Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
21 января 2000

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Сия история характерна полным отсутствием реплик участников, посему
сразу призываю запастись воображением - не пожалеете:
Итак действие происходит в 80-е годы на белорусском Полесье.
Столовая совхоза, куда мы приехали ставить опыты (из НИИ с/х профиля).
Поскольку мух летом немеряно, в дверном проеме столовой висит марлевая
занавеска в два слоя, дабы сии звери не проникали в оплот общественного
питания.
Мы приезжаем на обед разомлевшие от жары и предвкушения сытного обеда
(готовили там изумительно) и самый нетерпеливый галопом скачет к двери.
Теперь включаем воображение.
Желая войти в заведение он, движением растопыренной правой руки слева
направо на уровне лица, пытается отбросить занавеску(чтоб войти).
В этот момент с другой стороны вышеупомянутой занавески случается
столь же разомлевший , зевающий, механизатор, пожелавший выйти после
обеда.
Пальцы нетерпеливого вместе с занавеской попадают ему в рот и вызывают
рефлекторное сжатие челюстей, а затем обоюдный рев, исполненный боли
и ужаса. Попытайтесь себя представить на месте каждого из них:
входящего занавеска кусает за пальцы, ну а выходящему она же тычет
чего-то в рот по самые гланды........
Ни мы, ни непосредственные участники еще долго не могли издать
ни звука - они от шока, а мы - ну вы сами понимаете.
(с) Васильевич
Вот прочитал про деревянный мотор и вспомнил еще одну историю, тоже
армейскую, и тоже про дерево. Рассказали менты, когда я писал в газету
статью про оружие - подпольная торговля и так далее.
Дело было в одной из армейских частей, где на складе вооружения
служил какой-то прапор. Долго служил, лет пятнадцать. И за все время
на складе - никаких пропаж, недочетов, всякого прочего бардака.
Само собой, любовь и спокойный сон начальства, доска почета в вч, и
все тому подобное. Народ удивлялся - надо же, не ворует! Долго ли,
коротко, пришлось прапору на пенсию. Проводили с почетом, слезу
пустили, напились, уехал. Назначают какого-то очередного товарища на
склад, тот, естественно, боится не оправдать высокой эстафеты,
переданной предшественником. Решает произвести ревизию на складе,
все пересчитывает, заодно смазывает, приводит в порядок. Жопу
рвет, одним словом. И вот, дошла очередь до ПМ-ов. Берет он их с
полочки и для скорости обработки прямо все в бочку с маслом и
опрокидывает. И тут... половина пистолетов ВСПЛЫВАЕТ! ПОТОМУ ЧТО
ОНИ ИЗ ДЕРЕВА СДЕЛАНЫ!

Короче, предшественник не дурак был... А вот посадили, нет ли - не
в курсе.
Напомнила армейская история про несладкий чай...
В начале 80-х довелось мне служить начальником продовольственно-вещевой
службы в одном стройбате. Звучит красиво - но воровать у нас было
не принято, так что единственным плюсом моего положения было отсутствие
"тягот и лишений" и прочей армейской мудистики.
Как-то прислали нам выпускника военного училища по этой же тематике -
но молодой лейтенант прекрасно выучил, "как положено по уставу",
и не представлял себе, как оно на самом деле. А поскольку после пары
недель его строго уставной деятельности, продовольственно-вещевая
служба пришла в полный упадок (т.к. вещевая база без пары банок
тушенки выдавала не те размеры, какие положено, или какие надо,
а те, которые нахрен никому не нужны; продбаза подсовывала вместо
минтая невесть как залетевших туда летучих рыб в брикетах, которые
выглядили красиво, но жрать их было нельзя; канализация в столовой
забилась наглухо и чистке без внеуставных договоренностей
с соседями-пожарными не поддавалась; что уж говорить о микроклимате
в славном коллективе служб, когда такие уважаемые люди, как портной
или ротный каптер, вынуждены были ходить харчеваться в общем строю...).
Короче, через две недели молодого лейтенанта Серегу спихнули
с повышением наверх, ваш покорный слуга был возвращен с глухого
объекта (поскольку держать в части лейтенанта, так и не освоившего
премудрости разворота кругом в движении, иначе как на хозяйственной
должности, не представлялось возможным), и все пошло путем. Но Серега,
как бесквартирный, продолжал обитать у нас в небольшом офицерском
общежитии, и, соответственно, харчился в нашей офицерской столовой,
что не мешало ему, устраивая очереную инспекцию моему хозяйству,
устраивать мне (а ведь я ему вроде как кормящий отец был!) выговора
за отсутствие котломера, схем разделки туш, и прочих малоосмысленных,
но предписанных уставом, вещей.
Как-то от нечего делать, я решил развлечься. Купил в рыболовном
магазине коробочку пластмассовых мух (одна из немногих вещей, которые
отечественная промышленность делала в совершенстве), и в очередную
серегину проверку, подсунул ему насекомое в тарелку с борщом.
Он довольно быстро добрался до наживки - и в офицерской столовой
поднялся жуткий хай. Я молча взял ложку, зацепил муху, внимательно
осмотрел ее, аккуратно взял за крылышко, обсосал - сказать я ничего
не успел, побелевший Серега пулей выскочил из столовой и на радость
суточному наряду, принялся заблевывать плац... под гогот остальных
господ офицеров, которые въехали в идею.
Как ни удивитеьно, но после этого проверки прдовольственной службы
со стороны вышестоящей инстанции, стали чисто формальными, а офицерская
столовая лишилась одного нахлебника. А от того, что Серега перестал
со мной здороваться, я не так уж и много потерял.
2
Вот вам совершенно правдивая новогодняя история, которую мне рассказал
друг.
Случилась она в ночь с тридцать первого декабря девяносто девятого
на первое января двухтысячного.
Дело было в деревне. У друга моего там дача. За дачей этой
присматривает спецмужичок, у которого рядом свой дом. У этого мужичка
есть в наличии двое сыновей, обоим немногим больше двадцати. Как зовут
их, не помню - они откуда-то приехали с юга.

Так вот, выпало им в этот самый новый год праздновать вдвоем. Ну,
деревня, глушь, новый год, опять же, праздник. Нахерачились они
в двоих-то до умопомраченья. По пьяни поссорились. Подрались. Но ведь
двое. Никого больше нет. Стало быть, пришлось мириться. В знак
примирения наварили гору пельменей и поели. Ну и, соответственно,
под пельмешки - водочку. Опять нахерачились. Решили тогда выйти
на свежий воздух, освежиться, протрезветь чуток и все такое...

Погуляли-погуляли по деревне, и пришла им в головы замечательная и
необыкновенная мысль - придумали они пожарить шашлыки и полакомиться
ими. Тем более, что водки - море, а жратву уже всю подмели. Недолго
думая, тут же, прогуливаясь по деревне, честное слово не знаю как
и где, изловили они собаку. Обыкновенную деревенскую дворнягу.
Приволокли ее к себе во двор и заколбасили. Стали свежевать. Дело было
на Урале и, если кто не знает, температура в эту новогоднюю ночь была
соответственной - минус 29. Так вот, под неизменную водочку, разделали
они бедную псину, нарубили мяса, пожарили шашлычки.

Поели-попили, ляпота! Тут чего-то они опять не поделили, давай опять
друг друга мордовать. Намордовали до того, что один вышвырнул другого
за ворота, ворота запер, а сам ушел в дом, который тоже запер и с горя
уснул. Второй на морозе немного прочухался, захотел в тепло.
А ворота-то закрыты!

Ну чего ж делать-то, полез через забор. С забора упал, да и не то чтобы
просто упал, а прямо @б#улся. Так, что пополам сломал себе ногу.
И давай орать благим матом на всю деревню. А в деревне - праздник.
Все самогон глушат. Никто его за самогоном-то и не услышал. В общем,
хрен его знает сколько он орал, но в конце-концов, первый, который
мирно дрых в доме, проснулся. Прошвырнулся по комнатам, глянь,
а братана-то и нету! Выперся во двор, а там этот самый братан
сидит замерзший как сволочь, пьяный до слез и с ногой сломанной.

Общими усилиями отбуксировали они друг друга домой.

Тот, который целый, расчувствовался и пошел в город. Время пять утра
нового тысячелетия. На улице минус 31. До города километров 15. Ушел.
Вернулся домой в 9 утра с бинтами, шинами, гипсом, в общем всем
медицинским инструментарием.

Заделали они поломанную ногу в гипс. Накатили. Полегчало. Еще накатили.
В это время приезжает домой их батяня. Представляете картинку?

Весь двор забрызган, заляпан, залит кровью, завален кусками шкуры,
валяется топор, в общем неуютно как-то. Тот в предынфарктном состоянии
вваливается в дом, за столом сидят его сыны, причем один с ногой
в гипсе, оба заляпаны кровью еще больше чем двор, с последствиями
двух драк на физиономиях и, прошу прощения, в #опу пьяные. И первая
фраза, которую они выпалили отцу, была:
- Батя, нам надо баб!
Батя, находясь в почти полной прострации, вяло так спрашивает:
- Каких еще баб? Тут что война была?
На что наши молодцы дружно так ему и отвечают:
- Обыкновенных баб! Ну хотя бы одну!

Что было потом, рассказывать не стоит, сами можете догадаться.
Но экскурсии на этот двор кровавого водко-шашлычно-новогоднего
пиршества продолжаются и по сей день. Одно слово - горцы.
В начале 90-х годов моя подруга, закончив технический ВУЗ, работала
в одном из бесчисленных ЧИФов (Чековый инвестиционный Фонд, если
кто не помнит). Естественно, на исполнительском уровне. Как-то им было
необходимо разослать более количество писем, и ее припахали клеить
марки. Сидит она, клеит, а в это время к ней подсаживается один из
учредителей фонда - потрепаться. Смотрит на нее задумчиво и говорит:
"Когда я учился в школе, то всякий раз, когда я получал 2 по математике,
мама мне говорила - будешь плохо учиться, пойдешь конверты клеить!".
Подруга, не отрываясь от своего занятия (шлеп), грустно ответила:
"А я в школе ...шлеп... была у учительницы математики ...шлеп...
любимой ученицей... шлеп...". O tempora, o mores!
3

Вчера<< 21 января >>Завтра
Лучшая история за 05.06:
Собака Торопова

Прелюбопытное пари было заключено в 40-х годах XIX века между генерал-губернатором Новороссийского края Воронцовым и его другом, местным помещиком Тороповым. Эти почтенные господа были приглашены наблюдать показательное задержание контрабандистов на таможне. По завершении процедуры Торопов скептически заявил, что контрабанда на Новороссийской таможне поставлена из рук вон плохо, он бы сам справился гораздо лучше. И уж, конечно, не был бы пойман. «Вот это вы зря, – нахмурился начальник таможни, – мимо нас ни один мошенник не пройдет». «А хотите пари? – неожиданно оживился Воронцов. – Ставлю сто тысяч на то, что не удастся провезти контрабанду!» «Принято, – согласился Торопов. – Мое имение против ваших ста тысяч!» Они читать дальше
Рейтинг@Mail.ru