они раскупались влёт. Бывало что и те книжки что студенты просто отдавали за бесплатно университет тоже продавал (в случаях если следующий тираж к началу семестра не успевал или учитель разрешал пользоваться обоими версиями, тем более что они редко серьёзно отличались).

И вот заканчивается очередной семестр, я с грустью перебираю свою библиотеку, и грустно прикидываю, на сколько же меня отымеют в этот раз. Вваливается Семка и видя мой кислый вид спрашивает:
-" Что дубинушка не весел? Что головушку повесил?"
- "А чего веселиться? Доходов нет, расходы одни. Кстати ты знаешь что в фразе "Студент сдаёт книги в университетский магазин." студент это подлежащее, а магазин это надлежащее."
- "Я тоже филолог-любитель." ухмыляется Сёмка. "А магазин - это местоимения."
- "Ещё одна вершина философской мысли" хмуро кивнул я.

И вдруг Сёмка как заорёт, аж стёкла задребежжали:
- "Эврика. Кто был ничем, тот станет всем. Мы им ещё покажем мать Кузьмы, почём фунт лиха, где раки зимуют, и почему уж замуж невтерпёж."
- "Кому покажем? И главное что? Учти, я к эксгибиционизму отношусь с опаской. Согласен на показ лишь в узком кругу ограниченных людей."
- "Гусары - молчать. Объявляю первое заседание акционеров ЗАО "Рога и Копыта" открытым. Наша цель, нести в массы разумное, доброе, и вечное. Взамен на свободно конвертируемую валюту, конечно."
- "Цель благая. Всеми низменными фибрами своей души поддерживаю. А теперь, ближе к телу, как говорил Мопассан."

Тут Сёмка и огласил свой конгениальный план.
- "Смотри сюда. Ты сейчас потащишь свои книги аки Сизиф на Голгофу. Получишь шиш с маслом. Тезис справедлив?"
- "Опыт - великая вещь. И он подсказывает что - да. Готов рассмотреть варианты."
- "А что если книги ... не сдавать."
- "Сёма, а ты оказывается мазохист-максималист. Предлагаешь пролететь как фанера над Парижем и вообще не получить ни копейки. Мол расслабьтесь граждане и получайте удовольствие."
- "Именно это я предлагаю. Более того, акционеры ЗАО "Рога и Копыта" немедленно собирают все наличные средства, берут сколько могут в долг и... направляют стопы к университетскому магазину и начинают скупать учебники у страждующего популюса за цену большую чем дают эти университетские крохоборы."
- "Сёма, ви таки кюшали протухшую рибу? Или молочко било несвежее? Что за блудняк ты предлагаешь? Не только не получить денег, но и отдать последнее и набрать всякого дерьма. Заметь, я готов грызть гранит науки, но здесь я предвижу что буду кушать бумагу вместо пиццы, а это извращение. Дуся, эти условия душа не принимает. Что мы с этими книжками делать будем?"
- "Я тебе уже сказал что ты дурень и уши у тебя холодные. Мы будем ими торговать."
- "Ага, мы откроем лавку, точнее скамейку, напротив магазина и будем зазывать покупателей "Дэвушэк, дэвушэк, книжка купи. Нэ смотри шо б/у. Книжка пэрсик. Кстати, как тебе мой бархатный баритон?"
- "Ты прав и не прав, мой друг Сократ. Скамейку мы действительно оккупируем. И действительно напротив магазина. Но мы будем лишь покупать книги. А вот насчёт продаж есть такая мысль." И Сёмка огласил остаток идеи "Довелось мне разок сидеть в тамошнем допре..."

Бриллиантовый дым пошёл по нашей скромной квартирке. Идея была настолько проста, настолько и гениальна. Просто чудо, что золото Клондайка лежащее на поверхности столько лет никто не подбирал. Дрожащей, но уверенной рукой я достал чековую книжку и посмотрел на баланс.
- "Чуть поболе штуки. Это всё что нажито непосильным трудом. Готов внести в виде благотворительности на пользу голодающим. Что скажет купечество?"
- "У меня примерно столько-же. Думаю что наших капиталов хватит что бы произвести фурор в науке и технике."
- "Мдас. С голым хером на перевес, они штурмом брали собес. Но фер то ке? Отчаянные времена требуют отчаянных мер."

Назавтра, сложив наши скромные капиталы, взял взаймы складной стол и парочку стульев у соседей, мы расположились у наружного входа в магазин. От руки сварганили объявление, мол покупаем учебники по высокой цене. Какую цену предлагать за какую книжку мы понятия не имели, пришлось периодически бегать внутрь и узнавать по чём учебники принимает магазин. Потом сверху мы накидывали по 5-7 долларов. За книжки что университет вообще деньги не давал, мы давали доллара 3-5, в зависимости от состояния и толщины книги.

Изначально дело шло тихо, но очень скоро узнав что мы платим больше, нас осадила толпа студентов. Несчастный столик прогнулся от тяжести книг. Потом начали складывать под столом в ящики. После просто клали книги на асфальт. Вскоре возмущённые работники магазина выскочили к нам с претензиями, мол какого хрена? Что за самодеятельность? Что за покушения на монополию?

В ответ мы разумно заявляли что вреда от нас нет никакого. Просто мы хотим купить книжки, у собратьев по разуму. И где вообще сказано что это запрещённая деятельность?
- "Хулиганы зрения лишают." орал Сёмка.
- "А ну, "подайте сюда Ляпкина-Тяпкина." нагло вторил я.
- "Я буду жаловаться прокурору" вопил Сема.
- "Может пошлём их просто на хер, со всей пролетарской прямотой?" предложил я.

На следующий день мы повторили концерт, а на третий у нас закончились деньги. В итоге у нас оказалось несколько сотен учебников по всем предметам, от античной философии до высшей математики, от химии до квантовой механики. От нашего столика до парковки было метров 50, не больше, но руки мы себе оттянули изрядно. Бедняга субарик Сёмки аж просел от загруженных фолиантов. А как вспомню о перетаскивании этого добра из машины к нам в квартиру на 3-й этаж мне становится дурно, хоть с тех пор прошло почти 20 лет. Зато теперь мы были готовы к битве титанов.

Как уважаемые читатели наверняка догадались мы отнюдь не собирались продавать эти книжки в розницу сидя на лавочке или банально расклеивая объявления. Покупатель у нас был запланирован лишь один... САМ университетский магазин. Как провернуть подобный гешефт? Вот тут я объясню.

Дело в том что когда начинался семестер, первые пару недель всеобщее состояние в университете можно было описать как "дурдом Ромашка." Студенты записываются в классы и очень часто потом меняют их (по разным причинам). Посему, уже купленные книги им надо сдать и приобрести новые. Всё что для этого надо это простая форма что выдают в регистрационном центре. Её заполняли от руки, указывали какой класс отменяют, какой берут взамен, и сотрудник центра (чаще всего был тот же свой брат-студент работающий за часовую зп и которому абсолютно пофиг) ставил или штампик или закорючку-подпись.

Потрепавшишь и построив глазки девушкам-студенткам мы стали обладателями целой пачки пустых форм. Формы мы заполняли, указывали что меняем расписание и шли с учебниками в магазин.
- "Хочу сдать. Другой класс беру." твёрдо заявлял я. "Денежку отдайте в рабочие руки."
- "Дайте я посмотрю" мямлил сотрудник. "Вы брали на кредитку? Или на университетский счёт?
- "За нал конечно." уверял я.
- "А чек у вас есть?" вяло сопротивлялись магазинщики.
- "Какой чек? Ну не сохранил я, потерял. Но ведь книжки вот они, такие же у вас на полке лежат. Больше их взять неоткуда. Да и по правилам, мы можем их сдавать первые 2 недели без каких либо проблем."
На этом сопротивление обычно останавливалось и за книги что мы скупили (или даже получили бесплатно) за копейки получали налом розничную цену от магазина. И вот тут уже появился целый поднос с ярко голубой каёмочкой.

В университетском магазине мы появлялись чуть ли не по 3 раза в день, ведь надо было успеть сбыть как можно больше книг. Через пару дней наши физиономии примелькались настолько что продавцы нас приветствовали как родных. Естественно они всё поняли и по инерции сопротивлялись, но у них "не было методов против Кости Сапрыкина" ведь никаких правил мы не нарушали. А посему каждый поход в магазин приносил нам сотни долларов. Конечно все книги сдать мы не успели, кое что магазин отказался принимать ибо эти учебники перестали использоваться, но процентов 80 инвентаря мы отоварили.

Прибыль на капиталовложение превысила все самые оптимистичны прогнозы и зашкаливала хорошо под 600%. Наконец то мы почувствовали себя людьми. В кармане завелись достойные деньги. Работать я не бросил, но уже не был вынужден экономить каждую копейку. Более того, я даже частично выплатил долги за учёбу и позволил себе кое какие излишества. Ну и конечно мы с Сёмкой с нетерпением ждали начала следующего семестра дабы повторить нашу арию на бис.

К сожалению повторный концерт по заявкам телезрителей не удался. Точнее как, учебники то мы скупили, причём в количестве куда большем чем ранее. Но хитрые университетские торгаши объехали нас по кривой. По новым правилам надо было указывать и номер студенческого билета и показывать идентификационную карточку при сдаче книг. Более того, надо было предъявлять официальное расписание до и после замены.

Мы метались как обосранные олени, меняли расписание по несколько раз на дню, но беготня в регистрационный центр и обратно занимала кучу времени. Плюс мы настолько примелькались, что нас тупо начали гнать и из магазина и из центра, еле-еле смогли на настоящие классы зарегистрироваться. Вопрос надо было решать и срочно, ведь на кону стояли достаточно приличные деньги.

- "И снова эврика", огласил Сёма. "Мы одни, в этом наша слабость. Но заграница нам поможет. Есть идеи."
- "Огласите весь список пожалуйста."
- "Мы должны кинуть клич, и организовать идейных борцов за дензнаки. На помощь аборигенов рассчитывать не стоит. Их протестанская этика и буддисткий порядок вещей не позволит им участие в нашем гешефте. Нужен свой другой такой-же. А проще, нужны ещё дети Лейтенанта Шмидта."

Конечно русскоязычные студенты в университете бывали и до нас, но очень редко. Пожалуй лишь в год нашего поступления потихоньку и началось покорение Ермаком Сибири. Если в наш год поступило человек 6 "русских", то к третьему курсу в университете было как минимум человек 25.

- "Позовём тех кого знаем. Заодно попросим их привести тех кого знают они. Ну и объявление в студенческом центре повесим, мол формируется "Русский Клуб." Не желаете ли преломить хлеб с нами."
- "А дальше что? Не боишься разгласить ноу хау?"
- "Чего боятся? Для меня это последний семестр." ответил Сёмка (он окончил универ за 3 года). "Тебе ещё один семестр после этого остался, на твой век заработка хватит. А свой брат эммигрант и сам подхарчится и нам поможет. Это наша дотация в "Союз Меча и Орала."

Сказано-сделано. Кого могли оповестили, кое-кто объявление увидел. Организовали совет в Филях, точнее на скамейках около библиотеки. Собралось человек наверное 15-18. Сёмка речь толкнул от которой бы прослезились бы камни.
- "Дорогие братья и сёстры, кенты и мочалки, аиды и гои, чуваки и чувихи. Доколе щупальца капитала будут высасывать последние соки из гегемона взымая непосильную дань в виде оплаты за учебники? Есть шанс восстановить историческую справедливость и всем заработать. Схема проста как два пальца, то бишь товар-бабки. Товар наш, время ваше. Доход гарантирован. При делёжке - честный пацанский пополам. Кто согласен, записывайте свои координаты на этот листок. Кто хочет подумать, без проблем. Только не тяните долго кота за бейцы, ибо время, которого мы имеем совсем мало, это деньги которые мы можем вместе заработать."

Проникновенная речь нашла отзыв и практически все согласились. Всё что требовалось от неофитов, пару раз изменить своё расписание, показать формы вместе со своими идентификационными карточками, и сдать свою долю книжек. Расчёт был после каждой сданной партии. От товара избавились буквально за пару дней к всеобщей выгоде. Конечно наш заработок был меньше чем планировался, но даже при таком раскладе мы всё равно очень прилично заработали.

Как знаток человеческих душ, Сёмка предложил накрыть скромную поляну, благо профита от энтерпризы было прилично. Несколько пицц, куриные крылышки, пиво, и анекдоты - лучший фундамент для объединения пролетариата. Всем понравилось, тем более халява. Пару раз за семестр весёлой компанией встретились, а там и год закончился.

Перед окончанием университета Сёмка мне и говорит;
- "Ты смотри, мы уже народ организовали. Люди как собаки Павлова, к халяве привычные. Их можно смело вести в светлое будущее. Мне в вожди уже поздно, я в магистратуру ухожу, а ты с нашей стаи товарищей сможешь хороший куш сорвать."
- "С этого момента поподробнее." заинтересовался я.
- "Да очень просто. На следующей пьянке я тебя в Президенты Русского клуба выдвину. Как обычно "народ безмолствует." То есть, я уверен, все поддержат. Тем более мы им такой ништяк на следующие семестры подогнали. Зарегистрируешь всех как "Русский Клуб" в университете официально, ведь людей достаточно. А дальше ловкость рук и никакого мошенничества, потребуй бюджет. Я узнавал, универститет достаточно щедро студенческим организациям денежку даёт. Будешь сам сыт и пьян, да и ребятам копейка перепадёт."

Идею официального "Русского Клуба" все приняли "на ура." Сёмка рассчитал как по нотам, естественно супротив моего президентства никто не возражал.

Ну а следующий семестр (мой последний в универститете) уже мы встретили во всеоружии, с кучей учебников которые мы организованно сдавали. Одновременно я сделал презентацию в администрации, Клуб официально зарегистрировали. Пожалуй помогло то что мы подбили весь факультет русского языка на лоббизм за нас. Я даже умудрился бюджет в пару тысяч долларов выбить, дескать будем посещать музеи, культурно обогощаться, и даже организуем какое нибудь публичное мероприятие. Одно худо, бюджет лишь на следующий семестр дали, на мою долю не досталось.

Впрочем я и не жалею, мне и заработка с книг хватило. А на следующий семестер "Клуб Детей Лейтенанта Шмидта" зажил уже своей полноценной жизнью. С первых денег организовали большую гулянку в русском ресторане. Даже умудрились отчитатся за это как за "изучение русской кулинарии." Пару лет меня, как первого официального Президента Русского Клуба звали на всякие встречи, даже ко мне домой несколько раз всей оравой в гости приезжали. Потом потихоньку перестали, тем более я и сам к этому делу с работой и моими разъездами охладел.

Ну а ныне видно Русским Клубом сурьёзные ребята руководят. Всё бело, пушисто, чисто и культурно. Да оно наверное и правильно. И всё же, знали бы они как и для чего это всё начиналось...
В военной прокуратуре рассказывали такой случай: "У жулика изъяли при аресте блокнот, в который он скрупулезно заносил где, когда и как он совершил кражу ("форточник"), что взял, какое впечатление произвела квартира. Когда приступ истерического смеха прошел, ему был задан вопрос: "[Зачем]?" - "Вот стану я знаменитым и буду писать мемуары, а вдруг что забуду!". Обвинительное писали по блокноту. Потерпевшие с удивлением обнаруживали, что у них украли еще что-то. Уровень умственного развития зашкаливает.
Сбербанк – 21 век…
Мне на даче нравится пользоваться WiFi.
Несколько дней назад я купил новую симку, вставил ее в роутер, заплатил денег и пользуюсь как хочу.
Но, чтобы деньги на счете этой симки водились без перерыва, вчера в СбербанкОнлайне создал автоплатеж. Успешно создал, даже подтверждение получил.
Рано радовался.
Сегодня Сбербанк сообщил мне, что не будет мне такого счастья.
Потому что они позвонили на этот номер, а он им не подтвердил согласия на получение этой подачки от меня…
Искусственным интеллектом попахивает, однако. Причем, гордым.

И вот тут возникло у меня внутреннее рассогласование.
Это кому они звонили? Симке?
И как поговорили? Что она им ответила?
При том, что владелец – я самый и есть. И я же денег готов платить, по сути, сам за себя. С чего вы там решили спрашивать согласия-подтверждения?

На даче еще сигнализация есть, там тоже пара сим-карт имеется. Не пробовали с ними побеседовать, они-то не против? А то, не ровен час, заест их зависть к роутеру?

У соседа напротив ворота открываются такой штукой, в которой тоже симка есть. В подмосковье, рассказывали, у одного провайдера вполне получилось склонить ворота к просмотру фильмов непростого содержания…

Что, мораль нужна?
Какая мораль, если к реальному профессионализму это не имеет никакого отношения?

Но я на всякий случай попросил прислать мне запись их разговора.
Интересно же…
Навеяно историей от 19 июня о ветеранах-самозванцах.
Дедушка после ухода в запас в военкомате работал. В частности, занимался подтверждением ветеранских историй (запросы в архивы и прочее) для выдачи удостоверений. Проблема порой была в том, что ветераны затруднялись назвать часть, где воевали. А то и архивы части утеряны (особенно касалось попадавших в окружение частей), или находились в совершенно неожиданном месте. Вот и приходилось рассылать десятки запросов в разные архивы, чтобы найти хоть какую-нибудь зацепку, хоть какое-то доказательство. Нельзя ж выдать удостоверение на основании только слов "я воевал, честное ветеранское". Где-то на основании воспоминаний о местах боёв, где-то по месту призыва или демобилизации, где-то по другим косвенным признакам пытались найти документы.
И вот где-то в середине 80х на протяжении нескольких лет к ним ходил дедок, желающий получить удостоверение ветерана войны. Куча запросов в разные архивы, отовсюду приходит "сведений по такому нет". Дедок ходил в военкомат как на работу, всех костерил за плохую работу, за нежелание предоставить ему полагающиеся льготы и прочая, и прочая. В общем, стал узнаваемой и популярной личностью в этом заведении.
И наконец - удача, через несколько лет поисков из одного архива ответ пришёл. "Да, есть на такого данные. Служил добровольным помощником (Ost-Hilfswilliger) в вермахте, потом в полиции". В общем, ветераном дедок действительно был, только воевал на стороне немцев. Когда ему ответ показали - исчез. Не видели его больше. Может просто в другое место переехал и начал там статус ветерана получать, это уже неизвестно.
Вспомнилось историей №954623, точнее упоминавшимися там секретаршей и проституткой.
У нас на заводе один работник, требуя повышения зарплаты, в заявление написал следующее:
"Есть две женские профессии - проститутка и посудомойка. Проститутка - престижная и высокооплачиваемая. Посудомойка - не престижная и низкооплачиваемая." Далее он перечисляет свои обязанности и завершает: "меня используют как проститутку, а платят как посудомойке."
Из новостей московских школьных библиотек.

...Приходит летом школьник 6-го класса сдавать учебник истории.
Не интригует? Избито? Хорошо. Начнем так.
Пришел заплаканный школьник с учебником истории в летнюю школьную библиотеку.
Сдаю, говорит, возьмите, пожалуйста, а то меня через границу не выпустят,
бабушка сказала. Сдал. Ушел.

Ровно с первыми лучами солнца прилетает на такси.
В библиотеку! На такси! Это же не булочная! И такси на ЧМ кусаются всеми зубами-шашечками...
Сбивает библиотекаря с ног. Кричит: "А где мой старый учебник!"
Где-где? На полке, конечно. Ой, кричит! У меня там тысяча баксов
завалялась, подаренная бабушкой за то, что я на второй год не остался!

Открываем - а бабки бабки действительно там! Народ, прячущий заначки в школьные учебники!
Проверяйте книги до сдачи в библиотеку, а то библиотекарь теперь с нервным срывом лежит!
На свете существуют нищеброды, которым НРАВИТСЯ быть нищебродами...

— Что случилось?
— Ничего, не трогай меня.
— Хорошо.
— Нет, не хорошо.
— Я понял, что что-то нехорошо, я в том смысле, что, хорошо, не буду тебя трогать.
— Ты серьёзно?
— Да.
— Пиздец.
— Что такое?
— Всё очень плохо, вот что такое.
— Что тебя расстроило?
— Меня опять дико парит, что у нас нет денег.
— У нас есть деньги.
— Это не деньги.
— Это деньги.
— Это ничто. Я каждый понедельник слышу от коллег, как они провели выходные в Мюнхене, в Барселоне, а мы вообще никуда не можем поехать.
— Неправда. Мы ездили. И ездим. У нас на декабрь билеты на балет в Лондоне.
— А сейчас май.
— Ну да.
— И мы почти весь год никуда не сможем поехать.
— Можем поехать, например, в Курск. Хоть сейчас.
— Ты в уме вообще?! Какой Курск?! Зачем?!
— Не знаю. Погулять.
— В Курске?!
— Ага. А что? С ним что-то не так?
— Люди ездят в нормальные места. Постоянно. Каждые выходные. Или даже не в выходные, а берут ноут, едут в Барсу и работают оттуда, сидя на лавочке на Рамбле.
— Мы, кстати, были в Барсе.
— Но просто так в любой момент сорваться туда мы не можем. Потому что нищие.
— Мы не нищие. У нас есть много хорошей красивой новой одежды, мы каждый день едим нормальные вкусные свежие продукты и только что заказывали пиццу.
— Серьезно, блядь?! Пиццу?!! Это для тебя показатель того, что есть деньги?!
— Да. Готовая еда на заказ с доставкой — это дорого. И мы можем себе это позволить. Это хорошо.
— Это — не "хорошо" — это ниже базового уровня пунктов на сто!
— Я не буду тебе рассказывать, что такое ниже базового уровня пунктов на сто. Просто поверь: возможность не парясь заказать пиццу за почти тысячу рублей — это сильно выше.
— И ты на этот уровень ориентируешься? Ты считаешь, что это норма?
— Нет, я считаю, что норма — это когда есть крыша над головой, нормальная одежда без проблем и нормальная еда каждый день. У нас это есть. И даже больше. А что — для тебя норма — что-то другое?
— Да, представь себе.
— Что?
— Хотя бы путешествовать!
— Мы путешествуем. Мы в этом году были в Минске, в прошлом в Осло и в Киеве...
— В Киеве?! По-твоему, побывать в Киеве — это путешествовать?.. А, ну да, ты же даже Курск упоминал на полном серьезе... Не удивлюсь, если бы ты в этом Курске еще и зачекинился.
— А я бы и зачекинился.
— В Курске.
— Да.
— Пиздец.
— Почему?
— Мои коллеги чекинятся в Мюнхене, в сраной Праге, а мой муж, значит, в Курске. И еще меня тегает, ага... Я, кстати, просила тебя не чекиниться в "Перекрестке"?
— Просила, но я забыл. Потому что не понимаю, почему бы мне там не зачекиниться. Вдруг кто из знакомых рядом?
— Да. И все теперь знают, что мы ходим в этот нищебродский магазин.
— Нормальный магазин. В него все ходят, кто тут рядом живёт.
— Это нищебродская помойка. Ты еще мэром его стань — вообще позор будет.
— А я давно мэр.
— Пиздец. Мэр "Перекрестка".
— Чем это хуже, чем мэр "Кофехауса"? Это же игра.
— Да и в "Кофехаусе" не стоило бы чекиниться. Вот в кафе в Осло — нормально...
— Ты вообще на работе каждый день по три раза чекинишься. То в переговорке, то на кофепойнте.
— Потому что у меня НОРМАЛЬНАЯ работа. Вот почему ты не устроишься в нормальную хипстерскую компанию?
— Не зовут как-то.
— Я тебе только за последний месяц две вакансии показывала.
— Так не подходят же.
— Что значит — "не подходят"? Ты вполне мог бы этим заниматься. Скиллы тебе позволяют. Ты для этого даже оверскилл. Ты просто не хочешь.
— Да, я не хочу заниматься тем, что мне неинтересно, от чего меня тошнит, от чего я сбегу через неделю, а если не сбегу, то через две сдохну. У меня есть нормальная интересная работа.
— В компании ноунейм, в которой не платят денег.
— Платят. И нормально.
— Ага. На еду хватает же. Ты что — не хочешь никаких усилий предпринять, чтобы мы могли путешествовать?
— Таких усилий — нет. И мы путешествуем. Как по мне — даже дохуя путешествуем. Чаще раза в год.
— Дохуя? "Чаще раза в год" — это дохуя? Ладно, пусть это дохуя. Но дело же не только в путешествиях!
— А в чём? Одежду и обувь, блядь, складывать уже некуда...
— Вот именно! Ты не думал о том, что хорошо бы купить квартиру с гардеробной комнатой? Чтобы вообще КУПИТЬ квартиру, а не жить на съёмной?
— Я, честно говоря, думал о том, чтобы выбросить половину шмоток...
— БЛЯДЬ!!! Выбросить половину шмоток?! А что дальше? Не обедать в кафе? Не ездить в Европу даже в отпуск? Что для тебя вообще нормальная жизнь в таком случае?!
— Я же говорил: крыша, одежда, еда.
— Да как можно жить с таким представлением о норме? Где и кем ты себя, нас видишь через десять лет? Под крышей с едой и одеждой? Это всё?
— Если всё будет хорошо.
— Если хорошо? Хорошо?! А что же тогда плохо?
— Ну, плохо — это плохо. Мы теряем работу, нас выселяют из квартиры, мы делим на двоих один доширак на три дня, когда удается его достать. Это если в магазине есть доширак. Потому что может же ёбнуть — и будет как раньше или хуже: просто нигде ничего нет. Если вдруг где-то в магазине появилась какая-то еда — выстраивается очередь. Подходит твоя — ты выскребаешь из кармана мелочь и судорожно подсчитываешь, опасаясь, что тебе не хватит ровно две копейки на бутылку молока. Или что молоко закончится ровно перед тобой, а больше в магазине и нет ничего. Ты идешь домой, у тебя воет в желудке и темнеет в глазах...
— Прекрати! Слышать этого не хочу, думать этого не хочу, не понимаю, как ты можешь об этом думать. Не как переехать в Чехию, не как завести бизнес с пассивным доходом, позволяющим круглый год путешествовать, не как хотя бы устроиться в нормальную компанию, название которой не стыдно вписать в трудовую книжку, а вот об этом... об этом... Как ты смеешь вообще думать этом всерьез. Ты меня пугаешь! Я в такие моменты вообще не уверена, что знаю тебя. Ты же отличный специалист, тебя знают в тусовке... Какое молоко! Какие копейки!
— Прости. Я, на самом деле, очень радуюсь каждый раз, когда покупаю еду, и думаю, что это счастье — свежая вкусная качественная еда каждый день. Я сегодня утром надел недавно купленные джинсы — и был счастлив ощущать их на себе. У меня есть удобная обувь на все сезоны, у тебя тоже...
— Это само собой..
— Нет, это не само собой. Ходить в декабре по морозу в старых прохудившихся летних туфлях — вот это само собой. А иметь несколько пар нормальной обуви — это счастье.
— Так ты что — я не поняла — ты счастлив, что ли?
— Ну да. Я тебе постоянно об этом говорю.
— Погоди. Я думала, что это в том смысле, что ты со мной счастлив, но не вот это же всё... это же... это же ад!
— О нет. Какой же это ад. Все ведь хорошо.
— Без денег?
— Да что значит — без денег? Посмотри статистику по зарплатам по России, по ближайшим странам...
— Да плевала я на статистику. Я не хочу жить, как эти люди. Я хочу...
— Как твое начальство, знаю. Каждые выходные в Мюнхене, новый аймак, раз в год в Нью-Йорке...
— Да. А ты этого не хочешь?
— Я не умею такого хотеть.
— Тебе нравится жить в нищете?
— Ну какая нищета? Мы каждый день едим нормальную еду, только что заказывали пиццу, у нас полно новой одежды, куплены билеты...
— Так, стоп. Остановись. Не трогай меня.
— Хорошо.
— Хорошо?! Что же, по-твоему, хорошо?!
7
В набор!

Есть у меня небольшой ритуал. Начинается он после засылки моей работы на сайт, когда она какое-то время находится в неопубликованных работах, где можно её поправить, нанести последние штрихи...
Но это до тех пор, пока вы не увидите «нет неопубликованных работ автора»
Увидев эту заставку, я взял за привычку громко, подражая газетным и типографским традициям, восклицать — В набор!!

Я прекрасно знаю, что это устарело — набора в старом понимании уже нет, старые свинцовые буквы сменились электроникой и Интернетом, но мне нравится энергия и чувство окончательно решённого, уже как бы вне моего влияния, улетающего в самостоятельный полёт — В набор!
И начиная с конца 2015, начало моего сотрудничества с сайтом, периодически я будил своих собак этим своим энергичным « В набор!» Звучит это скорее, забавно — я картавлю, но собакам это безразлично... они просто встревожены непонятной командой, да ещё глубокой ночью.

И вот недавно я задумался — откуда эта привычка?
Где я, и где набор, как ритуал появился, откуда?
Задумался и... вспомнил, что до Д.А. Вернера, редактора сайта, был у меня лет 30 с гаком назад другой редактор, медицинский.
Точнее, Учитель.
Он уже появлялся на этом сайте, в истории про позорную новогоднюю ночь, когда все напились и я, молодой медбрат, остался один с 12 тяжеленными пациентами, на долгих 10 часов.
Ситуация была отчаянная, куранты прозвучали для меня и моих больных приговором, больные умрут у меня на руках, на моей смене, я один-одинёшенек, все дезертировали, паника и ненависть к дезертирам — молодой зелёный боец, один из взвода обслуги, что я могу...

Помните ли вы лицо Анки-пулемётчицы, у которой заклинил Максим в самый решающий момент атаки каппелевцев?
Отчаяние и обречённость, сменившаяся на безумную радость при виде скачущего на подмогу Чапаева?
Надеюсь, помните.
Такую же радость я ощутил, увидев высокую фигуру малознакомого реаниматолога, только заступившего на смену.
Молча и быстро оценив обстановку, он повернулся ко мне:
- Вас Михаил зовут?
Я кивнул.
- Михаил, ситуация нелёгкая, вы и я должны выстоять до утра, следующая смена будет трезвее, насколько мне мой опыт подсказывает. Я закончу обход и буду вам помогать разводить антибиотики и растворы. Мы справимся, я уверен.

И он был прав — мы выстояли, никого не потеряли, выполнили все назначения, я перестелил всех больных, сдал смену, обматерил дезертиров и сестру-хозяйку — мне пришлось сдернуть и разрезать занавески между больными, тварь напилась и оставила тяжелобольных без смены постельного белья.
Так Учитель начал моё обучение, преподав урок врачебного долга.

Первый, но далеко не последний — став интерном и перейдя из рядовых в кадеты или, артиллерийским языком выражаясь, из заряжающих в наводящие, я постарался попасть к нему на учёбу.
Он оказался врачом от Бога и отличным Учителем.

Я был один из многих его учеников, боюсь, что далеко не лучшим.
Было просто невозможно так работать над собой, как это делал он: непрерывно читать на иностранных языках ВСЮ периодическую медицинскую литературы, углублять свои знания в режиме нон-стоп...
Раз посмотрев на анализы больного — он запоминал их на память, надолго запоминал. С консультантами любых специальностей он разговаривал на равных, зачастую превосходя их знанием и по их специальности и по проблемам консультируемого пациента.

Реаниматологи-анестезиологи — спартанцы медицины, элитарные войска, отряд прикрытия на последних рубежах жизни и смерти. И если это так — то он был царём спартанцев, лидером.
Находиться с ним рядом было нелегко — вспомните взаимоотношения людей и люденов из « Волны гасят ветер» Стругацких.
Предисловие, однако, явно затянулось...

Написание историй болезни — полузабытое искусство, эпистолярный жанр в эпоху СМС и имэйла, всё в медицине компьютеризовано.
Жаль. Читая толковую историю болезни, ты видишь, как врач мыслит, представляешь больного и его проблемы.
«Миша, кто ясно мыслит — тот ясно излагает»,- говаривал он и всегда очень внимательно читал истории интернов.
Я считался успешным в написании историй болезни, как оказалось — зря.
Учитель прочёл, нахмурился, взял красный карандаш и отредактировал, моя история покраснела от его заметок:
«Логика?»
«Неопределённость»
«Двусмысленно»
«Где факты?»
«И откуда это следует?»
«Неграмотно»
Был я весел и молод, переделаю, какие проблемы...
Легкомысленный самонадеянный сопляк, я работал над историей до конца дня! Она возвращалась с красными пометками несколько раз, пока я не создал приемлемую историю.
Он одобрительно кивнул и вернул мне работу без красных пометок.
Я обрадовался и бодро крикнул — В набор!!
(Часть моей семьи — типографские, я знал с детства некоторые детали их работы.)
Он улыбнулся...
Он, кстати, редко улыбался — редко, но мощно, аж вся комната светилась.

Много лет прошло, а привычка заканчивать работу словами — В набор! — осталась...

Послесловие.
Впоследствии он стал ведущим анестезиологом одной ближневосточной медицинской (и не только) супердержавы, воспитал сотни учеников, прославился своей неукротимой энергией и требовательностью, непреклонность его вошла в легенду: борясь за права врачей, он объявил голодовку, и бюрократы пошли на попятную...
А недавно он стал главой всех врачей мира, невероятная должность для израильтянина!

Моя жизнь... ну, её я уже описал в своих историях, не буду повторяться.
Одна у меня надежда, что Небесный Типограф, сверстав последнюю строчку моей бренной жизни, даст мне ещё одно, последнее, мгновение — поблагодарить своих родителей и учителей.
И... В набор!
Иринка в эти выходные заполучила травму в бровь. Вышла на работу с огромным черным синяком вокруг левого глаза. Услышала сочувственные охи и ахи сослуживцев. Но и непроизвольное ржание хором. Показали на ее коллегу, Валеру. У того нарисовался за выходные такой же черный синяк, но вокруг правого глаза. У кого-то вырвалось: «Вместе вы панда!» Другой выдал:
- Чем вы там напару занимались? Поза мне примерно понятна, но нафига с таким энтузиазмом?!

Нормальный чел просто загрустил бы от этого синяка и принимал бы себе лечебные процедуры. Но не такова Иринка. Задумалась - ее фингал слишком роскошен, чтобы не принести хоть какой-нибудь практической пользы. Оставалось понять, какой именно.

Вспомнила, что периодически ее донимает звонками темпераментный южанин с рынка. Приветлив, щедро одаривает фруктами в бонус как постоянную покупательницу. Однажды черт ее дернул дать ему свой телефон. Он тогда обещал найти какую-то редкую приправу. Хоть из-под земли достать. Кстати, нашел. Но звонки его с тех пор приобрели какое-то оптимистическое направление. Типа муж, вах, не помеха. А муж был в отъезде. Все проблемы, с этим связанные, Иринка привыкла решать сама.

Отправилась на рынок со своим фингалом. Грустно сказала продавцу - жалко мне тебя стало. Муж заметил пропущенные звонки и смски - озверел просто. Всё допытывается, кто ты такой и где ты. Поговорить с тобой хочет. А я пока держусь...

Ушла с полным прилавком подаренных фруктов. Звонки сняло начисто.

Кому нравится короткие приколы, свой я уже рассказал, смело листайте к следующему. Добавлю для любителей загадочного и необъяснимого.

Когда обе половинки панды рассказали, как получили свои синяки, коллектив впал в светлый ах.

Иринка - природная танцовщица. Движения ее точны при любом количестве виски. Ни разу не падала, какие бы замысловатые па не проделывала. Кроме ночных клубов, не пьет вообще. Их посещает редко. Рассекла бровь об угол кровати в собственной спальне. Просто поскользнулась спросонья.

Валера - получил камнем под глаз, заведя поутру сенокосилку. Тоже был трезвый, а вот это для него на даче редкость. Просто не успел еще набраться. В состоянии слегка или сильно навеселе он там всю жизнь возится по хозяйству с большим набором инструментов - ни единой травмы.

А у меня, когда это услышал, холодок по спине прополз. Вспомнил, что в эти же выходные я сам был на волосок от общения с северным пушистым зверьком. Спасло то, что в отличие от обоих этих потерпевших я слегка набрался. Пара кружек пива под шашлыки. Долго рассказывать и не суть, но мне крепко прилетело по макушке, а трезвому непременно бы влепилось прямо в лоб на хорошей скорости.

И был бы я сейчас в этой компашке уже третьей, полноценной пандой. С синяками под обоими глазами. Или с номерочком на ноге из-за собственной мелкой недогадки.

Что объединяет эти три травмы? Мы получили их в хорошо знакомой нам обстановке. Мы были беспечны. Обоим трезвым их беспечность могла стоить глаза. А мне, будь я совершенно трезвым - жизни. Будь я пьян в дюпель, вообще бы не пострадал. Но я был слегка пьян. Вот мне слегка и прилетело.

Вспомнив многие другие подобные случаи, пришел к грустной догадке - пьяных, как неразумных детей малых, все еще берегут ангелы-хранители. А на трезвых их сил не всегда хватает. Делают только главное. Камень или угол кровати чудом на сантиметр отвести от глаза. Синяк или шишку оставить на добрую память. Типа, заколебал ты уже. Сам будь осторожен!
Только закончился футбол Россия – Египет, Вася сразу начал кому-то звонить.
- Все, выиграли. Да, обеспечили выход из группы на 100%.
Когда он закончил разговор Витя его поправил:
- Не на 100. Обеспечили с вероятностью 99%.
- Комментатор сказал - обеспечили.
- Он прав. Ты – нет. Вероятность невыхода есть.
- Спорим – нету. Бутылка коньяка!
- Берем самые невероятные результаты.
- Согласен! Доказывай!
- У наших сейчас разница плюс 7. Допусти, они проиграли Уругваю 0-7. Теперь разница нулевая, а у Уругвая плюс 8. В свою очередь Уругвай проиграл саудитам 0-6. И разница у него плюс два. У саудитов, соответственно – плюс один. И еще они выиграли у Египта. Все. У наших разница нулевая. У соперников – положительная. Они проходят.
Вася молча забирает листок с расчетами и телефон и выходит из комнаты. Возвращается минут через пять. Вид странный. Что-то среднее между пристыженный и пристукнутый.
- На следующую игру отдам.
История, которая произошла много ЧМ по футболу назад.
14 июня 1982 года. Идёт ЧМ в Испании. Сборная СССР ведёт в счёте в матче с Бразилией. В общежитии МИТХТ (Московский Институт Тонкой Химической Технологии) на проспекте Вернадского бОльшая часть проживающих, как и вся страна, смотрит футбол, но среди студентов есть и такие, кому футбол неинтересен, им хочется поприкалываться. Несколько студентов и студенток выходит на крышу 14-этажной общаги и тут кому-то в голову приходит мысль сбросить с этой высоты большой пляжный мяч, заполненный водой. Несколько минут и готовый снаряд уже на крыше. После недолгих раздумываний мяч сброшен вниз и с громким хлопком разбивается на асфальте. Буквально за несколько мгновений до этого бразильцы сравнивают счёт, всё население общежития высовывается в окна и пытается на асфальте разглядеть выброшенный с расстройства телевизор. Через несколько минут наши пропустили второй мяч и проиграли 1:2.
Муж, печально так...
- Я-то думал, мне тебя всего-то лет 8 еще е...ь придется, а теперь, получается, 16?
Я про мышь обещался…

Знавал недолго одну.

Мы уже второй год зимуем в своем доме, и достраиваем его заодно.
Не с мышью, с женой.
А супруга моя, всего три года назад, так же как и я навсегда зарекавшаяся:
- Только никаких огородов! - Теперь окучивает очень крутой склон странными мотыгами и вместе ждем дождя.
Ну и вырастила она прошлым полярным летом много чего экологически чистого, в том числе и морковь. Много моркови!
А я, уже по прошлой, поздней осени, по-мужски заливал с бригадой допоздна бетонную отмостку перед домом, и оставил на ночь открытой дверь в цоколь, но уже по глупости.
А у нас там все летние припасы хранятся. На всю Зиму. Ну что бы перетерпеть ее до Весны без особого голоду.
Вот тогда она и вселилась. В ту ночь. Не жена – МЫШЬ. И я ее понимаю, в наших суровых краях если не успел до первого заморозка проскочить за теплую дверь – назавтра мамонт.
А жена вселилась еще весной, даже раньше меня и мыши - иначе бы и моркови не было.
И поселилась заодно - я снова про мышь.
Регистрацией как и исчезновением впоследствии сильно потерпевшей мыши, участковый пока не интересовался. Хотя... У меня ж душа не на месте, от того что с мышью далее приключилось...
А про участкового я неспроста упомянул. От неясной тревоги, которой было откуда взяться.

Однажды, лет семь тому назад, летним полднем заходит к нам в офис лейтенант. Он тогда еще милиционером был. Представился участковым, поинтересовался мною по батюшке, пропиской опять же. А мы тогда еще в квартире жили. И спрашивает - где я был и чего делал в такой-то день и в такое-то время, но прошлым летом.
А я то - хуй его знает товарищ майор, - искренне, - что я три дня назад, в это самое время делал:
- А чему собственно обязан таким вопросом? – вопросил.
- А тому,- говорит, пока милиционер, - что поступило заявление о том, что в вашей квартире произошло жестокое убийство именно таких-то дня и времени суток которыми я и интересуюсь.
И мне даже интересно стало кого замочили. А супруга моя сидит в офисе напротив нас, и слушает. И глаза у нее сине-голубые, большие и умные. Я не хвастаюсь, просто такие глаза у нее всегда были, а как про убийство услышала - стали вообще во все лицо.
Спрашиваю у нее:
- Ничего такого не припоминаешь? Никого, мол, не угандошивала по тихой? - За себя то я почти наверняка знал, что не виновен. Она тоже никого не вспомнила, а я после ее глаз даже начало текущего дня забыл.
- Да ладно, - наконец улыбнулся лейтенант, - есть у нас одна давняя знакомая сумасшедшая, мы то хорошо знаем что она "ку-ку", но обязаны отреагировать на заявление, расследовать и ответить по протоколу. И добавил, что у нее даже справка есть. Уфф – в тот раз повезло. Не знаю правда кому больше - мне, отделавшемуся часовой объяснительной в протоколе, той сумасшедшей дождавшейся милицейского реагирования или человеку который чудом остался жить. А вот с мышью иначе сложилось.

Следы ее жизнедеятельности, МЫШИ, я видел конечно, но особо не парился - то норку замечу, то до зачитанную до дыр газету. Ну и как, норку - НОРУ. Вход в подземелье. Придвинул ведро к нему поближе, чтоб не зайти ненароком и снова постарался забыть. А супруге не рассказывал – чтобы не расстраивать.
Поздней осенью, когда вокруг уже только серые листья, грязь и холодно так, что хочется в Турцию и немного умереть, а впереди целая зима, вспомнилась еще эта примета народная, блядь.

Типа, мыши в доме это от того – что тебя кто-то из дома хочет выселить. Быррр! Были у меня подозрения конечно, и на душе как-то не спокойно было, и опыт жизненный опять-же. Все списал на осеннюю депрессию – и убедил себя, что проблемы нет. За картошкой, либо к котлу спасительному в цоколь, на всякий случай спускался шумно, мол прячься - либо я за себя не ручаюсь. И Она видимо старалась, мутила там свое потихоньку, не высовываясь.

Вопрос стал ребром когда в середине зимы супруга сказала, что кончилась морковь и съела ее - МЫШЬ!
-Да ну нахуй, - ответил я супруге без матерщины, думая про себя – Чтобы мышь съела всю нашу зимнюю морковку уже в январе…?! И себе ответил, уже с матерщиной:
- Это ж, блядь, сколько она должна весить?!

Но все-равно купил капкан, небольшой – на МЫШЬ. Ну не на обычную мышь, конечно, а на ту которая может сожрать к середине зимы все ваши семейные, морковные запасы. Мощный купил капкан. А хуле – батя, вечный охотник, воспитал. Да и из детских игрушек припоминаются только те, которыми можно зверя серьезно переебать – камни в основном. Насторожил капкан полуволчий на ее тропе к НОРЕ. Шкваркой.

Крадусь утром. Видели бы вы ту МАМУ-МЫШЬ. Еле вынес. Она совсем немножко не доползла до входа в пещеру, может потому что беременной была? Столько жрать то. Грустно мне стало. И я тоже хорош - морковки пожалел. И у меня теперь душа не на месте. Может ей стоило рядом домик построить?
Лучшая история за 18.04:
У настоящих друзей не принято спрашивать «нахуя?» Потому, когда издалека позвонил друг Коля и предложил встретить кое-кого в аэропорту, я лишь спросил, как узнаю этого типа и куда его доставить, не дав на съеденье алчным погонщикам желтых стоковых мулов.

– Узнаешь... И будь с ней поласковей. – интригующе сказали мне.

– О! Дама. Хорошенькая? – игриво говорю я.

– Две недели назад, когда видел её последний раз, она была чертовски хороша собой. – говорит Коля. – Нефертити, жопа, тити, но понизь обороты до холостых, Сёма. У Верочки всего-то лишь стыковочный рейс в твоем захолустье, поэтому покажи ей достопримечательности Шереметьево и посади на нужный рейс, а там я ее встречу.

Энтузиазм резко пропал. Кобылка была наскоком, и оседлана другим, читать дальше
Рейтинг@Mail.ru