Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
26 апреля 2008

Остальные новые стишки

Меняется каждый час по результатам голосования
Как крестьянский сын за счастьем ходил

Сказ пойдет про дни былые: когда предки наших предков еще были
молодые. Сказ пойдет про те века, где на каждого Спинозу было по три
дурака. Где-то с Брянском по соседству жил старик со всем семейством:
дочка, сын, курей с полста. Ну а больше ни черта. Дочка всем на
загляденье: к ней, как мухи на варенье, собирались женихи, предлагая
руку, сердце и другие потрохи. Только от ее ворот женихам был поворот.
Дескать, нет вам тут приюта: повертай назад, народ. Не для местных
голодранцев зреет здесь запретный плод.
Так и жили вместе дружно: ели, пили сколько нужно. Сын в сестре души
не чает: угодить ей как не знает.
- Что душа твоя желает?
- Кто ж об этом, Степа, знает. Только что-то не вставляет... Нету
радости такой, чтоб во всем моем сознаньи наступил тотчас покой.
- Ну конечно не вставляет - вся деревня это знает. Да и некому
вставлять: женихов за километр ты велишь не подпущать.
- Я ведь, Степа, не о том. Я об общем ощущенье: чувство будто в горле
ком.
- То видать с вчерашних щей: ты водички то попей...
- Вот и ты не понимаешь, что сейчас в груди моей.
- В левой? В правой? Ей же ей. Может фельдшера покличем. Ты водички
все ж попей.
Девка лишь рукой махнула и на пруд гулять рванула. Поплескаться чтоб
в воде и подумать о судьбе.
***
Окунувшись пару раз, обернулась: за кустами видит пару чьих-то глаз.
За фигурою нагой из кустов глаза таращат, что-то делая рукой.
- Отзовись, ты кто такой?
Из кустов лишь "ай" да "ой".
- Ты там, часом, не больной? Ты не бойся, выходи - поздороваюсь
с тобой. От людей мне неча прятать - все свое ношу с собой.
Из кустов выходит барин: брюки-клеш, пиджак притален.
- Здравствуй, барин-господин. Ты чего в кустах один? Что так тяжко ты
стонал? Может что-то потерял?
- Потерял я там покой, совладать не смог с собой. Да и трудно быть
спокойным рядом с этой красотой. Может вместе погуляем, пообщаемся с
тобой?
- Ишь ты резвый то какой... Я
ведь девушка из честных: не шути зараз со мной.
- Ну какие уж тут шутки: я прошу лишь две минутки. Их я щедро оплачу:
очень я тебя хочу. Две минутки этож мало...
- Ну, лиха беда начало. Честь моя не продается и в аренду не сдается.
Я ведь принципы любви не меняю на рубли.
- Что ж, тогда хочу сказать: не желаешь добровольно, я могу и силой
взять. Этот прудик и селенье - это ведь мое владенье. Этих мест я
господин.
- Не колышет - спи один. Той землей владей сколь хошь, а мои холмы не
трожь. Правда, барин, не в трусах. Правда, барин, в небесах. Будешь
силу применять: буду громко я орать.
- Что с тебя, психички, взять... Ладно, встретимся попозже.
- Мне на это наплевать. Буду честь от посягательств я ухватом защищать.
Поскрипел зубами барин, лошадь плеткою ударил и помчал оттуда вскачь,
чтобы слуг своих напрячь. Пусть найдут ему решенье, чтоб с девчонкой
смог начать он половые отношенья.
***
Утро красит нежным светом стены древнего сарая. Просыпается
крестьянин: в туалет идет, зевая. Только сел он поудобней, чтоб
природе возвратить то что смог его желудок в этот час переварить, как
услышал за забором он чужие разговоры. И затем в калитку стук. Понял
кто стучит и стух. Барин прямо с утречка беспокоит старичка.
- Эй, хозяин, открывай. Разговор имею важный, побыстрей, давай,
впускай.
Понял тут же наш мужик, что зазря пошел в нужник. Все что что в планах
предстояло - прям на полпути застряло. Да и как тут не сробеть - барин
злющий как медведь. Он уже с полсотни высек, измочалив в тряпки плеть.
На согнувшихся ногах, он во двор к себе выходит, причитая "ох" и "ах".
Во дворе уже народ разоряет огород: кто клубнику собирает, кто бананы
с пальмы рвет.
В ноги кинулся крестьянин.
- Прикажи чтоб перестали. Этот бедный огород нам загнуться не дает:
производит витамин для семьи лишь он один.
- Эй вы там, мои холопы. Ну-ка все кончайте лопать. Не затем сюда
пришли, чтоб клубнику потрошить. Ну а ты, мужик, послушай: дочка где
твоя?
- Марфуша?
- Имени, увы, не знаю, но как встречу - так узнаю. Нет в девчонке
послушанья: есть отсутствие манер, но все это побеждает то что грудь
шестой размер. Приглянулась твоя дочка. Я женюсь на ней и точка.
Сколько девочке годочков?
- Дык, семнадцатый пошел.
- Да, удачно я невесту для себя вчера нашел. Молода, стройна, красива,
лишь характером строптива.
- Извини, любезный барин. Я Марфуше не хозяин. И хотя я и отец - не
могу ее заставить.
- Ты перечишь мне, наглец? Отдавай скорее дочку, а не то тебе конец.
- Повторяю по слогам: без ее на то согласья дочку замуж "не от-дам".
- Ах, подлец, упрямец, хам. Я тебя за эти речи палачу под плеть отдам.
Запорю до полусмерти и не дрогну: уж поверьте.
- Удручающий расклад. Я признаюсь - я не рад. Но решенье не меняю -
принял я его давно. Так что вы не обессудьте: вот такое я говно.
- Ладно, раз добром не хочешь, не по чину рожи корчишь, значит силу
применим. Приготовьте вазелин. Ну а ты снимай штаны - ведь изгибы
твоих бедер через тряпку не видны.
Стал мужик белее мела - понял что хотят с ним сделать. Потерял
сознанье он, а боярские холопы подошли со всех сторон...
- Примитивный организм. Он, видать, всерьез поверил в этот
гомосексуализм. Эй, водой его полей. Пусть поймет он что нарвался на
порядочных людей.
Старичок едва очнулся, зад потрогал, улыбнулся.
- Благодарен на века - не порвали старика.
- Значит дочку добровольно ты не хочешь отдавать? Ну так будем
по-другому мы мозги тебе вправлять. В общем слушай мой указ: я аренду
за землицу поднимаю в десять раз. Чтоб принес ко мне оброк без
задержек, точно в срок. То есть время две недели - вот и думай что тут
делать. Если в срок не принесешь, то на деньги попадешь. Отберу
хозяйство, дом. Дочку тоже отберем. На законных основаньях в дом ко
мне ее введем.
- Умоляю, пощадите.
- Все, старик, прием окончен. От лошадки отойдите.
***
И за ужином старик весь "расклеился", поник. Голову не поднимает: как
сказать про все, не знает.
- Папа, папа, в чем причина и откель в глазах кручина? Может сердце
беспокоит, может снизу не мужчина? Может в сексе аппарат перестал
давать заряд? Может перхоть напрягает, ну а ты тому не рад? Это дело
поправимо - бабки все заговорят.
- В том и дело, то что бабки получить с меня хотят.
- Был наезд "по беспределу"?
- Если б так, а то за дело. Поднял барин наш оброк и велел внести все
в срок. В десять раз взвинтил он плату - то за дерзости расплата. Он
хотел забрать Марфушу - голос разума не слушал. Без ее на то согласья,
он на ней хотел венчаться.
- Ах какой он все ж подлец. Ты послал его, отец?
- Да, сказал я, что насильно не отправлю под венец.
- Так и надо - молодец.
- Денег нет - без них капец.
- По знакомым я пройдусь. Может кто-нибудь поможет и я с денежкой
вернусь. Так что ты, отец, расслабься, ну и ты, Марфуш, не трусь.
***
По знакомым Степа ходит и как только про заемы с ними речи он заводит:
каждый третий посылает, каждый пятый взгляд отводит.
- Мне хотя бы до субботы...
- Денег нету, что ты, что ты...
- Не могли бы до субботы десять рубликов занять?
- Я бы рад помочь соседу, только где ж те деньги взять?
- Я вот с чем до вас зашел: денег мне вы не займете?
- Ну-ка вон отсель пошел. Если б знал что в долг попросишь - я б к
двери не подошел.
- Дайте, слезно вас прошу.
- Кобеля сейчас спущу.
Так промыкавшись весь день - он тех денег не увидел: даже запах, даже
тень. Дело к вечеру идет - он понурый и усталый неспеша домой бредет.
Что же делать, как же быть - где наличность раздобыть.
Словно мысль его читая, кто-то сзади нагоняет. Обернулся наш Степан:
мужичок стоит нездешний, с виду вроде даже пьян.
- Ты чего, мужик, хотел?
- Я б тебе помочь сумел.
- Дашь мне денег?
- Денег нет. Но могу я дать совет.
- А зачем мне твой совет? Без финансовых вливаний от советов толку нет.
- Экий ты, милок, горячий. Мало жизнь тебя корячит.
- Ближе к делу...
- Ну так значит: ты иди-ка в брянский лес. Там есть чудо из чудес. Там
есть птица-голубица. Кто увидит - поразится. Говорят что эта птица в
разговорах мастерица. Иногда, под настроенье, она даже матерится. Кто
поймает это чудо, напременно счастлив будет. Царь дает за ней в
награду: деньги, водку и наряды. Денег больше ста рублей. Много нынче
предлагают за диковинных зверей.
- Это правда?
- Хоть убей. Нет резона врать про это - я сижу ведь на проценте: с
каждой пойманной зверушки от рубля и до полушки.
- Ну, спасибо за совет. Я, пожалуй, попытаюсь, коль других раскладов
нет.
***
- Ну, сынок, какие вести? Есть в финансах пополненье или топчемся на
месте?
- Нет, с наличностью голяк - все отказывают занять...
- Ожидаемый косяк.
- Так то вроде оно так, только есть одна зацепка - незначительный
пустяк. Час назад за кабаком я встречался с мужиком. Вид его внушал
доверье, хоть и профиль незнаком.
- Огорошил ты, Степан. Я то думал: сын в папашу - на красивых баб
глядит... Оказалось балом правит похотливый содомит. Если это из-за
денег, то огнем пусть все горит - честь рублем не отшлифуешь, так мне
совесть говорит.
- Встреча была деловой.
- То есть трахались за деньги?
- Что тут сделаешь с тобой. Объясняю для небыстрых - твой сынок не
голубой. Тот мужик мне дал совет, где найти такую птицу, что чудесней
в мире нет. Говорят что Брянский лес прячет средь своей дубравы это
чудо из чудес. И за эдакое чудо сто рублей оплата будет. Мой послушай,
батя, сказ. Это вам не финтифлюшки - государственный заказ.
- Понимаю, сын мой славный, я ведь тоже много пожил, чай не вовсе
деревянный. Вот мое благословенье - отправляйся без сомненья. Да
возьми-ка мой зипун. Ночью что-то холодает - натуральный колотун.
***
Путь лежит сквозь буераки, горы, реки: в реках раки, горы полные
руды - в буераках нет еды. Там синичку он поймает, там картошку
откопает. В общем сытый худо-бедно, хоть желудок то страдает. Он под
каждою березой пару стульев оставляет.
Заминировав березу, злой идет он и тверезый. Тут навстречу из кустов
видит парочку голов. Впереди идет старушка, сзади видит на подушках,
на спине у ишака, с бородою старика. У старухи на спине два мешка
лежат тяжелых, тянут бабушку к земле.
- Здравствуй, добрый аксакал. Из каких заморских далей конь с ушами
прискакал?
- Вай, обидел старика. Так назвать неблагородно чудо-зверя ишака.
- Извини, отец, не знал. Я такого организма тут впервые увидал. За
каким же интересом рок сюда тебя послал?
- Да старуха захворала - чуть не померла к хренам. Вот, везу ее в
больницу - докторам супругу сдам.
Пожелав ему удачи, наш Степан поперся дальше. Долго-ль коротко-ль
идет, только чует каждым членом, организм уже сдает. Тянет тело все
поспать: мозг сигналит - ляг в кровать. Глаз уж ищет средь ветвей
место, где бы потеплей. Наконец, в одном овраге, возле высохшей
коряги, он нашел себе местечко - рядом дуб, лужайка, речка. Поудобней
повертелся, почесался и согрелся. Сон сморил его тотчас: глаз
закрылся, мозг погас.
***
Просыпается Степан, связан по рукам-ногам. Двигаться никак не может,
озирается в надежде: может кто ему поможет? Чует запах от костра,
слышит крик:
- Варить пора.
- Подождем пока проснется. Съешь лягушку, коль неймется.
- Надоело жрать лягушек. Мне б колбаски аль ватрушек.
- Не дворянских чай родов. Будешь кушать что придется, а на пасху
будет плов.
- Сколь еще до пасхи ждать - мне сейчас уже охота мясом брюхо
наполнять.
- Шеф сказал пока не трогать - значит будем голодать.
Степа весь похолодел: так нежданно, между делом, угодить в меню
сумел.
- Эй, кончайте мужики, я ведь жесткий и невкусный, не гожусь на
шашлыки.
- О, еда заговорила. Между прочим неплохую мысль на завтрак
предложила. Может правда шашлыки? Пикничок устроим классный - выпьем
водки у реки.
- Я ведь вовсе не съедобный. Ну, поймите, дураки.
- Да, сильнее обзывай. Называй нас нецензурно, жалость в сердце
вытравляй. Чтоб недрогнувшей рукой разделить тебя на части и назвать
тебя едой. Назови меня козлом. Я за это самолично завяжу тебя узлом.
- Может мы договоримся?
- Вот ведь как зашевелился: может ты еще не понял - ты уже договорился.
Ты достаточно сказал, чтоб частями на шампуре приземлиться на мангал.
- Так, разбойнички, заткнулись, гостю дружно улыбнулись, пожелали
добрый день и свалили резко в тень.
То главарь преступной шайки начал Степе плести байки.
- Ты откуда, молодец? Как зовут, кто твой отец? Что искал в моем лесу
и готов ли ты морально, что пойдешь на колбасу?
- Я с деревни, что далече. Ординарный человечек - без претензий и
понтов, я на многое готов. Но пойти на колбасу: сгинуть не за хрен
собачий в неизвестном мне лесу... Это в планы не входило - быть
растерзанным на части полуграмотным дебилом.
- Ты вот это что сказал? Как меня сейчас назвал? Я ведь слов таких не
знаю: похвалил ты иль сбрехал?
- Словом ласковым "дебил" я тебя сейчас хвалил. Нету радости сильней,
чем прослыть средь всех дебилом. Это слава королей.
- Ну, умаслил, ей же ей. Что ж тебе в награду дать?.. О, я за это
перед смертью запрещу тебя пытать!
Дам тебе, крестьянин, шанс, коль покажешь в споре класс. Редкий
спорщик шанс имеет Фарадея удивить. Только если он сумеет меня
перематерить. Если скажешь ты такое, что повергнет меня в транс:
отпущу тебя на волю. Покажи каков ты асс.
- Знаешь слово ...?
- Можешь даже не ругаться - отгадал его я враз. Этим словом называет
каждый третий пленник нас. Ведь на сто окрестных верст только дупла -
нету гнезд.
Степа к уху наклонился, зашептал, разгорячился. Фарадей насторожился,
рот в улыбочке расплылся.
- Что, неужто так бывает? Прям туда его вставляют? Вот меня ты удивил.
- Ты такое знать обязан, как потомственный дебил.
- Все, считай что ты на воле. Я тебя освободил. А скажи-ка мне,
любезный, кто такому научил?
- Мне отец такое в детстве между делом говорил.
- Ладно, все, мужик, свободен. Вас помиловал дебил.
Степа, словно окрыленный, ноги в руки и свалил.
***
Подошел Степан к воде, оглядел ее везде. То конечно не Байкал, но
болотом я б назвал. Степа наскоро помылся, кое-как, как смог,
побрился - будто заново родился. И пустился Степа в пляс, отмечая этим
радость в том, что шкуру свою спас. Разошелся он слегка, отбивая
гопака. На лягушке поскользнулся и в болото навернулся.
Тянет вниз его болото - очень страшно, парень против. Тихо так,
щебечут птички. Все, капец, попил водички. Степа наш руками рыщет -
он опоры точку ищет. Наконец его рука ухватила что-то вроде или палки
иль сучка. И вот тут вот приключились интересные дела: эта палка ожила
и Степана подняла. Он по палке вверх ползет: сантиметр за сантиметром -
так не каждому везет. И поднялся сколько смог, пока лбом он не уперся
в кучерявый жесткий мох. Взявшись сбоку посильней, он вдруг резко
подтянулся. Что тут стало: ей же ей. Слышит он утробный рев: будто
рядом проходило стадо бешеных коров. Огляделся он на суше, что же все
таки стряслось. От него, мыча ужасно, удирал огромный лось. Понял он,
за что схватился - покраснел, слегка смутился.
- Руку помощи, сохатый, протянул ты мне отважно. Впрочем как-бы и не
руку, ну да это ведь неважно... Хорошо что в час тревожный мне на
помощь вышел лось. Если б мелкая зверушка - туго с ней бы нам пришлось.
Этот подлый водоем утопил бы нас вдвоем. И во цвете лет мужчину
поглотила бы трясина.
Поплутав среди кустов, он морально был готов, что напрасно в лес
дремучий он залез - упущен случай: не исполнит в этот раз
государственный заказ. И к тому ж на небе тучи: дождь пойдет - не
будет скучно. Надо где-нибудь успеть или встать или присесть под
какой-нибудь навес, а не то промокнешь весь.
За зеленой шапкой крон, вход в пещеру видит он. Он такому виду рад -
для защиты от осадков это лучший вариант. И как только он вошел -
дождь сплошной стеной пошел.
- Кто внутрях весь воздух спер? Очень дух здеся тяжелый - хоть прям
вешай тут топор. Хоть иди отсель наружу. Я б пошел, коли б не лужи.
Но придется тут остаться и скумекать себе ужин.
Развернул он узелок - там был хлеб, но хлеб промок. Получается что
жрать на сегодня не видать. Чтож, таперича, без пищи на природе
помирать?
Слышит он в пещере шум. Может зверь съедобный бродит? Наш Степан во
власти дум: ежли там шумит кабан, то пирушку с шашлыками я себе сейчас
задам. Ежли там хотя бы гусь, то севодни я нажрусь. Я и крыс готов
погрызть, коль пошла такая жисть.
Так и думал бы один, но навстречу важным шагом неспеша идет пингвин.
Степка ажно обмер весь: что за диво видит здесь? То ли птица, то ли
зверь, толь еще какая херь. Как его он увидал - волос весь под шапкой
встал.
- Ты того, дитя природы, отойди, меня не трогай. Сколько видывал
зараз, но такое в пер
ПРОЗА ЖИЗНИ 105

Звезды небо ночное раскрасили
И молчание миром владело
В тесной комнате с ветхими ставнями
Лампа, тускло мерцая горела

Светлой грусти походка неслышная
Не тревожа покоя усталого
В душу мягко прокралась баюкая
Стуком мерным колес запоздалого

С пути сбившегося поезда
Не дошедшего по назначению
Моей памяти о событиях
Потерявших любое значение

Все мои достижения скромные
Сердце ныне мне больше не радуют
И их значимость словно осенью
С неба звезды, стремительно падает

Только спать не могу и ворочаюсь
Когда памяти капельки звонкие
Меня в дни возвращают заветные
Где снимал с женщин трусики тонкие

http://planeta.rambler.ru/users/master1854/41244033.html
К фильму про куклу Чаки:
На прогулку Норрис Чак не выходит без нунчак,
Ну а против куклы Чаки не помогут и нунчаки!

http://www.halbot.ru/post/606?show=yes
Поэма про Лелика

В квартире дома типового
На юге города Москвы
Влачил свой быт Солодкий Вова,
О нем сейчас расскажем мы.

Всем понемногу увлекаясь,
Он толком ничего не знал.
Однако вовсе не стесняясь,
Про все на свете рассуждал.

Он путешественник известный,
Он меломан и музыкант...
Но пиздаболить, если честно,
Был основной его талант.

Среди братвы, "авторитетов",
Знакомых много у него,
А сам шпану за километр
Всех обходил до одного.

По телефону он болтает –
Заткнете вряд ли вы его.
Он, три часа байду втирая,
Не скажет толком ничего.

Флиртуя, даст Солодкий Вова
Любому сто очков вперед.
Его послушать – Казанова
С ним по сравнению урод.

- Девчонки мне, - хвалился Вова, -
Все отдавали до гроша!
А как пивка попить, так снова
У Вовы нету ни шиша.

Наш Лелик был фанатом тачек
Хотел друзей заткнуть за хуй,
Но почему-то в результате
Купил голимую "Оку".



В нее различных прибамбасов
Он напихал на штуку грин.
В Москве подобных пидарасов
От силы сыщется один.

Одной овсянкою питаясь,
Семейство содержа с трудом,
Решил Володя: попытаюсь
Построить загородный дом.

Своей безумною идеей
Заинтересовав маман,
Он по прошествии недели
Осуществлять свой начал план.

Все пилорамы, склады, базы
В районе Лелик объезжал.
- Все дешево и чтобы сразу!
Такую мазу он искал.

Туда катался и обратно,
По делу ездил или без,
Пожег бензину безвозвратно –
Давно купил бы "Мерседес"!

- Я строю дачу, буду гадом!
Скакал он, прыгал и визжал.
Наняв строителей бригаду,
Потом пять раз ее менял.

В бригаде первой было трое:
Армяне с Гочей во главе.
"Ми дачу бистро вам построим,
Ви только дайте нам лавэ!"

Вот привезли все материалы,
Для дома и для гаража.
Бригада быстро дом подняла
Аж до второго этажа.

Они свое сдержали слово,
Дом вышел – любо посмотреть.
Но вот стена – сюрприз для Вовы –
Осталась в воздухе висеть.

Что вы наделали, болваны! –
Володя грозно закричал.
И вынув руки из карманов,
На дверь рабочим указал.

На фирму вновь звонит Володя:
- Других людей пускай дают!
Я заплатил немало вроде,
А мне все обосрали тут!

Фундамент как-то починили,
Исправили, все что могли,
Но чем-то вновь не угодили,
И разобидевшись, ушли.

По этажам носился Вова
С линейкой, уголком, шнуром.
Но вышло все равно хреново:
Стоит кривой, как сволочь, дом.

"И то не так, и се не этак!" -
Свои Вован качал права.
В итоге к середине лета
Ушло полдома на дрова.

Приперлась новая бригада
Откуда-то из-под Твери,
Достали все, что было надо
И сели около двери.

Они сидели и курили,
Дом не особо волновал,
Все время водку с пивом пили,
А Лелик ПРОСТО задолбал.

А после эти три дебила
Сломали в комнате замок,
Сожрали все, что в доме было
И умотали под шумок.




Володя был примерным мужем,
Гордился тем, что строит дом,
Но было сложно обнаружить
Его с пилой иль топором.

Я и прораб, я и рабочий! –
Кричал он громкие слова.
Хотя на стройке, между прочим,
Он был от силы раза два.

Приедет проверять работу,
Разинет варежку, и вот...
Ему трудиться неохота,
Пускай работает народ.

Рабочий день, считай, закончен,
Едва Володя в дом войдет.
И треп стоит до поздней ночи,
Все остальное подождет.

Поверив, может быть, рекламе,
А может, попросту был пьян,
Совсем не шевеля мозгами,
Купил Володя "Булерьян".

С трудом воткнув его в "девятку",
Пятерка дюжих молодцов
Кряхтя, измучившись порядком,
Втащили в дом в конце концов.

Дровами Вова печь заправил -
В дыму весь дом в три этажа.
Деревню на уши поставил,
Сосед в испуге прибежал.

Пока Володя объяснялся,
Что дело, мол, в сырых дровах,
Сосед по быстрому съебался
На полусогнутых ногах.

И усмехнувшись деликатно,
Он зашагал к себе домой.
Пробормотал под нос: "Понятно..."
И к Вове больше ни ногой.

А печка дом не согревает,
И конденсат везде течет.
Ее Володя называет
"асфальто-битумный завод".

Трубу для печки делать надо!
Володя справочник достал,
И дымоход, и поддувало -
Все по науке рассчитал.

Однако, вскоре оказалось,
Напрасны были все труды.
Заморосило, даже малость -
И вся труба полна воды.

Дорогостоящий дефлектор,
Что наш Володя рассчитал,
Весь дым и все порывы ветра
В трубу обратно направлял.

На перекрестке люд собрался,
Наверх, раскрывши рот, глядит.
А там, рискуя вниз сорваться,
Володя что-то мастерит.

Смотреть на Вовины потуги
Шла вся деревня, словно в цирк.
Что столько времени, в натуре,
На крыше делает мужик?!

Всему народу на потеху
Володя нанял молдаван.
Скрипя рессорами, заехал
Во двор их старенький рыдван.

Вот вроде все уже готово,
И можно стройку продолжать.
Тут тоже отличился Вова:
Рабочих начал поучать.




Не тот купили брус для балок,
Не так здесь доску подогнал...
В конце концов: "Пошел ты, малый!" -
В сердцах прораб ему сказал.

Работа продвигалась быстро,
Знать, удался эксперимент.
Но тут внезапно приключился
Один досадный инцидент.

Средь бела дня ворвались трое,
И молдаван зажав в углу,
Без лишнего без геморроя
Отняли их бензопилу.

Они не очень огорчились,
Работу надо продолжать.
И пуще прежнего трудились -
Вот так бы сразу начинать!

За пару месяцев каких-то
Поднялся дом как на дрожжах.
В деревне жители притихли,
Ходили только: "Ох!" да "Ах!"

Внутри все тоже обалденно,
За исключеньем одного:
Что пол, что потолок, что стены –
Прямого нету ничего.

Взглянул на это дело Вова,
Приняв решение стремглав:
"Катитесь вы в свою Молдову!"
И выгнал, денег недодав.

А дом готов уже к отделке,
И чтоб не звать чужих людей,
Устроил Вова посиделки
И нанял нас – своих друзей.

Сначала с нами он работал,
Но видимо, решил потом,
Что это не его забота,
И занялся другим трудом.

Гораздо лучше по субботам
Смотреть по ящику кино,
Чем где-то в холоде работать –
Володей было решено.

И вот уж целую неделю
Не кажет он на дачу нос.
Но оказалось, что на деле
Банальный у него понос.

Сказал, что открывает фирму,
На всех углах о том кричал.
Но это было только ширмой:
Он в ванной целый день лежал.

Привез на дачу химикаты,
Чтоб стены ими обливать.
Сказал: "Работайте, ребята,
А если что, то дайте знать!

Но бойтесь ими отравиться,
Быть может, вредные они,
Ведь если с вами что случится,
Работа встанет в эти дни!"

С проверкой как-то заявился,
Проклятья бормоча под нос.
Увидев дачу, разозлился,
И нам устроил он разнос.

- Второй уж месяц здесь торчите,
А что вы сделали, друзья?
Не поторОпитесь – учтите,
Не заплачу вам денег я!

В конце концов, с таким раскладом,
И опусканием друзей,
Был послан он, и понял: надо
Других себе искать людей.

http://pipa.ru/kosta15.html

Написано было во время постройки дачи
в конце осени – зимой 2002 года
теми самыми "друзьями Лелика"
Петером и Костиком.
Если что и наврали, не судите нас строго!

P.S. Все со слов Лелика!

P.P.S. Дом все-таки был достроен и без нас, и насколько мы могли его
видеть, это было сделано ХОРОШО!!!

Вчера<< 26 апреля >>Завтра
Самый смешной анекдот за 18.07:
- Где служишь?
- Я работаю в ФСБ.
- Расскажи что-нибудь интересное!
- О тебе или о себе?
Рейтинг@Mail.ru