Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
08 апреля 2008

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Навеяло историей с торгом в Турции за ковер по телефону.
Не мое. Сперто тут http://polusharie.com

Как я торговался в Китае.

Есть такой анекдот:
Собрались два бизнесмена переговоры учинить. Ну, встретились где-то в
кабаке, заказали себе по рюмарю того, чего там бизнесмены на переговорах
пьют; принесли им, пригубили они, значицца, и смотрят друг на друга.
Молчат.
Потом один говорит:
- О’кей, предположим, Вы назвали цену, за которую хотите продать, я
назвал цену, за которую хочу купить, мы оба посмеялись... Переходим к
делу!

Торг на рынке в Китае приблизительно так и выглядит: наисвятейший взгляд
китайца-продавца, называющего лаоваю (европеоиду, то бишь) цену в
три-четыре раза больше истинной; гомерический хохот покупателя,
утверждающего, что таких цен не бывает даже в самых дорогих бутиках
Нью-Йорка, Парижа и Милана; картинное заламывание рук, загибание пальцев
на руках и ногах с перечислением полных имен всех родственников, которые
сидят на натруженной шее несчастного продавца; демонстративное швыряние
столь понравившейся вещи на прилавок, резкий разворот в сторону выхода;
коброобразный бросок продавца вслед, с мощным захватом за рукав;
начинается непрерывное стрекотание кнопок калькулятора – продавец цену
снижает, покупатель повышает; наконец - "О’кей? О’кей! "; шуршание купюр
– сначала тщательно отсчитываемых покупателем, затем не менее тщательно
проверяемых продавцом; и все это под жалобные причитания на тему того,
что его, бедного-несчастного китайца, обжулили, ограбили, что заставили
продать ниже себестоимости, и он до сих пор не может, дурак, понять,
зачем он все это делает, разве только потому, может быть, что этот
покупатель – его лучший друг... А потом он дает покупателю визитную
карточку своего магазинчика и берет смертную клятву в следующий раз
приходить только к нему, и ни к кому более! Карточка берется, клятва
дается, и стороны расходятся, безмерно довольные друг другом и собой...

И всенепременно - пара-тройка (а то и больше) восторженных зрителей всей
этой комедии.

Есть люди, которые просто обожают ходить на рынок именно для того, чтобы
поторговаться. У меня есть приятель из Колумбии, так вот он каждый раз,
когда ему нужно снять стресс, идет и покупает себе новые часы. Ну, эти
знаменитые китайские подделки, которые являются точными копиями всяких
там лонжинов, брайтлингов и ролексов, знаете? Он уже два года минимум
раз в два месяца ходит в одно и то же место, к одному и тому же китайцу.
Они знают друг друга прекрасно, даже пару раз уже выпивали вместе. И все
равно: каждый раз китаец говорит ему, что вот эти вот конкретные часы –
чистый эксклюзив, и только ему, как другу и брату, готов их уступить по
смехотворной цене 1000 юаней (100 евро), практически по себестоимости.
Далее следует описанная выше сцена, цена снижается до 80-100 юаней,
сделка совершается. Все счастливы, стресса больше нет. У этого моего
приятеля дома часов штук двадцать уже.

Во всех торговых переговорах предполагается, что продающая сторона
движется в сторону понижения цены продажи, а покупающая – в сторону
повышения цены покупки. Где-нибудь посередине они сходятся к обоюдному
удовольствию. Это нормально, когда покупаешь по мелочи, не зная точно
реальной цены товара – если и переплатишь, то немного. Так же раньше
поступал и я.

Но тут понадобилось мне закупить кучу всяких шмоток на зиму, чтобы из
Питера не волочь. Гардероб подлежал обновлению процентов на 90 –
затраты, прямо скажем, немаленькие. А у меня есть проблема: не умею я
торговаться. То есть теоретически, конечно же, умею, да и практически
тоже, когда речь о бизнесе идет, а вот когда всякие там мелочи для себя
покупать – практически не торгуюсь. При этом я знаю, что переплачиваю, я
даже знаю настоящую цену, но – не хочу. Потому что лень. Точнее, времени
жалко. А кайфа особого я в процессе торга не нахожу.

Ну, не люблю я торговаться!..

Но в данном случае, конечно, игра стоила свеч. В смысле, нужно было
напрячься и сэкономить. Тогда я решил помыслить, и не просто так
помыслить, а перпендикулярно. Или, как нынче модно говорить,
"латерально". В первую очередь я понял, что надо менять свою стратегию,
раз нет возможности повлиять на стратегию продавца. Что можно сделать,
если процесс торга не меняется уже тысячелетия? И тут я вспомнил о
системе "голландского аукциона".

Голландцы в Европе всегда считались самыми ушлыми торгашами. Будучи
когда-то одной из великих морских держав, они привозили из своих
заморских колоний кучу всякого экзотического барахла и распродавали на
аукционах. Но при аукционных торгах всегда есть вероятность того, что
покупатели вступят в сговор и купят по низкой цене. И тогда голландцы
придумали хитрость. В отличие от традиционной системы, владелец товара
выставляет его по изначально завышенной цене, а потом постепенно снижает
ее, держа в голове некую минимальную, после которой он просто снимет лот
с торгов. Кто первый крикнет: "Беру! ", тот и купил. Никто не знает,
какую цену продавец считает для себя минимально приемлемой, а также по
какой цене готовы купить конкуренты, поэтому цена продажи на голландском
аукционе всегда оказывалась выше, чем на традиционных торгах.

Наверное, вступление мое несколько затянулось. Но я лишь хотел показать
весь тот скорбный путь, который привел меня к моральному падению, всю
глубину которого вы сможете сейчас оценить...

Первым делом я поехал покупать куртку. Приехал в торговый комплекс,
который находится рядом с Шанхайским музеем науки и техники – там есть
одежда лаовайских размеров. Походил, посмотрел, поотбивался от
назойливых зазывал, предлагающих всякие ролексы и футболки от Армани,
приглядел объект моих вожделений. Немаловажным фактором для меня было
то, что в этом магазине в тот момент не было покупателей – я очень
волновался, и зрители могли мне помешать. Я зашел в магазинчик.
Там у прилавка стояла девчушка, в углу сидел парнишка и болтал по
телефону. Я ткнул пальцем в куртку, девушка мне ее подала, я примерил.
Как на меня шита. И качество хорошее – плотный верх, пристегивающаяся
подкладка из толстой шерстяной ткани.
- Сколько?
- Тысяча юаней.
- Пятьсот.
Это была именно та цена, за которую я был готов эту куртку купить. И я
думаю, они были готовы ее по такой цене отдать. При этом еще и
радовались бы, что "развели" лаовая. Но девушка, конечно же, начала мне
рассказывать о потрясающем качестве, о том, что дешевле курток здесь
вообще нет, потом, глубокомысленно нахмурив лоб, потыкала в кнопки
калькулятора с таким видом, будто считала убытки, и выдала:
- Восемьсот.
Я ответил:
- Четыреста пятьдесят.
Девушка пару раз хлопнула глазами, но, похоже, не въехала – уж слишком
невероятным показался ей мой ход. Она опять поныла о тяжелой жизни в
Китае вообще и ейной личной жизни в частности и скинула еще:
- Семьсот.
Я ответил:
- Четыреста.
Она пару раз хватанула ртом воздух, как вытащенная из воды рыба, пытаясь
что-то сказать, потом ошарашено посмотрела на парнишку, который как раз
закончил говорить по телефону. Он почувствовал неладное, поднялся и
подошел к нам. Девушка опять посмотрела на меня, на него, опять на меня,
снова пару раз открыла и закрыла рот и, наконец, выдавила из себя:
- Шестьсот пятьдесят.
Я ответил:
- Триста пятьдесят.
Все. Ее мир разрушился. Осколки этой мировой катастрофы взорвали изнутри
нетренированный девичий мозг... Она жалобно залопотала что-то на китайском
парнишке. Тот выслушал ее и обратился ко мне на хорошем английском:
- Ты что, не хочешь взять эту чудесную, замечательную, потрясающую
куртку?!! Это же лучшая куртка, которую ты можешь найти в Шанхае!!!
Я ответил еще более экзальтированно:
- Я вижу, что это лучшая куртка в Шанхае, и я очень хочу ее взять!!!
Правда – очень-очень!!!! Эта куртка – моя мечта с самого детства!!!!!
- Почему же ты ее не берешь?!!
- Потому что я не готов заплатить за нее шестьсот пятьдесят юаней.
- А какая твоя цена?
- Моя цена (я подчеркнул интонацией слово "моя") очень высокая, выше
неба! - Я подмигнул ему и мило улыбнулся, продемонстрировав во всей
красе высокий профессионализм питерских стоматологов. - А цена, по
которой я готов купить эту куртку – триста пятьдесят.
- Ну нет, это невозможно! – Он изобразил возмущение настолько
естественно, что слышно было, как где-то там, на небесах, Станиславский
застонал от зависти. – Я, конечно, могу скинуть еще... Только потому, что
ты мне нравишься... Пусть будет шестьсот!
Я улыбнулся еще милее и сказал:
- Триста!
Парнишка оказался гораздо смышленее девушки: он впал в ступор сразу.
Девушка пропищала ему что-то дрожащим голоском и ушла в угол – наверное,
горевать об утраченной вере в человечество.
Парнишка похватал ртом воздух и, наконец, выдавил:
- Пятьсот пятьдесят...
Я не думал ни секунды – надо было добивать ошеломленного противника:
- Двести пятьдесят!
- А... А... (долгая пауза) Пятьсот!
- Двести!
Девчонка возмущенно залопотала ему что-то из угла, тыкая в меня пальцем
так, будто хотела пригвоздить на месте. Парнишка с трудом вернул глаза
из положения ближневосточных, навыкате, в дальневосточные и возопил в
праведном гневе:
- Но ведь ты же в самом начале был готов купить эту куртку за пятьсот!
- Но вы же не были готовы мне продать ее за пятьсот!
- Но теперь-то мы готовы!
- Да, но теперь я не готов! Я готов купить ее за двести. О’кей? Или
будем дальше торговаться?
Самое сложное для меня в этой ситуации было не расхохотаться. Боюсь,
сделай я так – и они выперли бы меня взашей. Но мне нужна была куртка.
- Мы не можем продать тебе ее за двести... - На парнишку жалко было
смотреть – он чуть не плакал. Я понимаю, что он мог бы продать мне эту
куртку и за двести – приблизительно так она и стоила с минимально
допустимой для китайского рынка наценкой. Но слезы в его глазах были
вызваны другим: его, китайца, торговца в хрен знает каком поколении,
какой-то лаовай "разводил". Причем "разводил" так технично, что он не
мог придумать никаких контрмер. Вообще. - Что же делать, что же
делать?!! – вдруг запричитал он.
Эх, блин!.. Все мои беды – от гуманизма и человеколюбия...
- Слушай, - я наклонился и доверительно зашептал ему на ухо, – я знаю,
как можно решить эту проблему. Только тебе скажу, как другу...
- Как?!!
- Вот смотри: твоя цена сейчас – пятьсот, так? – Он обреченно кивнул. –
Моя цена – двести, так? – Он кивнул опять и шмыгнул носом.
Я взял из его безвольных пальцев калькулятор, повернул к нему дисплеем и
набрал: пятьсот плюс двести разделить на два. Получилось, как вы
понимаете, триста пятьдесят.
- Давай посередине между твоей ценой и моей, о’кей? И то – только
потому, что ты мне нравишься...
Он тупо смотрел на калькулятор и молчал. То ли не мог поверить, что я
вдруг проявил такую сверхъестественную доброту (он ведь уже записал
меня, по всей видимости, в дьяволы), то ли все еще горько оплакивал свою
судьбу, которая свела его с этим моральным уродом (со мной то есть).
Я встряхнул его за плечо: - О’кей? Договорились? Хао? ("хорошо"
по-китайски)
Он долго и прерывисто вздохнул и прошептал: - Хао...
По-моему, девушка в углу плакала – то ли ей жалко было куртку, то ли это
были слезы облегчения оттого, что я, наконец-то, уберусь из их
магазинчика.

Парнишка был реально в шоке. Я это понял, когда расплачивался.
Обычно китайцы очень придирчиво разглядывают купюры, смотрят на них под
разными углами, на свет, корябают ногтем, особенно ушлые даже кладут на
стол, накрывают сверху тонкой рисовой бумагой и изо всех сил трут
монеткой плашмя – на бумаге проступает мудрый профиль Великого Кормчего.

Парнишка же взял мои три сотенные и один полтинник так, будто они жгли
его пальцы, и быстро засунул в стол. Молча упаковал куртку. Подал пакет
мне.
- Большое вам спасибо! У вас очень хороший магазин - я обязательно приду
к вам еще! Карточку не дадите?
Рука парнишки дернулась, было, по инерции за карточкой, но девушка,
наверное, прожгла его спину таким взглядом, что он аж поежился...
- А... Ты знаешь, карточки у нас закончились... Как раз... Сегодня... В
следующий раз дадим, хорошо?
Видно было по его глазам, что если я еще раз приду к нему, он даст мне
карточку, намазанную каким-нибудь китайским ядом. Причем особо
изощренным – чтобы умирал я долго и мучительно.
- Ну, хорошо, тогда увидимся! Спасибо еще раз! У тебя очень хороший
английский язык! – Я улыбнулся ему, повернулся к девушке, улыбнулся еще
шире. – Всего хорошего! У Вас очень красивые волосы!
На выходе повернулся, улыбнулся так, что аж заломило скулы, и помахал им
рукой: - До встречи! Я приду к вам снова, я клянусь!
Они не шелохнулись. Лица их были темны.

Сердце мое пело и ликовало (наверное, я все-таки действительно моральный
урод). Я понял, что мне начинает нравиться торговаться!

Я зашел еще в один магазинчик, чтобы купить себе несколько свитеров –
выходных и для дома, потому что зимой в Шанхае отопления нет. Выбрал
несколько штук, примерил, спросил цену, назвал свою. Пожилой дядька,
который там торговал, сделал свой первый ход на понижение цены, я сделал
свой. Дядька просек мою стратегию сразу. И, надо отдать ему должное,
оказался гораздо сообразительнее молодежи – опыт, наверное, сказался.
После еще одного осторожного хода (просто чтобы убедиться, не ошибся ли
он в моих моральных, а точнее, аморальных, принципах) он сразу сказал:
- Погоди, погоди! Твоя первая цена, по которой ты хотел купить, была
четыреста?
- Ага!
- А сейчас ты хочешь купить это за двести?
- Точно!
- Давай пополам, а? За триста отдаю!
- Как другу?
- Как брату!..
Я думаю, сказалось то, что рядом стояли две пожилые немки и один молодой
янкес и с интересом прислушивались к нашему диалогу, даже бросив
ковыряться в разложенных на прилавке шмотках. Дядька понял, что лучше от
меня быстро отделаться, пока остальные покупатели не врубились в то, что
происходит. Он так же, не глядя, швырнул мои деньги в стол, быстро
упаковал все и чуть ли не на руках бережно отнес меня к выходу из
магазина, приговаривая, что я его самый лучший и любимый покупатель, и
сердечно уверяя, что будет счастлив видеть меня снова. Визитку свою,
правда, при этом не дал. Тоже, наверное, закончились. Вот прямо сейчас...

Я окончательно пал морально, до уровня "ниже плинтуса". И безжалостно
растоптал души еще трех продавцов, купив себе по той же схеме кроссовки,
ботинки, несколько футболок и теплый халат, расшитый драконами.

Я вряд ли буду носить этот халат. Я купил его просто потому, что я люблю
торговаться...

Vladimir Marchenko © 2007
http://polusharie.com/index.php/topic,95933.0.html
13
большая советская коммуналка. две свояченицы - Аида Яковлевна и Марья
Петровна.
- Манечка, ну скажите мне, как в интеллигентной еврейской семье мог
вырасти мальчик с такими жидовскими замашками?!
ЧК
В прошлом ноябре в Сызрань приехал цирк шапито. Артисты поставили около
автовокзала свой шатер и пошли искать ночлег где-нибудь поблизости. В
конечном итоге постучались они к моей подруге Оле, о цене сговорились
сразу, и тут же решили отметить знакомство и новоселье. Почему или зачем
циркачи притащили с собой маленького кайманчика, я выведать по
прошествии времени так и не смогла. Запустили земноводное в ванну. И,
конечно, в соответствии с сюжетом, Ольга где-то за полночь потащилась в
ванную, где ее за руку и тяпнул невоспитанный кайман. Вопли-крики,
кровища, вызов скорой помощи, травматология, наложение швов... Дежурный
хирург вышел после операции к группе поддержки, выбрал самую трезвую, на
его взгляд, личность, то есть меня, отвел в сторону и говорит: "Ну,
это... Раны я ей зашил, только вы, пожалуйста, покажите ее как можно
быстрее доктору (тут он покрутил около головы). Боюсь, у нее горячка, не
меньше. Она рассказывает, что ее крокодил покусал". Напоминаю - Сызрань,
ноябрь месяц... Это как раз тот случай, когда в чистую правду верилось с
трудом.
3
Все помнят мутные девяностые и валовые поездки в Польшу, т. к. народ
валил туда валом, как из России, так и из нашенской бульбандии. И как
правило уже к границе создавались, как бы это помягче сказать, своего
рода "семьи", т. е. некоторые пары сходились организмами. А параллельно,
ессессно, был бич - мелкое воровство друг у друга. И вот одна из групп
возвращается назад, сзади в автобусе навалено баулов со шмотьем
немеряно, а одна из парочек в предчувствии близкой разлуки решила (типа
нихто не видит) там покувыркаться. Ясен пень, нихто "не заметил", но по
автобусу пошел тихий гомон и смешки - нудная дорога, а тут такой повод
лясы поточить. И тут встает, скажем, дядя Коля, здоровенный мужик
напрочь крестьянской наружности, и на весь автобус громким шепотом
произносит:
- Ну чаго вы, люди, няхай ябуцца, абы не крали!
Не знаю, чо там получилось потом у той парочки, но рогот стоял до самого
моего родного Бобруйска. И до сих пор на любую нелепость мой друг
отвечает именно ТАК.
У друга на работе висит в рамочке объяснительная от грузчика магазина:
“17.03.2008г. болел. По причине невыплаты мне вовремя
честно заработанных денег выпил 1 литр водки на голодный желудок”.
Наш зам. командира части всегда отличался трезвым взглядом на окружающую
действительность, что обычно выражалось в прямоте его высказываний.
В частности запомнился инструктаж по команде "Рота, подъем!":
- Услышав эту команду военнослужащий должен первым делом ударить себя
кулаком по яйцам, чтобы у него хуй упал! Затем откинуть одеяло на дужку
кровати и т. д...
Учился я в Таврическом Национальном Университете (Симферополь) на
математическом факультете с 1995 по 2000 год. И был у нас на кафедре
математического анализа доцент Коваленко, любитель отыграться на
студентах фразой "это же хамство!".

К примеру, вот вы не выучили теорему, это же хамство!
Или там пропустили занятие, это хамство!

Прихожу как-то раз к нему на экзамен, не совсем готовым к сдаче.
Коваленко задает вопрос - "Вы считаете, что Вы выучили этот экзамен?"
Я молчу. Если отвечу - да, я выучил - это будет хамство.
Если отвечу - нет, не выучил, это тоже хамство.

Пауза.. Проходит несколько секунд и Коваленко изрекает -
"Что же вы молчите? Это же хамство!"
Моя жена умеет разговаривать на языке глухонемых. В общем это ее работа,
но иногда от этого знания случается и житейская польза.

Вот, например, искали мы с ней в Милане оперный театр и заблудились.
Встречные из нашего русского и английского понимают единственное слово
"Ла Скала" и очень быстро и красиво говорят что-то в ответ. Но мы из
этого ответа тоже понимаем только слово "Ла Скала" и продолжаем кружить
по улицам.

Вдруг видим группу людей, которые интенсивно общаются между собой
посредством рук. Жена говорит:
- Обожди!
Она направляется к ним, вступает в беседу и возвращается ужасно
довольная:
- Вторая улица направо и мы выйдем прямо к опере. Между прочим мне
сказали, что завтра дают "Тристан и Изольда". Это одна из лучших
постановок в этом году.

Я и так непрерывно восхищался Италией, а тут просто офонарел:
- Ты подумай, - говорю, - что за страна! Даже глухонемые в курсе дела
насчет оперы!
- Не обольщайся, - поправляет меня жена, - это туристская группа из
Оклахомы. А гид у них итальянский. Он прекрасно слышит и говорит, в том
числе на английском.

Через десять минут подходим к "Ла Скала". Очень скромное здание между
прочим. Только я приготовился фотографировать подъезжает громадный
автобус и заслоняет весь фасад. Из автобуса выходят хорошо одетые люди
местного вида и чинно идут в театр. Разговаривают на языке глухонемых.
- Ну что, - говорю, - все-таки я был прав. Видишь, глухонемые идут в
оперу!
- Обожди! – снова говорит жена.
Подходит, переходит на беззвучный язык жестов и возвращается совсем уже
счастливая.
- Я же тебе говорила – не обольщайся. Сегодня "Лебединое озеро".

Тем временем окончательно стемнело и я так и остался без фотографии
самого знаменитого оперного театра. Но не одной "Ла Скалой" славен
Милан. Посмотрите фото на http://world.lib.ru/b/b_a/pictureweekly.shtml
и я надеюсь, вы почувствуете дух и обаяние этого города. Заодно
вспомните, что здесь неравнодушны к футболу.

Abrp722
4
В соседнем гараже пришел работать новый механик. И что-то у него с
работягами не срослось. Все ремя ребята под шофе. Тот и так ловил, и
эдак... Никак. приходят трезвые, а уже через полчаса-готовые. И выйдет
инженер неожиданно, и зайдет без предупреждения... Никак. Пришел к
директору, попросил помошь. Заходят в цех вдвоем. Мужики их увидели и за
электроды схватилсь."Глаза,"-кричат. Инженер отвернулся, а директор нет
И видит картину маслом. При крике "Глаза" Инженер отворачивается, а
работяги достают бутылку из кармана и выпивают. И все при деле!
Понедельник, 7-04-08, голова мало слушается мозга, но воспринимать
готова...
Утренние "затеры" на "Радио Спорт", передача "Скоростной участок",
ди-джей девушка (ни не помню): ".... как вы все знаете машины бывают
переднеприводные, полноприводные и заднеПРОХОДНЫЕ!!!..."
Пришлось припарковаться. А что сделаешь - у всех ПОНЕДЕЛЬНИК.
- Ну, смотрите. Завтра идем перевал Укю. Его отсюда не видно, зато
подходы просматриваются. Берг видите?
Группа, сидя на комнях с мисками в руках, промычала что-то
утвердительное сквозь гречку с сушеным мясом и горохом. Видно было
плоховато. Ранний вечер, но солнца уже нет, дождик идет, несильный, зато
ледяной. Группа сидит посреди ледника - позиция плохая во всех
отношениях, но лучше места не нашлось.
- Берг перелезем посередине, где снежный мост. От него вверх и вправо к
желтому камню - метров двести. Под ним можно стоять безопасно, места
немного, но поместимся. Дальше надо поскочить понизу один кулуар и
поворачивать у черной скалы в следующий. Видите? - Сергей водил штычком
ледоруба как указкой, чертя маршрут на завтра с расстояния почти в
километр. Как бы для иллюстрации его доклада черная скала окуталась
пылью, из которой в разные стороны заскакали крупные камни.
Гуппа неспеша проглотила кашу. Донесся грохот обвала.
- Ага, это там, где камнепад? Я правильно понял? - Шурик высказал общую
мысль. Сергей слегка смутился и промолчал.
- Уважаю. Чтобы вот так, без затей, каменная лавина из той дырки, куда
завтра лезть - это здорово. Простые сильные эмоции. Именно то, чего нам
не хватает в нашей скучной жизни.
- Ладно, завтра подойдем поближе и посмотрим. Будет опасно - не полезем.

Наутро все было тихо и спокойно. Впрочем, если поднять группу в пять
утра, а выйти в шесть, то обычно все обходится тихо и мирно. Потому что
солнце еще низко, за ночь все смерзлось и не шевелится. На подходе к
нужной дырке обнаружились следы вчерашнего катаклизма, но источником был
тот самый промежуточный кулуар. А в нужном кулуаре обнаружился
нетронутый снежник, плотный, но не заледеневший. Просто мечта - можно
идти ногами, не вешая веревок. Седловина перевала выглядела странно -
почти горизонтальное плато, ограниченное с одной стороны обрывом с
круглой дыркой посередине, откуда группа вылезла на чистый снег как
десант чертей на райское облако.
- Вот те и перевал! Какая категория-то?
- 2А со звездой.
- Что-то он и на 2А не тянет. А за что звезда?
- За скалы.
- И где они?
- Под снегом. Повезло, снегу много в этом году. Неспортивно, конечно.
Кто намерен откопать скалы и повесить пару веревок? Желающие есть? Нет?
Тогда идем вниз. Укю-кош готов принять нас на ночлег.

Спуск занял часа три. Ледник оказался крутоват, поэтому группа шла
правым бортом по крупной сыпухе-ноголому. На полпути вошли в плотный
туман и едва не прошли мимо коша, благо поляки, окупировавшие его,
шумели довольно громко. Расположились внутри - место было. Поужинали.
Ромка спел под гитару, которую упорно тащил поверх рюкзака. Поляки
оживились и подсели общаться. Спиртного было немного, но крепкого.
Совсем крепкого - нет смысла носить с собой в горы что-либо кроме
чистого медицинского. После пары доз разбавленого ледниковой водой
спирта языковой барьер сильно понизился. Гитару взял Сергей, затем
Мишка, потом Татьяна. Поляки напряглись и сформулировали вопрос:
- Вы что, бродячие музыканты? У вас все играют на гитаре?
- Нет, - ответили им, - только пятеро. Остальные пляшут и поют.
- А кто пятый?
Юлька взяла гитару и продемонстрировала класс. Поляки, хоть и не
понимали дословно, но заcлушались, да и было отчего. Голос у Юльки -
сильный альт, музыка - собственного сочинения, слова - в соавторстве с
Ромкой. С верхних нар слезли парни, что собирались в ночь на вершину
Укю, и начали в упор рассматривать это чудо. Надо сказать, посмотреть
было на что. Лицом - писаная красавица, волосы - пышная каштановая
грива, красивые сильные руки, длинные ноги такой формы, что все
двенадцать апостолов не избежали бы греховных мыслей, прочие
выпуклости... слов нет. А главное - сердце ее было свободно на тот
момент, доподлинно известно.
- Вацек, - представился один их новоприбывших.
- Юлька, - сверкнула улыбкой Юлька.
- Спиваешь?
- Немного.
- Ешче!
Юлька спела еще. Что-то веселое и задорное. Вацек впал в ступор, забыв
закрыть рот. Юлька подождала реакции, пожала плечами и заиграла вновь.
На этот раз - длинную печальную балладу в шотландском стиле. Когда она
закончила, никто не шевелился еше минуту. Потом молча выпили, и группа
пошла спать. А ошарашенные поляки остались сидеть.

Наутро обнаужилось, что все поляки ушли на вершину, а Вацек остался.
Копался в своем рюкзачке, перекладывал снаряжение, бренчал без нужды
карабинами, короче, делал вид что занят. Группа позавтракала и
собралась. Двинули вниз к альплагерю, где надо было взять оставленную
заброску и поворачивать вверх к Безенгийской стене. Вацек пошел следом.
Следующие дни он хвостом ходил за группой, питался из собственного
котелка чем-то несерьезным и спал в собственной маленькой палатке.
Вечерами он отзывал Юльку в сторону и предлагал прогулки при луне. С
луной проблем не было, а вот уединиться было негде. Группа, не особо
напрягаясь, частями делала короткие радиальные выходы на Кель, на
Цанеры, на Ляльвер, базируясь на Баран-коше сбоку от Безенгийского
ледника. В ночной тишине каждое слово, произнесеное на леднике
вполголоса, слышалось в лагере совершенно отчетливо. Группа
посмеивалась, но тактично делала вид, что ничего не замечает.

Наконец, группа пересекла ледник и поднялась на австрийские ночевки,
откуда после дня отдыха собиралась уходить из района Безенги в сторону
Крумкола, а оттуда - спускаться в Нальчик через Верхнюю Балкарию.
Вечером, как обычно, Вацек пригласил Юльку гулять, где, видимо,
предпринял попытку решительного объяснения. Ответ однако оказался
немного не тот, на который он расчитывал. Вместо того, чтобы с радостью
принять руку и сердце ладного хлопца, коварная дивчина предложила ему
испытание: дойдет с ними до конца маршрута - она подумает. Путь
предстоял непростой - через четыре перевала, правда связками по два.

Утром Вацек заслужил поощрительную улыбку, сообщив, что идет с нами.
Завхоз с сомнением оглядел его рюкзак. Уж очень легкий был, не более 15
кг. У наших девушек, у той же Юльки, - 25 и больше, а про мужиков и
говорить нечего. А у этого - 15. Скорее всего, жратвы там всего ничего.
Значит, кормить придется, а с продуктами немного напряженно - просидели
лишний день из-за погоды. Снаряженец тоже озаботился - у парня своей
веревки нет, кошки несерьезные, страховочная система дохлая, карабины
алюминиевые, ледобуров вообще нет. Ладно, дотащим, если что.

Вышли. Идем. Переход, другой, третий. Тяжело, снег глубокий. Прошли
самый крутой подъем, заглянули за перегиб. Перевала не видать. Вацек
идет, но как-то не слишком бодро. Взлезли на очередной подъем, вышли на
относительно ровное место, сели перекусить посреди снежного поля. Вацек
подошел последним и повалился даже не на рюкзак, а просто в снег.
Перекусили, поднялись, двинули наверх. Вацек разразился длинной тирадой,
из которой было понятно два слова: "ночевач" и "тутай".
- Нет, Вацек, ночевач там, - показали ему вверх.
- Ни, то ниможливо. Тутай.
- Вацек, полдня еще впереди, идем.
Может быть парень и поспорил бы еще, но Юлька уже вскинула рюкзак и с
любопытством наблюдала процесс принятия решения. Делать нечего, собрался
и пошел.

Через четыре часа группа подобралась к самому перевалу, оставался
последний взлет - крутой склон высотой в одну веревку. Решили на всякий
случай повесить перильную, чтобы усталым участникам было легче
преодолеть последнее препятствие. Мишка размотал одну и полез наверх.
Остальные постепенно подтягивались и садились отдыхать.

Известно, что последний дюйм - самый сложный. Сумел преодолеть -
получаешь все. Повернул назад - остаешься ни с чем. Вацек, не дойдя
пятидесяти метров до места, где сидела вся группа, сел на рюкзак и
смотрел на группу странных людей, которые набрав полтора километра
высоты, собирались лезть еще выше. Потом поднялся и надел рюкзак.
Казалось, что сотня шагов пологого подъема - пустяк, но нет, повернулся
и побрел вниз. Сломался.
- Слабак! - Юлька посмотрела вниз и презрительно сплюнула. Затем
повернулась лицом к склону и прицепила жумар к веревке. Преодолев
последний взлет до седловины перевала за пять минут, скинула рюкзак,
села на него и посмотрела вниз еще раз.
- А как хорошо начиналось! С мамой, говорит, познакомлю...
- Да ладно, не расстраивайся. Куда он годен, если не может угнаться за
тобой, когда у тебя рюкзак вдвое тяжелее?
- Все равно, обидно. За руку брал? В глаза смотрел? Должен
соответствовать!
- Да куда ему! Он же скалолаз, на длинные дистанции с рюкзаком не
тренировался. Да и высота приличная, с его равнинной дыхалкой и по
горизонтали-то непросто, а тут - полтора километра набрать по снегу за
десять часов ходу! Как еще жив до сих пор, непонятно.
- А мы-то куда бежим? - Юлькин голос явствено зазвенел от сдерживаемых
слез. - Подумаешь, день отставания от графика.
- Погода хреновая. Сыпанет завтра снег - куда денемся?
- Пересидим. Или по Дыхсу свалим.
- Ага-ага. А продукты считала? Кто у нас завхоз, я или ты? А в том
ущелье ты была? Там крокозявра такая, что хрен пролезешь. Сбоку лавинные
конусы, между ними лес ломаный на старой морене. После поворота -
прижим, по стенке лезть придется. И Солнце туда никогда не заглядывает.
Вот и гонит Серега, чтобы успеть пройти два последних перевала. За ними,
кстати, тоже не подарок - висячая долина, спуск по бараньим лбам.
- Все равно, могли и на этой стороне переночевать, а завтра утром
перелезли бы.
- Слушай, хочешь - иди с ним. Снарягу оставь нам, себе только кошки
возьми, продуктов я тебе на пару дней дам. У Вацека газовая горелка,
спальник, палатка. Свалите в Безенги, оттуда в Нальчик. В поезде
встретимся.
- Ладно, двинули. Не судьба, видимо.
15
Гена, купи лопату.

Преамбула.
В нашу фирму на Украине входит 2 компании: завод и торговый дом, причем,
если ТД в Киеве, то завод - в Луганске.

Собссно история.
На 2 апреля был запланирован грандиозный семинар на заводе, для
обеспечения которого из Киева должны были выехать человек 10-15 на
разном авто-авио-жд транспорте. Если семинар назначен на 2-е, то
выезжать нужно когда? Правильно 1-го.
Так вот звонит мне где-то днем в понедельник директор завода (как
выяснилось, завзятый дачник) и просит купить ему 2 лопаты. В Луганске,
видишь ли нет таких - из нержавейки, землей не забиваются и т. д.
Не скажу, что отношения у нас приятельские, но почему бы не помочь
человеку, тем более, что точка с их продажей находится под самым Киевом
- недалеко от нашего офиса. Заехал, купил. Между прочим 2 штыка на 70 $
затянули.

Так вот подъезжаю я к водителю служебной машины, с которым нам на
следующий день выезжать и прошу кинуть их сразу в багажник, чтобы не
забыть потом. Ну он их и положил. Причем при мне.
Это я уже потом узнал, когда мы отъехали от Киева километров на 500, что
в процессе догруза машины полиграфической продукцией лопаты похоже были
выложены.
Ладно на календаре 1 апреля, на часах - ок.10:00. Я соображаю, что еще
одна машина из Киева не ушла, и срочно звоню в офис, коллегам, дабы те
могли поискать лопаты на складе, где лежала полиграфия. Народ потом ярко
описал мне картину, как они с фонариками лазили по складу, матерясь и
переставляя коробки с прайсами, после этого ходили под зонтиками по
двору.

Лопат нет.

Подводить человека неудобно. Поэтому я быстренько звоню водителю
последней машины с просьбой купить лопаты.
А как бы вы отреагировали, если вам ехать в командировку, правда после
визита к стоматологу, правда после того, как "шутники" ночью с вашей
машины сняли номера? И все это дополняется, напомню, 1-м апреля и моим
звонком.

Нет меня не послали. Гена, смеясь, ответил, что он помнит какой сегодня
день и ни за какие коврижки не будет покупать лопаты, чтобы отвезти их
за 800 км.
Теперь представьте мое состояние. Как убедить человека в том, что
покупка лопат - директору другой организации, пусть даже самому лучшему
дачнику - не первоапрельский розыграш. Мы уеждали его по очереди всей
машиной. Без результатов. Наконец сошлись, что он поверит, только если
директор лично ему позвонит.

Разговор предстоял неприятный. Я позвонил директору, честно признался,
что лопаты мы прое..ли (ответ -..... как прое..ли?!!!). И предложил
выход - доставку крайней машиной. Вот только шеф должен лично
перезвонить. Ну, а на вопрос, почему лично? Осталось ответить - так ведь
никто иначе их и не купит, думаю - разыгрываю.

Макс
Звонит как-то муж мне на работу и жалится, мол, нога че-то болит. А где
болит-то, спрашиваю?. Ну, стопа, но не та, что снизу, а та, что
сверху.... Пауза, я перевариваю инфу... Муж помолчал и добавил: Там где
параллельно земле! Короче, где шнурки завязываются... Смеялись долго
потом!
"Счастье у каждого свое." Основная N 1 от 6 апреля.

Ехал недавно на Урал. Соседи по купе - здоровенные мужики, работающие на
строительстве столичного метро, выпили по два стакана водки, съели по
курочке и спали до вечера. Вечером повторили, утром опять. А я взял кашу
в пакетиках и заваривал их кипятком, записывая в тетрадку научные мысли.
Утром соседи, удивленные таким образом жизни, долго уговаривали поесть и
выпить с ними. Мой вежливый, но твердый отказ вызвал целую дискуссию о
непонимании счастья!

И тогда я вспомнил, как много лет назад удалось решить проблему, над
которой долго и безуспешно билась куча народу. На заводе не могли
наладить стабильную работу процесса, закупленного на Западе. Продукт
нужен был всем: помимо многих применений в народном хозяйстве, это
основной компонент вакуумного оружия. Мы создали модель процесса и
показали: из-за неумелой эксплуатации реакторы "засрали"; чтобы процесс
шел стабильно, надо снизить нагрузку на 12%; просчитали варианты
интенсификации; составили записку в министерство и заводу снизили план.
Стабильная работая на пониженной нагрузке, они выдавали продукта больше,
чем выжимая проектную мощность и останавливаясь каждые две недели.
Полный зал народу, докладывает мой руководитель...

Так вот в чем момент истинно высшего счастья, ответил я: когда
докладывают твою работу перед десятками конкурентов, каждый из которых
готов "сожрать ее с говном" - а не может, все чисто! Кроме того, им же
интересно - и в зале стоит глубокая, полная, мертвая тишина!!! Чуть не
спросил: вам знакомо такое? - но вовремя прикусил язык!

Сошли в Уфе не прощаясь...

К. т. н., слесарь - сантехник.
О просмотре СМС-ок..

В субботу пришлось срочно заезжать к междугороднему перевозчику
-"Автолюкс". Не успел в пятницу получить груз с оборудованием, вынужден
ехать в субботу. Знаю что передадут одно место ( размер коробки -
50х40х30 см).
Дочку Дарину (3,5 лет) оставить не с кем - мама пошла в парикмахерскую
краситься. :) Короче взял ребенка с собой...
Едем в машине, она спрашивает:
- Папа, а куда мы едем? а зачем?
Я отвечаю:
- Поедем сейчас на фирму, получим посылку, которую нам передали из
другого города...
- А что там??
- Оборудование разное....

Приехали на склад, получили, положил на сиденье ( лень багажник
открывать было), сели в машину. едем....
Она:
- Папа, а ты дома будешь СМС-ку смотреть????.....
- Какую СМС-ку???
- Ну вот эту! ( и тычет пальцем на посылку...)

Короче смеялся я долго :)))))
ЗЫ: Да здравствует наша почта, которая пересылает СМС-ки
покилограмово!!!!!!! :)))))))))))))))))) Мобильные операторы- УЧИТЕСЬ!!!
:)))))))))))

Вчера<< 8 апреля >>Завтра
Лучшая история за 06.09:
Расскажу, как я едва не умер. Пошел к зубному врачу запломбировать зуб. Весьма симпатичная врач, закончив сверление, натолкала мне полный рот ваты и начала месить пломбу. В это время в соседнее кресло садится молоденькая девочка. А там врачом мужик. Он флегматично протирает очки, и спрашивает девушку:
- Ну-с, милочка, на что жалуемся?
Та, не задумываясь, выпаливает:
- Доктор, у меня внизу две дырки, и задняя болит...
Моя врач бросила инструменты и пулей вылетела в коридор. У меня вся вата изо рта переместилась в горло, я почувствовал, что сейчас задохнусь. А врач ласково спросил девочку:
- Милочка, а вы уверены, что пришли к нужному врачу?...
Рейтинг@Mail.ru