Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
28 февраля 2015

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Что такое телефон будущего?
Это -- аппарат с кнопочным набором и устройством для автоматического набора, телефонная трубка и громкоговоритель, электронный дневник на двадцать лет и личный адресный справочник владельца, телефонный справочник, счетно-решающее устройство, часы, звукосигнализатор, клавиатура. Во всяком случае, именно таким видят его английские конструкторы...
Основа аппарата -- восьмиразрядный микропроцессор с достаточно обширной памятью в шестьдесят четыре тысячи байтов. Этот аппарат можно использовать в качестве телексного устройства и электронной записной книжки. Только вот научиться управляться с этой бездной возможностей будет совсем не легко, может быть, придется организовать специальные курсы и по окончании их сдавать экзамен на право поговорить по телефону.
Знание-сила. 1987 год, номер 1, стр 117.
1
Возвращаемся с "Шоу фейерверков". Детёныш (три с половиной года) все 50 минут представления сидел, как завороженный. В машине его прорвало.
Обнимает меня с заднего сиденья за шею:
- Мамочка, я такой счастливый! Спасибо, что ты меня родила.
В детском саду воспитательница говорит:
- У нас в группе два Коли. Что делать?
Мой предлагает:
- Зовите меня Николай первый...
Принесла мне как-то девушка ноутбук, ну, мол, тыжпрограммист, поменяй винду. Пока я делал вид, что занимаюсь тыжпрограммированием, она плавно убрала мне всю квартиру и приготовила кушать, ну, нормальный обмен, но я о другом.

У девушки на компе стоял вирус (назывался «TimeToSex»), написанный видимо предыдущим тыжом. Всё, что делал вирус - это нагружал оперативку, и время от времени (один-два раза в неделю) он перезагружал ОС, с постоянным обновлением, без возможности отменить его, а девушка постоянно ходила к нему, чтобы «поменять винду».

Вирус я, конечно, удалил, но на заметку взял. В жизни пригодится.
13
Заходили с дитём в магазин. Взяли что нужно, отдали денежку, продавщица даёт сдачу, а я как-то не удержала её, смотрю пятирублёвая монетка упала. Говорю малышу:
- Зайчик, подними пожалуйста.
Тут рядом стоящий мужик наклоняется, поднимает денежку и отдаёт мне со словами:
- Я, конечно, не зайчик..
На что мой ребёнок возмущенно парирует:
- Зачем тогда поднимал?!
12
Построили в городе новый микрорайон. Компактно несколько многоэтажек, внутри школа, детский сад, аптека, магазин, в общем, все как обычно. Вскоре приехали радостные новоселы, стали там жить-поживать и добра наживать.
Но через несколько дней они обнаружили одну неприятность. Оказывается, за ближайшими кустами проходила железнодорожная ветка. Вела она к крупному заводу, и движение на ней было беспрерывным. Поэтому будни жителей всегда были раскрашены звуками товарняков: «тыдын-тыдын, тыдых-тыдых». Мало того, за микрорайоном ветку пересекала автомобильная дорога. То есть шлагбаум, семафор, железо из земли вырастает. И каждый проезжающий мимо машинист считал своим долгом в этом месте свистнуть, или гуднуть, не знаю как у них там. А некоторые, особо впечатлительные по два раза. А завтрашние пенсионеры, так и по три.
Короче говоря, дела у жителей этого микрорайона были неважные. Днем еще терпели, отвлекались, ночью вообще все было очень плохо. Кто-то, не вытерпев переезжал, на их место селились другие. И так без конца.
Потом в какой-то день и так невеселая жизнь превратилась в ад кромешный. Людям стало казаться, что проезжающие поезда сигналят, просто не переставая. Спать уже никто не мог, дети от страха писались, скорая помощь не успевала мотаться туда сюда.
Встретились как-то в очереди, в магазине доступной шаговости две соседки. И одна другой пожаловалась, мол, опять всю ночь не спала, гудят и гудят поезда. А вторая ей, так радостно, ты тоже слышишь, да. Это мой муж. Первая соседка, в смысле, муж? Вторая. Да муж у меня машинист. Ездит здесь мимо, выгоняет вагоны из заводского тупика на большую дорогу и обратно. Иногда за смену по четыре раза успевает обернуться. Ну и как-то сидим мы на кухне, ужинаем, смотрим в окно на проходящий поезд, он и говорит. А давай теперь, чтобы ты точно знала, что это я мимо еду, я буду тебе по пять раз гудеть. И ты меня с другими не спутаешь. Ну, я ему говорю, а давай. Вот он и гудит.
Ничего ей в ответ не сказала соседка, только вздохнула. Зато сказала мужикам во дворе, которые вечером пили там пиво. Дождались мужики с работы этого горе машиниста, отбуцкали его хорошенько.
На следующую смену пошел уже совсем другой, вразумленный человек, с лицом, похожим на семафор. С тех самых пор, и другие машинисты перестали гудеть на этом переезде, а мимо микрорайона стараются проезжать помедленнее.
Печальное зрелище - отделения Сбербанка. Хуже на планете Земля только Альфа, неумолимая фурия просроченных кредитов. Стараюсь не заходить в эти заведения без крайней необходимости, и заранее готовлюсь к цирку. Но сегодняшний превзошел. На входе мечутся клиенты, пытаясь воткнуть свои карты в многочисленные банкоматы. Между ними - девушка-краса, служба технической поддержки. "Извините, этот банкомат сегодня не работает!" - "А какой работает?" - "А никакой нигде не работает! Всё упало, всё подвисло!" - радостно сообщает девушка. "А на прием наличных работает?" - "Да, работает, а на выдачу - нет!"

Интересная коммерческая идея, задумался я - слава богу, мне нужно было только внесение наличных и их перевод в обратную часть шарика. Пока возился, считывая с фотки вотсапа цифирки, у соседнего банкомата нарисовались мощные мужики в камуфляже, пистолеты с открытыми кобурами, и вскрыли банкомат. "А, понятно, почему тут всё зависло - наши программисты побывали! Щас скажу кто" - весело сказал мужик, всматриваясь вглубь банкомата - "Ну да, Мицкевич! Гандоны и клава - он точно!"

Я несколько ауел и тоже перекосил взор внутрь соседнего банкомата. Впервые в жизни увидел банкомат изнутри. Там сверху полочка оказывается есть, на ней криво лежала маленькая клавиатура и две серебристых упаковки китайского производства - такие рублей по 8 каж продаются.

"А как ты понял, что это именно Мицкевич?" - почтительно спросил доктор Ватсон, пардон второй инкассатор.

"А он нас гандонами называет! Послания вещами, блин. Вот видишь, тут и о тебе сказано - он знает, что я всегда прихожу с напарником"

"Но что он хотел сказать клавиатурой!?"

"Знаешь, гандоны многие программеры нам оставляют, но забыть при этом клаву - такой долбоеб только один у нас, а именно Мицкевич. Моя теперь будет, конфискую!"

Самое смешное, что всё это правда - отделение Сбербанка на метро Семеновская, около 19 ч 27 февраля 2015 года. Фамилию несчастного программера я из гуманных соображений слегка исказил.
Александра Григорьевна. Судьба Врача.

Сашенька приехала в Санкт-Петербург 16-ти лет от роду, 154 сантиметров росту, имея:
- в душе мечту – стать врачом;
- в руках чемодан с девичьими нарядами, пошитыми матушкой;
- за пазухой – наметившиеся груди;
- в редикюле:
- золотую медаль за окончание захолустной средней школы,
- тщательно расписанный отцом бюджет на ближайшие пять лет,
- первую часть бюджета на полгода вперед,
- записку с адресом двоюродного старшего брата, студента.
Лето 1907 года предстояло хлопотливое:
- устройство на новом месте;
- поступление на Высшие Медицинские Курсы, впервые в Российской Империи принимавшие на обучение девиц;
- и…с кем-нибудь из приятелей брата – желательно и познакомиться…

На следующий же день, едва развесив свои тряпицы, не сомкнув глаз Белой Питерской ночью, Сашенька, ломая в волнении пальчики и непрерывно откидывая завитые локоны, отправилась в Приёмную Курсов.

Ректор, громадный бородач, впоследствии – обожаемый, а сейчас – ужасный, с изумлением воззрился на золотую медаль и ее обладательницу.
- И что же ты хочешь, дитятко? Уж не хирургом ли стать? – спросил он Сашеньку, с ее полными слез глазами выглядевшую едва на 12 лет.
-Я…я…- запиналась Сашенька, - я…всех кошек всегда лечила, и…и перевязки уже умею делать!...
-Кошек?! –Ха-ха-ха! – Его оскорбительный хохот, содержавший и юмор, и отрицание ветеринарии в этих стенах, и еще что-то, о чем Саша начала догадываться лишь годы спустя, резанул ее душевную мечту понятным отказом….
- Иди, девочка, подрасти, а то с тобой…греха не оберешься, - двусмысленность формулировки опять же была Саше пока не понятна, но не менее обидна.

Брат, выслушав краткое описание происшедшего события, заявил:
- Не волнуйся, у меня связи в министерстве, будем к Министру обращаться! Я сейчас занят, а на днях это сделаем.

Кипение в Сашиной душе не позволяло ни дня промедления. И утром она отправилась в Приемную Министра.
В Империи тех лет, как и в любой другой империи, не часто столь юные девицы заявляются в Высокое Учреждение, и не прождав и получаса, на всякий случай держа в руке кружевной платочек, она вошла в огромный кабинет, в котором до стола Министра было так далеко, что не гнущиеся ноги ее остановились раньше средины ковровой дорожки…

Пенсне Министра неодобрительно блеснуло на нее любопытством.
- Итак, чем обязан…столь интересному явлению? – услышала Саша, твердо помня свои выученные слова.
- Я золотой медалист, я хочу стать врачом, а он...(вспомнился ректор)… а он - предательский платочек САМ потянулся к глазам, и слезы брызнули, едкие, как дезинфицирующий раствор из груши сельского фельдшера, которому Саша помогала перевязывать ссадину соседского мальчишки.

В руках Министра зазвонил колокольчик, в кабинет вошла его секретарь – властная дама, которая перед этим пропустила Сашеньку в кабинет, сама себя загипнотизировавшая недоумением и подозрением: где же она видела эту девочку….

В последствии оказалось, это было обычное Ясновидение… потому что ровно через 30 лет она встретила Александру Григорьевну в коридоре среди запахов хлорки, болезней и толкотни, в халате и в образе Заведующей поликлиникой, полную забот и своего Горя, только что, по шепоту санитарок, потерявшую мужа (и почти потерявшую – сына) …и ТОГДА, уже не властная, и совсем не Дама, а униженная пенсионерка, она вспомнила и поняла, что именно этот образ возник пред нею в июльский день, в приемной….в совсем Другой Жизни…

А сейчас Министр попросил принести воды для рыдающей посетительницы, и воскликнул:
- Милостивая сударыня! Мадемуазель, в конце концов – ни будущим врачам, ни кому другому - здесь не допускается рыдать! Так что, как бы мы с Вами не были уверены в Вашем медицинском будущем – Вам действительно следует немного …повзрослеть!

Наиболее обидно – и одновременно, обнадёживающе – рассмеялся брат, услышав эту историю – и в красках, и в слезах, и в панталончиках, которые Саша едва прикрывала распахивающимся от гнева халатиком.

- Так в Петербурге дела не делаются, - сообщил он высокомерно и деловито.
- Садись, бери бумагу, пиши:
- Его Превосходительству, Министру….написала?...Прошу принять меня …на Высшие…в виде исключения, как не достигшую 18 лет….с Золотой Медалью…написала?...
-Так, теперь давай 25 рублей….
- Как 25 рублей? Мне папенька в бюджете расписал – в месяц по 25 рублей издерживать, и не более…
- Давай 25 рублей! Ты учиться хочешь? Папенька в Петербургских делах и ценах ничего не понимает….Прикрепляем скрепочкой к заявлению…вот так….и завтра отдашь заявление в министерство, да не Министру, дура провинциальная, а швейцару, Михаилу, скажешь – от меня.

…Через три дня на руках у Сашеньки было её заявление с косой надписью синим карандашом: ПРИНЯТЬ В ВИДЕ ИСКЛЮЧЕНИЯ!
- Я же сказал тебе, у меня СВЯЗИ, а ты чуть всё не испортила…
Ехидство брата Сашенька встретила почти умудренной улыбкой…Она начинала лучше понимать столичную жизнь.

Пять лет учебы пробежали:
- в запахе аудиторий и лекарств;
- в ужасе прозекторской и анатомического театра;
- в чтении учебников и конспектов;
- в возмущении от столичных ухажеров, не видевших в Сашиных 154 сантиметрах:
- ни соблазнительности,
- ни чувств,
- ни силы воли, силы воли, крепнувшей с каждым годом…

И вот, вручение дипломов!
Опять Белая Ночь, подгонка наряда, размышления – прикалывать на плечо розу – или нет, подготовка благодарности профессорам…
Вручает дипломы Попечительница Богоугодных и Образовательных учреждений, Её Сиятельство Великая Княгиня – и что Она видит, повернувшись с очередным дипломом, зачитывая имя (и ВПЕРВЫЕ - отчество) его обладательницы:
- Александра Григорьевна….
- нет, уже не 12-летнюю, но всё же малюсенькую, совсем юную…а фотографы уже подбираются с камерами…предчувствуя…

- Милая моя, а с…сколько же Вам лет?...И Вы …ХОТИТЕ… стать …врачом?...
- Двадцать один год, Ваше Сиятельство! И я УЖЕ ВРАЧ, Ваше Сиятельство!
- Как же Вам удалось стать врачом…в 21 год?..
- У моего брата были связи …в министерстве…швейцар Михаил, Ваше Сиятельство, и он за 25 рублей всё и устроил…
Дымовые вспышки фотографов, секундное онемение зала и его же громовой хохот, крики корреспондентов (как зовут, откуда, какой Статский Советник??!!) – всё слилось в сияние успеха, много минут славы, десяток газетных статей …и сватовство красавца вице-адмирала, начальника Кронштадской электростанции.

Кронщтадт – город на острове в Финском заливе – база Российского флота, гавань флота Балтийского.
Это судостроительный, судоремонтные заводы. Это подземные казематы, бункера для боеприпасов, это центр цепочки огромных насыпных островов-фортов, вооруженных современнейшими артиллерийскими системами.

Это наконец, огромный синекупольный собор, в который должна быть готова пойти молиться жена любого моряка – «За спасение на водах», «За здравие», и – «За упокой».
Это неприступная преграда для любого иностранного флота, который вдруг пожелает подойти к Петербургу.

Через поручни адмиральского катера она всё осмотрела и восхитилась всей этой мощью. Она поняла из рассказов жениха и его друзей-офицеров, что аналогов этой крепости в мире – нет. И вся эта мощь зависит от Кронштадской электростанции, значит от него, её Жениха, её Мужа, её Бога…

- Ярославушка, внучек… Помнишь, в 1949 году соседи украли у нас комплект столового серебра?. Так это мы с моим мужем получили приз в 1913 году, в Стокгольме, на балу у Его Императорского Величества Короля Швеции, как лучшая пара вечера.
Мы тогда были в свадебном путешествии на крейсере вокруг Европы…

А для меня и Ярослава, для нас – Стокгольм, 1913 год, были примерно такими же понятиями…как … оборотная сторона Луны, которую как раз недавно сфотографировал советский космический аппарат.
Но вот она – Оборотная Сторона – сидит живая, все помнит, всё может рассказать, и утверждает, что жизнь до революции была не серая, не темная, не тяжелая, а сияющая перспективами великой страны и достижениями великих людей.
И люди эти жили весело и временами даже счастливо.

…именно, с упоминания столового серебра – я и стал изучать:
- судьбу Александры Григорьевны, рассказанную ею самой (рассказы продолжались 10 лет), дополненную документами, портретами на стенах, записными книжками, обмолвками Ярослава.
- куски времени, единственной машиной для путешествие в которое были рассказы людей и книги…книги детства, с ятями и твердыми знаками, пахнущие кожаными чемоданами эмигрантов и библиотеками питерских аристократов…
- отдельные предметы:
- старинные телефонные аппараты – в коммунальных квартирах, у меня дома…
- открытки с фотографиями шикарных курортов в Сестрорецке – до революции…
- свинцовые витражи в подъездах Каменноостровского проспекта, целые и красивые вплоть до конца 70-х годов.

- Боренька, Вы знаете, какая я была в молодости стерва?
- Александра Григорьевна, что же вы на себя-то наговариваете?
- Боренька, ведь на портретах видно, что я совсем – не красивая.
- Александра Григорьевна, да Вы и сейчас хоть куда, вот ведь я – у Вас кавалер.
- Это вы мне Боренька льстите.
- Да, Боренька, теперь об этом можно рассказать.

…Я узнала, что мой муж изменяет мне с первой красавицей Петербурга…
Оскорблена была ужасно…
Пошла к моему аптекарю.
- Фридрих, дай-ка мне склянку крепкой соляной кислоты.
Глядя в мои заплаканные глаза и твердые губы, он шевельнул седыми усами, колеблясь спросил:
- Барыня, уж не задумали ли Вы чего-либо …дурного?..
Я топнула ногой, прищурила глаза:
- Фридрих, склянку!...
…и поехала к ней… и …плеснула ей в лицо кислотой…слава Богу, промахнулась…да и кислоту видно, Фридрих разбавил …убежала, поехала в Сестрорецкий Курорт, и там прямо на пляже …отдалась первому попавшемуся корнету!

Во время Кронштадтского Бунта в 1918 году, пьяные матросы разорвали моего мужа почти на моих глазах.
И что я сделала, Боря, как Вы думаете?
Я вышла замуж за их предводителя. И он взял меня, вдову вице-адмирала, что ему тоже припомнили…в 1937году, и окончательный приговор ему был – расстрел.
Сына тоже посадили, как сына врага народа.

Жене сына сказали – откажись от мужа, тогда тебя не посадим, и дачу не конфискуем.
Она и отказалась от мужа, вообще-то, как она потом говорила – что бы спокойно вырастить своего сына, Ярославушку.
Но я ее за это не простила, украла внука Ярославушку, и уехала с ним на Урал, устроилась сначала простым врачом, но скоро стала заведующей большой больницей.
Мне нужно было уехать, потому что я ведь тоже в Ленинграде была начальником – заведующей поликлиникой, и хотя врачей не хватало, хватали и врачей.
Там меня никто не нашел – ни жена сына, ни НКВДэшники…

Правда, НКВДэшники в один момент опять стали на меня коситься – это когда я отказалась лететь на самолете, оперировать Первого Секретаря райкома партии, которого по пьянке подстрелили на охоте.
Я сказала: у меня внук, я у него одна, и на самолете не полечу, вот, снимайте хоть с работы, хоть диплом врачебный забирайте.
Косились-косились, орали-орали – и отстали.

Но с самолетом у меня все же вышла как-то история.
Ехали мы с Ярославушкой на поезде на юг, отдыхать, и было ему лет 6-7.
На станции я вышла на минутку купить пирожков, а вернувшись на перрон, обнаружила, что поезд уже ушел.
Сама не своя, бросила продукты, выбежала на площадь, там стоят какие-то машины, я к водителям, достаю пачку денег, кричу, плачу, умоляю: надо поезд догнать!
А они как один смеются:
- Ты что старуха, нам твоих денег не надо, поезд догнать невозможно, здесь и дорог нет.

А один вдруг встрепенулся, с таким простым, как сейчас помню, добрым лицом:
- Тысяч твоих не возьму, говорит, а вот за три рубля отвезу на аэродром, там вроде самолеты летают в соседний город, ты поезд и опередишь.
Примчались мы за 10 минут на аэродром, я уже там кричу:
- За любые деньги, довезите до города (уж и не помню, как его название и было).

Там народ не такой , как на вокзале, никто не смеется, уважительно так говорят:
- Мамаша, нам ЛЮБЫХ денег не надо, в советской авиации – твердые тарифы. Билет в этот город стоит…три рубля (опять три рубля!), и самолет вылетает по расписанию через 20 минут.
…Как летела – не помню, первый раз в жизни, и последний…помню зеленые поля внизу, да темную гусеницу поезда, который я обогнала.
Когда я вошла в вагон, Ярославушка и не заметил, что меня долго не было, только возмущался, что пирожков со станции так я и не принесла.

На Урале мы жили с Ярославушкой хорошо, я его всему успевала учить, да он и сам читал и учился лучше всех. Рос он крепким, сильным мужичком, всех парней поколачивал, а ещё больше – восхищал их своей рассудительностью и знаниями. И рано стали на него смотреть, и не только смотреть – девчонки.

А я любила гулять по ближним перелескам. Как то раз возвращаюсь с прогулки и говорю мужику, хозяину дома, у которого мы снимали жилье:
- Иван, там у кривой берёзы, ты знаешь, есть очень красивая полянка, вся цветами полевыми поросла, вот бы там скамеечку да поставить, а то я пока дойду до нее, уже устаю, а так бы посидела, отдохнула, и ещё бы погуляла, по такой красоте…
- Хорошо, барыня, поставлю тебе скамеечку.

Через несколько дней пошла я в ту сторону гулять, гляжу, на полянке стоит красивая, удобная скамеечка. Я села, отдохнула, пошла гулять дальше.
На следующий день говорю:
- Иван, я вчера там подальше прогулялась, и на крутом косогоре, над речкой – такая красота взору открывается! Вот там бы скамеечку поставить!
- Хорошо, барыня, сделаю.

Через несколько дней возвращаюсь я с прогулки, прекрасно отдохнула, налюбовалась на речку, дальше по берегу прошлась…
И вот подхожу к Ивану, говорю ему:
- Иван, а что если…
- Барыня – отвечает Иван, - а давай я тебе к жопе скамеечку приделаю, так ты где захочешь, там и присядешь….

После смерти Сталина нам стало можно уехать с Урала.
Ярославушка поступил в МГИМО.
Конечно, я ему помогла поступить, и репетиторов нанимала, и по-разному.
Вы же понимаете, я всегда была очень хорошим врачом, и пациенты меня передавали друг другу, и постоянно делали мне подарки…
Не все конечно, а у кого была такая возможность.
У меня, Боренька, и сейчас есть много бриллиантов, и на всякий случай, и на черный день. Но по мелочам я их не трогаю.

Однажды мне потребовалось перехватить денег, я пошла в ломбард, и принесла туда две золотых медали: одну свою, из гимназии, другую – Ярославушки – он ведь тоже с золотой медалью школу закончил.
Даю я ломбардщику эти две медали, он их потрогал, повернул с разных сторон, смотрит мне в глаза, и так по-старинному протяжно говорит:
- Эту медаль, барыня, Вам дало царское правительство, и цены ей особой нет, просто кусочек золота, так что дать я Вам за нее могу всего лишь десять рублей.
А вот этой медалью наградило Вашего внука Советское Правительство, это бесценный Знак Отличия, так что и принять-то я эту внукову медаль я не имею права.
И хитровато улыбнулся.

-Боренька, вы понимаете – почему он у меня Ярославушкину медаль отказался взять?
-Понимаю, Александра Григорьевна, они в его понимании ОЧЕНЬ разные были!
И мы смеемся – и над Советским золотом, и над чем-то еще, что понимается мною только через десятки лет: над символической разницей эпох, и над нашей духовной близостью, которой на эту разницу наплевать.

-Ну да мы с Ярославушкой (продолжает А.Г.) и на десять рублей до моей зарплаты дотянули, а потом я медаль свою выкупила.

Он заканчивал МГИМО, он всегда был отличником, и сейчас шел на красный диплом. А как раз была московская (Хрущевская) весна, ее ветром дуло ему:
- и в ширинку (связался с женщиной на пять лет старше его; уж как я ему объясняла - что у него впереди большая карьера, что он должен её бросить – он на всё отвечал: «любовь-морковь»);
- и в его разумную душу.

Их «антисоветскую» группу разоблачили в конце пятого курса, уже после многомесячной стажировки Ярославушки в Бирме, уже когда он был распределен помощником атташе в Вашингтон.
Его посадили в Лефортово.

Я уже тогда очень хорошо знала, как устроена столичная жизнь…
Я пошла к этой, к его женщине.
- Ты знаешь, что я тебя не люблю? – спросила я у нее.
- Знаю, - ответила она.
- А знаешь ли ты, почему я к тебе пришла?
- …..
- Я пришла потому, что Ярославушка в Лефортово, и мне не к кому больше пойти.
- А что я могу сделать?
- Ты можешь пойти к следователю, и упросить его освободить Ярославушку.
- Как же я смогу его упросить?
- Если бы я была хотя бы лет на тридцать моложе, уж я бы знала, КАК его упросить.
- А что бы тебе было легче его УПРАШИВАТЬ…
Я дала ей два кольца с крупными бриллиантами. Одно – для нее. Второе…для следователя…

Через неделю Ярославушку выпустили. Выпустили – много позже – и всех остальных членов их «группы».
Он спросил меня: а как так получилось, что меня выпустили, причем намного раньше, чем всех остальных?
Я ответила, как есть: что мол «твоя» ходила к следователю, а как уж она там его «упрашивала» - это ты у неё и спроси.
У них состоялся разговор, и «любовь-морковь» прошла в один день.

Нам пришлось уехать из Москвы, Ярославушка несколько лет работал на автомобильном заводе в Запорожье, пока ему не разрешили поступить в Ленинградский университет, на мехмат, и мы вернулись в Петербург.

- Вы видите, Боря, мою записную книжку?
- Больше всего Ярославушка и его жена не любят меня за нее. Знаете, почему?
- Когда я получаю пенсию, (она у меня повышенная, и я только половину отдаю им на хозяйство), я открываю книжечку на текущем месяце, у меня на каждый месяц списочек – в каком два-три, а в каком и больше человек.
Это те люди, перед которыми у меня за мою долгую, трудную, поломанную, и что говорить, не безгрешную жизнь – образовались долги.
И я высылаю им – кому крохотную посылочку, а кому и деньги, по пять – десять рублей, когда как.

Вот следователю, который Ярославушку освободил – ему по 10 рублей: на 23 февраля и на День его Рождения…
Вот ей, его «Любови-Моркови» - по 10 рублей – на 8е марта, и на День её Рождения.
И много таких людей.
А может, кто и умер уже.
- Так с этих адресов, адресов умерших людей - наверное, деньги бы вернулись?
- Так ведь я - от кого и обратный адрес – никогда не указываю.

В 85 лет Александра Григорьевна, вернувшись из больницы с профилактического месячного обследования, как всегда принесла с собой запас свежих анекдотов, и решила рассказать мне один из них, как она сочла, пригодный для моих ушей:
«Женщину восьмидесяти пяти лет спрашивают: скажите пожалуйста, в каком возрасте ЖЕНЩИНЫ перестают интересоваться мужчинами?
- Боря, вы знаете, что мне 85 лет?
- Да что же Вы на себя наговариваете, Александра Григорьевна, Вы хоть в зеркало-то на себя посмотрите, Вам никто и шестидесяти не даст!
- Нет, Боря, мне уже 85.
Она продолжает анекдот:
Так вот эта женщина отвечает:
- Не знаю-не знаю (говорит Александра Григорьевна, при этом играет героиню, кокетливо поправляя волосы)…спросите кого-нибудь по-старше.

Через полгода ее разбил тяжелый инсульт, и общаться с ней стало невозможно.
С этого момента поток «крохотных посылочек» и маленьких переводов прекратился, и постепенно несколько десятков людей должны были догадаться, что неведомый Отправитель (а для кого-то, возможно, и конкретная Александра Григорьевна) больше не живет - как личность.
Многие тысячи выздоровевших людей, их дети и внуки, сотни выученных коллег-врачей, десяток поставленных как следует на ноги больниц – все эти люди должны были почувствовать отсутствие этой воли, однажды возникшей, выросшей, окрепшей, крутившей десятки лет людьми, их жизнями и смертями – и исчезнувшей – куда?

Хоронили Александру Григорьевну через 7 лет только близкие родственники, и я, ее последний Друг.

Ярослав окончил университет, конечно, с красным дипломом, защитил диссертацию, стал разрабатывать альтернативную физическую теорию, стараясь развить, или даже опровергнуть теорию относительности Эйнштейна. Сейчас он Президент какой-то Международной Академии, их под тысячу человек, спонсоры, чтение лекций в американских университетах, в общем, всё как у людей, только без Эйнштейна.

У Ярослава родился сын, которого он воспитывал в полной свободе, в противовес памятным ежовым рукавицам бабушки.
Рос Григорий талантливым, энергичным и абсолютно непослушным – мальчиком и мужчиной.
Как то раз Ярослав взял его десятилетнего с собой - помочь хорошим знакомым в переезде на новую квартиру.
Григорий услужливо и с удовольствием носил мелкие вещи, всё делал быстро, весело и неуправляемо.

Энергичная хозяйка дома занимала высокий пост судьи, но и она не успевала контролировать по тетрадке коробки, проносимые мимо неё бегущим от машины вверх по лестнице Гришей, и придумала ему прозвище – Вождь Краснокожих - взятое из веселого фильма тех лет.

Но смерть его была туманная, не веселая.

А наступившим после его смерти летом, в квартиру одиноких Ярослава и его жены Алёны позвонила молодая женщина.
Открыв дверь, они увидели, что у нее на руках лежит…маленькая…Александра Григорьевна.

У них появился дополнительный, важный смысл в жизни.
Выращивали внучку все вместе. Они прекрасно понимали, что молодой маме необходимо устраивать свою жизнь, и взяли ответственность за погибшего сына – на себя.

- Сашенька, давай решим эту последнюю задачу, и сразу пойдем гулять!
- Ну, только ПОСЛЕДНЮЮ, дедушка!
- Один рабочий сделал 15 деталей, а второй – 25 деталей. Сколько деталей сделали ОБА рабочих?
- Ну, дедушка, ну я не знаю, ну, давай погуляем, и потом решим!
- Хорошо, Сашенька, давай другую задачу решим, и пойдем.
- У дедушки в кармане 15 рублей, а у бабушки 25. Сколько всего у них денег?
- Ну дедушка, ты что, совсем ничего не понимаешь? Это же так ПРОСТО: у них – СОРОК рублей!

В один, не очень удачный день, та, что подарила им самые теплые чувства, что могли быть в их жизни, чувства дедушки и бабушки – она позвонила в их дверь, покусывая губы от принятого нелегкого решения.
Сели за стол на кухне, много поняв по глазам, ожидая слов, ни о чём не спрашивая.
- Ярослав, Алёна, вы такие хорошие, а я - и они обе с Аленой заплакали от ожидаемой бесповоротной новости.
- Он, мой жених, он из Москвы.
Ярослав и Алена чуть вздохнули. С надеждой.
- Но он не москвич. Он швейцарец. И у него заканчивается контракт.
- Он…мы…скоро уезжаем.

Теперь она живет со своей мамой и отчимом в Швейцарии.
Душе Александры Григорьевны, незаслуженно настрадавшейся, наконец-то проникшей через сына, внука и правнука в девичье обличье, легко и свободно в теле ее пра-правнучки.
Они обе наслаждаются видами гор и водопадов, трогают латунные буквы на памятнике войску Суворова – покорителю Альп, рядом с Чёртовым Мостом, ловят языком на ветру капли огромного фонтана на Женевском озера, ахают от крутых поворотов серпантинов, по краю пропасти.

Приезжая к дедушке и бабушке в гости, на свою любимую, хоть и дряхлую дачу, младшая Александра Григорьевна часто хвастается, как ей завидуют тамошние подруги: ведь в ушах у нее уже сверкают прошлой, Другой Жизнью, доставшиеся от пра-пра-бабушки – лучшие друзья девушек.

Примечание 2009 года: младшая Александра Григорьевна сдала на немецком языке экзамены в математический лицей в Цюрихе, преодолев конкурс в 22 человека на место.
Мы ещё о ней услышим!

© Copyright: Борис Васильев 2
Мне было 4 года.
Случай этот рассказала мне моя мама. Я сам этого не помню.
Ехали мы (мама, папа, я) в метро куда-то. Поезд остановился на станции и стоит с открытыми дверями – что-то там случилось. Тишина на станции гробовая, ведь 1982 год, - слышно лишь легкий гул стоящего поезда.
Я всегда был неусидчивый и бездействие для меня – это хуже наказания.
На весь вагон отца спрашиваю:
- Пап, а зачем людям нужны брови?
Батя, понимая, что его слышит полвагона, решил блеснуть эрудицией:
- Сынок, ну вот человек, когда много работает – устает, потеет, а брови нужны, чтобы пот в глаза со лба не попадал.
На что я закономерно спросил:
- А зачем тогда мама их выщипывает?
Занавес. Мама покраснела. Взрыв хохота, наверное, было слышно соседним вагонам.
14
Они среди нас.
Москва. Начало 2000-х годов (когда пересечение двух сплошных не каралось смертной казнью). Еду по Кутузовскому проспекту в центр, левый ряд. Около Триумфальной арки дружно останавливаемся, на встречной пусто - ясно, что ждем правительственный кортеж. Стоим. Чуть назад (метров 60) и слева (через две сплошные и пустую встречку) - поворот на улицу Барклая (ГАИ почему-то не было). Стоим. Впереди меня - Волга, резко трогается, уходит с разворотом налево и шустро двигается в сторону улицы Барклая. Видать, ждать замаялся... В этот же момент с места срывается девятка, что стояла перед Волгой и шестера в двух машинах позади меня. Догоняют Волгу, прижимают к обочине. Водила рыпнулся выйти из машины, на что по громкой связи услышал: "Сидеть". Кортеж проехал. Шестера и дявятка ушли вслед за ним. Волжанин отделался легким испугом...
Вспомнилось в связи с "28.02.2015, Н. ИСТ. ОСН. ВЫП.
Что такое телефон будущего?"
.....................................................................
"Знание-сила. 1987 год, номер 1, стр 117."
Кому интересно - найдет.
Тот же журнал. Один из зимних (как мне помнится) номеров - с ноября до февраля примерно, хотя могу и попутать что-то. Хорошо помню только то, что купил этот номер журнала в киоске на Московском вокзале города Горького, когда, будучи учеником десятого класса поселковой школы возвращался домой в поселок, не совсем тот самый, в котором ясные зорьки, но - тоже под городом Горьким, двадцать минут на электричке из Горьковского университета, где занимался в научном кружке для школьников (уж не помню, как правильно он и назывался-то).
Сажусь в электричку, открываю журнал на первой попавшейся странице и сразу же натыкаюсь на примерно такую фразу: "Таким образом можно считать, что за последние ПЯТЬСОТ ТЫСЯЧ лет ничего существенного на Земле не произошло."
В ужасе ищу начало статьи и имя автора, уж не псих ли, сбежавший из Ляхово (горьковчане, нынешние нижегородцы поймут). Оказалось - нет. Вполне уважаемый ученый, доктор наук, всяческий профессор да вдобавок, что в то время немало значило - еще и депутат и член ЦК.
Звание у него только слишком уж специфическое: доктор ГЕОЛОГО-МИНЕРАЛОГИЧЕСКИХ наук.
Всем бы нам такой взгляд на нынешнюю жизнь и нынешние политические события...
На нашей маленькой улочке много бездомных собак. В основном, тусуются возле мусорных баков: тяжелая жизнь нынче у братьев наших меньших. А как проезжает мимо какая-то машина, все дружно за ней бегут, гавкают, словно на жизнь свою собачью жалуются. Вот проезжает “Ford-Kuga”: собаки дружно вскакивают, преследуют врага традиционным “гав-гав” и опять возвращаются на свое обычное рабочее место. Вот к мусорным бакам подъезжает “Toyota-RAV4”, хозяин на ходу кидает мусорный кулек в бак. Молодец, попал. Майкл Джордан. Собаки дружно реагируют недовольным лаем и стометровой пробежкой. Наконец, к мусорным бакам подъезжает старенькая четверка. Никаких эмоций, собаки ее в упор не замечают. Такие вот, патриотические собачки.
Сегодня в метро, переход с Курской радиальной на Курскую кольцевую. Хмурый огромный мужик в невразумительном балахоне, только обрезанных строп парашюта за спиной не хватает, орет в трубку во все горло: "Ты ГДЕ??!! Что значит на Курской радиальной??!! Блин, выражайся проще!!! Что значит радиальная??!! Кольцевая чтоль?"
Не в обиду фанатам Рамштайна. Сам коллекцию их творчества имею, в комплекте с мощным усилителем и направленными в потолок колонками – отличная терапия для шумных соседей. Но это отдельная тема.
Как у меня оказалась эта кассета уточнять не буду. Любительская видеозапись концерта в Лужниках. 18 ноября 2001 года, если, конечно, дата в камере верно установлена была. Цена билета на дальние ряды, откуда по виду велась съёмка – 1200р. (парень сам похвастался билетом перед камерой). Для сравнения – пара котлет с чаем и печеньками в то время в нашей институтской столовой обходились примерно в 15. Сколько зрители из VIP-зоны отдали за возможность посмотреть полтора часа на своих кумиров, история умалчивает. Не спорю, шоу действительно дорогое, не бренчанье на гитаре в электричке. Качественное исполнение без фонограммы, спецэффекты на пять с плюсом. Кому интересно, посмотрите в ютубах. Но сейчас не об этом, остановлюсь лишь на одном из многих моментов. Песня «zwitter». В переводе – «гермафродит». Вся песня практически и состоит из повторяющегося слова «zwitter». А теперь представьте массовый психоз: многотысясная арена Лужников. Все, от находящейся на дальних рядах школоты до ну очень взрослых дядек в VIP-зоне подпрыгивают в такт музыке, вскидывают руки и громко подпевают, вернее, выкрикивают: «zwitter, zwitter!» («гермафродит, гермафродит!»)

PS. Понимаю, это работа на публику. Но когда толпа народа на весь зал вторит вокалисту: «гермафродит», пусть и на немецком, нормально?

Вчера<< 28 февраля >>Завтра
Лучшая история за 30.10:
Завхоз

Довелось мне в 1987 году лежать в клинике Святослава Федорова (МНТК МХГ), тогда еще новой и модной. И только попав туда, сразу услышал о странном завхозе (заведующий административно-хозяйственной частью по-современному).

- Не оставляйте еду в тумбочке, - шепотом сказала мне санитарка, - а то может завхоз прийти...

Да. О завхозе вслух не говорили. Только шепотом.
- Завхоз сегодня всю ночь в подвале дежурил – тихо обсуждали на посту.
- Ну и как?
- Все хорошо. Он проверил, дератизация не нужна.

О завхозе знали все.
- Где завхоз? А, он у Святослава Николаевича сегодня весь день в кабинете отдыхает.

Судя по разговорам, завхоз был личностью с причудами.
- Сегодня проверка, и пусть завхоз на административном этаже сидит, не вылезает. читать дальше
Рейтинг@Mail.ru