Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

История №906109

Давно это было. Или: Как выжить в командировке.
1992 год. Перестройка закончилась, наступили мутные послеперестроечные времена. Союз уже развалился, на армию и флот забили, но оборонка еще стоит на ногах, покачиваясь правда. Командировки подсократились и по количеству и по качеству. Но порох в пороховницах и шило* в опломбированных канистрах еще есть, поэтому командировке быть!
И вот маленькая компания состоящая из молодых и не очень молодых инженеров, любящих и умеющих ремонтировать результаты своего проектирования, в хорошем настроении летит на Кольский полуостров на военно-морскую базу Северного флота на объектовые испытания нашего расчудесного и уникального изделия (далее по тесту И.).
Объекты для испытаний были очень разные, в этот раз эсминец с героическим названием (Решительный, Беспощадный, Сокрушительный, как то так). Проживание, во флотской казарме с частично разбитыми, частично заделанными фанерками окнами, но с печкой и кучей матрасов разной свежести. Тумбочки (много), кровати с бельем и синими одеялами, стол и стулья, вот и все.
- Да…. Это не Хилтон – высказался один из нас;
- И даже не «Южная» - это другой;
- You're in the Army Now – еще один звонкий голос;
- Минимализм, наше все – закончил я и стал разбирать рюкзак и извлекать оттуда спальный мешок.
Командировочный коллектив наш сложился давно, трудностями командировки никого не удивишь. на объектовых все были не раз и не два, и не ожидающие не милостей, ни чуда, но как всегда есть маленькое «но». Чуть позже оказалось это «но» совсем не маленькое, а даже совсем наоборот очень большое, и оно не одно.
Время года: вторая половина августа. А вторая половина августа на Кольском и вторая половина августа в городе-герое на Волге – это две ОЧЕНЬ большие разницы. У нас в начале октября может быть почти лето, а здесь в августе уже не лето, а глубокая осень, просто ноябрь какой-то.
1992 год (повторяюсь). Что это значит – ничего – в магазинах нет ничего, это даже в областных центрах, а уж в маленьком поселке, который на краю географии, можете представить.
Для тех, кто не смог (ну, может маленький был, или забыл) приведу список деликатесов в местном супермаркете:
1. Чай азербайджанский, резко пахнущий веником;
2. Рыбокрупяной фарш с романтическим названием «Завтрак туриста»;
3. Зеленые помидоры, маринованные, в банках;
4. Хлеб (два раза в неделю);
5. Соль;
6. Сигареты марки «Прима» (или «Ватра»)
Всё!

Не надо бояться за группу инженеров оборонной промышленности: мы же всё знаем, ко всему готовы (ну почти ко всему). В рюкзаках теплые вещи, продукты длительного хранения (включая картошку и чай) на всю командировку, плюс аварийный запас дня на два.

Следующее «но»: срок командировки. В этот раз он жестко ограничен: прилетели; в течении суток смонтировали и протестировали наше чудо - И., запустили в эксплуатацию на оговоренный в проекте срок (в зависимости от И. срок всегда разный). И. должно отмолотить весь этот срок без сбоев и поломок, для чего к И. подключается таймер, который обнуляется при любом сбое (опломбированный не нами, а то инженеры – они хитрые).
Мы готовы и к этому. Наше И. полгода били-колотили на всех испытательных стендах нашего завода, на трех стендах не нашего, тестировали на полигоне, упаковали согласно ГОСТов ОСТов и СТП, доставили на объект заранее. Ну, что может случиться с таким совершенством?

И. исправно выполняет все возложенные задачи, таймер весело отсчитывает время, командировка подходит к финалу – остается двое суток, только одно омрачает нашу работу, тепло в нашем «отеле» только когда топится печка, а истопников (которые знают и умеют) только двое, остальные боятся.

Сплю, в отличии от остальных мне тепло, я в спальнике (над которым и надо мной смеялись почти все предыдущие командировки), слышу голос нашего дежурного по И. Парни подъем! Блок питания накрылся!

Вместе с блоком питания, накрылось наше возвращение, бронь на билеты и так далее. Открылось неодобрение начальства на заводе, недовольство наших жен и вопросительное недоумение старпома и командира профильной БЧ (Вы чё там нам захотели подсунуть?)

Ремонт в кратчайшие сроки. Отремонтировали, протестировали, запустили, работает, все параметры в норме. Отработал трое суток, далее снова: Парни подъем! Блок питания накрылся!

Состоялись задушевные разговоры с главным инженером, вернее его монологи для всех вместе и для каждого в отдельности. Узнали о себе много нового, интересного. Если коротко: какие-то мы убогие, неполноценные и скудоумные (ну не д'Артаньяны, совсем). Поразило качество исполнения монологов: - не повторился ни разу – для всех и каждого – только новое, сразу видно не просто инженер, а главный). На все наши просьбы и пожелания – Вначале сделайте, а потом просите и желайте, всё!

Совещаемся, приходим к общему мнению – так жить нельзя! А как? Запасы на исходе, для поездки в Мурманск нужны деньги, а у нас сейчас только на обратную дорогу, потом то мы пожелаем. Но это будет потом.

Решили почти единогласно: освободить меня от основной работы, вооружить спиннингом и отправить на речку по которой начался ход лосося. Готовить рыбные изыски (икра красная соленая, уха и жареха), тоже должен был я (поэтому единственный голос против – мой). Вот Вы сразу подумали, а где же столовая базы? Ответ очень прост – даже в офицерской столовой отказывались питаться закаленные офицеры Российского флота, а что уж говорить про матросскую.

Сначала агентурная работа с местными жителями: берем малый объём шила* и идем поговорить. Первый попавшийся мне житель, узнавший, ЧТО находится во фляжке, безоговорочно пошел на вербовку, рассказав что, как, когда и где надо правильно добывать лОсося (ничего не путаю, таков диалект). После чего было высказано встречное предложение от которого невозможно было отказаться:
- Значит так парень. Ты несешь мне еще один такой-же объём этого «восхитительного напитка», я тебе предоставляю блёсны, леску и даже настоящий спиннинг, а то у тебя прутик тоненький, это не дело, потом можно не возвращать.
Натуральный обмен состоялся в оговоренный сторонами срок: я получил блесны огромных размеров (на ясную и облачную погоду), с крючками на акулу средних размеров; капроновый шнур, толщина которого навевала мысли о швартовке эсминца; и просто чудовищных размеров спиннинг (лекгоатлетическое копье представляете? – это длиннее) с катушкой (Э. Хемингуэй «Острова в океане», ловля большой рыбы). Сразу захотелось спросить про катер, но я вспомнил как плохо у них с топливом.

Выслушал еще раз иструкцию по использованию: пришел, выбрал участок быстротока без камней, закидываешь блесну и рывком тянешь против течения, надеясь, что добыча не сильно велика.
- А насколько велика?
- А вот зацепишь больше метра и сразу до тебя дойдет.
- Ой чуть не забыл – подойдешь к реке из кустов сразу не выскакивай, осмотрись, не видно ли дядю Мишу.
- Это рыбнадзор?
- Нее, это медведь!
- ??????
- Да парень, редко, но бывают.

Рыба добывалась без проблем, обрабатывалась тоже без проблем. Проблемы быстро начались с употреблением внутрь (хотя, в отличии от таможенника Верещагина хлеб у нас был). Выросший на берегах Волги я не верил, что сцена в фильме правдива, но оказалось так. Еще донимал холод. Влажность и холод сочетание совсем такое как у нас комбинация мороз-ветер.

Мы стали суеверными, разгоняли перед собой всех кошек разных цветов, приговаривали к общему позору того, кто рассыпал соль, выкинули большое зеркало, углядев отколотый уголок, стучали по дереву и лбу, старались не думать про И. (попробуйте пять минут не думать об обезьяне), но на четвертые сутки опять: «Парни подъем», ремонт в очень сжатые сроки.

В полном молчании сидим перед столом, изображаем глубокую работу мысли, пытаемся съесть ужин, выпрашиваем у начальника командировки дополнительный аперитив и дижестив.
Стук в дверь, к нам гость, командиру профильной БЧ, тоже захотелось аперитива и дижестива. Каплей поздоровался, с неодобрением посмотрел на рыбные закуски (икра красная соленая, уха и жареха), с большим одобрением на банку с прозрачным напитком, и с некоторым удивлением на нас - немцы под Сталинградом (одетые, и в шапках, закутанные в одеяла, депрессивные на вид). Моряку наливают, придвигают легкую закуску. Он с удовольствием выпивает, игнорирует канапе с красой икрой, закусывает посыпанным солью кусочком хлеба и спокойно произносит: - Вам на сборы один час, за вами подойдут, а я пошел готовить каюту.

Переехали при помощи матросов на эсминец, он стоит под парами (на нем сильно тепло), разделись до трусов, приняли горячий душ, приняли по рюмке дижестива, по очереди посмотрели на работу нашего И., кто-то последний открыл рот, чтобы ободрить нас (наверно устойчивой работой И.), наш коллектив уничтожил его всеиспепеляющим взглядом и назначил внеочередным ночным дежурством около И.
Только задремали – стук в дверь, встрепенулись все, неужели опять, нет пришел наш благодетель, выпить еще пару рюмок, налили банку и сказали:
- Мы тебя очень уважаем, и в хорошем смысле даже любим, но дай нам поспать в тепле.
Он даже не обиделся.

Проснулся рано, побежал смотреть на испепеленного, а он паразит дрыхнет, впрочем плевать, И. старательно выполняет поставленные задачи, на таймере видно уменьшающееся время.

И вот до конца испытаний осталось 12 часов. Никто не ложится спать. И икра не лезет в глотку, и компот не льется в рот (Л. Филатов).
Пять, четыре, три, два (нас всех – руками не трогать!!!), один час, ноль, все! Совсем все, маленький фуршет, разборка и упаковка, и мы едем домой.

P. S. Многие из прочитавших зададут закономерный вопрос: какого хрена инженеры высокой (и очень высокой) квалификации в течении длительного времени не смогли справиться с проблемой (на самом деле пустяковой), объясняю: мы просто не были готовы к тому, что крушение Союза вызовет резкое падение качества комплектующих изделий (особенно поступающих из бывших «братских» республик). Как только мы заменили парочку деталей из ЗИП на те, что нашли в наших загашниках, всё заработало.

Все инженеры пострадали морально, но не физически.
Инструмент рыбной ловли вернулся к арендодателю (искренняя благодарность присутствовала, она булькала).
Нашему благодетелю мы презентовали остатки булькающей жидкости литра четыре (и он был в непрерывном восторге).
В последний момент я научил корабельного доктора (между прочим тоже каплей) разводить шило глюкозой, плюс аскорбинка, он попробовал, и согласился.

Шило* жаргон ВМФ (он же Шпага в ВВС) – спирт высокоочищенный, ректификат, в отличии от спирта гидролизного (гидрофон в ВМФ, галоша в иных видах вооруженных сил).
+205
Статистика голосований по странам
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться. За оскорбления и спам - бан.
  • Вконтакте
  • Facebook

Общий рейтинг комментаторов
Рейтинг стоп-листов

Рейтинг@Mail.ru