Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
21 января 2002

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
История эта произошла в те стародавние времена, когда советские научные
сотрудники стройными рядами отправлялись на овощные базы для переборки
корнеплодов перед их последующей продажей. Исключений не было. Ездили
даже профессора. И вот однажды едут с такой овощебазы в метро двое не
очень молодых сотрудников одного из серьезных НИИ. Там работали с чем-то
жутко секретным и в некоторых отделах достаточно плотно изучали
иностранную научную мысль, причем в подлиннике. Одеты товарищи
соответственно - телогрейки, сапоги и кепки. На одной из станций входит
группа прилично одетых со всеми понтами иностранцев. И один из них,
наверное уже посещавший СССР, говорит что-то на своем иноземном языке и
вся толпа смотрит на наших сотрудников. В ответ один из товарищей
поворачивается к гостям и что-то им отвечает, тоже на хорошем иноземном
языке. Немая сцена. На следующей станции вся толпа в полном молчании
моментально выметается из вагона.
Естественный вопрос: в чем дело?
- Да, понимаешь, тот гад говорит им, вот, господа еще одна
достопримечательность. Два типичных русских пролетария. Едут домой,
чтобы выпить свою водку.
- А ты?
- А я ему ответил, что если он не закроет свою поганую пасть, то я ему
башку оторву.
Вот так.
Лазил сегодня по WWW.DOWNLOAD.RU и наткнулся на такое описание программы
Kadett Bigler: "Программа названа в честь широкоизвестного кадета, очень
ограниченного, однако - в чем ему отказать нельзя - педантичного и
аккуратного...".

http://www.download.ru/russian/programs/11_9.htm

P.S. Никого не хотел обидеть
Рассказано одним достаточно молодым, но весьма авторитетным
представителем той профессии, кто носит форму только на концерт,
посвященный Дню милиции, а на обращение «товарищ милиционер» может
среагировать неадекватно, поскольку таковым себя не считает. В общем,
сия правдивая история об очень маленьком эпизоде в работе одного из
самых прославленных подразделений отечественной милиции - УУР ГУВД
г. Москвы (в обиходе - МУР).
Итак, в ходе попытки раскрытия «по горячим следам» очередного «висяка»
в районный околоток (нужно уточнить, что у себя дома, на Петровке, 38,
МУРовцы с клиентурой работают редко) доставлен персонаж, ничем особо
не выделяющийся среди массы прочих неблагонадежных личностей, за
исключением одного обстоятельства - он глухонемой. Но разве это преграда
для последователей Глеба Жеглова? Глухонемой - не мертвый, а потому
обязан хоть что-нибудь, да сообщить. Как говорится, с паршивой овцы -
хоть шерсти клок. В общем, после применения к нему «приемов научного
дознания с использованием доступного в быту инструментария» наш Герасим
согласен рассказать все, что ему известно, посредством письменных
вопросов и ответов.
Кому хоть раз довелось видеть бланк протокола допроса, должен помнить,
что первая страница полностью посвящена личности допрашиваемого
(Ф.И.О., дата и место рождения, национальность, гражданство и т.д.).
Заполнение анкеты прошло без запинок и почти без ошибок, пока не настала
очередь заполнения графы «домашний телефон». На этот вопрос, заданный
несколько раз подряд, клиент каждый раз отвечал категорическим «нет».
После очередного отказа сообщить домашний телефон, операм ничего не
оставалось, кроме как написать ему буквально следующее: «Е…й м…к, почки
отобьем, …, …!». На это они получили вполне достойный, но менее всего
ожидаемый ими ответ: «Сами м…ки! Зачем глухонемому телефон?!». После
того, как дикий хохот затих, мужика больше пальцем не тронули.
Приятель недавно рассказал.
Еду спокойно по МКАД на своей шестерке, дело к вечеру. Тормозит гаишник.
Видимо, только только в органы попал - на вид лет двадцать, худющий, шея
длинная, лицо дебиловатое, но преисполненное смеси ответственности и
служебного рвения.. Четко представился, взял документы и бдительно все
просмотрел. Потом попросил багажник открыть. Номер на двигателе
тщательно проверил. В общем, все прямо обнюхал, но криминала нигде не
нашел. Ну, думаю, все, наконец поеду дальше. А нет. Включает он рацию и
так серьезно запрашивает:
- База, это семнадцатый, пробейте по компьютеру, не числится ли в угоне
машина с таким-то номером.
Стоим, ждем, из рации только треск и отрывки фраз. Проходит минута.
Другая. Он снова повторяет свой монолог про проверку моей машины на
угон.
И снова тишина. Я уже задолбался на улице рядом с ним торчать.
Тут он в третий раз уже:
- База, база, это семнадцатый, пробейте по компьютеру, не числится ли в
угоне машина с таким-то номером.
Из рации тут же громко раздается усталый раздраженный голос:
- Семнадцатый, а семнадцатый, иди на хер, зае*ал уже!
Я с неким злорадством смотрю на него, он четко поворачивается ко мне,
козыряет и, отдавая документы, произносит:
- Все в порядке, можете ехать.
Я еще завестись не успел, а он уже кого-то снова тормознул.
Подруга укатила «за моря» на заработки и «подкинула» мне своих стариков
- тетю Раю с дядей Сеней: присмотреть, подсобить и т.д., благо живем в
одном доме. Пара совершенно уникальная, и из «подопечных» быстро перешли
в категорию наоборот: подкармливают меня горячим и всячески стараются
облегчить бытие.
Вчера забегаю, на кухне дядя Сеня что-то лудит - паяет. Вплыват тетя Рая
и - о ужас!!! - правая рука на перевязи и в гипсе!!!
Я (вспомнив, что мне поручено присматривать):
- Как! Перелом?! Почему меня не позвали!! Что произошло?!!
Тетя Рая:
- Витуся, ну что ты так кричишь… Не надо волноваться… Просто я вчера
погналась за тараканом…
Дядя Сеня (не отрываясь от дела):
- А он дал ей сдачи…

ЗЫ. Люд, с родителями все нормально…
Vita
Ученые проводили опыты над белыми и серыми мышами.
Белым создавали хорошие условия, а серым - плохие. Начали наблюдать.
Белые погибали от сердечных приступов, а серые жили, даже наблюдались
долгожители. В чем дело? Ученые никак не могли понять. Строили разные
теории и гипотезы, спорили, доказывали...
И вот однажды сторож признался:
- Не ломайте головы! Белым мышам я каждый день из-под полы кота
показываю. Вот они и...
Так разрешилась еще одна научная загадка.
Тут кто-то жаловался недавно, что в последнее время на сайте редко стали
появляться истории про преферанс (!). Я, конечно, сочувствую этому
человеку, но хочу сказать, что действительно редко на anekdot.ru
появляются музыкальные истории. По моим подсчетам, это будет третья за
всю историю сайта.

Германия. Один известный оркестр (не будем, не будем... кому нужно -
знают конкретику).

Большинство оркестрантов - люди, проработавшие в оркестре много
десятилетий. Поэтому то, что для сторонних посетителей концерта кажется
магическим искусством и чем-то порой неземным, для них - всего лишь
рутина.

Каждый выкручивается кто как может. Те, кто поближе к публике и дирижеру
- струнники - вынуждены "держать лицо", духовики сидят дальше - те уже
могут почитать газетку, перекинуться парой слов в громких местах... Ну а
кто дальше всех? Ударные.

Мало того, что у них выгодное расположение в уголочке, так еще и партии
их в большинстве случаев очень немногословны - сплошные паузы. Можно
поиграть в тетрис, подремать или даже выпить кофейку из термоса - благо
есть за чем спрятаться от дирижера. Литаврист из того самого оркестра
имел свое ноу-хау на эти случаи - он чатился с друзьями по cотовому.
Звонок, конечно, отключал...

В тот вечер играли "Фантастическую симфонию" Берлиоза... Публика как на
подбор, дирижер раскланивается, все в ожидании... Поехали... Первая
часть прошла, вторая... Третья "Сцена в полях". Литаврист отыграл свое
известное соло, дирижер доволен, улыбается... Музыка умиротворяется,
играют струнные... наступает большая пауза у ударных. Литаврист отправил
очередную SMSку и решил посидеть на стульчике (обычно они стоят). А
сотовый в карман класть было неохота, видимо. Поэтому он, недолго думая,
разместил его на тарелке, которая возвышалась впереди литавр... Ему
показалось, что это будет надежное место... Ну да, посмотрел - вроде
нормально лежит (здесь в нашем воображаемом фильме начинает звучать
тревожная музыка - зритель понимает, скоро случится что-то
непоправимое!)

Присел. Расслабился. Закрыл глаза. Музыка чарует, переливается, все
тише... тише... Ах, в который раз слушаешь, а все никак не можешь
привыкнуть к такой красоте... Вот началось соло кларнета, как он ведет
тему, как тонко чувствует ее...

(резкая смена плана)

... В этот момент приходит ответная SMS, телефон начинает вибрировать,
тарелка наклоняется, телефон соскальзывает с нее, переворачивается и
пропарывает антенной литавру.

Гм... Вы когда-нибудь слышали с каким звуком лопается натянутая кожа?
Ваше счастье. Все слушатели в тот вечер услышали. Кларнетист от
неожиданности чуть не проглотил кларнет, все струнники как по команде
обернулись на грохот, выпустив смычки из рук, дирижер забыл о партитуре.

Музыка умерла.

Итоги:
1) Литавриста увезли на скорой.
2) Пришлось начинать часть заново с новым ударником и новой литаврой.
3) Телефон остался работающим (марку не сообщаю, чтобы не делать рекламы
фирме)
4) Литаврист потерял работу. Он ни слова не сказал в свою защиту.

Гобоист
«Советский пограничник должен стрелять как ковбой, и бегать, как его лошадь».
(Платон)

Видимо, это из области психологии, в коллективе людей с ограниченной
свободой время от времени циркулируют всевозможные слухи, причем
совершенно неправдоподобные и беспочвенные. По колониям гуляют майсы
о скорой амнистии, в пионерских лагерях об отмене отбоев, ну а в армии
о сокращении срока службы и т.п.
Попав в капкан Межотрядной Школы Сержантского Состава, что в
слабозаселенном пункте под уйгурским названием Чунджа, пришибленная
жуткими нагрузками фантазия не фонтанировала оригинальными мечтами.
К примеру, всю неделю муссируется слух, что в воскресенье отменяется
утренняя дистанция в 5 км, а на самом деле получается подъем по тревоге
в пять утра, и марш-бросок с полной выкладкой верст в 15. Или того хлеще,
говорят, что вместо вонючей капусты скоро начнут давать картошку в
столовой, в итоге получаем картофель-сушку (не могу без мимики описать
сей продукт), после которой капуста кажется изыском уровня фуа-гра.
Наша учебная погранзастава, количеством 50 душ(ар), 5 отделений по 10
человек, во главе каждого Сержант (уже дюжина зим прошла, но если б
встретил, застегнулся б на все пуговицы и честь бы отдал вздрогнув).
Гоняли нас здорово. Естественно, отделения постоянно соревновались. По
итогам суммы полученных оценок, победившее отделение поощрялось, правда
весьма оригинальным образом: в выходной выдавали по три пряника
мезозойской эры окаменелости, и по дороге на ПУЦ победившее отделение НЕ
несло такие вещи как АГС-17 и КВ станцию весом в добрый пуд. Дорога туда
в гору 6 километров бегом, и что интересно обратная тоже вверх, такой
вот топографический идиотизм после дня занятий в поле.
Состав отделения достаточно однородный по анкетным данным (русские,
среднее образование, разряд спортивный, ВЛКСМ, и т.п.). Но это на
бумаге, а на деле.. как обычно. Спортсмен реальный был один, КМС по
пятиборью Влад, а остальные как попало, то фехтовальщик, то
авиамоделист, то прыгун в воду (как я). Единственной возможностью
применить свои спортивные способности было попадание вторичным
продуктом в очко за ограниченный промежуток времени. Сам себе баллы
ставил за отсутствие брызг.
Центральный персонаж повествования - коллега по несчастью по прозвищу
Клиренс, занимавшийся на гражданке мотокроссом, и передвижение бегом ему
было противоестественно, как сами понимаете. Прозвище он получил после
того как пробегая 3-5 км он становился на четыре точки, и степень его
истощения на дистанции измерялась расстоянием от бляхи до земли
(дорожный просвет). От ситуации на дистанции его кликуха варьировалось
от Клитора до Климакса, имея базовый ник все же Клиренс. Не помню точно,
но чтобы не получить дополнительных четыре круга, нужно было уложиться в
12 минут за 3 км бега. Влад «выбегал» без усилий из 10 минут, Клиренс
обычно останавливал секундомер на 15, и постояв раком брел еще четыре
круга. Реакция нас, уложившихся в зачетное время, была весьма не
положительной, и сопровождалась словами: «Хуй не пряники, опять это
железо на ПУЦ тащить». Пытались мы его ухватить за ремень и переть на
себе, но он просто отказывался передвигать ноги. В общем, наблюдая с
завистью за жрущими бонус сослуживцами, мы решили разработать акцию,
чтобы заставить бежать своего товарища побыстрее. Подговорив Сержанта,
придумали мы вот что. В очередной раз скучковавшись своим отделением, мы
наблюдали за агонией Клиренса после «пятерки» на время. Подходят к нам
двое других сержантов и спрашивают у нашего:
- У тебя кто в отпуск-то едет?
- Да Влад скорее всего, быстрее его нет в подразделении!
Клиренс насторожился и засунул язык в отведенное уставом место. Мы с
понтом спрашиваем:
- А чего такое?
- Да приказом командира отряда по итогам ежемесячных КПЗанятий от
каждого отделения лучше всех пробежавший трешку поедет в отпуск на 10
суток.
Мы ахнули псевдовосхищенно, а Клиренс смахнул слезу со лба. Несмотря на
всю фантасмагоричность, он попался на крючок, и несколько дней не курил
даже.
И вот настал день КПЗ. Бежали мы по отделениям, причем стартовали
последней десяткой. Ну давай, не подведи, хоть на троечку пробеги,
подбадривал Сержант бедолагу, а Клиренс смотрел на Влада как ледоруб на
Троцкого. Стартовали, бежать семь с половиной кругов стадиона. Клиренс
сдох на пятом. Матом и веселыми пинками открыли второе дыхание товарищу,
Влад умышленно не торопился.
- Беги за Владом! Старайся не отставать!
К исходу седьмого круга выяснилось, что мы все имеем шанс прибежать на
твердую четверку. Влад начал прихрамывать. Как бьется мотоциклетное
сердце Клиренса, было видно даже со спины. Остался участок по прямой в
сотню метров, Влад «хромая» бежит впереди Клиренса метрах в десяти.
Кричу:
- Клиренс! Спурт!
Хватило его только чтобы догнать лидера. И тут произошло неожиданное.
Запутавшись в собственных ногах, наш герой падает и хватает за голенище
Влада. Тот даже рук не выставил - лбом в асфальт. Как человек может так
быстро бегать на четырех костях? Уму непостижимо! Претендент на главный
приз финишировал крича в оргазме. Влад остался лежать. Когда его
откачали, первые слова были:
- Хорошо, что соревнования не по стрельбе!
Привычка обламываться регулярно не нанесла психике героя серьезной
травмы, а вот сдружились они с Владом намертво, как ни странно, и попали
потом служить на одну заставу самого высокого в СССР Мургабского
погранотряда.

P.S. Платон(ов) - фамилия моего командира отделения
История эта произошла в самом начале 90-х годов в Москве. Тогда открылся
один из первых в нашей стране многозвездочных отелей (назывался он
"Пульман" и находился на Коровинском шоссе), устроиться куда на работу в
те сложные времена было делом крайне сложным. Мне, однако, повезло и я
был принят на работу в службу размещения (или reception). Дело в том,
что частично отелем владели французы, они же занимались подбором кадров
и их обучением, а также осуществляли общее экономическое руководство
гостиницей. Подход к набору кадров у них был, скажем прямо,
нетрадиционный и заключался в том, что на работу принимались люди, ранее
в гостиничной сфере не работавшие. Французы долго нас старались научить,
как себя надо вести в той или иной ситуации, как разговаривать с
клиентами, ну и т.д. Основная цель обучения заключалась в том, что мы
должны были заучить насмерть - клиент всегда прав, мы должны делать все
для блага клиента и т.д. Честно говоря, тогда (в самый разгар
перестройки и отсутствия какого-либо сервиса в отечественной сфере
обслуживания населения) это для нас было немного дико. К чему я это все
рассказываю?
Так вот, работал у нас носильщиком один отставной военный (назовем его
Иван Иваныч), мичман, кажется, лет 30 проплававший на подводных лодках.
Характер у него был, прямо скажем, специфический, видимо служба
отпечаток наложила. Все французские нравоучения он воспринимал
совершенно дословно, а отсутствие знаний какого-либо языка с лихвой
компенсировалось выправкой и заученными фразами "Гуд морнинг" (Доброе
утро), "Плиз лифт" (Пожалуйста, пройдите в лифт) и "Плиз рум"
(Пожалуйста, пройдите в Вашу комнату). И вот, однажды, приехала группа
крупных американских бизнесменов (представляли они, по-моему, компанию
"Texaco"). Удивляясь красивому внутреннему убранству, порядку и чистоте
гостиницы (большая редкость у нас в то время) они подошли к стойке
портье для оформления. Их руководитель, пожилой человек, первым получил
ключ от номера и решил посидеть в кресле, подождать пока оформятся
остальные. Но не тут-то было. Иван Иваныч, увидев, что клиент собирается
присесть, видимо по-своему истолковал его желание и, перекрыв могучим
торсом и растопыренными руками проход к креслам начал теснить американца
к лифту, приговаривая без остановки "Плиз лифт, мать твою". Американец
сначала тихо сопротивлялся, пытаясь что-то объяснить Иванычу, но,
видимо, после долгого перелета из Америки сил у него почти не осталось,
а Иваныч был начеку и все попытки ускользнуть пресекал. Подойдя к лифту,
американец нажал на кнопку вызова и сделал вид, что ожидает лифта,
втайне, видимо, надеясь, что Иваныч от него отстанет (ведь персоналу в
гостиницах такого класса запрещено пользоваться лифтом для клиентов). Но
Иваныч решил, что клиент, видимо, видит лифт такой конструкции в первый
раз и что неплохо было бы ему помочь справиться с этим. В момент
открывания дверей он, подхватив одновременно клиента и его чемодан,
буквально вдвинул их обоих в лифт и, не давая растерявшемуся американцу
выйти из лифта, нажал на кнопку последнего этажа. Вернувшись после этого
к стойке регистрации, он, неожиданно для себя, обнаружил сбившихся в
кучку американцев, наблюдавших за этой сценой.
Трясущимися руками один из них протянул Иванычу бумажку в 10 долларов и
попросил портье перевести ему, что услуги носильщика им не нужны, а
кроме того у них у всех лифтофобия.
Разместившись в своих номерах, они, видимо, решили отдохнуть с дороги.
Но, на их беду, девушки в службе приема что-то перепутали и выдали ключи
от одного из номеров, занимаемых этой американской группой, другому
клиенту. Иваныч, доставляя багаж этого нового клиента в номер, с
удивлением обнаружил, что в номере уже кто-то есть. Вспомнив французские
наставления о том, что никаких сбоев быть не может, т.к. размещением
клиентов управляет компьютер, Иваныч, в праведном гневе, вытащил в
коридор спавшего в чем мать родила американца, и проорал девчонкам в
reception: "Тут какой-то чудак спит, я его, значит, выселяю на х... й".
Только экстренное вмешательство дежурного менеджера спасло американца от
скорой расправы, а нас от международного конфликта. Уговорить
американцев после этого остаться было делом архисложным, но менеджеру
это как-то удалось. Правда, могло сказаться еще и то, что других
нормальных гостиниц (я имею в виду отели высокого класса) в Москве тогда
еще не было ("Олимпик Пента", "Метрополь" и "Славянская" открылись чуть
позже).
В последующие несколько дней их пребывания в гостинице они передвигались
по холлу группами, от укрытия к укрытию, постоянно прячась от Иваныча за
колоннами и предметами мебели, а когда уезжали, то, оплатив услуги, не
стали дожидаться приглашения пройти в автобус, пулей вылетели на улицу,
предпочитая поскорее покинуть это кошмарное место, где ты получаешь
максимальный набор услуг за свои (прямо скажем немаленькие) деньги.
Больше мы их в гостинице не видели.
Служил я Родине завлабом в НИИ. А в заместители мне дали одного тертого
мужичка Владимира М-на. В научном плане от него толку было примерно как
от страуса за полярным кругом, однако держали его не зря: он приходился
собутыльником замдиректора НИИ по хозчасти, которому принадлежала
главная утверждающая подпись в премировании. И проблем с Володей почти
не было, если не считать постоянную работу с ГАИ по возврату регулярно
отбираемых прав на вождение старенького папиного «Москвича-412». И в
этой рухляди Володя умудрялся «подставляться» самым фантастическим
способом. А нам приходилось его «отмазывать». И, слава Богу, мы уже были
КОМПУТИЗИРОВАНЫ, и в первый же раз создали долгоиграющий макет
жалостливой телеги Куды Надо. Для начала мы открыли глаза начальнику ГАИ
на ту важную роль, которую как ученый играет заместитель заведующего
лабораторией В. М-н в научных разработках лаборатории, и как ценно его
время, сбереженное за счет личного автотранспорта, пожертвованного на
алтарь служения науки.
В тот, первый раз, он умудрился превысить на правительственной трассе
ограничение скорости в 80 км - на своем драндулете, который-то разве что
под уклон выдавливал 50! С трудом удалось доказать гаишникам, что это
произошло из-за сильного попутного ветра. Но права все равно отобрали -
значит, не исправны тормоза!
В другой раз он тихо проезжал какую-то деревенскую улицу в жуткой
глухомани. И большую часть этой улицы занимала огромная лужа
миргородского типа (кто читал «Сорочинский ярмарок» Гоголя, поймет
сразу). Когда Володя приблизился к этой водной преграде, то увидал, что
вдоль правого края по узкой полоске суши пробиралась бабулька - типичный
божий одуванчик. А в центре лужи нежилась, как голливудская звезда в
ванной 5-звездочного отеля, громадная хавронья. Володе пришлось выехать
на левую часть уже много лет совершенно пустынной улицы - чтобы бабульку
не постигла участь персидской княжны, выброшеннной в посткоитусном
состоянии пьяным Стенькой Разиным, а также во избежание наезда на
свинку, Но, с Володиным счастьем на крыльцо одного из домов вышел то ли
отрыгнуть, то ли перднуть (в доме - опасно!)... инспектор ГАИ. В
домашних шлепанцах, в трусах и майке, но с жезлом. Видать, он с ним
никогда не расставался. На жезл Володя, скорее рефлекторно, остановился.
И сразу совершил грубейшую ошибку: потянул мазу на инспектора, типа -
козел голожопый, да кто ты такой, даже не в форме.
- Щас, буде тебе хворма,- и обладатель волшебного жезла крикнул в избу,
ему вынесли мундир и фуражку, и он, так и оставшись в трусах, предъявил
служебное удостоверение и отобрал у Володи права.
Частенько Володя попадался и «под кайфом», но мы доказывали, что он
надышался лабораторным спиртом, который возит для иссследований в
области механики твердого тела.
И в подобные истории он умудрялся впутываться каждый раз, а мы
совершенствовали, усиливали телегу в ГАИ, и в последний раз там уже было
обосновано, что если выдающемуся деятелю науки и техники В. М. М-ну не
вернут права, то вся наука в Украине кончится.
- Ну,- говорим Володе,- все! Нам уже дальше нечего писать, или меняй
фамилию на Эйнштейн. И тода мы сможем настаивать, что невозвращение тебе
прав чревато непоправимым ущербом уже для мировой науки.
Он поклялся, что будет чтить ПДУ как святцы. И укатил на отдых в Крым. А
спустя неделю в институт уже оттуда пришла страшная гаишная бумага с
копией протокола - опять «находился за рулем в сильно нетрезвом
состоянии».
Когда наш герой вернулся в институт, я уже, чисто из научно-технической
любознательности поинтересовался:
- Володя, ну как они просекли, что ты пьяный? В трубочку дышал или
анализ крови брали?
- Мент открыл дверцу - и я ВЫПАЛ.

Алик, автор писем в ГАИ

Вчера<< 21 января >>Завтра
Лучшая история за 05.02:
С оживленной улицы направо под «кирпич» молодцевато и уверенно ныряет джип. Навстречу ему с таким же апломбом вылетает другой обладатель 19-й резины. Улочка узкая, но двухрядная. Поэтому они не встречаются мордами, а замирают бок о бок. «Другой обладатель» делает какие-то жесты «уверенному джипу». Из джипа раздается гневный клаксон, опускается окно, выплевывается сигарета, и с лицом Раневской появляется сердитая леди:
- ..ули ты мне тут показываешь!!!!???
- Девушка…
- ..уевушка, дай проехать. Встал он тут, как хрен с бугра.
- Да, девушка там…
- Я тебе уже сказал – у..бывай отсюда.
- Дура,- вскипает парень,- Тут «кирпич».
- ..уерпич,- уже предсказуемо в рифму отвечают ему,- И чо теперь? Женщинам вообще дорогу уступают везде, не учили в читать дальше
Рейтинг@Mail.ru