Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, мемы, фразы, стишки
14 января 2024

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Тайное завещание Мастера.

10 марта 1940 года в 16.39 Елена Сергеевна Булгакова сделала последнюю запись в своем дневнике: "Миша умер".
Узнав диагноз, врачи отписали мужу несколько дней жизни, а Булгаков прожил шесть месяцев. Все это время, пока силы окончательно не покинули его, он работал над романом. На папке, в которой хранилась рукопись, сделал надпись: "Дописать, прежде чем умереть!". Ослепший, в горячечном бреду, с температурой 42 градуса, он продолжал диктовать жене исправления к "Мастеру".
Перед смертью вложил ей в руки рукопись со словами: "Доверяю... Чтобы знали..."
Роман увидел свет лишь в конце 1960-х - тогда "Мастера" опубликовал журнал "Москва". В урезанном виде, но все же...
В один из вечеров, когда Булгаков, несмотря на болезнь, еще мог говорить, он сказал Елене Сергеевне, что хочет составить завещание и пусть в нем будут такие строки: человек, который придет к нему, Булгакову, после того, как будет опубликован роман «Мастер и Маргарита», придет в день, когда Михаил Афанасьевич сжег первый вариант рукописи романа, и положит цветы на могилу, - этот человек должен получить определенный процент гонорара от авторского...
Это была очередная, хотя и горькая шутка Михаила Афанасьевича. Но Елена Сергеевна пообещала мужу, что она выполнит его волю.
10 марта 1940 года Михаил Булгаков умер. А почти через тридцать лет, весной 1969 года, наутро после сноса в Москве последнего дома уже исчезнувшего к тому времени Охотного ряда, в котором находилось первое «Стереокино», на Новодевичьем кладбище появился молодой человек.
Он был один. И искал он могилу. Точного ее места он не знал. Помнил лишь, что этого человека похоронили в вишневом саду неподалеку от могилы Антона Павловича Чехова, среди могил старейших артистов Художественного театра. И все же молодой человек нашел то, что искал.
Позднее он узнал, что черный с прозеленью ноздреватый камень-надгробие, лежащий на могиле, прежде был на могиле Гоголя - писателя, которого покойный обожал и к которому как-то обратился во сне со словами: «Учитель, укрой меня чугунной шинелью!». Молодой человек потом сосчитал, что от ворот старого кладбища до могилы автора «Мастера и Маргариты» всего семьдесят шагов.
Именно могилу Михаила Булгакова искал в тот весенний день молодой человек. Нашел и расстроился: ни одного цветка. Молодой человек вернулся к воротам, к цветочному магазину.
Принес, положил цветы, постоял немного и уже собирался уходить, как вдруг услышал тихий голос: «Молодой человек, подождите». Он оглянулся и увидел пожилую даму. Она поднялась со скамейки, стоявшей чуть дальше по тропинке, и пошла ему навстречу:
«Простите, как вас зовут? Мне очень нужен ваш домашний адрес и номер телефона». «Зачем он вам?» - смутился молодой человек.
«Сейчас я не стану ничего объяснять. Поверьте, мне действительно нужен ваш домашний адрес. Вам ничто не угрожает», - ответила незнакомка.
Молодой человек представился: «Владимир Невельский, журналист из Ленинграда». Дама записала фамилию, имя, отчество, ленинградский адрес, телефон и, поблагодарив, пошла к выходу. А молодой человек стоял и терялся в догадках: что все это значит?
«Мистика какая-то. Чертовщина», - подумал он.
Вернулся в Ленинград. О встрече с незнакомкой он вскоре забыл. Но недели через две на его домашний адрес из Москвы пришел почтовый перевод. Невельский пришел в почтовое отделение, получил деньги. Страшно удивила сумма - деньги были огромные.
«От кого они?» - молодой человек снова терялся в догадках.
Повертел бланк почтового перевода: в разделе «Для письменного сообщения» ни слова...
Через день-два в ленинградской квартире раздался телефонный звонок: «С вами говорит Елена Сергеевна Булгакова...»
Владимиру Невельскому позвонила жена и друг писателя.
«Вы получили перевод? - спросила Елена Сергеевна. - Да, его послала я, выполняя волю покойного Михаила Афанасьевича. Он был великим шутником и выдумщиком. Даже когда заболел, устраивал розыгрыши».
И Елена Сергеевна рассказала Невельскому о необычном завещании Булгакова...
Так, спустя 29 лет, Елена Сергеевна выполнила последнюю волю мужа.
Мастер и его Маргарита.
На эти деньги праправнук русского адмирала и мореплавателя Геннадия Ивановича Невельского купил себе катер и назвал его "Михаил Булгаков"...
© "Всегда неожиданный Булгаков" ("Известия", 1983, N 239)
Позвонила коллега, сказала, что попала в больницу с женскими недомоганиями.
Сказала дословно: "Предлагают, если капельница не поможет, сделать какую-то эвтаназию".
Я посмеялась, поняла, что она перепутала с абразией.
Назавтра, рассказывая на работе остальным о заболевшей, решила посмешить народ.
Говорю: "Илонка сказала, эвтаназию предлагают".
Первая: "Пусть соглашается, ничего страшного!"
Вторая: "Мне самой делали два раза, назавтра как огурец!"
Третья: "Врачи плохого не посоветуют!"
4
Я сча была на вызове, где детей близнецов на полном серьезе назвали Матфей и Матвей, у меня взорвался мозг, пока мать объясняла, что сначала заболел Матфей, а потом Матвей, температура у Матвея была, а у Матфея не было, а Матвей не Матфей, вы не так поняли, доктор, давайте заново
5
Как я отдавал долг.
Курс молодого бойца. (Карантин).

Во время «курса молодого бойца» сержант Филимонов устроил нам, духам, надевание химгандона (он же ОЗК по-военному) на время и пробежку. (Нынешнее поколение не знает что такое ОЗК. Дай Бог чтобы никогда не узнали. )
Выбрал он для этого очень тёплый день: в тени было далеко за сорок градусов по Цельсию.
У меня размер морды лица для противогаза «3» третий! И у Лёши, допустим, Худякова – тоже третий! Только он, Лёша Худяков, почему-то взял в оружейной комнате противогаз нулевого , сцуко НУЛЕВОГО!!! Размера!!! Это очень маленький, наверное, детский размер. Как такое возможно, если за каждым, даже за Лёшей, закреплён индивидуальный противогаз – тайна великая есть. К слову сказать, Лёша в карантине при росте метр семьдесят весил за центнер, ему в голенища сапогов клинья вшивали.
Лёша Худяков не может натянуть на свою морду третьего размера противогаз нулевого размера. Нельзя впихнуть невпихуемое.
Сержант Филимонов принял, как ему показалось, правильное решение: придурок Худяков поменяйтесь противогазами с придурком Вершининым!
Я отдал свой противогаз третьего размера горемыке Лёше Худякову (будь он вечно здоров), а взамен получил противогаз размером НУЛЬ! Без посторонней помощи я не мог надеть этот противогаз!
Сержант Филимонов, уперев своё колено мне в спину со словами «терпи, боец!», натянул-таки противогаз на меня и скомандовал: «бегом марш, один круг вокруг стадиона и не растягиваться! Иначе – ещё круг!»
Ну, что вам сказать про бег в Общевойсковом Защитном Костюме со скособоченным лицом в очень маленьком противогазе при сорокапятиградусной жаре? Тут пробовать надо.
Круг вокруг стадиона (400 м) мы «пробежали» минут за пять. Лёша предсказуемо отстал...
Сержант Филимонов:
- Команда была не растягиваться! А вы бросили своего товарища! Становись на второй круг! На старт, внимание, марш! И не растягиваться!
Лёша уже не мог стоять, мы его тащили на себе. По двое. Менялись примерно каждые десять метров.
Бегать по сорокапятиградусной жаре, в ОЗК, со свёрнутым набок носом – это немного дискомфортно, а когда при этом надо тащить половину Лёши...
... В казарму мы пришли в насквозь мокром ХБ (хлопчато-бумажная одежда). Какой-то дежурный офицер увидел нас и задал резонный вопрос:
- Ребята, а где вы так промокли, дождя вроде не было?
- Да мы в ОЗК вокруг стадиона бегали.
- Очень интересно! У нас, в ВВС бег в ОЗК не предусмотрен, есть только норматив надевать на время. А кто у вас карантин ведёт?
- Сержант Филимонов.
Заменили этого Филимонова, я его потом с одной лычкой видел.
Три истории о коронованных особах

В наше время выражение “надел корону” применяется налево и направо, а это неправильно. Сегодня, в отсутствии в обществе общей генерализующей идеи, которой можно посвятить жизнь, как это было в советское время, каждый пытается поднять на пъедестал собственную личность, и неудивительно, что самовлюблённость стала общим местом. Однако, от просто самовлюбённого человека до беззаветно почитающего себя носителя королевских регалий - долгая и тяжёлая дорога. На мой взгляд считать по-настоящему надевшими корону можно только тех, кто дошёл уже до того, что начал путать свою административную роль с человеческими качествами и полагает, что всё уважение к нему, вся лесть, происходит не из его конкретного социального статуса, а из его личных достоинств - ума, решительности, профессионализма, и т.д.. И, соответственно, какую бы должность он не занимал, почёт и поклонение никуда не уйдут, а ему самому можно больше, чем простым смертным. Таковы и великие диктаторы, без которых развалится страна по мнению их подхалимов, и божки поменьше, заседающие на различных административных постах.

Расскажу три поучительные, на мой взгляд истории коронованных особ, закончившиеся печальным низложением.

В начале нулевых я служил в армии в одной из подмосковных дивизий. Наша часть делилась на три роты, и самой страшной была РМТО - рота материально-технического обеспечения. Она находилась на третьем этаже, дальше всего от штаба, и, видимо, потому, что дежурные офицеры поднимались по лестнице нечасто, там творилась всякая дичь. Истории об избитых там, о чуваках, сбежавших от издевательств, даже о паре повесившихся, были слышны постоянно. Там буйствовали деды - если наши требовали в качестве обязательного подношения сигареты “Пётр Первый” (сигареты у тебя должны были быть постоянно на случай, если деду захочется затянуться), то рмто-шные лютовали - кто просил “Мальборо”, кто популярный тогда, а ныне куда-то исчезнувший “More”. Самым жестоким и страшным дедом, о котором слава шла по всей части, был чувак по фамилии Туманов. Он был местным старшиной и главой всей дедовской банды. Курил он дорогущий “Парламент” - и попробуй не дай ему сигарету! Рассказывали, что одному солдату из-за какой-то мелкой провинности он пробил “лося” (удар по скрещенным перед лбом рукам), так что его увезли с сотрясением мозга, другого угостил такой “фанерой” (это когда бьют в грудь кулаком), что сломал бедняге два ребра. Он изводил свою роту на утренних прогулках, заставляя их оббегать всю дивизию, ходить лягушкой (это когда идёшь на корточках, больше 500 метров невозможно пройти), ползать по-пластунски в любую погоду. В изоляторе части у нас всегда лежали 5-6 рмто-шников, простудившихся на таких весёлых пробежках. У одного, помнится, нашли аж менингит, и впоследствии комиссовали. Когда в столовке дежурил наряд от РМТО, плохо было всей части. Тамошние деды устраивали пир с тушёнкой и жареной картошкой, а те, кто приходил на завтрак, получали водянистые щи или рагу из залежавшейся полусгнившей капусты.

Но всему приходит конец. Туманов, увольнения которого ждала вся часть, наконец, вышел за её ворота. Но, как вскоре оказалось, он уходил, чтобы вернуться. Видимо, дал сбой экстерриториальный принцип комплектования, поскольку выяснилось, что Туманов жил не где-то за тридевять земель в Саратовской области, а буквально в соседнем квартале с дивизией. И вот чувак начал еженедельно наведываться в часть, чтобы по старой привычке её обокрасть. Бесцеремонно зайдя на кухню, он щедро отсыпал себе картошки, лука, складывал в мешок увесистые банки сгущёнки и тушёнки. Подгадывал, понятно, под дежурство рмто-шников, боявшихся его как огня. Корона у чувака держалась крепко, говорили, что он хвастался, что будет ещё лет пять ходить в часть за продуктами. Видимо, надеялся на старую славу, которая станет переходить из уст в уста. Но эти надежды не оправдались. Деды посоветовались и поставили в наряд ребят из нового, уже летнего тогда призыва. Выбрали самых крепких и приказали им с Туманом не церемониться. Они и не церемонились: когда тот припёрся в следующий раз, те разбили ему рожу, надели на голову его же пыльный мешок и увесистыми пенделями проводили до выхода. Больше их величество официальных визитов родной части не наносили.

Вторую особу королевских кровей посчастливилось встретить лет пять назад на въезде на МКАД в районе Алтуфьевского шосее. Белый GLE её августейшества врезался в “Солярис”, создав небольшой затор. “Солярис” надо было убрать с дороги, но у него из-за проблемного аккумулятора не заводился двигатель. Менты почему-то не смогли прикурить его сами и остановили первую встречную машину (мою), прося оказать пострадавшему эту услугу. Рядом с водителем корейского автомобиля, суховатым молодым пареньком, бодро прыгала обильно размалёванная блондинка лет сорока, доказывая тому, кто тот есть по жизни. Выяснилось, что она начальница департамента в каком-то министерстве областного правительства, и это даёт ей пожизненной право не соблюдать правила дорожного движения.

Я не должен был никого пропускать, - подойдя, услышал я робкий голосок парня. - По правилам вы должны убедиться в безопасности движения, и только потом встраиваться в поток.
Ещё раз, - мерным грудным голосом втолковывала мегера. - Я начальник департамента, я никому ничего не должна и могу ехать как хочу. Ты обязан был посмотреть, какая едет машина. Видишь, что пропуск под стеклом? А марку машины видишь? У меня дорогая машина, а не твоё ведро, ты обязан пропускать.

Весёлый спор пытался прервать сотрудник ГИБДД, рассказывая даме, что она не очень права, и служебное положение не разрешает ей хамить на дороге. Но не помогло и цитирование буквы закона. Дама принялась допытываться о размере полицейского оклада и утверждать, что он не имеет право трактовать закон будучи “мелкой сошкой”. Лафу королеве подпортил аварийный комиссар, прибывший по вызову владельца Хёндэ. Мужчина в строгом костюме уверенным полубасом объяснил женщине всё про закон, и она почему-то тут же сникла и какой-то убитой, спотыкающейся походкой направилась к своему автомобилю…

Третью монаршую особу встретила моя родственница, работавшая в крупном институте. Учебную часть там возглавляла Аделаида Ивановна, бодрая старушка лет семидясяти. Эту должность она занимала около сорока лет, и корона успела не только вырасти на голове, но и пустить корни в головной мозг, нанеся тому тяжёлые повреждения, не совместимые с адекватностью. Старушка командовала подчинёнными как рабами. Заставляла отстёгивать от зарплаты некий процент “за право работать”, устраивала ежемесячные субботники у себя на даче (сотрудники должны были за свой счёт приезжать к ней и вскапывать грядки). В учебке работал её родной сын, тридцатилетний оболтус, постоянно попадавший в скандалы - то студентку ущипнёт, то облажается с отчётностью, так что переделывать её выходят в праздники все сотрудники.
Декан старушке благоволил и сидела она крепко, но с приходом нового руководителя зашаталась. Тот услышал все истории про обязательные дачные работы и т.д., и устроил бабке нагоняй. Она пришла из кабинета белее мела, но всё-таки удержалась. Добила её другая история: один сотрудник получил в наследство квартиру, о чём опрометчиво проговорился при хитрой бабке. И та тут же приказала ему поселить в квартире своего недоросля-сына. Тот, как ни странно, покорно согласился, и великовозрастное чадо жило в чужом помещении почти год, не платя ни квартплату, ни коммуналку. Старушке этого было, однако, мало, она вызвала сотрудника и потребовала переписать на сынка жилое помещение под угрозой немедленного расчёта. Товарищ соотнёс размер зарплаты и стоимость хаты и собрался уже писать заявление на увольнение, но коллеги уговорили сходить к декану. Тот пошёл, вооружившись аудиозаписью разговора с оборотистой старушенцией. Начался скандал, бабку уволили со свистом, быстренько организовав ей прощальную вечеринку с тортиком за 500 рублей и чаем в пластиковых стаканчиках. Прощаться с ней не явился никто из сотрудников учебки, пришли только официальные лица из администрации. Тут-то, говорят, и проявилась вся глубина трагедии. Корона сидела на престарелой голове тяжело и прочно, и расставание с ней оказалось сопряжено с многочисленными конвульсиями. Старушка роняла слёзы на бумажное блюдечко и жаловалась на предателей-сотрудников. Она их, как выяснилось, взрастила и выкормила, а эти подлые негодяи посмели восстать против её доброй власти. Причём, бывшая начальница была убеждена, что без её участия учреждение развалится, никто не будет получать зарплату, все откажутся исполнять обязанности, и организация провалится в тар-тарары. Ещё несколько недель после увольнения старушка ходила на работу, пользуясь не истекшим пропуском, и пыталась командовать, игнорируя новое начальство. И поныне она звонит сотрудникам, рассказывая как им быть на рабочем месте, и убеждена, что не будь её, давно бы погибла организация.

Такие случаи, конечно, не единичны, но как со всем этим быть? Человеческий фактор во власти, выясняется, весьма неприятная штука, способная испортить жизнь очень многим. Лично мне нравится вариант, предложенный недавно кем-то из чиновников. Почему бы управленцев не начать постепенно менять на нейросети? У робота не вырастет корона, у него нет вороватых родственников и друзей детства, он не построит себе дачу и не заведёт виноградник во Франции. Как бы хорошо было сегодня не выцеплять чиновников, отвечающих за повсеместно отключающееся отопление, а жаловаться в нейросеть, которая собрала бы все случаи аварий и направляла бы туда бригады рабочих (а в будущем роботов), которая поддерживала бы инфраструктуру в хорошем состоянии постоянно, а не тогда, когда чиновник дядя Вася решил бы, что надо и к этой теме обратиться… И самих людей такое не травмировало бы - ведь обладатель той же короны - существо как ни крути больное, деформированное постоянным почитанием и реальность воспринимает неадекватно…
Дочкам 11 лет (двойняшки). Условно старшая, вчера, уговорила условно младшую сходить погулять в снегопад, в мороз, ночью во двор (частный дом, гектар земли). Это была преамбула.

Сегодня утром слышу спор на втором этаже, поднимаюсь. Суть конфликта: младшая требует со старшей 600 рублей, которые та ей пообещала за прогулку!!! И тот факт, что сестра купила сестру не так важен и интересен, как то, что у старшей карманные деньги ушли на покупку нового смартфона и она гол как сокол! Таким образом мы сегодня прошли тему "важность проверки платежеспособности контрагентов при договорных отношениях".
Хорошая вещь - отпуск. Ждешь его, ждешь, а он потом так быстро кончается. И вот недавно обнаружил я интересные закономерности.

Обычно отпуск 7-8 дней (ночей), ну пусть 9, если прихватить выходные с обоих сторон недели. Хотя ... день прилета, день отлета идет за один день.

Итак, прилетели мы в долгожданный отпуск. День первый, все необычно, непривычно, волнующе. Хлопоты по заселению, ничего еще не знаешь. Где разместят, где питаться, где купаться, где полотенца обменять. Ходишь по ресорту, изучаешь, бывалых спрашиваешь.

На второй день все уже довольно хорошо изучено, начинаешь полноценно наслаждаться отпуском. Купаешься, отдыхаешь, поглощаешь алкоголь (в меру, конечно). Флиртуешь слегка с девушками, если жена не видит. Стараешься везде побывать, все попробовать. И так дня до пятого. А потом появляется сначала неосознанное, а потом вполне понятное беспокойство. А ведь отпуск то кончается. И что с того, что в запасе еще 2-3 дня? Пролетят как те мгновенья у виска, и не заметишь.

И день на седьмой осознаешь, что отпуск закончился. Все что ты делаешь и чем занимаешься, все это в последний раз. А ближе к вечеру начинаешь паковать чемоданы и предаваться грусти. Вроде и не закончился еще отпуск, а вот поди ж ты, нет его. Пролетел, просвистел!

На восьмой день встретишь последний восход, последний раз помочишь ноги в море, последний завтрак, последний бокал шампанского. А вечером тебя уже здесь не будет...

Вот, сижу, в грусти и печали. Седьмой «день» пошел. Моей жизни.
90-е. Самый разгар. З/п задерживают.
Рабочая бригада. Урал.

1. Прописка. Бригада большая, до двадцати чел. Каждый день два-три чела напиваются. С утра или позже - неважно. Я новичок, нет двадцати, опыта жизни тоже нет. Первое моё рабочее место.
Энтузиазма немеренно - изучаю электрику, технологию, КИП. Абсолютно все интересно.
В сауне после смены всех достал вопросами, на некоторые не все могут ответить.
Если куда ходят авторитетные работники по рабочему заданию - увязываюсь за ними. Мне интересно, осваиваю работу, учусь, подаю гаечные ключи и надежды. Соответственно идет слух, что я какой-то стукач и шпион.
Однажды захожу в мастерскую - и возле головы об железный косяк разбивается кинутый от души граненый стакан.
Разборки, наезды - статус восстановлен, но мне проставляться.

2. Шутка. У пожилого работника очки на сильный плюс. Очень сильный.
Он выпивши, похрапывает на скамейке в мастерской. Одному коллеге шило в жопу - берет его очки со стола и алмазным стеклорезом на линзах процарапывает сетку авиационного прицела, потом протирает сделанное пальцем (чернит) - получается офигительная вещь! Хозяин этого не видит, пока до него не дошло, что ржут тогда, когда он в вооруженном глазе.

3. Шутка. Приходят к нам монтажники делать работу. У них пистолет ПЦ-84. Забивает дюбель-гвозди. Я самый активный, креативный и любопытный в бригаде - выпрашиваю на пострелять под контролем пистолетчика. Забиваю дюбель в дверь шкафа с инструментами (они у нас были из 5мм стали). Коллега ближе к вечеру придет - удивится, что шкаф не открывается.

4. Шутка. Утром прихожу - дверь моего инструментального шкафа заварена от души. Полдня шлифкой, зубилом и кувалдой открывал.

5. Пятница. С утра все договорились вечерком, после работы шашлык. Все приготовлено.
Облом. Авария. Все вечеруют. Прямо в мастерской организовывается электрогриль. Дамы из лаборатории. Аварию ликвидировали. Начальник заходит, видит это. Всплёскивает руками:"Нуебаныйврот!". Уходит. Он жадный - спиртом не делится и пьет в кабинете в одинарика.

6. Невероятное. Время ближе к обеду. Недогон и вдруг поставщики обсохли. Меня, как самого молодого и тоже выпившего - посылают.
Надо за охрану своего предприятия выйти, пройти по Ж/д путям с их охраной и на вокзале затариться. Вернуться обратно.
В принципе, квест слабенький. Пошёл. На ж/д попал. "почему здесь идешь?".
А я такой весь красивый - фуфайка, подпоясанная ПВХ трубкой, на которой висят плоскогубцы.
- "Блинкер выпал, надо сквитировать."
Указующим пинком переключаю внимание на какую-то коробку у рельсов.
Лица охраны становятся несовсемпонимающими. Отпустили.
На обратном пути, когда пайка за пазухой - снова встретил их - улыбнулся, сказал что все норм. Блинкер взвели.
Заводские охранники себя никак не проявили.

7. Непознанное. Два работника, Опытный и Молодой, производили работу по ревизии ротора безопорного тихоходного СД 1200 кВт.
Получилось так, что этот ротор весом более тонны плашмя упал на Молодого. На живот. Неправильно расстропили.
Со слов Молодого: "Крыша компрессорной стала прозрачной, и я увидел небо с ангелами."
Со слов Опытного: "Бляяяя!".
Он взял руками груз и откинул его на пару метров в сторону!
Молодой отделался переломом лодыжки. Порвал от боли суконную рукавицу. Скорая приехала - вкололи что-то весёлое, начал медсестру за задницу хватать.
Я уже имел авторитет - Опытный позвал, как удобнее скрыть НС. Скрыли. Опытный у меня дома поллитра бальзама Биттенра в тот вечер выпил - возможно, это его спасло от последствий броска тонны груза.

8. Шутка. Я, более пяти лет проработал, незлобливый характер - на шутки не обижаюсь. Студент ВУЗа. Женатый.
Денег не хватает и иногда на работе выпиваю только ради закуски - еда! Сало!
Сплю на скамейке - шутники обматывают меня проводом. Заходит начальник на вечернюю планерку - я дергаюсь, падаю под скамейку и там подвешенный, матерюсь и строю планы мести. Шепотом. Планерка без меня.

9. Классика раздолбайства.
Цех стоит месяц на капремонте. Там внедрена новинка - управление пальцем в монитор (не сенсорное, ИК - решётки!). Слесаря работают внутри вентилятора.
На пульте управления кто-то пальцем тычет в вентилятор. Вентилятор запускается, одному дает лопастью по голове а из второго делает фарш. Виноватого не найти - комплексное раздолбайство. Наказали стрелочника. Через какое-то время там недалеко нашли что-то от руки.
"Обручалку с пальца - вдове. Остальное - в печь. Нашедшим - два дня отгула".

10. Для либероты. Одна из турбин была японская. Обычно с капремонтами справлялись. Были спецы. "Кто напоит его - уволить нах!".
Но однажды там их приехало несколько челов страны восходящего солнца плюс пара переводчиц.
...Приказом по цеху КИПовец, электрик и слесарь прикомандировываются к этим джапам.
Зимним утром стучусь в ихнее помещение нашего АБК, познакомиться.
- Здравствуйте, я работяга, призванный в Ваше распоряжение.
Переводчица (нифига не узкоглазая!) перевела.
Или они неправильно поняли перевод, или в башке у них Солженицын сидел - меня обозвали ГУЛАГ.
Я всего-то был в фуфайке с прожженым карманом (шлифкой поработал), Каски тогда не носили - в ушанке был.

Всё написанное - правда.
Обычные зарисовки того, что было.

Окончил ВУЗ. Потом заходил в свой родной цех уже инженером.
Ничего там не изменилось.
Повыпендривался - демонстративно руки спиртом вымыл - обматерили, родные алкоголики...

После 2000-х все изменилось стремительно.
Весь этот треш, о котором писал - ушел в прошлое.

Сменил я потом работу и контакты не потерялись, но как-то подзаглохли...

Летом 2023-го встретил я случайно одного из коллег, работавших там.
Взял он меня за пуговицу и начал с надрывом рассказывать...
"Этого помнишь - помер"
"А этого помнишь - рак"
"А этого - сын забил насмерть"
"А эту помнишь - грыжа, надорвалась в саду"
"А помнишь - инсульт, присел рядом с холодильником"
"А этого помнишь - тромб, похрипел в реанимации пару дней"
Не повелся я на его депресняк.
Взял я его щупалце со своей одежды в руку и предложил отметить, что мы оба живые!

Но не сложилось. Звал в ресторан, кафешку. Но он выпросил наличку.
– Вадим! – сказала мне Магда после четвертого бокала, – ты любишь воровать?
– Обожаю! – ответил я, – правда, последнее время мне не так уж и часто предоставляется возможность украсть что-нибудь стоящее...
– И не говори! - воскликнула Магда, - у меня то же самое. Я уже давно не могу воровать дома, в Германии, и теперь делаю это только во время визитов в другие страны.
– А в Германии что? - удивился я. - Ведь дома, как говорится, и стены помогают...
– Дома меня уже пару раз поймали в супермаркетах, - ответила Магда, - так что еще одно «тырение» в Германии - и мне будет «Магда капут».
– А когда тебя ловят на краже, - спросил я, - это ужасно? Ужасно стыдно, да?
– Ко всему привыкаешь, - философски ответила Магда, - последний раз меня очень даже смешно ловили. Я тогда украла в супермаркете селедку. Продавщица положила 15 балтийских сельдей в целлофановый пакет, и я спрятала пакет за пазуху. Но когда я выходила из супермаркета, в пакете образовалась дырка, рассол вытек наружу, они все поняли и погнались за мной. Я никогда не убегаю от преследователей, я прячусь. Прятаться лучше всего сразу возле дверей супермаркета, охранники выбегают на улицу и ищут глазами бегущего, им и в голову не приходит, что ты сидишь в кустах в нескольких метрах от них… Но на этот раз уловка не удалась – пока я бежала к кустам, сельди начали выскальзывать из-за пазухи одна за другой, и мои преследователи легко нашли меня по селедочному следу...
Мы расплатились и вышли из ресторана. Когда мы отошли метров на двадцать, Магда со смехом достала из кармана джинсов солонку и перечницу. Достала и выкинула их в урну.
В этот момент на крыльцо ресторана вышел наш официант, он обвел площадь взглядом, нашел нас, замахал руками и закричал:
– Эй, вы!
– Прятаться негде, бежим! – воскликнула Магда и, схватив меня за руку, увлекла за собой. Почти каждое криминальное повествование заканчивается погоней, и этот рассказ не исключение. Мы бежали вдоль улицы, а наш преследователь не отставал от нас ни на шаг.
Минут через пять, на площади у кафедрального собора, мы с Магдой поняли, что выпили слишком много, что наши силы иссякли и нужно сдаваться на милость правосудия.
Мы остановились, официант догнал нас и, дыша как паровоз, протянул мне мой бумажник.
– Вот! – сказал он. – Вы забыли...

Ольшевский Вадим
🥰 ВОСПОМИНАНИЯ О БЫЛОЙ ЛЮБВИ 🥰

Это было очень давно.
Я окончила школу и сразу поступила в районное училище, потому что была из очень бедной семьи и хотела как можно скорее получить специальность и пойти работать. К тому же в одном здании с училищем имелась бесплатная общага с бесплатным двухразовым питанием для учащихся, которые в ней проживали.
Что ж, я стала жить в общаге.
Год такой самостоятельной жизни меня научил очень многому.
Утром мы шли на занятия. Вечером у нас начиналась ночная жизнь.
У нас, кстати, были воспитатели, которые строго за нами следили и знали о нас все.
Меня поселили в комнату к девочкам-продавцам. Они были совершенно разными. Но от меня они отличались хотя бы тем, что у них уже были парни, а у меня - нет.
Мы подружились. К нам в гости постоянно приходили парни. Ещё в нашей общаге часто останавливались геофизики. Так что мужского внимания нам хватало. Курящих девочек ребята угощали сигаретами. Пьющих — водкой. А я не пила и не курила, поэтому довольствовалась шоколадками. Бывало, мы все вместе где-нибудь гуляли. Бывало, ребята приглашали нас отметить чьё-то освобождение в кафе. Бывало, устраивали для нас какие-то вечеринки с танцами и песнями под гитару. А когда никто нас не навещал, мы просто играли в карты.

Однажды одна знакомая проститутка предложила мне и ещё двум девочкам составить компанию нескольким ребятам на день рождения. Конечно, мы с радостью согласились. Мы пришли к ней в комнату (она тоже жила в общаге, но в другой). Там нас уже ждали двое парней. Один из них сразу же выбрал себе спутницу на вечер. А другой никак не мог решиться, хотя моя приятельница на него практически вешалась.
Таким составом мы пошли на день рождения.
Я шла сама по себе. Надо сказать, что дело было зимой. Было тёмно и скользко. Я постоянно спотыкалась. А. это увидел и предложил мне свою помощь. Сказал, что я ему понравилась.
На дне рождения мы сразу разделились по парочкам. А. весь вечер не отходил от меня. Мы танцевали с ним медляки под «Дым сигарет с ментолом» Нэнси. При словах: «А я нашёл другую, хоть не люблю, а целую», А. целовал меня в губы. Я поцеловалась с ним первый раз в жизни. До этого я была нецелованная и поэтому постоянно сидела на картах во время игры. Мои подруги офигели, когда увидели, что я с ним целуюсь.
Меня, как обычно, пытались подпаивать водкой. А. мне помогал втихаря выливать её. Сам же пил водку как воду, и, конечно, опьянел. Но всё равно твёрдо держался на ногах.
А. был уже взрослый опытный парень, намного старше меня. У него была идеальная мужская фигура: широкие плечи и узкие бедра. Когда я его обнимала, его торс был у меня под мышками.
Портило его лицо. У него был разросшийся сломанный нос, маленький рот с кривыми губами, брови домиком и карие глаза. Но мне плевать было на его внешность. Не это главное в парне.
Он постоянно говорил мне комплименты и признавался в любви. Так странно: он говорил мне именно то, что я хотела услышать. 
Вечеринка подошла к концу.
Мы вернулись в комнату к той проститутке.
Все разошлись по углам. Я осталась с А. Он стал меня целовать и везде трогать. Я была к этому не готова и, конечно, не давалась. Я была уверена, что он от меня отстанет, и чувствовала себя неловко оттого, что позволила себя целовать и осталась с ним наедине. Но мое сопротивление его возбуждало. И его возбуждало то, что я - «девочка». Он схватил обе мои руки в свою одну и удерживал меня, а другой рукой он раздевал меня. Затем он стал снимать с себя штаны. При этом он постоянно рассказывал, как сильно меня любит и боится потерять, и что, если он не изнасилует меня прямо сейчас, я его брошу. На мое счастье, мои подруги закончили дела со своими кавалерами и вмешались.
Мы вернулись к себе в общагу. Мои подруги радовались, что спасли меня. Я чувствовала себя странно.

На следующий вечер девочки вызвали меня на лестницу. Там был А. Он извинился за вчерашнее поведение. Мы снова стали с ним целоваться и обниматься, как вчера. Потом он пригласил меня в гости к своей подруге. Я согласилась. Я совершенно его не боялась и полностью ему доверяла. Мы зашли в магазин, он купил продукты, мы сели в электричку и поехали. Его подруга жила за городом с родителями, мужем и маленьким ребенком. Мы поиграли и поели.
Было уже поздно. Нас оставили на ночь. Я поняла, что мы будем спать с А. на одной кровати, но рассчитывала, что хотя бы под разными одеялами. Нам дали одно маленькое одеяло. А. опять стал ко мне приставать. Я чувствовала себя дурой, потому что все повторилось. Тогда А. сказал: «Не бойся. Я просто хочу сделать тебе приятно». Я ему опять поверила и расслабилась. Он ласкал меня всю ночь, и не только руками 😝, а я кайфовала.
В ту ночь я узнала и испытала много чего интересного😎.
Утром мы поздно проснулись, и я проспала свои занятия в училище. 
Я была очень счастливая. Смотрела на А., улыбалась как дурочка и смущалась, потому что он тоже смотрел на меня и улыбался.
В училище уже был шухер. Все уже были в курсе, что я уехала вечером с парнем бандитской внешности и не ночевала в общаге. Со мной провели воспитательные беседы. А у меня был безумно счастливый вид. Но я старалась из-за всех сил выглядеть так, как будто всё было как обычно.
Так мы стали встречаться.
Он называл меня «сладенькой девочкой»и «школьницей», покупал мне шоколадки и носил меня на руках.
Периодически он куда-то исчезал и меня это угнетало. Я не понимала, надо ли мне его ждать, или это всё, и он исчез с концами.
Однажды я не выдержала и предложила расстаться. Он сильно расстроился, зашмыгал носом и сказал: «не везёт мне с девчонками». После этого мне стало стыдно за свои сомнения.
Во время его отсутствия вокруг меня всё время кружили парни.
А однажды, когда мы с А. лежали вместе в постели, ко мне зашёл парень, М. С., с которым мы раньше просто дружили. Правда, он познакомил меня со своей семьей и предложил встречаться, но я не относилась к нему серьезно. И мне показалось, он это понял. М.С. был пьяный. Стал признаваться мне в любви, говорить, что до сих пор хочет со мной встречаться. А. предложил мне выбирать. И я, конечно, выбрала А.
А. много рассказывал мне про себя. Он сказал, что его мать - алкоголичка. Он боится знакомить меня со своей матерью, потому что она - вечно пьяная. Что у него есть младшая сестра, которую зовут Ирка, и которую он должен вырастить. И что они от разных отцов. Потом уже, когда я познакомилась с его матерью, узнала, что всё это неправда, и А. - её единственный сын. Я верила всему, что говорил мой парень. Мне было очень больно, когда я узнала, что он меня обманывал.
Мы встречались с ним строго два раза в неделю. Он свистел под моим окном. Я выходила, мы обнимались перед всем училищем и шли гулять под ручку по городу Р. Он засовывал руки в карманы, а я цеплялась за его руку.
В какой-то момент он стал приводить меня к себе домой, соврав, что его сестра Ирка умерла. Я даже познакомилась с его соседкой.
А. жил со своей матерью в однокомнатной квартире.
Когда темнело, мы возвращались. Он всегда покупал водку и сигареты для себя и девочек, а мне - шоколадки.

Моя учёба в училище подошла к концу. Меня мучила неопределённость в отношениях с А. Я не знала, что делать дальше. В конце концов, я не выдержала и предложила пожениться. Он раздраженно парировал: «А ты подумала, где мы будем жить?» Но тут же предложил встретиться в самом конце июня поздно вечером на футбольном стадионе, чтобы познакомить меня со своей матерью. А в следующие выходные он обещал заехать ко мне и познакомиться с моими родителями. Я оставила ему свой адрес.
На стадион я не пришла. И потому что было слишком поздно, и потому, что к тому времени я съехала из общаги.
Но я ждала его у себя. Предупредила маму, брата и сестру, что к нам приедет мой парень. Все его ждали. А он не приехал. Я чувствовала себя опозоренной.
Я написала ему обиженное письмо.
Он приехал на фуре, потому что работал дальнобойщиком. На пассажирском кресле рядом с ним сидела какая-то девушка. Я не спрашивала, что это значит.  Он сказал, что получил моё письмо и поэтому приехал. Что он помнит и знает мой адрес. Я не спросила, когда мы встретимся ещё. Я так была ему рада. Мы друг другу улыбались как пара идиотов. Может быть, надо было пригласить его домой? Но что делала рядом с ним эта девушка? Я вернулась к себе. Моя мама все видела. Она спросила, может, эта девушка - сваха. Я же, если честно, подумала, что он снял её где-то на трассе.

Я сдала экзамены в универ и поступила. После развеселой птушной жизни, я решила учиться дальше. Но продолжала страдать по А. Мама меня уговаривала, объясняла, что надо быть гордой и не бегать за парнем. 
В конце первого года на летних каникулах я уговорила маму сопроводить меня к А. Она меня пыталась переубедить, говорила, что это - стыдно, что девочки не должны были бегать за парнями. А я хотела его увидеть и внести ясность в наши отношения. Ведь он меня не бросил. Просто куда-то исчез.
Мама осталась внизу на лавочке. Я поднялась к А. Мне открыла крупная, высокая, накрашенная женщина. Это была мама моего парня.
Она меня ждала.  Очень хотела со мной поговорить. Она сказала, что А. попал в тюрьму. Сказала, что он сбил человека и его посадили на два года. Потом уже, в письмах, он признался, что это - неправда. Что он с какой-то компанией обчистил чью-то квартиру.
Мы стали переписываться. В своих письмах я вспоминала, как мы занимались с ним сексом, обижалась на него из-за того, что он меня обманывал и пропадал. В настоящем у меня ничего не было, кроме учёбы и воспоминаний о нём. Просила, чтобы он не делал себе никаких уголовных наколок. Он писал мне о своей любви ко мне. В ответ на мои упрёки отвечал, что боготворил меня, извинялся и просил не вспоминать свои обиды. Писал, что ему и так тяжело в тюрьме. Я мечтала съездить к нему на свиданку. Просила его маму взять меня с собой. Но она сказала, что не потянет меня материально.
Моей маме было стыдно, что я переписываюсь с зеком. Она просила почтальоншу, чтобы она передавала письма А. лично ей в руки.
Моя подруга считала, что мне нужно найти такого же парня, как я. Она подогнала мне симпатичного и непорочного мальчика-физтеха. Мы стали встречаться. Мне очень хотелось стабильности и честности в отношениях. Он обещал, что не бросит меня и тут же рассказал обо мне своей маме. Познакомил с братьями и друзьями. Его братья в меня моментально влюбились, а его друзья ему стали нашептывать про меня всякую хрень. Только я никак не могла прийти в себя после отношений с А. Ничего не получалось, как я ни старалась. Я уже обожглась с А. Мне не удавалось раскрыться и довериться новому мальчику. 

К тому моменту А. вернулся из тюрьмы. Без татуировок. Такой же, как и был, только голос изменился. Рассказывал, что в тюрьме омоновцы проводили тренировки и отрабатывали на зеках приёмы, избивали их. Жаловался, что не получилось устроиться на работу. Что берут только охранником в криминальные структуры. А он очень хочет начать честную жизнь.
Мне надо было выбирать. Я выбрала нового мальчика. Мне казалось, так честнее. И по отношению ко мне. И по отношению к новому мальчику. Сейчас я понимаю, что это было нечестно по отношению к А., который по-своему берёг меня и по-своему строил со мной отношения. Надо было дать ему шанс. Ведь он заплатил за свои ошибки слишком дорогую цену. А тогда я была уверена, что он не исправится и сразу после расставания найдет мне замену.
Однако мой мальчик бросил меня беременную буквально через несколько недель. Сказал, что не готов становиться отцом. Предложил сделать аборт. Наверное, если бы я надавила на этого мальчика, то он женился бы на мне. А мне хотелось, чтобы у меня всё было по любви. Поэтому я выпила постинор и избавилась от ребёнка. 

Я заплатила за своё предательство. Но сейчас понимаю, что А. пострадал сильнее.
Потом А. приезжал ко мне с какой-то девушкой. Мама сходила в магазин,  приготовила им селёдку. Был странный момент. Они сидели в зале. Я пошла за едой на кухню, а когда вернулась, обнаружила, что дверца серванта приоткрыта. Потом я проводила их до автобусной остановки. Они предложили сходить с ними на дискотеку. Когда я вернулась, мама отругала меня за то, что я отлучалась на кухню, сказала, что у неё пропало кольцо. Потом, правда, сказала, что кольцо нашлось.
После этого я съездила к его маме, сказала, что ко мне приезжал А. с девушкой. Когда я описала девушку, его мама заметно испугалась.
В другой раз А. мне написал из колонии. Он опять попался на краже. Написал, что у него ВИЧ. 
Я приехала к его маме. В этот же момент пришла беременная девушка со своей мамой. Она рассказала, что беременна от А. Я ответила ему сухим письмом и забыла про него. Я уже давно жила совершенно другой жизнью.
Потом я вышла замуж. И мне сразу же написал А. Я приехала к нему домой попрощаться и попала как раз на день рождения его матери.
А. совершенно не изменился. Он был такой же, как раньше. Он также улыбался, как раньше. Также себя вёл. Всё было как обычно. Как будто не было никакой разлуки. Только на щеке появился некрасивый шрам.
Я сказала ему, что вышла замуж. Он предложил стать моим любовником. Сказал, что та беременная девушка по подсчётам его матери была беременна не от него. А про девушку, с которой приходил к нам, сказал, что это была девушка его подельника. Достал фотоальбом и стал мне показывать её фотки.
У меня была маленькая сумочка, которую я всегда таскала с собой. А. предложил её оставить на кровати. Я так и сделала.
Мы все вместе с гостями ели на кухне. А. оставался с моей сумочкой в комнате.
Потом он проводил меня на автобус. По дороге зашёл в киоск, предложил купить мне сок, но я отказалась. Попросил, чтобы я подождала его снаружи. Когда мы проходили мимо пруда, он от меня немного отстал. Типа, сходил по нужде. Мы пришли на автостанцию. Он посадил меня в автобус, помахал рукой и ушёл. Надо было купить билет. Я открыла сумку и не обнаружила кошелёк. Я вышла из автобуса и пошла к его матери. А. там не было. Я объяснила его матери ситуацию. Она мне стала доказывать, что мой кошелёк украли другие гости. Но только А. один оставался с моей сумкой. Она дала мне деньги на проезд. Я уехала к себе. Но на следующее утро вернулась. Сходила в милицию, написала заявление. Мы зашли к нему. А. открыл дверь. Его допросили. Он во всём признался.

Милиционеры осуждали меня за то, что я решила с ним попрощаться. Но это был последний раз, когда я видела его в своей жизни.
Он, конечно, обещал возместить деньги. Но я понимала, что он врёт.
Написала его матери гневное письмо. Типа, как вы могли воспитать сына-вора и обманщика, который из-за своих привычек стал изгоем в обществе.
Как будто я сама чем-то лучше. Бросила его в трудной жизненной ситуации. Ничем ему не помогла. Только сделала его жизнь хуже. Стыдилась, что у меня был парень, который попал в тюрьму.

https://youtu.be/hBV0G1ZKIQ4?si=mNP_0GKy1GBGTbBj

Вчера<< 14 января >>Завтра
Лучшая история за 04.05:
Был в моей нелепой до удивления жизни период, когда приходилось ездить между небольшими городками. Причем избегая асфальтовых дорог. И только по ночам. А если полная луна, то даже фары выключал. Девяностые, сами понимаете. Возил товар-какой-не ведал и сопровождающего. И вот в очередную такую ночь в сопровождение впервые выделили женщину. Лет под сорок, красивая и спокойная.

И надо так случиться, что прямо при въезде на грунтовку нас чудом не сбил Камаз. Вырвался дурак с какого-то поля, перескочил дорогу в сантиметрах от бампера, и ухнул в темноту другого поля. Я тормознул, закурил. А женщина - никакой истерики. Только пистолет обратно в сумочку укладывает.

Ну что? Хлебнул чифиря из термоса, успокоился. Двинулись. И вот на тебе - читать дальше
Рейтинг@Mail.ru