Войти | Регистрация
Свежие: анекдоты, истории, карикатуры, мемы, фразы, стишки
Случайные: анекдоты, истории, карикатуры, фразы, стишки
07 февраля 2013

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Вчера в супермаркете попалась на глаза стеклянная банка. На крышке написано: "Лутеница".
Думаю: "Что это может быть?"
Беру в руки, читаю мелкий шрифт: "Македонска национална куйня"
Теперь знаю...
Говорите, Фримэна закосплеить...

Была у моего знакомого "японская бензопила". Только электрическая. С особенностями, кабель у неё убирался в "бардачок", и носилась она в специальном чемодане. В том же чемодане лежал ЗИП в виде цепи, ключей, смазки и прочей дребедени. С убранным кабелем выглядит как обыкновенная мелкая бензопила. Типа "STIHL".

Возвращается он как-то с дачи, и, помахивая чемоданном, идет дворами домой. И встречаются ему навстречу четыре таких "посона" со стандартной завязкой беседы:

- Э, мужик, дай закурить.
- Извините, не курю.

Тогда они делают ему предложение:

- Давай мы тебе наваляем, а ты нам деньги отдашь.
- Да я, типа, с работы, робу видите, откуда деньги, нафиг мне они там?
- Чемодан открывай, чё там у тебя?

Ну, раз просят, так пожалуйста. Вскрывает чемодан, выхватывает эту пилу, снимает защиту (там рычаг специальный), ложит руку на курок, щелкает им (тоже защита, две позиции,нажал-сдвинул), и спрашивает:

- Заводить?

Те с выпученными глазами (а кто их, японцев знает, может она с электростартером, да и вообще сомневаюсь, что они бензопилу хоть раз видели):

- Мужик, ты чё, в самом деле, мы только закурить хотели спросить.

И бочком, бочком, куда-то растворились. А тот собрал чемодан и двинул домой.
В общем, полезный в хозяйстве инструмент.
Довольно жуткая история из моего голожопого детства.

Вы не доводилось бывать ночью на кладбище?
Кладбище ночью и кладбище днём это я вам доложу совсем разные вещи.
Поход на кладбище ночью, в одиночку, среди деревенских пацанов был своего рода экзаменом мужества. Кто-то вызывался сам, редко. Чаще кого-нибудь ловили на "слабо". Происходило обычно всё спонтанно. В каком-нибудь мальчишеском споре кто-то говорил:
- Да ты даже на кладбище ночью забоишься! Да тебе слабо!
- Мне слабо?!!! - возмущался тот. - Да запросто!
И тут начиналось самое интересное.
Бралась какая-то приметная, но не имеющая практической ценности вещь. Кусок крашеной доски, допустим. И ватага пацанов шла на кладбище. Днём, конечно. И там, в каком-то условленном месте этот предмет оставляли. С тем, чтобы ночью тот, чья смелость требовала подтверждения, пошел и эту вещь принёс.
Одно из двух городских кладбищ находилось в лесу в километре от деревни. Мимо шло шоссе, и напротив кладбища была остановка. Вот на этой остановке вечером и собирались. Собирались, ждали пока совсем стемнеет, и рассказывали страшилки, чтоб ещё сильнее взбодрить испытуемого. Потом ему вручался в руки фонарик, и он отправлялся навстречу приключениям.
Или не отправлялся. Бледнел лицом и говорил - Не, пацаны, я не пойду. В другой раз.
Или доходил до опушки и поворачивал обратно. Тоже бывало не редко.
Это не считалось позорным, за это не дразнили и не наказывали. Потому что в ответ всегда можно было получить - Смелый? Вперёд! А даже те, кто там однажды уже побывал, второй раз не рвались. Знали, что это такое. Вообще, довольно жестокая штука, если представить.

Был у нас в деревне парнишка, Вова. Вова был не деревенский. Просто каждый год на лето его привозили к бабке. Так что он был хоть и городской, с одной стороны, но с другой всё-таки свой. И вот однажды Вова попался "на слабо". Слово за слово, и его развели на кладбище. Вова похорохорился, но деваться было уже некуда. Взяли приметную тряпку, пошли на кладбище. Дело было как раз после родительской субботы. Могилы были щедро и привлекательно усыпаны конфетами и печеньем. Но брать с могил считалось западло. Далеко заходить не стали, ряда через четыре могил привязали тряпку к приметной берёзке. Вечером собрались на остановке. Дождались, когда совсем стемнеет.
- Ну что, Вова, не передумал?
Вова, рыхлый, довольно неуклюжий мальчик, был бледен с лица, но отрицательно помотал головой.
- Ну, тогда с богом!
Вове дали в одну руку фонарик, в другую кто-то сунул нательный крестик.
- Ты главное по сторонам не смотри! И когда обратно будешь идти если, не вздумай оглянуться!
Вова пересёк шоссе и шагнул в лес. Свет фонарика ещё какое-то время метался сквозь кусты, а потом исчез. Мы ждали, вяло переговариваясь. Каждый представлял себя на месте Вовы. Бодрости это не прибавляло.
Прошло десять минут. Пятнадцать. Полчаса. Вовы не было. Когда прошло два раза по столько, чтоб не спеша дойти до места и вернуться обратно, мы стали кричать. "Вооооваааа!!!" Ветер шумел в кронах деревьев, и только опушка отбивала слабое эхо. Вот тогда мы испугались уже по-настоящему. Сперва была мысль пойти всей ватагой на поиски. Однако мы от неё быстро отказались. Кладбище не проспект, по нему не пойдёшь толпой. Немного поспорив, послали двоих гонцов в деревню, за кем-то из взрослых. Все конечно понимали, чем это чревато, и жопы чесались заранее. Но сейчас об этом мало кто думал. У каждого в голове металась одна и та же мысль - ЧТО МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ С ВОВОЙ НА КЛАДБИЩЕ?!

Вскоре из деревни, угрюмо матерясь, пришли трое с фонарями. Братья Голубевы, взрослые парни. И все, они впереди, мы сзади, пошли на кладбище. Дойдя до первого ряда оград замерли, прислушиваясь. Потом братья погасили фонари, чтоб присмотреться. И как только фонари погасли, все сразу увидели далеко впереди тусклый свет карманного фонарика. Свет не двигался. "Вашу мать!" - сказали сквозь зубы братья Голубевы, и мы стали пробираться между могилами. Кричать на кладбище ночью почему-то никто не решился.
Страшнее всего было идти последнему. И последний всегда старался выбраться вперед. Так что мы постепенно менялись местами.
Вскоре свет фонарика стал виден отчетливо. Потом стало ясно, что фонарик просто лежит на земле. Потом стало понятно, что он лежит не на земле, а на могиле. Воображение рисовало всякие неприятные картины. Присутствие братьев Голубевых слегка успокаивало.
А потом мы увидели Вову.
Вова сидел на могиле рядом с фонариком.
Мы подошли к могильной ограде, и три фонаря упёрлись в Вову.
Вова сидел на могиле.
Вова сидел на могиле, был синий, и смотрел на нас круглыми пустыми глазами.
Он сидел на могиле, синий, смотрел на нас круглыми пустыми глазами, и ЖРАЛ, СУКА КОНФЕТЫ!
За обе щёки. Вокруг него, на могиле и возле, валялся огромный ворох фантиков.

Поняв, что пришли за ним, синий Вова встал, прожевал конфеты, отряхнулся, и сказал тихим испуганным голосом:
- Из-звините. Я з-за-аблудился.

Заикался он ещё с месяц. А пиздюлей по итогу получили конечно все.
История начала 2000 годов. Тогда всякие там портативные устройства были еще в новинку, как ни удивительно теперь это кажется.
Едет в метро молодой человек с ноутбуком, и при этом бессовестно на нем работает. А народ-то переживает. Как это так - у нас нет, а у него есть. Вывод - богатенький... И начинают перешептываться особо недовольные по этому факту.
А молодой человек, доехав до своей остановки, встает и произносит: "Я не богатенький, я умненький :)"
Из офисного. О переносе сроков.
Договариваюсь по телефону с клиентом о встрече на 4 февраля. Заходит секретарша босса, принесла документы. Кладет бумаги на мой стол, при этом слегка нагнувшись. Пялюсь туда, куда нормальный мужик не может не пялиться. В этот момент клиент уточняет:
- Четвертого?
- Да, - говорю, - четвертого.
Секретарша (доверительно так, полушепотом):
- Между прочим, пятого...
Сука, перенес встречу...
Сидели с друзьями в пивном ресторанчике. И видимо хорошо так сидели, потому что заговорили про работу.
Один из друзей работает в банке, и как-то так с гордостью:
- Банковская система - это как кровеносная система экономики, куда дошли деньги та отрасль развивается, а куда инвестиции не дошли - капут. Гангрена.
Да... призадумались друзья, и как-то потянуло всех на креатив:
- А связисты - это как будто нервная система в организме экономики!
- Да. Да. Да.
Дружно согласились все с оратором.
- А сырьевые отрасли - это как скелет, на котором все держится!
- Да. Да. Да.
В воздухе уже запахло мозговым штурмом и синергией.
- А тяжелая промышленность - это как бы ноги!
- А легкая промышленность - это как бы руки!
- А правительство - это как бы голова!
- Да. Да. Да.
- А вот ЖКХ, ребята - это жопа!
Все лежат под столом. Занавес.
Ду вонт сикс?
Приехал я недавно из Германии в почти родную Эстонию. Почти – потому, что Родина все-таки одна. У меня это Тундра. Хибинская. Стою в начале улицы Виру в центре Таллинна. Дышу и не могу надышаться свежим морским воздухом, гляжу на Старый Таллинн и не могу наглядеться на Ратушу, башни, крепостные стены! До сих пор поражает их изящество, вкус. Похоже на Заграницу. Но не на Германию, хоть город бывший немецкий. У немцев со вкусом проблемы –толи все изящное во время войны союзники разбомбили, толи, судя по сохранившемуся - всегда так было. Тяжеловесный прусский стиль.
А здесь скорее на Венецию похоже, но без каналов, не успел Петр их нарыть. А что нарыл в Кадриорге - эстонцы засыпали. Правда, сейчас мучаются, обратно откапывают. Оценили. А вот памятник Петру вряд ли восстановят - пустили его в годы Первой республики на мелкие медные деньги. Восстановить такой только Империи под силу. Но эстонцы об Империи не скучают. Однако стали умнее – Бронзового солдата просто перенесли. Хоть и со скандалом.
Кстати о том старом скандале. В вопросе толерантности русским скромнее надо быть. Вы можете представить себе монгольскую буддистскую пагоду на Красной площади в Москве, высотой в две Спасские башни, им. Чингиз-хана и с портретами Батыя, Мамая, Тамерлана и т.п. ?
А вот в Таллинне на Вышгороде напротив Эстонского Парламента стоит действующий православный Кафедральный собор Александра Невского московского Патриархата. Ну и как вам?
Кстати, здание, как и все в Старом Таллинне, очень изящное.
Вы, конечно, меня правильно поняли – люблю Эстонию. Но без крайностей – когда приехал старый друг из России, мы с ним в Старом Таллинне не Вана Таллинн пили, этой отравой мы ещё в молодости переболели. Пили красное Олд Тбилиси. Очень способствует, хоть и не патриотично со всех сторон. Ну, это я сильно отвлекся.
Продолжу. Стою в начале улицы Виру. Снег идет и только подчеркивает красоту Старого города. Настроение благостное, утро, а никуда спешить не надо.
Подходит девушка и что-то спрашивает по-иностранному. Но не по-немецки, я это наречие знаю. И не по-эстонски – я его не знаю, но отличить от другого где угодно смогу. (Кстати, во времена Первой Республики население говорило на трех языках – немецком, эстонском и русском. В школе все три учили. И чиновники все три знали. А государственным был тот, чья сегодня власть в городе.)
Я в Германии привык, что народ общительный, спрашивают, рассказывают, просят помочь, сами помогают. Да и побирушки ко мне пристают. Видят, наверное, хорошего человека. Неудобно как-то разочаровывать. И таксу знаю – 1 ойро. Вернулся обратно – и в Эстонии приставать стали. То ли народишко пообнищал, то ли у меня на морде лица написано, что я такой добрый. А я не такой добрый. Но когда эстонец попросил по-русски: « У вас не найттётся несколько евроцентов?» - удержаться не смог и дал евро, но как и просили – евроцентами.
Тот пересчитал их, расцвел: « Так эттоже совсем хоршоо!»
Ну и стоило ради этого вступать в Европу и переходить на евро?
Всё, кончаю отвлекаться. Продолжаю про девушку.
Напоминаю тем, кто забыл. Стою в начале улицы Виру в Старом Таллинне, умилённый и благостный. Подходит девушка и спрашивает на непонятном мне языке. В таких случаях, когда по- иностранному, я сразу на немецкий перехожу, в Европе его худо-бедно понимают, а в Германии без него совсем никуда. Так что у меня рефлекс выработался. Да и перед девушкой покрасоваться знанием иностранного языка хочется, знай наших, не из тундры!
И я ей : «Ентшульдиген зи битте , вас?» Мол, извините пожалуйста,что?
Она снова ту же фразу, и я уже что-то улавливаю. По-английски. И явно спрашивает – вначале фразы глагол «ду» . По-английски я до десяти считать умею и слово сикс – шесть тоже разобрал. Если про время спрашивает – какие, к черту, шесть часов, давно одиннадцать. А если денег просит – уже писал, что больше евро не подаю (меньше не получается – стыдят). А тут шесть! Но помочь хочется, тем более, что девушка симпатичная. Правда глаз подбит и запудрен. Может у неё с глазом проблема? « Зи хабен айн проблем?» спрашиваю. Вид у нее слегка оторопелый, но продолжает долбить свою фразу, и теперь я могу её даже фонетически воспроизвести: «Ду вонт сикс?» - но чего шесть все равно не понимаю. Может девушка русская и мы как два идиота ломаем голову и язык? Спрашиваю её : «Шпрехен зи русишь?» - говорите ли по- русски?
А она снова по-еврейски, вопросом на вопрос: «Ду вонт сикс?»
Понял, по-русски девушка не понимает. В школе плохо училась. И на очередной её вопрос ответил: «Их ферштее нихт» и развел руками.
Язык жестов понимают все, особенно хорошо это получается у итальянцев. Девушка же явно не итальянка – светленькая. Да и откуда итальянцы в Эстонии? Не итальянка, но всё равно поняла, что помочь я ей ничем не могу. Несмотря на всю её настойчивость. Не владею я иностранными языками на должном уровне. Развернулась и пошла себе. Но я думаю, народ здесь отзывчив к чужой беде. Разберутся, помогут, если что.
Но вот интересно, чего девушка все-таки хотела? Приду домой, спрошу у супруги. Она то у меня английский знает. Не раз мне говорила: «УЧИ АНГЛИЙСКИЙ, ТУНДРА ХИБИНСКАЯ!»
Спросил. Говорит, что не понимает. Молодежь, вы же языкам обучены, растолкуйте.
Девушку жалко.
Как надо строить дороги.

Глядя, как закатывают рабочие ямы на дороге , вспомнил я, как лет двадцать назад ехал попуткой из Донецка в Ростов.
- Эта трасса Донецк – Ростов, наверное, одна из лучших в СССР, - рассказывал водитель грузовика. - Сколько езжу по ней - и не помню чтобы ее кто–то ремонтировал. И ни одной выбоины на дороге. А знаете почему?
В 1946 году эту дорогу делали пленные немцы. Вместе с ними работал вольнонаемным мой отец. Лето, жара градусов под 30. На одном участке дороги пленные немцы укладывают на щебень горячий асфальт. Руководит работой инженер из пленных немцев. В тени под деревом с автоматом наблюдает за ними охранник. Туча закрыла солнце, и тут же инженер даёт команду прекратить укладку асфальта. Увидев это, охранник подбегает к инженеру и орет, наставив автомат: "Ты что делаешь, фашистская сволочь, саботаж устраиваешь! А ну, приказывай продолжать работу, иначе я тебе сейчас изрешечу!" "Нихт температур!" - говорит инженер. И пальцем на тучу в небе показывает. И как не угрожал ему охранник, только когда солнце появилось, инженер дал команду продолжать работу.
Эх, нам бы таких инженеров, давно бы коммунизм построили.
У меня дочка лет в 4- 5 стала спрашивать:
- а что, все люди умирают?
- да, все умирают
- и их в гробик кладут?
- кладут, да
- и в земельку закапывают?
- ну да, закапывают.
- а душа их с неба смотрит?
- да, а душа на небе...
- а к ним на могилку в гости ходят, цветы и конфетки приносят?
- да, к ним на могилку приходят...
- а ты какие цветочки любишь? - спросило меня дитя ))))
Стоял я в аптеке, ждал, пока лекарства принесут, и тут к соседнему окошку подходит парень, вроде молодой. Только сутулый, уставший, под глазами - чернота. И спрашивает мрачно у продавщицы:
- Дайте, пожалуйста, что-нибудь от детей...
Продавщица ему, естественно: презервативы, мол?
Он говорит: "Нет... не то... Ща..."
Ну продавщица думает, пытается угадать: противозачаточное? лубриканты? тесты?
Парень говорит: всё, мол, не то.
И потом усилием воли выдаёт обречённым голосом:
- Ношпы мне дайте... Да...
Продавщица ему:
- Так ведь это же не от детей, это спазмолитик. Может, виагру?
- Нееееееееееееет!!!... Ношпы дайте... От головы... Голова болит... от детей...
10
Я долгое время работаю в двух ресторанах вышибалой. И расстояние между ресторанами около 100 метров. Иногда, когда заканчиваются дорогие напитки в одном из ресторанов, мне приходится нести эти напитки с другого ресторана. И как-то, около половины второго ночью, мне пришлось выставить двух парней в довольно-таки в грубой форме, за нехорошее поведение. Эти два парня, бросив в мой адрес пару ласковых слов, уходят (это ночные рестораны, время работы с 20.00 до 05.00). И в этот момент мне звонит бармэн с другого ресторана и просит срочно принести бутылку "донпергнен" (это шампанское). Я беру в баре бутылку и бегу в другой ресторан. Так как я всё время занимаюсь спортом, бегаю я довольно быстро. Держа в правой руке бутылку, я во весь опор несусь по тротуару. И те два парня, которых я выставил, стоят на тротуаре и разговаривают. Как вы думаете, о чём они подумали, когда увидели меня несущегося прямо на них с бутылкой в руках? Признаюсь чистосердечно, ту скорость с которой они вчистили, мне никогда не развить. К счастью, на трассе не оказалось машин, когда они перелетали через дорогу и всё кончилось моим истерическим смехом. Прошу прощения за грамматику, так как я почти 20 лет живу в Австрии, русский немного позабыл. С/у Венский.
ЛЕГЕНДЫ МОСКОВСКОГО "СПАРТАКА"
Рассказывают, однажды после проигранного с минимальным счётом матча вратарь Владимир Маслаченко пришёл к начальнику команды Старостину с раскладным метром.
Принялся доказывать, что в пропущенном голе не виноват:
- Николай Петрович, вот смотрите - я стою у ближней штанги, при замахе нападающего приседаю. От моих рук до перекладины - сорок сантиметров. Но я достаю до тридцати. А мяч нырнул в оставшиеся десять.
- Володя, всем известно, что диаметр футбольного мяча - 22 сантиметра...
ЛИМОН

Поймут прикол только собачники, но постараюсь пояснить.
Псо очень любит клянчить еду, это спорт такой. Миска стоит полная, но интереснее с рук получить хоть жалкую корочку хлеба. Глаза и рожа – как у профессионального нищего: «Я три дня не ел, дайте мне хоть что-нибудь…»
И вот сижу, отпиливаю кусочки от лимона и ем. Полезно в гриппозное время года. Псо подходит и начинает заниматься любимым развлекаловом.
Собаке понюхать лимонную цедру – это страшный удар по носовым рецепторам, даже хуже перца, но псо продолжает настаивать – ДАЙ!
Даю.
Мопсовую рожу и без того причудливо устроенную перекосило ТАК, что мне показалось сейчас у него глаза вывалятся и по полу покатятся. Но! Он же сильный, он же крутой! Он принципиальный (все выклянченное непременно съесть)!
Он прожевал ломтик лимона, с натугой сглотнул и с этаким достоинством прошествовал к миске с водой.
Где принялся хлебать так, что брызги летели по всей кухне.
Занятие в старшей группе детского сада: составить задачу на сложение или вычитание.
Одна девочка – «на дереве сидели две кошки, прилетели еще три кошки, сколько осталось?»
Разбор полетов: 1) кошки не летают, 2) если что-то добавилось, то не «сколько осталось?», а «сколько стало?»
Очень переживала.
Детсад «Колосок», группа «Румяные щечки»

Селенин
К прошлой истории дня о Пермяках. которые вешали цитаты из Конституции РФ.
Похожая ситуация была у нас в прошлом году в Талдыкургане, коммерсанты понаставили билборды и вешали туда фотки Назарбаева с цитатами из его выступлений, типа думая что эти билборды, незаконно установленные у них никто не заберет. Несмотря ни на что отобрали!
Они потом по телевидению жаловались, на имя Президента писали, типа мы хотели как лучше, а власти мочат на местах все ваши поручения и все такое. Хотя на деле они там время от времени продавали место для рекламы
Обычно делают билборды и тупо ставят на улице, а начинают власти сносить - поднимают хайвай и требуют возместить убытки, связанные с незаконным сносом конструкции, а эти пошли дальше - на них фотки и слова Назарбаева повешали, как гарантию от сноса.
Не так давно прочитал воспоминания одного известного писателя об его детстве и о пионерлагерях. Взгрустнулось. Вспомнил, как это было у меня. Мне исполнилось восемь лет, и я потребовал от родителей отдать меня в пионерский лагерь. Родители непритворно удивились. Все мое понимание что такое пионерский лагерь базировалось на книжках с суровым уклоном в пионерию, и на посещении того самого лагеря зимой. В зимнее время четыре теплых корпуса превращались в базу отдыха выходного дня. Родители брали отгул па пятницу, и три дня семья отдыхала в комфортабельных комнатах теплых корпусов. Почему-то селили только на второй, верхний этаж, и получалось, что в корпусе было максимум две дюжины постояльцев, к услугам которых и телевизор в холле, и пинг-понг на первом этаже, и санки, и все что душе угодно. Кормили «от пуза», ведь путевки были за полную стоимость, и буфет с кучей вкусностей за наличные, бильярд, и баня за те же наличные, и, чего там греха таить, пиво и любые иные напитки для взрослых, по ценам выше магазинных, но доступным. Начало восьмидесятых не баловало обывателей обилием товаров в магазине и качеством услуг. Подобные путевки были отдушиной от повседневности. В этом была своя эстетика, мы не просто сидим дома – мы отдыхаем за городом. Все равно что сейчас рвануть на Кипр на выходные, крутость того же порядка.
Родителей естественно уговорил, мне «достали» путевку в пионерлагерь, в поликлинике получили справку, собрали чемоданчик белья и усадили в автобус. Первое что меня поразило – имя отряда. Он назывался «Дружные и умелые», рядом были чуть старше «Сильные и ловкие», и еще кто-то под подобным названием. Все были маленькие, стриженные наголо, в дешевеньких шортах и футболках, с потертыми чемоданчиками. Рядом строились такие же пацаны, но в красивых и ярких рубашках «Олимпиада 80», в кроссовках Адидас, и вместо чемоданов у них были спортивные сумки. Назывались их отряды «Элегия», «Лира», эти значит с творческим уклоном, еще были «Следопыты» и «Витязи». Выяснилось, что мы-то простые, по профсоюзной линии, дети работяг, ИТРовцев и прочего низового звена, а «Следопыты» и прочие «Лиры» это по той же профсоюзной линии, но с уклоном. Отряды с уклоном сплошь состояли из детей и внуков начальников отделов, директоров магазинов, профессуры и творческой интеллигенции. Их разместили по теплым корпусам, с душем на три комнаты, теплым сортиром и тем самым телевизором и пинг-понгом. Иначе как «они» их не называли. Нас заселили в «летние корпуса». Зимой мне казалось, что это заброшенные постройки, по недоразумению не снесенные руководством лагеря. Ан нет, это летние корпуса. Летом, в августе, на Урале, не так уж и тепло, ночью около десяти градусов тепла - обычное явление. Отопления в корпусах естественно не было, никакого. Остекление одинарное, щели в палец толщиной. Утречком умывание холодной водой, те же десять градусов, на улице. Труба, кран, желоб по которому вода сливается в яму. Дождь? Туман? Ну и что, умываемся дети. Туалет кстати тоже на улице, но там и воды нет, просто выгребная яма. Помывка в раз в неделю в душевой. Мальчики отряда, двенадцать детей и шесть леек. Через пятнадцать минут идут девочки, на те же пятнадцать минут. «Они» же жили в теплых корпусах, в которых отопления отключено, но было нормальное остекление, горячая вода и электричество. Не буду врать, электричество было и у нас. Четырьмя лампочками, ватт по шестьдесят каждая. Комната мальчиков, двенадцать коек впритык, никаких тумбочек, стульев, столов. Одна лампочка. То же самое у девочек. Это значит еще одна лампочка. Общая прихожая, вешалки под одежду, и стойка под обувь, кстати, ходить внутри «корпуса» в уличной обуви запрещалось, читай ходили босиком. Лампочка. Комнатка в пять квадратных метров для двух вожатых, это четвертая лампочка. Нормальный такой барак. К концу смены пацанов осталось восемь, остальные сбежали. Они смогли прорваться к телефону и позвонить родителям. Уверен, что осталось бы нас еще меньше, но телефон был в пионерской комнате, куда естественно не пускали. Нас кормили четыре раза в день, обильно, не вкусно, и отдельно от «они». Наша столовка, старое одноэтажное здание барачного типа, располагалась в самом дальнем углу территории. Воняло там знатно. «Они» питались в новой столовке, в той, где были бильярд, баня и буфет. На входе всегда стояла вахта, почетный караул у знамени отряда. Функция караула проста, хранить знамя и вход от всякого сброда вроде нас. Не буду врать что там происходило в бане, или у бильярда. Может вожатые устраивали себе отдых, а может быть и нет, нам этого видно не было. Скажу за то, что видел. Нас отправляли два раза в неделю на «огород», помогать, «они» огорода не видели, о нем мало кто знал, он был вообще за территорией лагеря. По пришествию лет, уже совсем не уверен что этот огород имел прямое отношение к лагерю, возможно, он имел отношение к директору? Это было не так унизительно как маршировка и разучивание пионерских песен. Каждый день, после завтрака и перед ужином мы занимались идиотизмом. Орали «Взвейся кострами», по пять, десять раз подряд. «Они» то же орали, один раз. Нам сказали, что мы продемонстрируем свое умение на закрытии смены. Закрытие смены для нас было одно, для «они» другое. Тогда этого никто не знал. Была торжественная линейка, мы проорали свою «Взвейся кострами» в двухсотый раз, сели в автобусы и поехали домой. «Они» остались. У них вечером был костер. «Пионерский костер» я так никогда и не увидел. Много позже, будучи студентом, в одной компании мне довелось услышать восторженный рассказ ровесника о том, как классно было в пионерском лагере после второго класса школы, какой классный был костер, как они отлично проводили время на пляже, как вкусно их кормили, и как они играли на бильярде, когда это надоедало вожатым. Еле сдержался чтобы не дать ему в морду. А вы говорите равенство и братство.

Вчера<< 7 февраля >>Завтра
Лучшая история за 11.05:
Недавно мне сын говорит, что ночью слышит голоса какие-то. Я не верил. А когда лег в его комнате ночью, то сам чуть не поседел. Гребные китайские рации в коробке с игрушками ловили диспетчера такси.
Рейтинг@Mail.ru