Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
28 января 2017

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Нет, я все же определенно посидел на скамейке, где трахались блоггеры. Иначе откуда такая страсть к графомании? Уж простите.
******
...вот чего я не люблю, это когда после экватора застолья участники расходятся по половым признакам, и в мужской части кто-то,уже красный, начинает возбужденно описывать «случай на работе». Тут я хочу сказать, что подобные истории везде и всегда одинаковы. И заканчиваются обычной, куцей моралью: я​ ​мол -молодец​, а вокруг — тупые лентяи. И жополизы. И меня не ценят. И все это пересыпается кучей незнакомых фамилий и терминов...

Нет, лучше уж перебраться к слегка захмелевшим дамам и послушать их тихие и понятные, прекрасные и простые истории. И вот — одна из них.

«После института мы с мужем уехали по распределению. Это был маленький полусекретный городок. Тысячи две км от родителей. Чтобы позвонить, нужно было идти на переговорный пункт.... правда, дикость? Поэтому общались открытками. То есть редко. И так получилось, что свекровь так и не узнала о моей начавшейся беременности. Она заболела, и как-то быстро умерла. И жизнь пошла уже без нее. Родилась девочка. Потом пошла в сад. И как-то так получилось, что я подружилась с дочкиной воспитательницей Женей (это, кстати, была отдельная песня. Работ для женщин в городке было мало. Поэтому в воспитатели принимали только с высшим педагогическим. Но это к слову).
Однажды я пригласила Женю в гости. Они пришли семьей и мы здорово посидели. А под конец она подвела меня к румынской «стенке», где за стеклом стояли семейные фото, и спросила, показывая на свекровь: «а кто это?». Я объяснила. Женя как-то задумалась, кусая губы, а потом все же решилась. И рассказала, что как-то видела странный и пугающий сон. Как будто она, как обычно, вывела детей на прогулку, когда к забору подошла пожилая женщина. Вежливо попросила показать нашу дочку (а она, мол, родственница). Женя показала. Та посмотрела, поулыбалась (какая хорошенькая!) и даже прослезилась Женя спросила «может, позвать», но женщина даже замахала руками. «Нет, нет! Нельзя! Я только узнать!» И потом как-то исчезла.
А теперь воспитательница увидела это же лицо на нашем фото...
Дочка 5 лет недавно спрашивает:
- Пушкин умер?
- Да.
- А кто же теперь стихи писать будет?
К слову о вине для "приличных" людей. Рассказ ныне давно покойного Семеныча.
Было это в начале семидесятых. Сестра Семеныча, в юности уехавшая учиться в Москву и оставшаяся там, пригласила его на свадьбу дочери. На свадьбу без подарков не ездят. А что может быть такого в селе за стопервым километром, чего в Москве не видели? Ну не морковку же с картошкой дарить. Покумекал Семеныч и решил дарить самогонку. Гнали ее все. Огород ли вспахать, дрова ли привезти, без бутылки никак. А казенная дорогая. Но такой как у него, ни у кого не было. Настояная на травах и ягодах, крепкая и без запаха. К месту пришлись и пять старинных бутылок, найденых при ремонте сарая. Продукт был разлит, закрыт настоящими пробками и запечатан сургучом. В дороге Семеныч подзадержался и приехал к уже накрытым столам. Увидев которые он решил не позориться. На столах было ВСЕ. Улучив момент он просто выставил свою самогонку на стол и сделал вид, что он тут не причем. Потом его отвлекла сестра и когда стали рассаживаться, его бутылок уже не было. Убрали от стыда, понял он. Погуляли хорошо, весело. С отцом жениха даже немножко задружился на почве рыбалки. На третий день, за отвальным столом, только для своих, хозяин похвастался, что есть у него такое вино, какое не у всякого есть. И выставил на стол его самогонку.
Давно было, лет пятнадцать тому, познакомились с девушкой, совершенно случайно. Не помню, вроде я ей что-то донести помог, разговорились, так приятно поболтали, слово за слово, договорились встретиться, встретились, в кафе посидели, потом такой момент, вроде и расставаться жалко, и надо делать какой-то следующий шаг, и тут она говорит:
- А вы на машине?
- Да, - говорю, - на машине. А что?
- Да меня, - говорит, - на выходные друзья на дачу пригласили, а как туда добраться непонятно. Там такая глухомань, автобус два раза в день, может поедем вместе? Ну, если у вас конечно других планов на выходные нет.
- Планов, - говорю, - нет. Но удобно ли?
- Ой! - смеётся, - Удобно! Я им про вас рассказывала! И потом, если что, мы же всегда вернуться сможем.
Вот этим "мы сможем" она меня конечно окончательно очаровала и подкупила, даже тепло внутри разлилось.
- Конечно едем! - говорю.

Выехали в пятницу, ближе к вечеру, я её подобрал как договаривались на Октябрьской, у Дома детской книги. Был конец октября или начало ноября, но снега ещё не было, точно. Ехали где по карте, где-то она дорогу помнила, где-то как повезёт. Пару раз проскакивали нужный поворот и возвращались обратно. Но всё это весело, без нервов, с хорошей девушкой не скучно, на крайний случай можно заблудиться и в поле заночевать. Дорогу помню смутно. Сперва по Калужке, за Сосенками свернули вправо, потом полями, лесом, мимо заброшенного пионерлагеря, потом через деревню какую-то, деревню проехали, она говорит:
- Уже недалеко, километров десять осталось.

Время было к полуночи, дорога пустая, ни людей ни машин. Действительно глухомань. Подмосковье, знаете, я не раз удивлялся, смотришь, кажется каждый квадратный метр застроен и обжит, а поездишь, иногда в такие дебри попадёшь, не то что прошлый век, мезозой. И вот только мы от деревни отъехали, с километр наверное, или чуть больше, и пошел снег. Да какой снег! Я такого снегопада и не помню, по крайней мере в дороге, за рулем. Снег такой, как будто облака на землю упали. Медленный, крупный, и густой-густой. Такой густой, что фары просто упёрлись как в белую ослепительную стену, и всё. Сперва ехали как крались, потом встали совсем. Всё вокруг моментально покрылось белым, и мало того что ничего не видно, так ещё и совершенно непонятно, где дорога, где обочина, где встречка, где кювет. Чуть довернул, и в поле уехал. Полная дезориентация в пространстве. Снежная невесомость.

Стоим короче. Где встали, там и стоим. Прямо посреди дороги. Не может такой снегопад продолжаться долго. А он всё не кончается и не кончается. И тут попутчица моя прекрасная говорит:
- А знаете, давайте я выйду, и пойду вперёд. А вы за мной тихонько поедете. Тут недалеко уже. А то ведь так можно и до утра простоять!
Наверное она это в каких нибудь фильмах про войну видела. Я и сам что-то такое смутно припомнил.
- Ну, давайте, - говорю, - если хотите. Что ж сидеть, действительно.

Она вышла, и пошла вперёд, сгребая по пути перчаткой снег с крыла машины.
И вот только тут я полной мерой оценил, какой плотности этот снегопад. Она буквально один шаг от капота вперёд сделала, я на секунду глаза отвёл, передачу воткнул, и всё. Как дверь за ней закрылась.

Я ещё посидел чуть-чуть, думаю, - сейчас увидит, что я не еду следом, и вернётся. Посидел-посидел - нету. Вышел, - темень, снег, руку протянешь ладони не видно. Следы засыпает мгновенно. Машину заглушил, прислушался. Тишина. Покричал. Даже не помню, как её звали, Марина вроде. Покричал "Ма-ри-на! Ма-ри-на!". Ничего. Подумал - разыграть решила. Пошутить. Стоит поди где нибудь в паре метров и хихикает надо мной. Попробовал пойти вперёд, шел пока видел свет фар, снова покричал, постоял, покурил. Вслушивался в тишину так, что аж в ушах заломило. Вернулся, сел в машину, фары выключил, один черт ничего не видно, только слепит, оставил габариты, включил аварийку, посидел-посидел, и задремал.

Очнулся под утро. Снег кончился. Впереди на асфальте чернели следы от машины, видно как меня кто-то ночью, уже после снегопада, объезжал. Посидел, глаза протёр, чаю попил, на карту посмотрел, правда километров десять до того места, которое она называла. Поехал. Доехал, там черт ногу сломит. Дачи, стройки какие-то, коровники старые. Покружил-покружил, думаю - а что я ищу? Так и поехал обратно.

И всё. Ни фамилии, ни адреса, ни телефона, ни где работает, ни куда делась.
Вышла в снегопад.
Только запах духов в салоне дня три ещё держался.
А может мне мерещилось просто.
У меня племянница, 5-ти лет от роду, севшую на окно осу пыталась "увеличить" раздвигая пальчики по стеклу. Думала, что как на смартфоне она должна увеличиться. Новое поколение!
7
Разбираюсь с телефоном, вбиваю в поисковике "управление панелью навигации". Гугл предлагает продолжить "... космического корабля восток-1".
Стало как-то страшно за отечественную космонавтику.
6
Свела меня жизнь с одним мужичком, которого Партия направила учится собирать Жигули на итальянскую фирму Фиат, вместе с другими работягами и инженерами.
Учились они хорошо, но через пару недель их пребывания случилась на Фиате забастовка рабочих. Профсоюз с красными флагами перекрыл все входы, никого не пускают на завод, а у наших загранкомандировка, партия валюту тратит...
Короче, подошёл тот мужичок к их главному с "матюкальником" и говорит, через переводчика-"молодец, комрад, хорошо борешься с проклятыми буржуинами. Но мы коммунисты, из страны победившего коммунизма! поэтому, ты быстренько пропусти нас и тех, кто должен нас обучать, потом борись дальше!"
Чо, тут началось!!!!! Ему до сих пор страшно вспоминать.
Как этот их главный, как начал орать в "матюгальник" - "какие вы коммунисты - вы штрейкбрехеры! продались в рабство своему хозяину за десяток лир и готовы ради увеличения доходов своего хозяина предать своих братьев - рабочих!!!"
Короче, до конца забастовки, они на завод так и не попали... а он впервые задумался - а не рабы ли мы?
А может хозяином раба быть - государство? Какая разница - твой хозяин человек или государство?

Почему, если СССР страна победившего социализма то, самое страшное преступление в ней - это борьба наёмных работников за свои права?
Гуляем с ребенком в лесу, наблюдаем за учениками ближайшей школы: у них физкультура на улице - лыжи. Стоят, толкаются в очереди перед спуском с горки, слышим диалог:
- Ашот, ты у себя в Ташкенте будешь права качать!
- Почему в Ташкенте?
- А ты откуда?
- Из Армении.
- Ну тогда в Тбилисси!
Каюсь, не подгадал к Татьяниному дню. Да ладно, и запоздалая байка всяко лучше нетовой.
В университете на экзамены обычно ходил после обеда. Народу у дверей тогда поменьше, экзаменатор притомился, да и учебник полистать времечко еще остается.
А тут приперся на зачет с утра. Предмет знал так себе. Думал: не сдам, так сразу.
У дверей действительно очередь приблизительно до обеда. И все сплошь девчонки – их и вообще-то было у нас три четверти курса. Ну, нервничают, суетятся, очередь блюдут.
Наблюдаю.
Заходит одна. Выходит. Вынос!
Идет другая. Быстренько вынос.
Идет бодро третья. Вынос!
Девчата замешкались. Помявшись у двери, пошла четвертая. Вынос!
Сбились в стайку, шушукаются. Мимо них внаглую без очереди – была-не была – в дверь.
Экзаменатор вообще-то незнакомый. Так, пару раз лекции читал, фамилии даже не знаю.
Подаю зачетку, ставлю портфель на соседний стол, с солидной уверенностью достаю листок бумаги, ручку. Поворачиваюсь, а он у меня уже что-то в зачетке пишет. Складывает и вместо экзаменационного билета ее подает.
Открываю. Так, зачет, подпись. Экзаменационный лист: зачет, подпись.
В шоке:
- И все?
- Да все. Следующий пусть заходит.
Выхожу в растерянности. Девчонки хором:
- Ну как, сдал?
- Не знаю.
Открываю зачетку. Все правильно. Зачет, подпись. Экзаменационный лист – зачет, подпись.
Иной раз вспоминаю об этом. Но до сих пор так и не понял: а что это было? Но фамилию его теперь крепко помню.
Вечереет. На давно уже повидавшем всякие виды «уазике» возвращаемся вдвоем с Шурой – водителем и фотокорреспондентом из дальнего лесопункта. Весь день мотались по делянкам от бригады к бригаде ради сотни строк о трудовых буднях лесозаготовителей в районной газете. Вот еще километра четыре по прямой как по ниточке лежнёвке (кто не в курсе – это выстеленные на поперечинах из бревен, а то и прямо по земле две колеи из бревен же только под колеса, лишь изредка, кое-где и кое-как присыпанные гравием), потом с полста километров по трассе – сносной грунтовке, еще чуток бетонкой и мы дома.
А пока Шура нудно пилит на второй. Едва катим, но все равно потряхивает и клонит в сон.
- Интересно, - нарушает Шура наше долгое усталое молчание, - а с закрытыми глазами по этой лежневке далеко ли проеду?
- А попробуй, - отвечаю равнодушно.
Шура вдруг надвигает на глаза шапку… Прямо тут же «уазик» ныряет носом с лежнёвки в сторону.
Выходим и очень огорчаемся: машина лежит поперек брюхом на одной деревянной колее, задком упирается в другую, все четыре колеса болтаются высоко в воздухе…
Дела-а. Лесовозы уже прошли и туда, и обратно, а больше здесь никто не ездит. Придется обходиться своими силами.
Ну, я-то старался сдерживаться и помалкивать. Но Шура матерился, не переставая все три часа, что потребовались, чтобы домкратом и вагами выставить «уазик» на «лежневку».
Дальше доехали благополучно.

Вчера<< 28 января >>Завтра
Лучшая история за 16.09:
ССЫКУН

Я и раньше встречал его, то на дороге, то на тротуаре. И каждый раз я не мог не остановиться, чтобы не полюбоваться этим зрелищем и не только я один, все прохожие смотрели ему вслед и улыбались.
Представьте себе мужика на маленьком электросамокате, он мчится с бешеной скоростью - пятнадцать километров в час, но выглядит при этом, как будто бы пытается побить мировой рекорд на дне высохшего озера. Я бы ещё понял - велосипедный шлем, ну, на худой конец - мотоциклетный, мало ли, человек только учится и боится навернуться. Но тут был другой случай. Помимо мотошлема и перчаток, самокатчик был экипирован как терминатор перед сражением с черной дырой: «черепаха», плечи, нагрудник, локти и колени на шарнирах, под штанами выпирали читать дальше
Рейтинг@Mail.ru