Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
02 августа 2014

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
(Из рассказов знакомого бизнесмена)
Преамбула:
В один из майских дней, с нетерпением ожидая отъезда в долгожданную поездку на яхте, я решил заказать себе довольно редкую книгу по истории города, чтобы было чем заняться в свободное от морских процедур время. Доставка производилась поздно вечером, я явно был последним в списке, и когда на моем пороге появился молодой человек вполне себе деревенского вида, я был очень рад. При передаче денег он парой цитат из принесенной книги похвалил мой выбор, показав тем самым, что явно читал предмет моей покупки. Так как книга была редкой (тираж всего пару тысяч экземпляров), да ещё и запечатанной, я был несколько удивлен. Но решил не подавать виду и ответить витиеватой цитатой на латыни - сказывались мои номенклатурные корни и пара высших образований. Но молодой человек с улыбкой ответил мне не менее витиевато, и на той же латыни. Курьер явно никуда не спешил - время было позднее и я был в его списке последним клиентом. Если честно, то я опешил. На дворе стояли не 90-е, а шел вполне таки 2005 год, бизнес у всех рос как на дрожжах вместе с нефтяными доходами, да и ко всему прочему откуда одетый практически в обноски парень знает латынь и читает такие редкие книги? Не любя загадок, я спросил напрямую:
- Ты что, латынь знаешь? На врача, что ли учился?
- Нет, на врача не учился, но латынь знаю. И произнес не просто цитату, а вполне таки осмысленную фразу на древнем и великом.
В общем, конгенетивный диссонанс нарастал.
- А может ты ещё что-нибудь знаешь, итальянский например? (Это была моя любимая шутка, ибо итальянский я знал ещё с МГИМО времен СССР).
- Ну знаю. И выдает фразу на итальянском.
В этом момент я уже выглядел как натуральный обдолбыш - разве что слюна не капала. Конечно, произношение у него было очень далеко от идеала, но фраза взята явно не из разговорника, да и построена была без единой грамматической ошибки.
- А французский? (это я спросил уже наобум).
- Тоже знаю. Далее следует несколько фраз на французском.
- Ты что, полиглот? Языковой ВУЗ заканчивал?
- Да нет, я всего 5 языков знаю, и ничего не заканчивал.
Все. Аут. Полный разрыв мозга. Слюна, наверное, уже капает - со стороны виднее.
- А что ещё знаешь?!
- Экономику, маркетинг предприятия, правила госзакупок...... список я прервал сам.
Сцена называлась "две дебила нашил друг друга".
Вернувшись отчасти к реальности, я задал наверное самый очевидный вопрос в этой ситуации:
- Извини конечно, но можно у тебя узнать - ПОЧЕМУ ты КУРЬЕРОМ работаешь???
- Так я всего 4 дня в Москве, денег нет, а тут платят каждый день. И с жильем помогли.
Мне оставалось только дать ему личную визитку и пригласить пообщаться в офис завтра с утра.
Наутро молодой человек продемонстрировал поистине огромные познания во всем чем только можно, начиная от компьютерных программ и заканчивая переводом международной деловой документации, был взят под белы рученьки в штат моей скромной фирмы и через пару лет совершенно заслуженно уселся в кресло моего первого зама.

Собственно, амбула:

На дворе стоял 94-й год. Дима, а так звали нашего героя, был обычным тихим парнем из неблагополучной семьи. Отец умер в последние годы советской власти, и мать, не находя себя от тяжести свалившихся на неё перемен первых лет новой власти, начала пить горькую во все возрастающем количестве. Их убитая двушка в хрущебе на окраине города находилась в мягко скажем неблагополучном районе. Соседями были старые бабки, те же алкаши и начавшие как грибы размножаться наркоманы. Учился Дима тогда в 11 классе, причем учился весьма средне - так как денег, зарабатываемых матерью в перерывах между запоями на еду хватало нечасто, ему приходилось подрабатывать как придется. Кто застал тот период, хорошо помнит, что в те годы было для 11-ти классника заработать денег даже на сносную еду, когда вокруг кандидаты наук торговали в палатках ножками буша. В общем, если не пускаться в криминал и все тяжкие, то это была изнурительная тяжелая работа, за которую платили гроши или вообще давали те же продукты. А криминала Дима очень не любил. Не будучи спортивным парнем, Диме часто доставалось от сверстников, а во дворе его просто не уважали. Единственной радостью в Диминой жизни была Света. Простая девушка из чуть более благополучной семьи. Они учились вместе в школе, и из дружбы к выпуску из школы разгорелся бурный роман. Свете повезло не сильно больше Димы - она была старшим ребенком в семье, но мать не скрывала, что её рождение было случайностью и испортило матери всю жизнь молодую. Отца она помнила постоянными пьянками и побоями матери, да и ей самой доставалось весьма часто. В конце 80-х отец загремел в колонию и через пару лет скончался там при невыясненных до конца обстоятельствах. Мать, наведя марафет на остатках былой красоты, быстро сумела охмурить вполне нормального военного и родить младшую сестру, в оной души не чаяла. А Свете теперь доставались упреки от матери по любому поводу - ибо она была постоянным напоминанием об отце и побоях. Но и это счастье было недолгим - офицерская зарплата начала 90-х показалась отчиму насмешкой над нормальным мужиком и он подался по "темную сторону силы". Откуда, как известно, в те годы часто не возвращались. "Партнеры по работе" сообщили Светиной матери печальную весть, оставили небольшую сумму денег в валюте и навек простились со стенами их дома. Светина жизнь становилась все более и более тяжелой - мать буквально выставляла её из дома, нередко отказывая в самом насущном. Девушкой Света была по общему мнению некрасивой, и выход на панель был для неё затруднен не только моральными, но и число физическими моментами.
В связи со всем вышеперечисленным молодые люди находили общий язык по любому поводу, и чувство их было абсолютно искренним.
Но вот прозвенел выпускной звонок, и перед ними открылись витиеватые дороги взрослой жизни. Приняв решение связать свои судьбы, они с легкостью и радостью получили разрешение Светиной мамы и "купили" за несколько бутылок разрешение мамы Димы (оба они были ещё несовершеннолетними). Далее было ПТУ (попробуй подготовься в институт, когда каждый день до ночи работаешь чтобы поесть, а особыми мозгами Дима не отличался) и замаячила армия.
Но через пару месяцев после 18-тилетия Димина мама отравилась поддельной водкой и из больницы уже не вернулась. После похорон мамы Дима вдруг резко понял всю жопу, в которой он оказался вместе с молодой женой, и принял весьма резкое и неординарное решение.
Он вспомнил, что давным-давно его бабушка, будучи в его возрасте, приехала покорять столицу из маленького городка, затерянного в Тверских лесах. Дима нашел под кроватью старый фотоальбом, и принял решение - валить. Причем срочно. Тут Диме со Светой повезло, причем наверное единственный раз за все эти годы по-крупному - Димину двушку удалось продать за рыночную стоимость и их никто не нагрел, что в те годы с учетом возраста продавца и его опыта в таких сделках было почти чудом. На купленные деньги Дима купил убитую машину- японку, собрал вещи и двинул на малую родину своей семьи. В городе его, конечно, никто не ждал. Дом давно уже был обжит родственниками, но сердобольные люди помогли за недорого приобрести у писавших от счастья от возможности уехать с хоть какими-то деньгами соседей вполне сносный участок с домом и огородом. Дом и машины были куплены за четверть полученной от московской квартиры суммы, но главное было впереди. С помощью родственников Дима конвертировал 200 вражеских бумажек, оные местный военком в руках держал чуть ли не впервые, в возможность забыть слово армия (и это с учетом Чеченской кампании) и жить спокойно своей жизнью. После чего Дима со Светой сделали главный и завершающий аккорд - наняв грузовую машину и съездив на московскю барахолку, они затарились .... КНИГАМИ. Тысячами книг, словарей, учебников, кассетами с уроками иностранных языков и тп. Все это хозяйство заняло добрых 3/4 купленного дома. А так же был куплен компьютер и море обучающей литературы.
Жили наши молодожены тише воды и ниже травы - город был патриархальный и малюсенький, про бандитов там только сказки ходили, работы не было, но и брать-то у молодых было нечего - они стали жить как все натуральным хозяйством и обменом - редкую и интересную книгу удавалось иногда поменять на яйца, масло или другие ценные в повседневной жизни вещи. Разумеется, валюта (а её осталось с половину квартиры) тоже помогала, но о ней кроме молодых никто не догадывался.
Так прошло почти 10 лет. Была прочитана вся библиотека (пару раз обновлявшаяся книгами по бизнесу), выучены языки. Выросла дочка, и ей уже нужно было идти в школу. Да и деньги кончились совсем. И вот, в мае 2005 года, оставив на месяц ребенка родственникам (городок маленький, с этим проблем там нет в принципе), окрепшие и крепко поумневшие:) Света с Димой поехали искать счастья в столице.
Остальное вы уже знаете.

P.S. Света сейчас работает гувернанткой у очень серьезных людей, и получает не меньше половины огромной Диминой зарплаты:)
Мой друг работает промышленным альпинистом. Однажды, отработав очередную халтуру у «нового русского», сидит в каком-то придорожном кафе в энном количестве километров от Москвы. Заказывает себе борщик, нарезку какую-то и пару котлеток, а на аперитив рюмочку текилы.
Девушка-бармен-официант лезет на табуретку, снимает с полки запыленную не пользующуюся видимо головокружительным спросом текилу, открывает, наливает, приносит стопку товарищу. Он выпивает, благодарит, просит еще одну (ну любит Леха текилу что поделать).
За этим всем из дальнего угла наблюдает компания небритых молодых людей. Напряженно так наблюдает…
Леха подзывает официантку и просит ее отнести четыре стопки водки заинтересованным товарищам. Та относит. Через несколько минут приносит ему еще одну рюмку текилы. Говорит – от дальнего столика. Леха благодарственно поднимает, смотрит на компанию, выпивает (вообще-то три рюмки на голодный желудок даже для него многовато). Те соответственно выпивают водку.
Подходит видимо старшой у них.
- Ты кто?
- Альпинист.
- Кабан,- протягивает руку небритый…. (с)пит
ПРИКЛАДНОЙ ВИД СПОРТА

Одноклассник Валера позвал меня в гости, чтобы обмыть свой свежеекупленный телевизор.
Телевизор и вправду был хорош.
Черный, огромный, как классная доска и наверное такой же тяжелый, во всяком случае крепился он на болтах предназначенных для железнодорожных мостов.
Телевизионного кабеля пока не было и Валера наугад поставил какой-то старый пыльный диск, чтобы телик не простаивал, а уже прямо сию секунду начинал «отбивать» потраченный на него миллион.
Фильм оказался какой-то документалкой о спорте, хоть без перевода, зато изображение гораздо лучше, чем в жизни. А, хотя нет, в жизни тоже ничего.
Вскоре прибыл Валерин товарищ с большой бутылкой чего-то дорогого.
Звали товарища Жора, на вид ему под пятьдесят, седой, лысоватый, плотненький, небольшого росточка.
Мы пожали друг другу руки, познакомились, разговорились. Да вот только моя дурная способность помнить лица всех людей, которых я встречал на своем веку, опять не давала спокойно жить. Ну, где я видел этого Жору? И ведь видел же. Знать бы, хоть - когда? Тогда бы догадался – где?
Может по работе? Хотя вряд ли, Жора мелкий типографский магнат, печатает разные рекламные газеты, живет в загородном доме, в Останкино не бывает.
Но, где? Где я его мог видеть? Может нигде? Может, просто похож? Но тогда на кого похож?
Жора все время рассказывал какие-то очень смешные истории, я охотно смеялся в нужных местах, но совсем не слышал его, все мучился своим вопросом.
Но вдруг Жора смолк на полуслове и приклеился к действию на экране.
Там показывали фрагменты из американского футбола, как игрок носился через все поле, прижав к груди овальный мячик, ловко уворачиваясь от захватов и прыжков многочисленных врагов.
Валера махнул рукой и сказал:
- Тупой спорт, ни хрена же не понятно: Кто бежит? Куда бежит? И к чему стремится? Ну, давай, рассказывай дальше.

Я полностью разделил мнение Валеры:
- Американский футбол очень далек от нашего народа. Где вратари? Где ворота? Где бейсбольные биты? А хотя, биты в бейсболе. Ну, тем более.

Но Жора не отрываясь следил за происходящим и даже начал комментировать:
- Смотри, смотри – этот ему в ноги кинулся, а он сделал паузу, тормознул, перепрыгнул и дальше побежал. А вот, вот, видели? Как он крутанулся и эти двое натолкнулись друг на друга, а он - хоп и погнал, погнал. Молодец.
Я с вами в корне не согласен, спорт, конечно мутный, но вполне прикладной, вот эти моменты мне в нем очень нравятся. Кстати, я лет тридцать назад был чемпионом Львова и области по этому делу.

Валера сделал удивленное лицо:
- Жора, не гони, каким чемпионом? Я примерно столько тебя и знаю, твоим спортом всегда были девки и пьянки.
- Да меня хоть сейчас выпусти на поле, и я всех этих негров за пояс заткну, от любого убегу.
Ты помнишь, Валерчик, как я фарцевал на Краковском базаре?
- Ну?
- Так вот там через день были ментовские облавы. Бывало, бежишь как сайгак, только и уворачивайся в толпе от ментов, замешкался - пропал. Этого негра хоть свои прикрывают, а попробовал бы он с джинсами так по базару побегать, когда ты один и все против тебя…

И тут у меня от сердца отлегло, я все вспомнил и сказал:
- Жора, а ведь летом 85-го я у вас кроссовки «Ромика» покупал. Кстати, - это были мои первые в жизни «серьезные» кроссовки.

Почему-то мы с Жорой даже обнялись.

Не знаю, плохо это, или не очень, но хорошая память делает мир еще теснее, чем он есть на самом деле…
В школе нас учили, что человек сам творец своей судьбы. Но прожив почти полвека я сильно сомневаюсь в истинности этой фразы. На это сомнение меня натолкнули некоторые вехи моей собственной биографии.
Моё детство прошло на фоне повального увлечением хоккеем. Все мальчишки в будущем хотели играть за сборную СССР. Отец поставил меня на коньки в пятилетнем возрасте, а в шесть лет отдал в хоккейную секцию ЦСКА. Но в одиннадцать лет тренер сказал, что в команде мастеров мне играть не суждено и предложил заниматься для собственного развития.
В семь лет родители повели меня в английскую спецшколу, но там были уже полностью укомплектованы два первых класса и меня приняли в обыкновенную общеобразовательную школу.
В начале 90-х мой друг и собутыльник по студенческой скамье Яков собрался на ПМЖ в Америку. Настойчиво звал с собой, обещая обеспечить моё будущее посредством его еврейских корней и связей в адвокатской среде. Я не поехал.
Моя первая серьезная работа была в одной крупной торговой конторе. На тот момент из-за бугра везли всё что угодно и продавали в два счета. Владелец и генеральный директор богател с невероятной быстротой. У него была дочь, экзальтированная девушка на выданье, с которой у меня случился красочный, но скоротечный роман и после его завершения я был по тихому уволен. На профессиональном и любовном фронтах случилось полное фиаско.
Мой друг и собутыльник Яков в Америке удачно женился на дочери владельца юридического бюро адвокатов и его карьера резко пошла вверх и после рождения второго ребенка он стал младшим компаньоном своего тестя. Мне же удалось устроится на государственную службу с маленьким окладом и почти в тридцать начинать карьеру практически заново.
Однако в итоге:
Да, мне не суждено было играть в команде мастеров по хоккею, зато я еженедельно играю в НХЛ (ночной хоккей лиге). У нас дружный мужской именно коллектив, а не команда, чем я очень доволен.
Моя первая школьная учительница по английскому языку с самого начала привила мне любовь к изучению иностранного языка и в дальнейшем в институте и на дополнительных курсах мне не составило особого труда развить мои знания. Я бегло говорю и без труда перевожу английские тесты.
На государственной службе я встретил свою жену из соседнего департамента и мы вместе сделали карьеру и имеем двух детей: мальчика и мальчика. А так как у меня будет приличный трудовой стаж, то и насчет пенсии я особо не беспокоюсь. На остаток жизни вполне хватит и детям кое что, надеюсь, останется.
Я не поехал в процветающую страну Америку, но это не я, а мой друг Яков раза два в год приезжая в Россию с ощущением полного счастья в душе, уезжает горько рыдая в аэропорту. Это его дети не знают русского языка, а американская жена и слышать ничего не хочет о дикой и варварской родине своего мужа. Это Яков, а не я, нажираясь до розовых соплей у меня даче плачется, что ему все надоело, что он не хочет быть постоянно кому-то обязан и главное постоянно СООТВЕТСТВОВАТЬ своему социальному статусу. Получил должность - покупай новую машину, подписал выгодный контракт покупай дом в более престижном районе, стал совладельцем адвокатского бюро тестя меняй окружение друзей и партнеров по бизнесу.
Так что мне кажется у каждого своя судьба и любой неприятный поворот в ней не всегда означает крах надеждам и чаяниям человека.
Урюпинск. Как я проходил военные сборы

Урюпинск, который считается столицей российской провинции, замечательный городок со своей интересной историей.
Когда-то давно в этом городке мы, студенты университета, проходили трёхмесячные военные сборы. Мы были солдатами.
Начальником сборов назначили полковника Олениченко, руководителя чего-то там на нашей военной кафедре. Небольшого росточка, похожий на кабанчика, он при ходьбе размахивал руками, а при разговоре издавал звук, похожий на похрюкивание. За глаза его звали - «Олень». Он сам родом с Украины. Уехал оттуда давно, но сохранил своеобразный говор и строй речи, чем потешал студентов университета. Для того чтобы точно понять его мысль, постороннему человеку нужен был переводчик. Или субтитры, как в кино.

Например, останавливал Олень студентов на плацу и давал короткое наставление.
- Шо вы (хрю-хрю) как стадо баранов?!
(Субтитры: Уважаемые товарищи курсанты! Вы должны уметь ходить строем.)
- Война будет. И первымЫ её начнем мы. Хрю!
(Субтитры: Скоро начнется 3-я мировая война, развязанная не нами. Но первыми в бой вступим мы, офицеры военной кафедры университета).
- А когда мы полягем, хто станет за нас? Шайка тунЭядцев?
(Субтитры: Когда мы падём смертью храбрых, вы должны будете занять наше место в строю.)
- И как вы будете воевать? С голымЫ писюнамЫ наперевес?
(Субтитры: Поэтому так важно овладевать воинскими знаниями).

А вот так выглядел «разбор полетов» после стрельб:
- Вчера Посупонько саданул из автомата по мишени и все патроны Богу в яйца… Извиняюсь!.. Пули.
(Субтитры: Вчера курсант Посупонько показал не лучший в своей жизни результат: все патроны полетели мимо цели… Прошу меня извинить! Оговорился. Не патроны, а пули. Патроны в цель не попадают.)
Представляете, как его прямая речь могла выглядеть в версии сурдопереводчика?

Чем мы занимались на сборах? Жили в солдатских казармах поротно. То есть одна рота в одной казарме. Человек по сто. Изучали вооружение армий стран потенциального противника, совершали марш-броски, ездили на стрельбы, учили устав. Помогали местному колхозу в сельхозработах.
Однажды нас отправили на бахчу собирать арбузы. В конце дня колхоз расплатился частью урожая. Привезли в казарму целую машину арбузов. Сложили их в одной из учебных комнат и начали их поглощать. Постепенно, но безостановочно.
Днем этот процесс как-то незаметен. Но ночью... Народ просыпался от непрекращающегося шуршания. Картина: «Вот солдаты идут». Идут в туалет. Причем, одна колонна идет туда, а вторая возвращается. Непрерывно.
Когда прибыли в часть, нам выдали обмундирование. И кроме сапог, портянок, пилоток и т.п., дали тапочки-шлепанцы. Они были пошиты из голенищ старых кирзовых сапог и на один размер. Сорок шесть. Чтобы не промахнуться. Все 46-го размера. Ходить в них можно было только скользя. Как на лыжах.
Представьте себе картину. Ночь. Темная казарма. Только в конце коридора ярко освещена открытая дверь туалета. Свет в конце коридора. И курсанты в полусне, щурясь, вереницей к этой двери. Все в тапочках. Шурш-шурш-шурш. И молча.
Вы документальные фильмы про пингвинов видели? Вот как они ходили. А некоторые двигались, как пингвины, которые яйца высиживали. Они (пингвины) яйцо между ног зажимают и ходят. Иные из нас шли к цели в конце коридора, как пингвины с яйцом. Осторожно. Чтобы не расплескать…
Или, чтобы вам было ещё понятней. Фильмы про зомби помните? Вот так курсанты и ходили. Бессмысленное выражение лица, полуприкрытые веки, чуть на отлёте руки. Покачиваясь. Шурш-шурш-шурш. К свету.
Сборам предшествовал медосмотр в райвоенкомате. Представьте себе вереницу комнат. Трамвайчиком. В каждой сидит по врачу. В первой комнате раздеваешься до трусов и дальше только с больничным листком в руках. От врача к врачу. Каждый ставит свою резолюцию. Шутки, понятное дело, мужские. «Там будет такой кабинет…девушка молодая, хирург. С линейкой. Измеряет. Сначала в спокойном состоянии… Гы-гы-гы». Мужики, когда толпой собираются, быстро скатываются до примитивных и однообразных шуток. Но очень смешных!
На самом же деле девушка молодая и интересная была. Секретарша военкома. Она сидела в первом кабинете, напротив комнаты, где переодевались студенты. Обойдя всех врачей, нужно было вернуться по коридору к своим вещам. Одеться. Войти к ней и отдать свой листок с диагнозами докторов. И всё! Девушка очень возмущалась, если студенты к ней входили неодетыми. Но об этом же никто друг другу не рассказывал. Не предупреждал. Все ждали представления.
Появляется какой-нибудь студент с листком в руке и в трусах: «Пацаны, а куда дальше?» - «Вот»,- указывают шутники на дверь. И затаились. Через несколько секунд крик: «Сколько можно? Оденьтесь!» - Все: «Гы-гы-гы!»
Однажды приключилась ещё более интересная история, едва не закончившаяся отчислением.
Подходит студент к группе таких балагуров.
- Куда дальше?
- Туда. Только понимаешь, ей этот стриптиз, эти раздевания надоели. Нужно сразу без трусов входить.
- Да, ладно вам. Умники нашлись.
Что происходит дальше? Это частично слышно и частями видно.
Девушка, поднимая глаза от бумаг на столе:
- Опять в трусах?!
- Извините, - студент рывком опускает трусы до щиколоток.
- Вон!!!
Распахивается дверь. Спиной, с голой задницей, путаясь в трусах, выскакивает наш сокурсник. За ним вылетает разъярённая секретарша и бежит жаловаться военкому.

Почему такая реакция? Непонятно.
Насколько, всё-таки, разные - мужчины и женщины. Вот, например, вы - юноша… ну, мужчина… сидите в кабинете. Не врач. А к вам студентки. Сто человек. В белье. Ваши действия? А тут…

Виктор Висловский
Сегодня с подругой ходил к окулисту, четвертый этаж. Прошло 10 минут, как вдруг сигнал о пожарной тревоге. А что мы? Мы тупо переглянулись и сидели дальше, думая, что если кто-то уйдет, то и мы уйдем. Но это же Россия, все остались, никто не ушел ))
Было это несколько месяцев назад в Воронеже...
Иду мимо недавно сгоревшего магазина "Пятью пять". Рядом с ним 3 узбека перекладывают плитку, которую пожарная машина превратила в прах и говно... 2 узбека сидят курят, а третий узбек(3У) работает... И 3У говорит им:
- Хватит курить, давайте работать! (В сердцах) Как меня заебали эти узбеки!
Хула пиву.

Как то так сложилось, что не понимаю я слабоалкогольные напитки. Мне то и 40-градусного надо от литра, что бы почувствовать невыносимую легкость бытия, а вина то и подавно. Избегаешься в тубзик, пока забалдеешь. С пивом все еще сложнее.Культ пива для меня совершенно необъясним с точки зрения логики. Горькое, противное, жажду не утоляет-а вызывает, к тому же растит живот и сушит хвостик.Но. Супротив мнения масс не попрешь. В общежитии Комунна МИСиС походы за пивом происходили как войсковая операция.Тогда вопрос не стоял "Какое пиво брать?"-ибо в магазинах предлагалось два варианта:
1. Пиво есть.
2.(Гораздо чаще) Пива нет.
Посему поутру во все окрестные магазины рассылались разведгруппы, те вставали в очередь(рыл по 200), и звали подмогу. Мангруппа скакала по наводке, разгоняла калдырей и брала по 10-20 ящиков.
Помню, бредем после очередного празднования ДМБ(всей общагой) с Бегемотом на разведку. Состояние-соответствующее. На мне дембельская парадка без рукавов (но с аксельбантами), рваные джинсовые шорты и кирзовые сапоги на босу ногу. Венчает великолепие почему-то матросская бескозырка. Бегин одет поприличней, но с такой рожей ему не нужно специально наряжаться, что бы вызвать интерес у мусоров.
Что и происходит. То-се, хуе-мое, кто такие, куда следуем?
Бегемот-строго и ответственно:
-Из Ганушкина в Кащенко!(две крупнейшие психбольницы Москвы. Кащенко как раз недалече от места встречи-прим автора.)
Менты опешили:
-Ааааа, почему пешком?
Бегемот, с горечью:
-Автобус не завелся!
После чего вынимает мой паспорт из ослабевших пальцев мента и громко командует:
-Продолжать движение!
Я врубаю строевым-как часовой у Мавзолея. Менты открыв рты провожают нас ступорозными взглядами.
Так они нас и запомнили-меня, тянущего носок , печатающего шаг и орущего Бегемота:
-Рррраз!рррраз!Раз два три! Левой! Левой! Песнюююю-зааапевай!

Я покоряю города!
Истошным воплем идиота!
Мне нравится моя работа!
Гори-гори моя звезда!

Причем на разведку, как и на захват я ходил практически бескорыстно.Я признаю сей культовый напиток исключительно в виде опохмела-так как нажраться с него невозможно в принципе. Хотя…
Как то давным-давно в Москве не было Евросетей, Москваситей, Митина и Жулебина. А пробки уже были. Не столько, как сейчас, но бывало влетишь-и мало не кажется. В одну такую я и попал-в 35 градусную жару на проспекте Мира. Без кондея, понятное дело.
От Мкад до Садового я пер часа три. Все это время мне в окно смотрела выхлопная труба Камаза.
К концу маршрута я уже находился в полубессознательном состоянии и почти не помнил, куда ехал.
Потому решил забить на дела и завалился в Сандуновские бани-смывать камазью копоть.
И там я опрометчиво тяпнул поллитра Хайникена. С чего меня развезло просто в дрова. В жизни так не накрывало.Я с двух литров водки таким не бываю. При этом происходящее казалось абсолютно нереальным-ну бутылка пива ж ! Сейчас пройдет. Да щазз. Пиво мстило мне за годы неуважения.
Стоило выбраться из Сандунов и плюхнуться в машину, как тут же нарисовались мусора. Попытки объяснить им заплетающимся языком, что валяться на заднем сиденье-и вести машину это не одно и то же не увенчались успехом.
Я впал в апатию. Помню, меня куда то волокут, сажают на табурет-напротив за столом, кто-то важный что-то пишет. Сижу, стараюсь сохранять равновесие. Это отнимает все силы, так что на остальное внимание не обращается. Да меня никто ни о чем и не спрашивает. Мент что то строчит, высунув язык от усердия, вон уже вторую страницу исписал. Как бы мне тут убийство Кеннеди с Тифлисским казначейством на горб не навесили. Но сопротивляться нечем. Пиво отрубило мозг от тела гильотиной. Сижу, пускаю слюни.
Наконец, дописав лист, мусор с гордостью оглядывает творение рук своих и снисходит до меня:
-Фамилия?
-Подлесный.
Мент выводит в протоколе услышанное.
-Имя-отчество?
-Змей Горынович.
Мент пишет на автомате Зм…, потом наступает пауза. До него медленно доходит что весь титанический труд пропал даром.Протокол надо переписывать. Дальше помню смутно-как сквозь занавеску. Какие то вопли, истерика мента, невнятные побои. Потом меня вышвыривают из отделения.
Просто могучим пинком-я метров 5 летел с него в кусты.
Очнулся в машине с какой то дикой головной болью. Еле дополз до аптеки, где сожрал весь их запас цитрамону. Потом сутки отсыпался.
Симпатий к пиву мне та история не добавила. Мужик, по моему мнению, должен есть мясо, пить водку, а потом приставать к бабам. А не пить это мочегонное и использовать дар природы как кран для слива.
Аминь.
Прислал знакомый, говорит что это его реальная история.

Отдыхал я недавно в Турции . Буквально на следующий день по приезду знакомлюсь с мужиком. Миша. Киевлянин, как он сказал, временно проживающий в Москве. Лет 10 назад женился по залету. Нормальный чел. Говорит, за революцию всей душой и т.д. Выяснилось, что учились мы с ним в одном ВУЗе, жили в Киеве рядом, короче есть что вспомнить.
Встретились мы вечером с целью выпить дютифришную литрушку рому и обнастальгировать прошлое.))
Когда литрушка уже готова была показать нам дно, за столик подсаживается сильно пьяный "Тагил рулит" и рубит с плеча вопросом: "Русские?!"
Пока я пытался сформулировать свое политическое кредо и гражданскую позицию, Миша ответил, мол да , русские. Я вмазаный и благодушный решил не напрягаться. Тем более что нирвана была уже близко. Тагил сказал, что он из Москвы из Бирюлево, Миша сказал что он тоже бирюлевский москвич. Мин 15 они обсуждали местных криминальных авторитетов, которых они знают и кто из них круче стоит. Когда это погружение в девяностые мне порядком надоело и я понял, что нирвана уже критично отдалилась и вечер перестает быть томным...
Пристально глядя в глаза Тагилу, наклоняюсь к Мише, говорю: "Капитан, завтра папочку по этому товарисчу мне на стол, первую!" Миша довольно быстро "вкуривает фишку", подтягивается, выпрямляет спину, выдает: "Есть, товарищ майор!" Выражение лица Тагила немеет, он тупо смотрит на меня. Уже не сдерживая себя, тоном не терпящим возражения вопрошаю мол, а что товарисч делает в Турции? Миша начинает зудеть над ухом типа "товарищ майор, может не надо, может давайте завтра...." я его довольно резко обрываю и обращаясь к Тагилу говорю: "Что ж вы, уважаемый, вместо того что бы вкладывать деньги в экономику РФ и ее нового субъекта под названием Крым, вы их пропивает в Турции?! А известно ли вам, что Турция входит в блок НАТО, являющийся враждебным РФ и вкладывая деньги в экономику Турции вы укрепляете позиции вышеупомянутого блока на геополитической арене, тем самым подрывая мощь вооруженных сил России, что уже тянет на приличный срок!" Он начинает уставившись на меня быстро хлопать глазами)) Я говорю, что смотришь, КРЫМ ЖЕ УЖЕ НАШ!!!!!
Потом понимаю, что еще не все сказал, говорю: " Вы, уважаемый, через неделю УБЫВАЕТЕ в Москву? По прибытии, со всеми документами, декларациями, координатами тур фирмы продавшей вам тур, вам следует явиться на Лубянку, второй подъезд, 3 этаж, 302 кабинет, найдете "капитана". После тщательно изучения представленных вами документов, Федеральной службой безопасности РФ будет принято процессуальное решение о предъявлении вам обвинения в измене Родине и взятии под стражу!" После этой тирады, у мужика начинается покадровое трезвение.))) Он начинает хватать ртом воздух и пытаться сползти под стол. Говорю, вам все ясно?! Если да, до встречи в Москве!
Больше в отеле ни одного пьяного русского не наблюдалось! Видимо сарафанное ради разнесло, что в отеле сидит ФСБшник, который выпасает россиян, не поехавших в Крым! Нирвана так и не вернулась, но удовольствие от общения я получил!)))
Пацан, 8 лет, приехал из Мордовии к нам на юг России. Повезли его купаться на ставок, а он довольно холодный из-за наполняющих его родников. Неподозревающий этого парень прыгает с разбега в воду - выныривает и с непередаваемым мордовским акцентом: "Блядь! Хуёво!"
Приключения Бориса.

Когда прошел переходной возраст, и Борис из мальчика переродился в настоящего мужчину, кровь в нем кипела как вода в радиаторе после трех часовой езды по жаре. Весь свой рацион он разделил на две категории, как он говорил «холодное» и «горячее». К холодному относилось то, насколько я понял, что не давало калорий, а именно овощи и фрукты. К горячему все то, что буквально сжигало его. Он старательно употреблял в пищу только вторую группу. Он давился, но ел курдючное сало, мясо и домашний хлеб на молоке. Он обожал халву. Он мог поедать арахис до тех пор, пока не начинали отваливаться уши. В прямом и переносном смысле этого слова. Однажды Борис так наелся арахиса, что за ушами у него возникли гнойники, я думаю от переизбытка в организме арахисового масла и спермы.
Все что мы делаем в этой жизни, несомненно, влечет за собой последствия. Когда уровень мужской энергии достигали высочайшей отметки и его флюиды начинали развеиваться в воздухе на квартал, Борис выходил на охоту. В таком состоянии, с красными глазами и гноящимися ушами он мог пойти за любой представительницей прекрасного пола, куда угодно, когда угодно, и за что угодно. Борис не брезговал ничем. В такие дни, создавалось такое ощущение, что его мышление отключалось, а мозг давал только один сигнал, воспроизводить себе подобных.
В один прекрасный день, когда Борис коротал свои вечера в окружении матери и своей тетушки, как вдруг зазвонил телефон. Борис поднял трубку и его друг, находящийся на другом конце провода, коротко поведал ему о Борис, что имеет в распоряжении двух прекрасных девиц очень похожих на семнадцатилетних Николь Кидман и Монику Беллучи, и согласных в этот вечер на все ради шоколадки. От таких слов Борис немножко присел и закатил глаза. Он четко и ясно понял, что он потребует от них, взамен на этот шоколад. Он как никогда знал, что он хочет, и как он это хочет.
Мозг начинал отключаться, так как вся кровь, стала уходить в другой, жизненной важный, орган. Надо было думать, как выбраться из дома быстро, шустро, и без подозрений. Поэтому Борис подпрыгнул, на лету оделся в куртку, обулся, и уже спускаясь по лестнице, крикнул удивленной маме, что он… уезжает в соседний городок за товаром для коммерции.
Борис шустро спустился по лестнице, не касаясь ногами земли, и влетел в машину, в которой сидел друг и две очаровательные самки, которым он хотел рассказать, как много арахиса он съел. Случайно ли, или умышленно, но в тот момент, когда Борис уже сидя в машине, шепотом определялся с другом кому какая собеседница достанется на вечер, его телефон отключился, и связь с миром пропала…
… А тем временем.
Мама Бориса и тетка стояли на балконе пытаясь понять, что же такое произошло, и что заставило их сына вылететь из дома быстрее пули. Мама, глядя с балкона, только увидела, как ее сын молниеносно вылетел из подъезда, прыгнул в машину, хлопнув дверью, машина дерзко тронулась с места и укатилась в темноту. Они попытались дозвониться до него, но как я уже говорил, трубка была отключена. Мама, приложив указательный палец к губам, крутила в голове последнюю, брошенную Борисом фразу, что он поехал в соседний городок за товаром для коммерции. Потом сопоставила факты, и, вспомнив, что ее сын не занимается коммерцией, поняла! Ее сына повезли убивать! Это открытие настолько потрясло ее, она поделилась со своей сестрой, и та только подтвердила ее ход мыслей! Надо было, что-то предпринять, что-то делать!

Этим же днем, только чуть по раньше этого происшествия я встретил своих старых товарищей. Мы очень обрадовались встрече, и вот один из нас, предложил убежать из этой городской суеты, из этого шума к нему домой, поужинать и просмотреть парочку фильмов, в общем, очень даже мило провести время. Все были тремя руками «за». И вот мы направились к нему домой, смеясь, весело толкая друг друга, и попутно забегая в магазины, чтобы купить все необходимое, для поддержания чудесного вечера. С нами были очаровательные девушки, но в отличии от Бориса, мы собирались провести время действительно культурно. Вечер был прекрасен, а я что бы меня никто не побеспокоил, не сообщил никому, где я буду проводить этот вечер и с кем.
Вот мы все ввалились в уютно обставленную квартиру. Накрыли на стол, и, включив кино, вжались в кресла, и шепотом делились впечатлениями о фильме. Фильм назывался «Звонок». Я смотрел его в первый раз. На улице глубокая ночь, зима, и по всему городу нет электричества. Я смотрел с широко раскрытыми глазами, так как мне действительно было жутко. И вот, когда очередная волна мурашиков кошмара пробегала от головы до ног, около меня зазвонил телефон. Телефон, был тяжелый. Сталинский. Произведенный в советское время, и туда вставляли, те же звонки, что и на пожарном депо. Как принято писать в таком жанре «Сказать что я обосрался- это ничего не сказать», но я не буду выражаться вульгарно, скажу что уровень моего страха действительно дошел до уровня не произвольной дефекации. Я находился к телефону ближе всех, и с каждым очередным звонком волосы на моем кожаном покрове вставали дыбом все выше и выше. Если быть честными, то испугались все. На экране показывали девушку с длинными черными волосами, которая ползала и противно шептала, - «семь дней…». Телефон звонил. Девушка на экране ползала, как бы ожидая, когда я подниму, трубку что бы сказать свои противные слова. Все нервно улыбались, даже хозяин квартиры, так как ему прежде никто не звонил в три часа ночи.
Сам хозяин квартиры отвечать на звонок отказался, мотивируя это тем что, находился слишком далеко от аппарата. После очередной партии будоражащего звонка, я медленно, дрожащей рукой, вспоминая всю свои жизнь и долги, взял трубку. В трубке послышался знакомый до боли голос. Женщина спрашивала хозяина квартиры. Я спросил кто это. Это была мама Бориса. Я сказал кто я, и женщина громко заплакала, рассказывая мне, как зверски был убит ее сын. Гора спала с моих плеч. Я начал успокаивать плачущую женщину, и приходить в себя. Она поведала мне все, что произошло в этот вечер. Я приблизительно точно догадался о месте нахождения, и рода занятий Бориса на данный момент, но как скажешь это консервативной женщине, которая верит, что ее сын еще слишком маленький, и его половой орган используется исключительно, что бы справлять малую нужду. Я не стал спрашивать, как она нашла меня, кто ей дал телефон хозяина квартиры, и как она вообще узнала о моих планах на вечер. В то время у меня не было мобильника, и найти человека было сущей проблемой. Поэтому, то, как она меня нашла было и остается для меня тайной покрытой мраком.
Я посидел с минуту. Посмотрел на накрытый стол, на друзей, которые, укутавшись в теплые одеяла, смотрели интересное кино. Я тяжело вздохнул и начал одеваться. Мне предстояло выйти на мороз и топать добрых пять километров в ночи, на поиски Бориса, который в данный момент использовал на практике все то, что просмотрел в фильмах для взрослых.
Я шел, грубо матерился, и представлял, как бы я ворвался в комнату, где проводил досуг мой друг, и смачно пнул бы грязным ботинком по дергающимся ягодицам Бориса. Но я не знал, где происходит этот развратный вечер Содома.
Я не пошел напрямую к Борису, а пошел в обход, добавив еще пару километров, что бы зайти к другому, общему с Борисом товарищу, Назиру. Я поднялся на третий этаж, посмотрел на часы. Время показывало три часа ночи. Набрав в легкие воздух, Я постучал в дверь. Назир открыл дверь в одних трусах с испуганным, заспанным лицом, и, ежась от холода, спросил меня, не потерял ли я рассудок. Я спросил его, где на данный момент находится Борис. Назир в ответ несколько раз подергал бедрами взад и вперед. Я сказал ему что, так и думал, и поведал ему всю историю, случившуюся за этот вечер. Он громко высмеялся и пожелал мне удачи. Спускаясь по лестнице, я представлял, как Назир сейчас зароется в теплое одеяло и крепко заснет. Я готов был убить Бориса.
Когда я добрался до квартиры Бориса, я понял, какое у них горе, уже в подъезде. Мама Бориса громко причитала, и ее плачь, поддерживали сестры, прибывшие по ее зову помощи. Я толкнул дверь, она была открыта. Панихида по Борису шла полным ходом. Я в очередной раз выслушал причину смерти Бориса, и искренне пожелал, что бы это было правдой. Конечно, не могло бы быть и речи о Борис, что бы говорить правду. Мама Бориса бы пожелала, что бы правдой было то, что ее сына нет в живых, нежели узнать о позорной реальности порочащих их добрый род. Я прошел в комнату и сел на матрасик, что бы оплакивать друга. Тем временем мама обзванивала очередных родственников, что бы сообщить им столь печальную весть. Звонки с соболезнованиями сыпались как из рога изобилия. Я так думаю, что все дяди, услышав эту весть и причину ее домысла, догадывались о правде насущной, понимая, чем сейчас занимается Борис, и, делая серьезный вид, закуривали, мечтая оказаться на месте племянника. Говорить правду они тоже не решились. Вот она мужская солидарность. Я бы на месте Бориса бы пошел пожать каждому руку, за понимание и сочувствие.
Тем временем, Борис продолжал водить своего коня по лонам разврата, слава в городе о нем крепла и крепла. Уже под утро, наплакавшись и наслушавшись около трехсот видов смертей Бориса, я пошел домой. А через некоторое время, Борис шагал домой, и не знал что он знаменитость.

Как мама встретила воскресшего сына, как он прогнал всех оплакивающих его гостей, как она его ругала, и что он ей наплел в ответ, я не знаю. В это время, я, ужасно вымотавшись за всю ночь, тихо засыпал. Но известно то, что когда на следующий день он вышел в город, почти каждый встречный спрашивал, подмигивая глазом, как он вчера провел время, и советовали ему в следующий раз говорить маме, что он собирается переночевать у них, дабы избежать излишних переживаний мамы, беспокойства города, и зависти дядей…
На моём выпускном родители решили пошиковать. Из шика меня особенно сразило какое-то необъяснимое здравому уму количество сервелата. Он был везде. Весь мой выпускной, праздник лёгкий, по идее, провонял этим сервелатом навечно. Даже не целовался я ни к кем из намеченных к этому делу девушек. Все же этого сервелата натрескались в первые минуты. Плюс лимонад и какая-то шипучка. Целовать никого решительно не хотелось. А раз так, то получился портвейн и немного вкусной и питательной водки. Синька затмила ужас разочарования. Как-то сгладила отчаяние от близости нецелованных, остро пахнущих сервелатом губ.
Стою у подъезда, курю.
Подходят две девчонки малолетки, одна из которых дочка моего друга, живущего в моем доме. Завязался небольшой разговор. Спрашивает:
- Серег, а у тебя есть дети?
После небольшой паузы отвечаю:
- Пока нет.
Она:
- А хочешь детей?
- Да. Каждый день!

(Они не поняли о чем я. Малолетки!)
7

Вчера<< 2 августа >>Завтра
Лучшая история за 16.10:
В 1985 году космонавты Джанибеков и Савиных реанимировали обесточенную орбитальную станцию "Салют-7". До сих пор этот полет считается самым сложным в истории космонавтики. Было нарушено энергоснабжение станции, она не выходила на связь. Для ремонта были посланы Джанибеков и Савиных на корабле «Союз Т-13». Пристыковались, взялись за ремонт. Ремонт происходил примерно так: вынимался какой-то блок, проверялся тестером, нормальные возвращались на место, неисправные заменялись. И вот, после замены очередного блока, Джанибеков отчетливо услышал за спиной спокойный голос: "Здорово, отцы!". Первая мысль у него была: "Все, песец, прощай, космонавтика - у меня поехала крыша". Потом заметил, что и у Савиных побелел нос. Это несколько успокоило - сразу читать дальше
Рейтинг@Mail.ru