Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки

Поиск по автору:

Образец длиной до 50 знаков ищется в начале имени, если не найден - в середине.
Если найден ровно один автор - выводятся его анекдоты, истории и т.д.
Если больше 100 - первые 100 и список возможных следующих букв (регистр букв учитывается).
Рассказчик: Юрий Ч
По убыванию: %, гг., S ;   По возрастанию: %, гг., S
1

18.02.2021, Новые истории - основной выпуск

Прохожу техосмотр. Очень интеллигентная девушка заполняет с моих слов какие-то бумаги. Водительский стаж, адрес проживания...

Др-р-ринь - из принтера вылезает нужная бумага.
Смотрю - в адресе проживания напечатано: "... ул. 3-го Интернационала..."
- А "Третьего Интернационала" надо писать римскими! - говорю поучительно.
- Нет проблем, - соглашается девушка. С невозмутимым видом что-то перестукивает в своем компьютере. Новое др-р-ринь - и мне подается исправленная бумага.

В ней значится: "... ул. 3-го Римского Интернационала..."

Ощутил себя древним римлянином...

20.09.2021, Новые истории - основной выпуск

Навеяно историей о выпускнике культурного учебного заведения, загруженного пьяным в поезд https://www.anekdot.ru/id/1247384/

Прохожу мимо музыкального училища в нашем городе. Из открытых окон доносится какофония всяких классических аккордов. Невольно усилил слух, пытаясь угадать, что конкретно и на каком инструменте играют - любопытно было бы угадать.
Из дверей выпорхнула группка девчонок лет пятнадцати с футлярами вычурной формы. Мой напряженный слух до меня донёс:
- Девчонки! Кто знает, где мне взять эту блядскую партитуру Шумана?
Финальный аккорд.

23.03.2021, Новые истории - основной выпуск

Передвижное месторождение
Я человек сугубо штатский, поэтому прошу извинить, если допущу какие-нибудь неточности в описании военной жизни, тем более тридцатилетних времен давности. Да и, признаться, рассказ это не мой, а моего сотрудника, сейчас уважаемого человека.
Поэтому условно назовём его, как звала в те годы землячка его в письмах в армию – Вадик
Его девушка Света проживала в какой-то глухомани в Пензенской области и гордилась тем, что её Вадик служил в самОй Москве. Причем, всего лишь за два месяца уже дослужился аж до ефрейтора. Это потому, что служба у него очень важная и секретная, а ещё он в большом авторитете у командиров.
Вадик действительно служил в Москве при каком-то большом штабе, возможно даже Генеральном. Был он механиком в гараже. Гараж обеспечивал служебными автомобилями офицеров и генералов этого самого штаба, который я условно назвал Генеральным.
В задачу ефрейтора Вадика было всегда держать наготове «волгу», которая возила не очень большую шишку из этого штаба, всего-навсего майора. «Волга» была не первой свежести, поэтому Вадику приходилось всё время что-то подкручивать и прокачивать. Из-за такой занятости он ещё ни разу не был в увольнении, поэтому на вопрос девушки Светы - какая она, Москва? - писал, что в увольнении ни разу не был и, наверно, не будет, так как является носителем государственных секретов, которые нельзя разглашать до конца жизни. Возможно, из-за этого его даже не отпустят домой после службы, а засекретят под другим именем, поэтому все те мужские обещания, что он давал ей перед армией под своим именем, вполне могут быть не выполнены по государственным соображениям, уж не обессудь. Такая государственность сильно нервировало девушку Свету. Нервенность эта, выраженная в письмах слезами по строчкам сильно успокаивала Вадика. Слезы девушки Светы были так горючи, что разъедали буквы, написанные шариковой ручкой (Света капала на них одеколоном «Тет-а-тет»).
Водителем у майора был земляк Вадика Серёга. Серёга слегка важничал перед Вадиком, как положено старшему сержанту перед ефрейтором, хоть и земляком. Всегда требовал неимоверной чистоты салона, не то грозился заменить механика на более расторопного. Но в минуты добродушия всегда спрашивал, как там, на родине? Не болеют ли? А в деревне сейчас больше девок или парней? Хорошо бы, девок, а то майор обещал ему отпуск.
Вадик неоднократно просил Серёгу покатать его по Москве, а то что он тут видит? Он и в городе ни разу не был. Знает только: казарма – гараж, гараж - казарма. Приедет домой и рассказать нечего. Разве что открытку с Кремлем показывать.
Но покататься по Москве – это было бы несказанно жуткое преступление. Самоволка, да ещё из секретной части! Ишь, чего придумал! Может тебе ещё на танке последней конструкции да по Красной площади покатать?
Вадик на танке не умел, но в принципе попробовать хотел бы.
Наконец однажды Серёга сказал:
- Так, сегодня в четырнадцать ноль-ноль везу майора к новой Марусе (всех женщин любвеобильного майора Серёга звал Марусями). Пока он с ней дома то, да сё, мы с тобой можем посмотреть город. С тебя газировка и мороженое.
- Неужели разрешил? – радостно изумился Вадик.
- Кто? Майор? Да ты что? Спрячу тебя в багажнике. А когда высажу майора, то вылезешь.
Самоволка стала выглядеть бегством и отдавать криминалом с применением технических средств. Вадик задумался.
- Не боись, - уверил Серёга, - на КПП никто никогда багажники не смотрит. Чего в этом штабе красть – там одни карты военных планов, а их не в багажниках крадут.
Вадик лег на дно багажника, Серега прикрыл его куском ковровой дорожки, который кто-то из предыдущего поколения отрезал от дорожки, что расстилали для встречи какого-то генерала из Африки. Но тот не приехал ввиду скоропостижного переворота и, соответственно, окончания жизненного пути на этом свете. По суеверным дипломатическим традициям дорожкой далее нельзя было пользоваться для встреч других генералов, поэтому её пустили на куски. Одним таким куском Серёга прикрыл Вадика. Получилось удачно, слегка только торчал один сапог. Серега натянул дорожку на сапог, но вылез другой. «Чёрт с ним», - решил Серёга. Так же решу и я, автор, потому что в дальнейшем повествовании этот сапог никак не поучаствовал.
Они проехали беспрепятственно через КПП, потом машина остановилась. Вадик знал: это Серега подал её к подъезду штаба. Хлопнула задняя дверца. Это майор выложил на сиденье пакет с джентльменским набором: шампанское, коробка шоколада и букет красивых цветов, только без запаха, так как это были голландские розы из киоска при штабе. Затем хлопнула и передняя дверь – майор занял своё место.
- К парфюмерше! – скомандовал майор Серёге. – Сегодня, наконец, обещала! Решилась-таки француженка…
И Серёга, и Вадик всегда были в курсе подробностей жизни майора. Исстари дворовые всегда обсуждали жизнь господ. Потом этот обычай передался секретаршам начальников с их персональными шофёрами. Ну а уж Сереге с Вадиком сам Создатель велел быть в курсе, так как майор и сам охотно рассказывал свои похождения своему водителю.
Бравый майор уже вторую неделю обхаживал продавщицу из магазина французской косметики «Ланком», что прямо в центре Москвы. С ней он познакомился, когда выбирал французские духи для предыдущей Маруси. Но когда увидел эту, искусно разукрашенную всеми французскими оттенками, купленные духи тут же вернул продавщице в руки и объявил на чистом французском языке, что покупал духи, чтобы тут же вручить их самой красивой девушке во французском магазине, а может, во всей Франции. Ответ прозвучал благосклонно, но на чисто московском диалекте: женщина была коренной москвичкой, только накрашенной умело и привлекательно. Впрочем, подарок был принят, и вот сегодня «француженкой», возможно, будет сделан ответный ход.
Ехали недолго, Серёга знал адрес. Остановились. В машину впорхнула молодая женщина. Вадик догадался, что она красива по едва слышному аромату духов, долетавшему до его убежища.
— Это мне? – спросил приятный женский голос. – Какой запах чудный, я буду помнить его всю жизнь…
Я забыл упомянуть существенную деталь: «волга» была редкой модели, с кузовом «универсал». То есть, багажник был единым объёмом с салоном. С одной стороны, это было хорошо, так как в багажнике было просторно, и Вадик мог быть в курсе всего, что происходило в салоне. Но, с другой стороны, Вадик опасался проявить себя каким-нибудь шорохом, чтоб не услышали пассажиры.
Квартира майора была далековато, но надо было потерпеть – сам же напросился покататься.
Вадик уже устал лежать на одном боку. Он и по характеру был не лежебокой. А тут ещё после обеденной кормёжки в солдатской столовой у него начало пучить живот. Сначала это не вызывало никакого беспокойства. Ну пучит и пучит – перепучится. Ему было интересно прислушиваться, как отдаёт его машина московские кочки под колесами, как работает её подвеска (надо посмотреть левую сторону). Потом было бы любопытно послушать, о чем будет болтать майор со своей Марусе.
Но майор ни о чем не болтал. Он молча сидел спереди, предвкушая предстоящие диалоги, не предназначенные для публичной откровенности. Маруся же примостилась в уголке сзади, как раз от Вадика через спинку.
Через некоторое время Вадику стало совсем беспокойно. Газовое месторождение, зарождавшееся в недрах багажника «волги», а именно в животе Вадика, росло и по объёмам уже начало доставать всесоюзное уренгойское. Московские кочки грозили прервать затейливый природный процесс и не по-государственному, бездарно, разбазарить народное добро неожиданным прорывом в атмосферу.
Сказать, что Вадик старался беречь доставшееся ему народное добро – это было бы ещё слабо сказано! Он жутко боялся прежде всего того, что процесс стравливания излишков в атмосферу будет сопровождаться могучим тигриным рыком, свойственным его организму как никакому другому в казарме - видимо, передавшимся по наследству. В детстве он даже не мог играть с другими детьми в прятки: его находили по звуку. Позволить себе испустить грозный рык означало мгновенное обнаружение. Дальше понятно - гауптвахта, а то и суд, Сибирь… Прощай, Москва, девушка Света…
Тут он вспомнил, как в детстве его, маленького, бабушка учила пристойным манерам: «Вадик, если надо где-то пукнуть, но чтоб дружки не смеялись – сунь пальчик в дырочку и оттяни в сторону. Тогда никто и не услышит».
Доведенный до отчаяния ефрейтор срочной службы вспомнил завет покойной уже бабушки и воспроизвел его со всей старательностью послушного внука. Бабушка оказалась молодцом, царство ей небесное! – приём сработал абсолютно бесшумно – не то, что рыка, даже мышиного писка!.. К выпущенному из недр в атмосферу природному кубометру у Вадика стал образовываться следующий, и по опыту Вадик знал, что его организма хватит ещё на два-три таких.
Сначала стал подозрительно осматриваться майор. Первый, кого он заподозрил, конечно, был его водитель. Как опытный сейчас руководитель, автор понимает, что перед майором в эти минуты стала масса нерешаемых задач. Глупо отчитывать водителя при женщине. Что она будет думать о нём как об офицере, под началом которого такие безобразники? А если по большому счёту, то что она может подумать вообще о людях в форме? Да, обо всей нашей армии?..
Водитель Серёга в это время думал примерно о том же, но по-солдатски конкретней. «Вот скотина майор, сам наделал, а на меня посматривает. Уж не хочет ли он подставить меня? Вот ему!
Но когда их переглядки с майором участились, Серега несколько изменил свои взгляды на обстановку: «Хотя… Хорошо, допустим я возьму это на себя, черт с ним. Но только чтоб завтра же в отпуск!».
Сержант не знал, что тучи над его головой сгущаются со скоростью атмосферного духовитого вихря.
«А вдруг эта сволочь нарочно хулиганит? – продолжал думать майор. – Может, чем-то я его разозлил и вот тебе – нежданчик…
«За такое мало отпуска, - продолжал строить планы подвига Серёга. – Пусть придумает мне командировку на месяц! А что, какой-нибудь сбор сведений о скрытности подхода к стратегическому коровнику на горе…»
«Да вроде нет, не должен, вон какая морда невозмутимая. – озабоченно решает майор. - Да и не первый же месяц у меня… Тогда кто? Неужели я? Как тогда, на концерте… Задумался и…»
- У тебя нет чего-нибудь такого в багажнике, неуставного? – спросил майор у Серёги. Тот испугался, но бодро ответил:
- Никак нет, товарищ майор. Я нашего механика каждый вечер чищу, чтоб знал!
В раздумьях майор вздумал оглянуться назад. И не поверил своим глазам своему носу. Нос учуял возрастающий градиент зловонного тумана именно с этого направления - сзади.
«Не может быть!» - изумился майор и ошеломленно стал с преувеличенным вниманием пялиться вперед, на дорогу, совершенно, впрочем, её не видя.
Все трое сидящих в машине понимали, что тот, кто бросится открывать окно, тут же будет двумя другими определен как виновник происшествия. Ну, чисто психологически: раз открывает – значит, возле него хапаъ гуще — значит, это ОН!
И экипаж передвижного газохранилища мчался далее по Москве в молчаливом размышлении. А Вадик готовил к обнародованию уже третью порцию…
Майор ещё раз аккуратно, исподтишка оглянулся. Ого! Теперь и глаза подтверждали его подозрения! Женщина сидела, закутав лицо в свой кокетливый розовый шарфик, глаза её блестели от выступивших слёз. Видимо, так бывает с непривычки. Да и то сказать - после ланкомовских ароматов не каждый сможет стойко обонять продукт работы здоровой солдатской плоти.
И когда Вадик отдал людям свою третью порцию, майор окончательно назначил виновника:
«А может, они там в своём французском «Ланкоме» так шутят? А что, нанюхаются изысков – и вот на тебе, для оздоровления психики…»
Тут же ему пришло в голову решение психологической задачи. Как бы спохватившись, он посмотрел на часы.
- Тормозни-ка у метро, - приказал он.
Серёга остановил машину. Майор вышел, вдохнув московский загазованный воздух полной грудью и пошел к группе телефонов-автоматов. Женщина в машине попросила водителя не закрывать дверь.
«Чего это он, вот же в машине телефон…», - подумал Серёга, но быстро понял маленькую военную хитрость.
Через минуту майор быстрым шагом вернулся.
- Так, у меня приказ, срочно быть на месте. Страна не ждёт! – он открыл заднюю дверь. Женщина вышла на волю.
- Дорогая! Вот, пожалуйста, в этом пакете всё для тебя. Да-да, и цветы тоже.
Маруся окунула лицо в букет.
- Запах просто незабываемый, - сказала она, а майор икнул.
Сержант Серёга деликатно отвернулся к окну.
Майор проводил французскую Марусю, пахнущую теперь сложной смесью самых фантастических ароматов, до входа в метро. Серёга смотрел вслед. На ветру облегченно развевался легкий розовый шарфик. Что-то подсказывало Серёге, что конкретно эту Марусю они с майором видят в последний раз…
Что там было дальше – Вадик не захотел рассказывать. Возможно, ничего и не было. Знаю только, что Москву Вадик увидел только после службы, когда вернулся в неё поступать в институт и не поступил, чем обрадовал девушку Свету, которая тут уже не упустила свой шанс. Но этот факт к нашей истории уже не относится, как тот Вадиков сапог в начале повествования.

16.04.2021, Свежие анекдоты - основной выпуск

Прочел, что российским космонавтам прибавят зарплату.
Хорошая новость, но как она пройдет мимо Д.А.Медведева? Не потребует ли он от космонавтов, как когда-то от учителей, заняться коммерцией?
Например, можно развесить на антеннах МКС образцы женского белья и торговать им среди инопланетяночек.
Или пронести под скафандром пару кроликов, а потом разводить их на МКС, мясо продавать американским коллегам.
Или дрова кому-нибудь порубить...
Да много чего можно в космосе.

01.05.2021, Новые истории - основной выпуск

Один мой знакомый одно время держал в доме дочку на выданье.
Дочка никак не выдавалась.
Внешность вроде ничего, но, как и в любом продукте славянской деятельности, небольшой дефект в дочке имелся: она не выговаривала звук «р».
Ещё в детском саду родители уговаривали воспитательницу дать ей роль волка в «Семеро козлятах» в надежде, что вхождение в образ заставит этот звук как-то проклюнуться. Но заветное «р-р-р!» так и не получилось. Пришлось довольствоваться ролью седьмого козлёнка: «бе-е-е-е!» выходило безупречно.
Многие читатели скажут, что обычно такой дефект придаёт девушке даже некоторое оча’ование.
Автор такое допускает. Но, возможно, доза очарования не перевешивала какого-либо другого дефекта, о котором автор не знает, а если бы даже знал, то, будучи джентльменом, посчитал упоминание о нем совершенно излишним. По крайней мере, для этого рассказа.
В общем, выдача затягивалась.
Но наконец нашелся подходящий кандидат. Можно сказать, даже - равноценный эквивалент. Он не выговаривал звук «ч», а ещё и немного заикался. Такое бывает у женихов. Особенно, в беседах с будущими тестем или тёщей.
Возможно, этот дефект так же придавал ему некоторое ош-ш-шарование, которое с лихвой перекрывалось тем фактом, что жених был англичанином.
Вариантов проживания молодых было немного: в семье моего знакомого или за рубежом. То есть, первый вариант выданья можно было бы назвать недолётом. Зато второй – перелётом.
Преодолевая заикание и брызжа шипящими звуками, жених настоял на втором варианте с перелётом через Ла-Манш и далее везде. И увы, по нашей древней славянской традиции жена должна была следовать за мужем, что причиняло её родителям царапающие сердца страдания в совокупности с щекочущими ожиданиями вызова в гости.
Особенно ждал приглашения отец дочки, в простонародьи – тесть. Так как по слухам, только в Лондоне можно было купить настоящую блесну «Mepps Lusox AG» на судака.
Вызов всё оттягивался и оттягивался. Потом появился скайп, который снял актуальность приглашений, но не убавил напряжения ожиданий. Уже и пруды сковались зимним льдом, и не пойманные судаки зарылись в ил для зимней спячки. А друзья-рыбаки уже и подначивать перестали.
Наконец выяснилась причина столь долгого оттягивания приглашения: производственные усилия молодых завершились блестящим успехом - молодые произвели на свет сына.
По древней традиции (национальность традиции не известна, возможно, общемировая) имя первенцу даёт отец матери, по-нашему – тесть.
Горюя о пропущенном сезоне, тот откликнулся мгновенно:
- Нарекаю внука РИЧАРДом!
Уломали на «Мишу».

23.09.2021, Новые истории - основной выпуск

Последний комар уходящего лета

Из правого моего уха начала вытягиваться стальная проволока, звенящая, как струна. Звучало «ми» третьей октавы. Вытянувшись примерно на метр, струна издала «Пинь!» и остановилась.
Я повертел головой. Из левого уха выползла такая же струна с тем же назойливым «ми» и так же пинькнула. Само по себе приплыло зеркало. В зеркале я вижу себя, похожего на усатого таракана. Или на жука-рогача.
Рога в моем возрасте не нравятся никому, поэтому я принимаю решение проснуться.
Проснулся.
Ничего особенного. Я в своём кабинете: кабинет хорошо локализовывает храп мужа. Жена Светочка за стеной. Ночь.
«Ми» третьей октавы все равно звучит неумолчно, откуда-то с потолка. Звук кажется угрожающим, в нем слышалось: «Бойся! Спасенья нет! Всё равно укушу!»
Из зоологии известно, что на зиму готовятся ко сну не все комары, а только дамы. Запасаются кровью, чтобы потом весной размножиться. Светочка особенно остро переживает их ночные укусы.
«Мужик ты или кто? Реши вопрос!», - я вспоминаю, что это фраза из вчерашнего вечернего детектива.
«Надо поменьше смотреть всякую дрянь», - вяло даю себе наказ, понимая, впрочем, что всякому владельцу телевизора это не реально.
Для окончательного «решения вопроса» лучше всего годится собственный разработанный мною приём.
Я укрываюсь одеялом полностью, с головой. Но оставляю на воздухе часть макушки. На макушке прожитые годы выкорчевали всю кучерявую когда-то растительность. Поэтому комары принимают мою макушку за взлетно-посадочную полосу - ВПП по-нашему, по авиационному. Возможно, они даже видят на ВПП посадочные огни какого-нибудь инфракрасного цвета – не знаю, мне не видно.
И вот я принимаю описанную выше позу и чуть напрягаюсь в ожидании. Сколько я успокоил за это лето комариных баб! И майских, молодых наивных дурочек, и августовских, прожжённых циничных тёток…
«Ми» третьей октавы, рассматривая местность, барражирует на бреющем - сначала справа налево, затем слева направо. И вот, слегка работая винтами, неопознанный пока летательный аппарат под управлением очередной мадам приземляется на выстроенной ВПП: я чувствую легкий холодок от работающих крыльев. Комары не сразу кидаются колоть и сосать, они любят слегка побродить по площади, осматриваясь и подрабатывая себе крылышками. То ли осваиваются, то ли ищут лакомые точки.
И в этот момент срабатывает мой прием! Из-под одеяла вылетает моя правая рука и хлёстко бьёт меня (себя) по лысине!
Звук удара сегодня напоминает выстрел. По крайней мере, так кажется мне. Но, как оказывается, не только мне. В комнату влетает заспанная Светочка. Ей приснилось, что упала её любимая ваза, заполненная прошлогодними одуванчиками. В её комнате ваза целый год испускала назойливый пух, поэтому была определена в мой кабинет, где по фэншуй подавляла вредные излучения компьютера.
- Юра, что тут у тебя!?
- Да так, ничего…
- Нет, я слышала. – зажигается торшер. - Слава Богу, ваза цела. Но что-то ведь было!
Я рассказываю ей про сон и охоту на летучих баб. Светочка не любит приходящих в наш дом без её приглашения посторонних женщин, пусть даже любительниц окопаться под потолком.
- Ты убил гадину?
- Посмотри-ка, пожалуйста, на голове.
Светочка внимательно рассматривает лысину.
- Трупа не вижу.
- Жаль. Последний комар уходящего лета… Кстати, надо будет написать такой романс. «Последний кома-а-ар…» Ладно, пусть живёт, - сетую я, зевая.
Светочка погладила меня по ВПП.
- Ты совсем не знаешь нас, женщин, упорных и настырных. И кстати… - она задумывается с видом «говорить… не говорить?»
- Что - кстати?
- Вы ещё можете встретиться.
- Как это?
- Через два дня начинается наше бабье лето.
Ну куда от этих баб…

Юрий Ч (6)
1
Рейтинг@Mail.ru