Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
17 июля 2014

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Расчувствовавшись после прочтения истории про блокадного кота Ваську, решила поделиться своей.

Он появился в нашей жизни случайно. Или, возможно, Он выбрал нас целенаправленно, осознанно вмешиваясь в течение людской суеты.
Прибился к мужу на работе. Из всего коллектива конторы Он выбрал именно его. Приходил к нему каждый день. Ложился на колени, вытягивая тощие полосатые лапы. Лежал так долго, что у мужа порой затекали ноги. Отсыпался после бессонной ночи дворового, или случайно оказавшегося дворовым, кота.
Он – это кот Морис.
В отличие от собак кошачье племя никогда не внушало мне доверия, вызывая, если не неприязнь при взгляде на разодранный в клочья соседский диван или погибший цветок, залитый зловонной мочой, то уж наверняка равнодушие.
Муж - любитель кошачьих душ, растроганный Его вниманием к себе, начал «прощупывать почву», описывая в радужных красках необычную красоту, добрый нрав, интеллигентность и прочие качества нового пушисто-хвостатого Встречного, в надежде, что это «зелено»-полосатое существо окраса «спинка скумбрии», со значительным намеком на породу Мейн Кун, поселится в нашей недавно приобретенной квартире.
Не знаю что – кошачье внушение, распространившееся в космическом пространстве и на меня, доводы мужа, в том числе и о необходимости животины в доме, или еще неведомо какие основания и обстоятельства, но я согласилась с тем, что у нас вскоре будет новый «шерстяной» член семьи, который красив, умен, интеллигентен и прочее.
Когда Он появился, а вернее вылез из глубин запазухи мужьей куртки, то о разрекламированной КРАСОТЕ пришлось позабыть. Маленькое, всклоченное существо, тощеватое, с сосульчатой, непонятного зелено-серо-бело-желто-полосатого цвета пуховой шерстью испуганно и робко смотрело желтыми глазами. И это называется красивый! Слегка расстроилась. Но возвращать бедолагу обратно на улицу даже мне – не любительнице котов - было как-то неловко. Раз уж сказала «ДА» – пусть живет.
Первым делом понесли к лотку с наполнителем. С мужем в четыре руки копали-шуршали в надежде, что до Него дойдет, что требуется сотворить. Он оказался на редкость смышленым. Покрутился-повращался на тонких кривых лапках и сделал свое «черное дело». Его смышленость очень порадовала. Пусть видом неказист – зато умен!
Новая котовья жизнь понеслась…..
Спустя какое-то время мне на глаза попался «кошачий» гороскоп. Дескать, коты приходят в нашу жизнь не случайно. У каждого из них своя миссия, причем в зависимости от месяца появления в вашей жизни они выполняют свою узконаправленную задачу. Глупость – кто-то скажет, но…
Нашему новоиспеченному домочадцу согласно гороскопическому предписанию было уготовано прийти в дом и помогать в период ремонта или тяжелой болезни, причем по завершении миссии кот должен уйти, не задерживаясь более у людей.
Ремонт??? Да. У нас появилась новая «подержанная» квартира, требующая всяческих переделок. Тяжелая болезнь??? Вроде бы все здоровы и никаких намеков на недомогания нет.
Ремонт – так ремонт. Пусть помогает. Должен уйти после ремонта? Куда ему идти? Он же домашний - сидит дома «за старшего», на улицу не выходит. Вся «счастливая» жизнь проносится в режиме диван – подушка – окно – балкон – миска – ковер – мой халат.
Вскоре несерьезные гороскопические предсказания отошли в небытие и начался ремонт…..
А потом пришла болезнь….. Операция, обескураживающий и вводящий в ступор диагноз, горы таблеток, уколов, рентгенов, капельниц, процедур, больничный за больничным, слезы, отсутствие надежды,борьба за жизнь на грани отчаянья в течение 2-х лет, последующее пятилетнее замирание сердца каждый раз, когда идешь сдавать контрольные анализы….
И всегда где-то рядом был Он, когда спал в изголовье кровати, когда бежал по первому зову, когда «точил» халат, обосновавшись у меня на животе, упоенно впивая когти в недра сплетенных волокон ткани, когда сидел рядом, утешая меня всю в слезах после очередного неутешительного результата, когда…, когда…, когда….
Со временем Он отъелся, обзавелся роскошной шерстью, шикарным воротником-жабо, пушистым шелковым хвостом, стал красив, упитан, степенен. Это был уже не тот сосульчатый заморыш на тоненьких кривых ножках формой «X». Он удивлял замашками ба-а-арина, а также острым умом и смекалкой, свойственной, пожалуй, больше собаке, нежели коту. И вообще нам казалось, что Бог ошибся, раздавая «билеты» на землю. Небесный кондуктор случайно выдал Ему, стоящему в очереди за Судьбой Собаки, контрольный талон Кота.
Его жизнь не всегда была розово-пушистой. Иногда, бывало, он выхватывал за шкодничество, но никогда не держал зла, всегда все прощал, был не злопамятен. Прости меня, котеич! Я часто была не права!
Прошло время, болезнь отступила. И уже не так сжималось от волнения сердце, когда я шла сдавать контрольный анализ, уже стал притупляться страх, уже врачи вздохнули с облегчением, а вместе с ними и вся моя немногочисленная семья. А потом…
Он ушел…
Это заняло всего пару минут – неожиданных, гадких, подлых минут, трансформировавших то весеннее мартовское утро из солнечно-весеннего в мрачно-черное. Он умер у меня на руках…
Как выяснилось потом – скрытая болезнь сердца, никак не выдававшая себя, никак не проявляющаяся, убивающая за считанные секунды.
Сидя в пустой, покинутой пушистым смотрителем квартире, заливаясь реками слез, я думала о «кошачьем» гороскопе, о Его кошачьей миссии, о том, что Он «должен был уйти, сделав свое дело», о том, как это крохотное изъедаемое коварной болезнью сердце поменяло мое отношение ко всему кошачьему роду, да и много к чему….
Спасибо тебе, Моря!
Если Ты еще не исчерпал свои 7 кошачьих жизней и Тебе суждено в очередной раз посетить эту землю, если Ты захочешь вернуться к нам, то Тебе сверху видно, как нас найти. Приходи, точно так же, как Ты пришел в прошлый раз. Я верю, что когда-нибудь мы обязательно все встретимся. Пусть скажут, что это глупо, но мне так легче.

PS: Решили на семейном совете подобрать бездомного котенка, когда боль поутихнет…. Или он нас…. Может быть это будет Он?
Не смешно, но трогательно...

Моя любимая еврейская мама.

Мой отец чеченец и мама чеченка. Отец прожил 106 лет и женился 11 раз. Вторым браком он женился на еврейке, одесситке Софье Михайловне. Её и только её я всегда называю мамой. Она звала меня Мойше. - Мойше, - говорила она, - я в ссылку поехала только из-за тебя. Мне тебя жалко.

Это когда всех чеченцев переселили В Среднюю Азию. Мы жили во Фрунзе. Я проводил все дни с мальчишками во дворе. - Мойше! - кричала она. - Иди сюда. - Что, мама? - Иди сюда, я тебе скажу, почему ты такой худой. Потому что ты никогда не видишь дно тарелки. Иди скушай суп до конца. И потом пойдёшь. - Хорошая смесь у Мойши, - говорили во дворе, - мама - жидовка, отец - гитлеровец.

Ссыльных чеченцев там считали фашистами. Мама сама не ела, а все отдавала мне. Она ходила в гости к своим знакомым одесситам, Фире Марковне, Майе Исаaковне - они жили побогаче, чем мы, - и приносила мне кусочек струделя или еще что- нибудь.

- Мойше, это тебе. - Мама, а ты ела? - Я не хочу.

Я стал вести на мясокомбинате кружок, учил танцевать бальные и западные танцы. За это я получал мешок лошадиных костей. Мама сдирала с них кусочки мяса и делала котлеты напополам с хлебом, а кости шли на бульoн. Ночью я выбрасывал кости подальше от дома, чтобы не знали, что это наши. Она умела из ничего приготовить вкусный обед. Когда я стал много зарабатывать, она готовила куриные шейки, цимес, она приготовляла селёдку так, что можно было сойти с ума. Мои друзья по Киргизскому театру оперы и балета до сих пор вспоминают:

«Миша! Как ваша мама кормила нас всех!»

Но сначала мы жили очень бедно. Мама говорила: «Завтра мы идём на свадьбу к Меломедам. Там мы покушаем гефилте фиш, гусиные шкварки. У нас дома этого нет. Только не стесняйся, кушай побольше».

Я уже хорошо танцевал и пел «Варнечкес». Это была любимая песня мамы. Она слушала ее, как Гимн Советского Союза. И Тамару Ханум любила за то, что та пела «Варнечкес».

Мама говорила: «На свадьбе тебя попросят станцевать. Станцуй, потом отдохни, потом спой. Когда будешь петь, не верти шеей. Ты не жираф. Не смотри на всех. Стань против меня и пой для своей мамочки, остальные будут слушать».

Я видел на свадьбе ребе, жениха и невесту под хупой. Потом все садились за стол. Играла музыка и начинались танцы-шманцы. Мамочка говорила: «Сейчас Мойше будет танцевать». Я танцевал раз пять-шесть. Потом она говорила: «Мойше, а теперь пой». Я становился против неё и начинал: «Вы немт мен, ву немт мен, ву немт мен?..» Мама говорила: «Видите, какой это талант!» А ей говорили: «Спасибо вам, Софья Михайловна, что вы правильно воспитали одного еврейского мальчика. Другие ведь как русские - ничего не знают по-еврейски».

Была моей мачехой и цыганка. Она научила меня гадать, воровать на базаре. Я очень хорошо умел воровать. Она говорила: «Жиденок, иди сюда, петь будем».

Меня приняли в труппу Киргизского театра оперы и балета. Мама посещала все мои спектакли. Мама спросила меня: - Мойше, скажи мне: русские - это народ? - Да, мама. - А испанцы тоже народ? - Народ, мама. - А индусы? - Да. - А евреи - не народ? - Почему, мама, тоже народ. - А если это народ, то почему ты не танцуешь еврейский танец? В «Евгении Онегине» ты танцуешь русский танец, в «Лакме» - индусский. - Мама, кто мне покажет еврейский танец? - Я тебе покажу. Она была очень грузная, весила, наверно, 150 килограммов. - Как ты покажешь? - Руками. - А ногами? - Сам придумаешь.

Она напевала и показывала мне «Фрейлехс», его ещё называют «Семь сорок». В 7.40 отходил поезд из Одессы на Кишинёв. И на вокзале все плясали. Я почитал Шолом-Алейхема и сделал себе танец «А юнгер шнайдер». Костюм был сделан как бы из обрезков материала, которые остаются у портного. Брюки короткие, зад - из другого материала. Я всё это обыграл в танце. Этот танец стал у меня бисовкой. На «бис» я повторял его по три-четыре раза.

Мама говорила: «Деточка, ты думаешь, я хочу, чтоб ты танцевал еврейский танец, потому что я еврейка? Нет. Евреи будут говорить о тебе: вы видели, как он танцует бразильский танец? Или испанский танец? О еврейском они не скажут. Но любить тебя они будут за еврейский танец».

В белорусских городах в те годы, когда не очень поощрялось еврейское искусство, зрители-евреи спрашивали меня: «Как вам разрешили еврейский танец?». Я отвечал: «Я сам себе разрешил».

У мамы было своё место в театре. Там говорили: «Здесь сидит Мишина мама». Мама спрашивает меня: - Мойше, ты танцуешь лучше всех, тебе больше всех хлопают, а почему всем носят цветы, а тебе не носят? - Мама, - говорю, - у нас нет родственников. - А разве это не народ носит? - Нет. Родственники.

Потом я прихожу домой. У нас была одна комнатка, железная кровать стояла против двери. Вижу, мама с головой под кроватью и что-то там шурует. Я говорю:

- Мама, вылезай немедленно, я достану, что тебе надо. - Мойше, - говорит она из под кровати. - Я вижу твои ноги, так вот, сделай так, чтоб я их не видела. Выйди. Я отошел, но все видел. Она вытянула мешок, из него вынула заштопанный старый валенок, из него - тряпку, в тряпке была пачка денег, перевязанная бечевкой. - Мама, - говорю, - откуда у нас такие деньги? - Сыночек, я собрала, чтоб тебе не пришлось бегать и искать, на что похоронить мамочку. Ладно похоронят и так.

Вечером я танцую в «Раймонде» Абдурахмана. В первом акте я влетаю на сцену в шикарной накидке, в золоте, в чалме. Раймонда играет на лютне. Мы встречаемся глазами. Зачарованно смотрим друг на друга. Идёт занавес. Я фактически ещё не танцевал, только выскочил на сцену. После первого акта администратор подает мне роскошный букет. Цветы передавали администратору и говорили, кому вручить. После второго акта мне опять дают букет. После третьего - тоже. Я уже понял, что все это- мамочка. Спектакль шёл в четырёх актах. Значит и после четвёртого будут цветы. Я отдал администратору все три букета и попросил в финале подать мне сразу четыре. Он так и сделал. В театре говорили: подумайте, Эсамбаева забросали цветами.

На другой день мамочка убрала увядшие цветы, получилось три букета, потом два, потом один. Потом она снова покупала цветы.

Как- то мама заболела и лежала. А мне дают цветы. Я приношу цветы домой и говорю:

- Мама, зачем ты вставала? Тебе надо лежать. - Мойше, - говорит она. - Я не вставала. Я не могу встать. - Откуда же цветы? - Люди поняли, что ты заслуживаешь цветы. Теперь они тебе носят сами. Я стал ведущим артистом театра Киргизии, получил там все награды. Я люблю Киргизию, как свою Родину. Ко мне там отнеслись, как к родному человеку.

Незадолго до смерти Сталина мама от своей подруги Эсфирь Марковны узнала, что готовится выселение всех евреев. Она пришла домой и говорит мне:

- Ну, Мойше, как чеченцев нас выслали сюда, как евреев нас выселяют ещё дальше. Там уже строят бараки. - Мама, - говорю, - мы с тобой уже научились ездить. Куда вышлют, туда поедем, главное - нам быть вместе. Я тебя не оставлю.

Когда умер Сталин, она сказала: «Теперь будет лучше». Она хотела, чтобы я женился на еврейке, дочке одессита Пахмана. А я ухаживал за армянкой. Мама говорила: «Скажи, Мойше, она тебя кормит?» (Это было ещё в годы войны).

- Нет, - говорю, - не кормит. - А вот если бы ты ухаживал за дочкой Пахмана… - Мамa, у неё худые ноги. - А лицо какое красивое, а волосы… Подумаешь, ноги ему нужны.

Когда я женился на Нине, то не могу сказать, что между ней и мамой возникла дружба.

Я начал преподавать танцы в училище МВД, появились деньги. Я купил маме золотые часики с цепочкой, а Нине купил белые металлические часы. Жена говорит:

- Маме ты купил с золотой цепочкой вместо того, чтоб купить их мне, я молодая, а мама могла бы и простые носить. - Нина, - говорю, - как тебе не стыдно. Что хорошего мама видела в этой жизни? Пусть хоть порадуется, что у неё есть такие часы. Они перестали разговаривать, но никогда друг с другом не ругались. Один раз только, когда Нина, подметя пол, вышла с мусором, мама сказала: «Между прочим, Мойше, ты мог бы жениться лучше». Это единственное, что она сказала в её адрес. У меня родилась дочь. Мама брала её на руки, клала между своих больших грудей, ласкала. Дочь очень любила бабушку. Потом Нина с мамой сами разобрались. И мама мне говорит: «Мойше, я вот смотрю за Ниной, она таки неплохая. И то, что ты не женился на дочке Пахмана, тоже хорошо, она избалованная. Она бы за тобой не смогла все так делать». Они с Ниной стали жить дружно.

Отец за это время уже сменил нескольких жён. Жил он недалеко от нас. Мама говорит: «Мойше, твой отец привёл новую никэйву. Пойди посмотри.» Я шёл.

- Мама, - говорю, - она такая страшная! - Так ему и надо.

Умерла она, когда ей был 91 год. Случилось это так. У неё была сестра Мира. Жила она в Вильнюсе. Приехала к нам во Фрунзе. Стала приглашать маму погостить у неё: «Софа, приезжай. Миша уже семейный человек. Он не пропадёт. месяц-другой без тебя». Как я её отговаривал: «Там же другой климат. В твоём возрасте нельзя!» Она говорит: «Мойше, я погощу немного и вернусь». Она поехала и больше уже не приехала.

Она была очень добрым человеком. Мы с ней прожили прекрасную жизнь. Никогда не нуждались в моем отце. Она заменила мне родную мать. Будь они сейчас обе живы, я бы не знал, к кому первой подойти и обнять.

Литературная запись Ефима Захарова
На автобусной остановке сидит женщина и увлеченно рассказывает окружающим ее людям о наболевшем:
- Мы с мужем только что из супермаркета. По акции взяли крупы, сахар, картошку, мясо.Вообще, по акции покупать очень удобно: и деньги экономишь, и время. Мы так берем продукты, средства личной гигиены, косметику, бытовую химию. Видите на мне эта блузка, тоже по акции взяли и еще мужу мокасины.
Собравшиеся дружно поворачивают головы в сторону молча сидящего мужа ораторствующей женщины. Одна из женщин завистливо замечает:
- Хороший у вас муж: спокойный и молчаливый. Где вы такого взяли?
Муж поднимает голову и грустно произносит:
- По акции.
Многие в жизни сталкивались с людьми, которые садятся нам на голову и делают вид, что так и должно быть. Расскажу вам три истории о том, как избавляться от настырных одалживателей денег, при этом не портя с ними отношения и не тратя свои нервы. Первая не моя, остальные две мои.

1
Жили муж и жена. И был у них сосед-алкаш, который повадился у них брать в долг «на бутылку». Деньги-то он потом отдавал, но сам факт регулярного выпрашивания денег надоел.
Муж был добрый и всегда приходил алкашу на помощь, но жене это однажды надоело. В очередной раз, когда сосед пришел просить в долг, жена оттеснила мужа и сказала:
— Тебе деньги на что? На водку?
— Ну, да, не хватает вот...
— На, держи, — сказала жена, протягивая соседу бутыку. — Вернешь точно такую же.
С тех пор сосед перестал просить у них в долг. Потому что когда у него есть деньги, он не может просто вернуть их, ему надо купить бутылку. Которую он тут же выпивает. А не вернув старый долг за новым кредитом приходить бессмысленно.
(Возможно, эта история мелькала и тут, я ее переписал своими словами по памяти ради того, чтобы собрать все три в одном месте)

2
С тех пор, как Саню оставили на второй год после первого класса, я с ним виделся редко, даже оставшиеся 9 лет учёбы в одной школы. Естественно, после школы я стал видеть его ещё реже. Раз в полгода-год встретимся случайно на улице, кивнём друг другу, вот и всё.
Поэтому я очень удивился, когда однажды шёл утром на работу, а Саня пошёл прямиком ко мне, улыбаясь во весь рот и протягивая руку.
— Здарова, Гена! Как дела?
— Э-э-э, да ничего так, а у тебя?
— Слушай, одолжи рубль?
Отношение к подобным одалживаниям у меня очень негативное, а потому над ответом я даже не задумывался:
— Извини, Саня, нету лишних.
— Та ладно тебе, это ж всего 2 рубля, я завтра отдам!
— Нету, всё, пока.
С тех пор я встречал его почти каждый день на том самом месте и каждый раз он меня доставал своими упрашиваниями (учитывая его внешний вид я подозревал, что ему надо было опохмелиться). Через месяц я заметил, что стараюсь избегать Саню, до последнего момента делаю вид, что не замечаю его, но это не помогало: он догонял, останавливал, спрашивал, короче говоря, порядочно трепал нервы, а потому я решил сменить тактику.
— Гена, привет! Одолжи 2 рубля!
Я достаю кошелёк, вынимаю из него пятёрку:
— Двух нету, есть пять.
— Пойдёт! Давай!
— Погоди. Когда вернёшь?
— Завтра, как штык!
Неделю я не видел Саню, а когда увидел его на том же месте, где обычно, он старательно отводил взгляд, делая вид, что упорно меня не замечает. Подхожу:
— Привет, Саня, давай 2 рубля.
— Ой, Гена, извини, сейчас нету, я завтра отдам точно, — залопотал он.
— Ладно, — говорю. — Завтра тогда.
Конечно, ни завтра, ни через полгода Саня деньги так и не отдал, но цель была достигнута: он бегал от меня, а я получал удовольствие, задавая ему вопросы при каждом удобном случае.
Спустя два года мы встретились в очереди в кассу супермаркета. Саня широким жестом достал из пачки 5 рублей и протянул их мне: «Держи!». Сделал он это с важным видом, как бы говоря «вот видишь, я свое слово держу!».
Если я встречу его снова и он попросит одолжить ему денег, я отвечу: «Саня, я ждал 2 года, пока ты мне вернешь долг. Теперь твоя очередь ждать. Я готов тебе одолжить снова. Приходи через пару лет.». И проолжу получать удовольствие.

3
На работе Паша ходил курить вместе со всеми, но сигареты всегда стрелял. Почти всегда, примерно в 95% случаев. «Забыл купить», — объяснял он, хотя от курилки пройти до ближайшего сигаретного киоска ровно 1 минута.
Однажды меня это достало и на очередное «Угости сигареткой» я ответил:
— Паша, вон киоск стоит, сходи и купи, достал уже.
— Да я деньги дома забыл.
Такие люди всегда найдут десяток причин, но я был подготовлен. Достал пачку сигарет и протянул ему:
— На, держи. Завтра по пути на работу купишь и отдашь.
— Хорошо.
Через недельку примерно:
— Гена, угости сигареткой.
— Паша, ты охренел? Ты мне еще ту пачку не вернул!
— Какую пачку?
— Ты что, забыл? Я тебе одолжил неделю назад, ты сказал, что вернешь.
— А-а-а, так мы её скурили. Не только я, еще Вадик, Сашка. Чего я один должен отдавать?
— Паша... Пачку у меня одолжил ты. Я не собираюсь выяснять, кто из вас сколько скурил. Есть желание — иди и считай, кто тогда сколько скурил, собери с каждого и верни мне целую пачку. До тех пор не проси у меня.
Обиделся, больше не просил.

Я это к чему всё рассказал? Я человек очень неконфликтный, а потому стараюсь найти решение без скандалов и ссор. Но иногда...

4 Бонусная история
Одноклассник Вадя позвонил мне лет через 5 после окончания школы.
— Гена, нужна помощь!
— Кому?
— Моему хорошему другу. Он поссорился с девушкой, надо ей принести цветы якобы от службы доставки, чтобы она не отказалась. Я это сделать не могу, меня она знает. Нужен незнакомый человек. Сделаешь? Мы цветы уже купили, тебя привезём и отвезём назад, 5 минут дела.
— Давай!
Всё прошло по сценарию, действительно 5 минут. Ну, почему бы и не помочь?
Вадя позвонил снова через 2 месяца:
— Гена, снова нужна помощь!
— Кому?
— Да тому же другу моему.
— Снова поссорился?
— Нет, тут другое. Он хочет взять кредит, но у него есть уже один кредит непогашенный, а потому второй дадут только с поручителем. Я не могу, потому что...
Я не стал слушать его объяснения. Зачем?
— Вадя, стой. Ты что, дебил? Пока!

Помогайте людям, но не позволяйте им садиться вам на шею :)
Дебют Шаляпина на оперной сцене был весьма запоминающимся. Шаляпин в то время был главным статистом в театре. Ему поручили бессловесную роль кардинала, который должен был торжественно проследовать через всю сцену в сопровождении свиты. Перед первым в жизни выходом на сцену Шаляпин так волновался, что у него дрожали ноги и руки. Он долго объяснял бестолковым младшим статистам их обязанности, в тайне предвкушая, как ахнет зал от их величественного шествия.
— Следуйте за мной и делайте все так же, как я! — приказал он свите и вышел на сцену.
Но едва сделав шаг, Шаляпин в волнении наступил на край своей длинной красной мантии и рухнул прямо на пол! Сопровождавшая кардинала свита решила, что так и надо, и тоже упала! Главный статист героически пытался встать на ноги, выпутаться из широкой мантии — бесполезно. Барахтаясь в кардинальском облачении, он так и прополз на четвереньках через всю сцену! А за ним, также конвульсивно подрагивая, ползла свита…
Публика хохотала до колик. Едва Федор Иванович оказался за кулисами, его схватил взбешенный режиссер и спустил с лестницы, дав будущему украшению русской сцены хорошего пинка под зад.
Заявка от заказчика сегодня пришла. Сложное исполнение и сам об этом знает. Заканчивается словами: "Буду рад любому направлению, по которому пошлете".
Купол обвалился ночью. Не провисев и пары лет после установки, его прорезиненная ткань не выдержала идущего вторые сутки снега и ухнула вниз со страшным треском и грохотом, заставив отозваться всех псов в округе. Живший напротив цирка Костя-художник также проснулся от шума и наутро уверял в гаражах мужиков, что децибел было как при взрыве ядерной бомбы, не меньше. Главным Костиным аргументом при этом было его присутствие в качестве солдата-срочника на Семипалатинском полигоне в далеком восемьдесят шестом году. Наверное, поэтому он и был лысым. А еще Костя был моим соседом по гаражу и художником. Когда-то он разрисовывал пионерские лагеря, позже, в девяностые кафе и видеоклубы, а теперь сдавал свои картины по художественным салонам.

Подошедший к нам Витька-делопут, работающий помощником депутата и любивший при случае подчеркнуть личную осведомленность, узнав, о чём спор, многозначительно закивал головой и туманно намекнул - он, Витька, в курсе чья это фирма привозила этот купол и для него его падение вовсе и не новость и лично он давно уже ждал этого. И что он, Витька, знает в городе несколько зданий, куда вообще нельзя заходить, не оставив завещания.
Собравшиеся больше грешили на погодные условия, тем более, что этой осенью с погодой творилось что-то невообразимое. Тюмень снегом не удивишь, но чтобы в октябре так наваливало, такую аномалию не мог объяснить ни один из гаражных авторитетов. Лишь выглянувший на перекур вечно угрюмый пенсионер Жилин, которого все звали просто Жила, мрачно буркнул Косте:
- Неча было небо ракетами дырявить - чем и подвел общее резюме под случившимся той ночью.
После чего все присутствующие, с пару минут поматерив председателя, что никак не мог договориться с трактором, вновь разошлись с лопатами откапывать выезды из своих гаражей.

Так или иначе, но Тюмень той зимой осталась без цирка. Запланированные на зиму гастроли отменили и юным любителям зверей осталось довольствоваться только расположившимся на зимовку в Комсомольском сквере бродячим мини-зоопарком состоявшим из нескольких обшарпанных домиков-клеток с немногими размещенными там животными. Мы с дочкой тоже сходили туда посмотреть на медвежонка, большую желтоглазую сову, пару беспокойных енотов, рысь, песцов и куропаток.
Было еще пушистое семейство кроликов и волчица с недавно родившимися волчатами, на которых из близлежащего частного сектора в очередь записывались у вечно пьяного владельца зоопарка желающие завести для охраны дома вместо собаки волка. Для детей, тем не менее, и такой состав выглядел довольно внушительно и, за неимением той зимой какой-либо альтернативы, им вместе с родителями предстояло обозревать имеющееся в наличие унылое и явно полуголодное зверье.

Новость о том, что на площади у "Современника" раскинул шатер передвижной цирк-шапито, сообщил все тот же Витька-делопут, принеся как-то вечером бесплатные билеты в ложу. Вот - потряс он стопкой розовых бумажек - Депутат мой дал. Кто пойдет?

Я не отказался. В садике был осенний карантин, и дочка все равно все дни скучала дома одна, почти все свободное время рисуя фломастерами в своем альбоме. Посмотрев как-то передачу, что до Белки со Стрелкой в космос запускали некую, не вернувшуюся на Землю, безымянную псину, она упорно изображала одну картинку, на которой маленькая одинокая собачка с большими глазами печально летала среди звезд в ледяном космосе. У нас уже было много таких рисунков.

- Давай и мне, цирк дело хорошее - внезапно заявил, забирая себе билеты Жила - и видимо объясняя причину неожиданного своего к нему расположения, кратко добавил - И буфет.

- Какой тебе-то буфет - у тебя и так каждый вечер в гараже буфет - засмеялся Костя - зачем тебе для этого в цирк тащиться?
- А ты чего в лес таскаешься, бензин жжёшь - огрызнулся Жила - Всё равно там с книжки всё малюешь.
Костя как-то сразу сник и, пробормотав что-то насчет творческого вдохновенья, сердито замолчал.
- Внучу поведу - примирительно сказал Жила.

- Пап, а как правильно, вот так? - спросила вечером дочка, показывая гладкую картонку из под колготок с нарисованными на ней синим фломастером кривыми буквами ЦЫРК.
- Цирк - через И - ответил я, завтра сама увидишь.

Назавтра подъезжая к площади возле "Современника" мы уже издали заметили поднимающийся с земли большой желто-красный шатер, за которым выстроилось каре из раскрашенных вагончиков. Костя с сыном дожидались нас у дверей стоя под большой тепловой пушкой. Вместе мы вошли в цирк, где на входе за кассой сидела шустрая бабёнка, шпионским шепотом предлагая всем места в лучшем секторе. Миновав прилавки с различной светящейся дребеденью, мы прошли в зал к нашей ложе, в которой уже сидели Витька и Жила с детьми. Витька восседал важно и солидно, степенно обозревая зал и всем своим видом демонстрируя окружающим собственную значимость. Чисто выбритый и причесанный Жила, одетый в пиджак цвета хаки, выглядел немного растерянным и напоминал скрывающегося в Южной Америке нацистского преступника.

Места постепенно заполнялись публикой состоявшей главным образом из молодых мам и бабушек со своими чадами. Один сектор полностью заняли детдомовские дети, почти все криво подстриженные, а то и вовсе лысые. В пятнах от "зеленки", в одинаковых костюмчиках и платьицах они резко отличались от остальных разодетых и нарядных малышей. Располагались детдомовцы шумно, с криками и ссорами и, до того как все расселись и в цирке погас свет, они уже успели пару раз подраться.

Когда свет загорелся вновь, посередине арены уже находился довольно большой бассейн с плававшими в нем двумя лобастыми дельфинами с умными глазами. С них под заигравший вверху оркестр конферансье и объявил начало представления. Дельфины понравились всем, они по команде выскакивали из воды, синхронно переворачивались в воздухе и вовсю катали свою одетую в желтый гидрокостюм хозяйку. Кроме этого они умели рисовать, что и доказали нарисовав на листе ватмана какую-то сюрреалистическую картину зажатыми в зубах кисточками весело при этом пощелкивая. Картина досталась безмерно счастливой толстой девочке в очках, а дельфинов сменил блестящий морской котик, бесстрашно отражающий надувные мячи большим кожаным носом и выпрашивающий аплодисменты зрителей хлопая одной ластой о другую. Время от времени он колесом выгибал грудь, задирал вверх голову и что-то громко и истошно орал к великому восторгу малолетних зрителей.

Затем униформисты откатили бассейн, и представление продолжили другие цирковые актеры, все паузы между номерами которых заполнял своими репризами клоун по имени Миша - весёлый дуралей с рыжей шевелюрой, в клетчатых штанах на подтяжках и с таким большим красным носом, что он выделялся даже на фоне арены. Он выбежал в зал с глупым хохотом и был встречен громким шквалом детских аплодисментов. Миша, надо признать, был в ударе, выдав целый набор смешных клоунских антре, без конца сыпал шутками и вообще чудил изо всех сил.
Его выступления были такими заводными, что все в зале невольно включались в его игры. Вытащив из детдомовского сектора упирающегося воспитателя, он заставил его натянуть огромные боксерские перчатки, а когда все же надел их на него, свистнул и на ковёр выскочил большой серый кенгуру с точно такими же перчатками на передних лапах. Кенгуру тут же принял боксерскую стойку и, к огромному удовольствию детдомовской детворы, сделал несколько боевых выпадов в сторону попятившегося назад воспитателя. Затем Миша бросал в зал мячики, а когда зрители их ловили, оркестр издавал смешные звуки. В другой раз публика пыталась сорвать с его удочки воздушные шарики, которыми он дразнил всех подряд и детей и взрослых.
После антракта, в котором наши дети молниеносно умяли по мороженке и пакетику чипсов, на манеже появился фокусник, клонировавший на глазах у изумленного зала принесенную ему ассистенткой кошку и пышноусый силач в меховой накидке, лихо подбрасывающий себе на спину две крашеные серебрянкой гири.

Клоун Миша всё также возникающий между номерами других артистов, вёл себя еще нахальнее, сходу задирал публику, с каждым разом отпуская все более смелые и скабрезные шуточки, а один раз, запнувшись об ковер, растянулся так натурально, что сидевший ближе всех к манежу Жила подозрительно повел вслед носом пробежавшему мимо клоуну из-за бруствера ложи.

Зрелище завершили хищники. Под завораживающую музыку на арену выкатили клетку, накрытую плотной зеленой тканью под которой оказались два красивых взрослых леопарда. По команде дрессировщицы, довольно спелой дамы в черном атласном костюме и высоких кожаных сапогах эти грациозные пятнистые звери прыгали с тумбы на тумбу, вальяжно разгуливали по барьеру и даже станцевали с хозяйкой, обняв её лапами. В заключение они отвесили публике поклон, трясь об ковер ушами, как самые обыкновенные кошки.

В конце представления на арену вышел лысоватый мужчина в костюме, оказавшийся директором цирка и немного запинаясь, сообщил, что они всегда рады устраивать праздник для зрителей, но сегодня у их коллектива тоже своего рода праздник, потому что они сегодня отмечают уход на пенсию их старожила клоуна Миши, Михаила Ивановича. Сегодня было его последнее представление и дальше он с цирком не поедет. Клоун Миша уже старенький чтобы кувыркаться на сцене каждый вечер и теперь детей будет веселить клоунесса Катя. Тут же под грохот барабанов на арену выскочила худенькая желтоволосая девушка-клоун, пискляво поздоровалась с детьми и, колесом пройдясь по сцене, скрылась за кулисами. Но мы должны - продолжил директор цирка - быть благодарны Мише за то, что он честно отработал в нашем цирке целых сорок два года и все эти долгие годы добросовестно веселил народ и заслуженно был любимцем зрителей. Директор вынул из кармана пиджака конверт и вручил его клоуну со словами:

- На вот, Иваныч, мы тут собрали... коллективом.

Миша молча взял конверт, огляделся по сторонам, затем весь как-то обмяк и вдруг начал плакать. Сперва беззвучно моргая и глотая слезы, а затем все больше всхлипывая во внезапно наступившей тишине. И сразу всем как-то стало видно, что он и в самом деле старый и наверняка больной человек. Клоун Миша стоял, опустив плечи, нелепо держа конверт в руке, и продолжал реветь. Зрелище это, надо сказать, было весьма жуткое. Слезы катились по его щекам, оставляя полоски на пудре и стирая нарисованную красным гримом широкую улыбку. Ничего не понимающие дети, видя, как клоун начал плакать, принялись смеяться и восторженно хлопать в ладошки. Каждый его всхлип они встречали новыми взрывами хохота и аплодисментами. Выражение дурашливого веселья на лице старого клоуна сменилось какой-то абсурдной маской, а Миша все стоял, пока подошедший дрессировщик, обняв за плечи, не увел его за занавес.

Оркестр заиграл какую-то мажорную мелодию и под гомон ребятни, получившей свою порцию пленительных чудес, все пошли на выход. Но в отличие от детей, взахлеб пересказывающих свои впечатления, взрослые расходились молча, стараясь не смотреть друг на друга. Все, казалось, испытывали некое странное чувство неловкости и видимо поэтому каждый хотел побыстрее покинуть зал.

Это чувство не прошло и к вечеру, когда спустя некоторое время мы, развезя детей по домам, вновь встретились в гаражах. И когда Жила, достав початую бутылку, предложил выпить, все как-то сразу согласились. Загнав машины по гаражам, мы расстелили одеяло на багажнике жиловского “москвича”, разложили сайру, хлеб и разлив водку в разномастную тару дружно выпили холодную "Бенатовскую".
Но говорить все равно не хотелось, и даже обычно говорливый Витька сегодня почему-то молчал.

- Я вот почему Шишкина в лесу перерисовываю - неожиданно нарушил тишину Костя-художник: - а не берут больше ничего. Я ведь много что пробовал, не берут. А Шишкин он под любую мебель подходит, под любой интерьер. Мебель-то она, в основном деревянная, или под дерево. И в офисы только его заказывают. Я его "Утро в лесу" уже тыщу раз перерисовал.

После чего все опять помолчали и лишь когда Жила, сплюнув на землю, задумчиво сказал: - Точно, цирк - мы все словно очнувшись, стали расходиться.
Одна фирма так сформулировала и разместила на главной странице своего сайта миссию компании:
"Мы, команда профессионалов, объединенная общей целью: обеспечить каждого потребителя сжатым воздухом"
Вдогонку вчерашней истории о борьбе с матом в хрущёвско-брежневскую эпоху.

Законов о запрете мата тогда благоразумно никто не принимал. Но народные инициативы на эту тему приветствовались.

Очередная волна борьбы за повышение культурного уровня советских людей поднялась в 1976-1978 годах. «Литературная газета» много писала о вытеснении мата из межличностного общения, подключилась орденоносная советская интеллигенция, взяли вопрос на контроль профсоюзы, двинулись в коллективы лекторы общества «Знание»…

Народ начал заинтересованно экспериментировать с альтернативными способами самовыражения.
Из разговоров тех времен запомнилось:
….
- Ах ты раскатан-шакатан! Растипопор культур-мультур!
- Сам ты шакатан! От растипопора слышу!
….
- Я те щас так затюльпаню, шо аж обсиренишься!
….
Волна сошла на нет где-то к 1980 году.
ПрофессионализЬм
Давно дело было. Медучилище. Выпускной экзамен у специализации "сестринская косметология". "братьев" было ровно двое - и понятное дело, что сдавали экзамен мы друг на друге. ведь там две части было - рассказать и сделать.
если во время делания ты путаешь порядок операций или не так руки ставишь - начинаешь сначала.
...когда на 5-м исполнении мной массажа лица мой "брат" (по несчастью, видимо) стал громко всхрапывать, мне таки поставили "отлично", мол, рассказал все верно и еще упорный.
так вот, спасибо тем экзаменаторам! благодаря им я точно понял, откуда у меня руки, и вместо "стояния за косметическим столом" пошел в вуз, а в психушке (где я ныне работаю) - руки не важно откуда))))
Дома работал за компом, сидя на простеньком стуле. Кошка Дуся стул отжала. Пришлось работать, сидя на табуретке. На стуле спит Дуся. А я, стало быть, на табуреточке рядом пристраиваюсь, малость сбоку, тянусь наискосок к клаве.

Надоело мне это. Купил себе удобное рабочее кресло... Ну, вы поняли. Кошка Дуся кресло отжала в первый же день. Стул рядом не влезет. Маленькая табуретка - с трудом втискивается. На кресле спит Дуся. Могу добавить, что раскинулась она с удобством, пузо вверх, лапы в разные стороны, во сне улыбается. А я, стало быть, на табуреточке рядом ючусь. Теперь совсем уж сбоку. Едва дотягиваюсь наискосок до клавы. И эти строки тоже так пишу. Так-то вот.
Лучшая история за 29.04:
Косатки, хитрые вы сволочи

Австралия, залив Таффорд, середина XIX века. Это одна из "перевалочных баз" синих китов и финвалов, мимо залива шли тогда их регулярные пути кочевья. Естественно, эту локацию облюбовали китобои. Но в открытом море кит легко уходил от кораблей, а дальнобойных гарпунных пушек у людей ещё не было. Редкой удачей была ситуация, когда кита удавалось загнать непосредственно в залив - там бедолага-гигант лишался свободы манёвра, и его можно было достаточно легко загарпунить. Но кит не идиот и сам в залив не полезет.

В это же время за стадами китов следуют голодные и злые косатки.

Косатка любит кита. Косатка ценит кита. Косатка просто, блин, обожает кита. Это сколько ж мяса для бедного дельфинчика! Косатки могут даже читать дальше
Рейтинг@Mail.ru