Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

История №118782

ТРИ ВИКТОРА

После химфака Витюню распределили на завод старшим мастером. Не Бог
весть что, но хоть в родном городе. Первым впечатлением был памятник
Ленину, который бросался в глаза еще за проходной. Сделанный из металла,
он под влиянием заводских испарений покрылся разноцветными пятнами всех
оттенков от желтого до красного. Витюня решил, что таким мог бы быть
марсианский камуфляж. Вообще на заводе все казалось марсианским -
чудовищные емкости, цветные лужицы, невероятные запахи, струйки пара, с
легким шипением вырывающиеся из совершенно гладких поверхностей.
Рабочие-марсиане с утра поглощали мутные жидкости, окрашенные в ту же
марсианскую гамму. Закусывали ярко-розовым мясом нутрий, которых
выращивали в своих жилищах. Что-то обсуждали на нечеловеческом языке из
одних только междометий. После этого норовили прикорнуть там, где пары
были самыми красными и ядовитыми. Витюнину фамилию, Райхер, они
сократили, безжалостно обрубив первый слог. Начальство инициативу снизу
поддержало.

Через год родители сжалились и напряглись. Витюня начал работать в
отраслевом институте. Зарплата сократилась на треть, но жить стало
спокойнее - люди вокруг были трезвыми, на витюнину фамилию никто не
покушался. Настроение портил только шеф, Виктор Петрович или ВП.
Закоренелый холостяк, невероятный зануда и педант, он давно сражался с
некой упрямой реакцией. Сама реакция была перспективной, но конечный
продукт безнадежно загрязнялся побочными реакциями. Подавить их ВП никак
не удавалось. Он приходил в институт к восьми утра и уходил в девять
вечера. Даже обедал за своим столом. Подчиненных считал солдатами науки,
обращался соответственно и еще требовал энтузиазма и горения. Только две
человеческие слабости обнаружил Витюня у шефа: он обменивал свою и
мамину однокомнатные квартиры на хорошую двухкомнатную и всегда
участвовал в институтском футбольном тотализаторе. Но и эти слабости не
прибавляли ему симпатии. Витюня снова почувствовал, что его жизнь
утекает в черную дыру. Однажды ему приснилось что он снова работает на
заводе, а начальник цеха - ВП. Проснулся в холодном поту.

Рядом с столом ВП стоял большой сейф, которым тот вроде бы никогда не
пользовался. Как-то Витюня не ночевал дома и утром пришел в институт
раньше обычного. Дверь лаборатории оказалась закрытой изнутри. Витюня
постучал. Услышал шорох бумаги и лязг, который могла произвести только
дверь сейфа. ВП открыл и сухо поздоровался. Тогда и заподозрил Витюня,
что ВП держит в сейфе ежедневник, куда записывает запланированные дела,
а значит, и отлучки.
- Вот бы ключик! - пришло в голову Витюне.
Мысль прилипла и не давала покоя. Постепенно родился хитроумный план.
Сначала нужно было в сейф внедриться. Витюня предложил заменить
термопары на опытной установке высокочувствительными платиновыми
датчиками. Начальству мысль понравилась. Впервые ВП посмотрел на Витюню
заинтересовано и с долей уважения. Для датчиков была заказана
сверхтонкая платиновая проволока. Когда заказ прибыл, Витюня предложил
хранить катушку в сейфе: драгметалл. ВП был недоволен, но отказать не
решился. Первый шаг был сделан!

На следующий день Витюня поехал на химзавод и разыскал своего тезку -
слесаря Витю Сливко. Когда-то в душе после смены Витюня увидел на его
спине замечательную татуировку. Изображен был храм с двумя луковками и
одной звонницей. Из звонницы тянулась веревка, которую держал человек в
рясе. Надпись гласила: «Звони отец в колокола, твой сын освободился». По
литературе получалось, что у Вити за плечами было три ходки.
- Тезка, - сказал Витюня напрямую. - помоги сделать ключ от сейфа.
- Нет проблем, - ответил Витя. - только нужен родной ключ хотя бы на
пять минут.
Впервые он посмотрел на Витюню заинтересовано и с долей уважения.

В марте ВП свалил грипп и он не вышел на работу. На следующий день после
этого невероятного события Витюня поехал к ВП домой и сказал, что
несколько датчиков сгорели, и ему срочно нужна проволока. ВП был снова
недоволен, но снял ключ от сейфа со связки, протянул Витюне и попросил
сразу привезти обратно. Почему-то добавил:
- Надеюсь на Вашу порядочность.
Витюня поймал такси и помчался на завод. Там, словно в детективном
романе, тезка аккуратно снял с ключа отпечатки.
- Ну, этот ключ - не ключ. Приходи завтра. - сказал он. - Что ты там у
себя в институте воруешь?
- Спирт.
- Принесешь литр.
На следующий день вечером Витюня открыл дверь сейфа собственным ключом.
Там он обнаружил свою катушку с проволокой, двадцатилитровую бутыль,
полную спирта, и почти полный комплект журнала «Плейбой» за 1972 год. С
удовольствием просмотрел. Навязчивая идея ушла, как не бывало, а ключ
остался.

В своем увлечении футбольным тотализатором ВП не был оригинален. Для
многих институтских мужчин этот тотализтор был единственным настоящим
делом в ежедневной рутине. При небольшой ставке в три рубля призовой
фонд доходил до тысячи рублей и провоцировал нешуточные страсти. Играли
на все крупные турниры, то есть довольно часто. Поэтому процедура ставок
была выверена до мелочей. В последнюю пятницу перед открытием турнира на
проходной появлялась стопка отэренных бланков с таблицей игр. Сотрудники
вписывали результаты и свою фамилию. В тот же день бланк и три рубля в
одном конверте опускались в опечатаный ящик, а ящик в конце дня
перемещался в сейф профкома. Все эти предосторожности имели единственную
цель - оградить собственные прозрения и результы кропотливого анализа от
алчных глаз соперников. ВП устойчиво занимал в тотализаторе последнее
место, но свой бланк охранял с тем же рвением, что и лидеры. Он заполнял
бланк рано утром, давал ему отлежаться в своем сейфе, а в конце дня
после окончательной проверки относил в профком.

Витюня футболом не интересовался и ничего в нем не понимал, но
совершенно не возражал выиграть немного денег и готов был рискнуть
трешкой. Заполнять бланк совсем наобум ему казалось оскорбительным для
образованного человека. Поэтому Витюня решил добраться до бланка ВП и
принять его за основу. К тому же он считал, что шансы ВП по теории
вероятностей с каждым разом повышаются. Остановка была за малым -
выманить ВП из лаборатории на время перерыва, когда остальные
разбредаются по столовым и магазинам. В решающую пятницу перед открытием
чемпионата Европы ВП позвонила женщина с молодым чувственным голосом.
Она с придыханием рассказала, что срочно разменивает двушку и назвала
дом, о котором ВП давно мечтал. Предложила посмотреть квартиру
немедленно и назначила встречу в обеденное время в сквере около
кинотеатра, где по слухам собирались местные гомики. За час до встречи
ВП умчался из института, как на крыльях. Витюня позвонил обладательнице
голоса и похвалил за отличную работу. Потом дождался перерыва и извлек
из сейфа заветный бланк. В этот момент выкристаллизовалась идея, которая
давно смутно бродила в витюниной голове. Уверенной рукой Витюня
скопировал с бланка ВП счет всех матчей, но поменял местами победителей
и проигравших. Через десять минут он опустил конверт в ящик. ВП
возвратился через час, злой и, как выразилась одна из сотрудниц, малость
охуевший.

Прошел месяц. Комиссия из пяти человек открыла ящик и вывесила итоговый
лист. ВП занял свое неизменное последнее место. Витюня занял
предпоследнее и почему-то жутко огорчился. Самым обидным ему показалось
полное несоответствие его интуитивного озарения с действительностью.
Витюня начал читать литературу по математическому прогнозированию и
всеръез заинтересовался. А тем временем с помощью платиновых датчиков
удалось нащупать узкую температурную область, где побочные продукты
почти не образовывались. Результат был интересным, но требовал
объяснения. Это объяснение Витюня придумал зимой на продавленном заднем
сидении троллейбуса, возвращаясь с работы домой. Шагая к остановке по
темной и холодной улице, он здорово промерз, а в набитом троллейбусе
было тепло и душно. Витюня слегка задремал и ему приснились реакции. Они
соревновались, как футбольные команды в турнире. Витюню кто-то толкнул,
он проснулся, и нужное уравнение само всплыло в его памяти. Остальное
оказалось делом техники. Витюня написал свою первую статью, конечно, в
соавторстве с ВП. Еще одним соавтором стал директор института, которому
работу похвалили. Витюня начал было работать над диссертацией, но семья
решила уезжать. Витюня уехал вместе со всеми. В Штатах он нашел самую
непредсказуемую вещь в мире - биржу. Вскоре понял, что акции, хоть и
немного, но подчиняются его любимым уравнениям. С тех пор стал завзятым
игроком на бирже. Играет с переменным, но все-таки успехом. На работе
слывет человеком приятным и толковым, но немного замкнутым.

ВП продолжает работаеть в том же институте. Он защитил докторскую, его
часто приглашают иностранные коллеги. Живет тем, что зарабатывает за
границей. Когда его спрашивают, как он придумал такую красивую теорию к
ТОЙ статье, Виктор Петрович мило улыбается и переводит разговор на
другое.

Abrp722
+281
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться. За оскорбления и спам - бан.
  • Вконтакте
  • Facebook

Общий рейтинг комментаторов
Рейтинг стоп-листов

Статистика голосований ▼
Рейтинг@Mail.ru