Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
31 октября 2018

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
- Усыпить? - спросил я.
- Ну да, - ответила хозяйка, - он мне не нужен.
Щенок тянул меня за халат острыми зубками. В его блестящих озорных глазах не было и тени тревоги. Его не пугали странные запахи смотрового кабинета, незнакомый человек в белом халате и родная хозяйка, которая решила от него избавиться самым радикальным способом.
- Но у него нет никаких проблем ни со здоровьем, ни с агрессивностью, - пытался я переубедить женщину.
- Ну и что? Он мне не нужен!
На самом деле проблема у щенка была. И большая. Он оказался беспородным и некрасивым. В полгода все щенки выглядят немного нескладными, потому что теряют милые детские формы, но ещё не дорастают до взрослых параметров. Этот пёсик был куплен на рынке как грифон - курносая маленькая собачка с жёсткой шерстью и игривым нравом. Все эти признаки породы у щенка были, но ростом он уже давно перерос самого крупного гриффона и неумолимо приближался к миттельшнауцеру. Крупная нижняя челюсть с перекусом придавала пёсику сходство с боксёром, а огромные уши - одно стоячее, другое висячее - вообще походили на овчарочьи. Жёсткая шерсть торчала под самыми неожиданными углами. Думаю, если бы его выставили на конкурсе "самая уродливая собака", он бы вошёл в пятёрку лидеров.
- Я хотела маленькую собачку, - продолжала ныть обиженная женщина, - а мне подсунули этого уродца.
- Породистых собак на рынке не покупают, - мрачно озвучил я прописную истину.
- Ну да! А знаете, сколько они стоят в питомнике?
- Знаю, - злобно сказал я.
И задумался. Из данной ситуации было три выхода. Чрезвычайно привлекал первый: вылить на тётку флакончик с бриллиантовой зеленью, чтоб она неделю отмывалась. Смущает последствия в виде вызова полиции и неприятностей для клиники. Второй был не столь радикальным: всего лишь сообщить хозяйке самым холодным тоном, что здоровых животных мы не усыпляем. Последствия тоже были малоприятные. Женщина наверняка отыщет другую клинику или просто выставит собаку на улицу. А на дворе морозный январь... Третий выход был самый хлопотный. Я тяжело вздохнул и набрал номер приюта для животных.
- Привет, Свет. Хозяина для щенка найдёшь? Кобель, шесть месяцев, похож на помесь бульдога с терьером, страшный, как я после ночной смены, но добрый. Фото вышлю. К себе взять не сможешь? Что, опять полна коробочка? Ладно, пока побудет у меня. Только ты уж побыстрее, ладно? Хозяин клиники это не приветствует.
Закончив разговор, я поднял глаза на владелицу. Она смотрела на меня удивлённым взглядом. "Просто так собаку не отдаст, - понял я. - Придётся искать подход".
- Значит так, - в моём голосе было больше холода, чем за заледеневшим окном, - усыпить я его не могу, но поскольку сейчас праздники цена будет двойной. За вывоз трупа и кремацию тоже придётся доплатить. И за хранение трупа в холодильнике тоже. Труповозка приедет только в понедельник. Сами понимаете: новогодние каникулы.
- Как так? Это что за безобразие? - рот у горе-хозяйки противно искривился.
- Согласен: безобразие, - ответил я. - Но не я здесь цены устанавливаю. Поэтому, чтобы сохранить Ваши деньги, предлагаю написать отказ от собаки. Я передам её в приют, где щенку найдут нового хозяина.
- Нового хозяина? - у женщины глаза на лоб полезли. - Да кому он нужен, такой страшненький?
- А может, - тут на её лицо мелькнула мелкая подозрительность, - это редкая порода? И Вы его задорого продадите?
Я мысленно хлопнул себя по руке, потянувшейся к банке с бриллиантовой зеленью. В голове определилась мысль: "Спокойно... спокойно... нельзя лить на посетителей зелёнку, выкидывать их в окно и даже нецензурно выражаться. Я профессионал! Я профессионал!".
- Можете продать его на рынке, - сказал я. - У него прививки есть?
- Какие прививки? - у женщины уже голова шла кругом.
Она никак не могла понять, что я решил спасти щенка исключительно из гуманных соображений, и искала подвох.
- Ещё и за прививки платить? А без прививок я его продать не смогу что ли?
- Попробуйте, - равнодушно сказал я. - Штраф заплатите, если что.
- Нет уж! - тётка сняла ошейник, сунула его в сумку, а пса подтолкнула ко мне.

- Забирайте это чудо. Он и так мне всю мебель изгрыз. Что надо подписать?
Я сделал фото щенка и послал Свете. Она обещала тут же выложить на сайт. Пёсика я покормил и поместил в клетку в стационаре. Посетителей больше не было, я уселся поудобнее, чтоб видеть входную дверь, и запел. Есть у меня такая привычка - исправлять плохое настроение песней. Два-три романса, исполненные моим тягучим баритоном, и жизнь снова становится терпимой. Главное - наблюдать за дверью, чтоб не напугать клиентов.
- У - у - утро тума - а - нное, у - у - тро седо - о - ое, - затянул я.
- Вау - у - у! - донеслось из клетки.
- Чудо, ты умеешь петь? - удивился я. - Ох, вот и имя тебе родил. Чудо! Ну... давай дуэтом!
Мы с пёсиком исполнили "Утро", потом спели "Чёрный ворон", а на "Выйду в поле с конём" так отлично спелись, что я не заметил открывшуюся дверь. Поэтому, когда раздались аплодисменты, я подпрыгнул от испуга.
- Браво - браво! - задыхаясь от смеха, сказал сухонький пожилой мужчина, незаметно проникший в помещение. Это был мой друг, клиент и лечащий врач Александр Иванович, для своих просто Шурик.
- Шурик, ты меня напугал!
- Это ты меня напугал! Иду мимо, слышу - воют! Подумал, что ты окончательно заработался. Вот, зашёл узнать, не нужна ли профессиональная помощь.
- Нужна! Ещё как нужна! Можешь зверя приютить на недельку-другую? У нас в приюте опять мест нет.
- Ох, это я зря предложил... Ты же знаешь: я после смерти Мухтара никаких собак не завожу...
Мухтара мы с Шуриком похоронили в прошлом году. Пёс забрал в могилу половину сердца хозяина. Но щенка надо было куда-то пристраивать и я добавил в голос просительных нот.
- Но это же временно! Пока место не освободится. Представь, что это пациент, которого тебе впихнули, пока койка в терапии не появится.
- Ты про койки вообще молчи! Хоть здесь про работу не напоминай, Айболит фигов. А что это за порода? Какой-то он страшненький...
- Это редкая порода! Единственный экземпляр. Название ещё не придумал, так что сам фантазируй. Его усыпить привели.
- А ты опять оставил?
- Опять.
- Добрый ты человек, Айболит!
- Не особо. Я чуть эту тётку зелёнкой не облил.
- Ну не кислотой же. Ладно, давай своего собакена. На день-два, не больше. Как зовут хоть это чудо?
- Так и зовут - Чудо. Но можешь придумать что-то своё.
- Зачем? Хорошее имя. И соответствует. Поводок есть?
- Сейчас что-нибудь соорудим. Хозяйка всё с собой забрала.
- Вот зараза! Ну ладно, одевай зверя, пока я добрый. Что вы там с ним пели?
- "Выйду ночью в поле с конём"!
- Я тоже попробую. Но учти: максимум на неделю! Как только что-то освободится - звони!
Когда через несколько дней освободилось место, я позвонил Шурику.
- Знаешь, а ну его к чёрту, твой приют, - ответил друг. - Я теперь этого пса ни за какие деньги не продам. Мы по вечерам концерты устраиваем! Жена скоро со смеху помрёт, а ведь, как Мухтар умер, почти не улыбалась. Пёс хоть и страшненький, но такой юморной! Тапки приносит, танцует, каждое слово понимает! Правда, сгрыз все табуретки, да и фиг с ними. Внуки теперь чуть ли не каждый день приходят, а раньше раз в месяц навещали! Спасибо тебе, друг!
Я положил телефон и посмотрел в окно. На улице падал снег, тускло светились новогодние гирлянды на раме. Чудеса случаются тогда, когда их меньше всего ждёшь... Спасённый щенок, снова смеющийся Шурик и я - ветеринар - случайный посредник между этими двумя судьбами. Как удачно всё сложилось! Зазвонил городской телефон. Трубку взяла моя ассистентка Мила.
- Ветклиника, здравствуйте. Да, сегодня работаем. Конечно, привозите. Нет, по телефону ничего сказать не могу, посмотрим на месте.
Я оторвался от наблюдения за падающими снежинками и посмотрел на Милу.
- ДТП. Собака. Скорее всего, перелом.
- Готовь операционную, Милочка. Сегодня хороший день. Давай постараемся его не испортить...
1
Это душещипательное сообщение было напечтано в лондонской газете "Метро" 23 января 2017 года.

"Это была не забастовка или суровая погода, которые заперли пассажиров поездов компании South West Trains, идущих на станцию Кингстон эпон Темз из Теддингтона. Поезда были вынуждены буквально ползти позади упрямого лебедя, ковыляющего по рельсам впереди целых две мили.

Люди, едущие на работу, были расстроены, а один человек был настолько раздражен тем, что опаздывал на работу, что высунулся из окна и, размахивая ноутбуком в одной руке, безуспешно пытался спугнуть птицу. «Это одна из самых странных вещей, которые я когда-либо видел в своей жизни», говорил он потом.

На станции лебедя благополучно сняли с путей сотрудники специальной службы, вскоре после чего все вернулось к нормальной жизни."

А вот это сообщение я прочитала в газете "Метро" сегодня:
«Очень упрямый лебедь» вызвал настоящее бедствие на маршрутах пригородных поездов, следующих в Лондон, после того, как он сел перед поездом на путях и упорно отказывался сдвинуться с рельсов, несмотря на уговоры персонала.

Железнодорожная компания в это время твиттнула: «Из-за очень упрямого лебедя на линии между Хоув и Worthing все линии в настоящее время заблокированы.» Это продолжалось около 45 минут, поезда были задержаны или вовсе отменены.
2
Рассказали.
Один американец выучился на две профессии: таксидермиста и ветеринара.
Над входом в его клинику висит плакат:
«One way or the other you will get your pet back»
(так или иначе, вы получите своего питомца назад).
3
Эта история - из цикла "нету худа без добра".

В 1950-м, в США, во времена маккартизма, в чёрный список Голливуда был занесён к тому времени знаменитый, успевший снять такую классику нуара, как "Грубая сила", "Обнажённый город" или "Воровское шоссе", режиссёр и продюсер, сын одесских еврейских иммигрантов, Джулиус "Джулс" Дассин. Предупреждали его по-дружески еще в 48-м, что в чёрный список внесут: ну, вот - внесли.
Евреем больше, евреем меньше - их там и так пол-Голливуда было, и с Джулсом расстались, несмотря на регалии.

Помыкавшись без дела пару лет, Джулс рванул в Европу, в Париж, привезя с собою семью, сына Джозефа Айру и двух дочек. Снял свой шедевр "Рифифи". И стал произносить имя и фамилию на французский манер: "Жюль Дассен".

Сын Джо открыл для себя Европу, и после того, как временно вернулся в Штаты, чтобы получить образование, окончательно осел во Франции, став тем Джо Дассеном, которого мы все знаем.

Вот так. А не будь сенатора МакКарти с его охотой на ведьм......
Дело было на картошке. Жили мы дружной компанией рыл так в тридцать недофизиков в большой палате пионерского лагеря. И был среди нас один любознательный товарищ, вечно слушавший новости и по этой причине не расстававшийся с приемником. Разыгрывать его было любимым делом аморальных лоботрясов.

Вот сидит он как-то вечером со своим приемником, слушает новости. Заходит в палату человек и спрашивает - Карпов с Каспаровым как сыграли? Матч как раз шел на первенство мира. Ну, отвечает ему знаток - ничья на 38 ходу. Понятно, спасибо, говорит пришелец и отваливает.

У дверей, как потом выяснилось, с внешней стороны стояли доброжелатели и всех прохожих заворачивали внутрь, спросить насчет Каспарова.

Заходит в палату второй человек, спрашивает - как сыграли-то? Ничья на 38 ходу. Заходит третий, спрашивает. Ничья. Заходит четвертый, пятый, двенадцатый... Знаток злится, ответы постепенно грубеют.

Кончилось тем, что настала очередь Вартана, человека горного и простодушного. Он зашел внутрь, почесался и обратился к присутствующим:

- А кого здесь про Каспарова спрашивать надо?
Нужно было встретиться с клиентом на заводе. Выехал, машин немного. Скорость 80-90. Впереди метрах в 30 машина с багажником на крыше. На крыше привязана дверь. Межкомнатная или еще какая. На дачу, наверное, вез. То ли он ее плохо прикрпепил, то ли вообще не знал, что ее надо крепко привязывать. Вдруг вижу, как порыв ветра поднимает эту деревянную дверь в воздух. Она пролетает над моей машиной и хлопается в трех метрах за моей машиной. Сзади идущая машина резко встала, но вроде никто не пострадал. Если бы я ехал чуть помедленнее, то дверь бы пришлась точно в лобовое. Испугаться просто не успел. Удачи на дорогах.
Дело было в Великобритании.

Мы вернулись из отпуска, сын жалуется на колики в боку, у дочки перелом пальца на правой ноге. В общем, первым делом я засела за телефон, чтобы разобраться с детьми. Из отпуска прилетели в воскресенье вечером, с утра уже всем на работу и в школу.

С утра бегу с младшим в больницу, а у самой в груди побаливает. В больнице ребенка поднять, опустить, поднять - в груди болеть стало сильнее. Выбегая из больницы, я удержалась от искушения спросить там и про себя. Все-таки ведь работу никто не отменял, и я уже опаздывала. В общем, когда сводила младшего к врачу, когда сбегала до работы, когда оставалось полчасика перед визитом к врачу по поводу старшей дочки... Я присела с кофе за столиком в кафе и решила уточнить, что мне с собой делать.

Есть здесь мед.служба по телефону, я ей часто для детей пользуюсь, там все выслушают и скажут: в больницу, в поликлинику, не париться. Если надо, они сразу к врачу запишут. Звоню я, чтобы узнать, мне в поликлинику или в больницу можно зайти (с больницы обычно больше толку, анализы там сдать, нормального врача увидеть). Описываю симптомы, а мне в ответ: "Никуда не уходите, мы высылаем за вами парамедиков". Ну тут конечно скорую высылают, но это когда у человека нож из спины торчит или сдвиг по фазе. Но я-то вроде ничего еще. Я пытаюсь отмазаться, что мне еще в поликлинику со старшим ребенком, а потом я сама приду и сдамся, куда надо, могу сразу в реанимацию. Мед.работник по телефону настаивает, что бы я не двигалась, уведомила персонал в кафе, что едет скорая, и не шевелилась. Вот тут мне реально страшно стало.

В общем, приехала скорая, сделали: кардиограмму, анализ крови, померили давление, поговорили. Утешили, велели купить парацетамол и отправили гулять. Сказали, что их выслали с подозрением на инфаркт.

Вот инфаркт у меня чуть и не случился, пока я парамедиков в кафе ждала. Но зато теперь я точно знаю "моя милиция меня бережет" и, если что, меня спасут.
Как я зекам не дал себя ограбить или Смелость города берёт.

"И даже если разбойник приставил нож к твоему горлу - даже и в этом случае есть надежда", Талмуд
"От всех учителей моих я научился", Царь Давид

Рос я обычным домашним еврейским мальчиком. Единственное, чем я отличался от других еврейских мальчиков - это абсолютным и бесконечным нежеланием учиться. Я не любил ни одного предмета в школе, включая пение, физкультуру, труд, уже не говоря о математике и прочей физике. От скрипки, фортепиано и шахмат я отказался твёрдо, да так, что мои еврейские родители не стали настаивать. Единственное моё занятие было чтение книг. Я читал всё подряд: Купера, Фейхтвангера, Азимова, Стругацких... Моя всеядность доходила до того, что я, сильно охреневая, прочёл пару медицинских учебников, оставшихся у мамы после мединститута. Так я понял, что медицина - не моё.

А учёбу в школе я саботировал по-итальянски - приходил, но нихрена там не делал. Надо ли говорить, что я там слыл абсолютно необучаемым и учителя, заламывая руки, охали моей маме, что-то вроде: "У таких родителей, а такой сын...".

Правда, в 11-м классе я решил, что пора начинать учиться: сильно помогла экскурсия в ПТУ при судостроительном заводе на Подоле - я вдруг понял, что в ПТУ я не хочу вообще никак. За пару месяцев, с помощью репетиторов я нагнал всю школьную программу. До конца школы оставалось ещё несколько месяцев и мы с репетиторами по быстрому прошли институтскую программу по вышке и физике за первый курс техвузов. Учёба мне давалась легко - тут немаловажную роль сыграли сотни книг, которые я "проглотил". Кто знает, может, от многих поколений седобородых талмудистов, чья кровь течёт в моих жилах - мне тоже ума перепало.

В институт (КИСИ) я поступил легко и на первом курсе практически ничего нового не узнал, а после него мне пришлось спешно покидать Украину, по причинам, описанным в моих предидущих историях.

Ещё одно моё отличие от обычных домашних еврейских мальчиков было то, что я не боялся вступать в драку. Нет, я не любил драться и, если честно, всё-же боялся, но я знал чётко: струсишь один раз и тебе конец: пи*дить будут каждый день, а район у нас был сильно криминальным. Несколько раз я был бит, но всегда дрался до конца, уже будучи фактически поверженным - я знал: остановлюсь до того, как нас разборонят - значит зассал, а этого я себе позволить не мог.

И это заметили. Меня зауважали, в том числе и в тогда только зарождавшихся бандах. И хоть я оставался домашним еврейским мальчиком, драться научился прилично. Ещё в нескольких драках я одержал верх. И вот парадокс: чем лучше умеешь драться - тем меньше это нужно: со временем "на районе" меня уже никто не трогал. Но я не присоединился ни к одной банде (там ведь не читали книг (гы!), шутка, конечно - просто не моё).

Но самое главное, что я вынес из того периода: у меня выработался характер, что мне помогает до сих пор, хотя со школьной скамьи я ни на кого руки не поднял.

А однажды мой характер помог мне сохранить свою жизнь. Если бы я струсил - я мог бы без преувеличения уже почти 30 лет быть "на два метра под травой".

Моя тётя жила в другом районе Киева. Однажды, когда мы с мамой были у неё в гостях, тётя попросила у меня сходить в магазин за хлебом. Сходить за хлебом не в своём районе было чревато: можно было быть битым. При чём если в своём районе били один-на-один и до первой крови, то если забредёшь в чужой - бить могли жестоко, толпой и чем это закончится - нельзя было предсказать.

Всё-же, отказать тёте было неудобно, да и какой шанс, что в субботу утром меня тут кто-то вообще заметит? И я пошёл.

То, что произошло со мной через 10 минут превзошло все самые худшие опасения.

Улицы были пусты, до магазина было рукой подать. И тут на улице ко мне подошли два бывших зека. Помню, как сейчас: серая незапоминающаяся одежда и главное: у обоих все передние зубы были золотые. А их лица имели неизгладимую печать зоны. И вот эти двое подходят ко мне: один незаметным движением становится за мной, а другой, глядя мне в глаза жестким волчьим взглядом, говорит: "Малой, деньги есть?".

Почему зеки решили с подростка деньги трусить - я не знаю до сих пор, вроде не их уровень, хотя хрен знает - мож "трубы горели", денег взять в субботу утром больше негде было - понятия не имею.

И у меня сработала моя закалённость в уличных боях: я знал, как себя вести, хотя до этого никогда не пересекался с зеками.

Отвечаю, глядя в глаза зеку спокойно, но без "геройства" - пионеры-герои это не про меня: "Есть"

"Давай сюда."

И сзади мне приставили к рёбрам нож. Сейчас, по прошествии более 30-ти лет, я отлично помню прикосновение острия ножа к моей спине. На уровне инстинкта, я чувствовал реальную угрозу. Но я знал, что если просто отдать деньги - на этом разговор может не закончится: отдал деньги - значит испугался, а это может плохо кончится. Кроме того, я понимал, что не нужно ничего из себя строить: просто быть самим собой.

Отвечаю: "Не могу".

"Почему?"

"Меня тётя послала за хлебом. Если я сейчас вернусь домой и скажу, что у меня на улице забрали деньги, она мне не поверит и подумает, что эти деньги я себе присвоил и вру ей. Мне неудобно перед ней." Сказал и спокойно смотрю ему в глаза - без нажима, но и без подхалимажа - как будто и нет ножа у моих рёбер.

Зек смотрел мне в глаза ещё секунд десять, а может мне только показалось, что так долго. И тут, снова на уровне инстинкта, я вдруг понял: мне уже ничего не угрожает, хотя нож всё ещё был у моих рёбер.

Зек перевёл взгляд на своего товарища, стоящего за мной и тот убрал нож.

А мне он сказал только одно слово: "Ясно". И я был свободен.

"Романтика" тюремной жизни чужда мне. Меня не увлекают рассказы о жизни "на зоне" и прочий мусор. Но я знаю одно: когда люди долго живут в закрытых местах с другими людьми, где нет возможности уйти, а жизнь человека стоит немного - у этих людей вырабатывается способность очень ёмко и точно выражаться.

В простом слове "Ясно", которое мне сказал зек было вложено гораздо большее, чем смысл самого слова: это было уважение на равных к человеку, который не струсил и в экстремальной, по сути, опасной для жизни ситуации - не потерял своих "понятий".

И я спокойно пошёл в магазин: не оборачиваясь и не спеша.

Страх пришёл позже, когда я, принёс хлеб домой к тёте и сел на диван. Но страх был какой-то необычный: у меня заметно задрожали руки и колени, но голова была свободна и мысли были чисты и не затуманены страхом.

Надо ли говорить, что этот случай заметно добавил мне уверенности в себе.

Вчера<< 31 октября >>Завтра
Лучшая история за 24.03:
Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон об индексации пенсий сверх прожиточного минимума. Вроде бы, неплохая такая, «добрая» тема. Вопрос только в том, кто получает пенсии ниже прожиточного минимума? Одну категорию таких граждан я знаю по долгу службы. Это лица, отбывающие уголовные наказания. Те, кто если и трудился, то в основном, в лагере (не пионерском), естественно не совсем добровольно. На воле ведь некогда – украл, выпил, в тюрьму – романтика. Возможно, в эту категорию входят те, кто трудоустроен неофициально, еще те, кто получает «серую зарплату». В общем те, кто почти не пополняет пенсионный фонд. А вот о том, чтобы поднять пенсии тем, кто отработал по 35–40 лет, я как то не слышал. По сути закон сводится к тому, читать дальше
Рейтинг@Mail.ru