Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
10 июня 2005

Всякая всячина

Тексты, не попавшие ни в основные, ни в читательские, ни в повторные. Собираются и хранятся исключительно в научных целях. В этот раздел вы заходите на свой страх и риск. мы вас предупредили!

Меняется каждый час по результатам голосования
> г. ярославль, metro (большой такой магазин), ценник (большими такими
> буквами) "ножик перАчинный". М-да, а магазин-то не маленький, могли бы
> найти человека пограмотнее

А мог(ла) бы и город Я рославль с заглавной буквы начать,
грамотей(ка)!!! :-)
Вот у нас когда-то случай был....
"Класс лежал, в слезах долго, очень долго..."
А вот дрyгой случай...
так "все долго ржали.." да.. да все все очень "долго ржали"
а в другой раз...
так воще "все - лежали", "под стол падали" и "по стенам сползали" - во
как смешно было да
"маршрутка лежала", "автобус валялся" - " Смех стоял долго."
очень смешно было.... ну очень смешно было ну очень смешно

Спасибо ребята, что не забываете указать - кто и сколько веселился ой...
как это помогает в жизни
.......................................................................
а эти приветики чего стоят
"Привет всем!!!" - ох... какой бодренький, веселенький ну прям
комсомольский огуречик,
"это ничего, что я тут наварнякал херню всякую, зато я вежливый, "свой в
доску" "рубаха парень" "
xi xi
РУГАЙТЕ ГРАФОМАНОМ -- ЗА ПРАВДУ БОРЮСЬ -- г. ярославль, metro (большой
такой магазин), ценник (большими такими буквами) "ножик перАчинный".
М-да, а магазин-то не маленький, могли бы найти человека пограмотнее --
"не маленький" -- А КАКОЙ??? -- тогда, товарищ(ица), пишите
"немаленький"!!!
Воровская жизнь превратила Жигана в тонкого знатока человеческих душ. У
крупного академика при осмотре квартиры и трешки не найдешь, зато можно
побаловаться содержимым холодильника - коньячком, финским сервелатом,
копченым балычком, черной икоркой с маслицем вологодским на ржаном хлебе
свежей выпечки. Грязный базарный цветочник навряд ли станет обременять
дом деньжатами, но вот в гардеробе найдется отменный костюмчик из
добротного материала, всего раз примеренный при покупке.
Профессия приучила Жигана приглядывать за гражданами отечества. Приметил
он как-то перед рассветом зимой человека с сумой и саночками, потом его
же с сумой и велосипедом в летнюю пору, бодро потрошащего помойки
города. Присмотрелся, что он частенько бывает на городских свалках,
узнал, что работает фотографом в НИИ, женат, двое детей, мать-старушка.
Жена - скромная техничка, так, по совету социолога И. В. Бестужева-Лады,
стали в стране победившего социализма, чтобы не оскорблять слуха,
называть уборщиц. Говорят с акцентом - евреи. Однажды потрошитель помоек
совсем поверг Жигана в удивление - он его увидел бегущим на лыжах. Что
же поразило спеца-товароведа? То, что вместо гетр лыжник надел
оторванные рукава свитера. Ага - скряга! Явно есть деньжата, да немалые.
Вычленил жилье и для ознакомления посетил соседнюю квартиру, где
по-камерному, приложив кружку к стенам, прослушал весь строй и быт
семьи.
Здесь было чему удивляться. Семья жила по особым законам накопления и
сбережения. Глава семьи в будние дни обходил помойки, собирая в них
съестное, сдаваемое в утиль (посуду, бумагу, аптечные пузырьки и
баночки), переделываемое в вещи - тряпки, доски, обувь, стекло. Суббота
и воскресенье уходили на посещение городских и заводских свалок, где все
вышеупомянутое тоже собиралось. Все свободное время семья занималась
переработкой набранного в деньги и пищу для себя: огрызки, очистки,
кости, шкурки шли на приготовление блюд; из голенищ сапог, остатков кожи
ботинок шились тапочки; грязное тряпье стиралось, сушилось, гладилось и
резалось на полоски, из которых вязались коврики. Раз в месяц хозяин
ездил на мясокомбинат, привозя мешки с требухой, головами, ребрами,
хвостами, ногами: Наступал праздник: в семье варились холодцы,
сельдисоны, зельцы. Ягоду семья собирала по оборванным кустам в конце
сезона, когда можно было бесплатно заходить на плантации; облепиху брали
в декабре и январе мешками, сбивая мороженные ягоды на простыню. Варили
мусы, джемы, кисели, готовили на продажу облепиховое масло.

Уютная квартира была обставлена БУ - бывшей в употреблении и найденной
мебелью, тарелки в кухне - все с надписью `Общепит`, шлюмки из
солдатской столовой, вилки, ложки алюминиевые. Во имя рациональности и
бережливости все ели по порядку, пользуясь одной чашкой, одной ложкой,
одной вилкой. Копейка к копейке - рубль, рубль к рублю - десятка,
десятка к десятке - сотня, сотня к сотне - тысяча, тысяча к тысяче: -
мечталось набрать двести тысяч, чтобы купить дом на Черноморском
побережье. Иногда вечерком, утомленный расчетами в тещиной комнате
(темной кладовой), хозяин выбегал к теще и восклицал: `Мамочка, осталось
восемнадцать насобирать`. Когда их набрали, на семейном совете решили
еще немножко подкопить, чтобы вольно на побережье пожить до конца дней в
раю, не собирая и не перерабатывая.
ВОИР - Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов не один
десяток свидетельств на открытия и изобретения выдало бы Эрнсту
Бергману: за раскрой изношенных маек на трусы, многократное
использование презервативов в семейной жизни, фуфаек сороковых годов в
подклад пиджаков, варку мыла из дохлятины - собак, кошек, птиц, вязка
свитеров из хлопчатобумажных бобин масляных фильтров тракторов,
переплавку не принятых стеклопунктами бутылок в причудливые пепельницы:
В семье не курили, не пили напитков, не приглашали гостей - все копили,
жаловались и скулили, как тяжело жить (и на самом деле не легко - работа
отнимала по шестнадцати часов в день) и надо помогать, помогать
родственникам, живущим на восьмирублевую пенсию в одном из актюбинских
колхозов - родственникам, которых никто и никогда не видел.
Изучив быт и обычаи семьи, Жиган стал готовиться к операции. Жена с
матерью по субботним и воскресным дням пропадали на барахолке. Муж,
естественно, торчал на свалках, дети дома готовили материал - дочь
резала тряпье на ленты, сын паковал макулатуру в подвале. Одному эту
квартиру взять без крови оказалось сложно - все Бергманы были холеные,
отпоенные костным бульоном свалок и мясокомбинатов и соединенные
насмерть видением побережья. К тому же мокруху Жиган не переносил,
считая ее нарушением воровской этики. В компанию были приглашены еще
трое, без посвящения в тонкости дела - одному вменялось на барахолке по
дорогой цене скупить `творчество` семьи и попросить немедленно подвезти
еще такую партию (рассчитал правильно: позвонят дочери и она тотчас же
привезет), другой должен был подойти к копающемуся в мусоре и отходах
Эрнсту, невзначай сказать, что рядом в перелеске лежит воз тряпья с
какой-то фабрики. Это тряпье было специально завезено и свалено в нужном
месте. Третий должен был сыну, сдающему макулатуру, предложить поехать в
другой район, где нет очереди и выгодный обмен литературы. Книги,
купленные таким образом, Бергманы перепродавали подороже. Жигану нужен
был час для очистки квартиры. Получилось даже больше, чем планировалось:
помогла погода, началась поземка. Огорчило единственное -
`умелец-скряга`, оказывается, деньги искусно рассовал и не все тайники
удалось быстро обнаружить. Уже на выходе он сообразил, что `стеклодув`
мог деньжата запаять в стекло пола в ванной комнате. И то, что он там
взял, превзошло все ожидания - более 150 кусков! На все это ушло 39
минут секунда в секунду, не считая года слежения за семьей.

Бергманы возвращались в приподнятом настроении - у всех удача: выгодно
реализовано `творчество`, найдена и схоронена от посторонних глаз ценная
тряпная свалка, макулатура обменена на дефицитные книги. Все по очереди
поели зельц, смачно намазывая на него горчицу и, поперхаясь ей, шутили
друг над другом, по очереди из кружки выпили травяного чая с облепиховым
джемом, и приступили к подсчету: `Мамочка, осталось`: Щелкнул ключик в
сейфе, спрятанном в стене под вешалкой и: бездонная пустота: В ванной
Эрнст упал и забился в предсмертных конвульсиях. Остальные выжили -
мамочку полупарализовало, жена стала какой-то веселой навсегда, а дети
ушли по другим еврейским семьям Сибири продолжать национальные традиции
бережливости. С похоронами проблем не было, ибо Эрнст разработал
специальный легкий утепленный обоями (разумеется использованными) гроб
из овощных ящиков. Он планировал эту продукцию сбывать не справляющемуся
с быстрорастущими потребностями районному похоронному кооперативу: и сам
угодил в ее уют. Оставшихся деньжонок хватило, и очередь к тарелке
исчезла, так как мамочку стали кормить отдельно из своей чашечки и своей
ложечкой. Оказывается, она не во всем доверяла зятю и сама сшила заначку
для денег в бюстгальтере, дочка тоже - в рейтузах. У одного Эрнста не
было нательных тайников.
Первым исчезновение Тощего Геракла (оказывается, и у него была кликуха)
почувствовали мусорщики, удивившиеся обилию выбрасываемого гражданами.
Жиган же по-братски поделился добытым, бросив каждому по куску, а
остальные тыщи переплавил в один абаканский кооператив, состоявший из
его бывших семейников и родственников. `Воры, - говорил Жиган на
сходняках, - вы должны читать, умнеть, просматривать литературу прошлых
веков, там много ценного для нас`. Он знал, что книги Максимова и
Прыжова научили его под заплатами нищих видеть червонцы, в вечном
недомогании - отменное здоровье, в повышенной религиозности -
ограниченность кругозора.

Вячеслав Майер, "Чешежопица", отрывок
http://www.x-libri.ru/elib/mayer000/index.htm
Самый смешной анекдот за 20.07:
Турция сбила Российский самолёт.
"Мы вам этого не простим!" - заявили в Кремле и продали туркам новейшие системы ПВО С-400.
Рейтинг@Mail.ru