Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
12 ноября 2004

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Выход - есть всегда.

- Вот с ними постарайся договориться, - подвезя меня к летнему стану,
посоветовал агроном.
- Слышь, мужики, тут такое дело, травку не поможете скосить? - подойдя
к бригаде сельских механизаторов, поинтересовался я, надеясь на лучшее.
Да, не повезло мне в тот момент, когда директор леспромхоза решил,
что старшим в сводно-командированной бригаде по оказанию шефской помощи
одному передовому совхозу буду я. Лесорубы и деревообработчики косить
траву не очень-то любили, но план есть план и поэтому его надо было
выполнять.
- Полянка неплохая, ровная и сухая, - оценив молчание как
взаимопонимание, продолжил я, - комбайн ваш как по маслу пойдет, а за
мной не заржавеет.
- А чем рассчитываться будешь? - надвинулся на меня здоровенный мужик,
я так понял «бугор».
- Так это, знамо чем - «гадючкой».
«Гадючка» - технический спирт, выпускаемый родственным нашему
леспромхозу бумкомбинатом, имел отвратный запах и вкус. Сделанный из
опилок, он шел в основном на технические нужды, но при необходимости,
можно было употребить и вовнутрь. Кстати, за три литра оного я два часа
назад и выторговал для своей бригады отличную полянку у совхозного
агронома.
- И во сколько выльется твоя благодарность? - поинтересовался бугор.
- Десять литров устроит? - вопросом на вопрос отреагировал я,
понимая, что торг тут не уместен. Да и спирту того у меня в запасе была
почти полная двухсотлитровая бочка - презент коллеги-снабженца. - Отдам
сразу!
Больше произнести я ничего не успел. Под бурные крики механизаторов -
«давай, Слава, быстрей, мы тебя ждем!», бугор ухватил меня за ворот
куртки и потащил за собой в германскую косилку. Я и охнуть не успел, как
оказался на каком-то ящике с гаечными ключами, в довольно комфортной
кабине.
- Показывай, где поляна? - злобно рявкнул бугор, осознавая, что моя
нерасторопность оттягивает миг расчета.
- Там! - махнул я рукой в примерном направлении, и косилка с места
встала на «дыбы», выбрасывая крупным протектором грязь.
Гонки на германской косилке по пересеченной местности - вещь довольно
экстравагантная, но сейчас речь не об этом. Моя бригада встретила меня
на «Ура», оно и понятно, какая нужда махать в жару косой, если в это
время можно полежать в тени кустов, попить водочку (читай мой спирт) и
перекинуться в карты, а процесс заготовки кормов доверить специалистам.
А то, что бугор сельских механизаторов - взаправдашний специалист,
сомнений не вызывало. Косилка, прыгая по небольшим буграм как конь, тем
не менее сбрила траву не хуже чем «Gillette» щетину. Через два часа все
было кончено, и мои мужики едва успевали грузить скошенный силос в наш
«Урал» и два «157-Зила».
- Готово, братан! Надо бы рассчитаться! - подвалил ко мне разгоряченный
бугор.
- Так это без проблем, пойдем. Вот, наливай, - подводя его к своему
УаЗику-буханке, выданному мне предприятием на период сельхозработ в
виде мобильного штаба, и кивнув на стоящую в салоне бочку, согласился я.
- Куда наливать? - опешил механизатор.
- Да куда хошь наливай, хоть в канистру, хоть в ведро, за такую работу
я тебе еще и пару литров в виде премии накину, - благосклонно осклабился
я, - выручил ты нас!
- Так нет ведра и канистры тоже, - развел тот в сокрушении руки, -
братан, ты мне дай на время свою, а я верну, - узрев в салоне
пластмассовую канистру, взмолился он.
- Не, канистру не дам, она мне самому нужна, мне сейчас к кладовщику
вашему, что на весовой, ехать надо, - не согласился я, - ты уж поищи во
что тебе налить.
Канистру я действительно не мог отдать, она у меня в те времена
тотального дефицита была чем-то вроде «Визы» или «Мастер-кард», которую
я постоянно пополнял из бочки-банка.
Бугор, потерев голову в районе затылка, бросился сначала к одной нашей
машине, потом к другой, пошуровал у себя в комбайне и удрученный
вернулся обратно.
- Нет тары! - чернее тучи, промолвил он, - даже ведра чистого нет, хотя
в нем я и хрен довезу!
- Ну, друг, не знаю чем тебе и помочь, хочешь подожди, я сейчас на
весовую сгоняю, а потом к вам на стан подъеду, там во что-нибудь и
сольем! - обнадежил его я.
- Не, так не пойдет, меня же мужики ждут, да они меня на части порвут,
если я порожняком вернусь. Куда же мне его влить?
- Ты только решай быстрей, а то меня время поджимает, машины-то уже
ушли, а без меня их там тонн на пять ваш кладовщик точно нагреет!
- Слышь, друг! - вдруг с мгновенно просветленным взором, произнес
бугор, - а на пять минут канистру дашь, чтобы мне спирт до комбайна
донести?
- Ну на пять минут бери, только не дольше, - согласился я.
Канистра действительно вернулась через пять минут, и я даже не понял
куда делось ее содержимое, отвлекшись на разговоры со своими мужиками.
Сказав спасибо, бугор от которого уже явно пахло свежачком, я так
понял от последних слитых в рот капель, оседлав своего железного коня,
попер к стану.
У истории было продолжение, так как через недельку я опять выкупил у
агронома неплохую полянку, где можно было поработать косилкой. Дорога
была уже проторена и я ломанулся на совхозный полевой стан. И вот что
мне там мужики поведали:
- Славку мы в тот день ждали долго. Он появился уже ближе к вечеру.
Глядим, косилка по полю рулит, но как-то странно - финтами. Ну мы сразу
поняли, что «готовый» он уже, но блин не до такой же степени. Когда
кабину открыл, вывалился прям на землю. Вообще лыка не вяжет! Ну мы
думаем хрен с ним, не мог же он десять литров выжрать, наверное и нам
что-то осталось! Обыскали комбайн - ноль! Только банка какая-то
консервная валяется и от самого комбайна спиртом прет как от
винзавода. Трижды обыскивали - найти не можем. Этого - кивнув на
скромно улыбающегося Славу - разбудить не можем, он только бурчит все.
Ну сели напротив, думаем, то ли рожу ему набить пока спит, то ли к вам
ехать узнавать что к чему. Минут через сорок смотрим, зашевелился,
встал, нас мутным взглядом обвел и к комбайну. Банку эту консервную
подобрал и к кранику блока - цедит! Тут до нас и дошло, что спирт у него
в системе охлаждения. Горячий, но по мозгам бьет как крупнокалиберным
снарядом. Хорошо хоть у этих комбайнов в системе вода, антифриз-то мы
давно уже пропили! Как раз один к одному и развелся. Два дня мы возле
этого комбайна кувыркались!
Однажды пасмурным осенним днем наша группа в институте решила отметить
наступление нового учебного года. Поехали ко мне. Но доехали только
трое: две девушки и я. Обе были мне симпатичны, но одна была крепко
замужем, а вторая... Звали ее, скажем, Олей. И была эта Оля девушкой
романтической, я бы сказал, возвышенной. Увлекалась поэзией, философией,
театром. Обсуждала премьеры и восхищалась артистами, закатывая глаза, а
на лекциях по судмедэкспертизе читала Новый Мир и машинописные издания
непризнанных поэтов. В общем, тонкая, бля, натура... По такому случаю
купил я по дороге пару бутылок шампаньского. Дома жрать было нечего и
Наташа - та что была крепко замужем - что-то быстро сварила и пожарила..
Короче, сели. Хрусталь, фарфор, серебро.. Чокаемся, жуем, беседу
непринужденную разговариваем. Радостно отмечаю про себя, что с
шампанским угадал: Оля не просто его пьет, а глушит - увесистыми такими
залпами. Наливаю, еще наливаю - бутылку выпили. Вот уже и вторую...
- А водка у тебя есть?
Не сразу понял, кто это спросил..
- Водка, спрашиваю, есть у тебя? - повторяет Оля, пощелкивая ноготком по
хрусталю.
- Есть..
- Наливай!
Вот это мило.. Тонкая натура, а поддать, видать, не дура! Достал
поллитру Пшеничной.. Разливаю.. Теплая - идет хреново. Но не у Оли - она
один раз махнула, только налил - еще раз.. В общем, выпивая этакими
опережающими темпами, Оля стремительно нажиралась. Молча и
сосредоточенно... Потом была бутылка коньяка Слынчев Бряг, но ее мы уже
не допили - Наташа собралась домой, где ее ждал крепкий муж, а Оля с
дивана уже не подавала признаков разумной жизни.
- Держись! - сказала уходя Наташа.
Я улыбнулся.. Потому что еще не знал, насколько пригодится ее пожелание
и не предвидел никаких трудностей. Опыт ухода за пьяными товарищами был
у меня еще со школы. Я и сам становился неоднократно предметом подобного
ухода - в старшем юношеском возрасте... Проводив Наташу до метро, я
вернулся домой...

Романтическая девушка Оля, любительница стихов и театров, лежала на
диване, в свежей блевотной луже, с задранной до груди юбке и спущенными
до колен колготками и трусами... Закрыв глаза и подвывая, она яростно
онанировала.

Я вышел покурить....

Когда вернулся, Оля уже кончила онанировать и спала. Блевотина была
везде - на диване, на полу, у нее на груди и даже на ногах. Дух стоял
соответствующий. Хлопнув рюмку коньяка, я снял с Оли заблеванные вещи и
перенес ее на кровать. Уложил и накрыл пледом. Собрал вещи, покрывало с
дивана и отнес в ванную...

Вышел покурить...

Из комнаты послышались какие-то звуки.. Угадали? Правильно! Это блевала
Оля. Я метнулся в ванную за тазом, но когда вернулся, она уже кончила
блевать. И - правильно! - начала онанировать. Переносить Олю на новое
место я не стал - чистых мест осталось не так уж много, а еще мне где-то
надо было спать. Поэтому новым местом Олиной дислокации я выбрал ванную.
Пустил ей тепленькую водичку и..

вышел покурить...

Потом я почистил диван и кровать, вымыл заблеваный пол и понес грязный
плед в ваную... В ванной была вода. Почти наполовину. Хотя я затычку в
слив не вставлял. Оказалось, слив засорился очередной порцией Олиной
блевотины... Как говорил мой друг, когда он в гостях нажрался, наблевал
в ванную и искал, чем устранить засор: «В каждом интеллигентном доме
должен быть вантус! » Вот, например, у меня дома вантус есть.. А у вас?
Есть ли у вас дома вантус? Нет?! Обязательно заведите... Я долго
орудовал этим вантусом, который издавал смачные чавкающие звуки, а рядом
лежала юная романтическая девушка и онанировала, сжимая коленки.. Вконец
упарившись, причем, почти безрезультатно, я бросил вантус и..

вышел покурить...

Когда я вернулся, то увидел, как Оля безжалостно трахает себя ручкой
этого самого вантуса. Вот так, просто и весьма эффективно - судя по
низким и протяжным ее стонам. Потом амплитуда движений деревянного
агрегата приобрела угрожающий характер: мне казалось, она вгоняет его в
себя почти целиком. Стало страшно, что девушка может травмироваться,
поэтому вантус пришлось конфисковать. Тут она проявила первые признаки
разумной жизни: открыла глаза, зафиксировала взгляд на мне и промычала
что-то, похожее на «Отдаааай.. »
- Хуй тебе! - ответил я.
Мой ответ, а может быть - упомянутый в нем объект, вызвал живой отклик в
тонкой Олиной натуре: она заулыбалась, забормотала что-то и стала
раздвигать ноги, насколько позволяла ванная. Потом взяла меня за руку и
стала тыкать ее в себя... И тут...

Я не вышел покурить! Идиот..

Я взял Олю на руки и отнес на кровать, начал целовать грудь, живот... и,
видимо, слишком надавил: Оля содрогнулась, приподнялась на локте и
метнула харч мне прямо на голову. Бляааа! Надо было выйти покурить..
Отмывшись и покурив, я снова отнес ее в ванную, перегнул через бортик,
лицом внутрь, жопцом к себе, и в таком положении оттрахал, думая об уже
почищенной и снова заблеванной кровати, о куче грязного белья, о
засоренном сливе и о театре, который мне сегодня устроила эта
романтическая девушка Оля. Кончив,..

вышел покурить...

... Она «ушла рано утром, когда я еще спал.. » Несколько дней Оля не
появлялась в институте, а потом как-то пришла к концу занятий, но не
одна, а в компании с хмурым молодым человеком, который издалека
пристально смотрел на меня, а вечером встретил у подъезда - с двумя
дружками. Молодой человек, видимо, также как и Оля имел тонкую душевную
организацию, поэтому не стал сразу лезть в драку, а объяснил суть своих
претензий. Со слов Оли, я коварно заманил ее к себе домой, потом напоил
и жестоко изнасиловал. Причем, настолько жестоко, что боль в ее
влагалище до сих пор не позволяет им нормально заниматься сексом.
- Это не я, это - вантус. - попытался объяснить я...
- Так вас было двое???!!!...........................

Сейчас, сгребая старыми граблями сухие листья, я думаю, что совершенно
напрасно так неприлично заржал тогда. Мог бы и сдержаться... И, может
быть, меня, гомерически хохочущего, били бы не так сильно. Ведь далеко
не все выросли в интеллигентной среде и поэтому многие просто не знают,
что.. «в каждом интеллигентном доме должен быть вантус»!
Cупруга вчера после целого дня жарева-парева на кухне заспанным
задумчивым голосом излагает дочке сказочку на ночь:

- Попросил дед бабку испечь ему колобок.. бабка по амбару помела, по
сусекам поскребла, нашла стакан муки, стакан молока, три яйца,
полстакана сахара...
История одних выборов
=====

1. Столица Юга

Ах, как красиво ехать в Беер Шеву из Тель Авива в ночь! Пустыня, тишина,
луна и звезды - и вдали, за холмами, виднеется теплое оранжевое зарево.
Освещенные пальмы и аккуратные газоны встречают гостей города, не
заметивших в темноте бедуинских палаток на склонах вдоль дороги. И
столица юга, цивилизованный город третьего тысячелетия, приветливо
раскрывает обьятия улиц...

Напрасно, кстати, вы по сторонам не смотрели и бедуинских палаток не
заметили. В них, как ни странно, живут бедуины, которые как раз три
тысячи лет на этой дороге потрошили караваны, и вот эти вот сионисткие
нововведения - законы какие-то - им этнически и религиозно чужды.
Противоречит, значит, вся эта юридическая накипь их многовековым
традициям.

За неимением караванов гордые сыны пустыни потрошат магазины и
припаркованные автомобили, достигая в своем ремесле больших высот.
Не брезгуют и междуусобным перераспределением материальных благ, уводя
друг у друга коз и верблюдов.

Доходило до смешного. Однажды эти бойцы невидимого фронта обнесли
магазин супруги начальника второго отделения полиции, когда сам
начальник был на ночном дежурстве. Я про это отделение потом отдельно
расскажу. Так вот, супруга заявила начальнику, что до тех пор, пока в ее
магазин не вернутся похищенные электротовары, сам начальник может и не
заикаться о супружеском долге.

Процессия из трех патрульных автомобилей, включив мигалки, носилась по
городу ровно четыре часа. Наконец, бедуинские старейшины, испуганные
перекошенной и взбешенной рожей начальника отделения, выдали украденное
и слили героев дня.

Но это скорее исключение. Обычно же страховая компания, горько стеная,
отваливает потирающему ручки ограбленному торговцу страховую премию, на
которую он с большой выгодой для себя покупает с рук новый товар взамен
похищенного, ремонтирует магазин и меняет машину.

Завершив первоначальное накопление капитала, племена романтиков большой
дороги убираются подальше в пески, где, на первом приглянувшемся им
месте, строят дома и основывают город.

После чего проклятые сионистские оккупанты в рамках опрессии протягивают
туда воду, электричество и телефон, а также строят школу.

Так что если будете в Беер Шеве - следите за кошельком и автомобилем,
если, конечно, не желаете внести свой вклад в освоение пустыни.


2. Адвокат

Второе отделение полиции города Беер Шева лидировало по стране сразу по
двум показателям.

Во-первых, именно оно держало пальму первенства по раскрываемости, числя
на своем счету не только множество успешно найденных воров, но и
огромное количество наркоторговцев.
Во-вторых, на сотрудников именно этого отделения подавалось самое
большое количество жалоб за нарушение прав арестованных, избиения и
другие уголовно-процессуальные гадости.

Руководство, конечно, с одобрением относилось к раскрытым преступлениям
и поначалу только ласково журило второе отделение за рукоприкладство. Но
когда жалобы стали поступать практически ежедневно, когда даже самые
отмороженные бедуины (каково! отмороженный бедуин!) стали опасаться
доставки во второе - на самом высоком уровне было решено бороться за
демократическую законность.

В рамках этой самой борьбы стройные ряды второго отделения были усилены
человеком по имени Офер, в прошлом дипломированным адвокатом.
Щупленький, низкорослый, очкастый, Офер в свои тридцать пять лет жил с
мамой и до того времени занимался исключительно канцелярщиной, что
называется, даже бедуина не нюхал. Так что был он не акула, а, скорее,
карась юриспруденции.

Предполагалось, что наличие в рядах лица столь образованного и
интеллигентного поумерит пыл горячих еврейский ментов.

Поначалу Офер лишь с интересом наблюдал за коллегами, увлеченно
избивающих задержанных разнообразными подручными средствами. Затем -
стал потихоньку давать ценные советы. И, поразительное дело, поток жалоб
только увеличился, но все они вдруг стали беспочвенными и
необоснованными.

Оферу вообще везло на диковинные происшествия.

Например, как-то молодой джигит по имени Махмуд похитил автомобиль.
Казалось бы, угнал и угнал, у нас таких угонов каждый день - десятки.
Ничего особенного, если бы на пути ему не повстречался Офер.

Едет, значит, Махмудка на автомобиле, поглядывает по сторонам. А Офер в
это время едет по своим делам на служебной машине. Ну и пристраивается
за Махмудом в правый ряд.

Махмуд, увидя сзади синие цвета, начинает нервничать, густо потеет,
беспорядочно дергается и с грохотом въезжает в зад стоящей на светофоре
Мазде. Та прыгает и пинает носом Нисан. Нисан дергается и бодает Форд.
Форд вальяжно прокатывается вперед и тюкает Субару.

После короткой паузы синхронно глохнут четыре мотора, скрипят четыре
ручных тормоза, хлопают четыре двери и из автомобилей выходят
пострадавшие водители. Одним и тем же движением каждый из них
осматривает багажник своей машины, хватается за голову, поворачивается
вправо и видит Махмудку, так и не отпустившего руль.

Через тридцать секунд динамическая скульптура на перекрестке
символизировала единство общин в плавильном котле эмиграции.

Пожилой эфиоп дергал за ручку, русский стучал в стекло, индус пинал
дверцу, поправляя очки, а марроканец дирижировал этим балетом,
размашисто жестикулируя и требуя от Махмудки быть мужчиной и выйти
самому. Все они слились в едином порыве, как когда-то советские люди,
мечтая добраться до виновника торжества и поблагодарить его от души за
доставленное удовольствие.

До Офера дошло, что сейчас начнется кровопролитие. Соотнеся ситуацию с
должностными инструкциями и функциональным обязанностями, он покинул
водительское место и направился к Махмудке, чтобы своевременными
действиями предотвратить расправу.

В этот момент на авансцене появился новый персонаж. С криком "ах ты,
...!" к Махмудкиному автомобилю бросился рыжий и толстый тип в вязанной
кипе.

Как показала проверка документов в участке, куда отправились все
присутствующие, это и был хозяин машины.

Повезло Махмудке в тот день, ох и повезло.

А Офера рыжий хозяин долго благодарил и приглашал пить кофе в гости.


3. День выборов

В настоящем деле Офер показал себя только в день выборов в городе Н.

В городе Н, а точнее, в поселке городского типа Н., живут две небольшие
бедуинские семьи примерно по пятьсот домов в каждой. А еще там
проводятся муниципальные выборы. И на выборах там с плюрализмом все в
порядке - есть ровно два кандидата. Каждый год - одни и те же. Главы
семей, если до сих пор не ясно.

Понятно, в такой напряженной обстановке волеизъявление народа не
обходится без эксцессов. Во избежание, в день выборов в город Н. нагнали
несколько сотен полицейских.

И выборы прошли спокойно! Члены враждующих семей вежливо улыбались друг
другу под каменными взглядами полиции, приветливо кивали (ах, какая
неожиданная встреча! И вы здесь? какими судьбами?! ваалейкум ассалям!),
неторопливо исчезали за ширмой и появлялись, снова расплываясь в улыбке.

Подсчет голосов продолжался до часу ночи, а в полвторого в патрульной
машине Офера прозвучал вызов диспетчера:
"Всем патрульным - срочно в город Н."

По прибытии в городе Н. обнаружились стихийные народные гуляния. Новый
городской голова отметил свое долгожданное избрание, выйдя на прогулку
со всей семьей. В ходе веселья юная часть его семейства, желая
поделиться радостью, накостыляла представителю дружественной семьи, а
также подожгла дом неудачливого кандидата. После чего представители
противоположной стороны поспешили присоединиться к празднику. И
понеслась....

Подъехавшие машины полиции были обстреляны из автомата Калашникова. Офер
взбесился! "Меня, полицейского при исполнении, - орал он, нервно
дергаясь всем телом и яростно вырываясь из рук своего напарника Дуди, -
какие-то черножопые... из автомата.... "

Эфиоп Дуди соглашался и бормотал ему на ухо что-то успокаивающее.

Затрещала рация.

"Всем отъехать на двести метров и залечь за машинами!" - приказал голос
замначальника отделения.

- Офер, приказ! Приказ поступил! Потом укажешь в рапорте, что черножопые
по тебе стреляли! Потом! - убеждал невидимый ночью Дуди, сверкая белыми
зубами.

Полиция отъехала на двести метров и залегла.

Через пять минут подъехала скорая помощь.
Водителю понадобилось ровно пятнадцать секунд, чтобы оценить обстановку.
После свиста первой пули скорая развернулась и отъехала за полицейский
кордон.

Праздник продолжался. На горизонте, в красном мареве, метались тени в
бурнусах.

Еще через пять минут подъехали пожарные. Унюхав жареное профессиональным
чутьем, они остановились сразу за скорой помощью.

Начальники полиции, скорой и пожарных собрались кучкой и принялись вяло
переругиваться.

- Ну ребятки, ну вдарьте по ним из брандсбойтов, ну что вам стоит? -
неубедительно канючил полицейский.
- А чо всегда пожарники? - говорил пожарный. - Воды у нас с собой нету.
У нас с собой только гидравлические ножницы есть, из подходящего. Вот
если вы, их повяжете, а вы, - медик - их чем-нибудь уколете, тогда мы им
что-нибудь отрежем. А до того - пусть горит, нам и отсюда неплохо видно!

Так и стояли, флегматично любуясь театром теней.
Но тут снова заговорила рация.

- Парни! Поступил сигнал, что в одном из домов притаилась группа
нелегалов с территорий. Значит, сейчас подтянутся погранцы, а
следовательно, начнут поступать раненые. Поэтому как только погранцы
подъедут, срывайтесь и дуйте в больницу, на охрану территории.

Ровно через минуту непосредственно к крайнему дому подъехал джип. Из
джипа выпрыгнули четверо бодрых погранцов, и, не обращая внимания на
выстрелы и крики, передвинули М-16 за спину, достали из машины именные
бейсбольные биты и, высадив двери, забежали вовнутрь.

Полиция попрыгала по машинам и унеслась в сторону ближайшего госпиталя,
разминувшись по дороге с вереницей амбулансов. Вереница амбулансов
означала, что пограничники не удержались и перешли от задержания
нелегалов к разгону демонстрации при помощи все тех же бейсбольных
бит...


4. Больница

В приемный покой госпиталя "Сорока" простые смертные добираются, как
правило, на общественном или личном транспорте. Заботливый беер-шевский
муниципалитет пустил автобусные маршруты номер 5, 7, 8, 12 и 16,
позволяющие с комфортом посетить сей храм здоровья всем желающим жителям
и гостям города.

Можно, конечно, доехать с ветерком на карете с красной шестиконечной
звездой на борту, но я бы вам не советовал. Еще туда можно прилететь на
вертолете с аналогичными опознавательными знаками, но это уж точно
никому не рекомендуется.

Жители города Н., волнуясь за своих земляков, прибыли в госпиталь
настолько раньше полиции и скорой, что невольно закрадывается мысль - а
не скрывают ли в песках хитрые бедуины особую разновидность реактивного
крылатого верблюда или осла на воздушной подушке?

У бедуинов вообще много всего закопано в песках. От артиллерии и
бронетанковой техники до ножей и дубинок. Посторонний человек, а тем
более полицейский, не найдет никогда. А свои при нужде откопают мигом.

Но вернемся в стольный град Беер Шеву. Там уже начали происходить
захватывающие события!

На автомобильной стоянке перед приемным покоем двумя беспокойными
грозовыми тучами колыхались представители Монтекки и Копулетти города Н.
Синим сполохом между ними, спиной к спине и в две шеренги, стояли
полицейские. И те, и другие с нетерпением ждали, когда доблестные
медики, наконец, подведут счет товарищеского матча между
добрососедствующими семьями.

И тут Оферу в голову пришла светлая мысль.

- Ребята! - произнес он громко. - А что это мы на стоянке стоим? Нам
ведь поручено охранять территорию больницы! А стоянка к ней не
относится! Что ж мы тут тогда делаем?

Полицейские, чувствовавшие себя между молотом и наковальней довольно
неуютно, мгновенно вняли голосу Оферова разума. На глазах у слегка
опешивших бедуинов полицейские развернулись и ушли.

Причем Офер специально задержался и показал характерным жестом: мол, не
сдерживайте себя, поубивайте друг друга к чертовой матери, тут и морг
есть рядом, если что.

С трудом верящие своему счастью кровавые мстители медленно пошли
навстречу друг другу. Сначала вяло и с оглядкой, а потом уже бодро и
задорно закипела драка, в воздухе замелькало дубье и даже заблестели
ножи, отражая свет фонарей.

При виде этой битвы богов с титанами Офера осенила еще одна светлая
мысль.

После того, как по нему пульнули из Калашникова, светлые мысли у него
стали появляться одна за одной - то был явно его день.

- Ребята! - сказал он вслух. - А ведь это - несанкционированная
демонстрация! Ее надо разогнать!

Полицейские пожали плечами, но так и не нашли, что возразить. В конце
концов, адвокату виднее, что демонстрация, а что - просто драка. Поэтому
далее события развивались по заранее отработанному сценарию - "ребята"
экипировались шлемами, щитами и большими резиновыми дубинками,
выстроились клином, причем Офер вызвался добровольцем на острие, и
дружно направились примерно в середину беснующейся толпы на стоянке.

Однако представители национального меньшинства, получившие редкую
возможность всласть побиться на прекрасном ровном асфальте и под хорошим
освещением, вовсе не спешили разбегаться в ужасе.

И тогда к Оферу пришла третья, последняя на сегодня светлая мысль.
Движимый ею, Офер совершил Поступок, прославивший его на просторах
страны и навсегда обеспечивший ему место в неофициальном зале славы
израильской полиции.

Повернувшись спиной к беснующейся толпе, он сказал:
- Ребята! Что-то они не очень разгоняются. Давайте-ка мы каждый за себя
побудем!
И с этими словами он выхватил из-за пояса резиновую дубину, лихо
крутанул ею над головой и отчаянно врубился в гущу мордобоя, принимая на
щит и круша.

Неизвестно, слышал ли Офер о красной коннице времен гражданской, о
самураях с мечами но-дачи или о берсерках. Вряд ли эти исторические
сведения входили в его программу обучения.

Однако вид щуплого очкарика со щитом в полтора себя в одной руке и
демократизатором "на слонов" в другой надолго врезался в память
разбегавшихся как тараканы бедуинов.

Драка была разогнана в рекордные сроки, зачинщики из числа медленно
бегающих оприходованы и упакованы, а жертвы - доставлены в приемный
покой, благо он был рядом.

Прибывший как всегда вовремя зам начальника отделения быстро опросил
непричастных свидетелей и в момент составил для себя картину этого
асфальтового побоища. Как только последняя деталь мозаики легла на свое
место, он вспомнил не только родные марроканские проклятия, но и
слышанный когда-то краем уха польский и русский мат.

Выдернув безмолвного и потупившего взор Офера в сторонку, зам выплеснул
на него три ушата помоев, после чего воздел очи горе и возопил, взывая к
небесам:
- Господи! Лучше бы у тебя была судимость! Лучше бы ты содержал
публичный дом или торговал травкой! Я бы хотя бы знал, что с тобой
делать!

На пути в отделение "луноход" практически безмолствовал. Чуть слышно
гудел кондиционер, постанывали сложенные штабелем задержанные.
Прислонившийся к стеклу Офер разговаривал с мамой:
- Мамочка, ну что ты волнуешься! Я немножко задержался на работе. Нет.
Нет, я не знаю, что там был за шум возле больницы. Нет.

Задержанный у ног Офера попытался сесть.

- Мамочка - это точно был не я. Ты же знаешь, что я не в состоянии
ударить человека!

Офер наступил на него ногой. Задержанный рухнул обратно на пол.

- Целую, мамочка. Буду дома к завтраку.

Установилась тишина. По-прежнему гудело и постанывало. Над потрясенным
городом неторопливо восходило солнце.
О работе немецкой полиции. История совершенно реальна и просто облачена
мною в более-менее литературные формы. Привет всем, кто себя в ней
узнает.

Произошло все уже после воссоединения Германии. Но в Восточной Германии,
а вернее под Берлином, было на то время полно нашего советского народу -
в основном, русских, как-то связанных с воинским контингентов нашего
некогда великого СССР, а также и 2 армян и 2 прибалтов.

Поехали большой смешанной компанией за город, отдыхать в лесу и купаться
в пруду. Компания была настолько большая, что не все даже друг друга
знали. Кто хотел, упился и обкурился в Ж***. Были там еще ребята,
гоняющие машины на продажу. И решил один из гостей (мужик ростом под 2
метра) покататься на староватом, но все еще грозном БМВ.

А дело, напоминаю, происходило в лесу. И вот этот обкуренный кретин
умудрился в этом самом лесу не только наткнуться на полицейскую машину
на проселочной дороге, а вдобавок еще и врезаться в нее. На шум,
конечно, сбежались мы все.

Испуганные полицейские во все глаза таращились из машины на детину в
плавках, который виновато улыбаясь и бормоча что-то под нос вылез из
побитого БМВ и, пошатываясь, направился к немецким ментам. Те мертвой
хваткой вцепились в табельное оружие и вызывали себе подмогу. (Она,
кстати приехала минут через 30). Наша подмога была на месте уже через 5
минут, тоже все в плавках и всей толпой.

Все еще шокированные полисмены, наконец, выползли из машины, и припомнив
свои обязанности, решили для начала проверять документы. Пока они это
делали, чувак слился в толпе других мужиков в плавках, а потом тихо
сиганул в пруд и переплыл на другой берег..

Удивительно, но его полицейские в лицо не запомнили!

Две наши подруги, у которых с аузвайсами все было в порядке, взяли на
себя обязанность по переговорам с немецкой полицией. Умные девочки
смекнули, что надо показать полную кооперативность и политическую
лояльной немецкой полиции в деле вылавливания русских преступников. Они
строили заинтересованные лица, поддакивали и всем своим существом
выражали готовность отдать жизни за немецкую законность и
государственность.

Как оказалось, документы были в порядке далеко не у всех. Толпа стала
стремительно редеть, причем прямо на глазах у изумленных ментов. Было
человек 20, а осталось где-то 5. Немцы начали медленно ох**вать. Еще
через какое-то время они обнаружили «наличие отсутствия» самого главного
преступника в плавках.

Полицейские:
- А, это, а где тот господин?
Девочки:
- Какой?
- Тот в плавках!
- А, так он сказал, что ушел в кусты пописать.
- Так надо же его найти! Кто он такой? Как его вообще зовут? -
спохватились блюстители закона.

Тут девочки на месте придумали историю, что вот, мол, мы отдыхали, к нам
примкнул еще один русский парень, мы его угостили, а потом он хотел
поехать в магазин чего-то купить. А звали его (внимание!) - Вася Козлов.

И вот тут началось самое интересное... За достоверность отвечаю. Так как
уже были сумерки, полицейские раздали всем оставшимся «свидетелям»
фонарики с тем, чтобы бродить по лесу и искать Васю Козлова.

- Ваасяя! Коооозлооов! - кричали девочки и мы все, давясь от смеха (а
смеяться было никак нельзя).
- Васьь-яяяяя! Коз-лоофф! - кричали полицейские.

Глядя на эту комедию, казалось, что вся компания вместе с немецкими
ментамии объелась ядовитых грибов и бродит с галлюцинациями по лесу в
поисках Покемона.

Поиски закончились через полчаса. Вася Козлов и еще человек 10 все это
время отсиживались в изрядно прохладном пруду. Ушли ли они под воду и
дышали через камыш, как когда-то славные русские воины - врать не стану.
Но из рук правосудия уплыли уж точно.

Через час-полтора, после заполнения протокола, немцы горячо за руку
поблагодарили девочек и других учатстников поиска экспедиции имени Васи
Козлова. Собрали фонарики, подцепили разбитую свою тачку на буксир и
уехали с чувством исполненного долга. Отсидевшись в засаде и дождавшись
отъезда ментов, мы пошли сами искать «козловцев». Нашли их в пруду, в
камышах, изрядно замерзших (там летом даже прохладно), но счастливых,
как все советские люди, обманувшие закон.

По старинной русской традиции отпаивали водкой.
В конце 80-х довелось мне учиться в Херсонской мореходке.
Особеностью данного заведения было то, что кроме советских ребят там
обучались и иностранцы, в основном из слаборазвитых на ту пору стран.
Держались они особнячком, да и нам не рекомендовали особенно сближаться
с ними - дружба -она конечно фрондшафт, а вдруг шпиен засланый.
Но после 3 курса во время плавпрактики попала наша группа на одноУПС
(учебно транспортное судно) с группой иностранцев, там и раззнакомились.
Был среди них очень колоритный паренек Миндонца Синдонио Пинту-
карикатурный афроафриканец из Гвинеи Бисау. Как выяснилось папа у него,
в отличии от остальной братии, в своей Гвинее занимал пост министра
рыбной промышленности. На вопрос «на кой хрен тебя занесло в Херсон? »
он честно рассказал, что ему на выбор предлагалось уева хуча учебных
заведений по всему миру, но он выбрал именно Херсон потому что спутал
его с ….. Хельсинки!!! В Европе негритенок решил поучиться! Друзья!
Учите географию!
Всем выпускникам ХМУРП привет!
Сценка, которую я лично наблюдал.
Большой книжный магазин «Букберри». Отец с дочерью стоят возле книжных
полок. Дочери года 4, может, 5. Девочка держит в руках красочную книжку
про олененка Бэмби. Отец с серьезным видом ее отговаривает:
- Пойми, книги нужны не только для развлечения. Из книг люди должны
узнавать что-то новое, полезное. Давай, выберем другую книжку.
Лицо девочки хмурится, она несколько секунд размышляет, а затем выдает:
- Если не купишь эту, завтра утром я тебя с мамой опять разбужу.

МД
Еду в маршрутке. Народу куча. Всем надо на работу, все опосля
вчерашнего! Наше "таксо" по ходу следования серьезно заполняется! На
одной из остановок заходит МАДАМ!!!! Блонд_Ы_нка, мини юбка, мини куртка,
и т.д., и т.п. но.. одно но.. НОГИ, длинюююющие! Все как у блондинок.
Едем. У этой БЛЯндиночки звонит мобила. Ей естественно неудобно
говорить по нему! Телефон не умолкает. И тут она, вытащив телефон,
выдает (диалог-монолог):
- Алло! я не могу сейчас говорить! ......
- Да потому что я сейчас раком стою!!!.......
- Да в маршрутке я еду, идиот!!!!
Водитель дальше ехать не смог! Что делалось в маршрутке, вы наверное
представляете!!!!
З.Ы. Девица вышла сразу после разговора! По прибытию на работу
настроение было СУПЕР!
Из цикла "Говорят дети".
Дочка 4-х лет пересказывает сказку "Волшебник Изумрудного города",
которую читают с мамой на сон грядущий:
- А девочку звали Элли. Она жила-была в... а! в Канзасе! Это в Америке.
Потом задумчиво добавляет:
- Но говорит она почему-то по-русски...
Дело было в этом веке на конвейере одного совместного предприятия
штамповавшего легковушки. В понедельник, в четыре часа дня с копейками
конвейер чуть не встал потому что кто-то внепланово приватизировал два
ящика подшипников, пользовавшихся повышенным спросом за забором завода.
Менеджер с канцелярской фамилией Паркер ходил с вытаращенными глазами по
цеху и заглядывал под столы. Через некоторое время наблюдавший за этим
начальник смены сказал:
- Точно Сансаныч спиздил!
Менеджер выскочил из-под стола и фальцетом пропищал на весь цех:
- Ноу пис дил! Ноу вэй! [Перемирия не будет! Ни за что!]
Сансаныч, не выходя из предкоматозного состояния и дыша этиленом, на это
заметил:
- Пральна грит... Я эти подшипники пиздил, пизжу и буду пиздить...

ЗЮЗЯ

Вчера<< 12 ноября >>Завтра
Лучшая история за 05.05:
Было ещё в школе. В нашем классе было два выродка - Юрка и Виталик, которые издевались над ребятами, чьи родители мало зарабатывали... Обзывали нищебродами, делали пакости исподтишка , портили вещи. В общем всячески пытались унизить тех, кто не мог себя защитить. Почему не собрались и не поколотили? Их родители были какими-то серьёзными начальниками из городской администрации и когда кто-то давал сдачи зверёныши бежали жаловаться, администрация школы вставала на сторону этих уродов и посмевший защищаться получал ещё и оттуда... В нашем классе особенно сильно доставалось одной девочке, которую воспитывала бабушка и мне. Из-за плохого зрения всегда сидел на первой парте и во время урока в спину летел всякий мусор и жеваная бумага.
На читать дальше
Рейтинг@Mail.ru