Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
15 марта 2015

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
К истории о приколах в шахте. Этот случай рассказал мой старый кореш, мне нет оснований ему не верить. В наших краях уголь залегает довольно близко к поверхности и, чтобы не тратиться на ствол, долбили штольни. С комбината их довозили до входа, ну а там пешочком до забоя. Дальше от первого лица: Короче дотопали до рабочего места, рубанули уголька, ну и сели "потормозить", т.е попить чайку из фляжек и съесть по бутеру. Сидим значит кружком, едим, пьем, разговариваем. Дело было в году 1982-ом, при коммунистах. С нами был в тот кон парторг участка. Фонарики на касках не выключаются же никогда. Так вот.... Сижу я напротив этого парторга и обращаю внимание, что смотрит он куда-то за меня, при этом глаза у него становятся просто как чайные блюдца. Вдруг он вскакивает на ноги и начинает мелко, мелко креститься. Парторг!!! Здесь охреневаю я, да и все тоже. Поворачиваюсь глянуть, что же там такое, и сам начинаю креститься и отползать на "пятой точке" ближе к выходу. А все потому, что на нас надвигался... ЧЕРТ!!! Самый настоящий черт, с бородой, рогами, и ужасными красными глазами. Черный как уголь... Мляяяя, я не орал так никогда в жизни. Вся наша бандейка, с диким ревом побросав все, рванула с низкого старта к выходу. Первый прибежал парторг сука, за ним все остальные. Десятник на выходе охренел при виде нас, думал авария какая. Но когда сказали про черта, заржал как мерин с колхозной свалки и пошел посмотреть. Вернулся так же как и мы, очень быстро. Ему уже не до смеха стало. И тут из темноты раздался шорох. Все повернули головы на шум, в свете фонарей опять рожа чертовская появилась. Но мы-то вышли уже на свет!! Фули нам теперь черти какие-то!!! Похватали кто что, ждем ублюдка. И здесь выкатывается на свет... козел, да-да, самый настоящий домашний козел!! Только черный как сама ночь, шахта ведь угольная. Видимо где-то в старую выработку провалился пидор и скитался выход искал, тут свет, люди, жратвой пахнет. Вот он и поперся на свет, к людям. А пока мы уносили ноги, спокойно дожрал наши "тормозки", и по нашему пути к свету... Короче добавила эта скотина нам седых волос изрядно, про парторга уж и не говорю. Споткнулась его карьера на козле на вонючем. Кстати, он мне еще много смешных и курьезных случаев нарассказывал, но это в следующий раз...
Мы гастролировали по городам Закавказья с циклом бетховенских сонат. В одном маленьком городке на аэродроме нас встречал представитель Дома офицеров, где был объявлен концерт. Он приветливо поздоровался, но в глазах было ожидание.

- А где ваш третий? - наконец спросил он.

- Нас только двое, - ответил Политковский.

- А я заказал в гостинице три номера, - растерянно сказал военный. - Мне показалось, что на афише три фамилии.

На афише действительно друг под другом были расположены три фамилии:

Бетховен - скрипичные сонаты.
Политковский - скрипка.
Эпштейн - фортепиано.

Как жаль, что Бетховен не смог воспользоваться кавказским гостеприимством: номер-то был с видом на море!
РАБОТА
Так уж сложилось, и я не знаю, кого тут благодарить, но у меня была всегда очень необычная, я бы даже сказал, редкая работа. Вот вспоминается мне сейчас одна странная история с работой в Москве.
Однажды лет сто тому назад моя тогдашняя гражданская жена попросила меня помочь ей снять в Москве жилье. «Максимка, – говорит, – помоги, я ведь тебя так люблю, мне одной страшно искать квартиру». При этом предполагалась, что в квартире этой будет жить она сама, без меня, а я останусь в своем родном Нижнем Новгороде. То есть она меня по сути бросала, но выглядело это просто как переезд в другой город, без акцентирования на расставании. И я при этом должен был решить ей вопрос с жильем. Конечно, я не раздумывая помчался в Москву помогать бедной девушке.
В Москве я накупил газет и начал изучать обстановку: требования у жены были четкими – максимум две станции от кольцевой, однушка и по адекватной цене. Сижу, звоню, о просмотрах договариваюсь, а сам думаю: все равно мне тут дня три куковать, дай-ка я еще на работу еще поустраиваюсь. Полистал газеты, в пару мест позвонил, кое-куда отправил своё резюме.
Квартиру нашел быстро, хорошая, на ВДНХ, агентам 50%, все довольны.
Позвонили мне и из двух мест, куда я кинул своё резюме, пригласили на собеседование. Одно место мне сразу приглянулось – продвигатель жидких обоев. Это такая кашица из микроскопических бумажек, добавляешь туда воды или там клея и обмазываешь этой жижей стены – вот тебе и жидкие обои. Какой-то чувак изобрел эти обои и выгодно ими торговал, а я, редкой породы маркетолог, должен был ему помочь продавать их еще больше, веселее и бодрее!
Чувак меня слегка напугал – бог с ними, с этими обоями, но он почему-то задавал слишком много личных вопросов: служил ли я в армии, не боюсь ли я замкнутого пространства, если ли у меня девушка, брат, не вегетарианец ли я и т. д. Общались мы у него в кабинете, где всё, включая письменные принадлежности, было обмазано его жидкими обоями – потолок, стены, мебель и даже пол были покрыты разнотипными жидкими обоями. Генеральный по жидким обоям курил дорогие сигары и выпускал ароматные облачка дыма мне прямо в лицо, свет в кабинете был тусклый, ближе к интимному. Приятный мужик, я сразу ему сказал, что не представляю жизни без его жидких обоев, на этом и разошлись. Он сказал, что будет думать по моему поводу, я сказал, что буду ждать его ответа, и ушел.
Второй звонок был из мегакрутой компании по производству печатей и штампов «Графика-М». Я приехал на Таганку в отличном настроении, после жидких обоев любое собеседование мне было в радость. Собственник бизнеса Евгений Смирнов, в очень элегантном миланском костюме, небесно-бирюзовой английской рубашке и просто ебанической красоты галстуке, – произвел на меня неизгладимое впечатление. Он гонял меня по маркетинговому анализу, задавал неудобные вопросы, называл меня Максом, пристально смотрел мне в глаза. Я сразу в него влюбился, он такой прикольный человек; под конец я сказал, что для меня было бы огромной честью, если надо, и погибнуть на фронтах маркетинга под флагом «Графики-М», щелкнул каблуками и вытянул правую руку вверх. Мне сказали, что позвонят, если посчитают нужным, и я покинул офис.
Так как квартиру я снял, делать мне в Москве было нечего, и я рванул на родину в Нижний Новгород, там я работал на двух средних работах, на ННТВ и в компании «Бастион».
Через неделю мне позвонила жена и сказала, чтоб я срочно укладывал вещи и переезжал в ее квартиру в Москву. Вслед за ней позвонил чувак из жидких обоев и сказал, что берет меня на работу, ну и сразу же следом раздался звонок из «Графики М»: завтра, мне сказали, меня ждут на рабочем месте. Я решил, что жидкие обои – это слишком круто для меня, и решил пойти к Евгению Смирнову продвигать его печати и штампы. Позвонил на две свои работы в НН, сказал, что они и не заметят моего исчезновения, купил билет и уже утром был в Москве.
Закинув вещи домой, в ту самую квартиру на ВДНХ, я пошел на новую работу в Москве. Президент «Графики-М» Евгений не обманул: $600 в месяц, я просто и мечтать о таком не мог, тем более небольшие дивиденды мне капали из Нижнего Новгорода, что ж, я считал, что неплохо устроился.
Товары оказались интересными: печати и штампы TRODAT и СOLOP, штемпельная краска, первые лазерные гравировальные аппараты по 50 тысяч долларов за штуку, тампонная печать, сувенирка, канцтовары, оборудование для фольгирования, для изготовления визиток, бумага и много чего еще. Несколько десятков филиалов по Москве, филиалы в Питере, Казани, в Хельсинки. Вы знаете, что такое валидаторы? Это такие машинки, которые так громко и необычно строчат, когда вам продают билет на самолет, эти машинки заправляются определенного типа штемпельной краской. А вы знаете, кто поставляет эти аппараты, например, в Аэрофлот, это сотни тысяч авиакасс по стране… В общем, это серьезный бизнес, все непросто.
Мгновенно погрузившись в тему, я остервенело принялся за работу: рисовал стратегические планы, разрабатывал концепции, писал статьи, расщеплял спрос, креативил и заваливал президента компании своими гениальными разработками. Женя частенько жил прямо на работе, – дело в том, что фабрика, склады, магазин и офисный пул занимали на Таганке целых 4 этажа с прилегающей территорией, а на 5-м этаже был его пентхаус. Нет, у него было много мест для жилья, но иногда он спал прямо над нами, своими сотрудниками, на пятом этаже, в своем лофте на 750 кв. метров.
Правила в компании были очень строгими: опоздание 1 минута – 5 долларов, больше 15 минут – увольнение. Вцепившиеся в свои офисные должности сотрудники ходили вечно напряженными, волками смотря друг на друга, нередко стучали на своих же, почему-то у всех в столах лежал порезанный на дольки Сникерс, и в течение рабочего дня они брали по кусочку и проглатывали, и после этого становились немного добрее и расслабленнее…
Так было везде – кроме отдела маркетинга. У меня все было совсем по-другому. – Женя! – Максим! – Президент! – Мой личный креативный директор! Не беда что там, в отделе маркетинга, уже была девочка до меня – вначале меня взяли в помощь ей, а потом эту девочку потеснили, и я стал главным в отделе.
Женя с удовольствием смотрел мои наработки, ему все нравилось – окрыленный успехом, я бежал к коммерческому директору: «вот, вот, – я тряс своими рукописями, графиками, стратегиями, – вот Евгений одобрил…»
Посмотрев на мои листочки, даже не вникая в суть, коммерческий говорил: «Максим, не сейчас, давай потом, денег нет».
Я продолжал рожать идеи и сценарии и делиться ими с Евгением. Тот продолжал меня хвалить. Через полгода мой пыл поутих, я понял, что ничего из того, что я делаю, никогда не будет реализовано. Все было отлично, кроме того, что мне абсолютно нечего было делать. Так как стены во всем рабочем пуле были прозрачными, из стекла, сидеть просто или втыкать в комп было нельзя, да и компьютера у меня не было, я был пишущий ручками маркетолог. Сидеть сложа руки нельзя, но и работы нет – те несколько вывесок и несколько площадей в крупных газетах вела девочка, а моя работа была радовать президента раз в месяц своими новыми разработками, остальное же время нужно было просто для вида «работать», ведь стены прозрачные, а 600 долларов в месяц мне очень нравились.
И я стал писать слово «работать» на листках бумаги. Приходил в 9 часов утра, садился за свой стол, брал ручку и сосредоточенно начинал писать: «работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать», – когда я полностью исписывал этим словом лист формата А4, я брал следующий и вновь писал: «работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать, работать».
После того как я исписывал 40-50 листов, я выборочно брал некоторые листки и перечеркивал их, а затем рвал.
Это слово я писал около двух лет, а потом мне это надоело, и я уволился. Я уже был на грани безумия. Президент «Графики-М» Евгений Смирнов, когда я принес ему заявление об уходе, очень сильно удивился и долго не хотел подписывать его, все спрашивал меня: Макс, ну ты че, собака, куда ты собрался? Тебе что, не нравится у нас?
«Нравится, – тихо сказал я, – но мне нужно двигаться дальше, и вообще я хотел бы стать писателем…»
«Ну, если писателем, тогда иди, – сказал Евгений, – я давно заметил, что ты что-то сочиняешь… Но если передумаешь, знай: двери к нам для тебя всегда открыты!»

Иногда я жалею, что ушел с той работы – она, конечно, странная, но в своем роде интересная…
Счастье лезет в окно!
В конце 40-х годов на тренировочном сборе, который проходил в подмосковном доме отдыха, известная к тому времени шахматистка Кира Зворыкина (1919 г.р.), кстати, внучатая племянница изобретателя телевидения Владимира Козьмича Зворыкина, жила в одной комнате с молодой грузинской шахматисткой Элисо Какабадзе (1930 г.р.).
Как-то поздним вечером кто-то из отдыхающих по ошибке полез к ним в окно.
Зворыкина уже спала, и юная грузинка с испугу заметалась по комнате с криком:
- Помогите! К нам рвётся мужчина!
- Мужчина? - мгновенно проснулась опытная Кира Алексеевна. - Элисо, дорогая, успокойся и пошире открой окно!
Я вчера в магазине Вайн&Бир, недавно открывшемся неподалеку, купил вяленой развесной конины. Продают в пластиковых баночках-контейнерах. На крышке маркером пишут "конь". Чтоб не перепутать с олениной, на которой пишут "олень". В общем-то и вид почти одинаковый и вкус.

Не в этом дело. Только сейчас, когда собрался выкидывать банку, обратил внимание, что вместо "конь" на ней написано "Коль".
У меня теперь такое чувство, что я сожрал немецкого канцлера.
Собралась сегодня моя женушка такая с духом и отправилась в парикмахерскую лишать свои волосы девственности – впервые в жизни (!) покрасить их безаммиачной краской.
Парикмахер: – А как же Сомерсет Моэм? «Как хорошо ни покрасишь волосы, от крашеных волос грубеет лицо»?
Жена: – Ах, да бросьте, Моэм это 80 лет назад написал, производство красок с тех пор ушло далеко вперед… И потом, как вы вообще можете считать компетентным в этой области человека, у героини которого в ее 48 нет ни единого седого волоса и почти отсутствуют морщинки вокруг глаз?!
Парикмахер: – Ладно, но ведь девственность должна оставаться хоть в чем-то? Где же, в каком месте, она у вас останется, если вы распрощаетесь с вашим натуральным цветом?
Жена: – Вы сами знаете, что говорите глупости. Какая может быть девственность у женщины за тридцать?!
Парикмахер: – Так в том-то и дело! Много ли женщин в вашем возрасте, в ваши 34 года, могут похвастаться отсутствием всякого опыта в окрашивании волос?!
Жена: – Стоп-стоп, это только я из кокетства могу прибавлять себе годик-другой, у вас на это нет права!!! Что же, по-вашему, нужно дожидаться появления седины?! А вдруг я, как ваша Джулия Ламберт, только после 50-ти поседею? Выходит, мне не краситься еще 18… то есть 16 лет?!
Парикмахер: – Вот-вот, дожидайтесь седины. Вставайте сейчас же из кресла, и чтоб я больше вас не видел.

Диалог, конечно, придуманный, но жена сегодня действительно ходила краситься, и ей отсоветовали это делать. Да-да, не захотели срубить с клиента за окраску – что кажется фантастикой. Просто постригли и записали на какую-то процедуру на следующую неделю.
Наверно, не захотели брать на себя такую ответственность – лишить девственности волосы 34-летней… ой, 32-летней женщины…
Лучшая история за 14.06:
Сержант Валентин Плотников был дедушкой. Не моим, а армейским. Первые самые сложные полгода службы он встал между мной и остальными дедами. Парни из его призыва говорили, что так не делается. Все молодые должны шуршать. Он не спорил, когда дело касалось уборки или нарядов, но чужую форму или носки стирать не позволял.

Если кому-то приходила в голову такая мысль, он вклинивался и молча отдавал вещи хозяину. Валентин вообще не очень любил говорить. Его двухметровая фигура и многозначительно демонстрируемые пудовые кулаки убеждали лучше слов. При этом я никогда не обращался к нему за помощью. Он появлялся в нужное время словно из-под земли.

Впервые наши пути пересеклись в штабе, куда нас вместе поставили в наряд. Молодых туда не направляли, читать дальше
Рейтинг@Mail.ru