Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
05 марта 2007

Всякая всячина

Тексты, не попавшие ни в основные, ни в читательские, ни в повторные. Собираются и хранятся исключительно в научных целях. В этот раздел вы заходите на свой страх и риск. мы вас предупредили!

Меняется каждый час по результатам голосования
Первое марта это не только первый день весны, но и, пожалуй, день
тупости. Прослушайте пожалуйста пьесу в двух лицах.

ведьмочка (429162217) - девушка двадцати лет, которая только что
постучалась ко мне в ICQ.

admin_s - Ваш покорный слуга.

Мезансцена - мое рабочее место. Грустный я. Устал. Работаю. "Тук тук" в
аську.

429162217 (13:45:38 1/03/2007)
Вас добавили



429162217 (13:45:38 1/03/2007)
01/03/2007 (08:37 GMT +05:00)
:-P


admin_s (14:14:05 1/03/2007)
Привет


429162217 (14:14:32 1/03/2007)
привет!


admin_s (14:14:40 1/03/2007)
мы знакомы?


429162217 (14:14:51 1/03/2007)
нет!


429162217 (14:14:55 1/03/2007)
а что?


admin_s (14:15:11 1/03/2007)
мало ли


429162217 (14:15:22 1/03/2007)
*JOKINGLY*


ведьмочка (14:17:20 1/03/2007)
чем занимаешься????????????????


admin_s (14:17:49 1/03/2007)
статус видно?


ведьмочка (14:18:07 1/03/2007)
всмысле?????????????


admin_s (14:24:51 1/03/2007)
мой статус видно? в аське?


ведьмочка (14:25:53 1/03/2007)
ты имеешь в виду личные данные? :???


admin_s (14:26:56 1/03/2007)
РАБОТАЮ я!
статус - "DND", что означает do not disturb!


ведьмочка (14:29:00 1/03/2007)
написано:
Занят (не беспокоить!)
Работаю я1


admin_s (14:29:29 1/03/2007)
есть смысл спрашивать "что делаешь?"


ведьмочка (14:34:51 1/03/2007)
работаю!


ведьмочка (14:35:10 1/03/2007)
а че сам не пишешь?????????????


ведьмочка (14:35:23 1/03/2007)
чем ты сейчас занимаешься???


admin_s (14:36:32 1/03/2007)
слушай. у меня написано "НЕ БЕСПОКОИТЬ".
А ты что делаешь? Ты блондинка?


ведьмочка (14:38:25 1/03/2007)
я сижу на работе и всякой дрянью занимаюсь!


ведьмочка (14:38:33 1/03/2007)
нет я не блондинка!!!


ведьмочка (14:38:41 1/03/2007)
а что ты любишь блондинок???


admin_s (14:48:09 1/03/2007)
нет, я не люблю тупых девушек


ведьмочка (14:48:18 1/03/2007)
ммммммммммммммммм


ведьмочка (14:48:21 1/03/2007)
понятно1


ведьмочка (14:48:59 1/03/2007)
поэтому я и радилась не блондинкой!


admin_s (14:49:17 1/03/2007)
блядь. вот ты заебала, честное слово!
я для таких как ты, которым нехуй делать поставил статус "не
беспокоить".
Теперь тебе понятно?


ведьмочка (14:49:55 1/03/2007)
опиши себя!


admin_s (14:49:59 1/03/2007)
ИДИ нахуй!


429162217 (14:50:05 1/03/2007)
Контакт удалил себя
В одной столице, не будем уточнять в какой, жила семья Козловых. Большая
семья была: мама и семеро мальчишек-близнецов. А папы у них не было.
Тот, как узнал, что его коза семерых родила, так сразу копыта и
отбросил

Мама по утрам ходила в магазин, а близнецы-козлята отправлялись в школу.
Ну а в выходные дни козлята оставались утром дома одни. А когда они
оставались одни, сразу начинали баловаться – ну, сами понимаете,
сексуальное развитие, гормоны там всякие. В общем, играли козлята, так
сказать, сексуально развивались, а за их играми Карабас-Барабас в
подзорную трубу зырил. Он, извращенец старый, в доме напротив жил и уже
давно на козлят глаз положил. Смотрел он, смотрел, вуайерист проклятый,
наслаждался он, наслаждался, педофил недобитый, но в один момент ему и
этого мало стало. Злое коварство созрело в его голове.

Пошла как-то мама воскресным утром в магазин. Ну там хавки какой купить
да кока-колы канистру. А Карабас-Барабас в подзорную трубу это просек,
на улицу выскочил, в соседний дом зашел и к Козловым в квартиру
позвонил.

– Кто там? – спрашивают козлята.
– Это я, почтальон Печкин, – отвечает Карабас-Барабас. – Принес вам
журнал "Веселые картинки".
Обрадовались козлята и побежали дверь открывать. А самый младшенький
козленок говорит:
– Не открывайте, братушки! Это не почтальон Печкин, я того голос по
телеку слышал. И "Веселые картинки" мы не выписываем.

Но не послушали его братья – так уж им хотелось этот журнальчик
посмотреть, – и открыли дверь. А Карабас-Барабас баллончик достал и
сонного газа напустил. Попадали усыпленные козлята на пол, а
Карабасу-Барабасу хоть бы хны – он и не такое в своей гадкой жизни
нюхивал. Собрал он с пола козлят и в чем они были – а были они в одних
маечках – сложил в мешок. Взвалил этот мешок на спину и пошел домой.

Вернулась коза, в смысле – мама Козлова, домой, а козлят-то нет. Ну тут
слезы рекой, истерика, само собой, и прочие женские слабости. Только
через час сообразила (ну, женщины!), что нужно в милицию звонить. А в
милиции у нее знакомый работал – Глеб Егорович Жеглов. Ну ему она и
позвонила.

– Глебушка, – причитала коза, – приезжай скорее, миленький! Беда
стряслась – моих козлятушек украли!

Разумеется, Глеб Жеглов сразу примчался: ведь киднеппинг – это вам не
хухры-мухры, а преступление серьезное. Да и Володьку Шарапова с собой
прихватил, нефиг ему по борделям шариться.

– А может, они на дискотеку пошли? – предположил Жеглов.
– Да какая дискотека, Глебушка, ведь утро, – ответила мама Козлова.
– Тогда, может, в школу? – подумав минуту, предположил он еще раз.
– Так ведь воскресенье сегодня, Глебушка.
– Ну это я так, на всякий случай спросил – работа у нас такая, –
выкрутился Глеб Жеглов.
– Нашел! – закричал из-под детской кроватки Шарапов.
– Козлят? – одновременно спросили Жеглов и мама Козлова.
– Нет, записку.
– И что там написано?
– Карабас-Бара, – прочитал записку Володька.
– Узнаете почерк? – спросил Глеб Жеглов маму.
– Да, это мой младшенький писал.
– Понятно, – почесывая затылок, сказал Жеглов. – Вероятно, он узнал
похитителя и успел записать его имя на бумаге. Соображаешь, Шарапов? Но
кто такой Карабас-Бара? И что это – фамилия или кличка?
– Бас! – крикнул Володька Шарапов.
– Чей бас? – не понял Жеглов. – Баскова?
– Нет, Глеб Егорыч, у Баскова – тенор, а это – Карабас-Бара-Бас!
– Молодец, Шарапов! Моя школа! – после минутного раздумья воскликнул
Жеглов.

Карабас-Барабас этот давно в розыске был. Его педофильская банда "Сизый
голубь" терроризировала весь город. Мамашки детишек боялись в ночные
клубы одних отправлять.

Глеб Жеглов позвонил на Петровку и вызвал Мухтара с кинологом. Мухтар
сразу взял след, вышел из дома Козловых и привел розыскников к одному из
подъездов дома напротив. Однако, как только Мухтар вошел в подъезд, он
не только потерял след, но и сознание. Ибо ссаньем в подъезде несло так,
что можно было предположить, будто здесь испражнялось стадо африканских
слонов.

– Ну, ничего, ничего, – успокаивал себя и других Глеб Жеглов, – зато
теперь мы знаем подъезд, где живет Карабас-Барабас. Пойдем, Шарапов, в
отделение, помозгуем, что дальше делать. А то меня что-то тоже мутить
начинает.

Приехали, значит, они в отделение. Сразу подлечились немного – ну, чтобы
мозговать было продуктивней – и начали план захвата Карабаса-Барабаса
вынашивать.
И такой у них, надо сказать, гениальный план выносился, что Наполеон с
Кутузовым позавидовали бы!

– Эх, черт, мне бы пойти, – сокрушался Жеглов, – да бриться неохота.
– Да не стремайся ты, Глеб Егорыч, – успокаивал его Шарапов. – Я в сорок
третьем под Сталинградом в немецкий штаб внедрился, Гитлером прикинулся
и всей Шестой армии сдаться приказал. А тут какой-то Карабас-Барабас с
шоблой пенсионеров!
– Ну не скажи, Володенька. Это не какой-то Карабас-Барабас, а очень даже
опасный педофил-рецидивист. Помнишь нашумевшее дело об изнасиловании
нашей юношеской сборной по футболу? Ну так это Карабас-Барабас
постарался. Все говорили, что они бегают как в жопу трахнутые – а они
такие и были на самом деле. Вот, – Глеб Жеглов протянул Володьке
фотографию, – у нас есть фоторобот одного из членов банды, вернее,
одной, потому что это баба.
– Страшная какая! – воскликнул Володька и в ужасе зажмурился от
увиденного. – Такая на похороны припрется, и мертвец от страха в гробу
описается.
– Запомни ее, Володенька. Это Баба-Яга, она же Пятница Тринадцатое, она
же Манька-Канализация, она же Валерия Новодворская.
Второй раз Володька не стал на фотку смотреть: такую раз увидишь – на
всю жизнь запомнишь!

Допили они вторые пол-литра – ну там за успех операции, за победу
коммунизма и прочую ботву, – одел Володька белую рубашку, пионерский
галстук повязал и пошел в банду внедряться.

Зашел Володька в нужный подъезд и стал все квартиры обзванивать – ну
типа он пионер и макулатуру собирает.

Несколько часов шляндался, полподъезда обошел, сто килограммов
макулатуры собрал, а на хазу Карабаса-Барабаса так и не набрел.

Устал Володька – ну, сами понимаете, такую тяжесть по этажам таскать – и
решил перерывчик сделать до завтрашнего дня. К тому же пункт приема
макулатуры через полчаса закрывался.

Спустился он вместе с макулатурой на первый этаж... и тут его приспичило.
Ну, стал он оправлять свои, так сказать, естественные надобности под
почтовые ящики, а сам от удовольствия голову приподнял и как бы
непроизвольно на список жильцов воззрился. И тут – бац! – напротив
квартиры 66 Карабас-Барабас записан.

Подумал Володька, что делать: то ли в шестьдесят шестую квартиру
подниматься, то ли макулатуру идти сдавать. Прикинул он, сколько ему
денег за макулатуру дадут, и сплюнул с досады – на бутылку пива не
выходило! Поджег он со злости макулатуру и пошел подвиг совершать.

Позвонил Володька в квартиру, и через несколько секунд с той стороны
кто-то подошел и в глазок глянул. Ну Володька – он же не дурак: он не в
своем ментовском обличии прикандыбал, а пионером притворился. Короче,
открыли ему дверь.

– Тебе чего, мальчик? – спросил прыщавый старикашка, в котором Володька
сразу узнал Дуремара.
– Мне шифрограмма из Лондона пришла для Карабаса-Барабаса, – серьезно
сказал Володька и так немножечко правым глазом подмигнул – мол, я свой,
буржуинский.
– А от кого? – повелся Дуремар.
– От Бориса Абрамовича Фокса.
– От самого Бориса Абрамовича! Ну, входи, мальчик, входи, – торопливо
проговорил Дуремар и пустил Володьку в квартиру.

Снял Володька кеды в прихожей, поправил узелочек на галстуке, причесался
и вошел в комнату. А там за столом Карабас-Барабас сидит, водочку, гад,
попивает. И возле него – Дуремар, Фрэдди Крюгер и Ельцин Бэ Эн. В общем,
вся шобла-ебла в сборе. Им, пенсионерам, теперь никто добровольно не
дает, вот они, уроды, и насильничать вздумали.

Поздоровкался Володька, отсалютовал, ну все, как по уставу положено.

– Ну, здравствуй, мил человек. Проходи, гостем будешь, – поприветствовал
его Карабас-Барабас. – Садись к нам за стол, выпьем, закусим, что Зевс
послал, да о делах наших скорбных покалякаем.
– Спасибо, Ваше Высокоблагородие, – поблагодарил его Володька и сел за
стол.
– Вот водочки выпей, – сказал Карабас-Барабас и графинчик к Володьке
подставил.
– Нет, Ваше Высокоблагородие, нам, пионерам, водку нельзя, – сглатывая
слюну и стараясь не смотреть на графинчик, ответил Володька. Конечно,
тяжело ему было от водяры отказываться, но он же не дурак – понял, что
это проверка. – Мне бы кока-колы стаканчик.

Налил ему кока-колы Карабас-Барабас и спросил:
– Ну, зачем, мил человек, к нам пожаловал?
– Мне шифровка от Бориса Абрамовича Фокса пришла.
– А откуда ты его знаешь? – вдруг спросил Ельцин Бэ Эн.
– Ну, мы с ним однажды ночью, у него на квартире... Я, конечно, как пионер
не должен был этого делать, но... – замялся тут Володька и так натурально
покраснел, что все сразу все поняли.
– И что он хочет? – спросил Карабас-Барабас.
– Он хочет, чтобы вы мальчиковый хор имени трактира на Пятницкой
захватили, а солиста ему в Лондон бандеролью отправили.
– Ну ни фига себе! – воскликнули разом Дуремар, Фрэдди Крюгер и Ельцин
Бэ Эн.
– И что же мне, филармонию приступом брать? – недовольно пробурчал
Карабас-Барабас.
– Нет, Борис Абрамович все предусмотрел, – сказал Володька. – Завтра
утром хор будет репетировать в подвале бывшего кожзавода. А там сейчас
рабочих нет, и даже бомжи из-за вони не селятся. Вы мальчиков без
свидетелей и возьмете. Только много их – всем идти придется.
– Хорошо придумано, толково, – опрокидывая стаканчик с водочкой, сказал
Ельцин Бэ Эн; он, педофил бесстыжий, давно уже губки смазывал на этих
мальчиков.
– А если мы откажемся? – спросил Карабас-Барабас.
– Тогда он вас, Ваше Высокоблагородие, и всех ваших людей с чистой душой
архангелам сдаст. У него на вас два вагона компромата собрано.
– Ох, волчара! – воскликнул Фрэдди Крюгер. – Все, поц, предусмотрел!
– А ты случаем, мил человек, не мусорок засланный? – неожиданно спросил
Карабас-Барабас, прищурив левый глаз.
– Да что вы, Ваше Высокоблагородие! – ответил Володька.
– И доказать можешь?
– Легко. Вот, смотрите. – Володька закатал рукав беленькой рубашки и
показал геевскую наколку. – А геев, как вы знаете, в ментовку не берут
работать.

Карабас-Барабас вопросительно посмотрел на Ельцина Бэ Эн, и тот махнул
ему головой: мол, правду чувак базарит.

Дуремар подошел к Володьке, посмотрел на наколку, потрогал, пощупал.
– Настоящая, – сказал он.

А татуировка-то у Володьки на самом деле настоящая была. Откуда им,
пенсионерам отсталым, знать, что в милиции уже давно работают и геи. Да
их там больше половины! А в ГАИ так и все геи. (Только это военная тайна
пока. Вы, ребята, об этом никому!)

И тут из-под стола вылезает Баба-Яга, эта страшная Пятница Тринадцатое,
эта вонючая Манька-Канализация и так далее.
– Пионеры в рванных и вонючих носках ходют, а энтот в новеньких, –
сказала она Карабасу-Барабасу.
– Эх ты, дурилка картонная, обмануть нас решил, – сказал тот Володьке.
– Так мне их Борис Абрамович вместе с шифрограммой прислал, – оправдался
Володька. – А так я обычно в рванных хожу.
– Да ты, Карабасушка-Барабасушка, на его ладони-то волосатые посмотри.
Из него такой же пионер, как из Ельцина Бэ Эн – президент России!
– Ну что, мусорочек, облажался? – оскалился Карабас-Барабас. – Бабу-Ягу
не проведешь – она девственной плевой все чувствует.

"Чтоб ты сдохла, целка ржавая! " – подумал Володька. Но его так просто
не расколешь – он и не в такое попадалово в своей жизни попадал. Вот
однажды его Майк Тайсон со своим бой-френдом в собственной постели
застукал, так Володька... впрочем, об этом в следующий раз.

В общем, покраснел Володька, как пионерский галстук, и сказал:
– Ну так, епть, это я в свободное от изучения стихов про Ленина время
онанизмом занимаюсь.
– Это ты правильно делаешь, – похвалил его Карабас-Барабас. – За это мы
тебя судить не будем. Но онанизмом все занимаются, и мусорки, небось,
тоже. Расскажи-ка ты нам стишок про Ленина, проверим, какой ты пионер.

Рассказал им Володька одно – он их много знал, целых два.

– Складно калякаешь, – сказал Карабас-Барабас. – Но этот стишок Пушкина
все знают, даже наш Дуремар.
Дуремар поперхнулся и с идиотской улыбкой кивнул головой: мол, знаю, а
как же.
– Вот если б ты на каком пионерском инструменте нам сыграл, – продолжил
Карабас-Барабас, – тогда другое дело.
– Ну так, епть, я на горне могу, – сказал Володька.

Принесла ему Баба-Яга горн.

– А что сыграть-то? – спросил Володька.
– Зорьку! – крикнул Ельцин Бэ Эн.

Сыграл им Володька зорьку. Хорошо так сыграл – соседи в стену стучать
начали...

продолжение:
ты буш ржать, но Маськка пользуясь моими похмельными инструкциями, тока
шо спросила у мамы цыанистого калия для меня... (rofl)
Самый смешной анекдот за 08.12:
Как только Голикова сказала, что для вакцинации надо быть трезвым, а так же потом 42 дня не пить - я сразу понял, что массовая вакцинация в России провалилась.
Рейтинг@Mail.ru