Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
05 октября 2009

Всякая всячина

Тексты, не попавшие ни в основные, ни в читательские, ни в повторные. Собираются и хранятся исключительно в научных целях. В этот раздел вы заходите на свой страх и риск. мы вас предупредили!

Меняется каждый час по результатам голосования
Экскурсовод.
Хорошо проехать по городам золотого кольца. Много чего узнаеш от
экскурсовода. Во например: - город Яхрома назван так, потому-что когда
Екатерина Вторая выходила из кареты то сказала: " Я хрома". Ну тут и
понеслось: Бар на аул, Игарка - цигарка, Тында? - Ага это я (-ТЫ? -
Нда!), Рос и я, Ик - Ша... Таааг - ил. Ну так далее. Спросите ну и где
тут йумар? - Да всё оч просто: наливаеш рюмаху, читаеш вслух перед
друзьями раз-сказ, выпиваеш и читаеш его заново с выражением. Пока
спиртное не иссякнет, отходить никуда низя, даже по надобностям.
С Вами был "провожающий".
"на СШГЭС контроль осуществлялся визуальным способом" - это капитализм.
"проверить исправность МЕТОДОМ внешнего осмотра" - военная кафедра ещё
до-развитого социализма
Эту историю, рассказал мне покойный дедушка, за бутылку молока. Надо
заметить, был он последним раздолбаем. Позорил бабушку на каждом шагу и
получал от этого огромаднешее удовольствие. Любимое его занятие было,
выйти голым во двор, к скамейкам, где сидели бабки и махая хером,
позвать свою старуху трахаться, а если она сопротивлялась, то хватал
другую и тащил в кусты. Причем лето или зима ему было без разницы. Вот
такой причудливо - закаленный был у меня дед.
А теперь от первого лица история: Во дворе нашего дома, каждый день
выгуливают здоровенного сенбернара. Честно сказать, очень его боюсь.
Кагда у меня запор. Иду во двор, подкрадываюсь к этой псине с заду и
совсей дури пинаю под зад. И бегу понимаешь домой. И понимаешь от
страха, все сразу махом вылетает. Иной раз и добежать-то не успеваю. И
вот замучил меня довече недельный запор. Понимаешь, я и так и сяк
тужился каждый день, ну ни идет и все тут. Хоть ты тресни. Последняя
надежда на сенбернарчика осталась.
Значит смотрю я в окошко, ага вышло погулять мое спасенье. Выхожу,
подкрадываюсь, а он меня Ать с зади-то, да как за сраку - то я и тут, и
сразу же, и обосрался. Такого понимаешь страху натерпелся. Пять минут из
меня этот страх без остоновочно выходил. Полные понимаешь штаны ентого
страха, идти не могу. А сабака-то бризгливо так меня обнюхала, ногу
понимаешь поднела и пометила. А мне что, думаю ладно. Всеравно
обосрвшийся стою. Лижбы до дому теперича дойти как-то.
"Система непрерывного виброконтроля... не была введена в эксплуатацию и
не учитывалась... при принятии решений"
Не дёргайся, дорогая, я спать хочу.
Ну вобщем стыдно мне это рассказывать, но поделиться надо, а то сам о
себе уж больно херового мнения-вроде и непорядочно как-то вышло... Мы с
приятелем поехали к моему брату в гости-у них дача, и мы остались
ночевать. Мы долгл сидели, играли в ускыс (это узбекская игра, что-то
среднее между крестиками-ноликами и шахматами, играть можно хоть сутки
напролет), пили чай с бутербродами-вышло что все мы непьем, и легли
поздно. Брата жена постелила нам в одной комнате, мне на диван, другу на
раскладное кресло. А в доме здоровенный ротвейлер, и на ночь его
спускают с цепи-он по дому и бродит. По сему нам дверь заперли, и
сказали-утром собачку на цепь, а вас откроем. Ну легли мы, спим.
Проснулся от того, что хочу срать. Стал стучать-откройте, мол! Ноль
внимания, у них комната на первом этаже, а мы на втором, и дверь на
лесенку тоже закрыта... Думал что делать, лег, лежу и понимаю-да ничего
тут не сделаешь, надо срать. Хотел открыть окно, и посрать жопой вниз,
на улицу. А окошко не открывается, только форточка, в нее разве что
поссать можно... Думаю куда посрать-то??? В комнате кресло, диван и
полка с всякой дрянью-даже газеты нет, чтоб завернуть, а утром
вынести... Ну ладно, ложусь, ноги крестиком, решаю-потерплю... И
задремал. Проснулся утром, и вижу-корешь уже встал, постель сложил, и
ушел вниз. Хочу вставать, и чувствую мокро! Смотрю-под одеялом ВСЕ В
ГАВНЕ. И ноги, и жопа, и вся постель... Ну я кое-как обтерся майкой, и
грязное белье сложил чистой стороной наружу. И вижу-у друга-то белье
постельное-как мое! Ну я не долго думая, кладу на его кресло сверток
своего белья, на свой диван его, открываю форточку, и иду вниз
умываться! Завтракать не стал, сказал что звонил мобильник и надобно
срочно ехать...
А недавно брательник меня спрашивает- а что у тебя друг за человек? Да,
говорю, человек неплохой, но с прибабахом... То есть, говорит, что за
прибабах? Да, вот, говорю, гостил у меня, и в комнате занавеску
обоссал... Просто так мол... Ну теперь брат, думаю точно на него будет
думать... А самому стыдно, и другана вобщем жалко-брат мой ему морду
набил, и порвал свитер... А мне и признаться сил нет, и погано как-то...
Он тут ко мне зашел-говорю ему, а слушай, хочешь у меня посрать-ну, там
на полу, или на столе-где хочешь! Он сказал что я долбо..б, и ушел. А
мне стыдно. Вот такая херомундия...
В ЖИЗНИ ВСЕГДА ЕСТЬ МЕСТО ПОДВИГУ!

Куды конь с копытом, туды и рак с клешней.

«Я хочу умереть в постели.
На тебе умереть в постели.
И не ради великой цели –
Просто так, лишь бы телом к телу»
Алик Кимры

Старшее поколение помнит – был такой лётчик, герой Великой Отечественной
войны Алексей Петрович Маресьев. Когда его самолёт подбили немцы, он не
катапультировался – тогда ишшо кабины катапультами не хламили, а сиганул
с парашУтом, но до земли сразу не доебался, поначалу завис на толстой
дубовой ветви, и лишь обломив её, рухнул с дуба.

И то ли в воздухе ранен был, то ли при обломе, по-любому сильно
повредился ногами, ходить ими не сподобился и 18 суток по апрельскому
лесу полз к своим. Поначалу нашедший его парнишка не поверил: "Ты шо,
дядя, с дуба рухнул?", но получив ответ: "Да!", сгонял за отцом с
подводой, забрали в хату, потом прилетел за ним самолет.

Ноги ему херурги оттяпали за ненадобностью (им), гангрена, понимаешь,
война, нех возиться с каждым сбитым лётчиком. Оне навроде градин во
время грозы с неба сыпались и сыпались, аки манна небесна, всем ноги не
пришьёшь, на всех ниток не хватит. А война всё спишет.

Потом Петрович к протезам приноровился – а куды ж без них денесся?- и
вернулся в небо – бить фашистов. В конце концов, он их не ногами бил, а
с пулемёта пулемётничал, мстя за уже причинённые фашистами неудобства -
в жарком бою, весеннем лесу, московском госпитале и перед согласными
девушками, которые его, как могли деликатно, по-доброму, по-женски
утешали:
- Хорошо, Лёш, шо те только ноги оттяпали!

Конечно, когда Петрович оклемался, он отправил девушек нах, и первым
делом для него стали фашистские самолеты, которых он за войну сбил
ровным счетом 11 штук: 4 - до ранения, а 7 - апасля. Видать, протезы
пошли ему на пользу. Вообще-то звание Героя Советского Союза давали за
20 сбитых вражеских самолетов, но как инвалиду ВОВ Маресьеву в качестве
льготы, с учётом привходящих героических обстоятельств число сбитых
"Мессеров" удвоили засчитали за 16, выведя цифирь на геройский норматив.

А в это же военное лихолетье Союзу Советских писателей для поднятия
боевого духа советских людей было поручено живо писать лучшие подвиги,
скрупулёзно ни одного не упустив.

Канешно, подвиг подвигу рознь. Были подвиги пожирнее, за них гонорары
отстёгивали покруче, да плюс премия - кому квартальная, кому даже
ленинская, кому же – сталинская на выбор из трех степеней. А там и
фильмы сразу героические ставили, в те времена Штирлиц никогда бы не
докатился до позорища – рекламировать импортные антиоксиданты
отечественным антисемитам.

И тогда подвиги по разнарядке распределяли только самым достойным
советским писателям, с пером как штык или, на худой конец, штыковая
лопата... В общем, шоб штыково писали. И русский штык у них был в
молодцах, а пуля, особливо немецкая, всегда оставалась в дурах.

И в когорте упомянутых оказался такой писатель - Борис, понимаешь,
Полевой, очень советский, хотя и подобно Жириновскому, сын юриста
Кампова, которому до революции было дозволено жить за чертой оседлости.

Кароче, пусть хоть и еврей, зато не какой там нонешний Лимонов
(Савенко), то гордо отсасывающий у простого американского негра, то
скромно - у первого лица страны, ему лишь бы отсосать да об этом
накалякать в "Плейбое", в нонешние время больше всего платят за
блядство.

А вот Полевой вхопился написать «Молодую гвардию», там героев поболе,
соответственно подвигов навалом – пиши не хочу! Но Фадеев, бессменный (с
1939 по 1956) секретарь-приссидатель Союза Писателей, кстати, уроженец
села Кимры Тверской губернии, прямо так ему и отрезал: «Борис, ты
неправ!» да с темы его съёбнул.

Увы, под луной ничто не ново, вечный ништяк - начальство всегда в свою
тарелку положит кусок поболе-пожирнее, на то и начальство! Да и квасил
товарищ Фадеев похлеще гражданина Полевого, знал с кем и делился щедро.
Любил пить в компании, а разок компания не сложилось, сел пить один за
компанию и от скуки, что ль, застрелился.

Хотя злые языки талдычили, вроде он за две недели до смерти бросил пить
и застрелился именно из-за этого. И эта версия кажется более
правдоподобной: как бы он пьяный дрожащими руками смог бы прицелиться
себе точно в висок?

В общем, суд да дело о самоубийстве уже пошли лет через 10, эдак
чиненько списали с мук совести за травлю Зощенко, Ахматовой и других
талантливых да знаменитых коллег - на алкоголизм, дело чести и доблести
русского человека. Пока же сразу после войны Фадеев захватил себе целую
организацию «Молодая гвардия». А Полевому достался всего-ничего, скорее
из-за 5-й графы, только один герой, да и тот обезноженный Алексей
Маресьев.

Однако Полевой не стал унывать над единственным выделенным ему героем,
а, лба не перекрестивши, таки написал повесть да так её и назвал, не
заморачиваясь с именованием: «Повесть о настоящем человеке».

Хотя прототип главного героя МЕресьева - МАресьев в смысле комплектности
в настоящие не канал, что было отступлением от соцреализма. Но раз сочла
Партия, значит – настоящий. Партия руководствовалась учением ленинизма
марксизма, всесильным бо верным вплоть до 1991-го года включительно...

... Впрочем, чё я всё о спившемся Фадееве, накультовавшемся Сталине,
обрусевшем Полевом, обосравшейся партии да нагеройствовамшемся
Маресьеве? А о себе ишшо ни полслова? Хотя евойный подвиг по две недели
ежедневно кажинный год повторял десятилетиями – ползал по-пластуески
один-одиношенек в ночи, голый, в самую холодрыгу.

У Маресьева–то был небось утёплённый комбинезон на меху, унты, шлем,
пистолет, из которого он грохнул медведя аки Дубровский в одноименной
повести, и всё такое тёплое. Шоколад, понимаешь, сухой паёк с
растворимым сухим спиртом. Бросил пару таблеток в стакан воды - получай
стакан водки! Ну, вестимо, не для дури, а для сугрева раненного
организма..

Короче, Маресьева Родина запаковала всем необходимым для успешного и
красивого подвига. А вот у меня в пути – никаких припасов. Голый, как
мама родила, и жрачки с собой - никакой, не говоря уже про пистолет на
случай встречи с медведем или бухла для просыхающего горлА.

Правда, мне ползти приходилось на меньшее расстоянии и за меньшее время
– метров 10 да минут 40. Но тоже мог вполне склеить ласты, если бы
остановился, сдался, сложил руки, бац - и замёрз во сне, так и не
добравшись до своих! А если ссуммировать всё расстояние да время, что я
прополз за десятки лет, то, глядишь, переплюнул бы самого Маресьева!

Да, а какого рожна полз? Когда и куда? А эт когда проходил чемпионат
мира по хоккею, с этой, как её, ну, на болт натягивают... Да не, не
бабой... А - шайбой! Шайбу, шайбу! До-то-го!... Последний матч посередь
ночи и заканчивался. А такого баловства как дистанционка – щёлк-щёлк-..
– и порнуха: "ах, как он её..."- отродясь не было. Да кого х...
переключать каналы? После 23-х работал только один из двух, первый, и
куды с него переключисся?

Вот и выключать приходилось ползти по-пластунски, спать хотелось – до
невмоготу, глаза слипались, бошка об пол стукалась, сопли тянули взад...
А потом, наконец, выключишь – сразу в обратный путь, надо ж ещё
вернуться к своим, точней, к своей – не гарем же у меня был в хрущобе,
понимаешь.

И каждый раз, когда, казалось, силёнок уже нет никаковских,
поганененькая капитулянтска мыслишка подкрадывалась: эхма, пропади оно
всё пропадом к херам собачьим, остановлюсь!- перед глазами появлялся
Маресьев, зовущий за собой на подвиг, и я полз дальше, пока не добирался
до своих... Своих – таких теплых, мягких, уютных, любимых, мирно
посапывающих... или похрапывающих?

А чё эт МИРНО, когда всё время и вокруг война – отечественная, холодная,
хоккейная. И везде нам нужней всех ПОБЕДА, пусть одна на всех, но мы за
неё «ценой не постоим! » ((с) Б. Окуджава). И нечто ль я щас же не
победю сонную бабу?

Прям так и заруливаю, типа, как же ты меня, дорогая моя, встречаешь
сука, с войны? Куды жопу воротишь? Как - «Нет! », что значит – «Дай
спать! »? Чё там бубнишь – «Ребёнка разбудишь? » Ты к-к-кому
отказываешь, тля, – херою? Который полз к тебе аки Маресьев к Красной
армии? И ради любимой тебя, а не сраной родины, подвиг сей свершил...
свершаю... а.. а.. а... Куплю!!! Куплю!! Куплю!.. Ну, чё там хотела?
Летние босоножки? Говно-вопрос...

© Алик, герой

Вчера<< 5 октября >>Завтра
Самый смешной анекдот за 23.12:
Пришёл кот из комнаты и сообщил мне, что ёлка потеряла сознание.
Рейтинг@Mail.ru