Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
30 сентября 2020

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Три девицы

Недавно заезжал в гости хороший знакомый. Зовут Сергей, живёт в деревне недалеко от райцентра, толковый и серьёзный мужик. Обсудили все вопросы, и уже под конец беседы он спросил:
— Андрюха, посоветуй, что делать?
— То есть? — Не понял я.
— Понимаешь, у моей жены есть лучшая подруга…

В общем, Серега женат. Жену зовут Ирка, лучшую подругу – тоже Ирка. Подруга давным-давно уехала в город, живет и работает там. А каждые выходные приезжает в родную деревню.

Так вышло, что просто Ирка (подруга), заболела коронавирусом. И три недели пробыла в режиме самоизоляции в городе. Скучно? Понятное дело. Увидеться нельзя, только созвон.

— А на прошлой неделе она выздоровела, — вздохнул Сергей.

Естественно, Ирка тут же приехала на родину. Естественно, прихватив бутылку шампанского, побежала к лучшей подруге. А у той была своя!

Плюс забежала в гости соседка, Юлька, по странному стечению обстоятельств тоже с бутылкой шампусика.

— Я на работе задержался, но чуяло сердце, что-то не так, — опять вздохнул Сергей.

Девчонки же, наобнимавшись и нацеловашись, решили отметить. И после первой бутылки им захотелось каши. Только на молоке! А где его взять? У коровы Милы, она как раз паслась неподалеку от дома. Поэтому, взяв по ведру, подруги направились к животному.

Которое, увидев бухих доярок, перекрестилось рогами:
— Чё надо?
— Милка, солнышко, мы тебя подоить пришли, — улыбнулась Ирка-жена.
— Не бойся, это быстро, вжик-вжик, и всё, — хихикнула просто Ирка.
— Бабоньки, установленная норма: одна дойка — одно ведро. Чем я три наполню? — Удивилась корова.
— Сейчас посмотрим, — икнула Юлька.

Поняв, что доярки настроены очень серьёзно, Милка сделала последнюю попытку решить дело миром:
— Вы охренели?
— Молоко давай, — рявкнули подруги.
И началось.
— Справа заходи!
— Куда!
— Тпрууу!

В конце концов, корова, как самая адекватная, приняла единственно правильное решение. Улучив момент, она быстро повернулась задом к дояркам, задрала хвост и…

Через десять минут подруги, не дыша, молча распивали вторую бутылку.
— Облом, — вздохнула Ирка-жена.
— Сейчас бы шашлычка, — мечтательно протянула Юлька.
— Или поросёнка на вертеле, — добавила просто Ирка.

И девчонки многозначительно переглянулись.
К счастью, очень вовремя с работы вернулся Сергей. Отобрав поседевшего и охрипшего поросёнка, он загнал подруг обратно в дом.

Где оставалась еще одна бутылка! Лишенные и кашки, и свининки на вертеле, девчонки её лихо прикончили, а затем…
— Милый, ты занят? — это Ирка-жена.
— Без тебя никак, — просто Ирка.
— Очень нужно, — хихикнула Юлька.

Подругам захотелось жареных грибочков! Поэтому нужно сгонять в лес! Десять вечера? Какая фигня! Ещё светло.
— И ведь в темноте умудрились насобирать каких-то поганок! — Снова закурил Сергей, — наверное, Леший специально подкинул, чтобы этих ненормальных выкурить. Потому что просто Ирка вдобавок начала громко петь.
А голос у неё шикарный, слух тоже, песен знает немеряно…
***

Спустя пару часов уже порядком задолбавшийся Сергей наконец-то уложил свою благоверную спать, а Юлька вместе с просто Иркой разошлись по домам.

И когда первая скрылась за дверью, вторая, напевая, отправилась к себе.
— Напилась я пьянаааааааааааааааааа, не дойду до домаааааааааааааа! АААААААААА! Ё….

Долбанулась об землю и разбила колено.
— О чём это я? Точно! Бывайте здоровы, живите богато! Упс!

И хихикнув, просто Ирка открыла свою калитку.
— Спят? Ну ладно, я тихонечко.

Не дыша, на цыпочках, она доковыляла до дверей. Но душа просит песен и аудиторию! А где её найти?

Задумавшись на минуту, просто Ирка нашла гениальное решение, ввалившись в хлев:
— Свинки мои, вам скучно?

Вообще-то, свинки спали, но услышав «Союз нерушимый республик свободных!», первой заверещала свиноматка:
— Подъём, пока эта ненормальная не принесла вертел!
Свинопапка тут же отдал честь, а свинодетки испуганно зашептали:
— И избавь нас от лукавого.

Радостно хрюкнув, просто Ирка под облегченные вздохи свиносемьи вывалилась из хлева и тут увидела петуха, который, расправив крылья, собрался поприветствовать новый день.
— Петенька, а давай вместе?

В то утро деревня проснулась не от петушиного крика, а от:
— Ду, ду хаст мих!
Заткнулись и домашние птицы, и жабы на болоте. После второго припева крот Варфоломей решил принять иудаизм. После третьего — проснувшиеся домочадцы с матом втащили просто Ирку в дом и уложили спать.

А утром она заявила:
— Вы меня не любите, не оценили концерт, а я так старалась!

— Не знаю, что и делать, — вздохнул Сергей, - они ж теперь будут каждые выходные голливудить.
— Выдайте просто Ирку замуж, — предложил я, — сразу успокоится.
— Понимаешь, отказывает всем. Говорит, выйду за того, от кого торкнет. Кстати!

И Сергей улыбнулся:
— Андрюха, ты ведь то по кладбищам шастаешь, то с червем фоткаешься, то покойников гоняешь, то они тебя.
— И? — не понял я.
— Женись на Ирке! И сам будешь не один, и нашей деревне спокойнее.
— С чего ты решил, что её от меня торкнет? Откажет, как и всем остальным.
— Не откажет, — хмыкнул Сергей, — уверен.
— Почему, — удивился я.
— Да вы оба придурошные.

Автор: Андрей Авдей
Встретил зимой узбека.
Тот говорит: -"Брат, помоги! Дай 100 рублей, домой доехать."
Дал и он ушел радостный.
А я иду, улыбаюсь.
Не каждый день брата находишь.
Когда была подростком, познакомилась с парнем. Жил он за городом, встречались мы редко, так как родители не разрешали так далеко ездить одним. Общались в интернете, иногда созванивались. Потом общение сошло на нет, "официального" расставания не было. Спустя 4 года от скуки написала ему, мол, давай уже расстанемся по-хорошему. Посмеялись, вспомнили, решили встретиться. Уже 6 лет вместе после той встречи и 10, если считать эту 4-летнюю паузу.
3
Как оказалось, во время съёмок фильма «Перл-Харбор» для сцен взлета японских самолетов использовался американский авианосец. Это обстоятельство вызвало резкое осуждение в среде американских ветеранов. По их словам, подобное оскорбительно как для погибших, так и для выживших при атаке.

Режиссер Майкл Бэй встретился с ветеранами и доказал им, что они сами виноваты, поэтому у киношников не было выбора. Спецэффекты в те времена (2001) ещё были неспособны качественно показать авианосец и пришлось использовать настоящий американский, ибо все японские авианосцы были уничтожены этими самыми ветеранами. После этой встречи ветераны согласились, что при таких вводных использование американского авианосца вполне допустимо.
Транспортные истории
Предыстория.
В Одессе, кто был тот знает, обращение "женщина" воспринимается чуть ли как оскорбление если тебе меньше 40. Мы все девушки в Одессе.. красивые и юные душой и телом.
История.
Было дело в Крыму, недалеко от любимой Ялты. Я зашла в маршрутку и хотела передать деньги за проезд водителю.
Передаю деньги впереди сидящей молодой (лет 22-25) женщине, со словами: "Девушка, передайте деньги за проезд, пожалуйста"
Она обернулась, и со злым выражением лица мне говорит:" Ты что совсем охренела? Какая я тебе девушка, у меня двое детей!!!

P.S. Детей рядом не было.
5
Хотел рассказать историю с комментариями, но передумал, только факты. Комментируйте сами.
Работаю на заводе. Чтобы утром попасть на работу (вечером уйти), нужно:
1.Набрать код на панели
2.Приложить электронный пропуск к компьютерному считывателю
3.Приложить ладонь к сканеру
4.Подуть в трубочку алкотестера
5.Дождаться подтверждения компьютера на право прохода и открытия сессии рабочего дня
6.Приложить электронный пропуск к электронной проходной (с регистрацией о приходе на работу в 1С), пройти "вертушку"
и,(вишенка на торте) работягам производственного цеха -
7.Записаться в журнале охраны.
Предприятие не режимное, завод по производству кормов.
P.S. Хотелось бы уточнить у правительства страны, в каком общественном строе мы живём???
6
В начале 1986 года, после развода, я переехал жить к родителям на Кубань, в совхоз Калининский. На работу устроился в соседний плодосовхоз, водителем. Когда работу заканчивал пораньше, чтобы не дожидаться автобуса-развозки, шёл домой пешком, через ж/д станцию Лорис. Часть пути я шёл по дороге с большим движением транспорта. Рядом, вдоль этой дороги, прямо в лесополосе, или как на Кубани говорят, посадке, строилась пешеходная дорожка, которая была очень необходима. Вырубили один ряд пирамидальных тополей, щедро засыпали гравием, сверху асфальт. Кучи щебня пока затрудняли использование этой дорожки. Иду я бодро, по левой стороне дороги, чтобы видеть встречный транспорт и в случае чего отскочить на обочину. Между дорогой и посадкой, с заветной будущей дорожкой, метров 20-25 полоса земли, которая регулярно распахивалась в течение вегетационного периода, в целях борьбы с амброзией. Как в России клубнику называют по одному из её самых распространённых сортов, викторией, так на Кубани все сорняки - амброзия, бо она повсюду. После осенних дождей земля набухла, ступить нельзя, а кто не понаслышке знает, что такое кубанский чернозём после дождя, поймёт, что я имею в виду. Иду я себе, иду и вдруг, безотчётно, я ринулся к посадке. Сам не зная, зачем. Ноги тут же заскользили на, вывороченных лемехом плуга, пластах земли, увязая в ней, как в капкане. Я враз вспотел, ещё и от досады, но бежал дальше, хотел как можно быстрее проскочить пахоту. Когда, задохнувшись, обескураженно-растрёпанный, я выбрался на дорожку и посмотрел вниз на себя, мне стало грустно. Ботинки из-за грязи не видны совсем, штаны до самых колен, жутко перепачканы. Я засмеялся бессильно и только тут стал соображать - а зачем я это сделал? Какая сила заставила меня рвануть в сторону? Что вдруг в меня вселилось? Если бы я остался идти по дороге, то был бы уже вон где - и я мысленно тяну глазами, через пахоту, траекторию вперёд, к тому пункту на дороге, где бы я сейчас находился. В ту же секунду эту точку пересекает катящееся колесо, которое оторвалось от задней оси прицепа за трактором Беларусь. С чёрным дымом из трубы вверх, трактор с прицепом, летел с грохотом по дороге, ясно, как на широком экране кино передо мной, и я видел момент своей смерти со стороны. Всё произошло мгновенно. Ошеломлённый до последней клеточки тела, я оцепенел. Что называется, кровь застыла в жилах от хода моей фантазии. И только чуть спустя, стал лихорадочно соображать, восстанавливая в памяти - да, трактор шёл сзади, со мной в одном направлении, только справа, я и не оборачивался, хотя уже слышал его приближение. Колесо отвалилось без треска, неслось вперёд влево, обгоняя трактор. Я бы никак не смог ни узреть его, ни увернуться... . Представить, что это, сейчас, средь ясного дня был бы конец моей жизни, было столь жутко, что я успокоил себя мыслью, что это всего лишь колесо, ну оттолкнуло бы меня в сторону, отделался бы синяками и всё. Я зашагал дальше и постарался изгнать из головы мысли об этом событии. И никому не рассказывал, чтобы не осталось в сознании.
Через несколько дней, однако, следующий случай, расставил точки в глубинном значении этой истории. Я сидел в кабине моего нового, с иголочки бензовоза, в ожидании очереди на нефтебазе. Вдруг я замечаю, как по площади, уже на издыхании, катится по кривой, такое же подобное колесо, отвалившееся от прицепа. И я спокойно так, вычисляю, что кривая всё таки выводит на мой ГАЗ 53, где то между крылом и ступенькой. Я выскакиваю из кабины и хочу ногой подправить колесо в сторону. Жалко мой новый бензовоз, старый я оставил на могильнике в Чернобыле.
Ну что я могу сказать - меня бросило на асфальт. На мгновение я потерял сознание от обжигающей боли в ноге. Мне вывернуло коленку, я долго не мог подняться с земли. Потом 2 недели сильно хромал, проблемы с ногой по сегодняшний день. Колесо же ни на йоту не изменило траектории своего движения, ударилось о крыло автомобиля и свернулось на асфальте. Оно было уже на “излёте” и всё равно имело огромнейшею силу инерции. Мне был преподан урок. То, стремительно несущееся колесо на дороге, растерзало бы меня, перемолотило бы все кости... .
Более, отваливающихся колёс, впредь, на дороге я уже никогда не видел. Так канули в Лету 20 с лишним лет моей беззаботной жизни. Об этих двух эпических происшествиях мне напоминала лишь моя ноющая правая коленка перед переменой погоды. С годами, замечаю, погода стала меняться чаще... . Да и задумываться глубже стал о прожитом, в своей, уж довольно таки долгой жизни. Пока не прояснилось кристально ясно в сознание; это не было случайно, меня вели, помимо моей воли. Высшая сила или Бог, уж как угодно назвать. Эту мою историю я поведал одному любопытному журналисту в Баварии, он изложил её кратко на правильном немецком языке, а не то, что я ему рассказывал и опубликовал в местной рекламной газете, даже с фотографиями. Эта газетка хранится у меня.
Еще об американской полиции.

Еду как-то поздним вечером с работы тысячи раз (не преувеличиваю) езженным маршутом. Подвожу рядом живущего безлошадного коллегу. Заболтался, не там съехал, не заметил как оказался в полосе «только влево», не свернул и естественно въехал в джип из соседнего правого ряда. Несильно так въехал, только свою фару разбил. Выскакиваю из кабины естественно на нервах, еще не понимая, что и как случилось. Из джипа выходит барышня латиноамериканской наружности. Не успел я взглянуть на ее машину, а уже, подобно старику Хоттабычу, из воздуха материализовался здоровенный полицейский. Как им это удается - загадка для меня.
Спрашиваю его чья вина.
«Не её», - коротко отвечает он. Намек, как говорится, понял. Такой дипломатичный ответ меня почему-то успокоил и даже развеселил.
Далее он спрашивает чего я хочу. Отвечаю, что хотел бы возместить ущерб (еще не знал, что его не было) напрямую, без участия страховой компании.
Тот же вопрос барышне. Над ее ответом всю оставшуюся дорогу хохотал мой попутчик. Увидев, что на джипе ни царапинки, (моя тойота для джипа просто ни о чем, видимо вся энергия удара ушла на то, чтобы вдребезги разбить мою фару) коротко ответила, что хочет домой. Коллега аж скрючился от смеха. Полицейский пожелал нам доброй ночи и растворился в воздухе, из которого только что возник.
Ни протокола, ни штрафа, ни сообщения в страховую компанию, после чего плата за страховку возрастает.
Все произошло так мгновенно, как будто и не было вовсе. И только разбитая фара напоминала о случившемся.
Наверняка мог оштрафовать, все же серьезное нарушение, помеха движению, опасная ситуация и прочее. Однако не стал.
«Мужчина – это случайно выживший мальчик.»
Во избежание чего-то там, будем считать, что история придумана, не является руководством к изготовлению самодельных взрывных устройств (СВУ) и направлена на то, чтобы уберечь подрастающее поколение от минно-взрывных травм и совершения прочих глупостей. Ну и до кучи - все имена вымышлены, а совпадения случайны.
Мне было лет 14, а может чуть старше. Ноябрьские праздники, конец восьмидесятых, один из поселков - военных городков под Выборгом. Сижу в своей подвальной мастерской, никого не трогаю, приёмник починяю. В воздухе аромат канифоли. И вдруг прибегает Пашка, мой приятель. Глаза горят, весь в возбужденном состоянии, будто в лотерею выиграл. С порога мне выдаёт: «Пойдем рыбу глушить!» - Да чем глушить-то? - спрашиваю. Тротила нет и не предвидится, порох из гранатных запалов и патронов весь спалили давно, да и было его немного. – Да я, говорит, танковый заряд скоммуниздил. Для тех, кто не сильно в курсе, в танках наших сначала снаряд в ствол подаётся, а потом заряд в гильзе. Заряд этот порохом набит аж трёх видов: длинная солома, как макароны, – порох бездымный, также цилиндрики небольшие, на ощупь как пластмассовые, маленькие такие бочечки, и на дне гильзы над капсюлем лежит круглым тканевым стёганым блинчиком - белый мешочек с дымным порохом для запала основного заряда. Кому интересно – погуглите.
В военных городках в игрушках у пацанов не редкость – патроны, которые любой борзый пацан из военной семьи мог выменять, скрутив тайком у своего папки-офицера какой-нибудь, востребованный у дембелей, красивый значок: гвардию или классность специалиста. Затем этот значок менялся у какого-нибудь знакомого каптера на всякие военные штуки. Но заряд от танка – это даже по нашим стандартам высший пилотаж. Как рассказал мне Пашка (не ручаюсь за правдивость его слов), он тайком подкопался под стену склада боеприпасов и несмотря на боевое охранение в виде сонного узбека-караульного, умудрился туда проползти и вытащить добычу. Верхом инженерной мысли была идея взять для изготовления СВУ старый насос. Побольше велосипедного. Может быть от мотоцикла, точно не скажу. На верхнюю часть нашлась заглушка с резьбой. В нижней части насоса, откуда в обычном режиме эксплуатации выходит воздух, уже было отверстие, в которое так и просился огнепроводный шнур. Оставалось только наполнить корпус чем-то взрывчатым, закрутить, сделать гидроизоляцию из клея и можно идти на громкую рыбалку. Огнепроводный шнур у меня неплохо получался из ПВХ изоляции от провода, в которую набивался желтый порошок регенерационного состава от изолирующего противогаза. Это соединение калия, которое выделяет кислород при попадании влаги выдыхаемого воздуха и поглощает углекислоту из него же. Оно используется и в водолазной и в пожарной технике, и на подводных лодках. Опытным путем (при бросании в костер) я когда-то выяснил, что неплохо выделяется кислород и при нагреве этой регенерации, поэтому трубка ПВХ с таким составом выгорает от начала до конца даже под водой.
Старые патроны с регенерацией были щедро оставлены пожарными на месте погорелой старой РЛС П-70 «Лена-М», где я их подобрал месяцем ранее. Удивительно, что охраны после небольшого пожара на ней вообще не было. Хотя, на ней оставалось много оборудования, какие-то инструменты, огромные запасные радиолампы в обрешетке на пружинных подвесах. Я даже домой приволок монтажные пояса с цепями, пассатижи, топор и что-то ещё. А станцию потом списали, как устаревшую.
Испытание было назначено на 7 ноября. Было прохладно, но сухо. Мы выдвинулись в район испытаний утром, часов в 10 и отошли от поселка на несколько километров в лес. С собой взяли все компоненты, картоху и ещё что-то из еды. Расстелили плащ-палатку, развели костерок, кажется, даже котелок с водой для чая поставили на рогульки над огнем. Пашка сел на один край плащ-палатки, а я на другой. Я занялся изготовлением шнура, а Пашка разобрал крышку заряда и приступил к начинке стальной трубы насоса. Решив, что кашу маслом не испортишь, Паша всыпал черный порох в насос и добавил горсть регенерации, чтоб покруче жахнуло. Потом взял в руки пучок пороховых соломин и начал всё это уминать в насос. Я сидел напротив, набивал в пластиковую трубочку регенерацию, Пашкины действия видел краем глаза, сосредоточившись на своей задаче. И вдруг свет погас. И наступило великое НИЧТО. Если бы меня в тот момент убило, я бы даже этого не понял. Не успел бы ни боль почувствовать, ни испугаться. Просто наступило небытие. Не имеющее ни времени, ни звуков, ни запахов, ни вообще чего-либо, поддающегося определению. Я очень четко помню, как возвращался из небытия в этот мир. Сначала было чувство осознания себя при полном непонимании произошедшего, сопровождающееся чувством удивления. Потом я стал что-то осязать, но чувство было такое, будто широкой доской мне врезали по лицу. Все мышечные ткани лица были в онемении. Я чувствовал, что глаза мои открыты, ощупывал их руками, но ничего не видел. В ушах стоял свист. По горлу текло что-то липкое и теплое. Первая мысль - пришел песец моим глазам. Потом, к счастью моему, темнота сменилась серой пеленой, и я стал различать свет. Туман в глазах чуть рассеялся, в голове звенело, я мутным взором обвел пространство вокруг себя. Пашка сидел на расстеленной палатке, весь в крови, с выпученными глазами. Он ничего не видел, о чем и заявил окружающему миру диким, отчаянным воплем. Я увидел, что в руке его будто зажата между пальцев пороховая макаронина. При ближайшем рассмотрении оказалось, что длинная пороховина пробила ему ладонь, словно стрела, насквозь, между костей. Почему-то я сразу выдернул её из Пашкиной ладони. Я не упомянул вначале, что с нами увязался Витька, младший брат Пашки. Как хорошо, что в момент бадабума он отошел от костра. Малой был в шоке от увиденного. Удивительно, что с момента прихода в сознание, у меня в голове не было ни страха, ни паники. Только четкое планирование действий. Трубка насоса, к счастью, не разорвалась. Она пробила плащ-палатку и вошла в землю, сантиметров на двадцать. Порох, который был в трубке, выстрелил вверх, как из маленькой пушки и сгорел не полностью. Дымный порох влетел Пашке в лицо и татуировал кожу. Бездымный разлетелся твердыми пластмассовыми осколками. Мне повезло. Всё, что прилетело в мою сторону, попало ниже уровня глаз. Рассекло верхнюю губу и горло. В глаза если и попало что-то, то совсем микроскопическое. Вот откуда было теплое и липкое. Пашке пришлось похуже, осколки несгоревшего пороха густо попали в лицо и он ничего не видел. Была пробита рука, обожжено лицо и глаза. Кроме всего прочего, регенерация очень щелочная, и попадание на кожу могло вызвать сильный химический ожог. (Кстати, я думаю, именно из-за контакта регенерации с остатками машинного масла в насосе и произошел этот самопроизвольный выстрел. Подводники знают, что промасленную ветошь нельзя держать рядом с кислородными баллонами или пластинами регенерации.) Чтобы смыть химию с кожи, я нашел чистую лесную лужицу, ополоснул другу лицо. Я не ошибся, вода стала мыльной на ощупь. Так, значит химию смыли. Надо искать медпомощь. Я знал, что поблизости есть военный городок радиотехнического батальона, локаторщиков. Там наверняка есть аптечка, телефонная связь, а может и медпункт. Но сначала надо было замести следы нашей глупости. В остатках костра я спалил остатки пороха, прикопал то, что не могло сгореть, залил костер и собрал в рюкзак плащ-палатку. Потом подхватил Пашку под руку, и мы пошли в направлении военного городка по лесной дороге. Витька шел за нами и плакал от страха. Не помню, сколько мы шли. Наверное, около получаса. Шли не быстро, мой друг по-прежнему ни черта не видел. По дороге у самого городка мы встретили людей, нам подсказали адрес военного фельдшера. Был праздничный день. На наше счастье женщина оказалась дома. Она вызвала скорую из райцентра, открыла медпункт и провела первичную обработку ран, сначала Пашке, а потом и мне. Приехала скорая и Пашку вместе с братом увезли. Я отправился домой. Дорога была через поле. Домой идти не хотелось. Как объяснить всё родителям? И тут я почувствовал крупную дрожь. Меня затрясло, как старого алкаша. Стало болеть лицо. Видимо, шок начал проходить. Я сел прямо на тропинку и зарыдал, почти по-зверинному завыл в голос, ничего не мог с собой поделать.
Пашка провалялся по больницам около 3 месяцев, ему делали операцию (или несколько) на глазах и в итоге спасли зрение. Долго он носил черные точки пороха под кожей на лице и оспинки-шрамики от осколков. У меня на память о детской глупости тоже остались шрамы, один на верхней губе прячется под усами, другой – в районе кадыка.
Родители наши не хотели подставлять нас под уголовку - хищение боеприпасов, изготовление СВУ. Нам сочинили легенду для участкового, что мы пошли печь картошку, нашли в лесу неизвестный предмет, (предположительно пороховой выстрел от гранатомета) и он взорвался в руках у Пашки. После того случая я завязал навсегда с самодельной пиротехникой. Крайне осторожно обращаюсь с оружием и держусь подальше от фейерверков и всего взрывопожароопасного. Чего и вам желаю, дорогие читатели.
P.S. С Пашкой после того случая наша дружба стала почему-то затухать. Мы перестали общаться. Последний раз я видел его лет десять назад. Прости меня, друг, если тогда я повёл себя как-то не так.
Ветерания или позывной «Степашка».

Когда я служил в армии, возле нашей части тусовался товарищ с отклонениями, звали его Вася. Абсолютно безобидный дурачок, обожавший вышагивать рядом со строем или отдавать воинскую честь маршировавшим солдатам.

Внешне – пухлик неопределённого возраста, в очках, с постоянной улыбкой на лице и удостоверением инвалида детства в кармане. Иногда Вася бормотал что-то невнятное, а иногда превращался в отставного офицера, комиссованного по ранению. Рассказывал, что путь от рядового до майора прошёл в составе спецгруппы «Боевые колобки», позывной «Степашка».
- Куда бежишь?
- В штаб, готовится наступление.

Мы его не давали в обиду и частенько угощали сигаретой, получая взамен интереснейшую беседу.
- Покурим?
- Давай покурим. Ты, сынок, пороху-то не нюхал, а я…

И начинались «воспоминания» о том, как Вася освобождал Верхненижниск и Нижневерховск.
- Правда, ни медалей, ни орденов нет, - сокрушался герой, - крысы штабные только себя награждали. Ну да Бог им судья, я воевал не за железки на кителе.

А больше всего мы любили историю о том, как Вася, прикрывая отход товарищей, был ранен, взят в плен и подвергнут нечеловеческим пыткам. Заканчивалась она словами:
- И потом меня расстреляли.

Прошло десять лет.

Как-то после работы отмечали в кафе день рождения сотрудника отдела. Выпили, пошли беседы «за жизнь». И в ходе разговора коллега выдал фразу:
- А вот я ветеран боевых действий.
- Да ладно?
- Когда служил срочную, в Африке воевал. С 80-го по 82-й. В составе группы специального назначения. Нашей задачей было разыскивать сбитые советские самолёты и эвакуировать тела погибших летчиков.
- Разве срочники там воевали? По-моему, только офицеры выступали в роли советников. И почему летчики не могли катапультироваться? – удивился я.
- СССР проводил сверхсекретные боевые операции в джунглях. Поэтому летчикам просто не выдавали парашютов, если сбили – всё.

Клянусь, здесь не придумано ни одного слова. Более того, разогретый спиртными парами, коллега, смахнув непрошенную сопельку, гордо добавил:
- Кстати, награжден двумя орденами Красной Звезды, и мне на дембель присвоили звание младшего лейтенанта.
- Принеси награды завтра на работу, покажешь.
- Не могу, - вздохнул герой, - мне самому разрешили только раз подержать в руках, а потом…

Слушая этот бред, я никак не мог избавиться от чувства, что где-то уже слышал подобное. А потом дошло. Это же Степашка из боевых колобков! Один в один! Правда, без удостоверения инвалида, зато с орденами. Видно, штабные крысы стали награждать не только себя.

В общем, теперь я уверен, что современный Кощей не над златом чахнет, а бдительно охраняет сундук с секретными наградами липовых и поэтому очень секретных ветеранов суперсекретных боевых операций.

А теперь к сути.

Чем дальше уходят войны, тем больше на улицах ветеранов. Мне кажется, что на сорокалетие победы в Великой Отечественной, например, их было меньше, чем сейчас.

Изо всех щелей выползают герои Куликовской битвы и других локальных конфликтов. Позвякивая медальками, они рассказывают о своих мужестве и сушняке, самоотверженности и контузии от сковородки.

Куда там настоящим ветеранам Отечественной, Афганской, Чеченских и других войн, участникам РЕАЛЬНЫХ боевых и часто секретных спецопераций! Они ведь молчат, не рассказывают о героическом прошлом.

И разве могут соперничать, например, «Красная Звезда», «За отвагу» или «Мужества» с яркими, сияющими и, главное, многочисленными наградами!

В общем, синдром Степашки продолжает свой победоносный путь по необъятным просторам бывшего СССР. И мне кажется, что пора уже вводить в оборот диагноз «ветерания» с градацией по степеням тяжести и методам лечения «героических героев» и «боевых кавалеров всяких разных орденов».

К четвёртой, самой легкой, группе заболевших я бы отнёс «ветеранов» возраста семьдесят – семьдесят пять лет, не имеющих отношения к непосредственным участникам боёв, узникам концлагерей и детям войны.

Эта категория заболевших знает о войне по открыткам, киноэпопеи «Освобождение» и рассказам реальных участников.

Часто с симптомами алкогольной интоксикации, такие Степашки выходят на парады, сияя целым сонмом наград. От ордена Ушакова за морские операции до «Партизану Отечественной войны». Наверное, воевал в морских партизанах.

Со слезами на глазах эти индивидуумы принимают цветы от восхищенных детишек и их родителей. Ну и, конечно же, выпучив глаза, вещают о том, как:
- Да я за Вену кровь проливал!
Все правильно. Только не ЗА, а ИЗ. И не проливал, а сдал анализ на биохимию.

Самое обидное, что государству такие типажи не только не мешают, а наоборот, необходимы. Почему? Потому что псевдофронтовые Степашки перед камерами расскажут всё, что потребуется. И о заботе, и о внимании. Обо всём.

Как лечить? Никак, просто не обращать внимания. И надеяться, что государство само, в конце концов, решит навести порядок среди лже орденоносцев.

Третья группа нездоровых более тяжелая. Коллекционеры юбилейных пивных пробок. Хочешь сиять иконостасом? Без проблем. Вступи, к примеру, в общество хранителей наследия ёжиков-каратистов. И пойдут медали «За активное участие в жизни…», «За заслуги перед …». И так далее, и тому подобное. Короче, сами учредили, сами наградились.

Не хочешь вступать в общество? Есть другой вариант. За определенную мзду можно заказать медаль с уже заполненным на тебя удостоверением.

На рынке куча предложений, особенно в преддверии 75-летия Победы.
«Член семьи участника войны», «В память о Победе». Думаю, скоро появятся «Друг члена семьи участника войны», «Посмотревший кино о войне» и так далее.

Как лечить? Ввести наградной налог. За каждую медаль, допустим, три доллара в год, за орден – семь. Сколько повесил на себя? Восемь штук? Заполни декларацию и оплати в кассу.
Даже если вылечить не удастся, хоть местный бюджет денег соберет.

Вторая группа Степашек относится к средней степени тяжести. У них сквозь броню самонаграждений проскакивают боевые медали и ордена, иногда с перепутанными колодками. Медаль «За боевые заслуги», а колодка от «За освоение целинных земель». Что нашёл, то и повесил.

Читал об одном персонаже, судя по наградам, воевавшим в Великую Отечественную, Афганскую и Первую Чеченскую.

Простите за грубость, это боевой сперматозоид. Покинув тестикулы отца, вылетел во двор, где уничтожил пулемётный расчет гитлеровцев. И только затем, с чувством выполненного долга, вернулся в лоно матери.

Вылечить невозможно, но есть вариант перевести в третью группу. Просто отобрать боевые, отдав взамен что-нибудь типа «За отвагу при дегустации», «За храбрость на кухне» и тому подобное.
А как лечить третью, мы уже знаем.

И, наконец, самая тяжелая стадия ветерании, первая.

Сверхсекретные спецназовцы, десантники и краповые береты, воевавшие в составах групп специального назначения, отрядов, полков, дивизий и армий КГБ, ФСБ, ГРУ и тамбовского водоканала.

Послужной список закрыт всеми возможными грифами. Единственные доказательства подвигов – нашивки за ранения, ордена и медали.

У кого-то столько нашивок, что кажется, будто он служил пулеприемником. Все автоматные очереди притягивал на себя, пока боевые товарищи, не таясь, отстреливали противника.

У другого три ордена «Мужества», а служил, как оказалось, хлеборезом, ордена куплены то ли на али, то ли еще где. Третий козыряет погонами полковника и шестью боевыми наградами, среди которых и три (!) «Боевое Красное знамя» времён СССР (за Афганистан) и уже Российские два ордена Мужества медаль и Суворова (за Чечню) и…
- Да я в Афгане, в горах, снайпером – метеорологом. Был тяжело ранен, лечился подорожником.
- А я в Грозном….
- Меня в Сухуми…

Эти самые опасные.

Во-первых, молодые.

Во-вторых, здоровые телом (хоть и больны на голову). Кто-то уже рассказывает школьникам о героическом прошлом, смешав Бородино с Афганистаном, а операцию в Сирии с восстанием Степана Разина. То есть стали воспитателями подрастающего поколения.

В-третьих, они верят в собственную ложь, и даже научились огрызаться. Свежий пример. На ЯндексДзене (не сочтите за рекламу) был канал «Диверсант», занимавшийся разоблачение молодых и не очень лжегероев. Так вот, администрацией портала канал был заблокирован. Говорят, после жалоб разоблачённых.

И, в-четвёртых. Многочисленными (купленными или украденными) наградами эти «секретные герои» затмевают настоящих. У которых может быть всего одна медаль, но заслуженная собственной кровью.

И цена её в сотни раз выше груды фейковых наград фейковых Степашек.
Их надо лечить без промедления.
- Как? – спросите вы.

Оперативно, мануально. То бишь – кулаком в рожу. При необходимости повторять до полного выздоровления пациента.

Автор: Андрей Авдей

Вчера<< 30 сентября >>Завтра
Лучшая история за 18.10:
Не бойтесь развода

Расскажу историю, как я развёлся. Женился я рано, в 21. На очень хорошей девушке, но через некоторое время стало жить с ней как-то не очень, потом родился сын, и жить с ней стало хуже.

Бесконечно пилила по различным поводам, а часто и без повода.
- Вот, у Юльки муж ее возит три раза в год за границу, а мы только раз были и то в Египте.
- Наташкин-то муж подарил ей джип, а ты мне только фиесту какую-то купил.
- Что ты постоянно работаешь, дома то собираешься бывать, надо ведь со мной время проводить больше.

Думал я о разводе как то отстранённо. Что хорошо бы, конечно, но все как-то никак. Что люди подумают, сын опять же маленький. Как же я все брошу. Квартира тут и другая недвижимость уже нажита.

Потом у меня начало читать дальше
Рейтинг@Mail.ru